Illustrations:
Libmonster ID: RU-14515
Author(s) of the publication: В.П. Ветров
Educational Institution \ Organization: Совет ветеранов военной ветеринарии
Source: вэб
Author(s) Website: вэб страничка

Случаи из ветеринарной практики.

Случай первый.

 И так весна 1965 года. Раннее утро. Сары-Агачская районная ветлечебница.

 Ветеринарный санитар Виталий Ветров приходит производственную практику в районном центре. Начало его работы в 6 часов утра, он ведет прием больного частного скота. Ему помогает старушка с «академическим» образованием. Тогда так назывались шести месячные курсы ветеринарных санитаров. К 11 часам усталость и жара дают о себе знать, пора попить чайку. В это же время ждет приема старик-казах в малахае, от роду, примерно 65 лет. «Уважаемый отец, что вам  нужно?», - спрашиваю. Он снимает свою лисью шапку, а на голове запушенная парша или стригущий лишай. Говорю санитарке: Тетя Маша, дай настойки иода старику и какой либо мази на ртутной основе и объясни ему по-казахски. Пусть ежедневно мажет голову и  едет домой с богом, сейчас  не до него. Прием больных закончен, молодого человека увлекают уже другие помыслы,  про  этот день он давно  забыл.

Через два месяца приезжает к нам домой на коне этот аксакал. Сам радостный, с доверху нагруженными куржумами (плетеными переметными сумами) подарков. Расставляет во дворе на лавке; сушеное мясо, курт, восточные сладости, ящик водки и конфеты. Виталий не понимает в чем дело. Дед снимает малахай, голова розовая, как у младенца! Говорит, меня 10 лет лечили медики, за это время аллах забрал мою «кемпыр» (старуху) лишай не проходил, лекарство и уколы не помогали, а ты доктор вылечил! Малдоктор (скотский врач) большое тебе спасибо и твоим родителям, и родственникам тоже. Вот привез тебе в благодарность подарок, забери, не обидь старика. Оказалось, по ошибке он прошлый раз взял не то лекарство, а чистый гексохлорановый креолин, которым мазал себе голову. Наша тетя Маша закрутилась с пациентами, и оставил ему не тот флакон и сверток. Этот креолин применялся в противопаразитарной практике, для борьбы с чесоткой овец, а также для замазывания открытых ран, после стрижки овец, в которых развивались, живые паразиты, а попросту черви. Для милых казахов это была панацея! В результате у нашего старика, всю кожу до надкостницы черепа буквально сожгло. Муки были страшные, вытерпел он их стойко, а результат излечения налицо.

 Случай второй.

Пески Моюн-Кумы, колхоз «Амангельды», Джамбульской области.

 Зима 1968 года, подходит к концу непродолжительная командировка в такой забитой и до невозможности забытой глуши. Квартирую у местного начальника, киргиза-зоотехника. Глинобитный дом не отапливается, за исключением самовара в прихожей, холодно, на душе тоскливо и очень скверно. Сходить не куда, общаться тоже не с кем, народ в ауле в девять часов вечера уже спит. Русских семей в этом маленьком селении, всего лишь две, и то условно заключенные, как говорили   «химики».  

Скрашивает обстановку, только ежедневная выездка, на застоявшемся жеребце управляющего фермой, по отарам и его молодая жена, безработная выпускница педагогического института. Время проходит в ожидании субботы, когда можно смотаться в столицу, город  Джамбул, встретить друга, татарина  Марата и  погулять с нашими бабами, из научного гидрометеорологического института.

У них хорошо, но сейчас тоже холодина, даже спать, и то приходиться с двумя подругами, под одним одеялом. Как–то ночью прибегает сынишка нашего водителя дезинфекционной установки, казаха Ораза.  Парнишка слезно просит, «агай» (дядя) Витька! необходимо срочно вести его апу (маму) в райцентр, в поселок Михайловку, в родильный дом, ей совсем плохо. Спрашиваю, где же сейчас отец? Сынишка отвечает: «Валяется пьяный дома и не отпускает нас».

Везу роженицу на автомашине Газ-51, дезинфекционной установке Комарова, с двумя кабинами, по известной только мне, степной дороге. В кабине холодина, печка не работает, стекла замерзают, соскребаю отваркой образующуюся наледь. Расстояние до райцентра было в порядке 120 км. Опасаюсь, что заглохнет двигатель, датчик уровня бензина не работает, светит только одна фара, и та постоянно моргает. Про себя думаю, зачем  вообще ввязался в эту авантюру и не взял, с собой никого. Роженица Зульфия, еще молодая женщина, ей, наверное, нет и 30 лет. Но скоро у нее появится  шестой ребенок. Она по мусульманским соображениям, законам и обычаям стесняется меня, неверного. Посреди дороги у нее начались роды, Виталий остановился в ночи и по началу растерялся. Подручного перевязочного материала, нет ни какого, в кабине сплошная антисанитария, женщина пытается вырваться из машины, мотор он боится заглушить, потому что, вновь  не заведет.

Второпях, даже не взял с собой ветеринарную сумку. Что делать ночью на морозе и пронизывающем ветру? Виталий обмыл руки в бензине, протер их об снег, снял с себя нейлоновую рубашку. Новорожденный ребенок уже во все горло орет, пальцами порвал и перевязал пуповину, закутал младенца в свою одежду. Сверток с младенчиком вручил матери и так в одной майке и нейлоновой куртке сверху, довез младенца и мамашу до приемного покоя. От холода весь синий, зуб на зуб не попадает, не могу толком ни чего разъяснить в больнице. Молодая мамаша отошла от стресса, и уже вроде бы в норме, сует грудь маленькому сосунку.

 Дежурный врач дала мне стакан спирта, я тут же отключился, и на кушетке, в коридоре родильного отделения, проспал почти, что до обеда. Врач говорит, очень беспокоилась, что простыл и застудил легкие и младенца тоже. В машине не закрывались плотно, даже стекла окон, а мороз был в эту ночь, около 20 градусов. Но, слава Богу! все обошлось благополучно, тем более роды были совершенно безболезненными, а мать уже привыкла к подобным нагрузкам. В ее жизни это был второй  сын,  а  предшествующие были  четыре девочки.

Днем приехал радостный папаша. Он несколько не ожидал подобного оборота событий, по его полупьяному расчету, супруга должна была опроститься, только через три недели. Новорожденного мальчика в мою честь, назвали Виктор. Фамилия у них была Жельдыбаевы, а в семье, вместе со стариками было двенадцать душ. Ораз в возрасте 43 лет, был единственным кормильцем этой большой семьи, и естественно жили они очень бедно. Но, по казахскому обычаю, при рождении мальчика, устроили грандиозный, по тем меркам «той» (праздник!)

Я выписал в колхозе на свое имя аванс и внес деньги, за трех баранов, на день празднования. Как был рад поступку, русского студента, дед новорожденного, Сарсынбай, и его невестка Зульфия. Когда узнали про эти деяния, мой начальник отделения и хозяин  временного пристанища-дома, Мылтыкпай,  не смотря на природную скупость, купили за сто двадцать рублей в городе Джамбуле, дешевый спальный гарнитур и подвесную люльку, для ребенка. Вот, что значит, дурной пример чужого человека заразителен.

Но как нелепо вписывалась эта меблировка, в убогий быт и беспросветную нищету, древнего кочевого народа и моих земляков по географической родине. До сих пор сожалею, что во время не отдал мелочный долг, в 10 рублей, зоотехнику Мылтыкпаю, а он возможно и по сей день, не забыл про это. А тем временем междугородний автобус, уже уносил нас, шальных практикантов в мою родную семиреченскую столицу, станицу Верный, которую в 1921 году прозвали Алма-Ата.

 Где и кем вырос мой тезка Виктор Жельдебаев, надеюсь, что не плохим человеком, и как хотелось бы встретить его сейчас.

 автотрасса Ташкент – Алма-Ата  26 декабря 1968 года                                

                                                                 Случай третий.

 Весна 1968 г. проспект Абая, город  Алма-Ата.

Алматады малдегенерлык зооветинститутка

 Студенты третьего  курса ветеринарного факультета Ветров Виталий и Марат Есынгалычев сбежали с лекции патологической физиологии в соседнюю с клиническим корпусом пивнушку, на улице Сейфуллина, закрепить полученные у профессора Блейнбок Серафимы Израилевны, твердые курсовые познания.

На удивление встречаем там прыщавого друга Алексея Халиулина, вечного  студента и двоечника, местного медицинского института. Он на медика-педика обучается более восьми лет и это не мешает ему общаться в кругу барыг музыкантов, неудавшихся поэтов и всякой шоблы, как сейчас называют «светской богемы» У них проходит практика в железнодорожной больнице по акушерству, он своей дремучей безграмотностью, замучил там своего преподавателя, которая не хочет его видеть. Сейчас ему крайне необходим, зачет по гинекологии. Иначе, следующие полгода, он будет, вечным ночным санитаром морга,  или дворником  городской больницы. Прозябая, без законной стипендии, и средств   существования, а также без всякой перспективы  на хорошую должность. А главное, его неудачника сторонятся, даже некрасивые девушки казашки, из степных аулов. Выслушав невеселый рассказ горемыки, мы решили поддержать его, в трудную минуту. Нам ветеринарам, было все-таки любопытно, пойдем с группой медиков попрактикуемся в области гинекологии. Группа юных акушеров состояла исключительно из лиц юного женского пола, четвертого курса, которые и сами толком не разобрались, что  у них самих, между ног. В программе утвержденной практики, им надлежало провести оперативное вмешательство, по прерыванию беременности, на определенной стадии развития плода. Девушки явно смущаются. А нас балбесов, больше всего интересует молодая особа, расположившаяся в гинекологическом кресле, с довольно привлекательными формами ее гениталий.

Руководитель практики – дама очень строгих правил, долго не размышляя, сразу же вычислила наблюдателей и бездельников. Меня как наиболее солидного из всех хлюпиков подводит к гинекологическому креслу. Кратко объясняет аудитории, суть и ход предстоящей операции, и конкретно мои действия с двумя ассистентками. Лицо нашей пациентки прикрыто марлей, но ветеринарный доктор всеми фибрами души чувствует, как ее пробивает дрожь, от  прикосновений к ее телу.

Работа практически несложная, тем более, я уже имел некоторый  опыт выполнения криминальных и медицинских абортов, многочисленным подругам и подружкам моих друзей. Единственное, что возникает потом, это чувство некой стыдливой брезгливости. Если конечно даму,  в дальнейшем захочется поиметь, в плане своей партнерши.

 Но этот положительный фактор, только сдерживал меня, от подобных «подвигов», и не нужной головной боли, но были, конечно, и  исключения.

 Выполнение же медицинского аборта в идеальных госпитальных условиях, особого труда не представляло. Тем более я был к тому времени, дипломированный техник искусственного осеменения. А физиология практически одна и та же. Приятной молодой женщине было, где-то до 25 лет, с помощью консультантки, за короткое время,  я легко справился с задачей.

Это, естественно, было воспринято на ура, особенно девчонками медичками. Особо привлекательных особ, после практики мы пригласили к себе в общагу, где и продолжили изучение данного предмета, особенно касающегося, предупреждения нежелательных  гинекологических вмешательств.

 Друзья мои надрались до чертиков, мы с этой группой породнились почти что навсегда,  на этом все закончилось и забылось.

Уже осенью, без денег и очень грустный, стою на остановке троллейбуса, по улице Абая. Подходит ко мне симпатичная девушка и говорит: «Большое Вам спасибо, доктор!».

Да! Это была она, та красавица, которая, так неловко и застенчиво чувствовала себя в кресле, и  которую хотелось случайно где-то встретить вновь!

 Случай четвертый.

 Горно-таежный поселок Матвеевка, у истоков реки Бухтармы.

 Красивейшие высокогорные места горного Алтая, это советская альпийская Швейцария, иначе не назовешь. Высота над уровнем моря примерно от 1800 до 2500 метров, вдали видна вершина Беринтау, высотой 3300 метров. По разные стороны ее отрогов и хребтов проходят водоразделы рек Бухтармы и Коракобы, притока Иртыша, уходящего в Китай. Здесь проходит стык государственных границ Китая, Советского Союза и Монголии, а также горного Алтая и восточно-казахстанской области. Рядом, западнее в 40 км, на высоте 1450 метров, расположено уникальное высокогорное озеро Маркаколь, где водится реликтовая и единственная в союзе рыба ускуч. В последствии в 1976 году здесь образуют Маркакольский государственный заповедник.

Деревня Матвеевка, это маленький бревенчатый поселок из двадцати изб у самой китайской границы. Из государственных структур в горном поселке только две; пограничная застава огороженная, высоким деревянным забором, стояла в самом центре деревни. В 1938 году белокитайцы вырезали на ней всех пограничников, о чем свидетельствует, рядом стоящий с ней обелиск. Самая дальняя гидрометеостанция СССР, на северо-востоке Казахстана. Кроме того, на альпийских лугах этих гор выпасались элитные табуны Алтайской и Киргизской горно-вьчной породы лошадей, принадлежащих крупному коневодческому хозяйству в поселке Алексеевка. Связь с районным центром Алексеевка, только по радио, а авиационное сообщение с цивилизацией, осуществлялось маленьким самолетиком По-2, летающим один раз в неделю. На котором мне пришлось прилететь, в этот богом забытый край и улучшить ветеринарное состояние местного коневодства. Кстати большая практика, полученная в Маркаколе, здорово пригодится мне в службе. При формировании в Среднеазиатском военном округе в 1980 году двух горно-вьючных рот, для обеспечения войск в высокогорных районах Афганистана. Два раз в год, летом завозили по две - четыре машины соли лизунца, для лошадей и необходимый провиант в местный магазин. Остальное местные жители вырашивали на огородах. В долине, защищенной от всех ветров, существовал свой микроклимат, там росли даже томаты, чему был здорово удивлен. Десять домов местных алтайцев, в основном охотников и лесников. Неповторимые места, медведя и косули, водились снежные барсы и пушной зверь, в общем – заповедный и дикий край. Летом медведи обычно нагуливали жир и витамины, ловя рыбу в горных речушках, а там было много форели, но самым главным кормом медведя был жирный хариус. На субальпийских лугах они в большом количестве поедали ягоду, оставляя на склонах громадные кучи навоза и примятую траву на лежанках. Как-то поднимаюсь по склону горы, верхом на монгольской лошадке. Откуда ни возьмись медведь, весом примерно кг.  400, идет на меня, как танк. Оказалось, вышел я на медведицу с детьми. А в этот период они крайне опасны, за добычей может подниматься в гору, с такой же скоростью, как и по равнине, я от нее пустился, на утек. Оружие у меня только –  малокалиберная винтовка. Одним словом ушел кое-как, лошадка моя вся в мыле. Вторичная встреча была с ней на пасеке, нашего управляющего  отделением. Пасека, примерно около 35 пчелосемей стояла в двух км. от жилья, в распадке небольшого ручья. Медведица, видимо попробовав ранее мед, стала проказничать и очень нагло, человека совершенно не боялась. Караулили ее три ночи подряд, пасеку обнесли проволокой, с подвешенными пустыми консервными банками, чтобы гремели в ночное время. Но ее нюх и осторожность не приносили нам успеха. Обнаглев, она повадилась уже днем, при этом разворотила 4 улья. Решили медведицу убить, выследили ее, нашли берлогу в скалах, караулили несколько дней, не идет зараза. Все равно взял ее на хитрость.

Тухлую тушку рыбы надел на обыкновенный рыболовецкий якорек со стальным тросиком и установил у входа в расщелину. Трос приварили к длинному штырю и вбили глубоко в  землю. Через два дня в ущелье рев неимоверный.

 Якорек зацепился за корень языка, и медведица от боли не шелохнется. Пристрелил ее на привязи, разделали мы тушу, в предвкушении свежего каурдака и долгожданных медвежьих окороков, но не тут то было. Даже не задумываясь, я сделал срез мышцы и просмотрел его через прижатые обыкновенные стекла, под лупой и правильно сделали. Медведица была больна трихинеллезом и давно, шкура тоже уже никудышная. Убив, ее мы просто облегчили ей страдания, тушу облили керосином и подожгли, чтобы дикие звери, в частности барсуки не заразились от больного мяса.

Достался нам живой трофей – два медвежонка по три месяца. Одного для забавы отдал на местную пограничную заставу, второго оставил у себя. Жили медвежата до тех пор, пока не стал рвать в казарме и избе постель и ломать утварь. Пришлось расставаться со зверями, была мысль отдать их в цирк, да слишком хлопотной было их доставка в Усть-Каменогорск. Так и убежал мой медвежонок в горы с цепью на шее, по направлению к родной берлоге, таким же образом последовал его брат с заставы. Наряды погранцов несколько раз видели наших воспитанников, вблизи деревни, действительно, они были ручными  зверьми.

 Случай пятый.

Южный Казахстан. Арысский район.  Лето 1966 года. Отделение овцесовхоза «Буржар».

Животноводческие фермы крупного овцесовхоза, насчитывающего 120 тысяч овец, расположены вдоль  течения теплой реки Арысь. Здесь же разбросаны многочисленные поселения местных скотоводов и обилие таборов, кочующих азиатских цыган «люли». Место крайне удачное, с севера песчаная степь, а на юге азиатский небольшой оазис.

 Виталий Ветров - уже дипломированный ветфельдшер, занимается борьбой с кровопаразитарными болезнями крупного скота. Работа грязная и нудная, повременное, внутривенное введение лекарств, не дает возможности оторваться от больных животных и проехать на центральную усадьбу.

 Кроме того, замучило овцеводство, с ее вечными проблемами. В отделении Буржар, при каждой из пятнадцати отар, у него до сорока голов, личных овец. Чем не советский и преуспевающий бай! – по тем временам. Поспорил с одним ненормальным управляющим, из соседнего колхоза по имени Орынбасар, что за четыре часа съем целого вареного барана (хороший баран весил до 18 кг чистого веса).

На кон поставил 100 баранов. В случае выигрыша, забираю у местного начальника коня «ахалтекинца», которым он очень гордился, но по причине инвалидности, не мог долго сидеть верхом на коне, тем более долга передвигаться в седле. (стоил он две «Волги»). Спор привлек внимание многих обывателей, тем более что, среди местного населения, запрещенные собачьи и петушиные бои, были очень популярны. А здесь разыгрывается целая автомашина Газ-21 «Волга» При сходе местных авторитетов и аксакалов, Виталий в возрасте 17- ти, с половиной лет и при своем живом весе 90 кг с большим трудом выиграл условия спора. Болельщики в основном были на стороне Орынбасара. Я в полтора десятка минут не укладывался в установленное время, меня попросту рвало, а из-за этого возникла потасовка, среди противостоящих сторонников.  А зачинщиками были местные цыгане, в своре они преследовали свои интересы. Правда, затем почти три дня лежал в теплой воде реки Арыси, из пор кожи отходил бараний жир! Не знаю, почему не умер от обжорства, как известный баснописец Крылов, но тяжесть в желудочно-кишечном тракте, чувствовал дней десять. Радость владения конем была недолгой.

Настигая пришедшую в охоту кобылу в табуне, мой жеребчик влетел под проходящий по железной дороге товарняк. Старики-аксакалы долго ругали меня и очень здорово, что недоглядел такого коня. А управляющего Орынбасара, за то, что он безмозглый и связался с мальчишкой

Ничего не сделаешь. «Бог дал, Бог взял» – распространенное философское суждение мусульман.

 

Случай шестой.

 1970 год. Северо-восточный Алтай, озеро Маркаколь.

 Высота до полторы тысячи  метров над уровнем моря. Деревня на берегу чистейшего озера с интересным названием Урунхайка. Гористая местность, с обильными хвойными лесами и богатыми альпийскими лугами. На берегу озера, размером около 500 квадратных километров живут эстонцы, до сорока семей, непонятно откуда появившиеся в этих краях. Со стороны они похожи на сектантов, вели замкнутый образ жизни, не общаясь с внешним миром, занимались натуральным хозяйством и рыбным промыслом, где была изумительная рыба - «ускуч», эта несравненно вкусная рыба, чем-то была похожа на байкальского омуля. Эстонцы так знатно ее вялили, что, проехав пол света, я еще ни где не пробовал подобного деликатеса. По всей вероятности, эти ссыльные еще с прошлого века прибалты. Принесли сюда, на этот маленький берег свою древнюю науку рыбаков балтийского моря. Которая была у них в крови. Наш путь лежит по опасной горной дороге в сторону госграницы в деревню Орловка, на пограничную заставу, с печальной историей, в период разгула белой контры в 1936 году всех пограничников, также вырезали китайцы. В семидесятых годах у пограничников тоже были серьезные задачи, связанные с тем, что и сейчас местные контрабандисты-скотокрады приловчились по 50-100 лошадей угонять в Китай на продажу. Сделать практически ничего не возможно, кругом высокогорье, перевалы и дремучие, непроходимые леса, а пограничные секреты не всегда в тумане успевают перехватить табун. Технические средства контроля были еще редкость, да и за переход любого зверя через границу отследить было, весьма проблематично.

Только скотокрады не учитывали тот фактор, что некоторые старые лошади имеют привычку после блуда возвращаться домой, заодно приводить с собой наиболее податливых соплеменников (полюбившихся особей).

Так получилось и тогда. Проданные лошади, через месяц вернулись из Китая в родной советский совхоз.

 Мы, естественно, поставили их в карантин на ветеринарной станции, привили по всему перечню инфекций. Параллельно, на нашей стороне (СССР) было семь лошадок, заблудших из Китая. Участвую в разрешении межгосударственного конфликта, по передаче контрабандной живности законным властям.

Время, после военного конфликта на острове Даманском и Джаналаш-коле, напряженное. Китайцы и мы друг к другу враждебны, но местные жители ведут почти, что дружественную торговлю. Например, поселок Алексеевка, где стоит погранкомендатура, на половину разгорожен двумя рядами колючей проволоки. Одна сторона поселка советская, другая китайская. Даже родственники проживают по разные стороны

Приехал для передачи лошадей заместитель начальника Зимунайского погранотряда. Комиссия: начальник Бобровской погранкомендатуры, главный ветеринарный врач района, практикант Виталий Ветров и представитель генерального консульства КНР, по-восточному Казахстану.

Вышли под прицелом китайского пулемета на нейтральную полосу, встретились с китайцами, обменялись «ратификациями», вручили беглых лошадок, забрали своих и по домам!

 Уже зная хорошо обстановку, часто выезжали на Черный Иртыш (река Коба, по-китайски), на китайскую территорию порыбачить и побраконьерничать.

 Страшно был хорош там хариус. Да и размеров попадал неимоверных. Однажды обстреляли нас китаезы, пришлось бросать машину, скорую ветеринарную помощь и убегать вплавь. Небольшой инцидент вскоре уладили, а ветеринарный транспорт возвратили  нам, за тех же пришлых лошадей.

  Пограничные будни

 Танковая директриса Сидими, урочище Золотая падь, Хасанский район Приморье, осень 1973 г.

В полосе нашей мотострелковой дивизии дислоцировались второй и пятый укрепленные районы, которые несли боевое дежурство непосредственно на границе, в сооружениях, называемых артиллерийскими полукапонирами. Располагались они, как правило, впереди нарядов и секретов погранзастав. Ради интереса выезжал в населенный пункт на самой границе – Погранпетровку и смотрел на равнинную часть китайской территории с ее обитателями, однако было очень забавно наблюдать жизнь социалистических коммун враждебных соседей.

Однажды с заместителем командира отдельного пулеметного артиллерийского батальона по тылу, второго укрепленного района дальневосточного округа, майором Леонидом Васильевым, охотились  в том районе на косуль, которых в тот год было неимоверно много. По глупой ошибке завалили уссурийского барса, затем тайно вывезли его в поселок Барабаш. С целью сокрытия отстрела, громадной кошки, занесенной в красную книгу, на чердаке армейского санитарно-эпидемиологического отряда Виталий выделал, отличное чучело. Так начиналась его таксидермическая карьера, которая затем будет совершенствоваться в западном полушарии.

Осень 1973 года, идет нескончаемый проливной дождь, сопровождаю колонну топливозаправщиков из порта Посьет и окружного склада горючего  поселка Гвоздево. Расстояние по горно-таежным перевалам, а их было шесть, составляло около 170 км, да и вся дорога занимала более 6 часов. Осенью все мосты сметают разливы рек, а весной их восстанавливают. И так происходит ежегодно.  Впереди на нашем маршруте вздыбившаяся река Сидими. Топливозаправщики Уралы прошли через брод, а Виталий Ветров с кривым от спиртяги горючником Александром Курочкиным на советском джипе Газ-67, через разбитый 300 метровый мост, кое-как перебрались на противоположную сторону бурной реки. Время уже за два часа ночи, темень, хоть выколи глаза! Проливной дождь не прекращается.

 Остановились осмотреться и отлить. Из-под моста вылезает чумазый мужик и преграждает машине дорогу, поначалу я его принял за местного браконьера или дезертира. Но какой браконьер или рыбак в такое время и такой глуши. Просит довезти до населенного пункта на непонятном языке и жестами. Я даю добро, садись в машину, он свистит в сторону реки. Из кустов выходят еще три оборванных человека. Обросшие, худые и грязные «хунвейбины». Из оружия: у водителя автомат, а у меня только пистолет ПМ. Александр Алексеевич спит, как убитый, тормошу его, ноль реакции, только мычит как боров. Трухнул, однако, здорово! Что было на уме у этих охламонов, неизвестно! Через час догнали колонну, на душе стало веселее. Китайцы сидят настороженно, ведут себя смирно. На кпп погранзаставы Барабаш сдал их пограничникам. Оказалось, что китайцы перешли границу и в розыске находятся уже четыре дня. Пограничники блокировали весь район поиска, но безуспешно. В то время часто бывало, что солдаты КНР убегали от невыносимых условий службы и голода на нашу территорию. Впоследствии, после допросов, их таким же образом отправляли восвояси.

За поимку «вражеских шпионов» приказом Командующего Тихоокеанским Пограничным округом награжден почетным знаком «За охрану государственной границы» П. степени, который мне торжественно вручил командир 50 пограничного отряда полковник С.М. Соловьев. 28 мая 1974 года.

 

 Извилистые маршруты Приморья.

 Залив Петра Великого, Японское море.

 «Владивосток далеко, но город он нашенский»,  так говорил наш великий вождь  В.И. Ленин. От таежного гарнизона Барабаш до Владивостока по дороге вокруг Амурского залива около 300 км. Зимой же по льду залива напрямую, всего лишь 50, с гаком. В целях сокращения расходов на топливо и экономию времени, все автобатовцы самостоятельно практиковали поездки во Владивосток по льду Амурского залива. Официального на этот счет разрешения не выдавалось, но риск оправдывал себя, за день можно было обернуться в город и назад.  Февраль 1973 года, идем колонной из Владика домой, вечереет. Виталий на машине ЗИЛ 130, в колонне предпоследний, за ним идет техническое замыкание. Настроение радостное, впереди предвкушение привала и естественная возможность расслабиться, потому что Воинская автоинспекция уже вся наша. Прошли больше половины пути по льду, вдруг вижу, мой грузовик Зил-130 потащило резко влево, с очень большим креном, и вода уже плещется по полику кабины. Опытный водитель-узбек уцепился за баранку и в полном смысле одурел. «Прыгай!»,  что есть, мочи ору ему в ухо. Не понимает и боится  баран бестолковый! Изо всей силы бью его кулаком  по морде, машина почти лежит на боку. Я плюхаюсь с размаху в воду! и водителя тащу за собой в противоположную от крена, сторону. Узбечонок весь в крови, плачет, я оттянул его от трещины во льду. Машина уже на дне, глубина метров 15. Мокро, собачий холод, мы по пояс в воде, яйца отваливаются, а до берега еще целых 5 км. Видим огни машины технического замыкания, техпомощь осторожно  крадется среди торосов, машу шапкой, стой негодяй! Все сбрасываем с себя, в одних трусах втискиваемся в кабину и вчетвером гоним до станции Приморской. В магазине взял бутылку питьевого спирта и буквально влил его в себя и узбека Рашида. Подобная профилактика спасла нас от неминуемого воспаления легких. Машину утопил с тремя тоннами цемента. Жаль, была совершенно новая! Наказаний не последовало, все было объективно. Месяцем раньше там же ушла под воду гражданская «летучка» с полугорами миллионов рублей и кассиром с Гвоздевского золотопесчаного карьера. Машину пытались поднять на поверхность, пропиливая толщину метрового льда, в два с половиной километра, но все безуспешно. Видно там была криминальная подоплека.

 Прелестная осенняя пора 1973 года.

 Анучинский район,  Приморского края. Первозданные  отроги Сихотэ-Алиня.

 Почему-то сразу вспоминается книга мудрости первопроходца и этнографа Владимира Клавдиевича Арсеньева, с его героем Дерсу Узала, и невероятными приключениями. На съемках одноименного фильма, мне пришлось присутствовать в 1973 году в Шкотовском районе советского Приморья. Когда восемь лошадей, из 11 отдельного кавалерийского полка, подмосковного Алабино, заболели инфекционной анемией лошадей. Лечили их всеми возможными способами и средствами, а в конечном итоге сдали в Уссурийске на мясокомбинат. Но знакомство с актерами и  «киношниками» Мосфильма запали в душу на всю жизнь.

По долгу службы я обеспечиваю фитосанитарную разведку и контроль заготавливаемого картофеля и овощей для дивизии. Заодно вожу колонну грузовиков Зил-130, до пятнадцати единиц, груженых сельхозпродукцией. В этой команде старший только я офицер, в остальных  машинах водители, старшие машин - сержанты и рядовой состав, на подхвате, они же и грузчики.

За сутки делаем всего один рейс, от автомобильного батальона в Пороховой Пади до Анучинского района и обратно в Хасанский район. За это время покрываем расстояние всего лишь в 650-700 км, и только в одну сторону.

Неизведанные края Дальнего Востока, проторенные, первопроходцами всегда с детства, влекли Виталия.  Он подолгу с тоской смотрел на сопки, море и тайгу, уходящую в небо! Риск, романтика, скорость, авантюризм увлекали до невозможности. Выполняя эту нехитрую задачу, водители работали упрямо, дружно, никогда не видел споров или ссор среди них. Но, несмотря на все, могли, ради хохмы, проучить друг друга и довольно таки серьезно.

 Одним словом у меня была высококвалифицированная «играющая команда». Месячный ритм такой работы изнуряет, изматывает, все доходит до автоматизма и высокой степени слаженности коллектива.

 Однажды, под утро, приезжаем на новый участок, в деревню Самарка. Нашел дом местного сельскохозяйственного начальника. Выходит заспанная баба, (как оказалась бухгалтер колхоза) прошу у нее попить воды.

Она говорит: «Там в сенцах, в кадке, а ковшик висит на стене». Если хочешь спать, спи со мной, а не хочешь, иди на сеновал, солдатам место там тоже найдется. Я заглотил два полных ковша и пошел спать на лапник у баньки, притулившейся у леса. Водила тоже последовал моему примеру. С устатку я не сразу врубился, в кадушке была натуральная медовуха.

 Просыпаюсь резко от страха и затхлого дыхания прямо в лицо! Телок тычет мне мохнатой мордой в голову. Чуть не одурел от испуга, надо мной стоит самый настоящий медведь. Я как заору! А голоса своего совершенно не слышу. Кое-как пришел в себя. Хозяин дома с челядью смеются. Говорят: «Медведь местный, ручной, не бойся, а пришел он на запах бражки».

 Вот такие были фокусы!  А то пришлось бы застирывать штаны!

 Оказалось, что заместитель командующего нашей армии по тылу, генерал Петр Михайлович Фурижных, большой шутник, часто парился в этой бане и после оргий оставлял остатки спиртного в тазике у входа, куда и пристрастился местный косолапый.

 дополнено и изменено 18 октября 2004 г. Виталий Ветров                                               г. Москва


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/СЛУЧАИ-ИЗ-ВЕТЕРИНАРНОЙ-ПРАКТИКИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Виталий Петрович ВетровContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Genvssl

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В.П. Ветров, СЛУЧАИ ИЗ ВЕТЕРИНАРНОЙ ПРАКТИКИ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 25.01.2018. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/СЛУЧАИ-ИЗ-ВЕТЕРИНАРНОЙ-ПРАКТИКИ (date of access: 23.06.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - В.П. Ветров:

В.П. Ветров → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
Rating
3 votes
Related Articles
Ветеринарно-санитарная служба Вооруженных сил выполняет громадное количество функций. Однако основу всей многосторонней деятельности, на взгляд ученых и ветеранов службы, необходимо привязать к основному функционалу Департамента планирования и координации МТО МО, в части касающейся.
Основное направление деятельности ветеринарно-санитарной службы Вооруженных Сил на данном этапе, от положительного решения которого зависит дальнейшая сфера влияния и деятельности службы, в сложившейся системе материально-технического обеспечения войск – это совершенствование системы ветеринарно-санитарного контроля и надзора за качеством и безопасностью пищевых продуктов и продовольственного сырья
Из недавней истории военной ветеринарии и в качестве напоминания нынешнему поколению руководителей военной ветеринарной службы силового блока. Генерал-полковник ветеринарной службы — высшее воинское звание для военнослужащих, имеющих военно-учётную специальность ветеринарного профиля в Вооруженных Силах СССР и Вооруженных Силах Российской Федерации в 1943—1971, 1993—1998 годах (гг.).
Главная задача военной ветеринарии трактуется так: охрана здоровья личного состава войск и сил флота от болезней, общих для человека и животных. У нас четко разграничены функции между медицинской эпидемиологией и ветеринарной эпизоотологией.
Славное прошлое и настоящее нашего учебного заведения, его традиции, постоянно совершенствующаяся материально-техническая и научно-информационная база, методическое мастерство и профессионализм профессорско-преподавательского и командного состава – все это залог успешного решения задач, которые сегодня стоят перед Военно-ветеринарным институтом.
Из всех выпускников Военно-ветеринарного цикла Военной кафедры Алма-атинского зооветеринарного института, определенных в кадры Вооруженных сил Советского союза, в добровольном порядке, только двое достигли высшего воинского звания - генерал.
Материал подготовленный в 40 годах прошлого века, генерал-майором ветеринарной службы Л.О. Гоберманом, несомненно имеет историческую и профессиональную ценность. Публикуется впервые, в неизменном (не редактированном) формате. Надеюсь послужит неким уроком (напоминанием) молодым руководителям всех степеней, и в том числе военной ветеринарии. "Что ошибки истории имеют свойство повторяться"
ПОСОБИЕ; Для специалистов военно - ветеринарной службы, служб МТО, Военных сообщений и транспортной авиации. Исследования показывают, что каждый час транспортировки лошади для самой лошади равноценен часу шага под седлом. Как Вы думаете, Ваша лошадь готово физически к двенадцатичасовой верховой прогулке? Часто задается вопрос: «Как много должна терять в весе лошадь во время транспортировки в трейлере?». Правильный ответ – «нисколько». Другой часто задаваемый вопрос: «Как можно снизить физическую деградацию лошади в процессе транспортировки?». Ответ примерно тот же. При правильной предварительной подготовке и знаниях правильной техники вождения коневоза и его обустройства Вы обеспечите лошади переезд на новое место без потери физических и психологических кондиций.
генерал-майору ветеринарной службы запаса Виталию Петровичу Ветрову – 60 лет. Из 32 лет службы в Вооруженных Силах 13 он прослужил на Дальнем Востоке. Затем были Сахалин, Белоруссия, Куба... Объездил весь Советский Союз и многие страны бывшего Варшавского договора. Он свидетель и непосредственный участник весьма значимых событий, в том числе трагических..
Уважаемые коллеги. 30 ноября 2020 года на 99 году жизни скончался ветеран Великой Отечественной войны, Заслуженный ветеринарный врач РСФСР, начальник ветеринарной службы Уральского военного округа. полковник ветеринарной службы Занозин Александр Федорович. ВЕЧНАЯ СЛАВА и СВЕТЛАЯ ПАМЯТЬ!

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
СЛУЧАИ ИЗ ВЕТЕРИНАРНОЙ ПРАКТИКИ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones