Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-15184
Author(s) of the publication: Л. Г. СУХОТИНА

share the publication with friends & colleagues

V. NAHIRNY. The Russian Intelligentsia. From Torment to Silence. New Brunswick - Lnd. Transaction Books. 1983. 200 p.

Наметившаяся еще в начале века склонность многих буржуазных авторов видеть историю в идеале как методологически и концептуально строгую научную дисциплину в условиях научно-технической революции проявляется в ее "сциентизации", вылившейся в использование методов других наук. Появляется "новая научная история", ориентированная на междисциплинарный подход1 . При этом ведущей тенденцией "новой научной истории" становится обращение прежде всего к социологии, ее теориям и методам, выводам и обобщениям.

Книга профессора Нью-йоркского университета Владимира Нагирного об истоках русского революционного демократизма принадлежит к числу работ, в которых воплотились характерные для "новой научной истории" черты, и представляет собой результат более чем 20-лет-дих изысканий автора2 , демонстрирующего знание источников (трудов В. Г. Белинского, А. И Герцена, Н. Г. Чернышевского, Н. А. Добролюбова) и исследований советских историков по проблеме. Специализирующийся в области этносоциологии, В. Нагирный рассматривает революционно-демократическое движение, своеобразие мировоззрения и психологические качества его представителей с точки зрения присущих данной социальной группе ментальных структур (французское "mentalite" означает стиль мышления - совокупное выражение социальных, экономических взглядов, эстетических представлений и верований)3. Автор ищет решение проблемы генезиса русского революционного демократизма прежде всего в понимании причин складывания "идеологизированного менталитета" радикальной интеллигенции, ее "фанатизма" и "нетерпения" в проведении своих социальных программ (с. 88).

Анализ существа революционно-демократических теорий В. Нагирный принципиально отвергает, считая его малоэффективным и даже бесполезным. По его мнению, чувства враждебности революционеров к существовавшему строю были настолько всеобъемлющи и, соответственно, обвинения в его адрес до такой степени "генерализованы", что невозможно отыскать даже какую-либо условную ценность или традицию, которую бы они не отвергали (с. 107 - 108).

В качестве нового элемента в методологическом аппарате, с помощью которого западные авторы пытаются подойти к изучению исторической реальности "изнутри", с позиций "интеллектуальных характеристик" данной эпохи4 , анализ


1 Подробнее см.: Могильницкий Б. Г. Тенденции развития современной буржуазной исторической мысли. - Вопросы истории, 1987, N 2.

2 В. Нагирный выступал со статьями еще в начале 60-х годов (см. Nahirny V. The Russian Intelligentsia: From Men of Ideas to Men of Convictions. - Comparative Studies in Society and History, 1962, vol. 4, N 4.

3 См. напр., Confino M. Russian Customary Law and the Study of Peasant Mentalite. -The Russian Review, 1985, vol. 44, N 1, p. 36.

4 Burguire A. The Fate of the History of Mentalites in the Annales. - Comparative Studies in Society and History, 1982, vol. 24, N 3, pp. 430, 431.

стр. 152


"менталитета" отдельных социальных групп, как и общества в целом, получает в буржуазной науке все более широкое признание5 . Являясь следствием и выражением процесса ее "сциентизации", такой подход отразил в себе не только влияние социологии, вылившееся в стремление с ее помощью понять внутреннюю динамику отдельных социальных групп, но и этнографии, воздействие которой проявилось в обращении к изучению внешне малозаметных, подспудных явлений духовного мира человека6 .

Вместе с тем признание В. Нагирным историчности индивидуального мировосприятия, обусловленности его эпохой должно бы логически вести к рассмотрению исторической обстановки, в которой личности формируются и действуют. В таком случае можно было ожидать от автора анализа ситуации в России в период зарождения и развития революционно-демократической идеологии, рассмотрения того, что подвергалось критике и не принималось ее носителями, объясняло их "фанатичную" приверженность к своим радикальным идеям. Более широкий взгляд был тем более необходим, что вопреки распространенным до сего времени в буржуазной историографии трактовкам В. Нагирный отнюдь не считает русских революционных демократов мыслителями, рассматривающими свою теоретическую деятельность как самоцель (с. 6). Напротив, он видит в них деятелей, стремящихся создать такой род идей, который дал бы им "твердое основание" для осмысления собственной жизни (с. 71).

Более того, автор заявляет о своей неудовлетворенности распространенными в буржуазной литературе определениями русской революционной интеллигенции как изолированной от общества и государства группы, взгляды которой были обусловлены психологией социальной отчужденности. Он объясняет появление подобного рода определений отсутствием строго очерченного объекта исследования и требует более точного осмысления понятий "феодализм", "буржуазия", "крестьянство", "дворянство" (с. 18). Но эти декларации автора остаются нереализованными в книге. В противоречие с ними вступает представление, будто мировосприятие революционной интеллигенции, ее мышление и чувства, а следовательно, политические настроения и взгляды определялись исключительно личной неустроенностью многих дворян, из среды которых, как утверждает он, вышла в своем подавляющем большинстве радикальная интеллигенция.

В. Нагирный признает, что протест "новых людей" 1860-х годов не был просто символическим актом мятежа против давления родительского авторитета и традиционных норм этики и морали, но представлял собою "обобщенное отрицание" существовавших социальных институтов, форм и норм общественной жизни. Однако причины "конфликта поколений" он усматривает отнюдь не в осознании представителями передовой интеллигенции факта разложения изживавшего себя самодержавно-помещичьего строя, а в чувстве отчужденности их от своего класса, утрате ими наследственного места в системе социальной иерархии (с. 157, 158).

Согласно утверждению В. Нагирного, подрыв реформой 1861 г. поместной системы, традиционных для нее методов хозяйствования, всего стиля жизни и духовного мира дворян коренным образом изменил статус поколения 60-х годов XIX века. Представители многочисленного мелкопоместного дворянства, лишившись прочной семейной и материальной опоры, оказались вне своего класса (с. 157, 169). Результатом явилась коренная переориентация их поведения, "новые образцы" которого, совершенно не укладывавшиеся в существовавшую систему ценностей, явили собою Белинский, Чернышевский, Добролюбов - предшественники и кумиры этого поколения. Поэтому они, как полагает В. Нагирный, представляют собой "ключевые" фигуры для понимания происхождения революционной демократии с ее уникальным стилем мышления и чувствованиями. Обладая большими творческими способностями и талантами, но являясь людьми простого происхождения, они осознавали себя "аутсайдерами" в аристократических салонах "свободных литераторов" с их гордой независимостью от официального духа.


5 Подробнее см. Гуревич А. Я. "Новая историческая наука" во Франции. В кн.: История и историки. 1981. М. 1985; Могильницкий Б. Г. Ук. соч.

6 См. Levi-Strauss C. Histoire et ethnologic- Annales, 1983, a. 38, N 6.

стр. 153


Достичь положения последних, войти в этот мир, манивший своей самостоятельностью, - такова, до мнению автора, заветная мечта первых радикальных мыслителей, определившая смысл их идейно-теоретических исканий и действий. Невозможность попасть в привлекавшую их среду была тем главным фактором, который якобы обусловил не только присущее радикальной интеллигенции предубеждение против существовавшего социального порядка, но и особую привязанность к своим идеям, ставшим для нее смыслом всей жизни (с. 118, 119). Конечным же результатом явились будто бы "тотальность" идеологической ориентации революционных деятелей и "авторитарный синдром", полностью освободившие их от какой-либо личной ответственности (с. 77, 80 - 81, 163 - 168).

В этих утверждениях явственно проглядывает идеологический контекст работы. Особенно отчетливо ее политическая заданность проявляется в выводах автора, что будто бы свойственный революционным демократам "доктринерский радикализм" стал затем господствующим стилем жизни России более чем на столетие (с. 115).

Таков результат демонстрируемого В. Нагирным подхода к социальному анализу революционной демократии, замкнутого упрощенно-социологическими рамками, ограничивающегося исследованием изменений лишь внутри одной социальной группы - дворянства. Вне поля зрения автора остаются общая панорама социально-экономической и политической жизни России, наличие такой общественной революционной силы, как крестьянство. Соответственно остается непонятой социальная ориентация революционных демократов, позитивный смысл их исканий, заключавшийся в настойчивом желании теоретически обосновать ведущую общественно-историческую роль крестьянства, понять основу и содержание его революционных устремлений.

Отнюдь не личная неустроенность поколения разночинцев и не порожденная ею психология отчужденности, но чувство несправедливости существовавшего порядка, особенно обострившееся в обстановке переходной эпохи, а также неосознаваемый до конца реальный смысл происходившей ломки и действительных позиций крестьянства, побуждали революционных демократов к напряженным исканиям. Самоотвержение, готовность пожертвовать собой ради высоких идеалов, гуманизм и строгая нравственность революционно- демократической интеллигенции, ее ревностное служение своим идеям - все эти качества американский историк трактует как идеологизированный менталитет", обусловленный нарушением "культурной преемственности" и якобы порождающий примитивную мораль, восприятие мира лишь в черно-белых тонах (с. 16).

Попытка В. Нагирного рассмотреть проблему генезиса русской революционной демократии сквозь призму "ментальности" не привела к успеху. Чтобы понять представления людей о самих себе, об окружающем мире и своих отношениях с ним, важно осмыслить не только состояние и движение того, общественного слоя, которому они обязаны своим происхождением, но общую картину общественных противоречий. Упрощенная же трактовка развития страны, сведение его к изменениям лишь внутри дворянства порождают ложные представления о характере и своеобразии общественно-политической борьбы.

На словах решительно отказываясь от распространенного в буржуазной литературе мнения об обусловленности взглядов русской революционной интеллигенции ее социальной отчужденностью, которое автор называет бездоказательным и "далеким от истины" (с. 146), он все же не отходит от этой догмы. Его позиция отличается лишь иным пониманием границ этой отчужденности. В освещении В. Нагарного стиль мышления и взгляды революционной демократии порождены не тем, что она оказывается вообще вне социальной структуры России (в этом состоит смысл утвердившихся в буржуазной историографии трактовок), но утратой ею своего наследственного места в этой структуре.

Книга В. Нагирного еще раз свидетельствует о тщетности попыток буржуазной историографии, лишенного надежных научных ориентиров, сойти с накатанной колеи, отыскать дорогу к действительно объективному познанию прошлого.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/Рецензии-В-НАГИРНЫЙ-РУССКАЯ-ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ-ОТ-МУЧЕНИЧЕСТВА-К-МОЛЧАНИЮ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Л. Г. СУХОТИНА, Рецензии. В. НАГИРНЫЙ. РУССКАЯ ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ. ОТ МУЧЕНИЧЕСТВА К МОЛЧАНИЮ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 09.02.2019. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/Рецензии-В-НАГИРНЫЙ-РУССКАЯ-ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ-ОТ-МУЧЕНИЧЕСТВА-К-МОЛЧАНИЮ (date of access: 26.04.2019).

Publication author(s) - Л. Г. СУХОТИНА:

Л. Г. СУХОТИНА → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
90 views rating
09.02.2019 (75 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Мистический корень победы Владимира Зеленского на выборах Президента Украины. The mystical root of the victory of Vladimir Zelensky in the election of the President of Ukraine.
Catalog: Философия 
3 days ago · From Олег Ермаков
Революция Коперника, поставившая Землю в безличный ряд небесных тел, лишив ее исключительности, порвала тем в лохмотья исконную слитность Вселенной и Зрящего. В час этот в наших очах рухнул Мир.
Catalog: Философия 
9 days ago · From Олег Ермаков
Мы и звездные Братья в едином строю. We and our star Brothers are in one line. The Anthrops of the Universe, to which belong the anthrops of the Earth humans, constitute a single order. This article of mine tells about principles of its composition.
Catalog: Философия 
15 days ago · From Олег Ермаков
Рецензии. Е. В. АНИСИМОВ. РОССИЯ В СЕРЕДИНЕ XVIII ВЕКА. БОРЬБА ЗА НАСЛЕДИЕ ПЕТРА
Catalog: История 
17 days ago · From Россия Онлайн
400-ЛЕТИЕ ПЕРВОГО РУССКО-ГРУЗИНСКОГО ДОГОВОРА
17 days ago · From Россия Онлайн
ПРАВДА ОБ А. Г. ШЛЯПНИКОВЕ
Catalog: История 
17 days ago · From Россия Онлайн
ДОБРОВОЛЬНЫЕ ОБЩЕСТВА ЛЕНИНГРАДА 1920-Х ГОДОВ
17 days ago · From Россия Онлайн
Рецензии. Ю. А. ПОЛЯКОВ. СОВЕТСКАЯ СТРАНА ПОСЛЕ ОКОНЧАНИЯ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ: ТЕРРИТОРИЯ И НАСЕЛЕНИЕ
Catalog: История 
17 days ago · From Россия Онлайн
Металлы как слуги землян в их возврате в Луну, Лоно их. Metals as servants of earthlings in their return to the moon, their Bosom.
Catalog: Философия 
18 days ago · From Олег Ермаков
В. И. ПЕТУХОВ. У истоков борьбы за единство и независимость Кореи. М. Наука. 1987. 236 с.
23 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Рецензии. В. НАГИРНЫЙ. РУССКАЯ ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ. ОТ МУЧЕНИЧЕСТВА К МОЛЧАНИЮ
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones