Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!
Иллюстрации:

Libmonster ID: RU-7008

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

ЖОРЕС Ж. Сочинения. Тексты, собранные, подготовленные и снабженные примечаниями Макса Боннафу. Т. IX. За мир. На краю пропасти.

JAURES JEAN. Oeuvres. Textes rassemblés, présentés et annotés par Max Bonnafous. T. IX. Pour la paix. Au bord de l'abime. Paris. 1939. 400 p.

IX том сочинений Жореса издан в 1939 г., в дни, когда Франция вновь оказалась "на краю пропасти". И - злая ирония судьбы! - протестующий голос Жореса снова, вторично, оборван империалистической войной, ввергнувшей на этот

стр. 129

раз Францию на дно пропасти. Издание сочинений Жореса, начатое в 1931 г. и рассчитанное на 20 томов, прекратилось на IX томе.

Борьба за мир, против надвигающейся войны - вот основное содержание IX тома. И в свете современных событий старые, отдаленные от нас почти тридцатилетним сроком статьи и речи Жореса не только сохраняют свою историческую ценность, но и приобретают новый, почти злободневный интерес.

IX том, как и ранее вышедшие, построен на тематическом единстве материала. Он объединяет важнейшие статьи и речи Жореса по вопросам внешней политики и военной опасности за 1912 - 1914 гг.; в этом смысле он является продолжением V и VII томов, посвященных этим же вопросам за предыдущие годы.

После Агадира, марокканский вопрос, итало-турецкая война, первая и вторая балканские войны, цабернский инцидент, внешняя политика европейских держав 1912 - 1914 гг., сараевское убийство, июльский кризис 1914 г., борьба за мир - вот основной круг событий и вопросов, освещаемых Жоресом на страницах IX тома.

В томе собраны статьи Жореса из "Humanite", "La dépéche de Toulouse", "L'avenir socialiste" и других периодических изданий; речи Жореса в палате депутатов (по официальным отчетам) и, с меньшей полнотой, выступления Жореса по частным поводам: речи на избирательных собраниях, международном митинге в Брюсселе и т. п.

Однако редактор и составитель тома Макс Боннафу, стремящийся придать своей редакторской работе характер "бесстрастно-академического" труда, скорее преднамеренно чем случайно не включил в том некоторые очень важные для понимания позиции Жореса в кризисные дни 1914 г. документы. Так например не включена беседа Жореса с помощником Вивиани - Аббелем Ферри - 31 июля, за несколько часов до убийства Жореса. Как известно, в этой беседе Аббель Ферри прельщал Жореса министерским портфелем и грозил, что он, Жорес, может быть убит на первом углу. Жорес твердо отвечал: "Мы будем продолжать нашу кампанию против войны!" Содержание этой беседы, хотя и в несколько различных толкованиях, было воспроизведено еще в годы войны в газете "Berner Tagewacht", в брошюре "Jean Jaures et les causes de la guerre" и затем в ряде других изданий. Это последнее выступление Жореса является очень важным и для определения его позиции в дни возникновения войны, и для понимания обстановки и характера его убийства, и для разоблачения постыдной спекуляции его именем, которой занялись после его смерти прямые и косвенные вдохновители наемной руки Виллена. Редактор Макс Боннафу не счел нужным обмолвиться об этом последнем выступлении Жореса хотя бы двумя строками в примечаниях.

Собранные вместе, статьи и речи Жореса предвоенных лет ярко и выпукло рисуют политический и моральный облик Жореса.

Том антивоенных произведений Жореса - это прежде всего книга больших чувств и острых мыслей, книга искренняя и волнующая. В ней нет холодных, равнодушных страниц, нет и словесной эквилибристики мелочного политиканства. Голос Жореса всегда приподнят; его речь предельно напряжена. И это не ораторский прием крупнейшего трибуна своего времени: за этой внешней взволнованностью скрывается подлинная страстность чувств, глубокая убежденность в правоте своего дела, искренняя ненависть и презрение к тем, кто обрушивает на народы несчастия и бедствия войны.

Конечно, Жорес - не марксист и не пролетарский революционер, идеалист-эклектик, он и в своих выступлениях против войны остается таким же реформистом, как и в своей практической работе в руководстве французской социалистической партией, как в своей "Новой армии", "Социалистических этюдах" и других книгах.

Даже язык его тот же. Это не язык рабочего вождя, марксиста-диалектика: в нем много "тех расплывчатых, неопределенных, вполне приемлемых для идеологов мелкого хозяйчика и для теоретиков буржуазного реформизма фраз, на которые Жорес" такой мастер и до которых он такой охотник" 1 .

Жорес - реформист. Но реформизм Жореса - это не реформизм Мильерана или Бернштейна, Макдональда или Зюдекума: Жорес никогда не был лакеем или проданным агентом буржуазии.

Жорес был и остался до последней минуты своей жизни честным демократом, горячо, бескорыстно и мужественно боровшимся против реакции. Вырождение буржуазно-демократических партий в Третьей республике, проституированных коррупцией и беспринципным политиканством, привело Жореса в ряды социалистической партии.

Он примкнул к социалистическому движению вместе с Мильераном и Вивиани, но если для этих прожженных политиканов и беспринципных карьеристов социалистическая партия играла роль трамплина для прыжка к власти, деньгам и славе, для Жореса социалистическая партия была последовательной формой борьбы за защиту демократической республики от буржуазного растления.

Реформизм Жореса, если позволено так выразиться, - это наивный реформизм. Жоресовские рецепты разрешения социальных вопросов были неосуществимы, утопичны, так как они базировались не на действительности, а на мелкобуржуазных иллюзиях, идеализирующих и, прикрашивающих эту действительность. Эти иллюзии заводили нередко Жореса весьма далеко. Известно, что мнение Жореса о Тройственном согласии как о "гарантии мира" Ленин в 1908 г. приводил в качестве примера того, "до каких геркулесовых стол-


1 Ленин, Соч. Т. XIV, стр. 361.

стр. 130

бов способен доходить оппортунизма" 1 . Но и в 1914 г. Жорес видит в союзе Франции с Англией и Россией средство предотвращения воины и одобряет внешнеполитические соглашения Франции с другими империалистическими государствами. Выступая в палате депутатов в июне 1914 г. в мотивировкой голосования социалистов против кредитов на поездку Пуанкаре в Петербург, Жорес оговаривается "Это не потому, что мы не имеем самой живой симпатии ко всем шагам международной учтивости, которые могут способствовать или сохранению мира или сохранению вероятности мира.. Мы не хотим разбивать, мы хотим расширять нашу систему соглашений и союзов" (стр. 355).

А чего стоит, например, восхищение Жореса взаимоотношениями Англии с доминионами и всей структурой Британской империи: "То, что составляет благородство этого британского единства, что придает ему значение образца и силы будущего, это то, что оно основано на свободе. Британская федерация... не может быть силой агрессии" (стр. 112)! И он советует английскому правительству, чтобы избежать "сюрпризов" в Индии и Египте, создать там такой режим, "такую совокупность благодеяний (bienаfaits) и гарантий", которые превратили бы народы этих стран в действительных союзников Англии.

Какой английский буржуазный либерал не подписался бы под этими словами?!

Жорес неоднократно апеллирует к правящимися классам - к их разуму, совести; он сохраняет наивную надежду, что их можно переубедить доводами разума. С этим наивным реформизмом неразрывно слит и наивный пацифизм Жореса: "Если бы народы смогли еще в течение Нескольких лет сохранить мир, предотвратить роковой взрыв назревающих конфликтов. Если бы они смогли дать время силам разума и гармонии, чтобы распознать друг друга, сорганизоваться, преисполнить дознанием самих себя" (стр. 110).

Жорес писал это в 1912 году Это очень характерные для Жореса мысли. В годину ужесточенной империалистической борьбы я напряженных кассовых схваток, на пологе мировой империалистической войны, Жорес мечтает о победе "сил разума и гармонии", если им дадут еще несколько мира.

Жорес вырабатывает один за другим социальные рецепты сохранения мира. В р911 г. он пропагандирует свой план "новой армии", в 1912 - 1914 гг. он рекомендует арбитраж и сокращение вооружений, в ряде своих выступлений он выдвигает до смешного наивное требование "революционизирования дипломатии".

Со стороны Жореса это не сознательный обман рабочих, как например у Бриана с его инсценировками "борьбы" за разоружение, а добросовестное заблуждение. Ленин, говоря о позиции Жореса во время "казуса Мильерана", подчеркивал: "Кто хочет с диалектически-материалистической точки зрения оценить жоресизм, тот должен строго отделить субъективные мотивы и объективные исторические условия"2 . Это указание Ленина сохраняет все свое значение и для понимания последующей деятельности Жореса.

Значение Жореса в истории общественной борьбы не в его утопически реформистских рецептах и безнадежных попытках их применения на практике, а в той смелой и мужественной борьбе с открытыми и тайными врагами демократии, которой он отдал свою большую жизнь.

Жорес открыто и смело разоблачал политику французского империализма. Он восставал и на страницах "Humanité" и в своих выступлениях в палате депутатов против грабительской политики Франции в Марокко. Он доказывал, что эта захватническая политика в Марокко, осуществляемая правящей верхушкой, глубоко чужда, позорна для подлинно национальных интересов Франции.

"На протяжении 7 лет в этом марокканском вопросе страну систематически обманывали". Ее обманывали и Делькассе, и Пишон, и Клемансо, и Кайо, и Круппи. Тот "кровавый порядок", который был создан усилиями господствующей клики в Марокко, - это моральный крах республиканской Франции. Жорес разоблачает в палате депутатов преступления и жестокости французских властей в Марокко. Под негодующие выкрики правых он цитирует в палате программу действий генерала Гуро: "Разорять, сжигать у них все пройти среди них, как Аттила, -вот единственный способ внушить им (марокканцам. - А. М.) уважение и восхищение" (стр. 97). Выступая с мотивировкой голосования против договора о протекторате над Марокко в 1912 г., Жорес восклицает: "Я вас спрашиваю, по какому праву мы берем Марокко? Где наши оправдательные грамоты?"(стр. 89).

Жорес совершенно правильно связывает французскую политику в Марокко с итало-турецкой войной 1911 - 1912 годов. Оп разоблачает провокационную роль Франции в этой войне. В дни итало-турецкой войны Жорес пишет: "Только пусть Франция не забывает, что это наша дипломатия направила Италию в Триполитанию. Это Делькассе ей сказал: "Возьми Триполи и дай мне взять Марокко" (стр. 19). И Жорес резюмирует: "Мы разнуздали всеобщий разбой, чтобы прикрыть им наш" (стр. 21).

Эту мысль Жорес повторяет неоднократно. Он подчеркивает долю ответственности Франции за обострение международных противоречий и во время кризиса, вызванного балканскими войнами, и с особой силой в последние дни развязывания первой империалистической войны.

Жорес прекрасно понимает, что при создавшемся в Европе положении каждый локальный конфликт таит в себе прямую опасность превратиться в мировую войну. Он не жалеет слов и красок, чтобы представить все ужасы, все бедствия, которые принесет народам мировая война.


1 Ленин. Соч., Т. XII, стр. 318.

2 Ленин, Соч., Т. VII, стр. 198.

стр. 131

Жорес - патриот. Он патриот "Франции великой революции", патриот демократической французской республики, традиций 1793, 1848, 1871 годов.

Как подлинный патриот, он возвышает голос протеста, бичует тех "патриотов", которые в угоду своим корыстным интересам вовлекают Францию в преступную политику разжигания войны.

В 1912 г. Жорес разоблачает темные дела группы французских "патриотических" политиканов и дельцов, вступивших в ущерб французским интересам в преступные связи с германским капиталом в компаниях Н'Гоко-Санга и Хомс-Багдад. 8 марта 1912 г., выступая в палате депутатов, Жорес разоблачает и бичует позорную и преступную роль Тардье. Тардье, выступавший в дни Агадира в качестве непримиримого врага Германии, Тардье -"патриот", отстаивающий на страницах "Тан" "великие интересы Франции", - этот Тардье оказывается замешанным в самых грязных делах и махинациях, граничащих с прямой изменой государственным интересам Франции. Роль, которую играл Тардье "во всех этих делах, во всех этих комбинациях, - говорит Жорес в палате, - останется удивлением и печалью в истории Франции" 1 (стр. 42).

Жорес бичует и клерикалов. Он подчеркивает роль Ватикана, роль папы Пия X в захвате Италией Триполи. Жорес не устает повторять, что эта политика разжигания войны, келейно подготавливаемой правящей кликой, глубоко чужда и враждебна народным интересам: "Если бы Франция, Англия, Германия устремились друг против друга, если бы кровь хлынула потоком в долины Рейна и Марны, если бы красный Гольфштрем пересек океаны, народы не смогли бы узнать, они не смогли бы с уверенностью сказать, каковы же истинные причины, каков же действительный смысл этого ужасающего бедствия" (стр. 6). Это было написано в "Humanité" в январе 1912 года.

Жорес не ограничивается разоблачением империалистской политики, ведущей народы к катастрофе войны. Он постоянно апеллирует к пролетариату. Он призывает рабочих и социалистов "удвоить активность в укреплении их связей, умножить их солидарность, чтобы дать почувствовать всем державам варварства силу цивилизации, которую несет в себе всемирный пролетариат" (стр. 25).

Жорес твердо убежден, что если вопреки воле народов война будет все-таки развязана, то из нее родится революция. Эту мысль он повторяет десятки раз. Он считает несомненным, что война породит революционную ситуацию в умах, в сердцах, в сознании масс, что миллионы вооруженных людей "закончат тем, что повернут свою силу в другую сторону, против европейского режима безумия и преступления" (стр. 187).

Жорес предостерегает воинствующих империалистов, что ни одно европейское правительство не сможет безнаказанно развязать катастрофу войны. И когда катастрофа надвинулась, когда Франция и Европа, по образному выражению Жореса, оказались "на краю пропасти", Жорес напрягает все свои силы, чтобы предотвратить катастрофу.

В дни июльского кризиса Жорес пишет десятки статей, выступает на митингах, агитирует, убеждает, предостерегает.

Он сразу понял опасность превращения австро-сербского конфликта в общеевропейскую войну; он голосует в палате против предоставления кредитов на поездку Пуанкаре в Петербург в июне 1914 года. Он открыто говорит о своем недоверии к целям этой поездки, он подчеркивает, "что мы сейчас более решительно, чем когда-либо, отказываемся санкционировать практику и политику секретных договоров. они нам кажутся вдвойне опасными, опаснее, чем когда-либо в настоящий час" (стр. 356).

В своем последнем публичном выступлении во Франции, на избирательном собрании в Вез, близ Лиона, 25 июня 1914 г. Жорес говорил: "Мы несем свою ответственность (за возникновение войны. - А. М.). ...и я подтверждаю перед лицом истории, что мы ее предвидели, что мы о ней предупреждали, когда мы заявляли, что проникать насильственно с оружием в руках в Марокко-это значит открыть в Европе эру честолюбивых, жадных замыслов и конфликтов; нас клеймили, как плохих французов, а ведь именно мы заботились о Франции".

И дальше Жорес в общепонятной, образной форме развивает эту мысль. Франция захватила Марокко и на условиях взаимности уступила Австрии Боснию и Герцеговину, Италии - Триполи. Французский министр иностранных дел говорил им: "Ты можешь воровать на одном коше улицы потому, что я украл на другом" (стр. 384).

Жорес разоблачает истинное лицо буржуазных "патриотов". В "Humanité" от 23 июля 1914 г. он пишет об одной из больших "патриотических" газет Франции завязавшей прибыльные связи с немецкими банкирами и венгерскими группами, наиболее враждебными Франции. Он с презрением и ненавистью говорит о бесстыдстве шовинистов, разжигающих огонь войны.

Жорес становится опасен. Воинствующие империалисты, беснующаяся реакция ведут бешеную травлю Жореса.

Но Жорес продолжает борьбу. У него, правда, сохранились еще кое-какие иллюзии о мирных намерениях французского правительства, но главные надежды он возлагает теперь на силу и организованность пролетариата. В той же речи в Вез Жорес говорит: "В момент, когда мы стоим перед угрозой убийства и одичания, у нас остается только один шанс на сохранение мира и спасение цивилизации - это, чтобы пролетариат собрал все свои силы, насчитывающие большое число братьев, и чтобы все пролетарии: французы, англичане, немцы, итальянцы, русские и мы - потребовали бы у


1 О роли Тардье в деле Н'Гоко-Санга и Хомс-Багдад и о выступлении Жореса см. подробно: Darnаr P. "Tardieu. Les publications révolutionnaires". Paris. 1934.

стр. 132

этих тысяч людей объединения для того чтобы единодушное биение их сердец предотвратило ужасный кошмар" (стр. 356).

Жорес с восторгом приветствует забастовку петербургских рабочих в июле 1914 г.; он с восхищением пишет об этой "волнующей манифестации народной России, через голову франко-русской реакции призывающей к народной Франции" (стр. 376).

В своей речи в Брюсселе, на международном социалистическом митинге 29 июля, Жорес предупреждал, что если правящие классы все же развяжут войну и обрекут массы на смерть и нищету, то "отрезвленные люди повернутся против своих немецких, французских, русских, итальянских хозяев и спросят, какое они могут дать оправдание всем этим трупам. И тогда раскованная Революция им скажет: "Убирайтесь вон и просите прощения у бога и у людей" (стр. 395).

Бесстрашная борьба Жореса против преступной политики поджигателей войны делала его слишком опасным для воинствующей реакции.

31 июля "Humanité" вышла с очередной статьей Жореса против войны. Статья заканчивалась энергичным призывом к борьбе: "То, что сейчас нужнее всего, это - непрерывность действия, это - постоянная бдительность пролетарской мысли и совести. В этом - истинная зашита. В этом - гарантия будущего" (стр. 398).

Эта статья в "Humanité" была последней, написанной Жоресом. В этот же день воинствующая реакция рукою Виллена убрала Жореса со своего пути.

Со страниц IX тема вырисовывается мужественный облик смелого борца, "на краю пропасти" открыто боровшегося против преступной политики империалистов, вовлекших страну в катастрофу войны.

25 лет спустя французская коммунистическая партия и ее боевой орган, основанный Жоресом, "Humanité" мужественно в бесстрашно боролись против тех же империалистов, вторично толкавших Францию в пропасть войны.

В 1914 г. реакция, вставшая на путь войны, убила Жореса. В 1939 г. она же запретила компартию и обрушила на коммунистов град репрессий.

Но уничтожить партию, кровными узами связанную с французским народом, партию, прошедшую большую революционную школу, не по силам даже свирепствующей реакции. И в дни беспримерной национальной измены французской буржуазии, в дни катастрофы, позора и бесчестия Франции многие вспомнят предостерегающий голос компартии и сумеют сделать выводы из происшедшего.

Книга Жореса сыграет, несомненно, свою роль в формировании этих взглядов.

А. Манфред

ANCHIERI ETTORE. Storla della politico, inglese nel Sudan (1882 - 1938). Milano. Fratelli Bocca. 1939.

АНКЬЕРИ Э. История английской политики в Судане (1882 - 1938).

Небольшая книжка Анкьери, посвященная Судану, принадлежит к серии "La civilta contemporanea"; около полусотни книг, уже опубликованных в этой серии, посвящено самым разнообразным темам: здесь и сборники очерков ("Жизнь в Константинополе" Цакканьини), и публицистика ("Французское общество по наблюдениям немца" Шмица), и самостоятельные научные исследования, к которым, например, принадлежит и рецензируемая книга. Автор, перу которого принадлежат и другие работы по вопросам Ближнего Востока (например книга о Суэцком канале), задается целью обрисовать политику Англии в Судане с момента оккупации Египта Англией и последующих захватов на африканском материке. Опираясь главным образом на известную книгу Кромера "Modern Egypt" и дополняя ее официальными английскими публикациями, материалами периодической печати и монографий, автор пытается вскрыть движущие мотивы политики англичан в Судане и рисует в довольно неприглядном виде эту политику. При этом автор всецело остается на позиции итальянского империалиста; он не столько осуждает англичан, сколько восхищается их цинизмом и ловкостью, негодуя лишь на то, что Италия оказалась обойденной. Тем не менее фактический материал, приведенный в книге, представляет интерес.

Автор делит всю историю Судана после 1882 г. на три периода: до эвакуации его английскими и египетскими войсками (приблизительно до 1894 г.), затем период вторичного завоевания Судана - до англо-египетской конвенции 1899 г. - и, наконец, последний период - время бесконтрольного хозяйничания английских империалистов в Судане.

Стремясь монополизировать в своих руках путь в Индию, английские империалисты рано начали захватывать стратегические пункты на побережье Красного моря; одним из средств эффективного контроля над судоходством в этом районе явилась так называемая антирабовладельческая кампания, которую с большим шумом вела английская буржуазия начиная с первых десятилетий XIX века. Автор показывает, как искусно Англия пользовалась этим оружием: "Борьба с торговлей рабами давала Англии возможность контролировать арабское судоходство в Красном море и у побережья Сомали, создать здесь собственную эффективную морскую полицию и подстерегать передвижения египтян у побережья Египта" (стр. 11). Автор усматривает в английской борьбе с работорговлей лишь маскировку для прикрытия совершенно дру-

стр. 133

гих целей. "Если можно, - пишет он, - не соглашаться с крайней точкой зрения некоторых авторов, которые в английском плане насильственного прекращения работорговли видят умышленную тактику разжигания недовольства и восстаний против Египта, все же очевидным является намерение англичан создавать и умножать причины и предлоги для своего вмешательства в дела, происходящие на египетской территории" (стр. 12).

Отвергая "крайнюю точку зрения", автор в ряде вопросов и сам склонен к "своеобразным" заключениям; например причиной мощного народного восстания махдистов он считает наряду с угнетением со стороны турецких и египетских чиновников также и... преследование работорговли и работорговцев. Это предположение, нелепость которого обнаруживается при простом анализе социального состава последователей махди Мухамеда-Ахмеда, даже не заслуживает критики.

Также натянута и другая гипотеза автора, которую он прямо не высказывает, но о которой заставляет читателя догадываться. Автор всем своим изложением событий, предшествовавших падению Хартума и гибели экспедиции Гордона, намекает на то, что эта неудача была подстроена самими англичанами как маневр, который им позволит позже заявить свои самостоятельные притязания на Судан. Дело в том, что Египет владел Суданом в силу более раннего завоевания. Поражение англо-египетской экспедиции против махдистского восстания заставило бы Египет вывести свои войска из Судана. Этим путем англичане устраняли зависимость Судана от Египта с тем, чтобы позже самим уже окончательно покорить оружием эту территорию. Такова концепция автора, который явно переоценивает дальновидность английской политики: последней приписывается ловкий ход даже там, где налицо настоящий провал. В действительности обстояло проще. Гладстон в силу внутренних и внешних политических соображений не мог вовремя оказать эффективную помощь Гордону, а когда экспедиция двинулась в путь, бездарные офицеры мешкали до тех пор, пока помощь стала бесполезной. Видеть хитрость во всей этой истории может лишь человек с очень богатой фантазией. Как известно, англичанам пришлось убраться из Судана после того, как они не раз были разбиты махдистами и не могли надеяться на успех в борьба с повстанцами.

Английское правительство было стеснено в своих действиях также оппозицией со стороны общественного мнения внутри страны; автор рецензируемой книги извращает факты, утверждая, что английское общественное мнение требовало посылки карательной экспедиции, а правительство в лице сначала Гладстона, а затем Сольсбери противилось этому: автор смешал общественное мнение с голосом некоторых газет, отличавшихся особым империалистическим пылом. В действительности английский народ в целом был решительно против всякого военного вмешательства как в Судане, так и в других точках земного шара.

Промежуток между 1884 и 1894 гг., когда Судан оставался фактически независимым, заполнен борьбой между державами за раздел африканского материка. Автор показывает, как англичане, участвуя в этой борьбе, стремились создать сплошную цепь владений от южной оконечности африканского материка до Египта. В то же время англичане захватывают в Северо-восточной Африке ряд территорий, которые рассматривались ими как будущие опорные пункты для похода в Судан: Берберу, Зейлу, Уганду и др.; в некоторых случаях, сталкиваясь с основными своими конкурентами в борьбе за Африку - Францией, позже с Германией, - Англия использовала подставные фигуры: Италию, Абиссинию, Бельгийское Конго. Уступая им ту или иную территорию, англичане только с большей выгодой для себя ограждали свои владения.

Особенно подробно автор излагает в этой связи эпизод с передачей итальянцам Кассалы и признанием за ними "исключительного влияния" в Абиссинки. Автор горько сожалеет о том, что во всей этой истории Италия сыграла весьма неблаговидную роль "пешки в игре англичан на суданской шахматной доске" (стр. 73). "Мы должны были, - пишет автор, - играть в Эритрее роль сторожа" (стр. 73). Позже, когда англичане сочли момент подходящим, они отобрали у итальянцев Кассалу, а из Абиссинии итальянцы были изгнаны Менеликом, которого Рим надеялся сделать своим орудием.

В 1896 г. англичане сочли момент подходящим для вторичного и на этот раз окончательного завоевания Судана.

Автор считает, что англичане искусственно раздували ту борьбу, которую их войска вели в Судане, и поход Китченера был якобы простой прогулкой. Это неверно. Автор сам же сообщает любопытный факт, опровергающий этот тезис: войско Китченера целиком зависело от сообщений с тылом, и охрана этих сообщений была весьма слабой. Кромер долгие недели жил в состоянии кошмара, боясь, как бы махдисты не догадались перерезать коммуникации, что было бы нетрудно. К величайшему облегчению английских завоевателей этого не произошло.

По мнению автора, завоевание Судана предполагалось значительно позже; события ускорили якобы тот факт, что туго завинчивая налоговый пресс, англичанам удалось неслыханно быстрыми темпами "поправить" финансы Египта, что и позволило снарядить экспедицию уже в 1893 году. Это утверждение, конечно, не выдерживает критики. Автор не видит как раз самого главного: международная борьба за Африку достигла на этом этапе такой стадии, когда медлить дольше с оформлением своих притязаний на Судан англичанам было просто невозможно.

Решение было принято английским правительством 22 марта настолько внезапно, что

стр. 134

Китченер получил приказание выступить в поход для оккупации Донголы в полночь того же дня, Что заставило англичан так внезапно принять решение? Автор считает, что основной причиной этого было поражение итальянцев при Адуе (1 марта 1896 г.), однако сам меланхолично вопрошает: "Трудно понять, как может экспедиция в Донголу оказать давление на фронт у Кассалы, за 800 километров оттуда?" (стр. 120). Действительно, Адуа была только внешним доводом; на самом деле выступление англичан было подготовлено французским наступлением со стороны Конго; англичане боялись как огня, что Франции и Германии удастся договориться по поводу их колониальных интересов. Перед такой угрозой Англии приходилось спешить, тем более что поражение итальянцев при Адуе могло послужить предлогом для вмешательства в абиссинские дела других европейских держав, в частности той же Франции. Выступление англичан было подготовлено и обусловлено сложившейся международной обстановкой. Автор это обстоятельство игнорирует.

Последняя часть книги посвящена хозяйничанию англичан в Судане после его завоевания. Автор описывает административно-политическую систему Судана, рисуя картину английского управления и подчеркивая фактическое всевластие английских чиновников. Он отмечает, что в последние годы в Судане англичане стали переходить к системе так называемого двойственного управления, что означает в переводе на обычный язык попытку оккупантов опереться на местных князей и родовых старшин. Сохраняя и закрепляя самые отсталые и дикие формы эксплоатации трудовых масс, англичане передоверяют теменной верхушке известные административные и судебные функции, привязывая их этим крепче к своей колеснице.

Автор кратко рассказывает о попытках англичан договориться с Египтом по поводу Судана, попытках, закончившихся на данном этапе заключением англо-египетского договора 26 января 1936 года. При этом автор пытается замазать тот факт, что заключение этого соглашения было ускорено завоеванием итальянцами Абиссинии.

Автор настойчиво стремится доказать, что англичане напрасно боялись итальянцев в Африке, напрасно обделяли их в прошлом: Италия, мол, никогда не представляла угрозы для англичан. Он пытается успокоить последних и в связи с захватом Абиссинии. Говоря об опасениях англичан по поводу верховьев Голубого Нила, в частности озера Тан, автор категорически отвергает эти опасения. Он утверждает, что даже устройство плотины на этом озере не повлияет на режим Нила, ибо вода озера не доходит до Нила и Голубой Нил фактически питается своими притоками ввиде горных рек, а не водами озера Тан.

Эти попытки успокоить англичан насчет итальянских планов (книга появилась до начала нынешней англо-итальянской войны) весьма характерны для позиции Италии: они показывают, что итальянские хищники пытались выторговать себе кусок у всех враждующих сторон. При этом автор, однако, не отказывает себе в удовольствии припугнуть англичан. "Англо-египетский Судан, - пишет он, - теперь включен в новую политическую систему восточной Африки" (стр. VIII). А в другом месте он пишет: "Итальянская Абиссиния, в силу своего обеспеченного великолепного будущего в области сельского хозяйства и промышленности, явится новым притягательным полюсом в восточной Африке, а Судан, несомненно, окажется страной, которая раньше и решительнее всех испытает это притяжение" (стр. 214).

Автор стоит на позициях итальянского империализма и с этих позиций критикует политику британских колониальных захватчиков. При всей неполноте и односторонности этой критики книжка Анкьери, изобилующая фактами по такому, в сущности, недостаточно изученному вопросу, как английская политика в Судане, безусловно заслуживает внимания советских истериков.

Н. Ерофеев

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

https://libmonster.ru/m/articles/view/Рецензии-ИСТОРИЯ-НОВОГО-ВРЕМЕНИ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Svetlana LegostaevaКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: https://libmonster.ru/Legostaeva

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Рецензии. ИСТОРИЯ НОВОГО ВРЕМЕНИ // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 17.08.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/Рецензии-ИСТОРИЯ-НОВОГО-ВРЕМЕНИ (дата обращения: 24.03.2019).

Найденный поисковым роботом источник:


Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Похожие темы
Публикатор
Svetlana Legostaeva
Yaroslavl, Россия
1381 просмотров рейтинг
17.08.2015 (1315 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Похожие статьи
СИЛЬВЕСТР МЕДВЕДЕВ
Каталог: История 
2 часов(а) назад · от Россия Онлайн
ИСПАНИЯ 1808 - 1823 ГОДОВ ГЛАЗАМИ РОССИЙСКИХ ДИПЛОМАТОВ
Каталог: Право 
2 часов(а) назад · от Россия Онлайн
ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВЕННОГО СОЗНАНИЯ И ПРОСВЕЩЕНИЯ В РОССИИ XVII ВЕКА
Каталог: Педагогика 
2 часов(а) назад · от Россия Онлайн
За годы службы В.П. Ветров принимал непосредственное участие в ряде сложных мероприятий. Так, он участвовал в ликвидации последствий африканской чумы свиней в Республике Куба, был в составе гидрографических экспедиций в зоне южной Атлантики, руководил этнографическими экспедициями на Курилах, Сахалине, Камчатке, Чукотке. В 1981 году участвовал в ликвидации последствий тайфуна «Дора». Прошел Афганистан, Чернобыль. А еще Виталий Петрович – автор около 150 научных работ, имеет 13 авторских свидетельств. Под его непосредственным руководством разрабатывались символика и геральдика органов Государственной ветеринарной службы Российской Федерации.
Каталог: Военное дело 
6 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров
Теории Мира — прах тем, кто знаком с ним самим. Theories of the Universe are ashes to those who knows it.
Каталог: Философия 
6 дней(я) назад · от Олег Ермаков
Несмотря на беспрецедентное насыщение информационными технологиями вооруженных сил США и союзников, реальные итоги их военных кампаний последнего времени были плачевны. Новые вызовы и угрозы России требуют не пустого теоретизирования, не выдвижения самых правильных лозунгов, остающихся зачастую лишь словами, а конкретных практических, можно даже сказать технологических во всех смыслах этого слова, ответов. Эти ответы должны носить асимметричный, неожиданный и непросчитываемый характер и приносить нашей стране победу в любых, даже самых сложных и жестких противоборствах, происходящих в том числе в максимально неблагоприятной обстановке.
Каталог: Военное дело 
7 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров
Ветеринарно-санитарное обеспечение одно из видов материально-технического обеспечения (МТО) Вооруженных Сил Российской Федерации, которое представляет собой комплекс мероприятий, проводимых ветеринарно-санитарной службой в целях защиты здоровья личного состава от заразных болезней, общих для человека и животных, пищевых отравлений (поражений) и поддержания эпизоотического благополучия войск (сил флота). Статья В.П. Ветрова "БОЛЬШАЯ АПТЕКА" тайной войны, опубликованная в журнале АРМЕЙСКИЙ СБОРНИК, № 2 и № 3, 2019 года
Каталог: Военное дело 
8 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров
По нашей гипотезе превращение электронов и позитронов друг в друга происходит посредством замены вектора движения электрона на противоположный вектор. Объясняется это тем, что все элементы магнитоэлектрической системы электрона противоположны всем элементам магнитоэлектрической системы позитрона. И эта противоположность определяется вектором их движения в пространстве. Поэтому, стоит только поменять вектор движения одного из зарядов на противоположный вектор, так сразу же этот заряд превращается в своего антипода.
Каталог: Физика 
12 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Россия обязана перейти на Евро-4 и Евро-5 и по другой причине. Потому что Евро-3 - это не экологический нефтепродукт.
Каталог: Энергетика 
15 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Великий Октябрь и современность. Рекомендательный библиографический указатель. М. Книга. 1987. 127 с.
17 дней(я) назад · от Россия Онлайн

Либмонстр, международная сеть:

Актуальные публикации:

Загрузка...
ПОСЛЕДНИЕ ЗАГРУЖЕННЫЕ ФАЙЛЫ ЕСТЬ СВЕЖИЕ ЗАГРУЗКИ!
 

Актуальные публикации:

Загрузка...

Последние СТАТЬИ:

Последние КНИГИ:

Актуальные публикации:

Загрузка...

Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!
Рецензии. ИСТОРИЯ НОВОГО ВРЕМЕНИ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру($)

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2019, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


СЕТЬ ЛИБМОНСТР ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА

Россия Беларусь Украина Казахстан Молдова Таджикистан Узбекистан Эстония Россия-2 Беларусь-2
США-Великобритания Германия Китай Индия Швеция Португалия Сербия

Создавайте и храните на Либмонстре свою авторскую коллекцию: статьи, книги, исследования. Либмонстр распространит Ваши труды по всему миру (через сеть филиалов, библиотеки-партнеры, поисковики, соцсети). Вы сможете делиться ссылкой на свой профиль с коллегами, учениками, читателями и другими заинтересованными лицами, чтобы ознакомить их со своим авторским наследием. После регистрации в Вашем распоряжении - более 100 инструментов для создания собственной авторской коллекции. Это бесплатно: так было, так есть и так будет всегда.

Скачать приложение для смартфонов