Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-14183
Author(s) of the publication: М. Ф. ЮРЬЕВ

Share with friends in SM

Воспоминания скончавшегося в 1974 г. немецкого коммуниста-интернационалиста О. Брауна о его работе в Китае в 1930-х годах* представляют значительный интерес по меньшей мере в трех аспектах: во- первых, как важный источник по истории гражданской войны и начального периода антияпонской войны, по истории китайской Красной армии; во-вторых, как свидетельство очевидца о борьбе Мао Цзэ-дуна за власть в КПК, против интернационалистского курса, о коварных, непартийных методах, применявшихся им в этой борьбе; в-третьих, как документ, характеризующий значение для китайской революции интернациональной солидарности, помощи Коминтерна, КПСС и других братских партий.

О. Браун прибыл в Китай в 1932 г.1 , имея большой опыт революционной борьбы. Он участвовал в восстании 1919 г. в Баварии, выполнял ответственные задания Коммунистической партии Германии, был арестован, в 1928 г. бежал из тюрьмы и по решению партии уехал в СССР. Весной 1932 г. О. Браун окончил Военную академию имени М. В. Фрунзе, и вскоре после этого Исполком Коминтерна по просьбе руководства КПК направил его в Китай в качестве военного советника при ЦК КПК и командовании Красной армии Китая.

К этому времени существовала уже почти десятилетняя традиция направления на помощь китайской революции политических и военных советников. Начало ей было положено осенью 1923 г., когда по просьбе Сунь Ятсена из СССР в Гуанчжоу - тогдашний центр революционных сил Китая - прибыли политический советник М. М. Бородин и первые военные советники. В период китайской революции 1925 - 1927 гг. в рядах революционной армии действовали многие добровольцы-советники во главе с В, К. Блюхером 2 . После того как японские империалисты в 1937 г. начали войну за захват всего Китая, в эту страну вновь отправились советские люди, чтобы помочь китайскому народу, ставшему жертвой агрессии3 .

Выполнявшаяся О. Брауном задача осложнялась тем, что, будучи единственным иностранцем в штабе китайской Красной армии, он наталкивался на националистическое, фактически враждебное отношение к себе со стороны Мао Цзэ-дуна и его сторонников. Преодолевая эту и другие трудности, О. Браун настойчиво выполнял порученную ему Коминтерном работу по укреплению рядов Красной армии Китая, разработке ее стратегии и тактики, отражению наступления гоминьдановской армии, подготовке и обучению командного состава.

Период, охватываемый воспоминаниями О. Брауна, представляет особый интерес для понимания истории коммунистического движения в Китае. История этого периода фальсифицируется китайскими авторам!;, исходящими из маоистской точки зрения,


* Отто Браун. Китайские записки. М. Политиздат. 1974. 366 стр. Тираж 100000. Цена 1 руб. 23 коп.

1 В Китае он именовался Ли Дэ и имел литературный псевдоним Хуа Фу.

2 См. мемуары: А. В. Благодатов. Записки о китайской революции 1925 - 1927 гг. М. 1970; В. В. Вишнякова-Акимова. Два года в восставшем Китае. М. 1965; С. А. Далин. Китайские мемуары. М. 1975; М. И. Казанин. В штабе Блюхера. М. 1966; Н. И. Кончиц. Китайские дневники. М. 1969; В. М. Примаков. Записки волонтера. М. 1967; А. И. Черепанов. Записки военного советника в Китае. М. 1971; его же. Северный поход национально-революционной армии Китая. М. 1968; сборники "Советские добровольцы о первой гражданской революционной войне в Китае". М. 1961; "На китайской земле". М. 1974, а также А. И. Картунова. В. К. Блюхер в Китае. М. 1970.

3 См. А. Я. Калягин. По незнакомым дорогам. М. 1969, а также вторую часть сборника "На китайской земле".

стр. 184


изложенной в решении VII пленума ЦК КПК 6-го созыва (апрель 1945 г.) "О некоторых вопросах истории нашей партии"4 . Это решение, принятое после кампании чистки партии, идеологических проработок и репрессий в отношении интернационалистов ("движение за исправление стиля" - чжэнфэн юньдун), имело целью изобразить линию интернационалистского руководства ЦК КПК в 1931 - 1934 гг., а, по существу, линию Коминтерна как ошибочную, "не соответствующую национальным особенностям Китая" и противопоставить ей линию Мао Цзэ-дуна, как якобы всегда и по всем вопросам правильную, представляющую собой "соединение общих истин марксизма-ленинизма с практикой китайской революции". Эта версия была подхвачена западными буржуазными синологами, которые стремятся в своих работах подкрепить и поощрить националистические произвольные толкования истории КПК, пропагандируемые в Китае к угоду культу личности Мао Цзэ-дуна, его гегемонистским притязаниям. В изданных в последние годы работах советских китаеведов показана на основе анализа большого документального материала несостоятельность этих построений.

О. Браун приступил к работе непосредственно в Центральном советском районе осенью 1933 г., но еще до этого, в конце 1932 - начале 1933 г., находясь в Шанхае, активно участвовал в выработке решений, направленных на отражение 4-го похода Чан Кай-ши против Красной армии Китая. По его рекомендации были осуществлены операции, приведшие к расширению Центрального советского района и к разгрому 18-й армии гоминьдана (стр. 34). Проделав трудный и опасный путь, он перебрался осенью 1933 г. в "красную столицу" Жуй-цзинь. В это время гоминьдановские войска, получив помощь деньгами и оружием от империалистов, начали на основе плана, разработанного под руководством фон Секта и других немецких генералов, военных советников гоминьдановской армии, 5-й поход с целью уничтожения китайской Красной армии и советских районов.

О. Браун находился в центре событий, поэтому его воспоминания о борьбе Красной армии Китая имеют особую ценность. Известно (и об этом говорится в книге), что на IV пленуме ЦК КПК (январь 1931 г.) на основе решения Коминтерна была осуждена. левацко-националистическая линия Ли Ли-саня, активным сторонником которой (вопреки утверждениям маоистской историографии) был Мао Цзэ-дун. О. Браун пишет, что после учреждения в Центральном советском районе Бюро ЦК (это произошло по рекомендации ИККИ в конце 1930 - начале 1931 г., бюро возглавил один из лидеров интернационалистского направления в КПК, Сян Ин) и роспуска руководимого Мао Цзэ-дуном фронтового партийного комитета "начались серьезные столкновения внутри руководства. Это были первые свидетельства зарождения двух группировок, или фракций, - марксистско-интернационалистской и мелкобуржуазно-националистической, хотя, должен сознаться, тогда этого еще никто не понимал" (стр. 27).

На расширенном совещании Бюро ЦК по Центральному советскому району в Нинду в августе 1932 г. политика Мао Цзэ-дуна была раскритикована, и хотя он остался председателем Временного советского правительства, членом бюро ЦК КПК по Центральному советскому району и членом Реввоенсовета, фактическое руководство партийной работой и войсками в Центральном советском районе перешло к' членам Политбюро ЦК КПК Сян Ину и Чжоу Эньлаю. В то время ИККИ и руководство ЦК КПК в Шанхае высказались за привлечение Мао Цзэ-дуна к активной работе, имея в виду необходимость предотвратить раскол, который "пагубно отразился бы на судьбе Центральной армейской группы и всего Центрального советского района" (стр.28). Это соображение - необходимость сохранить единство и в дальнейшем руководило, как видно из воспоминаний О. Брауна, действиями коммунистов- интернационалистов в КПК. Мао Цзэ-дун, напротив, не гнушался применять раскольнические методы во имя захвата власти в партии и армии.

Основой внутрипартийной борьбы между группировкой Мао Цзэ-дуна и марксистско-


4 См. Мао Цзэ-дун. Избранные произведения. Т. 4. М. 1953, стр. 321 - 398. Впервые маоистская версия истории КПК была изложена в 1936 г. Мао Цзэ-дуном американскому журналисту Э. Сноу (см. Е. Snow. Red Star over China. L. 1937). Буржуазные авторы использовали книгу Э. Сноу (его изложение взглядов Мао было одобрено последним) в своих попытках дискредитировать помощь международного коммунистического движения Компартии Китая. Записки О. Брауна, очевидца и участника событий, показывают фальсификаторский характер маоистской интерпретации истории КПК, которая пропагандируется Сноу и другими антикоммунистами.

стр. 185


интернационалистским ядром был различный подход к коренным вопросам революции, оценке роли в ней различных классов, соотношения общего и особенного применительно к Китаю. Мао Цзэ-дун под прикрытием специфики Китая выступил против главного в марксизме-ленинизме - учения об исторической роли рабочего класса, о коммунистической партии как высшей форме организации пролетариата. О. Браун з связи с этим пишет: "Гегемонию рабочего класса и в такой, и даже именно в такой отсталой аграрной стране, как Китай, мы считали закономерной и неизбежной... Мао Цзэ-дун, напротив, после 1927 года все чаще высказывался, что рабочий класс утратил свою руководящую роль, что главной силой революции является крестьянство, а ее оплотом - деревня" (стр. 17). Об этом же говорится в связи с фуцзяньскими событиями 1933 г.: "Перемещение началось уже тогда. Руководящая роль китайского рабочего класса в антиимпериалистической и антифеодальной революции, и без того слабая в силу объективных причин, ставилась под сомнение и в силу субъективных факторов" (стр. 42), то есть вследствие усиления "однобокой ориентации" Мао Цзэ-дуна и его сторонников на сельские советские районы и Красную армию.

Вспоминая о Великом походе 1934- 1935 гг. и давая объективную оценку героизму его участников, победе КПК в отражении попыток гоминьдана уничтожить китайскую Красную армию, автор вновь возвращается к вопросу об отношении маоистов к рабочему классу: "Наконец - и это роковым образом скажется в будущем - поход дал новую пищу для проповеди примитивного крестьянского и солдатского коммунизма в том виде, как его понимал Мао Цзэ-дун. В результате повседневная, не менее героическая и стоившая еще больших жертв борьба китайского рабочего класса в крупных городах и промышленных центрах отошла на задний план, о ней умышленно "забыли" (стр. 197 - 198).

С подстановкой на место рабочего класса крестьянства и других непролетарских слоев связана подмена пролетарского интернационализма мелкобуржуазным национализмом. "Все более проявлялись тенденции, - вспоминает О. Браун, - которые восходили к старому лилисаневскому тезису о Китае как новом центре мировой революции, чью внутреннюю борьбу Советский Союз обязан поддержать военным путем, невзирая ни на какие внешнеполитические последствия" (стр. 42). В этих условиях провал партийного центра в Шанхае осенью 1934 г. оказался на руку Мао Цзэ-дуну, так как нанес сильный удар по работе КПК в городах и привел к разрыву связи по радио с Исполкомом Коминтерна. Длительная (до весны 1936 г.) изоляция ЦК КПК от Коминтерна имела тем более тяжелые последствия, что она совпала с периодом подготовки и проведения VII конгресса Коминтерна, сыгравшего выдающуюся роль в разработке стратегии и тактики коммунистического движения, направленных на сплочение всех антифашистских, антиимпериалистических и антивоенных сил.

В начале 1936 г. Мао Цзэ-дун выдвинул авантюристический план похода частей Красной армии Китая на восток, в провинцию Шаньси, с перспективой выхода к границе МНР для установления связи с советской Дальневосточной армией. О. Браун как бы подытоживает факты, свидетельствующие о провокационной линии Мао Цзэ-дуна: "Его снова и снова повторявшийся с 1934 года тезис, что главное противоречие в мире - противоречие между Китаем и Японией и, следовательно, основной фактор революционной борьбы в мировом масштабе- это борьба китайского народа против японской агрессии и гоминьдановской реакции; его конкретные, выдвигавшиеся с 1935 года планы втянуть Советский Союз в конфликт сначала с гоминьдановским Китаем, а затем и с Японией посредством продвижения китайской Красной армии в Синьцзян или к границам Монголии и т. д. и т. п." (стр. 214).

Автор показывает, насколько намерения Мао Цзэ-дуна объективно шля навстречу антисоветскому курсу китайской реакции и империализма. Как подлинный интернационалист, он решительно высказался против похода в Шэньси, что усилило враждебность к нему Мао Цзэ-дуна. Восточный поход состоялся, но под давлением превосходящих сил гоминьдана части Красной армии Китая были вынуждены возвратиться в северную Шэньси. Такой исход подтверждал правильность курса Коминтерна на прекращение гражданской войны в Китае и создание единого национального антияпонского фронта с участием гоминьдана. Воспоминания О. Брауна показывают, что Мао Цээ-дун, по сути дела, продолжал выступать против этой линии и после того, как связь между Коминтерном и ЦК КПК была восстановлена.

стр. 186


Вопрос о соотношении национальных и социальных задач китайской революции и тесно связанный с шш вопрос о союзниках, о едином фронте имели важнейшее значение для выработки стратегии и тактики КПК с момента ее основания и до победы народной революции в 1949 году. Принятие правильных решений в этой области в середине 30-х годов осложнялось, с одной стороны, антикоммунистической позицией гоминьдановских деятелей (а без привлечения гоминьдана нельзя было осуществить тактику единого национального антияпонского фронта), а с другой - "лево"-сектантской политикой части руководителей КПК, в том числе Мао Цзэ-дуна. После оккупации японскими войсками в 1931 -1932 гг. Маньчжурии японский империализм стал, как подчеркивает О. Браун, главным врагом китайского народа, а следовательно, Компартии и Красной армии Китая. "Непосредственными же противниками, особенно в вооруженной борьбе, выступали гоминьдан и милитаристы различных провинций" (стр. 16). Мао Цзэ-дун считал врагом номер один главу гоминьдановского правительства и армии Чан Кай-ши. Чтобы разбить Японию, утверждал Мао, необходимо сначала разгромить Чан Кай-ши. Такая позиция (и жизнь это доказала) делала бесперспективной борьбу за единство всех сил Китая, выступавших против превращения страны в японскую колонию. Заметим, что Чан Кай-ши считал уничтожение КПК и Красной армии Китая обязательной предпосылкой отпора Японии. Таким образом, Мао Цзэ-дун и Чан Кай-ши с разных сторон препятствовали объединению патриотических сил Китая на платформе борьбы против японской агрессии. И в 1935 - 1936 гг., после прихода войск Центральной армейской группы в северную Шэньси, Мао Цзэ- дун, к тому времени укрепивший свое положение в руководстве КПК и Красной армии, продолжал настаивать на лозунге "Сначала разбить Чан Кай-ши, а потом японцев!" (стр. 229).

В противовес этой авантюристической линии Коминтерн выступил за осуществление в Китае тактики единого национального антияпонского фронта. Это было частью выработанной VII конгрессом общей линии Коминтерна на сплочение во всех странах сил, способных бороться против фашизма и войны. Именно Е период работы конгресса делегация КПК в Коминтерне во глазе с Ван Мином при активном участии ИККИ подготовила и опубликовала от имени ЦИК.

Китайской Советской Республики и ЦК КПК "Обращение к народу об отпоре Японии и спасении родины" от 1 августа 1935 года. В этом документе содержался призыз ко всем партиям и группировкам прекратить гражданскую войну, сплотиться для борьбы против внешнего врага. По окончании VII конгресса делегация КПК в Коминтерне выработала еще одно обращение, опубликованное от имени ЦК КПК и датированное 25 ноября 1935 года. Обращение призывало весь народ, все партии и армии немедленно созвать национальную конференцию по спасению родины, чтобы обсудить конкретные меры по мобилизации и объединению всех патриотических сил, причем гоминьдан специально был указан как один из участников такой конференции.

Как отмечает О. Браун, "линия, намеченная в этих документах, открывала возможности для реального сотрудничества с гоминьданом" (стр. 207). Однако в решении Политбюро ЦК КПК в Ваяобао, принятом 25 декабря 1935 г. (его "главным автором, ...по-видимому, можно считать Мао Цзэ-дуна", - пишет О, Браун на стр. 208), линия Коминтерна и сектантский курс Мао Цзэ-дуна эклектически соединялись, в результате чего содержание этого документа было весьма противоречивым. В докладе Мао Цзэ-дуна на собрании партийного актива КПК в Ваяобао 27 декабря 1935 г. "О тактике борьбы против японского империализма", в котором разъяснялось решение Политбюро от 25 декабря 1935 г., говорилось о борьбе за "широкий единый революционный национальный фронт" и в то же время о необходимости "вести войну против сил иностранного империализма и внутренней контрреволюции"5 . О. Браун правильно характеризует этот лозунг (о войне на два фронта) как "сектантский и авантюристический", ибо он "не соответствовал реальному соотношению сил в стране и не отвечал политической цели создания широкого национального единого фронта и демократической народной республики" (стр. 208).

По сути дела, Мао Цзэ-дун продолжал настаивать на своей сектантской левацкой тактике и после того, как руководство КПК узнало о решениях VII конгресса Коминтерна от прибывшего в северную Шэньси в конце ноября 1935 г. кандидата в члены ЦК КПК Чжан Хао, участвовавшего в ра-


5 Мао Цзэ-дун. Избранные произведения. Т. 1. М. 1952, стр. 275.

стр. 187


боте конгресса. Об этом свидетельствует блокирование Мао Цзэ-дуна в 1935 - 1936гг. с региональными группировками милитаристов Северо-Восточного, Северо-Западного, Юго-Западного Китая против наиболее сильной и влиятельной части гоминьдана, руководителем которой был Чан Кай-ши. В докладе на собрании партийного актива в Ваяобао 27 декабря 1935 г. Мао Цзэ-дун назвал Чан Кай-ши "сытой собакой", а местных милитаристов из Шэньси, Гуандуна, Гуанси и других провинций - "голодными". С последними он допускал возможность соглашений и союзов против центрального правительства и даже считал это желательным; тем самым он ставил под сомнение саму идею "широкого национального единого фронта" (стр. 209).

Если установление контактов с Северо-Восточной армией Чжан Сюэ-ляна и 17-й армией Ян Ху-чэна, которые находились в провинции Шэньси и воевали против китайской Красной армии, можно объяснить стремлением прекратить военные действия на этом участке фронта и улучшить военное положение войск КПК, то политическая поддержка выступления юго-западных милитаристов против гоминьдановского правительства под демагогическими лозунгами "антияпонского северного похода" явно означала, что Мао Цзэ-дун и его сторонники настаивали на своей авантюристической политике "борьбы на два фронта". О выступлении Юго-Западного политического совета против нанкинского правительства летом 1936 г. в решении Политбюро ЦК КПК говорилось, что оно в известном смысле носит характер национальной революции, так как прежде всего направлено против Чан Кай-ши "главы контрреволюционеров и предателей родины". Исполком Коминтерна осудил, это решение как ошибочное, указав, что "было бы правильнее решительно выступить против раздувания внутренней междоусобицы, провоцируемой японскими империалистами" (стр. 228).

Еще более опасные последствия могла иметь позиция Мао Цзэ-дуна в связи с сианьскими событиями. В декабре 1936 г. Чан Кай-ши прибыл в Сиань (главный город провинции Шэньси), чтобы добиться возобновления военных действий Северо-Восточной и 17-й армий против китайской Красной армии. Несогласные с его требованиями генералы Чжан Сюэ-лян и Ян Ху-чэн арестовали 12 декабря 1936 г. Чан Кай-ши. В этот или на следующий день в тогдашнем центре советского района - Баоане состоялся митинг. О. Браун, бывший на этом митинге, вспоминает: "Сначала, насколько я помню, выступил Мао Цзэ-дун, затем - Чжу Дэ и Чжоу Энь-лай. Все они говорили, что настало время рассчитаться с Чан Кай-ши, предателем национальных интересов Китая, и подвергнуть его публичному суду, что после его устранения откроется путь к объединению всей страны для борьбы против японского империализма, что от нанкинского правительства надо потребовать немедленного прекращения междоусобной борьбы за власть, особенно гражданской войны против Красной армии и преследования коммунистов" (стр. 247). Эти требования звучали прогрессивно, но, по существу, означали курс не на прекращение, а на возобновление гражданской войны ("рассчитаться с Чан Кай-ши"), К этому же вело предложение создать коалиционное правительство с участием Чжан Сюэ-ляна, Ян Ху-чэна, представителей КПК и антияпонских организаций в гоминьдановском Китае, "мобилизовать весь народ и все вооруженные силы страны на войну против Японии и ее приспешников в рядах гоминьдана" (там же). В Сиане был создан "Чрезвычайный комитет объединенной антияпонской армии" во главе с Чжан Сюэ-ляном, в состав которого вошли Ян Ху-чэм и Чжоу Энь-лай.

Прояпонские реакционные элементы в Нанкине использовали сианьсюие события для нагнетания антикоммунистической атмосферы и разжигания военных действий против "сианьцев". В то же время "представители антияпонского движения в гоминьдановском Китае, даже те, которых преследовал и бросал в тюрьмы Чан Кай-ши, решительно отказывались от какого бы то ни было сотрудничества с сианьскими мятежниками, действия которых они справедливо расценивали как раскол единого национального фронта" (стр. 252). В результате сианьских событий Китай оказался на грани возобновления внутренней войны, которая была бы на руку японскому империализму.

Предотвратить такое трагичное для Китая развитие событий удалось благодаря решительной и дальновидной политике Коминтерна и КПСС. 14 декабря 1936 г. газета "Правда" поместила передовую статью, в которой выступление в Сиане характеризовалось как подрывающее процесс консолидации всех сил, стремящихся к объединению Китая. Центральный печатный орган советских коммунистов призывал разрешить

стр. 188


сианьскнй инцидент мирным путем. Исполком Коминтерна 16 декабря направил в ЦК КПК радиограмму с рекомендацией выступить за мирное урегулирование конфликта для прекращения гражданской войны и достижения соглашения с Нанкином о едином антаяпонском национальном фронте. "Буквально за одну ночь, - вспоминает О. Браун, - наступил коренной перелом, о чем я узнал конфиденциально из радиограммы ИККИ из Москвы... Были отозваны из Сианя Чжоу Энь-лай и Бо Гу, поспешно собралось Политбюро. После долгих колебаний было решено отказаться от требований публичногэ суда над Чан Кай-ши, добиться его освобождения и вступить с ним в переговоры о проведении обшей политики, направленной на демократизацию общественной жизни в Китае и на борьбу против японского агрессора. Всех обстоятельств, касающихся этого решения, я не знаю. Эдгар Сноу пишет, как обычно не ссылаясь на истотники, что радиограмма из Москвы вызвала приступ дикой ярости у Мао Цзэ-дуна, а Чжоу Энь-лай сообщил одному авторитетному лицу, что это было "самым трудным решением в их жизни". Даже если этого и не было, безусловно одно: Мао Цзэ-дун пытался навязать ИККИ свою сектантскую, авантюристическую политику и продолжал ее отстаивать даже после получения радиограммы, в то время как Бо Гу и Ло Фу сразу перешли на сторону Исполкома Коминтерна. Мао отступил только тогда, когда осознал полную несостоятельность своего замысла" (стр. 253).

Представляет значительный интерес характеристика О. Брауном партийной конференции в Лочуане (май 1937 г.), на которой он присутствовал. Конференция ознаменовалась победой линии ИККИ и китайских коммунистов-интернационалистов на единый фронт борьбы против японского империализме. Это было особенно важно, поскольку через два месяца после конференции вспыхнула японо-китайская война.

Вспоминая первые ее годы, О. Браун особо подчеркивает значение для Китая советско-китайского договора о ненападении от 21 августа 1937 года. "Это был неоценимый вклад в дело борьбы против войны и фашизма в этой части земного шара. Договор укрепил моральный дух всех китайских патриотов - участников движения Сопротивления, обеспечил тыл Китая - как в политическом, так и в военном отношении - на его северных границах с СССР и МНР. Кроме того, получали непосредственную помощь китайские вооруженные силы. Были оборудованы перевалочные базы в Урумчи, Хами и Ланьчжоу. Самолеты доставляли снаряжение в Шэньси и Сычуань, откуда оно перебрасывалось на фронт. Позже была построена шоссейная дорога, проходившая по древней караванной дороге через Синьцзян. Сотни советских летчиков и тысячи шоферов участвовали в переброске грузов... Помощь, которую нельзя недооценивать, СССР оказывал китайским вооруженным силам еще и тем, что его Дальневосточная армия сковывала Квантунскую армию, уже тогда, по имевшимся у нас сведениям, включавшую 20 - 30 дивизий численностью около полумиллиона человек" (стр. 280). О. Браун пишет далее о значении для Китая событий у озера Хасан (1938 г.) и на реке Халхин-гол (1939 г.), в которых Квантунская армия потерпела поражение в своих попытках захватить часть советской и монгольской территории. Ко всем этим фактам следует добавить значение работы советских военных советников и героических подвигов советских добровольцев-летчиков.

К воспоминаниям О. Брауна по вопросу о серьезных трениях и столкновениях между гоминьданом и КПК надо добавить, что политика Советского Союза была последовательно направлена на сохранение единого фронта в борьбе против японского милитаризма, что отвечало перспективным интересам развития китайской революции. Как пишет А. Я. Калягин (в 1938 - 1939 гг. старший советник при командующем инженерными войсками китайской Красной армии), "бескорыстная, быстрая и эффективная помощь советского народа китайскому народу в его справедливой борьбе с захватчиком предотвратила возможную капитуляцию Чан Кай-ши перед агрессором, его сговор с империалистами за счет китайского народа, а это в конечном счете привело к победе китайского народа, к образованию Китайской Народной Республики"6 .

В годы, описываемые О. Брауном, в Китае ярко проявилась роль СССР как оплота сил социального прогресса и национального освобождения. Поэтому любой патриот и интернационалист поддержит позицию автора: "Отношение к Советскому Союзу, по моему глубокому убеждению, было и остается мерилом подлинной революционности каждого коммуниста, к какой бы


6 "На китайской земле", стр. 189 - 190.

стр. 189


национальности он ни принадлежал и в каких бы обстоятельствах ни находился" (стр. 352).

В содержательных воспоминаниях О. Брауна встречаются и некоторые неточности. Так. спорным является мнение автора, что с января 1931 г. "КПК вступила в третью фазу своего развития" (стр. 14), причем первые две фазы датируются 1921 - 1927гг. и 1927 - 1930 гг. (стр. 12 - 13). Ян Ху-чэн командовал не 26-й (стр. 201), а 17-й армией (как правильно говорится в других местах книги). Японцы захватили Шанхай и Тайюань в ноябре, а не в сентябре - октябре 1937 г. (стр. 288). На стр. 309 вместо провинции Хэбэй сказано Хубэй. Самороспуск Коминтерна произошел в 1943 г., а не в 1938 г., как можно понять из фразы на стр. 320. Город Чанша был захвачен японцами не в 1939, а только в 1944 г. (стр. 322). "Битва ста полков" происходила не в начале 1940 г., а в августе - декабре того же года (стр. 329).

Шесть карт-схем, именной и географический указатели, приложенная к основному тексту статья Хуа Фу "Актуальные вопросы революционной войны", которая была опубликована в 1934 г. в журнале КПК "Революция и война", служат полезным дополнением к основному тексту.

О. Браун как подлинный интернационалист нарисовал правдивую картину трудной и героической борьбы китайских коммунистов за свободу и независимость Китая, убедительно показал, какой вред нанес коммунистическому движению в Китае курс Мао Цзэ-дуна.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/СВИДЕТЕЛЬСТВО-ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Alexander PetrovContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Petrov

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

М. Ф. ЮРЬЕВ, СВИДЕТЕЛЬСТВО ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТА // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 09.07.2017. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/СВИДЕТЕЛЬСТВО-ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТА (date of access: 20.05.2019).

Publication author(s) - М. Ф. ЮРЬЕВ:

М. Ф. ЮРЬЕВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Alexander Petrov
Volgodonsk, Russia
352 views rating
09.07.2017 (680 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Работа рассказывает об истинном месте планеты Луна в системе Мироздания и человеческих очах. The modern apprehension of the Universe as an dimensionless isotropic bag is not true. The truth is that the Universe is an Undivided Integral System — the Wheel which has the Axis and the border. Тhe mysterious Axis is the God, the Maker of existing, and the obvious Axis is the Moon, the God's throne and our sacred Origin.
Catalog: Философия 
2 days ago · From Олег Ермаков
Вывод Coin (USDC) на карту Сбербанка – простая задача. Но, нужно знать, где финансовую сделку выполнить наиболее выгодно. Здесь лучшим помощником будет мониторинг сайтов по обмену криптовалют.
Catalog: Экономика 
3 days ago · From Россия Онлайн
POluavtobia
Catalog: Разное 
5 days ago · From Сергей Адамян
Суть и связь Огня, Света и Цвета. The essence and relation of Fire, Light and Color.
Catalog: Философия 
7 days ago · From Олег Ермаков
Учёные испокон веков были озабочены поиском во Вселенной системы отсчёта, которая могла бы однозначно определить, к примеру, Земля крутится вокруг Солнца, или наоборот. Ни система Птолемея, ни система Коперника не обладают такой однозначностью. Законы Кеплера также не проясняет этот вопрос. Теория относительности Эйнштейна предполагает равноправие обеих точек зрения. Но для многих исследователей вопрос оставался открытым. И вот, наконец, однозначность, как будто бы, появилось. Однозначность формируется разностью гравитационных потенциалов.
Catalog: Физика 
Первое, что меня сподвигло на это открытие это шок, который испытывают исследователи сверхпроводимости. И это понятно. Если ток проводимости формируется свободными электронами, то почему сверхпроводимость повышается, когда свободные электроны практически исчезают, примораживаясь к атомам. Второе, это упёртость российского учёного дтн Федюкина Вениамина Константиновича, который усомнился в том, что сверхпроводимость существует. Он пишет: "исходя из общенаучных, мировоззренческих положений и практики о том, что всякому действию есть противодействие и любому движению есть сопротивление, можно утверждать, что движению и электрического тока вдоль проводника должно быть сопротивление. Поэтому так называемой "сверхпроводимости" электрического тока нет, и не может быть". .
Catalog: Физика 
В данный момент существует множество специализированных средств для обозначения линий отреза, области производства работ, зоны прокладки инженерных коммуникаций. Одним из наиболее востребованных и универсальных являются строительные карандаши.
14 days ago · From Россия Онлайн
ЗАРУБЕЖНАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ О СОЦИАЛЬНОМ ПОЛОЖЕНИИ ЖЕНЩИНЫ В ДРЕВНЕЙ РУСИ
16 days ago · From Россия Онлайн
УМБЕРТО МОНТЕОН Г. Мексика и Великая Отечественная война советского народа.
16 days ago · From Россия Онлайн
Рецензии. ЧЕРНЫЕ АМЕРИКАНЦЫ В ИСТОРИИ США. В 2-Х ТТ.
16 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
СВИДЕТЕЛЬСТВО ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТА
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones