Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-15226
Author(s) of the publication: А. П. БОГДАНОВ

Share with friends in SM

Представление о подготовленности реформ Петра I всем ходом развития России, " том числе в области социально-политической мысли, уже укоренилось в современной историографии, но требует углубления. В этом нетрудно убедиться, обратившись к фигуре одного из крупнейших деятелей второй половины XVII в. - Симеона Агафонниковича Медведева (в монашестве Сильвестра).

Его незаурядная личность и сложная судьба давно привлекали внимание историков. О нем писали В. Н. Татищев, Н. И. Новиков и Е. Болховитинов, новые материалы к его биографии ввели в оборот Ф. О. Туманский, С. М. Соловьев, И. Е. Забелин, другие историки1 . Труды исследователей русской публицистики XVII в. способствовали утверждению мнения о нем как о "западнике". В то же время Н. Г. Устрялов, М. Н. Погодин и другие историки, изучавшие следственные дела 1689 - 1691 гг., пришли к убеждению, что Медведев был участником "заговора" против Петра I. и это подтверждалось, казалось бы, его ролью в создании портретов царевны Софьи с царскими регалиями2 . Правда, уже в конце XIX в. достоверность розыска 1689 - 1691 гг. была подвергнута сомнению, и А. Н. Пыпин реабилитировал "ученого старца"3 . Опубликованные сведения о Медведеве были собраны тогда же в компиляции И. П. Козловского4 . Наконец, появилась монография А. А. Прозоровского, содержащая попытку понять "скрытые пружины" событий, в которых Симеон Агафонникович принимал участие5 . Теперь, почти столетие спустя, именно эта книга является главным основанием наших представлений о


1 Татищев В. Н. История Российская с самых древнейших времен. Кн. I, ч. I. М. 1768; Новиков Н. И. Опыт исторического словаря о Российских писателях. СПб. 1772; Волхов и типов Евгений. Словарь исторический о бывших в России писателях духовного чина греко-российской церкви. СПб. 1827; Туманский Ф. О. Собрание разных записок и сочинений, служащих к доставлению полнаго сведения о жизни и деяниях Петра Великого. Ч. VI. СПб. 1787; Соловьев С. М. История России с древнейших времен. Т. 7. М. 1962, с. 432; Забелин И. Е. Материалы для русской истории. - Москвитянин, 1843, N 9; Зубовский П. К биографии Сильвестра Медведева. - ЖМНП, 1890, N 11; и др.

2 Майков Л. Н. Симеон Полоцкий. - Древняя и новая Россия, 1875, NN 9 - 12; Любимов Г. М. Борьба между представителями великорусского и малорусского направления в Великороссии в конце XVII и начале XVIII века. - ЖМНП, 1875, NN 7 - 8; Татарский И. А. Симеон Полоцкий (его жизнь и деятельность). М. 1886; Шляпкин И. А. Св. Дмитрий Ростовский и его время (1651 - 1709). СПб. 1891; Сменцовский М. Н. Братья Лихуды. СПб. 1899; Устрялов Н. Г. История царствования Петра Великого. Тт. 1 - 2. СПб. 1858; Погодин М. П. Семнадцать первых лет в жизни имп. Петра Великого. М. 1875; Семевский М. И. Современные портреты царевны Софьи и кн. Голицына. - Русское слово, 1859, N 12.

3 Аристов Н. Я. Московские смуты в правление царевны Софьи Алексеевны. Варшава. 1871; Белов Е. А. Московские смуты в конце XVII века. - ЖМНП, 1887, N 1; Пыпин А. Н. Последние времена Московской Руси. - Вестник Европы, 1894, N 11.

4 Козловский И. П. Сильвестр Медведев. Очерк из истории русского просвещения и общественной мысли в конце XVII в. Киев. 1895.

5 Прозоровский А. А. Сильвестр Медведев (его жизнь и деятельность). М. 1896; см. также: Брайловский С. Н. Темные места в биографии Сильвестра Медведева. СПб. 1901.

стр. 84


Медведеве. Между тем известные ныне материалы дают возможность охарактеризовать его взгляды и деятельность более полно.

"Прежде всего, мы не имеем никаких положительных сведений о том, к какому сословию принадлежал С. Медведев по рождению и где он родился", - констатировал А. А. Прозоровский, несмотря на то, что полемические сочинения конца XVII в. и розыскные дела 1689 г. называют местом рождения Медведева Курск, где в то время еще жили его родственники. Из записки И. Истомина (племянника Медведева по матери) известно, что Симеон родился в 1641 г., "генваря в 27 день, в среду, в день, во время обедни, имя наречено февраля в третий день". Агафонниковичем он назван в завещании С. Полоцкого. Свою службу Медведев начал подьячим в Курске, а затем перешел в московский Приказ тайных дел6 . Позднейшие исследователи, исходя из убеждения, что приток "новых людей" к "верхам" открывается лишь при Петре I, пытались найти для этого перемещения особые причины. Одни утверждали, что Курская приказная изба находилась в ведомстве Приказа тайных дел; другие предполагали, что перевод Медведева из Курска обеспечил его отец, занимавший якобы высокое положение в московской администрации; третьи высказывали уверенность, будто Медведевы жили в Москве, где Симеон Агафонникович, идя по стопам отца, и вступил на государственную службу7 .

Причины подобных заблуждений можно понять, обратившись к книге А. М. Панченко: "Даже в преддверии отмены местничества московские служебные слои перемешивались лишь в исключительных случаях; молодой подьячий подьячим и старился, выслужить дьячество было пределом его мечтаний. Из сослуживцев Медведева высоко поднялся только... Федор Шакловитый,., но его вознесла Софьина особая приязнь8 . Однако отчего бы и мечтать о таких несбыточных вещах?9 . На Руси каждый твердо знал свое место"10 .

Живучесть этого заблуждения тем более удивительна, что во второй половине XVII в. определяющее влияние на политику царского правительства последовательно оказывалось А. Л. Ординым-Нащокиным, выдвинувшимся за счет личных способностей из мелких псковских дворян; А. С. Матвеевым, сыном дьяка; И. Д. Милославским, членом далеко не самой родовитой фамилии, появившейся в Думе лишь в 1648 г.; группировкой московских дворян Языковых - Лихачевых - Апраксиных; кн. В. В. Голицыным, чей род попал в Боярскую думу только в XVII в., и думным дворянином Ф. Л. Шакловитым - из брянских детей боярских; наконец, группировкой Нарышкиных, в прошлом мелких шляхтичей.

Относительно дьяческо-служилого сословия писал еще Андрей Курбский: "Писари же наши русские, им же великий князь зело верит, а избирает их не от шляхетского роду, не от благороднова, а паче от попович или от простого всенародства"11 . Действительно, в XVI - XVII вв. ряды подьячих (и соответственно выходивших из них дьяков) лишь отчасти пополнялись их родней, а в основном - беднейшим дворянством, стрельцами, пушкарями, посадскими и торговыми людьми, детьми белого духовенства и даже казаками и крестьянами12. Карьера Медведева иллюстрирует как раз один из наиболее распространенных путей "наверх".

Из письма Медведева известно, что к 1665 г. его отец умер в Курске, где прошло детство нашего героя. Челобитная Медведева, поданная 4 июня 1662 г. в Раз-


6 Прозоровский А. А. Ук. соч., с. 41 - 42. 47 - 48; ГИМ, Чудовское собр., N 100/302, лл. 182 - 182 об., - запись выявлена П. Зубовским (Зубовский П. Ук. соч., с. 348 - 350); Болховитинов Евгений. Ук. соч., с. 406.

7 Сахаров И. П. Записки русских людей. СПб. 1841, с. 3; Прозоровский А. А. Ук. соч., с. 45 - 59; Панченко А. М. Русская стихотворная культура XVII века. Л. 1973, с. 150 - 151.

8 В действительности Шакловитый стал дьяком за шесть лет до прихода Софьи к власти (см. Веселовский С. Б. Дьяки и подьячие XV - XVII вв. М. 1975, с. 571).

9 Отнюдь не несбыточных: из сослуживцев Медведева в 1664 - 1670 гг. еще до 1678 г. девять стали дьяками (там же, с. 35, 83, 88, 146, 223, 272, 386, 422, 490, 565).

10 Панченко А. М. Ук. соч., с. 151 - 152.

11 Сочинения князя Курбского. Т. I. СПб. 1914, с. 221.

12 Демидова Н. Ф. Бюрократизация государственного аппарата абсолютизма в XVII - XVIII вв. В кн.: Абсолютизм в России (XVII - XVIII вв.). М. 1964, с. 210.

стр. 85


рядный приказ, сообщает, что Агафонник Лукич был курским посадским человеком. Царь Алексей Михайлович удовлетворил просьбу челобитчика, "велел отцу его во всяких податях дать льготы" по старости и немощи13 . В челобитной Медведев рассказывает и о начале своей службы. "В прошлом во 166 [1658] году, - пишет он, - думной дьяк Семен Заборовский взял меня из Курска в Белгород, для письма твоих государевых дел, а из Белгорода к Москве в Розряд. А в 167 [1659] году в марте месяце из Розряду взят я в Приказ тайных дел"14 . Первоначально он занимал последнее место среди подьячих и долго служил "для посылок", получая лишь "ружное" (вещевое) жалованье, вместо которого, правда, можно было брать и деньги. 9 апреля 1664 г. он вошел в число подъячих приказа с денежным окладом15 .

С 1665 г. жизненный путь Медведева уже можно было проследить обстоятельнее. Вместе с другими молодыми людьми из Московских приказов он поступил в; школу, специально построенную в Заиконоспасском монастыре (у Никольских ворот Кремля) для учителя царских детей, придворного ученого и поэта Симеона Полоцкого. То, что деньги на школьные нужды из Приказа тайных дел получал именно Медведев, объясняется его служебным положением. Видимо, ученик освоил преподававшиеся в школе Полоцкого курсы богословия, философии и истории, риторики, грамматики и поэтики, латинского, греческого и польского языков16 . Жил он в монастыре (продолжая получать денежное жалованье в приказе17 ) до конца января 1668 года. Через два года Медведев внезапно оставил службу и в 1671 г. уже находился в Путивльской Молчинской пустыни18 .

В рассуждениях о причинах удаления Медведева в монастырь не учитывались, два обстоятельства. Прежде всего он отнюдь не сделал в приказе блестящей карьеры, как принято считать19. Если в среднем молодые подьячие служили писцами без денежного жалованья один-два года, то Медведев - пять лет. Только в 1666 г. Медведев поднялся чуть выше среднего уровня окладов подьячих20 . Второе обстоятельство оставления им службы имело политический характер. Весной 1668 г. ему было поручено ехать с Ординым- Нащокиным на съезд со шведскими послами в Курляндию21 . По- видимому, царский фаворит и подьячий, официальной функцией которого был контроль над сотрудниками посольства, нашли общий язык; Медведев, сопровождал Нащокина и во время переговоров о мире с Польшей в Андрусове, а покинул службу, когда в опалу попал Ордин-Нащокин. Из монастыря Медведев, специально запрашивал Симеона о месте пострижения и монашеском имени Нащокина22 .

В Путивльской Молчинской пустыни Медведев выполнял работу письмоводителя и садовника, занимался самообразованием и вел обширную переписку со своим учителем. Только в конце 1674 - начале 1675 г. он решился избрать духовную карьеру, принял имя Сильвестра и получил место в Курском Богородицком монастыре. После падения влияния А. С. Матвеева, сменившего в свое время Ордипа-Нащокина в качестве царского "ближнего предстателя", в сентябре 1676 г. Медведев


13 ЦГАДА, ф. 27, д. 245, лл. 2 - 3; Акты Московского государства (АМГ). Т. 3. СПб. 1901, с. 494.

14 "Приказу государя тайных дел подьячий Семен Агафон сын Медведев" впервые упоминается в январе 1659 г. (ЦГАДА, ф. 396, оп. 1, ч. 5, д. 6298). Видимо, он считал себя зачисленным лишь с момента получения жалования вместе с товарищами своими (там же, ф. 27, N 143, л. 2).

15 АМГ. Т. 3, с. 313, 427, 508; ЦГАДА, ф. 27, д. 187, л. 2; ф. 396, оп. 1, ч. 7, д. 9081; РИБ. Т. 23. СПб. 1904, стб. 434, 440, 483, 489, 500 - 501, 504.

16 РИБ. Т. 23, стб. 668, 690, 692, 696, 700, 855, 866; Прозоровский А. А. Ук. соч., с. 63 - 89.

17 РИБ. Т. 23, стб. 610, 702; ЦГАДА, ф. 27, д. 187, 7175 г, лл. 62 - 62 об., 114 об.; 7176 г., л. 6 об.

18 Брайловский С. Н. Сильвестр Медведев. - ЖМНП, 1897, N 10, с. 385.

19 Прозоровский А. А. Ук. соч., с. 59 - 60.

20 РИБ. Т. 23, стб. 123, 1130.

21 Соловьев С. М. Ук. соч., с. 432; ЦГАДА, ф. 27, д. 187, 7176 г., л. 94 об.

22 ЦГАДА, ф. 79, д. 122, 1668 г., л. 196; Б рай лов с кий С. Н. Письма Сильвестра Медведева. СПб. 1901; Копанев А. И. Письмо Сильвестра Медведева к Симеону Полоцкому. В кн.: Вопросы социально-экономической истории и источниковедения периода феодализма в СССР. М. 1961, с. 281 - 283.

стр. 86


написал послание Симеону и в конце мая следующего года оказался в стенах московского Заиконоспасского монастыря. Вскоре, при посещении последнего царем Федором Алексеевичем, Сильвестр удостоился беседы с ним. По словам Медведева, царь "мене о моем пострижении, и чего ради не восхотел на Москве жити, сам расспрашивал милостиво и, выслушав мой ответ, благоволил не единократне приказать мне жить на Москве и перед инеми милостивно... пожаловал - приказал мне дать на иных всех, разве отца Симеона, богатейшую [келию]"23 .

С этого момента начинается новый этап в жизни Медведева как помощника С. Полоцкого. Пользуясь его богатой библиотекой, он много читает (оставляя на книгах пометы), переводит сочинения Симеона с латинского и польского языков, ведет его обширную корреспонденцию, исправляет, дополняет и готовит к печати труды своего учителя. В ноябре 1678 г., минуя должности "чтеца" и "писца", Медведев становится справщиком Государева Печатного двора, а через год - старшим справщиком24 . За 10 лет работы на Печатном дворе он с тремя-четырьмя помощниками подготовил более 150 изданий, в том числе различных азбук тиражом более 34 тыс. экземпляров, учебных псалтырей - более 12 тыс., "считание удобное", ряд публицистических сочинений и т. д.25 . При издании канонических книг Сильвестр вместе с другими справщиками разрабатывал методику перевода и исторической критики текста, подвергая анализу десятки тщательно отобранных древних "простых и харатейных" (пергаменных) списков26 .

Перед кончиной (1680 г.) С. Полоцкий завещал "единомудрому себе в науках Сильвестру Медведеву, ученику своему", рукописи, библиотеку и место придворного ученого. Судя по личным запискам царя Федора Алексеевича, "честне[й]ший отец Селивестр" был уважаем им. "По благословению царя Федора" Медведев стал настоятелем Заиконоспасского монастыря (1681 г.), в здании которого он вскоре открыл училище27 . После смерти Полоцкого Медведев исполнял роль придворного поэта. Им были написаны серия эпитафий Симеону, "Благожелательное приветствие" на рождение царевича Илии и поэма по поводу второго брака царя, а также орация по этому случаю "Плач и утешение двадесятьма двема виршами" (строфами) на смерть Федора Алексеевича, и др.28 . В 1682 г. Медведев уступил обязанности придворного поэта своему свояку Кариону Истомину29 , хотя сам и не прекратил поэтических занятий.

Орации - стихи, предназначавшиеся в первую очередь для публичного чтения на придворных праздниках и лишь затем оформлявшиеся в книжных вариантах, со времен С. Полоцкого стали важной формой публицистики. Все стихотворные произведения Медведева, включая более позднее "Подписание" под гравированным коронационным портретом царевны Софьи30, были написаны по специальным заказам царя и крупнейших государственных деятелей и являются источником по исто-


23 Брайловский С. Н. Письма Сильвестра Медведева, с. 32; Прозоровский А. А. Ук. соч., с. 107 - 148.

24 Прозоровский А. А. Ук. соч.. с. 151 - 152, 155 - 162, 166 - 170.

25 Подсчитано по: У идольский В. М. Очерк славяно-русской библиографии, с дополнениями А. Ф. Бычкова и А. С. Викторова. М. 1871; Зернова А. С. Книги кирилловской печати, изданные в Москве в XVI - XVII вв. Сводный каталог М. 1958.

26 Мансветов И. Д. Как у нас правились церковные книги. В кн.: Прибавление к творениям св. отцев в русском переводе, 1884 г. Ч. 32. М. 1884, с. 514 - 574; Белокуров С. А. Сильвестр Медведев об исправлении богослужебных книг при патриархе Никоне и Иоакиме. - Христианское чтение, 1885, ч. 2, с. 691 - 727; Прозоровский А. А. Ук. соч., с. 175 - 183.

27 Устрялов Н. Г. Ук. соч., с. 342, прим. 15; Прозоровский А. А. Ук. соч., с. 187 - 188, 194 - 197.

28 Древняя российская вивлиофика (ДРВ). Ч. XVIII, с. 198 - 201- ч. XIV, с. 95 - 111; ГИМ, Муз. собр., N 1705, лл. 114, 118 - 121 об.; Дурново Н. Н. Приветство обрачное С. Медведева. - Записки Харьковского университета, 1912, N 3, с. 16 - 58; Вирши. Силлабическая поэзия XVII - XVIII вв. Л. 1925, с. 126 - 136; Русская силлабическая поэзия XVII - XVIII вв. Л. 1970; и др.

29 О нем см.: Брайловскпй С. Н. Один из "пестрых" XVII столетия. СПб. 1902; Богданов А. П. Памятники общественно-политической мысли в России конца XVII века (литературные панегирики). М. 1983. с. 33 - 35; и др.

30 Козловский И. П. Ук. соч., с. 77 - 79 (текст).

стр. 87


рий общественной мысли того времени. Вслед за учителем Сильвестр развивал центральные установки складывавшейся идеологии абсолютистского государства - идею государственной и общественной пользы как главного критерия оценки достоинства человеческой жизни и деятельности.

Медведев старательно упрощал форму своих произведений, обращался к более удобным для усвоения на слух размерам, добиваясь доходчивости заложенной в них мысли. Развивая предложенную С. Полоцким аналогию "царь - солнцо", он утверждал первостепенное место самодержца в системе государственности (в образе двуглавого орла), жизненную важность царя - "вождя" для служилых сословий и гаранта защиты отечества (в образе воина на государственном гербе) - для страны (Великой, Малой и Белой России), символа мира и справедливости для всего народа без различия сословий. Основания самодержавной власти утверждались Медведевым двояко. С одной стороны, это божественное установление: "Зри славу царя в его святыне", с другой - общественная "потреба", а именно: "Царствия благочинное расположение, правосудства управление, и твердое защищение и великое распространение".

Медведев ратовал за просвещение страны, развитие национальной науки (от которой, как он утверждал, прямо зависят сила и слава государства) путем основания первого в Москве высшего учебного заведения. В ранних его поэтических произведениях забота о просвещении выдвигается на первое место среди прочих добродетелей и заслуг царя Федора. Польза государства, благоденствие подданных, личная слава в веках, возможность встать в один ряд с величайшими земными правителями и святыми - все мыслимые им аргументы обращает Медведев к царевне Софье в последнем своем крупном стихотворном произведении, целиком посвященном проблеме "заведения" первой российской Академии (т. е. университета)31 .

Начало ученой деятельности Медведева в Москве совпало с событием большого общественного значения: с ноября 1677 г. царь Федор Алексеевич санкционировал создание в Кремле Верхней типографии32 . О значении этого шага свидетельствуют действия патриарха Иоакима, проклявшего книги, выпущенные "без благословения" духовной цензуры, хотя по содержанию они не противоречили церковным канонам33 . В 1679 г. Полоцкий с помощью Медведева издал "Букварь языка словенска" с виршами, затем "Тестамент Василия, царя греческого, к сыну его Льву Философу", снабженный новым предисловием (1680 г.). Продолжая дело учителя, Сильвестр опубликовал, впервые в России, произведения, рассматривавшиеся автором как чисто литературные: "Яже аще во церковь неключимы, обаче в дары честным людем могут быти полезны"34 . Это были: "Псалтирь рифмованная" - стихотворное переложение псалмов Давида (1680 г.), "повести дивные" "Истории о Варлааме в Иоасафе" (два издания 1680 г.) и два сборника праздничных "слов" Полоцкого: ("Обед душевный" и "Вечеря душевная", 1681 и 1683 гг.). К печати готовились и другие сочинения Полоцкого: "Аз... тщуся, - писал о них Медведев, - да соберутся все в книги и миру да явятся"35 . Приказ Верхней типографии возглавлялся дьяками Матвеем Семенниковым, затем Михаилом Воиновым, подчинялся только государю, имел право получать "безденежно" по 50 экз. каждого издания Печатного двора и располагал обширной библиотекой (в 1684 г. переданной в Посольский приказ).

Признавая, что образование Верхней типографии было "невероятным событием, неслыханным новшеством", исследователи по традиции видят его причины в желании царя "дать Полоцкому возможность печатать свои произведения"36 . Однако для этого типография была слишком мощным предприятием: она располагала


31 ГИМ, Синод, собр., N 44/231, 25 л. (с текстом Привилея). Лучшее издание: Прозоровский А. А. Ук. соч., с. 383 - 388.

32 Покровский А. А. Древнее новгородско-псковское письменное наследие. В кн.: Труды XV Археологического съезда в Новгороде. 1911. Т. 2. М. 1916; Киселев Н. П. О московском книгопечатании XVII века. - Книга. Исследования и материалы. Т. 2. М. 1960; Голенченко Г. Я. Белорусы в русском книгопечатании. - Там же. Т. 13. М. 1966.

33 Остен. Памятник русской духовной письменности XVII в. Казань. 1865, с. 138..

34 ГИМ, Синод, собр., N 130, л. 117.

35 Прозоровский А. А. Ук. соч., с. 186.

36 Киселев Н. П. Ук. соч., с. 166; И др.

стр. 88


шестью станами высокой печати (на Печатном дворе в 1683 г. было 12 станов)37 , станком печати офортов с медных матриц, появившемся на Печатном дворе лишь в XVIII в., своим подьячим, справщиком и 23 опытными печатниками. Историки признают, что Полоцкий и его ученик включали книгоиздательство (а не публикацию собственных сочинений) в обширную программу своей просветительской деятельности. Основание Верхней типографии должно было подорвать монополию патриарха, наложившего руку на государев Печатный двор. Но позиции противников светского книгопечатания были еще сильны. После упорной борьбы типография в феврале 1683 г. была разгромлена. Медведев, переключившийся в 1681 - 1682 гг. на свою типографию, с 1683 г. вновь стал получать жалованье на Печатном дворе.

Драматические события Московского восстания 1682 г. потрясли современников. Оно не оставило безучастным и Медведева, который в июле 1682 г. обратился с похвальной рацеей к царевне Софье - единственной, по его мнению, представительнице царского дома, сумевшей в чрезвычайной обстановке найти правильную линию поведения38 . Сильвестр внушал царевне, что она является идеальным правителем государства: благодаря политической прозорливости ей удастся самостоятельно, не подпадая под влияние ограниченного "пристрастиями мирскими" синклита, решить проблемы "правления царствия полезного". Медведев разработал стройную концепцию преимущественного права Софьи на власть, связанного с личными чертами ее характера. Оговорив формальные качества (благочестие и царское происхождение), Сильвестр уделил особое внимание свойствам мудрости в "разсуждении общых добр неленостном" и "милости" в обращении к подданным39 .

Летом 1682 г., когда наблюдалось относительное "утишение" движения стрельцов и солдат, в столице перешли в наступление старообрядцы. Условием спасения церкви Медведев считал альянс царевны Софьи с ее политическим противником - патриархом Иоакимом, который был дискредитирован в глазах москвичей участием в дворцовых интригах. "Мудрость" Софьи, по мнению Медведева, могла спасти "священство". Трудно сказать, насколько пригодились царевне советы Сильвестра. Важно то, что она активно поддержала патриарха в борьбе с расколом и сумела добиться сначала перемирия, а затем и отказа восставших от их наиболее опасных для самодержавия требований40 .

В то время, когда Медведев писал похвальную орацию, до всеобщего признания власти Софьи было еще далеко. Сочинение предназначалось исключительно для царевны, а его политическое содержание было тщательно замаскировано своеобразным языком аллегорий и иносказаний, понятных лишь наиболее образованному читателю. Другими панегиристами сосредоточение власти в руках царевны было отмечено только к ноябрю 1682 г.; открыто же о господстве Софьи заговорили с лета 1683 года41 . Однако в историографии бытует мнение, что царевна получила формальный статус правительницы не к лету 1686 г., как это было в действительности42 , а уже в мае 1682 г., еще во время Московского восстания. Историков ввел в заблуждение именно Медведев, причем его версия событий была столь убедительной, что дошла до настоящего времени почти без изменений.

В конце 1687 - начале 1689 г., когда сторонники Софьи старались подготовить общественное мнение к венчанию ее на царство, Сильвестр создал историко- публицистическое исследование событий последнего года царствования Федора и первых лет регентства 43 . В сотрудничестве с доверенным лицом правительницы Ф. Л. Шак-


37 Луппов С. П. Книга в России в XVII веке. Л. 1970, с. 35.

38 БАН, П. I. А. 6, лл. 5 - 13об; Богданов А. П. Сильвестра Медведева панегирик царевне Софье 1682 г. В кн.: Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник. 1982. Л. 1984.

39 ДРВ. Ч. VI, с. 390 - 397; Козловский И. П. Ук. соч., с. 77 - 79; Панченко А. М. Ук. соч., с. 149сл.; и др.

40 Буганов В. И. Московские восстания конца XVII века. М. 1969, с. 261.

41 Богданов А. П. Сильвестра Медведева панегирик, с. 49 - 95, 245 - 262; и др.

42 Лермонтова Е. Д. Самодержание царевны Софьи по неизданным документам. СПб. 1912.

43 Прозоровский А. А. Сильвестра Медведева "Созерцание краткое лет 7190, 91 и 92, в них же что содеяся во гражданстве" (далее - Созерцание). - ЧОИДР, 1894, кн. 4, отд. 2. См. дискуссию о происхождении памятника: Волков М. Я. "Созерцание краткое" как источник по истории общественно- политической мысли.

стр. 89


довитым, предоставившим ему важнейшие документы из архивов Разрядного и Стрелецкого приказов, Медведев постарался убедить читателей, что Софья не сама.; захватила власть, а была избрана Земским собором в конце мая 1682 г., когда восставшие разогнали большую часть придворных. "Мнози о тех делех глаголют и соперство между себе творят, - пишет Сильвестр в предисловии, - обаче инии отнюдь истинствовати (в малом времени отсутствующе) не могут, понеже не писано".

Сам, на первый взгляд авантюрный, замысел подделки "акта" неизвестного Земского собора был плодом точного политического расчета. Дело в том, что еще в конце апреля - начале мая 1682 г., в условиях начавшегося в Москве восстания, правительство Нарышкиных, патриарха Иоакима и др. решило выдать приведший его к власти дворцовый переворот (в пользу 10-летнего Петра) за "всенародное и единогласное избрание" царевича Земским собором и составило соответствующий "соборный акт". Позже, когда по требованию восставших на престол был возведен 16-летний Иван, появился дополнительно "соборный акт" об избрании двух царей вместе44 . В 1686 г. Медведеву и Шакловитому оставалось лишь создать третий документ, повествующий о "всенародном" избрании Ивана и Петра царями, а Софьи - регентшей45 . Обеим придворным группировкам, "петровцам" и сторонникам царевны, было политически невыгодно дискредитировать равно недостоверные акты, что и требовалось Сильвестру.

Серия описанных в "Созерцании" земских соборов отразила сложившуюся во второй половине 1680-х годов структуру власти. Вначале Медведев живописал "собор государевых ратных и земских дел" 1681 - 1682 гг. (отменивший местничество). Значение Собора было невелико: его не удостоил внимания ни один летописец, но он позволял выдвинуть на первый план фигуру В. В. Голицына как "премьера" правительства регентства46 . Затем следовали Соборы, "избравшие" царей Ивана, Петра и правительницу-царевну.

Но "Созерцание краткое" - не только политический памфлет. Это - глубокое исследование, основанное на личных наблюдениях и документальном материале, снабженное отсылками к источникам, опирающееся на исторический анализ. Поставив задачу рассмотреть и оценить события восстания 1682 г. в назидание современникам и потомкам, Медведев утверждал, что народное возмущение является следствием "неразумия" плохих правителей. Восстание против них справедливо: это божья кара "за неправедные их в судех дела, паче же за безмерную ... тягость и велие порабощение". Описывая предшествовавшие восстанию события, Сильвестр пришел к выводу, что первая "вина бывает к разорению государствам", когда "начальники больши печалуются о корысти своей и о достоинстве над иных честию, нежели о добром деле всего государства": "Подданные восстанут против правителей своих за то, что сердца их суть опечалена и тоскою исполнена". Непосредственным толчком к Московскому восстанию явились "налоги начальнические (взятки. - А. Б. ) и неправые суды", рождавшие "разврат" в умах простых людей. Власть не может "мирствовати многое множество людей, не возъимев в судех правосудства". "От таковых правде устраняющихся дел, - предупреждает Сильвестр, - яко во иных прежде государствах велия изменения быша, тако и зде (в России. - А. Б. ) конечно некое изменение быти имать".

Стремление опираться в отношениях с подданными только на силу является, по мнению Медведева, глубочайшим заблуждением правителей: "О, неразумных бедственного совета! Яко неправедным народ паче хощут удержати страхом, нежели правдною любовию, забывше мудрых совет, иже глаголют: "Бойся того, иже тебя боится!". Поэтому, когда после дворцового переворота на престол был посажен малолетний Петр, вооруженное восстание, по мнению Медведева, стало неизбежным.

В кн.: Общество и государство феодальной России. М. 1975; Богданов А. П. К истории текста "Созерцания краткого". Ч. 1. В кн.: Исследования по источниковедению истории дооктябрьского периода. М. 1983; его же. К вопросу об авторстве "Созерцания...". - Там же. М. 1987.


44 Богданов А. П. Летописные известия о смерти Федора и воцарении Петра Алексеевича. В кн.: Летописи и хроники, 1980. М. 1981.

45 Собрание государственных грамот и договоров. Ч. 4. М. 1828, N 147.

46 Подробнее см.: Буганов В. И. "Канцлер" предпетровской поры. - Вопросы истории, 1971, N 10.

стр. 90


Если при царе Федоре, передает он слова москвичей, "иже име леты довольны, и разум совершен, и бе милосерд,.. бояря и приказные люди неправде и всякому насилию... попущаше, что же ныне при... Петре Алексеевиче, иже млад сый и Российскаго царствия на управление не доволен, тии бояре и правители имут в сем царствии творити?". Восставшие, "лучше избравше смерть, нежели бедственный живот, по своему общему совету, начало своего с боляры поступка положиша"47 .

В то время при дворе боролись два мнения по поводу того, как погасить народное возмущение. Родственники и сторонники Петра во главе с А. С. Матвеевым считали необходимым, чтобы прекратить "потворство" восставшим, "обвесить" их трупами "весь Земляной город, вместо зубцов Белого города"48 . Это неосуществимое в тогдашней расстановке социальных сил намерение только ускорило взрыв. Софья же, по словам Медведева, благодаря своей "умиротворительной" деятельности во время восстания и "мудрой" работе ее правительства по постепенному выводу из столицы "бунтовских" полков гарнизона, удалению наиболее активных "бунтовщиков" из всех регулярных частей сумела в 1683 г. привести народ "от междуусобного волнения... в мирное... и благопокорное пребывание".

Полемический запал автора "Созерцания" свидетельствует о сильной позиции сторонников "жесткого" курса внутренней политики. Но реформы, которые действительно могли бы на длительный срок обеспечить устойчивость феодального государства (социальная перестройка армии, позволившая бы превратить ее в мощное средство подавления внутреннего недовольства; наступление на торгово-промышленное население посада; укрепление сословных перегородок и привилегий дворянства; полное закрепощение эксплуатируемых сословий и т. д.), были принципиально неприемлемы для Медведева. Как и многие другие выходцы из податных сословий в управленческом и идеологическом аппарате самодержавия, Сильвестр идеализировал существующее государственное устройство. Характерно, что, начисто отвергая возможность "жесткого" управления, он в качестве альтернативы "мудрому" курсу Софьи называет правление "гражданства", "сеймов многонародных", которые могут привести государство к катастрофе. Восстание 1682 г, как раз и было, с его точки зрения, попыткой "невегласов- мужиков владети или начальствовати людьми разумными и величайшим господам и самодержцам всего многонародного государства указывати". "Тщались безумний и глупий, - писал Медведев о восставших, - государством управляти", "безумством своим хотели правительство стяжати".

Страх перед народными движениями объясняет преданность таких служилых "разночинцев", каким был Сильвестр, феодальному государству. Считая его единым организмом, каждое сословие которого выполняет свои функции, он питал иллюзию, что положение личности определяется на рациональной основе: "Чести же наипаче даваемы бывают и правление - по разуму, и по заслугам во всяких государственных делах бывшим, и людем знающим и потребным... зане в жизни сей, кого господь бог почтит, благословит и одарит разумом, того и люди должны суть почитати и богу в том не прекословити... Аще же кто и благороден, но за скудость ума или коею неправдою ... погубляет благородие свое - и почитается от всех в злородстве"49 .

Не отрицая сословного деления, Медведев в "Созерцании" обращает особое внимание на указание царя Федора Алексеевича Собору ратных и земских дел 1681 - 1682 гг. "учинити впредь ротмистров и порутчиков из меньшие части одаренных разумом и просужеством, и под их быти началом породою и честнейшим тех"50 . Для утверждения принципа власти по разуму (т. е. способностями. - А. Б. ) Сильвестром была разработана особая программа, оговоренная в § 10 "Привилея на Академию". От имени царя там говорилось, что студенты "по совершении свободных учений имут быть милостиво пожалованы в приличные чины их разуму... А не учащихся свободным учениям всяких чинов людей, детей их, разве благородных, в наши государственные чины, в стольники, в стряпчие и в прочие, в ня же


47 Созерцание, с. 42, 38, 40 - 41, 47.

48 Восстание в Москве 1682 г. Сб. док. М. 1976, с. 20, 42; ПСРЛ. Т. 31. М. 1968, с. 189; Сахаров И. П. Записки русских людей, с. 18 - 19; и др.

49 Созерцание, с. 14 - 15, 159, 58, 119, 18 - 19.

50 Там же, с. 20.

стр. 91


от нас, великого государя, жалуются благородные, ни за какие дела, кроме учения и явственных на войнах и иных государственных нашия государския части ко умножению и государства к расширению со деланий, не допущати"51 .

Мысль об организации в России высшего учебного заведения, куда принимались бы все независимо от сословной принадлежности и их официальных прав, на рубеже 1670 - 1680-х годов встретила серьезных противников в лице патриарха и его приближенных. Эта группировка, окрещенная "мудроборцами", уже не могла прямо запретить "свободные науки", но постаралась окольным путем остановить их распространение в России. В ряде памфлетов-доносов "мудроборцы" выступили против - "еретической" латыни - языка западноевропейской науки и международных отношений. Лишь греческий язык, "еллинская мудрость" и "учителя латин" - православные греческие монахи - были, по мнению авторов памфлетов, достаточно "благочестивы" для просвещения России. Распространенность греческих высших учебных заведений, типографий и печатной научной литературы на греческом языке должна была помочь "угасить малую искру латинского учения", а с нею - и "пламень западного зломысленнаго мудрования" в России52 . Патриарха Иоакима поддерживал иерусалимский патриарх Досифей, потребовавший от Федора Алексеевича запретить чтение литературы на латыни и сжечь как латинские книги, так и их укрывателей, ибо "не подобает верным прелыцатися через философию и суетную прелесть"53 .

"Чернец великого ума и остроты ученой" (как называли Медведева его единомышленники) осмелился открыто выступить против двух патриархов. Вскоре после открытия Иоакимом греческой школы при Печатном дворе (1681 г.) в Заиконоспасском монастыре на средства царя Федора было устроено славяно-латинское училище Сильвестра, которое должно было стать основой будущей Академии. Согласно составленному Медведевым и утвержденному царем "Привилею", Академия должна была стать автономным учебным заведением, независимым экономически и юридически. Ее "блюстителю" и профессорам предоставлялось право решать без участия патриарха вопросы о "благочестии" тех или иных наук, учений и книг. В учебные программы предполагалось включить славянский, латинский и греческий языки, "науки гражданския и духовныя: наченши от грамматики, пиитики, риторики, диалектики, философии разумительной, естественной и нравной (т. е. логики, метафизики и этики. - А. Б .), даже до богословия... При том же и учению правосудия духовнаго и мирскаго (юриспруденции. - А. Б. ) и прочим всем свободным наукам, ими же целость Академии, сиречь училищ, составляется". Двери в Академию распахивались перед лицами из всех сословий, и ей навечно передавалась знаменитая "вивлиофика" царей. "Училище свободных наук" охранялось государственной властью от любых посягательств на него и его учеников. Грамота об основании Академии была скреплена подписью царя Федора и государственной печатью54 .

Академия должна была стать, как считали Медведев и его сторонники, источником славы государства, ибо только знаниями "вся царствия благочинное расположение, правосудства управление, и твердое защищение, и великое распространение преобретают"55 . Придворный поэт К. Истомин, преподававший в училище Сильвестра, призывая в Россию "свет разума науки совершенной", обещал правительству невиданные успехи "россов" в государственном управлении и юриспруденции, дипломатии и военном деле, естествознании и медицине, астрономии и мореплавании, философии и промышленности. По его мнению, "искушенные" преподаватели же-


51 ДРВ. Ч. VI, с. 412.

52 Миркович Г. О школах и просвещении в патриарший период. - ЖМНП, 1878, N 7, с. 22 - 30; Каптерев Н. Ф. О греко-латинских школах в Москве в XVII веке до открытия Славяно-греко-латинской академии. В кн.: Прибавление к творениям св. отцов в русском переводе, 1889 г. Ч. 44. М. 1889, с. 647 - 648, 672 - 679; и др.

53 Каптерев Н. Ф. Сношения иерусалимского патриарха Досифея с русским правительством. М. 1891, прил. 14, 15; СГГиД. Т. IV, с. 420 - 422.

54 Каптерев Н. Ф. О греко-латинских школах, с. 649 - 653; ДРВ. Ч. VI, с. 402, 408, 418, 420; ГБЛ, ф. 218, д. 65.1, лл. 42 - 42об.

55 ДРВ. Ч. VI, с. 386 - 387.

стр. 92


ланной Академии в России уже есть56 . Так же думал и Медведев, изложивший свою позицию в полемике с А. Белобоцким, приехавшим в Москву, "чтоб ему в тех школах быть учителем". Проявив глубокие познания в католицизме и реформационных учениях, Сильвестр доказал царю Федору религиозный индифферентизм Белобоцкого и не позволил тому преподавать в училищах, но отнюдь не препятствовал его литературной деятельности в Москве57 .

Если Медведева и его единомышленников более всего заботили государственные интересы, то сплотившийся вокруг патриарха кружок "мудроборцев" стремился в первую очередь обезопасить русскую церковь от проникновения в нее "яда учености". Иоаким использовал неустойчивую ситуацию при дворе после восстания 1682 г., чтобы не допустить реализации "уставной грамоты" царя Федора на Академию. Одновременно он начал добиваться присылки в Россию "учителей" от восточных патриархов, надеясь с их помощью вместо высшего учебного заведения завести в Москве "строго церковную школу"58 . Тогда Сильвестр вставил в "Привилей" требование "крепкого в вере свидетельствования" не только украинских, польских и западноевропейских ученых, но и греков, претендовавших на преподавание в Академии. "Привилей" в новой редакции был подан Софье 25 января 1685 г., а весной в Москву прибыли братья Иоанникий и Софроний Лихуды, с помощью которых "мудроборцы" перешли в решительное наступление на сторонников просвещения.

Развернувшаяся тогда полемика по остроте и масштабам почти не уступала расколу, связанному с реформами Никона. Ей посвящена обширная литература59 , Однако труды ученых XIX в. не могли дать представления о ее истинном смысле, поскольку "благочестивым" являлось в то время мнение "мудроборцев", а их противники обвинялись православной церковью в "латинской" ереси. Современные же исследователи, не обращаясь к сути споров XVII в., остались в рамках традиционных заблуждений. Предметом той полемики был вопрос, в какой момент литургии совершается "таинство евхаристии" ("пресуществления" хлеба и вина в "тело и кровь Христову"). Медведев, защищавший древние традиции славянской церкви, был тогда обвинен в "латинстве". Лихуды в споре с ним ссылались на новейшую практику греческой церкви. Таким путем "мудроборцы" старались дискредитировать сторонников "учености", защищавших идеи рационализма, и показать, что в богословии мнение "греческих учителей" важнее "хитросплетенных разсуждений" Сильвестра.

Лихуды высказались о "пресуществлении" в присутствии придворных 15 марта 1685 года. Начавшиеся толки заставили Медведева написать "Хлеб животный" - книжечку вопросов и ответов, в которой разъяснялся смысл "таинства евхаристии". В ответ тут же была распространена книжка ближайшего советника патриарха чудовского монаха Евхимия "Показание на подверг латинскаго мудрования, подвергаемый под св. восточную православную церковь". Не приводя доказательств, он объявил мнение российского духовенства "ядом ереси латинския" (поскольку оно соответствовало католическому), а Медведева - "иезуитом или униатом"; для "внятности" же уснастил книжку бранью60 .

Осенью 1687 г. - новая книжка Евфимия, в которой вопрос о евхаристии рассматривался как решенный, а еретическими объявлялись уже все украинские сочинения начиная с катехизиса Петра Могилы (1645 г.). В пасквиле впервые появилась


56 Богданов А. П. Памятники, с. 49 - 92, 132 - 133, 204 - 206 и др.

57 Прозоровский А. А. Ук. соч., с. 198 - 204; Горфункель А. Х. Андрей Белобоцкий, поэт и философ конца XVII - начала XVIII в. - ТОДРЛ. Т. XVIII. М. - Л. 1962; и др.

58 Каптерев Н. Ф. О греко-латинских школах, с. 647, 665 - 666; Сменцовский М. Н. Ук. соч.

59 Болховитинов Евгений. Ук. соч., с. 406 - 409, 237, 288, 340; Филарет Гумилевский. Обзор русской духовной литературы. СПб. 1884, с. 241 - 253; Любимов Г. М. Ук. соч., с. 135 - 138; Белокуров С. А. Ук. соч.; Татарский И. А. Ук. соч.; Яхонтов И. Иеродиакон Дамаскин, русский полемист XVII века. СПб. 1884; Шляпкин И. А. Ук. соч., с. 111 - 236; Миркович Г. О времени пресуществления св. даров. Спор, бывший в Москве во второй половине XVII века. Вильна. 1886; Сменцовский М. Н. Ук. соч.; Прозоровский А. А. Ук. соч., с. 198 - 323; и др.

60 Прозоровский А. А. Ук. соч., с. 430 - 434 (публикация); и др.

стр. 93


(до сих пор бытующая в научной литературе) концепция, будто "латинское" мнение о евхаристии "вниде во многих" русских только после воссоединения Украины с Россией. С помощью Лихудов Евхимий постарался сделать книгу более убедительной в расчете на то, что "народ здесь неученый, а неученые люди и неистину почтут за истину, если ее украсить цветами красноречия и доводами философии"61 . Одновременно церковные власти предприняли гонения на Медведева, "досаждали" ему, ПОНОСИЛИ "при честных людех", сочиняли на него доносы светским властям, "дабы меня, - писал Сильвестр, - тем смиря, от того со Христом о пресуществлении держания страхом отвратити".

Несмотря на то, что Медведеву "от начальных духовных о том неединократное бысть запрещение", он выступил против "мудроборцев" с капитальной монографией. "Книга о манне хлеба животного" (1687 г., 718 страниц) была изящно оформлена по нормам эстетики славянского барокко, украшена стихами, эпиграфами и аллегорическими иллюстрациями, цитатами из античных авторов, а главное - содержала столь основательный разбор сочинений "отцов церкви", что даже в конце XIX в. цензура не разрешила полного ее издания. Особое внимание Медведев уделил приемам анализа древних текстов, обличив "мудроборцев" в грубых ошибках и намеренных искажениях62 .

В "Манне" Сильвестр отверг утверждение, что в богословии происходит борьба исключительно между греческой "ученостью" и "латинским суемудрием". На самом деле, показал он, "мудроборцы" пытаются остановить развитие русской мысли, объявив ее "латинской", а греков поставить "учителями", чтобы удерживать Россию в темноте. Действительно, один из ведущих "мудроборцев" прямо писал, что на Руси достаточно иметь начальную церковную школу на греческом языке и с греческими учителями, которым запрещалось бы "забавляться около физики и философии"63 .

Обвинив Медведева в "латинстве", патриарх в конце 1687 г. ликвидировал его училище, а вместо Академии открыл в Заиконоспасском монастыре "греческие", или "елленославянские", "схолы" братьев Лихудов, ни по программе, ни по статусу не напоминавшие тот университет, о котором мечтали сторонники просвещения. Несмотря на то, что пожертвования на школу Лихудов поступали от В. В. Голицына, а в парадном зале был выставлен портрет царя Федора Алексеевича, даже приближенные патриарха не признавали "схолу" за Академию. "Кто, - писал Сильвестр, - не только из христиан, но и из бусурман не посмеется, что уже 700 лет, как бог просветил Россию св. крещением, однако и ныне некоторые говорят, что она и доселе православной христианской веры истинно не знает, но во мраке неразумия пребывает". Отстаивая национальную науку, Медведев высмеивал церковных иерархов, перенимающих у греков все новшества, "как младенцы или как обезьяны человеку подражая", не интересуясь их соответствием древней греческой и славянской церковной традиции и не смущаясь тем, что новые греческие книги "печатаются у немец в разных местах, и с старыми греческими книгами несогласны"64 .

В составленной к декабрю 1687 г. полемической книге "Акос" Лихуды, по указанию патриарха, писали, что не только Руси, но и миру "всегда свет быша греци, и будут даже до скончания века"65 . Однако пышное красноречие Лихудов не выдерживало сравнения с аргументацией Медведева. Как писал гетману Мазепе Иннокентий Монастырский, "оных греков Лихудиевых письмо ни правды, ни мудрости в себе имеет. Не себе, но своему безумию неугоднаго соседа имеюще, сами себя хвалят, и хвалят аж без стыда, называющеся "словеснейшими и мудрейшими" богословами. Всяк убо разумный, в философии и богословии искусный, признати долженствует, яко оных греков аргумента не богословския, но буесловския". Сильвестр же, по словам Иннокентия, писал, озабоченный только истиной, а не красо-


61 Яхонтов И. Ук. соч., с. 29.

62 Прозоровский А. А. Ук. соч., с. 454 - 456, 475 - 538.

63 Каптерев Н. Ф. Характер отношений России к православному Востоку в XVI и XVII столетиях. Сергиев Посад. 1914, с. 502.

64 Прозоровский А. А. Ук. соч., с. 487, 490, 491.

65 Там же, с. 538 - 577 (публикация).

стр. 94


тами премудрых словес; книга его, "ради удобнейшаго всем людем понятия или уразумения, просто написала"66 .

Если "Манна" была слишком велика по объему для широкого распространения, то написанное на ее основе "Обличение на новопотаенных волков" адресовалось специально "простолюдинам". Автор его, иеродиакон дворцовой церкви Преображения Афанасий Иоаннов избрал острополемическую форму обращения к иноземцам, которые препятствуют развитию русской науки и в то же время называют русских "зверями, свиниями, и всякими ругательными словами поносят за то, что бог нам в Московском нашем государстве не благоволи быти школьному учению"67 . "Обличение" было тут же переписано в 40 экземплярах и роздано народным полемистам, во множестве обращавшимся к Медведеву за помощью68. Посадские люди отличались не только высокой грамотностью: они имели и немалые навыки в распространении и отстаивании своих мнений. Кроме политических памфлетов и плакатов, пользовались успехом рассуждения на религиозные темы, которые "на Москве всяких чинов люди пишут в тетрадех, и на листах, и в столбцах,.. и продают у Спасских ворот и в иных местах"69 , как говорилось в запретительных указах 1681 - 1682 годов.

Медведев сам по себе не представлял для патриарха большой опасности. Но на фоне явной активности "простонародья" его рационалистические взгляды выглядели серьезной угрозой. "Мудроборцы" отмечали, что люди в Москве "освоеволишася,.. пастырей своих не слушающе,.. начаше дерзати о св. евхаристии разглагольствовати и испытывати, и о том вся везде беседовати и вещати, и друг с другом любопретися,.. и не токмо мужие, но и жены и детищи нспытнословят... везде друг с другом - в схождениях, в собеседованиях, на пиршествах, на торжищах... И от таковаго... любопрения прозябоша свары и распри, вражды и ересь"70 .

Удовлетворяя требования читателей, Сильвестр в мае 1688 г. составил на основе своего перевода из сочинений католического богослова XVI в. Г. Кассандра "Книгу, глаголемую церковносоставник, или церковный изъяснитель"71 . К октябрю 1688 г. он выпустил "Известие истинное" - публицистическое произведение, опровергающее аргументы "Акоса". Поскольку Лихуды доказывали справедливость своего мнения на основе ряда греческих книг, использовавшихся справщиками Печатного двора, Медведев начал полемику с очерка книжного исправления на Руси, в котором обосновывал необходимость исторической критики источников. С помощью сравнения редактированных справщиками текстов Сильвестр показал, как при Иоакиме дошли "до такого безумия", что "вси наши древний книги славянский харатейныя" стали называть "неправыми", "зане обличают их неправое мудрование". Вместо анализа рукописной традиции "мудроборцы" "точию честию своей величаются и не хощут неведения своего людем ради себе стыда объявить, но точию повелевают всем себя без всякаго разсуждения слушати".

Подобные методы, утверждал Медведев, присущи не только московским противникам знания. Священнослужители, писал он, "всегда от всякия правды, противу которой противитися не могут, защищаются христовым словесем... и теми словесы христовыми неискусных человек в разсуждении неправедно устрашают". Суждение священнослужителя, заключал автор, должно быть истинным, иначе его "весьма слушати не подобает". Истина же, как он показывает во второй части "Известия", должна основываться на анализе, а не на неблаговидных манипуляциях с источниками, как это проделывали Лихуды72 .


66 Белокуров С. А. Известие истинное. - ЧОИДР, 1885, кн. 4, с. 80 - 81; Прозоровский А. А. Ук. соч., с. 266, 265 и др.

67 Прозоровский А. А. Ук. соч., с. 577 - 593 (публикация).

68 Розыскные дела, стб. 140, 149 - 150, 555, 561, 569, 608 - 609.

69 Соболевский А. А. Образованность Московской Руси XV - XVII вв. СПб. 1892; Очерки истории СССР. Период феодализма. XVII век. М. 1955, с. 554 - 556; Бакланова Н. А. Русский читатель XVII века. В кн.: Древнерусская литература и ее связи с новым временем. М. 1967; АИ. Т. 5. СПб. 1842, с. 117.

70 Остен, с. 114 - 116.

71 ГИМ, Чудовское собр., N 283/81, 4, л. 94.

72 Белокуров С. А. Известие истинное, с. 24 - 30, 6, 10, 33 - 79 и др.

стр. 95


"Мудроборцы" уловили опасность апелляции Медведева к разуму. "Оный боритель церкви христовы, - подчеркивал Евфимий в очередном памфлете, - яко владыка пишет, хотя сицевым образом наступити и попрати всю власть, царскую же и церковную; сего ради и к людем пишет", т. е. обращается к народу, а не к властям. По Евфимию, любой, противопоставляющий свое мнение произволению начальства, подлежит анафеме и заключению. Медведева же и других лиц, "чуждая мыслящих", он призывал немедленно изничтожить73 . Патриарх и его сторонники не напрасно опасались дальнейшего обострения полемики о евхаристии в народе. Московские дворяне и стрельцы, купцы и ремесленники понимали ход рассуждений Медведева, а вот полемические методы "мудроборцев" казались им настолько нелепыми, что сторонникам Сильвестра пришлось выпустить специальную брошюру, дабы показать, что Лихуды действительно выдвинули те положения, которые вызывали в народе недоумение и возмущение74 .

Богословские взгляды "мудроборцев" сформулировал сам Иоаким. Еще в 1664 г., когда его "допрашивали о вере", будущий патриарх "сказа: аз де государь не знаю ни старыя веры, ни новыя, но что велят начальницы, то и готов творити и слушать их во всем"75 . Поскольку легенда о "греческих учителях православия" служила оправданием духовной диктатуры патриарха, члены его "серого кабинета" склонны были отстаивать и утверждать ее любыми средствами. Против южнорусского духовенства, вставшего на защиту Медведева, с начала 1688 по лето 1689 г. ими использовались приказы, угрозы, шантаж, репрессии. Наконец было подделано решение "Вселенского собора" четырех восточных патриархов. Излюбленным орудием служила клевета на Медведева, который, наоборот, старался сохранять объективность76 .

Сходной позиции Медведев держался и в светской политической борьбе. В 1689 г. приближенные Шакловитого сообщили Сильвестру, что тот планирует покушение на Л. К. Нарышкина, Б. А. Голицына и других лидеров оппозиции, без которых бы "у царевны Софии с царем Петром все было советно". Медведев настойчиво рекомендовал Шакловитому отказаться от использования в придворной борьбе террористических действий, а его агентов предостерег, что такие методы обернутся против них самих. Он же указывал на проблематичность замысла коронации царевны, а разногласия ее с Петром предлагал рассматривать как временное явление. Любопытно, что так же думал В. В. Голицын, очевидные заслуги которого, по мнению панегиристов, обеспечивали князю видное место в политической жизни безотносительно к придворной борьбе77 .

Лихуды, по наблюдению современника, "не рады... были,.. что в такое дело впутались". Да и сам патриарх "не рад был, впутавшись в такое дело, и много раз со слезами жаловался на монаха Евфимия, который подбил его на это". Деятели, противопоставившие авторитет патриарха доводам ученых, признавали позже, что только чудом сумели расправиться с "мятежом", поднятым словами Медведева, перед которыми "редции бы осталися твердо стояще" в повиновении церковным властям78 . Акции Иоакима стали стремительно падать. Если раньше Голицын писал: "О патриаршей дурости подивляюся", то к 1689 г. он Иоакима и его компанию уже "выразумел". Другой придворный деятель, Л. Р. Неплюев, ответил человеку, посоветовавшему ему обратиться к патриарху: "От сего нашего патриарха ни благословения, ни клятвы не ищем... плюнь на него"79 .


73 ГИМ, Синод, собр., N 440, лл. 114 - 122; N 452, л. 5об., 7, 11 и др.; Остен, с. 20.

74 Архив Юго-Западной России (АЮЗР). Т. V, ч. I. Киев. 1872, с. 267; Зубовский П. Контроверсия. Полемическое сочинение XVII века. СПб. 1888.

75 Материалы для истории раскола. Т. VI. М. 1879, с. 227.

76 Шляпкин И. А. Ук. соч.; Прозоровский А. А. Ук. соч., с 298, 292. - АЮЗР. Т. V, ч. I, с. 193 - 200, 287 - 290; Белокуров С. А. Известие истинное, с. 80 - 83.

77 Розыскные дела, стб. 541 - 543, 547 - 548, 629; Богданов А. П. Памятники, с. 213 - 214 295 - 297 300

78 Прозоровский А. А. Ук. соч., с. 237 - 238, 255; Остсп, с. 141 - 142.

79 Устрялов Н. Г. Ук. соч. Т. I, с. 349 - 350; Смирнов П. Иоаким, патриарх московский. М. 1881, с. 233 - 235.

стр. 96


Царевне Софье Иоаким подал извет, будто Медведев поддерживал волнения казаков на Дону. Царевна должна была вызвать Сильвестра, но ввиду полной нелепости обвинения обещала через Шакловитого его "не выдать"80 . Тогда же на Москве был пущен слух, будто Медведев хочет убить Иоакима и других церковных иерархов, и за Медведевым была установлена слежка. И на этот раз Софья лично заверила Сильвестра, что, пока у власти стоит князь Голицын, со службы его не отпустят, а "канцлер" передал Медведеву книгу И. Монастырского против "мудроборцев", полученную от Мазепы. Однако правительство не собиралось непосредственно вмешиваться в эту борьбу и в марте 1689 г. разрешило увольнение Сильвестра с Печатного двора81 .

Более активную помощь Медведеву оказывали стрельцы. Они не допустили расправы патриарха с А. Иоанновым, а весной 1689 г., прознав, что патриарх хочет тайно схватить Сильвестра, самовольно выставили в Заиконоспасском монастыре охрану. В разное время у кельи Медведева собиралось от 10 до 150 и 200 человек из разных полков, сговорившихся "его... не отдавать"82 . "Чудесное спасение" принес "мудроборцам" государственный переворот, совершившийся в августе 1689 г. Исследователи не раз высказывали сомнения в существовании "заговора" Шакловитого на жизнь Петра, заставившего царя бежать в Троицу и собирать карательную армию83 . Судя по четкости действий "петровцев" и растерянности сторонников Софьи84 , первые были лучше подготовлены к правительственному кризису, формально вызванному ночной тревогой в стрелецких полках. Недаром стрельцы, сыгравшие тревогу, получили после переворота повышения и пожалования. Патриарх был одним из видных действующих лиц переворота, имя же Медведева было названо в числе "злодеев", "умышлявших" убить царя, его семью и сторонников, Иоакима и церковных иерархов. Не дожидаясь, пока "патриарх... великому государю на него каких слов не принес", 31 августа 1689 г. Сильвестр в коляске выехал из Москвы в Новодевичий монастырь. 2 сентября он узнал, что "написан с Федкою Шакловитым вместе" и в Москве сыскивают тех, "которые к нему, Селиверстку, прихаживали". Не потеряв еще надежды на правосудие, Медведев до окончания дела Шакловитого решил укрыться в Бизюкове монастыре Дорогобужского уезда. Сильвестра уже разыскивали по всем дорогам от Москвы до границ. Приютил Сильвестра игумен Варфоломей, его бывший воспитанник, и тут же сообщил о его местонахождении воеводе. 15 сентября Медведев был отправлен в Москву в кандалах85 .

К тому времени патриарх подготовил "изветы", обвинявшие Сильвестра в злоумышлении на его жизнь. Он же приказал обыскать келью опального и поспешил с расстрижением Медведева, дабы власти могли приступить к "истязанию его огнем и бичьми". Пытали его, вздернув на дыбу, с помощью длинника - бича, срывавшего с истязуемого полосы кожи. Ему нанесли 15 ударов. Шакловитый после пытки "повинился" в "заговоре" на жизнь членов царского дома и патриарха. Медведев же, которого допрашивали более жестоко, сумел отвести все обвинения, основанные на "изветах" и "пыточных речах". Он заставил судей мотивировать смертный приговор ему лишь тем, что "отговорил" некоторых лиц от покушения на сторонников Петра вместо того, чтобы донести на них. Из пыточных речей Медведева известно и продолжение фразы, в свое время сказанной им стрельцам: "Великого государя


80 Розыскные дела, стб. 551, 632; ср. 331, 378, 618, 631; 520 (ср. стб. 561, 606, 609, 623), 552, 545.

81 Прозоровский А. А. Ук. соч., с. 321.

82 Розыскные дела, ст. 141 - 142, 146, 150 - 151, 161 - 162, 251, 545 - 546, 607, 630; Второв Н. Н., Александров-Дольник К. О. Воронежские акты. Кн. I. Воронеж. 1850, с. 73 - 74.

83 Аристов Н. Я. Ук. соч., с. 126 - 149; Белов Е. А. Ук. соч., с. 326 - 366; Прозоровский А. А. Ук. соч., с. 326 - 344.

84 Даже доносчики признавали, что в августе 1689 г. Софья неоднократно запрещала предпринимать враждебные действия в отношении "петровцев" (Розыскные дела, стб. 1 - 164).

85 Второв Н. Н., Александров-Дольник К. О. Ук. соч., с. 80 - 81; Прозоровский А. А. Ук. соч., с. 328 - 334.

стр. 97


Петра Алексеевича... рука высока... надобно перетерпеть... перетерпя же, опричь худа им, которые были на стороне... царевны, ждать нечего"86 .

Но "мудроборцам" нужна была не просто смерть Медведева. После наказания "огнем и бичьми до крове пролития" его заточили в "твердое крепило" Троицкого монастыря, "до времене, еже прияти достойную казнь зломыслия своего". С октября до декабря 1689 г. им занимались патриаршие "умельцы", пытаясь добиться отречения. В конце концов такое "отречение от латипския прелести" было состряпано. За "покаянием" Медведева последовало решение ("якобы соборное") О "хлебопоклонной ереси" и сожжении медведевских сочинений. Они облегчили патриарху усмирение своих противников среди церковных иерархов. Для народа же, как с горечью говорил ученик Лихудов Петр Артемьев, "немые учителя у дыб стоят в Константиновской башне: вместо Евангелия огнем просвещают, вместо Апостола кнутом учат"87 .

Медведева продолжали бояться и в заточении. Иоаким велел держать его в самом жестоком заключении, без права общения с людьми, а главное - "бумаги и чернил отнюдь не давати". После вступления на патриарший престол Адриана, в феврале 1691 г. Медведеву было предъявлено новое обвинение - в намерении присвоить патриарший престол и "царскую корону". Медведев был "паки пытан огнем и иными истязании по градским судом и законом" и "за то казнен смертною казнию: голова ему отсечеся". 50-летнего ученого казнили в Москве "на площади, противу Спасских ворот; тело его погребено в убогом доме со странными в яме близ Покровского убогого монастыря"88 .

Казнь Медведева лишь подтвердила бессилие "мудроборцев". Провалилась и попытка канонизировать Иоакима. Сами Лихуды ввели затем в "греческих схолах" латинский язык и подверглись за это гонениям по доносу иерусалимского патриарха Досифея. Остановить процесс превращения церковного училища в Славяно-греко-латинскую академию "мудроборцы" уже не смогли. К концу XVII в. почти все участники "крестового похода" против просвещения потеряли свои должности89 , а затем было упразднено и патриаршество. Задача контроля над развитием науки полностью перешла к государству, как и предлагал Медведев. Его мысли о свободе и ценности человеческого разума зазвучали в царских указах.


86 Розыскные дела, стб. 29 - 34, 36 - 37, 829 - 830, 595 - 722 и др.

87 Цит. по: Шляпкин И. А. Ук. соч., с. 211 - 215, 235.

88 Устрялов Н. Г. Ук. соч. Т. 2, с. 49, 90; Остен, с. 77; ГИМ, Чудовское собр. N 98/300, л. 284об.; и др.

89 Мансветов И. Д. Ук. соч., с. 157; Барсуков Н. П. Житие и завещание патриарха Иоакима. СПб. 1879; Каптерев Н. Ф. Характер, с. 499 - 507; Шляпкин И. А. Ук. соч., с. 219 - 222.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/СИЛЬВЕСТР-МЕДВЕДЕВ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. П. БОГДАНОВ, СИЛЬВЕСТР МЕДВЕДЕВ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 24.03.2019. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/СИЛЬВЕСТР-МЕДВЕДЕВ (date of access: 15.09.2019).

Publication author(s) - А. П. БОГДАНОВ:

А. П. БОГДАНОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
283 views rating
24.03.2019 (175 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes


Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
СИЛЬВЕСТР МЕДВЕДЕВ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones