Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-15510

Share with friends in SM

N11 Письмо ЦК ВКП(б) ЦК КПЮ1

Секретно

Центральному Комитету Коммунистической Партии Югославии

Ваше ответное письмо и сообщение о решении Пленума ЦК КПЮ от 13 апреля 1948 года за подписями тт. Тито и Карделя получены.

К сожалению, эти документы, особенно документ, подписанный тт. Тито и Кар дел ем, не только не делают никакого прогресса в сравнении с предыдущими документами югославов, а, наоборот, еще больше запутывают дело и обостряют конфликт.

Обращает на себя внимание тон документов, который нельзя квалифицировать иначе, как непомерно амбициозный. В документах не видно желания выяснить истину, признать по- честному свои ошибки, признать необходимость ликвидации этих ошибок. Критика воспринимается югославскими товарищами не по-марксистски, а по-обывательски, то есть воспринимается как оскорбление, задевающее престиж ЦК КПЮ, подрывающее амбицию югославских руководителей.

Для того, чтобы выпутаться из незавидного положения, в которое поставили себя югославские руководители, они прибегают к "новому" методу, - к методу голого отрицания своих ошибок, несмотря на всю их очевидность. Отрицаются всем известные факты и документы, изложенные в письме ЦК ВКП(б) от 27 марта 1948 года. Тт. Тито и Кардель, видимо, не понимают, что этот ребяческий метод голого отрицания фактов и документов никого не может убедить, а может вызвать лишь улыбку.

1. Об отзыве из Югославии советских военных советников. В своем письме от 27 марта ЦК ВКП(б) изложил мотивы отзыва советских военных советников, заявив при этом, что информация ЦК ВКП(б) основана на жалобах этих советников на недружелюбное отношение со стороны югославских работников к Советской Армии и ее представителям в Югославии. Тт. Тито и Кардель начисто отрицают правомерность этих жалоб. Спрашивается: почему ЦК ВКП(б) должен придавать больше веры голословному заявлению тт. Тито и Карделя, чем неоднократным жалобам военных советников СССР? На каком основании? СССР имеет своих военных советников почти во всех странах народной демократии. Нельзя не отметить, что до сего времени мы не имели еще никаких жалоб со стороны наших военных советников в этих странах. Этим, собственно, и объясняется, что мы не имели никаких недоразумений в этих странах в связи с работой там советских военных советников. Но мы имеем


Окончание. См. Вопросы истории, 1992, NN 4 - 7.

стр. 141


жалобы и недоразумения в этой области только в Югославии. Не ясно ли, что это обстоятельство следует объяснить лишь тем особым недружелюбным режимом, который создан в Югославии вокруг советских военных советников.

Тт. Тито и Кардель ссылаются на большие расходы, связанные с содержанием советских военных советников в Югославии, указывая на то, что советские генералы в Югославии получают в три-четыре раза больше в динарах, чем югославские генералы, что это обстоятельство, по их мнению, могло вызвать нарекания со стороны югославских военных. Но, во-первых, югославские генералы, кроме динаров, получают еще в натуре всякие блага: квартиру, обслуживание, продовольствие и тому подобное. Во-вторых, та денежная плата, которая выдавалась советским генералам в Югославии, полностью соответствует тем размерам денежного оклада, который получают советские генералы в СССР. Понятно, что Советское правительство не могло пойти на снижение денежного оклада советским генералам, командируемым в Югославию.

Возможно, что расходы на советских генералов в Югославии обременительны для югославского бюджета, но в таком случае Югославское правительство должно было своевременно обратиться к Советскому правительству и предложить взять на себя часть расходов. Несомненно, что Советское правительство пошло бы на это. Но югославы стали на другой путь: вместо полюбовного решения этого вопроса они начали с того, что стали шельмовать наших военных советников, обзывать их дармоедами, дискредитировать Советскую Армию, и только после того, как была уже создана вокруг советских военных советников недружелюбная атмосфера, Югославское правительство обратилось к Советскому правительству. Понятно, что Советское правительство не могло мириться с таким положением.

2. О советских гражданских специалистах в Югославии. В своем письме от 27 марта ЦК ВКП(б) сообщил о мотивах отзыва гражданских специалистов из Югославии. ЦК ВКП(б) опирался в данном случае на жалобы советских гражданских специалистов и на сообщение советского посла в Югославии. Из этих сообщений вытекает, что советские гражданские специалисты, а также представитель ВКП(б) в Коминформбюро тов. Юдин по сути дела отданы под надзор органов госбезопасности Югославии. Тт. Тито и Кардель в своем письме отрицают правомерность этих жалоб и сообщений, утверждая, что югославские органы госбезопасности не ведут слежку за советскими людьми в Югославии. Но почему ЦК ВКП(б) должен верить голословному утверждению тт. Тито и Кар деля, а не жалобам советских людей, в том числе и тов. Юдина? У Советского правительства имеется немало своих гражданских специалистов во всех странах народной демократии, однако оно не имеет жалоб от своих специалистов и не имеет никаких недоразумений с правительствами этих стран. Спрашивается: почему эти недоразумения и конфликты возникли только в Югославии? Не потому ли, что Югославское правительство создало специальный режим против советских людей в Югославии, в том числе и против тов. Юдина? Понятно, что Советское правительство не могло мириться с таким положением и оказалось вынужденным отозвать своих гражданских специалистов из Югославии.

3. О Велебите и других шпионах в аппарате Мининдела Югославии. Неверно заявление тт. Тито и Карделя о том, что при встрече с тов. Молотовым тт. Кардель и Джилас ограничили свои сомнения насчет Велебита замечанием о том, что им "о Велебите не все ясно". На самом деле, в беседе этих товарищей с тов. Молотовым речь шла о том, что Велебит подозревается в шпионаже в пользу Англии. Очень странно, что снятие Велебита из аппарата Мининдела тт. Тито и Кардель отождествляют с его гибелью. Почему нельзя снять Велебита из аппарата Мининдела без того, чтобы погубить его? Странно также заявление тт. Тито и Карделя о причинах оставления Велебита на посту первого помощника Мининдела: оказывается, Велебита не сняли с поста первого помощника Мининдела потому, что он находится в проверке. Не вернее ли было бы снять Велебита с указанного поста именно потому, что он находится в проверке? Откуда такая мягкость к английскому шпиону, к тому же непримиримо враждебно настроенному к Советскому Союзу?

Но Велебит не единственный шпион в аппарате Мининдела. Советские представители не раз заявляли югославским руководителям насчет югославского посла в Лондоне Леонтича, как об английском шпионе2 . Неизвестно, почему этот патентованный английский шпион до сих пор остается в аппарате Мининдела Югославии?

Советскому правительству известно, что, кроме Леонтича, английскую разведку обслуживают еще три сотрудника югославского посольства в Лондоне, фамилии которых еще не выяснены. Советское правительство заявляет об этом с полной ответственностью.

Непонятно также, почему посол США в Белграде ведет себя, как хозяин в стране, а его "осведомители", число которых растет, свободно разгуливают на свободе?

стр. 142


Непонятно и то, что друзья и родные палача югославских народов Недича3 так легко и удобно устраиваются при государственных и партийных аппаратах Югославии.

Ясно, что поскольку Югославское правительство упорствует в своем нежелании очистить аппарат своего Мининдела от шпионов, Советское правительство вынуждено воздержаться от откровенной переписки с Югославским правительством через югославский Мининдел.

4. О советском после в Югославии и Советском государстве. В своем письме от 13 апреля 1948 г. тт. Тито и Кардель пишут: "Мы считаем, что он (советский посол), как посол, не имеет права ни у кого искать сведений о работе нашей партии. Это не его дело".

Мы считаем это заявление тт. Тито и Кар деля в корне неправильным, антисоветским. Как видно, они приравнивают советского посла, ответственного коммуниста, представляющего в Югославии коммунистическое правительство СССР при Югославском коммунистическом правительстве, к обычному буржуазному послу, к простому чиновнику буржуазного государства, призванному подрывать основы югославского государства. Трудно понять, как могли договориться до такой дикости тт. Тито и Кардель. Понимают ли эти товарищи, что такое отношение к советскому послу означает отрицание дружественных отношений между СССР и Югославией? Понимают ли эти товарищи, что советский посол, ответственный коммунист, представляющий дружественную державу, освободившую Югославию от немецкой оккупации, не только имеет право, но и обязан иметь время от времени беседы с коммунистами Югославии по всем вопросам, которые только могут интересовать их? Как можно подвергать сомнению эти простые и элементарные вещи, если, конечно, оставаться на базе дружественных отношений с Советским Союзом?

К сведению тт. Тито и Карделя следует сказать, что вопреки югославской схеме мы не считаем югославского посла в Москве простым чиновником, не приравниваем его к буржуазным послам и не отрицаем за ним "права искать сведений у кого-нибудь о работе нашей партии". От того, что он стал послом, он не перестал быть коммунистом. Мы рассматриваем его как товарища и коммунистического деятеля. У него есть среди советских людей знакомые, друзья. "Собирает" ли он сведения о работе нашей партии? Должно быть, "собирает". И пусть "собирает"! Нам нечего скрывать от товарищей недостатки в своей работе. Мы сами вскрываем их, чтобы ликвидировать их.

Мы считаем, что эту установку югославских товарищей насчет советского посла нельзя считать случайностью. Она вытекает из общей позиции Югославского правительства, в силу которой югославские руководители часто не видят разницы между внешней политикой СССР и внешней политикой англо-американцев, приравнивают советскую внешнюю политику к внешней политике англичан и американцев и считают, что в отношении Советского Союза Югославия должна вести такую же политику, какую она ведет в отношении империалистических держав - Великобритании и США.

Крайне характерна в этом отношении речь тов. Тито в Люблянах в конце мая 1945 года, где он говорил: "Говорили, что была война справедливая, и мы рассматриваем ее таковой. Но мы требуем и справедливого ее завершения, мы требуем, чтобы всякий был хозяином того, чем он владеет, мы не желаем оплачивать чужие счета, мы не хотим быть разменной монетой, мы не хотим, чтобы нас вмешивали в какую-либо политику сфер влияния"4 .

Это было сказано в связи с вопросом о Триесте. Как известно, после ряда территориальных уступок в пользу Югославии, вырванных Советским Союзом у англо- американцев, последние совместно с французами отклонили предложение СССР о передаче Триеста Югославии и заняли Триест своими войсками, стоявшими в Италии5 . Ввиду исчерпания всех других средств у Советского Союза оставалось лишь одно средство для передачи Триеста Югославии: начать войну с англо- американцами из-за Триеста и занять последний силой. Югославские товарищи не могли не знать, что после столь тяжелой войны СССР не мог пойти на новую войну. Тем не менее это обстоятельство вызвало недовольство югославских руководителей, что и отразилось в выступлении тов. Тито. Заявление тов. Тито в Люблянах, что Югославия "не желает оплачивать чужие счета" и "не хочет быть разменной монетой", не хочет, чтобы Югославию "вмешивали в какую-либо политику сфер влияния", было направлено не только против империалистических держав, но и против СССР, причем в данном случае отношение тов. Тито к СССР ничем не отличается от его отношения к империалистическим державам, так как он не признает здесь различия между СССР и империалистическими державами.

Мы усматриваем в этой антисоветской установке тов. Тито, не встретившей отпора со стороны Политбюро ЦК КПЮ, - основу клеветнической пропаганды руководителей КПЮ,

стр. 143


ведомой в узком кругу югославских партийных кадров, насчет "перерождения" СССР в империалистическую державу, стремящуюся "экономически захватить Югославию", основу клеветнической пропаганды руководителей КПЮ насчет "перерождения" ВКП(б), стремящейся "захватить через Коминформ другие партии", насчет того, что "социализм в СССР перестал быть революционным".

В свое время Советское правительство вынуждено было обратить внимание Югославского правительства на недопустимость этого заявления тов. Тито, а поскольку последовавшие по этому поводу объяснения тт. Карде ля и Тито были несостоятельными, советский посол в Белграде тов. Садчиков получил от Советского правительства указание сделать следующее заявление Югославскому правительству, что и было выполнено тов. Садчиковым 5 июня 1945 года: "Речь тов. Тито мы считаем недружелюбным выпадом против Советского Союза, а объяснения тов. Карделя - неудовлетворительными. Так понимают речь тов. Тито наши читатели и иначе ее нельзя понять. Скажите тов. Тито, что если он еще раз допустит такой выпад против Советского Союза, мы будем вынуждены ответить открытой критикой в печати и дезавуировать его".

Из этой именно антисоветской позиции тов. Тито в отношении Советского государства и вытекает установка югославских руководителей насчет советского посла, приравнивающая советского посла в Югославии к буржуазным послам.

Югославские руководители, видимо, думают и впредь оставаться на этих антисоветских позициях. Но югославские товарищи должны принять во внимание, что остаться на таких позициях - значит стать на путь отрицания дружественных отношений с Советским Союзом, на путь измены единому социалистическому фронту Советского Союза и народно-демократических республик. Они должны также учесть, что, оставаясь на таких позициях, они лишают себя права требовать материальную и иную помощь от Советского Союза, ибо Советский Союз может оказывать помощь только друзьям.

К сведению тт. Тито и Карделя мы должны подчеркнуть, что подобную антисоветскую установку в отношении советского посла и Советского государства мы наблюдаем только в Югославии, ибо в других странах народной демократии отношения были и остаются дружественными и безупречными.

Интересно отметить, что тов. Кард ель, во всем солидаризирующийся теперь с тов. Тито, совершенно по-другому расценивал три года тому назад вышеупомянутое выступление тов. Тито в Люблянах. Вот что сообщал нам тогда советский посол в Югославии тов. Садчиков о своей беседе с тов. Карделем, состоявшейся 5 июня 1945 года:

"Сегодня, 5 июня, я сообщил Карделю то, что Вы предложили. (Тито пока еще не вернулся). Сообщение на него произвело тяжелое впечатление. Подумав, он сказал, что считает оценку речи Тито правильной. Он согласен также и с тем, что Советский Союз дальше не может терпеть подобных заявлений. Конечно, в такое трудное для Югославии время, сказал Кардель, открытая критика заявлений Тито имела бы для них тяжелые последствия, поэтому они постараются избежать подобных заявлений. Но Советский Союз будет вправе выступить с открытой критикой, если это повторится вновь. Такая критика будет для них полезной. Кардель просил передать Вам благодарность за эту своевременную критику. Она, но заявлению Карделя, поможет улучшить их работу. Критика политических ошибок, допущенных в правительственной декларации в марте месяце, принесла большую пользу. Кардель уверен, что и эта критика лишь поможет улучшить политическое руководство.

Пытаясь (очень осторожно) проанализировать причины ошибок, Кардель сказал, что, конечно, Тито имеет крупные заслуги в ликвидации прежней фракционности в компартии и организации народно-освободительной борьбы, но он иногда склонен рассматривать Югославию, как нечто самодовлеющее вне общей связи с развитием пролетарской революции и социализма. Во-вторых, в партии сложилось такое положение, что фактически ЦК, как организационного и политического центра, нет. Мы собираемся, сказал Кардель, случайно и выносим случайные решения, фактически каждый из нас предоставлен самому себе. Стиль работы плохой, не хватает коллективности в работе. Мы желали бы, продолжал Кардель, чтобы Советский Союз рассматривал нас не как представителей другой страны, способных решать вопросы самостоятельно, но как представителей одной из будущих советских республик, и компартию Югославии как часть Всесоюзной Коммунистической Партии, то есть чтобы наши отношения исходили из перспективы, что Югославия в будущем станет составной частью СССР. Поэтому они желали бы, чтобы мы просто и открыто критиковали их, советовали им, направляя внутреннюю и внешнюю политику Югославии по должному руслу.

Я ответил Карделю, что нужно исходить из действительности, именно из того, что Юго-

стр. 144


славия является самостоятельной страной и Югославская компартия - самостоятельной партией. Вы должны и можете, - сказал я, - ставить и решать вопросы самостоятельно, мы же никогда не откажем в советах, если к нам за этим обратятся. Мы имеем в отношении Югославии определенные договорные, и еще больше - моральные обязательства, и мы не отказывали в советах и возможной помощи, когда к нам с такими просьбами обращались. Всякий раз, когда я передавал в Москву обращения маршала, я получал незамедлительные ответы. Но такие советы возможны и полезны только в том случае, если обращаются своевременно, до того, как решение принято или заявление сделано".

Мы оставляем в стороне примитивные и неправильные рассуждения тов. Карделя насчет Югославии, как будущей составной части СССР, а Югославской компартии, как части ВКГТ(б). Но мы хотели бы обратить внимание на критические замечания тов. Карделя насчет антисоветского выступления тов. Тито в Люблянах и по поводу плохих порядков в ЦК КПЮ6 .

5. Об антисоветском выступлении тов. Джиласа, о разведке и о торговых переговорах. В своем письме от 27 марта мы излагали антисоветское заявление тов. Джиласа на одном из заседаний ЦК КПЮ о том, что советские офицеры будто бы стоят в моральном отношении ниже офицеров английской армии. Это заявление тов. Джиласа было сделано в связи с тем, что несколько офицеров Советской Армии в Югославии допустили проступки антиморального характера. Мы квалифицировали это выступление тов. Джиласа антисоветским потому, что из-за проступков двух-трех советских офицеров горе-марксист тов. Джилас не заметил основной разницы между социалистической Советской Армией, освободившей народы Европы, и буржуазной английской армией, призванной угнетать, а не освобождать народы мира.

В своем письме от 13 апреля 1948 года тт. Тито и Кардель заявляют, что "Джилас никогда не делал заявления в таком виде", что "Тито это объяснил в письменной и устной форме еще в 1945 году", что "с этим объяснением согласились тогда как тов. Сталин, так и остальные члены Политбюро ЦК ВКП(б)". Считаем нужным отметить, что это заявление тт. Тито и Карделя не соответствует действительности.

Вот как реагировал тогда на выступление тов. Джиласа тов. Сталин в своей телеграмме на имя Тито: "Я понимаю трудность вашего положения после освобождения Белграда. Вы не можете не знать, что Советское правительство, несмотря на колоссальные жертвы и потери, делает все возможное, чтобы помочь вам. Но меня поражает тот факт, что отдельные инциденты и ошибки со стороны отдельных офицеров и бойцов Красной Армии обобщают у вас и распространяют на всю Красную Армию. Нельзя так оскорблять армию, которая помогает вам изгонять немцев и обливается кровью в боях с немецкими захватчиками. Нетрудно понять, что семья без урода не бывает, но было бы странно оскорблять семью из-за одного урода. Если красноармейцы узнают, что тов. Джилас и те, которые ему не возражали, считают английских офицеров в моральном отношении выше советских офицеров, то они завыли бы от такой незаслуженной обиды"7 .

Мы усматриваем в этом антисоветском выступлении тов. Джиласа, не встретившем возражений других членов Политбюро ЦК КПЮ, основу той клеветнической пропаганды руководителей КПЮ против Советской Армии и ее представителей в Югославии, которая послужила причиной отзыва наших военных советников.

Чем кончилось это дело с тов. Джиласом? Оно кончилось тем, что тов. Джилас приехал в Москву совместно с югославской делегацией, извинился перед тов. Сталиным и просил забыть о досадной ошибке, допущенной им на заседании ЦК КПЮ.

Как видно, дело обстояло совсем не так, как об этом пишут в своем письме тт. Тито и Кардель. К сожалению, ошибка тов. Джиласа оказалась не случайной.

Тт. Тито и Кардель обвиняют советских людей, что они вербуют будто бы югославских граждан для своей разведывательной службы. Они пишут:

"Считаем неправильным, что органы советской разведки вербуют у нас в стране, которая идет к социализму, наших граждан для своей разведывательной службы, что мы не можем иначе понять, как так, что это направлено против интересов нашей страны. Это делается вопреки тому, что наши руководящие люди и органы государственной безопасности протестовали и ставили в известность, что мы не можем этого допустить. Вербуются наши офицеры, вербуются различные руководители, вербуются те, которые настроены отрицательно по отношению к новой Югославии".

Мы заявляем, что это заявление тт. Тито и Карделя, изобилующее к тому же недружелюбными выпадами против советских работников в Югославии, совершенно не соответствует действительности.

Было бы дико требовать, чтобы советские люди, работающие в Югославии, набрали

стр. 145


воды в рот и ни с кем не вели бесед, разговоров. Советские работники являются политически развитыми людьми, а не просто работниками, нанятыми для работы за плату и не имеющими права интересоваться тем, что делается в Югославии. Естественно, что они завязывают беседы с югославскими гражданами, расспрашивают их, хотят получить разъяснения и т. п. Надо быть неисправимым советофобом, чтобы эти беседы рассматривать, как попытку вербовать людей для разведки, да еще таких людей, которые "отрицательно относятся" к новой Югославии. Только антисоветские люди могут думать, что руководители Советского Союза заботятся о целости и сохранности новой Югославии меньше, чем Политбюро ЦК КПЮ.

Характерно, что эти дикие обвинения против советских людей мы встречаем только в Югославии. Нам кажется, что эти нелепые обвинения против советских работников выдуманы для того, чтобы оправдать действия органов госбезопасности Югославии, ведущих слежку за советскими людьми в Югославии.

Следует отметить, что приезжающие в Москву югославские товарищи обычно совершенно свободно разъезжают по городам СССР, видятся с нашими людьми, свободно беседуют с ними. Не бывало, чтобы им ставились Правительством СССР какие-либо ограничения. В последнюю свою поездку в СССР тов. Джилас, побывав в Москве, уехал на несколько дней в Ленинград для беседы с советскими товарищами8 . По югославской схеме, сведения о партийной и государственной работе можно брать только у руководящих органов ЦК партии или Правительства. Однако тов. Джилас собирал сведения не у этих органов СССР, а в местных органах ленинградских организаций9 . Что делал там тов. Джилас, какие сведения он собирал, - мы не считали нужным заниматься этим вопросом. Мы думаем, что он собирал там сведения не для англо-американской или французской разведки, а для руководящих органов Югославии. И поскольку это верно, мы не видим в этом ничего предосудительного, так как в этих сведениях могут найтись поучительные вещи для югославских товарищей. Тов. Джилас не может сказать, что ему ставились какие-либо ограничения.

Спрашивается: почему советские коммунисты в Югославии должны пользоваться меньшими правами, чем югославские в СССР?

В своем письме от 13 апреля тт. Тито и Кардель вновь возвращаются к вопросу о торговых отношениях между СССР и Югославией, к вопросу о том, будто бы тов. Крутиков отказал югославским представителям в продолжении торговых переговоров. Мы уже несколько раз разъясняли югославским товарищам, что тов. Крутиков отрицает приписываемое ему заявление. Мы разъяснили также, что Советское правительство не ставило вопроса о прекращении торговых переговоров и торговых операций с Югославией. Мы считаем ввиду этого вопрос исчерпанным и не намерены больше возвращаться к нему.

6. О неправильной политической линии Политбюро ЦК КПЮ в вопросах классовой борьбы в Югославии. Мы в своем письме писали, что в югославской компартии не чувствуется духа политики классовой борьбы, что в деревне, а также и в городе, идет рост капиталистических элементов, а руководство партии не принимает мер, чтобы ограничить капиталистические элементы.

Тт. Тито и Кардель голословно отрицают все это и рассматривают наше утверждение, имеющее принципиальный характер, как какое-то оскорбление по адресу югославской компартии, уклоняясь от ответа по существу. Доказательства этих товарищей сводятся лишь к заявлению насчет основательности и последовательности общественных преобразований, произведенных в Югославии. Но этого совершенно недостаточно. Отрицание со стороны этих товарищей факта усиления капиталистических элементов и связанного с этим обострения классовой борьбы в деревне в условиях современной Югославии исходит из оппортунистической установки, что будто бы в переходный период от капитализма к социализму классовая борьба не обостряется, как учит этому марксизм-ленинизм, а затухает, как утверждали оппортунисты типа Бухарина, проповедующие гнилую теорию о мирном врастании капиталистических элементов в социализм.

Никто не будет отрицать глубины и основательности общественных преобразований, последовавших в СССР в результате Октябрьской социалистической революции. Однако из этого факта ВКП(б) никогда не делала вывода об ослаблении классовой борьбы в нашей стране или о том, что не существует опасности усиления капиталистических элементов. Ленин указывал в 1920 - 1921 годах, что "пока мы живем в мелкокрестьянской стране, для капитализма в России есть более прочная экономическая база, чем для коммунизма", так как "мелкое производство рождает капитализм и буржуазию постоянно, ежедневно, ежечасно, стихийно и в массовом масштабе". Известно, что в течение полутора десятка лет после Октябрьской революции с повестки дня нашей партии не сходил вопрос первоначально о мерах ограничения капиталистических элементов в деревне, а впоследствии о ликвидации

стр. 146


кулачества как последнего капиталистического класса. Недооценка этого опыта ВКП(б) в деле обеспечения основных условий построения социализма в Югославии чревата большими политическими опасностями и недопустима для марксистов, ибо нельзя строить социализм только в городе, только в промышленности, его нужно строить также в деревне, в сельском хозяйстве.

Не случайно, что руководители югославской компартии обходят вопрос о классовой борьбе и об ограничении капиталистических элементов в деревне. Больше того, в выступлениях югославских руководителей сплошь и рядом замалчивается вопрос о классовой дифференциации в деревне, крестьянство рассматривается как единое целое, и партия не мобилизуется на преодоление трудностей, вытекающих из роста эксплуататорских элементов в деревне. Между тем, политическая обстановка в югославской деревне не дает никаких оснований для самоуспокоения и благодушия. В условиях, когда в Югославии нет национализации земли, существует частная собственность на землю и купля-продажа земли, в руках кулаков сосредоточены значительные земельные участки, применяется наемный труд и т. д., нельзя воспитывать партию в духе затушевывания классовой борьбы и примирения классовых противоречий, не разоружая тем самым партию перед лицом основных трудностей строительства социализма. Это и означает, что югославскую компартию убаюкивают гнилой оппортунистической теорией мирного врастания капиталистических элементов в социализм, заимствованной у Бернштейна, Фольмара, Бухарина.

Неслучайно также, что некоторые видные руководители югославской компартии сбиваются с марксистско-ленинского пути в вопросе о руководящей роли рабочего класса. В то время как марксизм-ленинизм исходит из признания руководящей роли рабочего класса в деле ликвидации капитализма и построения социалистического общества, руководители югославской компартии развивают совершенно другие взгляды. Достаточно указать на следующее выступление тов. Тито в Загребе в ноябре 1946 года ("Борба" от 2 ноября 1946 года):

"Мы говорим крестьянам о том, что они самая прочная основа нашего государства не потому, что хотим получить их голоса, а потому, что они на самом деле таковыми являются".

Эта установка находится в полном противоречии с марксизмом-ленинизмом. Марксизм- ленинизм считает, что в Европе, в том числе в странах народной демократии, передовым и до конца революционным классом является рабочий класс, а не крестьянство. Что касается крестьянства, то его большинство, т. е. беднота и середняки - может состоять или уже состоит в союзе с рабочим классом, причем руководящая роль в этом союзе остается за рабочим классом. Между тем, указанная выше установка тов. Тито не только отрицает руководящую роль рабочего класса, но объявляет все крестьянство, - стало быть, включая и кулачество, - самой прочной основой новой Югославии. Как видно, эта установка выражает такие взгляды, которые уместны для мелкобуржуазных политиков, но не для марксистов-ленинцев.

7. О неправильной политике Политбюро ЦК КПЮ в вопросе о взаимоотношениях между партией и Народным фронтом. Мы писали в своем предыдущем письме, что в Югославии основной руководящей силой в стране считают не компартию, а Народный фронт, что югославские руководители принижают роль партии, фактически растворяют партию в беспартийном Народном фронте, допуская, таким образом, такую же принципиальную ошибку, какую допускали меньшевики в России 40 лет тому назад.

Тт. Тито и Кардель отрицают это, утверждая, что все решения Народного фронта являются решениями партии, но они не считают нужным подчеркивать, что то или иное решение принято на такой-то конференции партии. В этом именно и состоит грехопадение югославских товарищей, что они боятся открыто выставить партию и ее решения перед всем народом, чтобы народ знал, что руководящей силой является партия, что партия ведет Народный фронт, а не наоборот.

По теории марксизма-ленинизма компартия является высшей формой организации трудящихся, стоящей выше всех других организаций, в том числе выше Советов в СССР, выше Народного фронта в Югославии. Партия стоит выше всех этих организаций трудящихся не только потому, что она вбирает в себя все лучшие элементы трудящихся, но и потому, что она имеет свою особую программу, свою особую политику, на основе которых руководит всеми другими организациями трудящихся. Но Политбюро ЦК КПЮ боится сказать об этом рабочему классу и всему югославскому народу открыто и прямо полным голосом. Политбюро ЦК КПЮ думает, что если оно не будет подчеркивать этого момента, то и другие партии не будут иметь повода развернуть свои силы и свою борьбу. Тт. Тито и Кардель думают, видимо, что этой дешевой хитростью они могут отменить законы исторического развития, обмануть классы, обмануть историю. Но это иллюзии и самообман. Коль скоро существуют антагонистические классы, будет существовать и борьба между ними, а коль скоро

стр. 147


есть борьба, будет и отражение этой борьбы в деятельности различных группировок и партий, легально или нелегально.

Ленин говорил, что партия есть наиболее важное оружие в руках рабочего класса. Задача руководителей состоит в том, чтобы держать это оружие в боевой готовности. Но поскольку югославские товарищи прячут знамя партии и отказываются подчеркивать перед народом руководящую роль партии, они притупляют это оружие рабочего класса, принижают роль партии, разоружают рабочий класс. Смешно думать, что из-за дешевой хитрости югославских товарищей враг откажется вести борьбу. Именно поэтому партию надо держать в боевой готовности к борьбе против врагов, а не усыплять ее, не прятать ее знамя, не убаюкивать ее тем, что если не будет дано повода, то враг прекратит борьбу, перестанет организовывать свои силы в легальной или нелегальной форме.

Мы считаем, что принижение роли компартии в Югославии зашло слишком далеко. Речь идет о принципиально неправильных взаимоотношениях между компартией и Народным фронтом в Югославии. Нельзя не считаться с тем, что Народный фронт в Югославии включает в себя весьма различные в классовом отношении элементы, включает кулаков, торговцев, мелких фабрикантов, буржуазную интеллигенцию и т. д., а также разношерстные политические группировки, включая и некоторые буржуазные партии10 . Тот факт, что в Югославии на политической арене выступает только Народный фронт, а партия и ее организации не выступают открыто от своего имени перед народом, не только принижает роль партии в политической жизни страны, но и подрывает партию, как самостоятельную политическую силу, призванную завоевывать все большее доверие народа и охватывать своим влиянием все более широкие массы трудящихся путем открытой политической деятельности, открытой пропаганды своих взглядов и своей программы.

Тт. Тито и Кардель забывают, что партия растет и может расти лишь в открытой борьбе с врагами, что дешевые хитрости и махинации Политбюро ЦК КПЮ не могут заменить этой борьбы, как школы воспитания партийных кадров. Упорное нежелание признать ошибочность заявления, что компартия Югославии не имеет другой программы, кроме программы Народного фронта, свидетельствует о том, как далеко отошли югославские руководители от марксистско-ленинских взглядов на партию. В этом мы видим опасность развития ликвидаторских тенденций в отношении компартии в Югославии, что угрожает самому существованию компартии и, в конечном счете, таит в себе опасность перерождения Югославской народной республики.

Тт. Тито и Кард ель утверждают, что ошибки меньшевиков насчет растворения марксистской партии в беспартийной массовой организации имели место 40 лет тому назад и что поэтому не может быть никакой связи между этими ошибками и нынешними ошибками Политбюро ЦК КПЮ. Тт. Тито и Кардель глубоко ошибаются. Теоретическая и политическая связь между этими двумя явлениями не может подлежать сомнению, ибо как меньшевики в 1907 году, так и тт. Тито и Кардель спустя сорок лет после этого одинаково принижают марксистскую партию, одинаково отрицают роль партии, как высшей формы организации, стоящей выше всех других массовых организаций трудящихся, одинаково растворяют марксистскую партию в беспартийной массовой организации. Разница здесь состоит лишь в том, что меньшевики допустили эти ошибки в 1906 - 1907 годах и, после их осуждения марксистской партией в России на ее Лондонском съезде, не возвращались больше к ним, тогда как Политбюро ЦК КПЮ, несмотря на наличие этого наглядного урока, через сорок лет после этого извлекает из гроба старые ошибки меньшевиков и объявляет их своей теорией о партии. Это обстоятельство не ослабляет, а, наоборот, углубляет ошибки югославских товарищей.

8. О тревожном положении в югославской компартии. Мы писали в предыдущем письме, что компартия в Югославии продолжает оставаться в полулегальном положении, несмотря на то, что она пришла к власти уже три с половиной года тому назад, что в партии нет внутрипартийной демократии, нет выборности, нет критики и самокритики, что ЦК КПЮ в своем большинстве состоит не из выборных, а из кооптированных членов.

Тт. Титр и Кардель голословно отрицают все это. Они пишут, что "в ЦК КПЮ большинство не является кооптированными членами", что "на пятой конференции, состоявшейся в декабре 1940 года в глубоком подполье.., которая по решению Коминтерна имела все права Конгресса, был избран ЦК КПЮ в составе 31 члена и 10 кандидатов...", что "из этого числа погибли во время войны 10 членов ЦК и 6 кандидатов", что кроме того исключены из ЦК 2 члена, что "на сегодняшний день имеются и работают 19 членов ЦК КПЮ, избранных на Конференции, и 7 членов кооптированных", так что в настоящее время "ЦК КПЮ состоит из 26 членов".

стр. 148


Это сообщение не вполне соответствует действительности. Как видно из архива Коминтерна, на пятой конференции, которая состоялась в октябре, а не в декабре 1940 года, было избрано не 31 член ЦК и 10 кандидатов, а 22 члена ЦК и 16 кандидатов. Вот что сообщает об этом тов. Вальтер (он же Тито) в конце октября 1940 года из Белграда: "Тов. Димитрову. С 19 по 23 октября состоялась пятая конференция КПЮ. Участвовали 101 выбранных делегатов из всех областей страны. Выбран ЦК из 22 человек, в том числе две женщины, и 16 кандидатов. Манифестировалось полное единство. Вальтер".

Если из 22 членов ЦК погибло 10, то осталось 12 выборных членов, если же из 12 членов были исключены еще два члена, то осталось 10 выборных членов ЦК. Тт. Тито и Кардель говорят, что сейчас имеется 26 членов ЦК, - следовательно, если вычесть отсюда 10 выборных членов ЦК, то остается в составе нынешнего ЦК 16 кооптированных членов. Выходит, таким образом, что большинство нынешнего ЦК КПЮ является кооптированным.

Так обстоит дело не только с членами ЦК, но и с руководителями на местах, которые назначаются, но не выбираются снизу.

Мы считаем, что такой порядок построения руководящих органов партии при условии, что партия стоит у власти и может пользоваться полной легальностью, нельзя назвать иначе, как полулегальным состоянием, а самый тип организации - сектантско- бюрократическим.

Совершенно нетерпимо такое положение, когда партийные собрания не собираются или собираются в секретном порядке, что не может не подрывать влияния партии в массах, когда прием в члены партии законспирирован от рабочих, в то время как прием в партию должен играть большую воспитательную роль, связывая партию с рабочим классом и со всеми трудящимися.

Если бы Политбюро ЦК КПЮ в достаточной степени уважало свою партию, оно бы не допустило такого положения в партии и тотчас же после взятия власти, то есть три с половиной года тому назад, - оно призвало бы партию созвать съезд, реорганизоваться на основе демократического централизма и начать действовать, как вполне легальная партия.

Вполне понятно, что при таком положении дел в партии, когда нет выборности руководящих органов, а есть только назначенство сверху, не может быть и речи о внутрипартийной демократии, а тем более о критике и самокритике. Нам известно, что члены партии боятся высказать свое мнение, боятся сказать слово критики о порядках в партии и предпочитают молчать, чтобы не подвергнуться репрессиям. Нельзя считать случайностью, что Министр госбезопасности является вместе с тем секретарем ЦК по кадрам, или, как говорят тт. Тито и Кардель, организационным секретарем ЦК компартии Югославии. Очевидно, члены партии и кадры партии отданы под наблюдение Министра госбезопасности, что совершенно недопустимо и нетерпимо. Стоило, например, т. Жуйовичу высказать свое несогласие на заседании ЦК КПЮ с проектом ответа Политбюро ЦК КПЮ на письмо ЦК ВКП(б), чтобы его немедля исключили из ЦК. Как видно, Политбюро ЦК КПЮ рассматривает партию не как самодеятельный организм, имеющий право высказать свое мнение, а как партизанский отряд, члены которого не имеют права обсуждать какие-либо вопросы, а должны беспрекословно исполнять все пожелания "Начальника". Это называется у нас культивированием военных методов в партии, что совершенно несовместимо с принципами внутрипартийной демократии в марксистской партии.

Как известно, Троцкий тоже пытался в свое время насадить в ВКП(б) военные методы руководства, однако он был разбит и осужден партией во главе с Лениным, военные методы были отвергнуты, а внутрипартийная демократия была утверждена, как важнейший принцип партийного строительства.

Мы считаем, что подобное ненормальное положение внутри югославской компартии представляет серьезнейшую опасность для жизни и развития партии. Чем скорее будет покончено с этим сектантско-бюрократическим режимом в партии, тем лучше будет как для КПЮ, так и для Югославской народно-демократической республики.

9. О зазнайстве руководителей ЦК КПЮ и о неправильном их отношении к своим ошибкам. Как видно из письма тт. Тито и Карделя, они полностью отрицают как наличие каких-либо ошибок в деятельности Политбюро ЦК КПЮ, так и наличие клеветнической пропаганды, ведомой в узком кругу партийных кадров Югославии насчет "перерождения" СССР в империалистическую державу и т. п. Они считают, что все дело здесь в неправильной информации ЦК ВКП(б) насчет положения дел в Югославии. Они считают, что ЦК ВКП(б) стал "жертвой" неправильной и клеветнической информации, распространяемой тт. Жуйовичем и Хебрангом, что если бы не было этой неправильной информации о делах Югославии, то не существовало бы никаких разногласий между СССР и Югославией. Ввиду этого они приходят к выводу, что дело не в ошибках ЦК КПЮ и не в критике этих ошибок со стороны

стр. 149


ЦК ВКП(б), а в неправильной информации тт. Жуйовича и Хебранга, которые "подвели" ЦК ВКП(б) этой информацией. Они думают, что если наказать тт. Жуйовича и Хебранга, то все будет в порядке. Найдены, таким образом, козлы отпущения.

Мы не сомневаемся, что тт. Тито и Кардель сами не верят в правдоподобность этой версии и если они все же цепляются за нее как за правдоподобную, то это потому, что эту версию они считают наиболее легким выходом из того незавидного положения, в какое попало Политбюро ЦК КПЮ. Выдвигая эту фальшивую и с виду безобидную версию, они хотят не только снять с себя ответственность за ухудшение советско-югославских отношений, взваливая вину на СССР, но и попутно очернить ЦК ВКП(б), изображая его падким ко всякой "тенденциозной" и "антипартийной" информации.

Мы считаем, что подобное отношение тт. Тито и Карделя к ЦК ВКП(б) и к его критическим замечаниям насчет ошибок югославских товарищей, - является не только легкомысленным и фальшивым, но и глубоко антипартийным.

Если бы тт. Тито и Кардель были заинтересованы в выяснении истины и если бы правда не колола им глаза, они должны были бы серьезно задуматься над тем:

а) почему информация ЦК ВКП(б) о делах в Польше, Чехословакии, Венгрии, Румынии, Болгарии, Албании оказалась правильной и не вызывает никаких недоразумений с компартиями этих стран, а информация о делах Югославии оказалась, по мнению югославских товарищей, "тенденциозной" и "антипартийной" и вызвала с их стороны антисоветские выпады и враждебное отношение к ЦК ВКП(б)?

б) почему дружественные отношения между СССР и народно-демократическими странами развиваются и крепнут, а советско-югославские отношения испортились и продолжают ухудшаться?

в) почему компартии народно-демократических стран солидаризировались с письмом ЦК ВКП(б) от 27 марта и осудили ошибки югославских товарищей, а Политбюро ЦК КПЮ, упорствующее в своих ошибках, оказалось в состоянии изоляции?

Случайно ли все это?

Чтобы вскрыть ошибки Политбюро ЦК КПЮ, вовсе нет необходимости прибегнуть к информации отдельных товарищей, вроде, например, тт. Жуйовича и Хебранга. Для этого более чем достаточно ознакомиться с официальными выступлениями руководителей КПЮ, скажем, тт. Тито, Джиласа, Карделя и других, опубликованными в печати.

Мы заявляем, что никаких сообщений не получали советские люди от тов. Хебранга. Мы заявляем, что беседа тов. Жуйовича с советским послом в Югославии тов. Лаврентьевым не дала и десятой доли того, что содержится в ошибочных и антисоветских речах югославских руководителей. Репрессии в отношении этих товарищей являются не только недопустимой расправой, несовместимой с принципами внутрипартийной демократии, но и свидетельствуют об антисоветской позиции югославских руководителей, считающих беседу югославских коммунистов с советским послом - преступлением.

Мы считаем, что за попыткой югославских руководителей снять с себя ответственность за ухудшение советско-югославских отношений скрывается нежелание этих товарищей признать свои ошибки и намерение продолжать и впредь недружелюбную политику в отношении СССР.

Ленин говорит: "Отношение политической партии к ее ошибкам есть один из важнейших и вернейших критериев серьезности партии и исполнения ею на деле ее обязанностей к своему классу и к трудящимся массам. Открыто признать ошибку, вскрыть ее причины, проанализировать обстановку, ее породившую, обсудить внимательно средства исправить ошибку - вот это признак серьезной партии, вот это исполнение ею своих обязанностей, вот это - воспитание и обучение класса, а затем и массы".

Мы должны с сожалением констатировать, что руководители КПЮ, отказывающиеся признать и исправить свои ошибки, грубейшим образом нарушают это принципиальное указание Ленина.

Мы должны вместе с тем отметить, что, в отличие от югославских руководителей, руководители французской и итальянской компартий оказались в этом отношении на высоте задачи, ибо они честно признали свои ошибки на конференции девяти компартий, добросовестно исправили их и тем помогли своим партиям укрепить свои ряды, воспитать свои кадры.

Мы считаем, что в основе нежелания Политбюро ЦК КПЮ честно признать свои ошибки и добросовестно их исправить - лежит чрезмерное зазнайство югославских руководителей. После одержанных успехов у них закружилась голова, они зазнались и считают, что им теперь море по колена. Они не только зазнались, но они еще проповедуют зазнайство, не понимая, что зазнайство может загубить югославских руководителей.

стр. 150


Ленин говорит: "Все революционные партии, которые до сих пор гибли, - гибли оттого, что зазнавались и не умели видеть в чем их сила, и боялись говорить о своих слабостях. А мы не погибнем, потому что не боимся говорить о своих слабостях и научимся преодолевать слабости".

Мы должны с сожалением констатировать, что югославские руководители, которые не страдают скромностью и продолжают упиваться своими успехами, которые не так уж велики, - предали забвению и это указание Ленина.

Тт. Тито и Кардель говорят в своем письме о заслугах и успехах югославской компартии, о том, что ЦК ВКП(б) раньше признавал эти заслуги и успехи, а теперь якобы замалчивает их. Это, конечно, неверно. Никто не может отрицать заслуг и успехов югославской компартии. Это - несомненно. Следует, однако, сказать, что заслуг и успехов, скажем, у коммунистических партий Польши, Чехословакии, Венгрии, Румынии, Болгарии, Албании ничуть не меньше, чем у югославской компартии. Тем не менее руководители этих компартий ведут себя скромно и не шумят о своих успехах, не в пример югославским руководителям, которые прожужжали всем уши своим непомерным хвастовством.

Следует также отметить, что у французской и итальянской компартий заслуг перед революцией не меньше, а больше, чем у югославской компартии. И если успехов у французской и итальянской компартий пока что меньше, чем у югославской компартии, то это объясняется не какими-нибудь особыми качествами югославской компартии, а тем, главным образом, что после разгрома штаба югославских партизан немецкими парашютистами11 , в момент, когда народно-освободительное движение в Югославии переживало тяжелый кризис, - Советская Армия пришла на помощь югославскому народу, разгромила немецких оккупантов, освободила Белград и создала, таким образом, условия, необходимые для прихода югославской компартии к власти12 . К сожалению, такой помощи не оказала и не могла оказать Советская Армия французской и итальянской компартиям. Если бы тт. Тито и Кардель учитывали это обстоятельство, как несомненный факт, они бы меньше шумели о своих заслугах и успехах и вели бы себя поприличнее, поскромнее.

Нескромность югославских руководителей доходит до того, что они приписывают себе даже такие заслуги, которых нет никаких оснований признать за ними. Взять, например, вопрос о военной науке. Югославские руководители уверяют, что они дополнили марксистскую науку о войне новой теорией, в силу которой война рассматривается, как сочетание действий регулярных войск, партизанских отрядов и народных восстаний. Между тем, эта так называемая теория так же стара, как мир, и не представляет, следовательно, ничего нового для марксистской науки о войне. Как известно, большевики применяли сочетание действий регулярных войск, партизанских отрядов и народных восстаний за весь период гражданской войны в России (1918 - 1921 годы), применяли в гораздо больших масштабах, чем это делалось в Югославии. Однако большевики никогда не говорили, что, применяя этот метод военных действий, они внесли что-либо новое в науку о войне. Они не говорили ничего такого потому, что тот же метод с успехом применялся задолго до большевиков в войне против наполеоновских войск в России, в 1812 году фельдмаршалом Кутузовым. Однако и фельдмаршал Кутузов не претендовал на новаторство, применяя этот метод, потому что испанцы еще до фельдмаршала Кутузова в 1808 году стали применять этот метод в войне против наполеоновских войск ("гверильясы"). Выходит, таким образом, что то, что югославские руководители считают новым в науке о войне, является на самом деле старым, имеющим стосорокалетнюю давность, а то, что они ставят себе в заслугу, является на самом деле заслугой испанцев.

Кроме того, следует иметь в виду, что заслуги тех или иных руководителей в прошлом не исключают наличия у них серьезных ошибок в настоящем. Нельзя на основании заслуг в прошлом закрывать глаза на ошибки в настоящем. Троцкий тоже имел в свое время революционные заслуги, но это вовсе не значит, что ВКП(б) могла закрывать глаза на грубейшие оппортунистические ошибки впоследствии, толкнувшие его в лагерь врагов Советского Союза.

Тт. Тито и Кардель предлагают в своем письме прислать представителя ЦК ВКП(б) в Югославию и там изучить вопросы советско-югославских разногласий. Мы считаем этот путь неправильным, так как дело идет не о проверке отдельных фактов, а о принципиальных разногласиях.

Как известно, дело о советско-югославских разногласиях стало уже достоянием ЦК девяти компартий, имеющих свое Информбюро. Было бы неправильно отстранить от этого дела другие компартии. Поэтому мы предлагаем рассмотреть этот вопрос на ближайшем заседании Информбюро.

стр. 151


По поручению ЦК ВКП(б) В. Молотов, И. Сталин

4 мая 1948 г. Москва

Arhiv CK SKJ, IX, Reg.br. 1 - I/22, 11. 17 - 21.

N12 Письмо Й. Броз Тито и Э. Карделя И. В. Сталину и В. М. Молотову

Мы получили ваше письмо от 4 мая 1948 года. Было бы излишне писать о том, насколько и это письмо произвело на нас тяжелое впечатление. Оно нас убедило в том, что напрасны все наши доказательства, даже и на фактах, что все обвинения против нас являются результатом ошибочного информирования.

Мы не бежим от критики по принципиальным вопросам, но в этом деле чувствуем себя настолько неравноправными, что для нас невозможно согласиться на то, чтобы это дело решать теперь перед Коминформбюро. Девять партий уже получили и без нашей предварительной информации ваше первое письмо и заняли свою позицию в резолюциях13 . Содержание вашего письма не осталось внутренним делом отдельных партий (ВКП(б) и КПЮ. - Л. Г.), но это было вынесено за дозволенный круг, а последствия таковы, что теперь в некоторых странах, как, например, в Чехословакии и Венгрии, оскорбляются не только наша партия, но и страна в целом, как это имело место с нашей парламентской делегацией в Праге.

Последствия всего этого для нашей страны очень тяжелы.

Мы хотим это дело ликвидировать таким образом, что мы на деле докажем, что обвинения против нас несправедливы, то есть мы будем упорно строить социализм и останемся верными Советскому Союзу, останемся верными учению Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина. Будущее покажет, так же как показало и прошлое, что мы осуществим то, что мы вам обещаем.

По поручению ЦК КПЮ Й. Б. Тито, Э. Кардель14

17 мая 1948 г. Белград

Писма ЦК КПJ и писма ЦК СКП(б). Београд. 1948, с. 2715

N13

Письмо М. А. Суслова Й. Броз Тито

Товарищу Тито.

Дорогой товарищ.

ЦК ВКП(б) вносит предложение созвать в первой половине июня, примерно 8 - 10 июня, Информбюро девяти компартий для обсуждения вопроса о положении в компартии Югославии.

Что касается созыва Информбюро, то ЦК ВКП(б) со своей стороны предлагает созвать Информбюро в одной из южных областей Украины, что было бы, по мнению ЦК ВКП(б), удобным для большинства компартий, с тем, чтобы в случае Вашего согласия, ЦК ВКП(б) определил конкретный пункт, где будут происходить заседания Информбюро, и сообщил об этом дополнительно.

Просьба по возможности в кратчайший срок сообщить в ЦК ВКП(б) свои мнения по нашим предложениям о порядке дня, сроке и месте созыва Информбюро.

С товарищеским приветом Секретарь ЦК ВКП(б) М. Суслов

18 мая 1948 г.

Arhiv Josipa Broza Tita, Kabinet Marsala Jugoslavije, 1 - 3 - 6/656, 1.1.

N 14

Письмо Й. Броз Тито М. А. Суслову от 20 мая 1948 г.

ЦК ВКП(б) товарищу Суслову

Дорогой товарищ,

Ваше письмо я получил 19 мая с. г. Вручил его мне тов. Мошетов16 . Нашу точку зрения

стр. 152


о приглашении представителя ЦК КПЮ на заседание Информбюро мы сообщили за два дня до получения Вашего письма в ЦК ВКП(б) через Советское Посольство в Белграде.

Ваше письмо мы обсудили 20 мая на заседании Пленума ЦК КПЮ и единогласно принято решение не принять приглашение на заседание Информбюро из-за причин, которые указаны в письме ЦК ВКП(б)17 .

С товарищеским приветом

По поручению ЦК КПЮ Тито

Arhiv Josipa Broza Tita, Kabinet Marsala Jugoslavije, 1 - 3-b/656, 1.218 .

N15

Нота посольства СССР в Белграде Министерству иностранных дел Югославии

от 20 мая 1948 г.

По поводу переданного Министром Иностранных Дел г-ном Симичем Послу СССР Лаврентьеву 23 апреля с. г. ответа Югославского Правительства на заявление Советского Правительства о том, что оно не считает себя связанным Соглашением о взаимной консультации по важным международным вопросам вследствие нарушения Югославским Правительством этого Соглашения, Посольство СССР по поручению Советского Правительства имеет честь сообщить Министерству Иностранных Дел ФНРЮ следующее:

Югославское Правительство заявляет, что оно за 24 часа известило Советское Правительство о своем намерении ответить западным державам по поводу их предложения о ревизии мирного договора с Италией относительно присоединения Триеста к Италии и что оно ожидало мнения Советского Правительства по этому вопросу, и поскольку Советское Правительство не высказало никакого своего мнения, Югославское Правительство дало западным державам такой ответ, какой оно считало нужным и полезным для демократических сил в Италии. Это заявление Югославского Правительства находится в явном противоречии с фактами. Посольство считает необходимым напомнить эти факты.

1. Вечером 21 марта с.г. Помощник Министра Иностранных Дел г-н Беблер лишь в порядке информации сообщил Временному Поверенному в Делах СССР Армянинову о решении Югославского Правительства вручить ноту Правительствам США, Великобритании и Франции по поводу их предложения Правительству СССР пересмотреть мирный договор с Италией в отношении Триеста. Г-н Беблер, также лишь в порядке информации, сообщил Армянинову о намерении Югославского Правительства сделать официальное заявление на пресс-конференции, что оно готово разрешить вопрос о Триесте на базе известных переговоров Тито - Тольятти19 и заключить с Итальянским Правительством договор о дружбе и ненападении. При этом г-н Беблер не заявлял о желании Югославского Правительства проконсультироваться с Правительством СССР по указанным вопросам.

2. 22 марта Посол Лаврентьев в разговоре с Министром Симичем обратил его внимание на то, что г-н Беблер в сообщении, сделанном 21 марта Армянинову, поднял крайне важные вопросы и, в связи с этим, высказал пожелание, что, прежде чем выступать с официальными заявлениями по этим вопросам, Правительству Югославии следовало бы проконсультироваться с Правительством СССР.

3. Более того, согласно опубликованному 23 марта сообщению Югославское Правительство передало ноту Правительствам США, Великобритании и Франции по поводу их предложения о пересмотре мирного договора с Италией уже в полдень 22 марта. Из этого явствует, что утверждение Югославского Правительства, что оно ожидало ответ Советского Правительства по этому поводу в течение 24 часов, также не вполне соответствует действительности.

4. Из ноты Югославского Правительства и заявления Министра Иностранных Дел г-на Симича на пресс-конференции 22 марта следует, что Югославское Правительство высказалось за ревизию мирного договора с Италией в части, касающейся Триеста, не консультируясь с Правительством Советского Союза, в то время как Правительство Югославии имело полную возможность обменяться мнениями с Советским Правительством по всем указанным вопросам, тем более, что нота Правительствами США, Великобритании и Франции была направлена Правительству Югославии лишь для информации.

Вышеизложенные факты доказывают, что ответ Югославского Правительства не

стр. 153


соответствует фактам и поэтому он не может быть признан удовлетворительным. В соответствии с этим всю ответственность за нарушение Соглашения о взаимных консультациях несет Югославское Правительство.

Посольство пользуется и этим случаем, чтобы выразить Министерству Иностранных Дел свое уважение.

АВП СССР, ф. 202, оп. 5, п. 110, д. 1, лл. 31 - 33. Опубликовано: Вестник Министерства иностранных дел СССР, 1990, N 6, с. 61 - 62.

N 16

Письмо ЦК ВКП(б) ЦК КПЮ

Секретно

Центральному Комитету Коммунистической партии Югославии20

Ваши письма от 17 мая 1948 г. и 20 мая 1948 г. за подписями тт. Тито и Карделя получены. ЦК ВКП(б) считает, что этими письмами руководители югославской компартии делают новый шаг на пути усугубления тех грубейших принципиальных ошибок, на вред и гибельность которых указал ЦК ВКП(б) в своем письме к ЦК КПЮ от 4 мая 1948 года.

1. Тт. Тито и Кард ель пишут, что они чувствуют себя "настолько неравноправными, что нам нельзя согласиться решать теперь это дело перед Информбюро", и далее позволяют себе намеки на то, что в такое неравноправное положение югославских руководителей поставил якобы ЦК ВКП(б).

ЦК ВКП(б) считает, что в этом утверждении нет ни доли правды. Никакого неравенства для югославской компартии в Информбюро девяти компартий нет и не может быть. Всем известно, что при организации Информбюро девяти компартий все компартии исходили из того неоспоримого положения, что любая партия должна отчитываться перед Информбюро21 , равно как любая партия имеет право критики других партий. Именно из этого исходила конференция девяти компартий, когда на своих заседаниях в сентябре 1947 года она заслушала отчеты ЦК всех компартий без исключения. Из равного права любой партии критиковать любую партию исходила конференция девяти компартий, когда подвергла суровой большевистской критике деятельность итальянской и французской компартий. Известно, что тогда итальянские и французские товарищи не только не оспаривали права других партий критиковать их ошибки, а наоборот, по- большевистски отнеслись к этой критике и сделали из нее надлежащие выводы. Известно далее, что югославские товарищи на конференции использовали, наряду со всеми, возможность критики ошибок итальянских и французских товарищей и не считали, как и все, что, критикуя итальянцев и французов, другие компартии нарушают равноправие итальянской и французской компартий22 .

Почему же югославские товарищи делают ныне столь радикальный поворот, требуя ликвидации установленных порядков в Информбюро? Да потому, что они думают, что югославская партия и ее руководство должны быть поставлены в привилегированное положение, что к ней статут Информбюро не подходит23 , что они, имея право критиковать другие партии, сами не должны подвергаться критике с их стороны. Но такая, с позволения сказать, мораль ничего общего не имеет с равноправием. Это есть не что иное, как требование со стороны югославских руководителей привилегий для КПЮ, которых не имеет и не может иметь ни одна партия. Мы стояли и стоим на позиции, без которой невозможно существование и деятельность Информбюро: любая компартия обязана отчитываться перед Информбюро, любая компартия имеет право на критику любой другой компартии. Отказ югославов отчитаться в своих действиях перед Информбюро, выслушать критику со стороны других компартий означает нарушение равноправия коммунистических партий.

2. В своем письме от 17 мая тт. Тито и Кардель повторяют, как и в предыдущем письме, что критика ошибок руководства югославской компартии со стороны ЦК ВКП(б) основана якобы на неправильной информации. В подтверждение этого заявления югославские товарищи не приводят, однако, никаких доказательств. Таким образом, заявление остается голословным, а критика ЦК ВКП(б) вновь оставлена без ответа, хотя в своем письме тт. Тито и Кардель пишут, что они "не убегают от критики по принципиальным вопросам". Может быть, югославским руководителям просто нечего сказать в свое оправдание?

Одно из двух: либо Политбюро ЦК КПЮ сознает в душе серьезность допущенных им ошибок, но, желая скрыть это от компартии Югославии и ввести ее в заблуждение, оно сочиняет версии об отсутствии этих ошибок, взваливая вину на ни в чем не повинных людей, кото-

стр. 154


рые будто бы неправильно информировали ЦК ВКП(б), либо оно действительно не понимает, что в своих ошибках оно отходит от марксизма-ленинизма, но тогда следует признать, что невежественность Политбюро ЦК КПЮ в вопросах марксизма слишком велика.

3. Уклонившись от ответов на прямые вопросы ЦК ВКП(б) и усугубляя свои ошибки своим упорством и нежеланием их признать и исправить, тт. Тито и Кардель прибегают к словесным заверениям насчет того, что они на деле будут доказывать, что они останутся верными Советскому Союзу, останутся верными учению Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина. Мы не имеем основания после всего происшедшего верить этим словесным заверениям. Тт. Тито и Кардель не раз уже давали ЦК ВКП(б) обещания, которых не выполняли. Из их писем и, в частности, из последнего письма мы еще более убеждаемся в этом. Политбюро ЦК КПЮ, а особенно т. Тито, должны знать, что своей антисоветской и антирусской политикой, проводимой в последнее время в повседневной практике, они сделали все необходимое для того, чтобы подорвать к себе доверие со стороны компартии и Правительства СССР.

4. Тт. Тито и Кардель жалуются, что попали в трудное положение и последствия всего этого для Югославии являются очень тяжелыми. Это, конечно, верно, но виновными в этом являются исключительно тт. Тито и Кардель и вместе с ними остальные члены ПБ ЦК югославской компартии, которые свой престиж и амбицию поставили выше интересов югославского народа и, вместо признания и исправления своих ошибок во имя интересов своего народа, упорствуют в своих ошибках, пагубных для югославского народа.

5. Тт. Тито и Кардель заявляют, что ЦК КПЮ отказывается явиться на заседание Информбюро и обсуждать вопрос о положении в югославской компартии на Информбюро. Если это является их окончательным решением, то оно означает, что им нечего сказать на Информбюро в свое оправдание, что они тем самым молчаливо признают себя виновными и боятся показаться перед лицом братских компартий. Более того, отказ от явки на Информбюро означает, что ЦК КПЮ стал на путь откола от единого социалистического фронта народных демократий с Советским Союзом и подготовляет ныне свою партию и югославский народ к тому, чтобы предать единый фронт народной демократии и СССР. Поскольку же партийной основой единого фронта является Информбюро, такая политика ведет к измене делу международной солидарности трудящихся и к переходу на позиции враждебного делу рабочего класса национализма.

Вне зависимости от того, явятся или не явятся представители ЦК КПЮ на заседание Информбюро, ЦК ВКП(б) настаивает на обсуждении вопроса о положении в югославской компартии на ближайшем заседании Информбюро. Ввиду просьбы чехословацких и венгерских товарищей перенести созыв Информбюро на вторую половину июня ЦК ВКП(б) заявляет, что он согласен с этим предложением.

По поручению ЦК ВКП(б) В. Молотов, И. Сталин

22 мая 1948 г. Москва

Arhiv CK SKJ, IX, Reg. br. 1-I/22, 11.47 - 47a.

N17

Из ноты Министерства иностранных дел Югославии посольству СССР в Белграде от 28 мая 1948 г.24

[...] По поручению своего Правительства Министерство иностранных дел Федеративной Народной Республики Югославии имеет честь заявить, что ни в коем случае его намерением не было нарушение этого Соглашения о взаимной консультации по важным международным вопросам, касающимся интересов обоих государств. Тесное сотрудничество на многочисленных международных встречах, существовавшее между нашими делегациями, как и по всем принципиальным позициям по вопросу внешней политики, является только частью доказательства того, что Правительство Федеративной Народной Республики Югославии придерживалось этого обязательства. В основе любого действия Югославского Правительства существовало желание согласовать свои внешнеполитические поступки с точкой зрения, выраженной Советским Правительством.

В этом конкретном случае, быть может, поступок Министерства иностранных дел Федеративной Народной Республики Югославии был таков, что мог вызвать толкование, что оно не совсем придерживалось предписаний Соглашения о консультации, хотя намерение Министерства иностранных дел было как раз противоположное. Министерство иностранных дел по поручению Правительства Федеративной Народной Республики Югославии выражает глу-

стр. 155


бокое сожаление по поводу такого поступка, который ни в коем случае не отвечает намерениям и желаниям Югославского Правительства.

Что касается англо-франко-американской инициативы о ревизии мирного договора с Италией относительно свободной территории Триеста, предложенной Советскому Правительству как компетентному для принятия решений и направленной Правительству Югославии как заинтересованному государству лишь для информации, - Министерство иностранных дел желает подчеркнуть, что позиция Югославского Правительства по вопросу ревизии мирного договора с Италией полностью совпадает с позицией Советского Союза. В своем ответе западным державам Министерство иностранных дел наметило себе только тактическую цель: помочь разоблачить англо-американскую выборную махинацию, которая частично была направлена на то, чтобы уничтожить эффект известного соглашения Тито - Тольятти 1946 г., в чем (осуществлении югославской цели. - Л. Г.) до некоторой степени достигнут успех. Министерство иностранных дел признает, что при этом негативная позиция Правительства Федеративной Народной Республики Югославии не достигла полного выражения, но желает подчеркнуть, что эта акция не нанесла никакого ущерба, и ни с какой стороны не было выдвинуто утверждение, что Югославское Правительство является сторонником ревизии мирного договора в смысле вышеизложенной "инициативы".

Впрочем, Председатель Совета Министров маршал Тито через несколько дней после ноты и заявления Министерства иностранных дел в своем заявлении категорически подчеркнул, что Правительство Федеративной Народной Республики Югославии не согласно с ревизией мирного договора25 .

На основании вышеизложенного явствует, что намерение и эффект тактической акции Югославского Правительства не были таковы, чтобы нельзя было это недоразумение дружески решить.

Снова выражая сожаление об этом поступке, Министерство иностранных дел просит Советское Правительство, чтобы оно пересмотрело свое постановление о том, что оно не считает себя связанным Соглашением о взаимных консультациях. Со своей стороны, Министерство иностранных дел желает подчеркнуть, что Правительство Федеративной Народной Республики Югославии намерено строго придерживаться обязательств, которые на себя приняло Протоколом о взаимном сотрудничестве26 и своими фактическими дружескими отношениями с Советским Союзом.

АВП СССР, ф. 202, оп. 5, п. 110, д. 3, лл. 10 - 12.

N18

Из телеграммы В. М. Молотова Д. М. Армянинову для передачи Й. Броз Тито или Э. Карделю

от 9 июня 1948 г.

[...] ЦК ВКП(б) стало известно, что югославское правительство объявило Хебранга и Жуйовича изменниками и предателями родины27 . Мы это понимаем так, что политбюро ЦК КПЮ намерено ликвидировать их физически. ЦК ВКП(б) заявляет, что если политбюро ЦК КПЮ осуществит этот свой замысел, то ЦК ВКП(б) будет считать политбюро ЦК КПЮ уголовными убийцами. ЦК ВКП(б) требует, чтобы расследование дела Хебранга и Жуйовича о так называемой неправильной информации ЦК ВКП(б) происходило с участием представителей ЦК ВКП(б).

Ждем немедленного ответа.

[...]28 .

Вестник Министерства иностранных дел СССР, 1990, N 6, с. 62.

N19

Заявление ЦК КПЮ ЦК ВКП(б)

Получено ЦК ВКП(б) 17 июня 1948 г.29

ЦК ВКП(б)

На устный запрос ЦК ВКП(б) по вопросу Хебранга и Жуйовича ЦК КПЮ заявляет следующее:

стр. 156


1. ЦК КПЮ не готовился никогда кого-либо "убивать", в том числе ни Хебранга, ни Жуйовича. Они находятся под следствием регулярных властей30 .

2. Ставить вопрос со стороны ЦК ВКП(б) таким образом ЦК КПЮ считает неправильным, а самую мысль о том, чтобы охарактеризовать наше партийное руководство "уголовным31убийцей" отвергает32 с возмущением.

3. На основании этого ЦК КПЮ считает, что об участии представителя ЦК ВКП(б) в следствии против Хебранга и Жуйовича не может быть и речи33 .

Arhiv CK SKJ, IX. Reg.br. 1 - I/27, 11.1 - 2a.

N20

Письмо ЦК ВКП(б) Центральному Комитету КПЮ

Центральному Комитету КПЮ от ЦК ВКП(б)

19 июня 1948 г.

В ответ на письмо ЦК ВКП(б) Центральный Комитет КПЮ в своем постановлении от 13 апреля заявил, что тт. Жуйович и Хебранг исключены из ЦК КПЮ и подвергнуты партийному следствию за то, что они давали советским органам ложную и клеветническую информацию о положении в Югославии с целью ухудшить отношения между Югославией и СССР.

Через некоторое время после этого тт. Жуйович и Хебранг были арестованы, а впоследствии объявлены врагами рабочего класса.

Из этого ЦК ВКП(б) сделал вывод, что Жуйовича и Хебранга югославские власти хотят предать смертной казни, как врагов рабочего класса. В связи с этим ЦК ВКП(б) направил заявление от 9 июня Центральному Комитету КПЮ, в котором ЦК ВКП(б) настаивал на участии своих представителей в следствии о неправильной информации советских органов со стороны Жуйовича и Хебранга. ЦК ВКП(б) заявлял при этом, что в случае отклонения предложения ЦК ВКП(б) об участии его представителей в следствии и расправы с Жуйовичем и Хебрангом ЦК ВКП(б) будет считать членов Политбюро ЦК КПЮ уголовными убийцами.

В ответ на это т. Кардель, посовещавшись с т. Тито, заявил 10 июня в Люблянах следующее:

"Мы удивлены таким запросом ЦК ВКП(б). Просим сообщить, что политбюро ЦК КПЮ не собиралось и не собирается ликвидировать физически Хебранга и Жуйовича, что по вопросу информации Хебрангом и Жуйовичем советских представителей никакого расследования не ведется".

Это был второй ответ ЦК КПЮ по вопросу о судьбе тт. Жуйовича и Хебранга, находящийся в полном противоречии с первым ответом, данным ЦК КПЮ 13 апреля.

17 июня с.г. от ЦК КПЮ получен в адрес ЦК ВКП(б) новый ответ, - по счету третий ответ, по вопросу о деле Жуйовича и Хебранга, где говорится, что Хебранг и Жуйович находятся под следствием государственных властей, причем выражается возмущение запросом ЦК ВКП(б) и отклоняется предложение ЦК ВКП(б) об участии его представителей в следствии по делу Жуйовича и Хебранга.

Ясно, что этот ответ нельзя считать честным ответом, а скорее всего следует признать уклонением от ответа.

Ясно также, что этот ответ находится в полном противоречии с двумя предыдущими ответами.

Несомненно, что югославские руководители запутались в вопросе о деле Жуйовича и Хебранга и в разное время выдвигают разные объяснения, в зависимости от конъюнктурной политической потребности, лишь бы скрыть от света действительное положение с наскоро состряпанным делом Жуйовича и Хебранга.

Только этим обстоятельством можно объяснить, что ЦК КПЮ отклоняет предложение об участии представителей ЦК ВКП(б) в следствии по делу Жуйовича и Хебранга.

Из этого ответа следует далее, что поскольку дело Хебранга-Жуйовича передано государственным властям, всю ответственность за судьбу Жуйовича и Хебранга несет отныне главный представитель государственной власти в Югославии - премьер Тито.

Arhiv CK SKJ, IX, Reg. br. 1 - I/22, 11. 49 - 51. Опубликовано по АВП СССР: Вестник Министерства иностранных дел СССР, 1990, N6 с. 62 - 63.

стр. 157


N21 Письмо ЦК КПЮ в адрес ЦК ВКП(б)

Центральному Комитету Всесоюзной Коммунистической партии (б)

21 июля открывается V съезд Коммунистической партии Югославии. Работа съезда продлится несколько дней. Просим вас прислать на съезд представителей вашей партии и сообщить не позже 15 июля, можем ли мы ожидать присутствия вашей делегации и кто будет представлять вашу партию.

Центральный комитет Коммунистической партии Югославии34 1 июля 1948 г.

Arhiv CK SKJ, IX, Reg. br. 1-I/23, 1.2.

Примечания

1. Документ, хранящийся в Архиве ЦК СКЮ, представляет собой отпечатанную типографским способом брошюру на русском языке в обложке красноватого цвета, на которой обозначено: N П 89. Это один из экземпляров секретного издания, выпущенного в Москве для служебного пользования и посланного не только ЦК КПЮ, но и руководящим органам других партий - членов Информбюро. Согласно материалам АВП СССР, 10 мая Молотов дал Лаврентьеву указание ознакомить с письмом ЦК ВКП(б) Жуйовича и Хебранга, однако посол в ответ сообщил об их аресте (см. прим. 27).

2: Л. Леонтич - один из политических деятелей и дипломатов довоенной Югославии, примкнувший в период второй мировой войны к народно-освободительному движению во главе с КПЮ и занявший видный дипломатический пост после освобождения страны от фашистской оккупации и установления новой власти, руководимой коммунистами. Пока нет сведений о материалах, которые бы содержали данные о том, что советские представители до мая 1948 г. не раз заявляли о нем югославским руководителям как об английском шпионе.

3. М. Недич - генерал югославской армии, ставший во время фашистской оккупации главой квислинговского "правительства" Сербии.

4. Цитата взята из речи Тито на митинге в Любляне 27 мая 1945 г., но приведена не совсем точно. Тито сказал: "Говорилось, что эта война является справедливой войной, и мы ее таковой и считали. Но мы требуем и справедливого завершения, мы требуем, чтобы каждый был хозяином своего; мы не хотим оплачивать чужие счета, мы не хотим быть разменной монетой, мы не хотим, чтобы нас вмешивали в какую-то политику сфер интересов" (Борба, 28.V.1945). В речи не было уточнено, кого именно в данном случае Тито имеет в виду. Сказано это было в связи с триестским вопросом, в обстановке вынужденного, под давлением Великобритании и США, отвода югославских войск из Триеста, куда они вошли в начале мая одновременно с войсками западных союзников, или даже немного опередив их. Советское руководство поддерживало, как могло, югославские претензии в отношении Триеста, однако посчитало в тот момент невозможным идти ради установления там югославского контроля на риск прямой конфронтации с западными партнерами.

В развернувшейся на Западе в мае 1945 г. кампании за вывод югославских войск из Триеста некоторые органы печати аргументировали нажим на Югославию тем, что Триест находится в сфере англоамериканских интересов, и утверждали, что такое, положение признано Советским Союзом. В своей речи Тито далее сказал: "Почему нашим народам должно быть записано в качестве дурного то, что они хотят быть во всех отношениях независимыми, и почему для них эта независимость должна ограничиваться или оспариваться? Мы больше не хотим быть ни от кого зависимыми, несмотря на то, что писалось и что говорилось, - а пишется много, пишется некрасиво, пишется несправедливо, пишется оскорбительно, недостойно тех людей, которые живут в наших союзнических странах. Таким образом, когда так пишут, совершается несправедливость по отношению к нашей измученной стране". Во введении к упомянутой выше (см. вступительную статью: Вопросы истории N 4 - 5, 1992) югославской брошюре 1948 г., в которой излагалась тогдашняя официальная югославская позиция, говорилось, что вся критика, высказанная Тито в Любляне, была "направлена исключительно против западных держав". Однако после разрыва 1948 - 1949 гг. югославские руководители заявляли, что сказанное в Любляне было адресовано не только Западу, но и СССР.

5. В письме допущена фактическая ошибка. Территориальных уступок в пользу Югославии в спорной зоне по югославо-итальянской границе (за исключением самого Триеста) Советскому Союзу удалось добиться в ходе выработки в 1946 - 1947 гг. мирного договора с Италией, подписанного в феврале 1947 года. Занятие же Триеста войсками западных союзников произошло в мае 1945 года.

стр. 158


6. С югославской стороны не последовало никаких фактических опровержений по поводу излагавшихся в донесении И. В. Садчикова высказываний, сделанных, по утверждению посла, Карделем. Лишь во введении к югославской брошюре 1948 г. с письмами ЦК КПЮ и ЦК ВКП(б) говорилось, что цитата из донесения посла "является полностью самовольным и тенденциозным толкованием" беседы Карделя с послом.

7. Телеграмма Сталина была послана в Белград 31 октября 1944 г., а непосредственные объяснения со Сталиным имели место позже - в апреле 1945 г. во время пребывания югославской правительственной делегации в Москве (см. док. 6).

8. Имеется в виду пребывание Джиласа в СССР в январе-феврале 1948 года.

9. Пребывание Джиласа в Ленинграде, его беседы в местных партийных и советских ведомствах были организованы официальными советскими инстанциями, причем Джиласа всюду сопровождал ответственный работник аппарата ЦК ВКП(б) В. И. Лесаков.

10. Сразу после освобождения Югославии от фашистской оккупации в рамках Народного фронта, безраздельно руководимого КПЮ, оформились и некоторые из партий, действовавших в стране до войны. Однако, как правило, воссоздание партий происходило фактически на верхушечном уровне и возглавлялись они в основном теми из прежних партийных деятелей, которые, примкнув в годы войны к народно-освободительному движению, признали руководящую роль КПЮ, а некоторые из них без публичной огласки стали членами компартии. Попытки некоторых политических лидеров использовать воссозданные партии для противостояния КПЮ были быстро парализованы. В течение 1945- 1947 гг. все эти партии стали символическими, слегка камуфлируя сложившуюся на практике однопартийную систему полного государственно-политического господства КПЮ.

11. Имеется в виду немецкий десант 25 мая 1944 г. на город Дрвар в Боснии, являвшийся в то время центром обширной освобожденной территории и местом пребывания руководства КПЮ, Народно-освободительной армии (НОАЮ) и Национального комитета освобождения Югославии во главе с Тито. В ходе ожесточенного боя десанту удалось занять Дрвар. Однако операция, которая должна была обезглавить народно- освободительное движение и послужить началом наступления оккупантов с целью разгрома основных соединений НОАЮ, не достигла цели. Тито со штабом и союзными военными миссиями, включая советскую, удалось уйти из Дрвара. За ними прилетели вызванные по радио с союзнических баз в Италии самолеты (советский, а затем западных союзников), на которых они были переброшены в Италию, а потом на югославский остров Вис в Адриатическом море.

12. На самом деле после неудачи немецкого наступления, начатого десантом на Дрвар, силы НОАЮ летом и в начале осени 1944 г. добились значительных успехов. Они расширили освобожденные территории и развернули активные боевые действия на северо-восточном направлении, прежде всего в Сербии. Таким образом были созданы условия для осуществления в октябре 1944 г. совместной наступательной операции советских вооруженных сил, вступивших в Югославию из Румынии и Болгарии, и соединений НОАЮ. Операция привела к освобождению северо-восточной части страны, включая Белград. Затем находившиеся в Югославии советские войска двинулись в Венгрию, а НОАЮ, опираясь на советскую помощь вооружением и снаряжением, продолжила освобождение Югославии.

13. Имеются, очевидно, в виду девять компартий, образовавших Информбюро и являвшихся его членами. Поскольку в их число входили ВКП(б) и КПЮ, в данном случае речь шла на самом деле о семи партиях, которым без ведома КПЮ было направлено письмо ЦК ВКП(б) от 27 марта 1948 года.

14. Проект этого, как и большинства других югославских писем, написан Тито. В данном случае текст, составленный Тито, был практически целиком направлен затем в Москву (см. AJBT, KMJ, I-3-b/ 655, 11.173 - 179).

15. В Москву, как и в большинстве других случаев, был направлен перевод на русский язык, выполненный югославами и в отдельных местах имеющий некоторые стилистические отличия. Этот перевод, копия которого хранится в Архиве Йосипа Броз Тито (AJBT, KMJ, I-3-b/655, 1.179), опубликован в подборке документов, подготовленной МИД СССР по материалам, хранящимся в АВП СССР (Вестник МИД СССР, 1990, N 6, с. 61).

16. В. В. Мошетов - заместитель заведующего международным отделом ЦК ВКП(б).

17. Имеется в виду письмо ЦК КПЮ в ЦК ВКП(б) от 17 мая 1948 г. (док. 12).

18. Документ воспроизводится по машинописному экземпляру на русском языке, подписанному Тито и, видимо, им составленному. Нами исправлены некоторые грамматические ошибки, допущенные в тексте.

19. Осенью 1946 г. в Белграде состоялись переговоры Тито с Генеральным секретарем Итальянской компартии П. Тольятти, по итогам которых было объявлено о возможности решения триестского вопроса на основе автономии Триеста под суверенитетом Италии при "истинно демократическом" статусе Триеста, который был бы гарантирован не односторонним заявлением Италии, а одновременно и соответствующим заявлением Югославии. Однако этот шаг, предпринятый по инициативе Тольятти, не получил затем практического развития.

стр. 159


20. Документ, хранящийся в Архиве ЦК СКЮ, представляет собой отпечатанную типографским способом брошюру, на которой обозначено: N П 91. Это один из экземпляров секретного издания, выпущенного в Москве, посланных не только ЦК КПЮ, но и руководящим органам других компартий - членов Информбюро. В брошюре есть "Приложения", где помещены выполненные югославской стороной и присланные ею в Москву переводы писем Тито и Карделя Сталину и Молотову от 17 мая 1948 г. (док. 12) и Тито Суслову от 20 мая (док. 14).

21. В опубликованных официальных документах об учреждении Информбюро нет пункта о том, что партии должны перед ним отчитываться. В коммюнике о совещании говорилось: "Задачи Информационного бюро заключаются в организации обмена опытом между партиями и, в случае необходимости, координации их деятельности на основах взаимного согласия" (Информационное совещание представителей некоторых компартий в Польше в конце сентября 1947 г. М. 1948, с.4). Та же формула повторялась в резолюции совещания (там же, с. 12).

22. На совещании 1947 г. заслушивались, как было официально объявлено, "информационные сообщения о деятельности ЦК партий, представленных на совещании" (там же, с. 3). Югославские представители Кардель и Джилас действительно резко критиковали на совещании деятельность французской и итальянской компартий, обвиняя их в оппортунизме, реформизме, отходе от классовой борьбы и т. п. (AJBT, KMJ, I-3- с/11,11. 35 - 56). В этом, согласно мемуарам Карделя и Джиласа, их поддерживали и поощряли представители ВКП(б) на совещании - Жданов и Маленков (Kardelj E. Borba za priznanje i nezavisnost nove Jugoslavije. 1944 - 1957. Beograd - Ljubljana. 1980, s. 108 - 109; Djilas M. Jahre der Macht: Kraftespiel hinter dem Eisernen Vorhang. Memoiren 1945 - 1966. Munchen. 1983, S. 153).

23. Никакого "статута" Информбюро в тот момент не существовало. Устав Информбюро, о котором никогда публично не объявлялось, был принят позднее.

24. Нота как ответ на советскую ноту от 20 мая 1948 г. (док. 15) была направлена МИД Югославии посольству СССР на русском языке.

25. Имеется в виду, очевидно, выступление Тито 26 марта 1948 г. во время беседы с группой представителей из Италии, присутствовавшей на культурном фестивале итальянского меньшинства в Югославии.

26. В документе ошибка - имеется в виду протокол о взаимных консультациях.

27. Никаких публичных сообщений об обвинениях в адрес Хебранга и Жуйовича в тот момент не делалось. 6 мая был опубликован лишь указ об их освобождении от обязанностей министров. 7 мая они были арестованы, но это хранилось в тайне. Вслед за тем было принято решение ЦК КПЮ об их исключении из партии, которое 12 мая было разослано партийным комитетам республик для ознакомления членов партии, но в сугубо секретном порядке (Petranovic В., Zecevic M. Jugoslavia 1918 - 1988. Tematska zbirka dokumenata. Beograd. 1988, s. 921).

28. Армянинов, исполнявший обязанности поверенного в делах, поскольку Лаврентьев 15 мая в очередной раз отбыл в Москву (АВП СССР, ф. 202, оп. 5, п. 110, д. 1, л. 30), прочитал это заявление устно Карделю (см. док. 19 и 20).

29. Документ, хранящийся в архиве ЦК СКЮ, представляет собой рукописный (чернилами) оригинал на сербскохорватском языке (латиница) и рукописный (простым карандашом) перевод на русский язык. Оба текста не имеют никаких подписей и дат. Русский перевод, выполненный югославской стороной, использован нами как основа, исправлены по оригиналу имеющиеся в нем неточности, а также грамматические ошибки. Дата 17 июня дается на основании сведений, содержащихся в следующем письме ЦК ВКП(б), направленном ЦК КПЮ 19 июня (док. 20). Согласно данным, имеющимся в материалах АВП СССР, это заявление ЦК КПЮ датировано 18 июня.

30. Так в переводе (т.е. не в чрезвычайном порядке).

31. В переводе - "преступным убийцей".

32. Так в оригинале. В переводе употреблено более мягкое "отклоняет".

33. В переводе употреблен буквализм: "не входит в счет".

34. Текст этого письма на сербскохорватском языке 29 июня 1948 г. ЦК КПЮ телеграфировал в Москву своему представителю при ЦК ВКП(б) П. Перовичу с поручением сообщить в ЦК ВКП(б) содержание данного приглашения (Arhiv CK SKJ, IX, Reg. br. 1-I/23,1.1). Перович перевел этот текст на русский язык и перевод за подписью ЦК КПЮ направил в ЦК ВКП(б) 1 июля, поставив это число в качестве даты документа (Ibid., 1.3). Однако ни ЦК ВКП(б), ни руководящие органы других компартий, как входивших в Информбюро, так и не входивших в него, представителей на V съезд КПЮ не прислали, ибо на июньском заседании Информбюро была по инициативе ВКП(б) принята рекомендация всем партиям разорвать всякие отношения с КПЮ. 3 июля Перович телеграфировал из Москвы в Белград: "Сегодня меня позвали в ЦК и Мошетов мне сообщил, что с сегодняшним днем прекращается моя функция в связи с возникшим положением... До завтра я должен выселиться из канцелярии (имеется в виду служебное помещение, которое занимал Перович как представитель ЦК КПЮ при ЦК ВКП(б). - Л. Г.)". (Dedijer V. Novi prilozi za biografiju Josipa Broza Tita. T. 3. Beograd. 1984, s. 405).

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/СЕКРЕТНАЯ-СОВЕТСКО-ЮГОСЛАВСКАЯ-ПЕРЕПИСКА-1948-ГОДА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

СЕКРЕТНАЯ СОВЕТСКО-ЮГОСЛАВСКАЯ ПЕРЕПИСКА 1948 ГОДА // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 04.11.2019. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/СЕКРЕТНАЯ-СОВЕТСКО-ЮГОСЛАВСКАЯ-ПЕРЕПИСКА-1948-ГОДА (date of access: 18.11.2019).

Found source (search robot):


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes

Related Articles
Рассматривается вопрос равенства массы и энергии при расширении Вселенной. Закон сохранение полной энергии Вселенной. Роль градиента гравитационного потенциала взаимодействия гравитирующих объектов, который образуется в точке взаимодействия объектов. Различать коэффициенты гравитационного взаимодействия для микромира и макромира. Квадрат скорости света равен Гравитационному Потенциалу Вселенной. Произведение массы на гравитационный потенциал имеет размерность энергии. Установим закон сохранения полной энергии Вселенной при расширении и структурной единицы энергии. Закон сохранения количества нуклонов при расширении Вселенной.
Catalog: Физика 
Событие №-105 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление ночью в саду одного из жилых домов городка Донкастер необычно яркого белого светового шара неизвестного происхождения. (Англия.2019 г.) Событие №-106 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в небе над северными районами Калужской области необычного атмосферного явления.(Россия.2019 г.) Событие №-107 --- Знаковое событие природного характера нашего времени - это появление на берегу реки Пене портового городка Вольгаст несколько тонн мертвой рыбы без головы.(Германия.2019 г.)
Catalog: Философия 
5 days ago · From Ваха Дизигов
Рассматривается гипотеза образования лёгких ядер посредством гравитационного взаимодействия. Гипотеза будет основана на сохранение энергии структурной единицы энергии частицы при расширении Вселенной и сохранение нуклонов во Вселенной при расширении. Гравитационный потенциал Вселенной обеспечивает своей энергией, однозначность частиц материи, нейтрон, протон, электрон и позитрон. Фотон, результат взаимодействия, частиц
Catalog: Физика 
8 days ago · From Владимир Груздов
Рассматривается сравнительные определения Большого Взрыва и Нейтронной Вселенной. Различия заключаются в образовании и существовании нуклонов в своём развитии. Место нуклонных ядер в развитии расширяющей Вселенной. Роль гравитационного взаимодействия между нуклонами в процессе расширения Вселенной. Синтез и распад ядер нуклонных объектов.
Catalog: Физика 
8 days ago · From Владимир Груздов
1 ноября 2019 года в Российском государственном университете правосудия при Верховном суде РФ состоялся научный семинар на тему «Международное право, национальное и международное правосудие и национальный суверенитет на примере взаимодействия стран в Южно-Китайском море».
4 ноября, в рамках 35-го саммита Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) Вьетнам официально принял от Таиланда председательство в АСЕАН, которое начнётся с 1 января 2020 года и продлится один год. Ожидается, что председательство в АСЕАН предоставит Вьетнаму возможность для дальнейшего укрепления роли и позиций страны не только в Юго-Восточной Азии, но и на международной арене. 2020 год считается ключевым годом процесса реализации видения АСЕАН до 2025 года.
ЖИВАЯ ИГРА - ЭМОЦИИ И КОМФОРТ (на примере казино Вулкан в Интернете)
Catalog: Лайфстайл 
10 days ago · From Россия Онлайн
Экономическая цивилизация как-то незаметно превратилась в среду обитания человечества как воздух, которым дышат, а часто и не могут надышаться. Есть весомые основания считать, что это не воздух, а «веселящий газ», ведущий к эйфории мировой социум, но как всякая искусственность, в конечном итоге, пагубный для него. Такая ситуация, в которой находится человечество, требует глубокого осмысления. Путеводителем осмысления заявляет себя и метатеория хозяйствования, с подтверждением права на подобные полномочия.
Catalog: Экономика 
11 days ago · From Алекс Ральчук
От момента своего возникновения в древности, когда экономику относили к сфере этики и теперь, с ее превращением в новейшую технологию «умения жить», между ними образовался разрыв не только по времени, а и по содержанию, и целевой направленности. Не есть ли такая эволюция экономики и экономического знания (теоретической экономии) одним из признаков назревающего цивилизационного кризиса? Не необходима ли здесь принципиально иная теоретическая экономия, которая относительно существующей будет восприниматься весьма эпатирующе – подобно «черному лебедю» (у Н. Талеба)?
Catalog: Экономика 
12 days ago · From Алекс Ральчук
ЗИМНИЙ ДВОРЕЦ ДО И ПОСЛЕ 25 ОКТЯБРЯ 1917 ГОДА
12 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
СЕКРЕТНАЯ СОВЕТСКО-ЮГОСЛАВСКАЯ ПЕРЕПИСКА 1948 ГОДА
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones