Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-16161

Share with friends in SM

Проблема голода, трижды охватывавшего советскую страну в XX в., в последнее время приобрела актуальность, особенно в связи с теми мероприятиями, какими сопровождалось 70-летие трагедии первой половины 1930-х годов. Но осмысление этой страницы истории, как и голода 1940-х годов, возможно только во взаимосвязи с первым голодом начала 1920-х годов. Наряду с позитивными результатами исследования этого вопроса, отраженными во многих опубликованных трудах, имеются и неточные трактовки ключевых эпиодов1, ряд аспектов остается неизученным. К их числу относятся и перипетии, обусловленные интригами представителей высших партийно-государственных структур вокруг работы Всероссийского комитета помощи голодающим.

Первые попытки создания независимой от советской власти организации по борьбе с голодом предпринял VII Всероссийский съезд по сельскохозяйственному опытному делу, проходивший в Москве 15 - 25 июня 1921 года. 22 июня на совместном заседании делегатов съезда с Московским обществом сельского хозяйства видный экономист и в прошлом государственный деятель С. Н. Прокопович, реально оценивая деятельность большевиков, предложил создать общественный комитет по борьбе с голодом. Съездом была избрана делегация в составе Н. М. Тулайкова, А. А. Рыбникова, М. М. Щепкина и А. И. Угримова, которую съезд уполномочил на основании материалов, заслушанных на съезде, сделать представление председателю СНК о размерах возможного голода и о необходимости срочных мер. Эти факты, находившие отражение в работах одних советских историков, позже подверглись не просто критическому анализу со стороны других, но и сопровождались обличающими суждениями "об игнорировании антисоветского характера этой затеи"2.

В середине лета 1921 г., когда из Поволжья и ряда других районов страны, охваченных голодом, стали приходить известия об участившихся случаях гибели людей, голод стал основной темой обывательских разговоров: "Голод в житнице России... Не призрак голодной смерти, а сама голодная смерть


Поляков Вячеслав Александрович - кандидат исторических наук, доцент Волгоградского государственного университета.

стр. 3

уже широко ходит по огромному краю и угрожает миллионам граждан". С опаской и полушепотом передавали друг другу: "А вы слышали? У меня знакомый коммунист... - и начинались истории, - а вы слышали..? Ленин ездил к патриарху". Другой рассказчик "посылал к патриарху Горького, так как Ленин очень занят электрификацией, а у Горького свободного времени много"3. В этих разговорах домыслы перемежались с истиной.

Председатель СНК РСФСР В. И. Ленин был действительно занят не только проблемой голода. Максимум его внимания в это время занимала подготовка и проведение в Москве III конгресса Коминтерна, но в конце июня он выкроил время и для обсуждения ситуации с продовольствием. 24 июня от специальной комиссии в составе замнаркома внешней торговли A.M. Лежавы, председателя правления Центросоюза Л. М. Хинчука, члена коллегии Наркомвнешторга П. Л. Войкова и представителя Наркомпрода в Совете внешней торговли М. И. Фрумкина на ленинский стол легло предложение: "Признать необходимым закупить на заграничных рынках хлеба в количестве от 30 до 50 млн. пудов в зависимости от окончательных результатов урожая текущего года..."

Ознакомившись с проектом и сделав пометки: "секретно", "в архив", глава правительства 25 июня дал ответ: "Т. Фрумкин! Прочел Ваши предложения. Согласен. Внесем сегодня в Политбюро"4.

В тот же день эти "секретные" и "сугубо строгие" планы были рассмотрены и одобрены в высшей партийной инстанции при обсуждении доклада члена коллегии Наркомзема И. А. Теодоровича о мерах борьбы с голодом в Нижнем и Среднем Поволжье5.

Экстренность действий была обусловлена тем, что на Западе уже появилось "Послание [Святейшего] Патриарха Тихона, адресованное Восточным Патриархам, папе Римскому, архиепископу Кентерберийскому и епископу Нью-Йоркскому о помощи голодающим Поволжья"б, снявшее завесу молчания с голодной трагедии в РСФСР. Кремлевское руководство ощутило необходимость как-то реабилитировать свою политику в глазах заграничной общественности и представить себя инициатором в начинаниях помощи голодающим перед своим народом.

Уместную для Кремля в тот момент инициативу, проявил 28 июня A.M. Горький, о чем председатель СНК сразу сообщил Теодоровичу: "От Горького поступил проект "Комиссии помощи голодающим". Возьмите у Рыкова через 0,5 часа, когда он прочтет. Завтра в Политбюро решим. Созвонитесь с Молотовым, чтобы завтра Вам дать 5 минут. Мне лично кажется, что можно соединить наш и горьковский проект"7.

29 июня на вечернем заседании Политбюро санкционировало создание нового органа по оказанию помощи голодающим. В протоколе лаконичная запись: "...Слушали: 4. Предложение тов. Горького о Всероссийском комитете помощи голодающим.

Постановили:

4. а) Одобрить в принципе предложение Горького.

б) Создать одну комиссию, заполнив ее предрешенными ЦК кандидатурами по записке Горького, дополнив ее т. Шляпниковым. Председателем комиссии назначить т. Каменева, заместителем председателя - т. Рыкова.

в) Для предварительного обсуждения деталей создать комиссию в составе тт. Каменева, Рыкова, Теодоровича, Свидерского и Шляпникова"8.

Затем наступило затишье, но через несколько дней проблема голода вновь вышла на первый план. Людям, оказавшимся на грани гибели, была нужна реальная помощь. Страны Запада воспринимали большевиков как узурпаторов и на контакты с ними идти не хотели. Ситуация стала меняться после

стр. 4

упомянутого послания патриарха Тихона и затем последовавшего его же воззвания "К народам мира и к православному человеку" о помощи голодающим"9.

Это воззвание вызвало реакцию со стороны советского руководства. В состоявшемся 7 июля 1921 г. с участием Ленина заседании Политбюро основным оказался вопрос "о воззвании патриарха Тихона к нью-йоркскому и кентерберийскому архиепископам с призывом помочь хлебом и медикаментами пострадавшему от неурожая и эпидемий населению России". Решено было "составить сообщение об этом воззвании для газет". Так как теперь замалчивать катастрофу было себе же во вред, то сразу обсудили "воззвание А. М. Горького о помощи голодающим". Оно должно было послужить противовесом церковному обращению, чтобы отвлечь внимание обывателя. Постановления "о Комитете помощи голодающим" и "о мерах помощи голодающим", принятые тогда же, имели характер напоминаний. Новый поворот дело получило 9 июля, когда Ленин получил сообщение о телеграмме представителя Международного Красного Креста Ф. Нансена с предложением послать продовольствие - милосердном ответе на тихоновский призыв. Условием со стороны Красного Креста было указано "установление совместного с советскими властями надзора за его [продовольствия] распределением с участием иностранного представителя от Нансена"10, человека из западного мира, в нападках на который советское руководство себя ранее не стесняло. Ленин передал документ члену Политбюро Г. Е. Зиновьеву, приписав: "По-моему, надо согласиться в виде исключения, точно оговорив это исключение. Прошу тотчас провести по телефону через Политбюро"11. Послание Нансена, по-видимому, послужило неким дополнительным аргументом, побудившим советское руководство принять требование представителей русской общественности о создании независимой от государства организации для помощи голодающим в Поволжье.

9 июля 1921 г. состоялось и "Предварительное (на это надо обратить внимание. - В. П.) заседание Всероссийского Комитета помощи голодающим". Его специфической деталью было то, что в нем участвовали "члены Комитета - Каменев, Рыков, Свидерский, Шляпников", которых никто туда не избирал. Далее в протоколе N1 перечислены "приглашенные: Луначарский, Смидович, Пауфлер"; председательствовал Л. Б. Каменев, а П. Г. Смидович из приглашенных решением этого же заседания был "кооптирован в Комитет помощи голодающим".

Содержание первого вопроса для такого рода собраний было нетипично: "Слушали: 1. Об отсутствовавших на заседании Теодоровиче и Семашко"; "Постановили: занести в протокол, что т. Теодорович и Семашко, извещенные, первый лично, второй через Секретариат, о сроке заседания, на таковое не явились". Если исходить из последующих событий, связанных с докладом Теодоровича 12 июля на заседании Комитета по поводу "образования специальной Подкомиссии по переселению", и учесть, что НА. Семашко в тот же день в Политбюро даже выступил против идеи учреждения Комитета, становится ясно, что второй из них первое заседание проигнорировал преднамеренно.

Три следующих вопроса заседания касались проблемы информации. По пункту "О выпуске правительственного сообщения о размерах бедствия и принимаемых к ликвидации его мерах" было поручено: "а) т. Смидовичу представить к понедельнику проект правительственного сообщения о размерах бедствия; б) т. Каменеву представить ко вторнику проект извещения о создании Всероссийского Комитета помощи голодающим и о привлечении для работы в нем общественных деятелей". Были ли составлены эти проек-

стр. 5

ты, неизвестно, ясно только, что таких сообщений не появилось в печати. Третье поручение, Горькому, о ""О воззвании Комитета к населению" России, Европы и Америки", вскоре было опубликовано, но оно не было адресовано народу России.

Каменеву, А. И. Рыкову и Горькому поручалось также "соорганизовать предварительное совещание с общественными деятелями по вопросу организации Комитета", Смидовичу, А. И. Свидерскому и Теодоровичу - выработать в двухдневный срок первоначальный план мероприятий по борьбе с голодом12.

11 июля Ленин дал согласие на условия Нансена13, а утром 12-го, как и было намечено на заседании 9 июля, прошло второе "Предварительное заседание Всероссийского Комитета помощи голодающим", на которое были "приглашены тт. Горький, Хинчук, Красин, Лежава, Зиновьев, Радек, Лозовский". В числе решений, принятых в этот раз, было поручение "НКСобесу, НКЗдраву, НКПроду и Отделу общественного питания Центросоюза в пятидневный срок обдумать и представить в Комитет меры для открытия общественных пунктов питания в неурожайных губерниях". В дальнейшем оно было реализовано, но главным образом иностранными организациями. Кроме того Комитет предложил "НКПроду и Центросоюзу в пятидневный срок выработать законопроект об однопроцентном отчислении в пользу голодающих с каждого пуда хлеба, получаемого путем товарообмена", а "Центрэваку и Наркомпути в шестидневный срок принять меры к эвакуации из 10 губерний до 95 000 едоков по соглашению с губисполкомами"14.

После этого собрания Комитета состоялось очередное заседание Политбюро ЦК РКП(б). В "присутствии: членов ПБ тт. Ленина, Троцкого, Каменева, Зиновьева и Молотова. Члена ЦК: т. Бухарина", на обсуждение был поставлен вопрос "О Комитете помощи голодающим". И он вызвал, что происходило нечасто, возражения со стороны лица, которое даже не было членом ЦК: нарком здравоохранения Семашко высказался против организации Комитета и его состава, предполагая возможность враждебной деятельности против советской власти15.

Ленин сразу ответил запиской. Начиналась она игриво: "Милая моя Семашко! Не капризничай, душечка! Квакеров оставим за Вами, только за Вами. Не ревнуйте к Кусковой". Но далее автор перешел в приказную тональность: "Директива сегодня в Политбюро: строго обезвредить Кускову. Вы в "ячейке коммунистов" и не зевайте, блюдите сие строго". И разъяснил суть дела: "От Кусковой возьмем имя, подпись, пару вагонов от тех, кто ей (и эдаким) сочувствует. Больше ни-че-го". Закончил насмешливо-укоризненной репликой: "Не трудно, ей-ей, это сделать"16. И наркомздрав подчинился. Преграда для "конструирования коммунистической группы" с имитацией коллегиальности за счет определенного количества так называемых "буржуазных общественных деятелей" была снята. Последовало "постановление: "Общественных деятелей" допустить, дав им не больше двух мест из семи в президиуме, причем выборов президиума не проводить"17.

Выполнение указаний, выработанных в Политбюро, началось сразу же и с соблюдением предосторожностей, с целью сохранения принятого решения в тайне от общественного мнения и от оппозиционных большевикам деятелей, которых советское руководство в безвыходной ситуации хотело использовать с политической выгодой для себя. Об этом свидетельствуют протоколы "Предварительного заседания Всероссийского Комитета помощи голодающим". Кроме двух процитированных выше, представляет интерес также протокол N3 от 14 июля 1921 года.

На собрании под председательством Каменева "присутствовали члены Комитета: Смидович, Семашко, Свидерский, Пауфлер, Теодорович и Шляп-

стр. 6

ников" и "приглашенные: докладчик от Наркомпрода - Книпович, докладчики от Центра сельскохозяйственной кооперации тт. Никулин и Смирнов и делегация от Вольского уезда Саратовской губернии, пострадавшего от неурожая". Из шести вопросов повестки значимыми, кроме принятия к сведению доклада из Вольска, представляются три. Один из них - "О примерной календарной программе": НКПроду, ЦУСУ и НКЗему предписывалось предусмотреть "ускоренный сбор налога к 20 июля 1921 года". Всплыл и многострадальный вопрос "О воззвании", с решением "поручить т. Смидовичу написать от имени Комитета воззвание, основываясь на следующих трех тезисах: а) обсеменение, б) продовольствие, в) переселение". По "докладу т. Смидовича (продовольствие)" были поставлены задачи Наркомпроду: "разработать и представить в Комитет в недельный срок специальную инструкцию о местах сбора налога в 9 губерниях как налога местного", а при сборе основного налога принимать "одновременно и добровольные пожертвования"18.

Такие меры наметило высшее руководство для выхода из создавшейся ситуации, продолжая, однако, и работу по созданию Всероссийского комитета помощи голодающим (ВКПГ). 15 июля Политбюро вернулось к вопросу "О Комитете помощи голодающим". Теперь более широким составом "членов ПБ тт. Ленин, Троцкий, Зиновьев, Калинин, Молотов" и "членов ЦК: тт. Бухарин, Шляпников, Радек, Рыков, Ярославский" было принято окончательное решение: "Всероссийский комитет помощи голодающим учредить вне всякой связи с ВЦИК, причем председатель и зам. председателя назначается ВЦИК, равно же ВЦИК утверждается и президиум"19.

Формулировка, на первый взгляд противоречивая, подтверждала замысел установить незримый, но в действительности абсолютный контроль над ВКПГ. Задача эта, требовавшая деликатности и соблюдения конспиративности, решалась, несмотря на новые тяжелые вести из Поволжья. И подход ко всем проблемам, по существу, не изменился. После ознакомления с запиской, полученной из Казани, об истощении рабочих и с просьбой оказать помощь, глава правительства, спустя время, предписал Наркомпроду Татарской АССР "срочно выполнить задание СНК от 13 мая 1921 г. и наряд Наркомпрода об отправке в Центр 500 тыс. пудов овса и в Симбирск хлеба"20. Выходило так, что попросившие хлеба должны были его сами искать, чтобы кому-то отдать.

С 13 июля Ленин на основании решения Политбюро в течение месяца находился на отдыхе в Горках, приезжая в Москву на заседания Политбюро и некоторые заседания СНК и СТО21. 16 июля, в очередной его приезд из Горок, Политбюро вновь занималось вопросом "О Комитете помощи голодающим". Содержание принятых решений остается неизвестным, но в отношении допуска нежелательных для большевиков лиц в формируемый ВКПГ ничего не изменилось, лишь сам этот процесс подлежал ускорению. После этого, уже третьего, обсуждения в высшей партийной инстанции, 18 июля Ленин только в 10 часов вечера уехал из Москвы. Перед этим он ознакомился с письмом В. А. Сухана о статье "На помощь голодающим" и об организации помощи и поручил секретарю направить документ председателю Всероссийского комитета помощи голодающим22. А ночью (с 1.40 мин. до 3.05 мин.) на 19 июля прошло "специальное" заседание ВКПГ, оформленное протоколом N1, в весьма представительном составе. Из "членов Комитета (по алфавиту) присутствовали следующие: Емшанов, Каменев, Красин, Луначарский, Пауфлер, Смидович, Семашко, Свидерский, Теодорович". Кроме того, отдельно были "представители ЦК РКП тт. Ярославский и Катаньян. Представитель ЦСУ т. Попов, представитель Госплана т. Середа и т. Хинчук", а также "приглашенные: представитель Наркопроса т. Венгров, т. Горький".

стр. 7

"Специальное" заседание, как до этого "предварительные", проходило под председательством Каменева. Первым заслушали доклад вернувшегося из-за границы наркома по внешней торговле Л. Б. Красина и постановили: "Поручить НКЗему дать НКВнешторгу соответствующие технические указания относительно сорта семян и в каких местностях их можно закупать... Предложить НКПути в срочном порядке составить примерный план перевозок до 5 млн. пуд. груза, обязав НКВнешторг указать пункты назначения".

По второму вопросу "О заграничном сборе" решили: "1) Поручить т. Каменеву снестись с Политбюро и ВЧК по поводу организации связи с американцами. 2) Принять план т. Хинчука об обращении с воззванием к кооперации. 3) Просить Коминтерн и Межсовпроф выпустить воззвание о сборе пожертвований в пользу голодающих и если возможно, то провести обязательное обложение". Третий вопрос "О новых членах Комитета" был в компетенции высшей партийной инстанции, поэтому "Постановили: Просить Политбюро утвердить т. Литвинова членом Комитета".

Последние принятые в ту ночь решения касались деятельности за границей: "1) Особоуполномоченным за границей для сбора пожертвований в организации пропаганды назначить т. Горького, снабдив его соответствующим мандатом, но пока этого назначения не опубликовывать. Т. Горький во время пребывания своего за границей находится в непосредственных сношениях с президиумом Комитета (т. Каменевым). Все поступающие пожертвованные суммы передаются Аркусу, который открывает особый счет, ведает отчетностью, производит операции по закупке, страхованию и т.д. В отношении же тех пожертвований, жертвователи которых будут ставить особые условия в отношении передачи их пожертвований голодающим, т. Горькому предоставляется право входить в каждом отдельном случае в особое соглашение с пожертвователями". Отдельным пунктом - "Об отъезде т. Горького": "Просить т. Горького ускорить свой отъезд"23.

Днем из Горок позвонил Ленин, и передал дежурному секретарю, что, возможно, вечером приедет в Москву, и назначил условно свидание со своим заместителем по СНК и СТО Рыковым. Вождь, действительно, приехал и с 17 до 21 часа провел вначале заседание СТО, а затем СНК. Перед правительственным заседанием, просматривая повестку, Ленин сделал ряд пометок по второму пункту "О докладе замнаркома продовольствия Н. П. Брюханова по вопросам пересмотра групп снабжения потребителей в целях снятия с пайка не менее 30%". Первым Совнарком обсуждал вопрос "О помощи губерниям, пострадавшим от неурожая", по которому глава правительства сам дважды выступил24, но содержание принятых решений, касавшихся, видимо, и ВКПГ, пока не раскрыто.

В тот же день, 19 июля, а не 18 или 19, как неопределенно датировалось ранее25, Ленин подписал и продиктованный им текст телеграммы в Симбирск, XII съезду советов Симбирского уезда: "Сообщаю, что Советской властью принимаются самые спешные и решительные меры к оказанию помощи пострадавшим от неурожая. Повсеместно объявлены сборы. ВЦИК обратился 12/VII с воззванием ко всему населению России об оказании всемерной помощи голодающим. Образован при ВЦИК специальный комитет помощи голодающим... Делаем все возможное"26.

Именно ленинское упоминание об "образовании при ВЦИК специального комитета помощи голодающим" позволяет уточнить дату подписания телеграммы, потому что "специальное заседание ВКПГ" проходило ночью 19 июля 1921 г., и этим фактом более ранняя датировка снимается. Но это же ночное мероприятие, использованное Лениным, чтобы обнадежить своих земляков, одновременно было для непартийных членов ВКПГ, в том заседа-

стр. 8

нии не участвовавших, предвестием событий неутешительных. Свидетельством этого было постановление о функциях по сбору пожертвований за границей со строгим запрещением их разглашения, которые возлагались на Горького, сопровождаемого Г. М. Аркусом27.

В связи с этим становятся более понятными и некоторые факты из жизни писателя, о которых писала Е. Д. Кускова. Она вместе с мужем, бывшим министром продовольствия во Временном правительстве С. Н. Прокоповичем, и бывшим министром государственного призрения Н. М. Кишкиным, наряду с другими видными деятелями науки, литературы, искусства, входила в состав ВКПГ. В 1954 г. Кускова писала: "Уже на третий день после "торжественного" открытия Комитета позвонил мне Горький:

- Мне нужно вас видеть...

Приехав к нам, - вспоминала Кускова, - он все время озирался: нет ли кого в комнате. Он был вообще неузнаваем: потухший, серый, без своей обычной приветливой улыбки.

- Вы больны? - спросила я его, прежде всего.

- Я здоров. Но - душа заболела. Она очень больна. Екатерина Дмитриевна... Совесть... Совесть... События пожрали эту совесть у всех... Осталась лишь драка... Да, драка и драка... А потом:

- Видите ли... Случайно мне удалось узнать из самого достоверного источника, что Комитету грозит величайшая опасность... Дело в декрете (речь идет о декрете, утвердившем полномочия "Помгола"). Этот декрет противоречит всему советскому строю... Его дал Кремль... Но, кроме Кремля, есть еще и Лубянка. Лубянка заявляет прямо и определенно: мы не позволим этому учреждению жить"28.

На предрешенность судьбы Комитета помощи и его непартийных членов косвенно указывали и факты, связанные с созданием еще одной организации, предназначавшейся для решения тех же задач. Этой организацией была Центральная комиссия помощи голодающим ВЦИК (ЦК помгол) под председательством М. И. Калинина. Главное отличие этой структуры от общественного ВКПГ заключалось в советско-бюрократическом составе. Она возникла несколькими днями позже ВКПГ, но в советской литературе без ссылок на источники первенство обычно приписывали советскому ЦК помголу, необоснованно привязывая идею о его создании к заседанию Политбюро 25 июня, а собственно учреждения - к 18 июля 1921 года29. Но ВКПГ в указанном выше составе уже 9, 12 и 14 июля провел "предварительные" и 19 июля - "специальное" заседания, тогда как первое заседание ЦК помгол, оформленное протоколом N1, состоялось только 22 июля. Так как ранее протокол не публиковался, то его ключевые фрагменты представим без сокращений.

Проходило это важное для большевиков собрание под председательством Калинина при секретаре А. И. Яковлеве в присутствии членов Комиссии Смидовича, Теодоровича, А. И. Емшанова, Красина, Попова, Шляпникова, Карклина, А. В. Луначарского, Семашко, М. И. Фрумюша, Кобелева, Рыкова, С. П. Середы, Каменева. Они рассмотрели шесть вопросов, из которых по трем, включая два вопроса организационного характера, докладывал Смидович.

По первому - "О конструировании Центральной комиссии помощи голодающим" - устанавливалось, что она "преемственно возникает от Комиссии при ВЦИК по оказанию помощи сельскому населению, пострадавшему от неурожая, возникшей по постановлению ВЦИК от 15 февраля 1921 г. и проводившей работу по оказанию помощи сельскому населению, пострадавшему от неурожая 1920 г. в губерниях: Калужской, Тульской, Рязанской, Орловской, Царицынской и Череповецкой". Преобразуемая комиссия в свя-

стр. 9

зи "с выяснившимся неурожаем в Поволжских губерниях распространит свою деятельность и на эти голодные губернии по новому постановлению ВЦИК", по которому "Центральная комиссия помощи голодающим... поглощает все междуведомственные комиссии и является высшим органом, объединяющим работу всех учреждений по оказанию помощи голодающим. Всю свою работу Центральная комиссия проводит через соответствующие наркоматы и советские органы", заседает "еженедельно по средам в 10 час. утра". Тут же был сформирован ее секретариат "в составе: заведующего секретариатом т. Яковлева, Рокотова и одного человека из НКЗема".

Также были утверждены и предложения по "Организационному вопросу". Сущность их состояла в использовании "опыта работы Комиссии помощи сельскому населению" - теперь для "организации местных органов Центральной комиссии, в первую очередь губкомиссий, взяв в основу состав губкомиссий помощи сельнаселению, соответственно новым задачам, не меняя состав". Тем самым к решению "новых задач" подключался тот же аппарат, который использовался для сбора продразверстки, а затем продналога.

В составе второй (советской) комиссии, то есть ЦК помгол при ВЦИКе, из 16 членов семь человек (Каменев, Емшанов, Красин, Луначарский, Смидович, Семашко, Теодорович) одновременно входили в ВКПГ. Каменев, рядовой член в комиссии, являлся председателем ВКПГ. Почетным председателем в общественном комитете был избран В. Г. Короленко, а большинство составили виднейшие представители русского общества: деятели культуры К. С. Станиславский, А. И. Южин-Сумбатов, Б. К. Зайцев; президент Академии наук А. П. Карпинский и вице-президент В. А. Стеклов, академики П. П. Лазарев, В. Н. Ипатьев, А. Е. Ферсман, Н. С. Куранков, Н. Я. Марр, С. Ф. Ольденбург. Много сил работе ВКПГ отдали экономисты Н. Д. Кондратьев и А. В. Чаянов, а фактически руководили Прокопович, Кускова, Н. М. Кишкин, по первым буквам фамилий которых советская пропаганда Всероссийскому комитету помощи голодающим дала второе название - "Прокукиш".

Основные усилия членов ВКПГ, знавших, что в деревне уже нечего изымать, так как повсюду у крестьян вывезли даже семенные запасы, были направлены на организацию помощи из-за рубежа. Представители же советской власти смотрели на это иначе. 22 июля на первом заседании советского ЦК помгола по докладу Красина помощь из-за рубежа была признана желательной только "через Коминтерн и ЦК Красных профсоюзов", а по докладу Каменева "О положении в Поволжье" решения были из разряда прежних: "Издать декрет о немедленном сборе продналога в благополучных районах; продорганам предложить немедленно приступить к скорейшему сбору семенных ссуд; увеличить ставки продналога или же объявить добровольный сбор с определенным отчислением для голодающих; поручить НКПроду срочно разработать вопрос о привлечении представителей голодающих крестьян к сбору продналога"30. К тому же с 23 июля в структуре ЦК помгола ВЦИК проводились еще и заседания "президиума Центральной комиссии помощи голодающим". Кроме констатации страшных данных о гибели от голода в Области немцев Поволжья на середину июля 4 тыс. человек или о том, что каждые сутки в Самарской губернии родители бросают на произвол судьбы 60 - 70 своих детей31, чего-то примечательного в работе этой структуры не было.

Члены ВКПГ стремились быстрее найти пропитание для голодных - с наименьшими потерями сил и времени в бюрократических советских структурах, тогда как работники ЦК помгола, сами являвшиеся частью высокопоставленной номенклатурной бюрократии, не могли что-либо сделать вне установленного регламента и без учета политической "целесообразности". Члены

стр. 10

этих двух организаций различались своими нравственными принципами и пониманием смысла жизни. Членам ВКПГ многих нервных потерь стоили нерасторопность и непрофессионализм советских чиновников, при этом бравировавших своей неприязнью к "буржуазной интеллигенции". С раздражением советское руководство восприняло и обращение ВКПГ за помощью к патриарху Тихону, призыв которого был услышан на Западе.

Председателя ВКПГ Горький известил о полученной от председателя правительственной Американской администрации помощи (American Relief Administration - АРА), министра торговли США Г. Гувера телеграмме об условиях оказания помощи голодающим России и предложил уведомить представителя АРА в Риге У. Брауна, что подробный ответ Гуверу будет направлен из Москвы от Всероссийского комитета помощи голодающим. Когда Ленин прочитал 29 июля в Горках эти материалы, то отвечать Горькому не стал, зато приложил усилия, чтобы подорвать значимость отклика, поступившего от деловых кругов западного мира, и одновременно стал пропагандировать мнимую активность пролетарских слоев. 30 июля за его и других членов Исполкома Коминтерна подписью появилось воззвание к международному пролетариату, к рабочим и работницам всех стран о пролетарской помощи голодающим. На следующий день он принял просьбу комиссии Коминтерна (по телефонограмме К. Б. Радека) написать короткую статью для специального заграничного издания о голоде в РСФСР32.

Пока в Кремле размышляли, как реагировать на предложения о заграничной помощи и на действия общественного комитета, на местах тоже развертывалась борьба между сторонниками различных мнений, по аналогии с ВКПГ и советским ЦК помгол ВЦИК. В Саратове на "Совещании представителей соседних губерний" 30 июля 1921 г. большевикам оппонировал представитель ЦК по оказанию помощи голодающим профессор А. А. Рыбников, но его позиция поддержки не получила. Итоговая резолюция гласила: "Вопрос об организации Комитета помощи голодающим перенести на распоряжение Центра"33.

Русская Православная Церковь продолжала помогать голодающим. В первых числах августа патриарх Тихон обратился к гражданским властям по вопросу об организации Всероссийского церковного комитета по оказанию помощи голодающему населению Поволжья34, и такой комитет был без промедления основан, что сопровождалось во всех храмах и среди групп верующих сбором денег. "Но подобная церковная организация, - как засвидетельствовал патриарх в обращении к православным, - была признана советским правительством излишней, и все собранные церковью денежные суммы потребованы к сдаче (и сданы) правительственному комитету"35.

В дальнейшем последовала обычная для большевиков реакция на вмешательство извне, но пока за поиск тактических шагов для выхода из создавшейся ситуации с одновременным извлечением политической выгоды из всенародного горя взялся сам председатель СНК. 1 августа при опросе членов Политбюро по телефону он высказался за "принятие предложения председателя АРА и министра торговли США Г. Гувера оказать продовольственную помощь для одного миллиона голодающих детей в Советской России". На следующий день из-под его пера, как противовес предыдущему решению, появилось "Обращение к международному пролетариату"36, которое 6 августа было опубликовано в "Правде" за его подписью.

В нем Ленин не удержался от напоминания об известном дореволюционном бедствии: "В России в нескольких губерниях голод, который, по-видимому, лишь немногим меньше, чем бедствие 1891 года". Далее он указал в качестве причины катастрофы на "отсталость России" и злодейство "капита-

стр. 11

листов всех стран" и как бы между прочим заметил: "Требуется помощь. Советская республика рабочих и крестьян ждет этой помощи от трудящихся, от промышленных рабочих и мелких земледельцев". Спустя месяц он подготовил и постановление Политбюро: "Поручить русским членам Исполкома провести через Коминтерн вопрос об организации точной текущей статистики рабочих пожертвований в Европе на голодающих России и о постоянной публикации сообщений об этих пожертвованиях... через две недели представить в Политбюро доклад о ходе этой пропаганды"37.

Для большевиков политика была важнее судеб миллионов людей. Именно это обусловливало прежний характер деятельности ЦК помгола ВЦИК, не изменившийся и после ленинского обращения с просьбой о внешней помощи. 3 августа, прочитав телеграмму из Берлина наркому иностранных дел Г. В. Чичерину с предложением включить "невидных меньшевиков и эсеров" в заграничные филиалы Центральной комиссии помощи голодающим при ВЦИК, он сделал на телеграмме запись о неприемлемости этого предложения, а Чичерину написал: "Тут что-то очень худое открывается или приоткрывается"38.

С одной стороны, подозрительность, с другой - постоянное стремление принимать важнейшие решения втайне были характерны для деятельности большевиков. Председатель АРА Гувер оказание помощи голодающим в РСФСР обусловливал немедленным освобождением американских пленных. 5 августа Ленин телефонограммой сообщил председателю ВКПГ Каменеву39 о своем согласии и предложил выяснить по телефону мнение членов Политбюро по этому вопросу; одновременно он высказал пожелание об освобождении американского инженера-механика Р. Кили "раньше других и на других основаниях". Однако тут же дал указание не публиковать никаких материалов о переговорах в Риге между заместителем наркома иностранных дел М. М. Литвиновым и "директором У. Брауном... пока не будет закончена по крайней мере первая стадия этих переговоров"40.

9 августа произошли сразу два важных события, связанных с проблемой помощи голодающим. В то время, когда большевистский вождь с утра участвовал в "суде над Шляпниковым" на заседании объединенного пленума ЦК РКП(б)41, по обычной схеме прошло четвертое заседание ЦК помгол ВЦИК. На нем были заслушаны два очередных доклада: "Представителя Центрэвака т. Пилявского об эвакуации беженцев" и "представителя Центральной комиссии улучшения жизни детей при ВЦИК т. Корнева в области помощи детям голодающих районов". По первому из них члены комиссии приняли к сведению эвакуацию 235 500 человек, по второму "признали необходимой эвакуацию детей в первую очередь из Самарской, Саратовской губерний и Татреспублики" и приняли решение: "Признавая работу помощи голодающим, особенно детям, задачей первоочередной государственной важности, предложить всем ведомствам по всем запросам Комиссии помощи голодающим и Комиссии по улучшению жизни детей принимать представителей, выдавать справки срочно и вне всякой очереди"42. Из этого видно, какого рода проблемы ставила советская бюрократическая система на пути серьезных мероприятий помощи.

Между тем люди, не по должности, а по зову сердца участвовавшие в деятельности ВКПГ, все усилия направляли именно на доставку продовольствия. В большом количестве его можно было получить только через различные организации в государствах западного мира, что без выезда за границу не могло осуществиться. Но на это необходима была санкция Политбюро, получить которую давалось не просто. Некоторые же люди, например, Горький, трудно переживали сознание двусмысленности собственного положе-

стр. 12

ния при виде тайных интриг большевистского руководства, связанных с Комитетом и Комиссией помощи. Но если с Кусковой писатель своими опасениями относительно судьбы ВКПГ поделился при личной встрече, то к Ленину он обратился с письмом.

Горький писал об "обострившейся у него болезни и попросил в связи с этим не торопить его с отъездом за границу". При этом, согласно Биохронике Ленина, Горький высказал отрицательное мнение о своей предполагаемой поездке за границу в качестве "особоуполномоченного" вместе Кусковой, Прокоповичем и другими членами ВКПГ, с одной стороны, и с председателем правления Центросоюза Хинчуком - с другой. Он считал, что гораздо больше сделает один, и сообщал, что послал воззвания от своего имени в США, Канаду, республики Южной Америки, Францию, Англию, Германию. Задержку с отъездом Горький "мотивировал занятостью работой по организации снабжения ученых Петрограда и намерением организовать в Петрограде отделение Всероссийского комитета помощи голодающим". Председатель СНК прочитал это письмо 9 августа и ответил: "Переслал Ваше письмо Л. Б. Каменеву, я устал так, что ничегошеньки не могу". Далее с покровительственной заботливостью упрекнул: "А у Вас кровохарканье, и Вы не едете!! Это ей-же-ей и бессовестно и нерационально... В Европе в хорошем санатории будете... А у нас ни лечения, ни дела - одна суетня. Зряшная суетня. Уезжайте, вылечитесь. Не упрямьтесь, прошу Вас"43.

Выражение "зряшная суетня" точно характеризует то, что в советской системе власти тогда происходило и мешало налаживать реальную помощь голодающим. Только 10 августа 1921 г. в Риге состоялась первая встреча с американской делегацией по вопросу об оказании помощи. После этого Литвинов телеграфировал Чичерину о заявлении главы американской делегации Брауна по поводу выдвинутых Гувером (в письме Горькому) условий, выполнение которых зависело от правительства РСФСР, а не от комиссии по борьбе с голодом. Кроме того, Браун, зная, где сосредоточена реальная власть в советской стране, не признал недостаточным мандат замнаркома иностранных дел, полученный от ВЦИК, а не от СНК, поэтому Литвинов просил прислать ему документ за ленинской подписью. Еще одним условием было разрешение на выезд из РСФСР 76 американским гражданам, в связи с чем 12 августа в "Правде" было опубликовано объявление о возможности беспрепятственного выезда этих американцев.

Выполняя эти требования, советское руководство от интриг не отказывалось. 11 августа Ленин, прочитав более подробный отчет Литвинова о переговорах, написал письмо В. М. Молотову для Политбюро. Выразив свою неприязнь к руководителям АРА, Ленин предложил: "Абсолютно необходимо назначить от Политбюро особую комиссию: Каменев, Троцкий, Молотов (с правом замены его Чичериным) для ежедневного решения вопросов, связанных с помощью голодающим Америкой и Лигой наций". Далее, указав, что "тут игра архисложная идет", он поставил задачу: "Надо наказать Гувера, публично дать ему пощечины, чтобы весь мир видел, и Совету Лиги наций тоже. Это сделать очень трудно, а сделать надо". После этого, пожаловавшись: "Я не могу работать", предложил выход: "Абсолютно необходима помощь Троцкого, у коего на эти вещи способность есть (и дипломатический опыт и военный и политический нюх). Прошу тотчас проголосовать в Политбюро по телефону. Эту мою записку всем показать и собрать голоса". После подписи добавлено: "Скрытых интервенционистов надо поймать (Уншлихта взять на помощь). Аппарат Ком[иссии] помощи [голодающим при ВЦИК] подтянуть (если нет сил, заимствовать на 2 месяца у военных). В ближайшие дни особенно важна коллегиальная работа, ибо политическая

стр. 13

ответственность за это труднейшее дело громадна". И после вторичной подписи дописано: "P.S. Нужны тонкие маневры. Ряд мер, особо строгих. Гувер и Браун наглецы и лгуны. Условия поставить архистрогие: за малейшее вмешательство во внутренние дела - высылка и арест"44.

Письмо, таким образом, писано в возбуждении, с перерывами и передает нестерпимое желание автора в расплату за помощь не просто "дать пощечину" людям, этой помощью занятым, но и опорочить их "на весь мир". Эти намерения остались неизменными и после получения 12 августа из Риги краткого изложения проекта договора с АРА, предусматривавшего свободу передвижения и защиту приезжающих в Россию представителей АРА, распределение поставляемого продовольствия только детям и лицам, указанным АРА, бесплатное и свободное пользование для служащих АРА всеми видами связи и транспортом. И когда 13 августа в Москву поступила телеграмма от Литвинова с сообщением о поправках к проекту договора и "запросом, остаются ли в силе директивы Политбюро ЦК РКП(б) об избежании во что бы то ни стало разрыва переговоров", Ленин обратился с письмом к Чичерину и Каменеву. "Ввиду того, что подлые американские торгаши хотят создать видимость того, будто мы способны кого-то надуть, - писал он, - предлагаю формально предложить им тотчас по телеграфу от имени правительства за подписью Каменева и Чичерина (а если надо, и моей и Калинина) следующее: мы депонируем золотом в нью-йоркском банке сумму, составляющую 120% того, что они в течение месяца дают на миллион голодных детей и больных". А далее с удовлетворением продолжил свою мысль относительно результата новой интриги: "Этим предложением мы утрем нос торгашам и впоследствии осрамим их перед всем миром". Письмо заканчивалось признанием: "Не надо забывать, что в сельских местностях у нас вообще нет и не было никогда никаких пайков"45.

Информация, поступавшая из Риги, и внутренняя переписка советского руководства позволяют сделать вывод о трудностях, которыми сопровождались советско-американские переговоры. Их конечный результат всецело зависел от большевистских вождей, которые, понуждаемые сложными обстоятельствами, приняли условия американской стороны, чем и сделали возможным подписание соглашения с АРА.

14 августа телеграммой Литвинов вновь потребовал подтверждения прежней директивы, и Ленин распорядился срочно обсудить этот вопрос в Политбюро, подчеркнув: "Вопрос спешный и очень важный"46. Последовавшее из Москвы подтверждение означало, что подписание соглашения - дело предрешенное. В Кремле же вслед за этим предприняли действия, направленные против оппозиционных большевикам лиц из ВКПГ. В вину им, по версии советских академических изданий, вменялся надуманный "отказ от работы в местных комитетах и ультимативное требование посылки своей делегации за границу"47. Документы, рассекреченные в середине 1990-х годов, проливают свет на реальные события.

Генеральный секретарь Профинтерна С. А. Дридзо (А. Лозовский) 3 августа 1921 г. писал в "Политбюро ЦК, тов. Молотову", что "выезжающая за границу делегация от Всероссийского комитета помощи голодающим по ее составу и характеру представляет собой, как известно, либерально-демократический антисоветский, антикоммунистический блок. Чем она будет заниматься за границей - это мы увидим впоследствии. Сейчас вопрос заключается в том, чтобы российский пролетариат непосредственно и одновременно выступил перед Западной Европой по тому же вопросу о голоде". Далее шли предложения с количественными разнарядками о посылке пролетарских представителей в Америку и ряд европейских стран. Заканчивалось письмо опти-

стр. 14

мистически: "Если же нас не пустят, то и в этом случае будет парализована в политическом смысле либерально-демократическая агитация, которая является целью поездки представителей Всероссийского комитета помощи голодающим"48. Если Лозовский предположил, что советских пролетариев куда-то могут не пустить, то в Кремле решили с упреждением делегацию ВКПГ не выпускать за пределы РСФСР.

18 августа путем опроса по телефону члены Политбюро Ленин, Сталин49, Молотов, Троцкий, Каменев решили вопрос "О выезде за границу представителей комитета помощи голодающим": "а) Выезд представителей комитета помощи голодающим за границу отложить, б) Предложить членам комитета направиться на места в районы голодающих губерний для практической помощи голодающим"50.

Ехать в голодающие районы без продовольствия было бесполезно, принятое решение раскрывало намерение большевиков в ближайшем времени распустить ВКПГ. Это сразу понял и Чичерин, о чем в тот же день написал Ленину. Обрисовав положительное восприятие общественностью Запада деятельности Комитета общественных деятелей как признак следования правительства РСФСР новым курсом, он предупредил, что "уничтожение этого представления преждевременно. Запретить заграничную поездку "общественных деятелей" после всего шума по этому поводу и наших торжественных заявлений и тем более в какой-либо форме ликвидировать Комитет общественных деятелей означает уничтожение этого представления. Если бы совсем не был создан Комитет, о таковом никто, конечно, не думал бы. Но после того, как его создали, прокричали, давали ему заверения, обменивались с ним речами и распространяли эти речи повсюду, официально писали о нем и о предстоящей поездке в циркулярах, - такой сенсационный акт был бы внезапным и грубым сбрасыванием с нас той драпировки, которая обнадеживает капитал"51.

Эти доводы подкреплялись на практике тем, что и на местах появились ячейки ВКПГ. Даже Саратовский губком РКП(б), который еще в июне "расходился с Центром во взглядах на Комитет", 15 августа по вопросу "О Комитете помощи голодающим" принял постановление: "Президиуму исполкома, губкома и т. Малецкому проводить работу в Комитете совместно с общественными деятелями согласно данных ныне директив... об организации Комитетов помощи голодающим"52. Все это, а еще более чичеринское признание о "советской драпировке" свидетельствовало об использовании голода в политических целях.

На принятых решениях мнение наркома не отразилось. В тот же день, 18 августа, Президиум ВЦИК оформил директиву Политбюро, которая оглашению не подлежала, как открытое для общества постановление. Об этом секретарь ВЦИК А. С. Енукидзе известил Ленина. В постановлении "по поводу предложения Всероссийского комитета помощи голодающим о немедленном выезде заграничной делегации Комитета", в пункте 1-м, объясняющем причины, говорилось: "Ввиду того, что Советское правительство находится уже в переговорах с рядом западноевропейских правительств и благотворительных обществ, как например, организация Гувера и международная организация Красного Креста, признать, что немедленный выезд делегации не вызывается необходимостью и привел бы лишь к раздроблению сил и отвлечению их от насущно-необходимой практической работы в России". Пунктом 2-м ВЦИК указал ВКПГ "на необходимость немедленно сосредоточить всю свою энергию на работе в голодных районах"; далее следовала скрытая угроза: "3) В случае неподчинения Всероссийского комитета постановлению, указанному во втором пункте, про-

стр. 15

вести поездку членов Комитета в голодающие районы предписанием и назначением на места распоряжением Центральной правительственной власти (пункт 3-й не подлежит публикации)"53.

Постановление, коли оно сопровождалось припиской: "Не подлежит публикации", получалось для общественности полуправдивым, но близкое ленинское окружение было осведомлено со всеми подробностями. Поэтому 19 августа, обратившись с письмом к Ленину, в дело попытался вмешаться нарком внешней торговли Красин, который одновременно входил в ВКПГ и ЦК помгол при ВЦИК.

"Владимир Ильич! Я прочел письмо к Вам Чичерина от 18/VIII по поводу Прокукиша и должен вполне присоединиться к его аргументации, - информировал он главу правительства, - воспрещение уже разрешенного (иначе бы мы не запрашивали у всей Европы виз) выезда за границу компрометирует весь наш курс и столь успешно начатое втирание очков всему свету". А далее, задаваясь вопросом: "И чего ради?", приводил свои рассуждения: "Ведь все страхи, что Прокукиш сорвет нам Гувера, оказались неосновательными - Гувер уже уступил по вопросу о высылках и обысках. Никакой опасности, чтобы Прокукиш стал чем-то опасным за границею, нет. Напротив, он поможет окончательному разложению там белогвардейщины, а это нам важно... Иллюзия Гуверов и даже Уркартов о нашем повороте в сторону "общественности" нам только выгодна, разрушать ее сейчас рано, незачем. Ведь мы еще только на пути к успехам, самих успехов ни в голоде, ни в займах, ни в концессиях нет. Не думайте, что все это будет легко! ...По-моему, не стоит самим себе создавать затруднений и, раз кто-то Прокукиш выдумал, надо дать ему добрать несколько миллионов"54.

Признания еще одного наркома о "столь успешно начатом втирании очков всему свету", ныне звучащие укором большевикам, в то время для их вождя означали само собой разумеющееся. Не отреагировал он и на констатацию отсутствия каких-либо успехов, а фраза "страхи, что Прокукиш сорвет нам Гувера, оказались неосновательными", скорее всего, наоборот могла добавить уверенности Ленину. Событие, происшедшее 20 августа, это подтвердило. В Риге между правительством РСФСР и Американской администрацией помощи было подписано долго и трудно готовившееся соглашение.

Советскую сторону представлял замнаркома по иностранным делам Литвинов, американскую - Браун. В преамбуле документа в сжатом виде излагалась предыстория: "Принимая во внимание, что в некоторых частях России существует состояние голода, что М. ГОРЬКИЙ с ведома Российской Социалистической Федеративной Советской Республики обращался через посредство г. ГУВЕРА к американскому народу за помощью для голодающих и больных, в особенности же для детей, в охваченных голодом округах; что г. ГУВЕР и американский народ с глубокой симпатией ознакомились с этим воззванием о помощи со стороны русского народа, находящегося в несчастии, и что они воодушевлены желанием, исключительно из человеколюбивых соображений, придти к нему на помощь, что г. ГУВЕР в своем ответе г. ГОРЬКОМУ предложил посылку Американской Администрации Помощи дополнительной помощи приблизительно для одного миллиона детей в России..."

После этого делались пояснения по существу: "ААП окажет русскому народу всякую находящуюся в пределах ее возможности помощь, при условии принятия и выполнения нижеследующих условий Советским Правительством, каковое настоящим заявляет, что в такой помощи ААП существует необходимость", и следовали обязательства сторон. Советское правительство, в 26 пунктах, соглашалось что ААП имеет право ввезти в Россию необходи-

стр. 16

мый для ее работ персонал и советское правительство гарантирует ему полную свободу и защиту на время его пребывания в России. Не американские граждане и те из американских граждан, которые были задержаны в Советской России в 1917 г., допускаются с персонального согласия советского правительства" и т.д.

Обязательства американской стороны состояли из 5 пунктов и заканчивались § 27-м: "ААП оставляет за собой право временно приостановить или вовсе прекратить всю свою работу по оказанию помощи России, в случае если советским правительством не будет полностью выполнено.., какое-либо из условий, установленных настоящим соглашением, советское правительство также оставляет за собой право отказа от настоящего соглашения в случае, если ААП не будут выполнены какие-либо из вышеизложенных условий"55.

Благополучное завершение переговоров обрадовало Ленина, но и подвигло на недружелюбные действия по отношению к тем кругам Запада, от которых исходила помощь. 22 августа, обратившись к председателю Исполкома Коминтерна Зиновьеву с просьбой "нельзя ли разыскать и прислать мне мое предисловие к немецкому изданию моей книжки об империализме?", он попутно выразил "обеспокоенность, достаточно ли рельефно и отчетливо выставлен в заграничной рабочей прессе вообще и в коммунистической прессе в особенности наш лозунг сбора пожертвований в помощь России только на наш адрес непосредственно, т.е. не через правительства".

Далее, сообщив, что "в субботу в Риге мы подписали соглашение с американским министром торговли Гувером (печатать об этом еще погодите)", Ленин упомянул о призыве президента США У. Гардинга к "американскому народу направлять все пожертвования через Гувера" и высказал пожелание: "Было бы крайне важно, чтобы Коминтерн, не выступая пока против американского правительства, выдвинул определенный лозунг, чтобы рабочие направляли свои пожертвования исключительно в прямой адрес представителей Советской России за границей". Он объяснил это тем, что "всякие пожертвования, направляемые через буржуазные правительства, обязательно связывают нас прямо или косвенно, в большей или меньшей мере какими-нибудь условиями, тогда как рабочие, несомненно, согласятся направлять пожертвования к нам без всяких условий, а это различие имеет для нас гигантскую важность"56. "Гигантская важность", разумеется, имела характер политический. Ленин в тот же день еще раз обратился к этой стороне дела, когда направил телефонограммой наркому внешней торговли Красину просьбу назначить В. Л. Копна представителем Красного Креста в Германии для ведения переговоров по оказанию помощи голодающим.

Следующий день, 23 августа, принес новые беспокойства. Ознакомившись с сообщением замнаркома продовольствия Брюханова "о невыполнении Наркомвнешторгом плана доставки закупленного за границей хлеба и о возможности перебоев в снабжении хлебом", Ленин распорядился помощнику управделами СНК и СТО В. А. Смольянинову "созвониться с Наркомвнешторгом и, если есть необходимость, попросить позвонить И. В. Сталина"57.

Последняя просьба была вызвана усталостью, персональный же выбор Сталина, скорее всего, был связан с особыми способностями Сталина и его возможным включением в состав президиума ЦК помгол при ВЦИК. Трудностей меньше не становилось, о чем свидетельствовала, например, телеграмма председателя СНК от 24 августа в Астрахань. В ней говорилось о том, что на Баскунчак отправлены были 15 вагонов хлеба, "между тем Астргубпродком сообщает, [что в] счет указанного наряда получено лишь четыре ва-

стр. 17

гона, по имеющимся точным данным, четыре с половиной тысячи пудов захвачены Царицынским губпродкомом". Этим "баскунчакская солепромышленность поставлена под угрозу срыва". "Указывая Царицынскому губпродкому [на] абсолютную недопустимость самовольных захватов хлеба", Ленин потребовал "в течение двадцати четырех часов дать объяснение по поводу захвата, сообщить количество захваченного. [В] случае повторения захвата будете преданы суду"58.

Между тем ВКПГ постановлением от 23 августа выразил свое отношение к наложенному ВЦИК 18 августа запрету отъезда своей делегации за границу. "Общее собрание членов комитета, - говорилось в постановлении, - считает отказ правительства в немедленном выпуске делегации фактом, препятствующим работе комитета вообще и нарушающим его основные права, предоставленные ему декретом ВЦИК от 21 июля 1921 года. Плодотворная деятельность комитета невозможна без работы делегации за границей, так как исследования, произведенные уполномоченными комитета на местах, как в губерниях голодных, так и в губерниях благополучных, подтвердили совершенную невозможность оказать действительную помощь голодающему населению без скорой помощи заграницы".

По поводу предложения Комитету усилить свою работу на местах постановление разъясняло, что "этой работой комитет не оказал бы помощи голодающим. Сколько бы членов комитета ни выезжало сейчас на места, это не прибавило бы там продовольствия и нисколько не изменило бы общего положения дел". Не согласиться с этим было нельзя. "Поэтому комитет остается при прежнем своем решении - немедленно отправить делегацию за границу", - заявили представители общественности и предупредили: "Если же препятствия для ее отъезда не будут устранены, комитет считает себя вынужденным прекратить свою работу за полной невозможностью, при создавшемся положении, выполнить обязательства, которые он на себя принял"59.

25 августа Политбюро (присутствовали Троцкий, Молотов, Каменев, Сталин, Сольц, Челышев и Ленин) вновь пришлось заниматься проблемой "Прокукиша". Приняв ленинские предложения создать "специальную комиссию в составе В. М. Молотова, И. С. Уншлихта и Г. В. Чичерина для разработки мероприятий в связи с предстоящим приездом в РСФСР сотрудников АРА" и учредить "Бюро для сводки и выборки данных о международном рабочем движении", Политбюро рассмотрело также "Доклад комиссии о реализации вин", "О переговорах с представителем Международного Красного Креста Ф. Нансеном по вопросу об оказании помощи голодающим России" и другие вопросы. По вопросу "О комитете помощи голодающим" решено было "оставить в силе постановление Политбюро об отклонении просьбы Всеросс[ийского] ком[итета] помощи голодающим о посылке им делегации за границу. Письмо т. Луначарского и др. по этому вопросу разослать всем членам Политбюро"60.

25 августа последовала реакция Ленина на два документа, исходившие от Горького. Как председатель Петроградского отделения ВКПГ он направил Ленину докладную записку члена секции по отделу снабжения, складов и транспорта А. Л. Грозубинского с предложением денационализировать мукомольный банк и мельницы в целях получения кредитов за границей для закупок продовольствия. С точки зрения объявленного большевиками перехода к рыночной экономике, а не какой-то мнимо "новой экономической политике" предложение таким способом подойти к решению проблемы голода могло иметь практический смысл. Ленин в записке помощнику управделами СНК и СТО Смольянинову расценил предложение Грозубинского "как несерьезное".

стр. 18

Второй документ - телеграмма Горького с извещением о его выходе из членов ВКПГ и прекращении деятельности Петроградского отделения, им возглавлявшегося, после получения 23 августа телефонограммы Петроградского губисполкома о немедленной приостановке деятельности Петроградского отделения впредь до согласования вопроса о его составе в президиуме Петроградского губисполкома. Это было открытое вмешательство большевиков в дела общественной организации, ответом на что и стала отставка Горького. Ленин сделал надпись на конверте: "(В архив (от Горького) VIII. 1921 г.)"61.

Из лаконичных текстов резолюций вождя видна его постоянная внутренняя готовность положить конец "короткой истории" ВКПГ. Отставкой же Горького подтверждается его осведомленность о роли Лубянки в судьбе ВКПГ, которой он ранее делился с Кусковой. Роль чекистов была решающей. Как вспоминал в 1934 г. заместитель председателя ВЧК Уншлихт, чекисты путем наблюдения якобы установили, что "группа членов Всероссийского комитета помощи голодающим во главе с Прокоповичем, Кусковой, Кишкиным (Прокукиш) не отказалась от своих политических задач, старалась использовать народное бедствие Поволжья для организации восстания и заговора против Советской власти, связывая реализацию своих планов с новой интервенцией. Об имеющихся сведениях мы регулярно информировали Владимира Ильича". По его словам, 26 августа 1921 г. состоялась его и Ф. Э. Дзержинского встреча с главой СНК, в ходе которой чекисты предложили "произвести обыск и аресты среди членов комитета и их окружения, использовав для этого ближайшее (то есть 27 августа. - В. П.) его заседание". Ленин, по словам Уншлихта, отказался сразу принять решение, объяснив: "Аресты эти будут иметь крупное политическое значение, начнется усиленная, дикая против нас кампания. Надо иметь в своем распоряжении неопровержимые факты. Надо детально изучить весь материал".

Выходило так, что, если бы чекисты не предприняли оперативные действия, все дело могло затянуться. Но этого не произошло: раз "Владимир Ильич потребовал", этот материал "был ему в тот же вечер доставлен"62. Ленин, все моментально изучив, написал письмо "И. В. Сталину и всем членам Политбюро ЦК РКП(б)", сопроводив конверт надписью: "Спешно. ((Зашить)) т. Сталину ((расписка на конверте)) (от Ленина)"63. Письмо начиналось словами: "Т. Сталин! Наглейшее предложение Нансена (назначить кадета из Комитета помощи), поведение этих "Кукишей" и прилагаемая телеграмма яснее ясного показывают, что мы ошиблись. Или если не ошибались раньше, то теперь жестоко ошибемся, если прозеваем". И далее, без упоминания чекистов, сославшись на своего заместителя в СНК и СТО, пересказал некую сплетню: "Вы знаете, что Рыков незадолго до своего отъезда пришел ко мне и сказал, что некий Рунов, свой человек, рассказал ему о собрании, на котором Прокопович держал противоправительственные речи. Собрание это устроил Прокопович, прикрывался он Комитетом помощи голодающим". После чего поставил вопрос: "Чего же еще ждать теперь? Мыслимо ли терпеть их явную подготовку?" и сам же ответил: "Абсолютно немыслимо".

У него был готов план: "Предлагаю: сегодня же в пятницу, 26/8, постановлением ВЦИКа распустить "Кукиш" - мотив: их отказ от работы, их резолюция. Назначить для приема денег и ликвидации одного вечекиста.

Прокоповича сегодня же арестовать по обвинению в противоправительственной речи (на собрании, где был Рунов) и продержать месяца три, пока обследуем это собрание тщательно. Остальных членов "Кукиша" тотчас же, сегодня же, выслать из Москвы, разместив по одному в уездных городах, по возможности без железных дорог, под надзор".

стр. 19

И, посетовав "ей-ей, ждать еще - ошибка будет громадная", продолжил: "Пока Нансен не уехал, дело будет сделано; Нансену поставлен будет ясный "ультиматум". Игре (с огнем) будет положен конец.

Напечатаем завтра же пять строк короткого, сухого "правительственного сообщения": распущен за нежелание работать.

Газетам дадим директиву: завтра же начать на сотни ладов высмеивать "Кукишей". Баричи, белогвардейцы, хотели прокатиться за границу, не хотели ехать на места. Калинин поехал, а кадетам "не вместно". Изо всех сил их высмеивать и травить не реже одного раза в неделю в течение двух месяцев".

В завершение, предвкушая, что "больной зуб будет удален сразу и с большой пользой во всех отношениях", призвал: "Не надо колебаться. Советую сегодня же это покончить в Политбюро.

Иностранцы начнут приезжать, надо "очистить" Москву от "Кукишей" и прекратить их игру (с огнем). Покажите это членам Политбюро"64.

В тот же день глава правительства прочитал письмо замнаркома продовольствия Брюханова от 23 августа секретарю Президиума ВЦИК Енукидзе о необходимости более строго подходить к включению новых территорий в списки голодающих районов и решать эти вопросы при обязательном участии представителя Наркомпрода65. Поводом послужило то, что 18 августа Президиум ВЦИК, обсудив вопрос "О расширении территории губерний, признанных голодающими", постановил включить в число голодающих Уфимский и Златоустовский уезды Уфимской губернии; Кирреспублику; Уральскую, Оренбургскую, Актюбинскую, Букеевскую губернии, Кустанайскую губернию без Кустанайского уезда, Космодемьянский уезд Автономной Марийской области и Калмыцкую область и признал "подлежащими обследованию для включения в число голодающих" Башреспублику, Ставропольскую губернию и Вотскую область66. В итоге пришлось бы признать голод уже на столь значительной части Европейской территории РСФСР (а на очереди были уже и другие местности)67, что продовольственные чиновники решили административными методами облегчить свою задачу. Усилия такого характера совпали с мероприятиями, направленными против ВКПГ.

С утра 27 августа, еще до встречи со своим близким окружением, Ленин подготовил предложение к заседанию Политбюро: "Предписать Уншлихту сегодня же с максимальной быстротой арестовать Прокоповича и всех без изъятия членов (не-коммунистов) Комитета помощи, - особенно не допускать собрания их в 4 часа"68. Эти предложения и были сразу приняты.

В середине дня, по воспоминаниям Уншлихта, "часов в 12 1/2 позвонил в ВЧК Владимир Ильич и потребовал меня к телефону. Узнав, что Дзержинский и я на похоронах (хоронили убитых чекистов), приказал немедленно послать за нами машину. Мы приехали к Владимиру Ильичу, который сказал, что изучение материалов убедило его в полной обоснованности наших предложений, и дал согласие на производство обыска". Далее мемуарист, пожаловавшись, что "времени было очень мало", пояснил: "Мы должны были немедленно, в боевом порядке приготовиться к обыску всех присутствовавших на заседании комитета, операция должна [была] быть произведена внезапно, бесшумно. Владимир Ильич вручил нам постановление правительства о роспуске Прокукиша". С чувством гордости Уншлихт сообщил: "Несмотря на минимальное время, имеющееся в распоряжении ВЧК, приказ Владимира Ильича был выполнен, к полному его удовлетворению"69.

По состоявшемуся в 1922 г. судебному решению по "Делу Всероссийского комитета помощи голодающим", приговоры были вынесены суровые - вплоть до расстрела, которые позже советское руководство заменило высыл-

стр. 20

кой за границу. Среди людей, отлученных от Отечества, были и Прокопович, Кускова, Кишкин. В итоге начало поступления в РСФСР из-за границы грузов с продовольствием, спасительных для миллионов голодных, оказалось роковым для тех, чьи усилия для этого были решающими. 26 октября 1921 г. на 9-м заседании пленума Центральной комиссии помощи голодающим при ВЦИК, проходившем под председательством Смидовича, полномочный представитель правительства РСФСР при АРА - чекист А. В. Эйдук по вопросу "О деятельности АРА в области помощи голодающим" сообщил, что "на 1 октября ввезено в Поволжье свыше 530 вагонов продовольствия. Кроме того, имеются запасы продовольствия в Москве и Петрограде"70.

К концу октября 1921 г. количество развернутых американцами питательных пунктов для взрослых людей достигло 1481. В них получали пищу 216 031 человек (в Казанской губернии - 135 тыс., Самарской - 36 381, Саратовской - 1530, Симбирской - 4075, Царицынской - 2045, в Петрограде - 35 тыс., в Москве - 2 тыс. человек). Кроме того, по стране предоставлялось добавочное питание 30 тыс. коечных больных. К 15 ноября число детских пайков, согласно докладу Эйдука Каменеву о деятельности АРА, достигло цифры в 965 тысяч71. В дальнейшем количество продовольствия, поступавшего от западных общественных организаций, увеличилось.

Таким образом, международная помощь голодающим, пройдя сложный организационный период, выразилась в поставках и контролируемом распределении самых необходимых видов продовольствия. Именно такая форма организации помощи давала реальную надежду на спасение отчаявшимся страдальцам. Именно это было целью русских общественных кругов, входивших во Всероссийский комитет помощи голодающим. В течение короткого, с июля по август 1921 г., периода его существования большевистское партийно-государственное руководство, стремясь с политической выгодой заключить соглашения с различными организациями Европы и США, сдерживая проявления враждебности, мирилось с необходимостью терпеть существование ВКПГ. При этом Политбюро ЦК РКП(б) и СНК почти сразу, в течение нескольких дней, создав параллельную государственную структуру - Центральную комиссию помощи голодающим при ВЦИК, выдвигало деятельность этой комиссии на первый план. В ее деятельности проявлялись характерные особенности функционирования советского государственного аппарата, создававшегося для внерыночной экономики, методов продовольственной разверстки. Так же, как введенный продналог оказался, по сути, видоизмененной разверсткой, так и ЦК помгол при ВЦИК, явившаяся на смену "Комиссии ВЦИК по оказанию помощи сельскому населению, пострадавшему от неурожая", реально значимую помощь голодавшим крестьянам оказать не могла. Поэтому в условиях продолжавшего усугубляться голодного кризиса правящие круги РСФСР были вынуждены пойти на полуторагодичное сотрудничество с западными общественными организациями.

Примечания

1. Например, приоритет обращения за помощью к странам Запада отдается А. М. Горькому (см.: ХМЕЛЕВСКАЯ Ю. Ю. Голодающее Поволжье и другие регионы России в освещении американских журналистов, 1921 - 1923 годы. В кн.: Americana. Вып. 9. Американцы на Волге, волжане в Америке. Волгоград. 2008, с. 53), хотя первым это сделал патриарх Тихон.

2. РЕВЕНКОВА А. И. Мероприятия Советской власти по сохранению и развитию сельскохозяйственного опытного дела. В кн. Материалы по истории сельского хозяйства и крестьянства СССР. Т. 7. М. 1969, с. 345 - 346. Ср.: ХЕНКИН Е. М. Очерки истории борьбы советского государства с голодом (1921 - 1922). Красноярск. 1988, с. 69 - 70.

стр. 21

3. Затишье. - Максималист, 30.VII.1921, с. 9.

4. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч. Т. 52, с. 290, 441 - 442.

5. См.: Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника (Биохроника). Т. 10. М. 1983, с. 599. Ранее в некоторых трудах советских историков указывалось другое лицо, а само заседание необоснованно представлялось как проявление инициативы ЦК РКП(б) по созданию неких комиссий помощи. См.: ХЕНКИН Е. М. Ук. соч., с. 48.

6. Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти, 1917 - 1943. М. 1994, с. 178.

7. Биохроника. Т. 10, с. 612; ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч. Т. 53, с. 4.

8. Биохроника. Т. 10, с. 619; "Столь успешное втирание очков всему свету". Неизвестные документы о Всероссийском комитете помощи голодающим. - Источник, 1995, N3, с. 53.

9. РЕГЕЛЬСОН Л. Л. Трагедия русской церкви, 1917 - 1945. М. 1996, с. 272 - 273.

10. Биохроника. Т. 10, с. 667 - 668.

11. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч. Т. 53, с. 18.

12. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ), ф. Р-1064, оп. 1, д. 15, л. 1а.

13. См.: Биохроника. Т. 10, с. 673.

14. ГАРФ, ф. Р-1064, оп. 1, д. 15, л. 1б.

15. Источник, 1995, N3, с. 53; Биохроника. Т. 11. М. 1983, с. 5.

16. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч. Т. 53, с. 24 - 25, 381 - 382.

17. Источник, 1995, N3, с. 53 - 54.

18. ГАРФ, ф. Р-1064, оп. 1, д. 15, л. 12.

19. Источник, 1995, N3, с. 54.

20. Биохроника. Т. 11, с. 30, 53.

21. Там же, с. 11.

22. Там же, с. 41, 51, 52.

23. ГАРФ, ф. Р-1064, оп. 1, д. 15, л. 77.

24. Биохроника. Т. 11, с. 54 - 58.

25. См.: там же, с. 52.

26. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч. Т. 53, с. 43.

27. В феврале 1921 г. Г. М. Аркус был назначен представителем в Малый СНК от Наркомфина (Декреты советской власти. Т. 13. М. 1980, с. 518; Биохроника, т. 10, с. 85).

28. Цит. по: КОСТИКОВ В. Прожить проклятый год... - Совершенно секретно, 1990, N6, с. 11.

29. История СССР с древнейших времен до наших дней. Т. 8. М. 1967, с. 58; ПОЛЯКОВ Ю. А. 1921-й: победа над голодом. М. 1975, с. 29, 32; ХЕНКИН Е. М. Ук. соч., с. 48.

30. ГАРФ, ф. Р-1064, оп. 1, д. 3, л. 19, 20.

31. Там же, д. 4, л. 107 - 109.

32. Биохроника, т. 11, с. 118 - 119, 126 - 127, 129 - 130.

33. Центр документации новейшей истории Саратовской области (ЦДНИСО), ф. 27, оп. 2, д. 50, л. 5, 7об. -8об.

34. Акты Святейшего Тихона, с. 178.

35. Русская православная церковь и коммунистическое государство. М. 1996, с. 74.

36. Биохроника. Т. И, с. 135, 138.

37. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч. Т. 44, с. 75, 115.

38. Биохроника. Т. 11, с. 145 - 146; ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч. Т. 53, с. 91.

39. По другим сведениям - 4 августа (см.: Биохроника. Т. 11, с. 151).

40. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч. Т. 53, с. 97 - 98.

41. Там же. Т. 45, с. 128 - 129; Биохроника. Т. 11, с. 176 - 177.

42. ГАРФ, ф. Р-1064, оп. 1, д. 3, л. 28 - 30.

43. Биохроника. Т. 11, с. 178; ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч. Т. 53, с. 109.

44. Биохроника. Т. И, с. 183, 186; ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч. Т. 53, с. 110 - 111.

45. Биохроника. Т. 11, с. 196; ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч. Т. 53, с. 115 - 116.

46. Биохроника. Т. 11, с. 203.

47. История СССР с древнейших времен, т. 8, с. 60.

48. Источник, 1995, N3, с. 54 - 55.

49. Днем ранее в ответ на просьбу члена президиума ЦК помгол при ВЦИК Смидовича включить в президиум комиссии А. Н. Винокурова, работавшего ранее в Наркомсобесе, на его записке в ЦК РКП(б) появилась запись: "Я - за + ввести Сталина. Ленин. 17/VIII" (Биохроника, т. 11, с. 211).

50. Источник, 1995, N3, с. 54.

51. Там же, с. 55.

52. ЦДНИСО, ф. 27, оп. 2, д. 12, л. 50.

53. Источник, 1995, N3, с. 56 - 57.

54. Там же, с. 57.

стр. 22

55. Соглашение между правительством РСФСР и Американской Администрацией Помощи. Учинено в Риге 20 августа 1921 г. В кн.: Бюллетень Центральной комиссии помощи голодающим ВЦИК. М. 1921, с. 33 - 37.

56. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч. Т. 53, с. 134.

57. Биохроника. Т. 11, с. 225, 229.

58. В. И. Ленин и Астраханский край. Волгоград. 1970, с. 174.

59. Источник, 1995, N3, с. 57, 58.

60. Там же, с. 59; Биохроника, т. 11, с. 235 - 236. В "Биографической хронике" указано, что между 23 и 27 августа Ленин прочитал копию письма Луначарского, а с ним Емшанова и Теодоровича, но, судя по опубликованному в 1995 г. письму трех указанных авторов, было то ли два письма, то ли особое заседание Политбюро. Ведь письмо содержит сведения о событиях, происшедших 27 августа, а это значит, что 25 августа было иное письмо. Кроме того, имеются расхождения в списке присутствовавших на заседании Политбюро (Источник, 1995, N3, с. 58 - 59; Биохроника, т. 11, с. 232 - 233), на что выше было указано; это позволяет предполагать возможность отдельного обсуждения столь важного вопроса.

61. Биохроника. Т. 11, с. 236 - 237.

62. Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине. Т. 4. М. 1979, с. 81 - 82.

63. Биохроника. Т. 11, с. 242.

64. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч. Т. 53, с. 140 - 142.

65. Биохроника. Т. 11, с. 243.

66. Российский государственный архив экономики, ф. 478, оп. 1, д. 2099, л. 7.

67. К осени 1921 г. были созданы комиссии помощи голодающим Северного Кавказа, Воронежской, Вотской, Вятской, Екатеринбургской губерний и Донской области (ГАРФ, ф. Р-1064, оп. 1, д. 75, 76, 78, 80, 82, 85).

68. Биохроника. Т. 11, с. 247.

69. Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине. Т. 4. М. 1979, с. 82.

70. ГАРФ, ф. Р-1064, оп. 1, д. 1, л. 42.

71. Там же, оп. 3, д. 1, л. 1 -1об.



Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/Российская-общественность-и-иностранная-помощь-голодающим-в-1921-г

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. А. Поляков, Российская общественность и иностранная помощь голодающим в 1921 г. // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 25.07.2020. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/Российская-общественность-и-иностранная-помощь-голодающим-в-1921-г (date of access: 13.08.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - В. А. Поляков:

В. А. Поляков → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
92 views rating
25.07.2020 (18 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Жан Ланн
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
Кризис муниципальных финансов в России в 1917 г.
Catalog: Экономика 
3 days ago · From Россия Онлайн
Благотворительная деятельность предпринимателей Парамоновых на Дону. 1914-1915 гг.
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
Дагестан и Древняя Русь
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
"Кавказские" и "русские" полки в начале XIX в. на Кавказе
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
Демидовский временник: исторический альманах. Книга II
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
Роль российских императоров в создании военных знамен
3 days ago · From Россия Онлайн
31 мая газета «South China Morning Post», сославшись на военный источник при Народно-освободительной армии (НОАК), раскрыла информацию о том, что Пекин начал разрабатывать план создания зоны идентификации ПВО (ADIZ) в Южно-Китайском (Восточном море) с 2010 года. В том же году Китай заявил, что рассматривает возможность применения аналогичных мер по контролю воздушного пространства в Восточно-Китайском море, и этот шаг подвергся широкой критике всего мирового сообщества.
При любом взаимодействии масс, на любом уровне, создаются потенциалы взаимодействия в любых процессах расширения Вселенной. Этим определением будем решать вопросы, связанные с массой и энергией взаимодействующих объектов. Когда объекты (частицы, молекулы) потенциально взаимодействуют, они создают градиенты потенциального взаимодействия. Эти градиенты регулируют энергию и массу объектов и Вселенной в целом. Есть предположение, что потенциал взаимодействия всех масс Вселенной равен квадрату скорости света.
Catalog: Физика 
11 days ago · From Владимир Груздов
Дворцовые резиденции князей Юсуповых в 1890-1914 гг.
14 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 
Наталья Свиридова·jpg·25.22 Kb·91 days ago

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Российская общественность и иностранная помощь голодающим в 1921 г.
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones