Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Libmonster ID: RU-14589
Author(s) of the publication: З. И. СОКОЛОВА

Победа Кубинской революции, подтвердившей, как подчеркивается в Программной платформе Коммунистической партии Кубы, "главные ленинские положения о революции и возможности ее непрерывного развития вплоть до превращения в революцию социалистическую"1 , поставила перед советскими учеными ряд ответственных задач по исследованию теоретических вопросов, связанных с кубинской спецификой проявления общих закономерностей демократической и социалистической революции. Необходимость борьбы с враждебной идеологией, представители которой откликнулись на победу Кубинской революции новыми атаками на марксизм- ленинизм, также требует углубленной разработки марксистско-ленинской концепции революции2 . Решение столь сложной проблемы предполагает анализ комплекса вопросов, касающихся прежде всего задач, характера и движущих сил революции.

На первых порах основное внимание советских ученых было сосредоточено на изучении процесса поступательного развития Кубинской революции после свержения диктатуры Ф. Батисты 1 января 1959 года. Энергичный процесс перерастания демократической революции в социалистическую, интенсивное проведение в жизнь законодательных актов Революционного правительства Кубы в социально-экономической области выдвинули на первый план проблемы революционной ломки старых порядков, от чего главным образом зависели пути и темпы движения страны к социализму3 . Это обстоятельство несколько отодвинуло на второй план исследование революционного процесса на Кубе накануне свержения тирании Батисты (1953 - 1958 гг.). Они не выпали из поля зрения советских исследователей, но узость источниковой базы, отсутствие в распоряжении исследователей многих важных документов, отражающих цели и задачи революционных организаций, осуществивших революцию, и прежде всего "Движения 26 июля", затрудняли работу ученых. Обращение же к косвенным источникам, зачастую преднамеренно искажавшим действительный ход событий, создавало ряд дополнительных трудностей.

Тем не менее уже в тот период советские историки выдвинули ряд научных проблем, в своей совокупности позволявших вплотную подойти к созданию марксистско-ленинской концепции истории Кубинской


1 "I съезд Коммунистической партии Кубы". М. 1976, с. 309.

2 Советские исследователи ведут работу по критике буржуазных, левоавантюристических и правооппортунистических концепций Кубинской революции (см. Е. А. Ларин. Критика буржуазной историографии вооруженной борьбы на Кубе в 1956- 1958 гг. "Гранма" - новый этап революционной борьбы на Кубе". М. 1978; Л. С. Посконина. Исторический опыт революционной Кубы: идейная борьба во французской историографии (там же).

3 Более подробно см. З. Соколова. Куба в русских и советских исследованиях. "Российско-кубинские и советско-кубинские связи XVIII - XX веков"; М. 1975.

стр. 33


революции. К их числу следует отнести прежде всего такие, как роль рабочего класса и крестьянства в качестве движущих сил революции, тактика революционных организаций в борьбе с тиранией Батисты и проблемы создания единства революционных сил. Изучение движущих сил и характера революции, совершенных ею социально-экономических преобразований позволило очертить контуры целостной концепции истории Кубинской революции. Советские ученые в своей работе опирались на речи и выступления Ф. Кастро4 , документы и решения пленумов Народно-социалистической партии (НСП), а также ее VIII национального съезда5 . Эти материалы имеют большое методологическое значение. В них содержатся наиболее достоверные данные о революционном процессе на Кубе.

Оживленные дискуссии и полемику вызвал вопрос о месте и роли рабочего класса Кубы в революции. Враги марксизма-ленинизма под видом "обобщения своеобразного опыта" Кубы умышленно искажают подлинную картину развития Кубинской революции и, по существу, игнорируют "оригинальный творческий вклад кубинских коммунистов в теорию и практику марксизма- ленинизма"6 . Советские ученые, преодолев некоторую противоречивость и однобокость суждений, которые были свойственны начальному этапу исследования ими Кубинской революции, от рассмотрения рабочего класса Кубы как одной из движущих сил революции пришли к четкой постановке вопроса о его гегемонии. Было показано, что и в кубинских условиях гегемония пролетариата в революции "есть его (и его представителей) политическое воздействие на другие элементы населения"7 .

Вопрос о рабочем классе Кубы как движущей силе революции был поставлен в книге К. М. Обыдена, отметившего, что "его (рабочего класса. - З. С.) активное участие и влияние на весь ход кубинской революции и на ее характер имели исключительно большое значение"8 . Однако началом целенаправленной разработки в советской историографии вопроса о руководящей роли рабочего класса Кубы в революции следует считать статью А. И. Калинина "Рабочий класс и кубинская революция", в которой автор попытался на основе анализа структуры кубинского пролетариата показать его ведущую роль в экономике страны, подчеркнув при этом ту особенность, что основным его костяком являлись рабочие, занятые на предприятиях сахарной промышленности и в сахарных сентралях, находившиеся к тому же под сильным влиянием НСП. Автором была затронута проблема раскола в рабочем движении Кубы и предпринята попытка раскрытия причин распространения мухализма, которые А. И. Калинин отчасти видит в наличии в рабочем классе Кубы подобия "рабочей аристократии, на которую делали ставку профсоюзные гангстеры Батисты"9 . Обоснован вывод автора о том, что "успехи кубинской революции росли и крепли по мере того, как она все более решительно принимала на вооружение теорию, политику и методы революционного пролетариата, сформиро-


4 Ф. Кастро. Речи и выступления. М. 1960; его же. Речи и выступления 1961 - 1963 гг. М. 1963.

5 "VIII Национальный съезд Народно-социалистической партии Кубы (Гавана, 16 - 21 августа 1960 г.)". М. 1961.

6 М. А. Суслов. На путях строительства коммунизма. Т. II. М. 1977, с. 481.

7 В. И. Ленин. ПСС. Т. 20, с. 131.

8 К. М. Обыден. Куба в борьбе за свободу и независимость. М. 1959. Вместе с тем К. М. Обыден утверждал, что "основной движущей силой кубинской революции... явились крестьянство и сельскохозяйственные рабочие, вооруженной борьбой которых руководили наиболее революционные элементы мелкой радикальной буржуазии. Кубинская революция шла из деревни в город" (там же, с. 92).

9 "Рабочее движение в капиталистических странах (1959 - 1961 гг.)". М. 1961, с. 206. Мухализм - разновидность оппортунизма в рабочем движении Кубы. Э. Мухаль Барниоль - миллионер-политикан, профсоюзный гангстер, заправлявший в Конфедерации трудящихся Кубы, верный слуга Батисты.

стр. 34


вавшиеся в значительной степени под влиянием его боевого авангарда - Народно-социалистической партии"10 .

На начальном этапе исследования данной темы изучение проблемы рабочего движения на Кубе сводилось, как правило, к рассмотрению деятельности НСП; почти не было работ, в которых на конкретном материале раскрывались бы пути развития классовой борьбы в стране, характер рабочего движения в целом, степень участия в классовых битвах отдельных отрядов рабочего класса. Поэтому трудно было проследить и такой процесс, как превращение части рабочего класса в социальную базу других революционных организаций, в первую очередь "Движение 26 июля", возглавившего революцию. Этот момент существенно важен для оценки классовой природы "Движения 26 июля" как организации, связанной с рабочим классом, что несло в себе объективные возможности достижения в конечном итоге единства революционных организаций Кубы на классовой, пролетарской основе, на базе преодоления раскола в рабочем движении, а также и для понимания объективных трудностей, с которыми столкнулись революционные организации в ходе революционной войны с тиранией Батисты, при разработке тактики борьбы.

В те же годы в некоторых работах наметилась тенденция к отождествлению сельскохозяйственного пролетариата с крестьянством, а тем самым к недооценке классовой самостоятельности первого, к выводу о "промежуточности" его положения как своеобразного "связующего звена" между кубинским крестьянством и городскими рабочими11 . Между тем практика революционных преобразований, в частности в ходе проведения в жизнь первой аграрной реформы 17 мая 1959 г., показала, что именно этот отряд рабочего класса Кубы, самый многочисленный и один из самых организованных, оказался наиболее подготовленным к переходу к социалистическим формам производства и внес сильную социалистическую струю в такое демократическое по своему содержанию мероприятие, как аграрная реформа. Сельскохозяйственный пролетариат Кубы уже на демократическом этапе революции выступил потенциальным носителем социалистических форм производства. Это проявилось в недопущении им раздела земли крупных хозяйств и в создании на них государственных предприятий, "нового сектора- прообраза социалистического сектора экономики"12 .

Необходимо было глубоко изучить факты, характеризующие положение рабочего класса Кубы, его борьбу за свои права. Без привлечения архивных материалов невозможно было приступить к углубленной разработке этой проблемы. В некоторых исследованиях, например, в монографии Л. Ю. Слезкина "История Кубинской Республики" и коллективной работе "Куба. 10 лет революции", истории рабочего класса и его борьбе с тиранией уделялось более пристальное внимание. В частности, в работе Л. Ю. Слезкина история рабочего движения в тот период излагается в непосредственной связи с подготовкой вооруженного восстания 26 июля 1953 года13 .

Дальнейшее развитие рассматриваемое направление получило в работах В. И. Скляра14 , написанных на основе кубинских архивных


10 Там же, с. 208 - 209.

11 См. М. И. Мохначев. Слияние революционного движения на Кубе в единый патриотический и антиимпериалистический поток (1951 - 1958). "Борьба за единый рабочий и антиимпериалистический фронт в странах Латинской Америки". М. 1963.

12 "I съезд Коммунистической партии Кубы", с. 31".

13 См. Л. Ю. Слезкин. История Кубинской Республики. М. 1966, с. 301 - 303, 336 - 338; "Куба. 10 лет революции". М. 1968.

14 В. И. Скляр. Рабочий класс - главный бастион революции. "Монкада - набат революции". М. 1974; его же. Борьба рабочего класса против гнета иностранных "монополий в годы тирании Батисты. "Иностранные монополии на Кубе. 1898 - 1958 годы". М. 1976.

стр. 35


материалов. Автор сумел внести дополнительную ясность не только в вопрос о численности рабочего класса Кубы, но и в характеристику почти каждого из его отрядов, а также о структуре сельских трудящихся. Он пришел к аргументированному выводу о пролетаризации кубинской деревни и преобладании в ней лиц наемного труда. Данные о положении различных категорий рабочего класса свидетельствуют о том, что обострение классовой борьбы в стране и рост активности рабочего класса были закономерны15 . В. И. Скляр предпринял попытку более полно рассмотреть борьбу рабочего класса против тирании Батисты на общем фоне развития революционного процесса в стране, показать готовность пролетариата в решающий момент свержения диктатуры, когда вопрос о власти стоял с особой остротой16 , не допустить военного переворота. Однако то, что в работах В. И. Скляра нет анализа многих партийных документов и решений профсоюзных организаций того периода, сказалось на глубине и полноте раскрытия таких вопросов, как борьба течений в рабочем движении, хотя автором и отведено значительное место мухализму, наносившему огромный вред рабочему движению страны. Вывод В. И. Скляра о том, что именно рабочий класс был "главным оплотом революции"17 , хорошо аргументирован, что имеет принципиальное значение для раскрытия характера Кубинской революции.

С появлением первых серьезных исследований перед советскими учеными встали задачи по более глубокому изучению ряда сторон истории рабочего движения, в частности роли рабочего класса в завоевании революционным авангардом большинства на свою сторону и в создании политической армии революции. Данные аспекты были поставлены в коллективной работе о влиянии Великого Октября на Кубинскую революцию18 . Значение этого направления исследования, находящегося, в сущности, еще на начальной стадии, не исчерпывается, однако, восстановлением правды о роли рабочего класса Кубы, который, по словам Ф. Кастро, "своей революционной всеобщей забастовкой на последнем этапе борьбы... внес решающий вклад в дело победы"19 .

К этому направлению примыкают исследования аграрников, в трудах которых наряду с анализом аграрных преобразований Кубинской революции рассмотрены вопросы об участии крестьянства в революции и определена его роль как союзника пролетариата. Этот вопрос имеет тем большее значение, что у некоторых исследователей на предыдущем этапе имелась тенденция к преувеличению роли крестьянства в Кубинской революции, к подчеркиванию ее преимущественно "крестьянского" характера. Тезис о ведущей роли кубинского пролетариата в революции получил в работах советских историков подтверждение благодаря четкой постановке вопроса о крестьянстве как союзнике пролетариата и глубокому классовому анализу структуры кубинской деревни20 . Были сделаны существенные выводы о глубоком проникновении капиталистических отношений в аграрную сферу дореволюционной Кубы и формировании в связи с этим мощной армии сельскохозяйственного пролета-


15 В. И. Скляр. Борьба рабочего класса против гнета иностранных монополий в годы тирании Батисты, с. 263 - 273.

16 Там же, с. 307 - 308.

17 Там же.

18 "Великий Октябрь и кубинская революция". М. 1977.

19 "I съезд Коммунистической партии Кубы", с. 34.

20 См. М. В. Данилевич. Рабочий класс в освободительном движении народов Латинской Америки. М. 1962; ее же. Социально-экономические условия сельскохозяйственного производства. "Экономические проблемы стран Латинской Америки". М. 1963, гл. V, ее же. Аграрные отношения и борьба за аграрную реформу в странах Латинской Америки. "Аграрный вопрос и национально-освободительное движение". М. 1963; А. М. Сиволобов. Экономические проблемы союза рабочего класса и крестьянства в странах Латинской Америки. М. 1966.

стр. 36


риата. Данное обстоятельство обусловило в значительной мере высокий уровень организованности кубинского крестьянства и оказало решающее воздействие на характер его классовой борьбы21 .

Крестьянству как движущей силе революции были посвящены работы В. Е. Акулая, Н. К. Рафы, З. И. Соколовой22 . В. Е. Акулай исследовал социально-экономические предпосылки превращения крестьянства в боевую армию революции; в книге Н. К. Рафы проанализированы различные программы решения аграрного вопроса и освещены некоторые аспекты борьбы крестьянства против тирании Батисты. В работах, автора данной статьи рассмотрены проблемы создания классовой организации крестьянства, усиления его борьбы в непосредственной связи с развитием революционного процесса в стране (1953 - 1958 гг.), формирования факторов, обеспечивших массовую мобилизацию крестьянства как класса накануне свержения диктатуры Батисты в сентябре - октябре 1958 года23 .

Изучение специфики преломления общих закономерностей социалистической революции в конкретных условиях Кубы еще острее поставило вопрос о необходимости анализа поведения каждой из движущих сил Кубинской революции на различных этапах ее развития, раскрытия процесса накопления революционной энергии масс с целью обеспечения победы над тиранией Батисты и постепенного перевода революции на социалистические рельсы.

С наибольшими трудностями советские историки столкнулись при изучении проблем создания политического авангарда Кубинской революции. Своеобразие этого процесса на Кубе в условиях, когда НСП не сумела обеспечить за собою авангардную роль революции (эта роль перешла к "Движению 26 июля", возглавляемому Ф. Кастро), было использовано врагами марксизма-ленинизма для нападок на одно из краеугольных положений марксизма-ленинизма - о необходимости революционной партии, вооруженной теорией научного социализма, для обеспечения победы социалистической революции. Исследователи этой проблемы оказались тем самым на переднем крае идеологической борьбы.

Этим вопросам посвящены работы В. А. Бородаева, Б. В. Горбачева, О. Т. Дарусенкова, А. И. Калинина, М. И. Мохначева24 и др.


21 Наибольшее внимание этой проблеме было уделено в работах: О. Олтяну. Создание государственного сектора в кубинской экономике. "Мировая экономика и международные отношения", 1962, N 10; его же. Новые народные имения на Кубе. Там же, 1963, N 7; Ю. Г. Онуфриев. Сельское хозяйство и борьба крестьян за аграрную реформу. "Экономические проблемы стран Латинской Америки". Гл. VI; его же. Аграрный вопрос и проблемы национально-освободительной революции в странах Латинской Америки. "Аграрно-крестьянский вопрос в странах Азии, Африки и Латинской Америки". М. 1965, гл. III; М. А. Серебровская. Становление социалистического способа производства на Кубе. "Освободительное движение в Латинской Америке". М. 1964.

22 В. Е. Акулай. Кубинское крестьянство накануне революции. "Вестник Московского университета", серия история, 1965, N 2; Н. К. Рафа. Крестьянство в кубинской революции. М. 1974; З. И. Соколова. Опыт организации крестьянских масс на Кубе. 1961 - 1967 гг. М. 1973; ее же. Кубинская революция и крестьянские организации. "Латинская Америка", 1972, N 3; ее же. В. И. Ленин о необходимости организации крестьянских масс и опыт кубинской революции. "Ленинизм и Латинская Америка". Т. 2. М. 1972.

23 З. И. Соколова, И. Тамайо. В борьбе против иностранного и местного латифундизма (Из истории создания классовой организации кубинского крестьянства). "Иностранные монополии на Кубе. 1898 - 1958 годы"; З. И. Соколова. От Монкады до "Гранмы" (Некоторые проблемы вооруженной борьбы на Кубе). "Гранма" - новый этап революционной борьбы на Кубе".

24 В. А. Бородаев. Народно-социалистическая партия Кубы в борьбе против диктатуры Батисты (1952 - 1959 гг.). "Проблемы всеобщей истории". М. 1973; его же. Формирование единства революционных сил в ходе повстанческой борьбы на Кубе. "Гранма" - новый этап революционной борьбы на Кубе"; Б. В. Горбачев. Кубинская революция в свете идей Ленина. "Латинская Америка", 1970, N 2; его же. О не-

стр. 37


Центральной проблемой является здесь процесс кристаллизации нового политического авангарда, приведший в ходе поступательного развития революции к созданию Коммунистической партии Кубы. Наибольшее внимание было уделено исследованию роли, которую сыграла в революции НСП, партия, основанная в 1925 г. под непосредственным влиянием идей Великого Октября такими выдающимися революционными деятелями, как Х. А. Мелья и К. Балиньо. Разработке этого вопроса содействовал VIII съезд НСП25 , решения и материалы которого составили основу для создания марксистско- ленинской концепции истории Кубинской революции. В распоряжении исследователей оказались наиболее достоверные и важные источники, содержавшие методологические указания для анализа путей развития революции на Кубе.

Анализ деятельности НСП ставил перед историками задачу рассмотрения такой проблемы, как борьба за единство революционных сил, лежавшая в основе генеральной линии партии. К числу первых работ, в которых была предпринята попытка исследования данного вопроса, относится упомянутая выше работа М. И. Мохначева. Заслугой автора было введение в научный оборот большого круга разнообразных и для того времени уникальных источников, свидетельствующих о том, что именно единство революционных сил было главной предпосылкой победы Кубинской революции. Заслуживает внимания и содержащийся в работе вывод о том, что в ходе революции сложилось "народное единство", а не только союз революционных организаций26 . Интересна также попытка автора рассмотреть первые шаги "Движения 26 июля", его программные документы и тактические принципы, определить место и роль Повстанческой армии, созданной Ф. Кастро после высадки с "Гранмы" 2 декабря 1956 года. Анализ М. И. Мохначевым революционного процесса на Кубе после высадки отряда Ф. Кастро содействовал дальнейшим исследованиям в данном направлении. В работе было привлечено внимание и к созданию Объединенного национального рабочего фронта (ФОНУ), содействовавшего преодолению раскола в рабочем движении Кубы в период подготовки к решающему штурму27 .

Деятельность НСП в период борьбы против режима Батисты исследуется в упомянутой выше статье В. А. Бородаева, опубликованной в 1973 году. Автор проанализировал большую работу партии по идеологическому воспитанию пролетариата и обеспечению единства революционных сил на базе выработки общей с другими революционными организациями тактики борьбы с тиранией Батисты. Анализ темы автор продолжил в следующей своей статье, содержащей характеристику тактических и идеологических основ трех революционных организаций - НСП, "Движения 26 июля", "Революционного директората 13 марта". Это дало возможность раскрыть объективные возможности


которых вопросах социалистического развития Кубы. "Новая и новейшая история", 1969, N 4; Б. В. Горбачев, А. И. Калинин. Куба: годы борьбы и труда. "Коммунист", 1965, N 2; О. Дарусенков, Б. Горбачев, В. Ткаченко. Куба - остров созидания. М. 1975; О. Дарусенков. Под знаменем пролетарского интернационализма. "Коммунист", 1973, N 16; его же Спаянные нерушимыми узами. Там же, 1975, N 7; его же. Куба строит социализм. М. 1976; его же. Гл. X, XI, XII книги "Очерки истории Кубы". М. 1978; его же. Кубинская революция: марксизм-ленинизм в действии. "Рабочий класс и современный мир", 1979, N 1; его же. "Движение 26 июля" в Кубинской революции. "Новая и новейшая история", 1979, N 1; А. И. Калинин. Характер и движущие силы революции на Кубе. "Мировая экономика и международные отношения", 1960, N 10; его же. Некоторые политические проблемы развития кубинской революции. "Освободительное движение в Латинской Америке"; М. И. Мохначев. Указ. соч.

25 См. "VIII Национальный съезд Народно-социалистической партии Кубы (Гавана, 16 - 21 августа 1960 г.)".

26 См. М. И. Мохначев. Указ. соч., с. 222, 257 и др.

27 Там же, с. 287 - 288.

стр. 38


складывания единства революционных сил, равно как и трудности этого процесса. Упрочение классовой основы складывавшегося единства, как показал В. А. Бородаев, происходило в тесной связи с углублением революционного процесса и в ходе борьбы с правым крылом "Движения 26 июля". Автор сделал шаг вперед в определении места и роли ФОНУ в мобилизации сил на решающий штурм. Анализ программы-минимум ФОНУ убеждает в том, что она составлялась при активном участии и влиянии НСП. Принципиальное значение имеет и вывод о том, что в программе-минимум ФОНУ нашли отражение основные задачи пролетариата в демократической революции, указывались его ближайшие цели и пути их осуществления28 .

Однако вопрос о месте и роли ФОНУ в обеспечении победы революции решается пока что несколько односторонне, преимущественно в плане мобилизации масс и в первую очередь рабочего класса29 . Между тем не меньший интерес представляют деятельность ФОНУ по укреплению пролетарской идеологии и ее внесению в широкие слои трудящихся масс, а также его роль в достижении организационного единства революционных сил, приведшего в конечном итоге к созданию единой партии социалистической революции, позднее получившей название Коммунистической партии. Во всяком случае, сплочение на базе единой программной платформы не могло пройти бесследно для каждой из вступивших в ФОНУ организаций, особенно после свержения тирании Батисты и укрепления руководящей роли рабочего класса. Трудно представить себе процесс формирования Компартии Кубы в отрыве от достигнутого в рамках ФОНУ единства революционных сил, которое непосредственно подготовило условия для ее создания.

Во второй половине 70-х годов изучение проблем, связанных с деятельностью "Движения 26 июля", приобрело некоторые новые черты: расширилась документальная база, в научный оборот были введены новые источники, предметом специальных исследований стали вопросы стратегии и тактики организации, взявшей на себя руководство революцией, более пристальное, чем раньше, внимание было уделено этапу вооруженной борьбы. Наряду со статьями С. Н. Кислова "Движение 26 июля: формы и методы революционной борьбы (1956 - 1958 гг.)", З. И. Соколовой "От Монкады до "Гранмы" (Некоторые проблемы вооруженной борьбы на Кубе)" и "Высадка с "Гранмы" - драматический пролог партизанской войны"30 , отдельными главами (гл. IV, V и VI) монографии Б. С. Никифорова "Куба: крах буржуазных политических партий (1945 - 1958)" (М. 1973) увидели свет работа Е. А. Ларина "Повстанческая армия в Кубинской революции (декабрь 1956 - январь 1959 г.)" (М. 1977) и коллективный труд "Очерки истории Кубы".

Авторы этих работ на большом фактическом материале показали, что партизанская война на Кубе была войной революционной, что партизанская война, в ходе которой была создана Повстанческая армия, велась координированно с классовыми битвами рабочего класса и крестьянства и своим острием была направлена против тирании Батисты. Думается, что партизанскую войну нельзя рассматривать как изолированный эпизод Кубинской революции или подходить к ней исключительно как к фактору, формировавшему революционную ситуацию. Вывод Е. А. Ларина о том, что "вооруженная борьба в условиях кровавого военно-полицейского режима явилась наиболее действенной формой


28 В. А. Бородаев. Формирование единства революционных сил в ходе повстанческой борьбы на Кубе, с. 102 - 108

29 См. В. И. Скляр. Борьба рабочего класса против гнета иностранных монополий в голы тирании Батисты, с. 302 - 306.

30 Статьи С. Н. Кислова и З. И. Соколовой см.: "Гранма" - новый этап революционной борьбы на Кубе".

стр. 39


революционной борьбы"31 , вполне обоснован. Исследователи справедливо уделяют большое внимание начальному этапу вооруженной борьбы, важнейшим событием которого явилась высадка отряда во главе с Ф. Кастро32 . Это событие подвергается особенно грубой фальсификации в буржуазной историографии. Наша точка зрения по вопросу о начальном этапе партизанской войны основывается на том, что высадка с "Гранмы" 2 декабря 1956 г. имела чрезвычайно большое значение для дальнейшего развертывания революционной борьбы против тирании Батисты, поскольку в результате ее произошло воссоединение политического авангарда Кубинской революции с ее движущими силами33 .

В статье С. Н. Кислова рассматриваются вопросы стратегии и тактики "Движения 26 июля". Вывод автора о том, что "анализ этапа борьбы против диктатуры Батисты в 1953 - 1959 гг. говорит об искусном творческом сочетании различных форм революционной борьбы масс", основан на привлечении широкого круга разнообразных источников и в принципе представляется верным, за исключением утверждения о том, что "вооруженная борьба в различных ее формах являлась, особенно на первом этапе, до середины 1958 г., катализатором, ускорявшим ход развития тех или иных событий". Вооруженная борьба, на наш взгляд, не может рассматриваться как "катализатор" событий, развитие которых в годы революционной войны шло в соответствии с законами классовой борьбы, в непосредственной связи с расстановкой классовых сил, которая, конечно, менялась по мере созревания субъективного фактора революции, углубления самого революционного процесса. Не вызывает возражений вывод автора о том, что вооруженная борьба "выступала в качестве основной, а во второй половине 1958 г., до бегства Батисты, - решающей формой борьбы"34 , хотя следовало бы сделать большой акцент именно на значении сочетания различных форм борьбы в тактическом решении стратегических задач свержения тирании Батисты.

В связи с 20-й годовщиной Кубинской революции появился ряд работ, в которых сделана попытка углубить разработку рассматриваемых проблем. О. Т. Дарусенков с привлечением новых источников и документов исследовал вопрос о "Движении 26 июля" и роли этой организации в революции. Новым является стремление автора раскрыть процесс кристаллизации идеологической платформы "Движения 26 июля", а также анализ вопроса о двух крылах этой революционной организации (левом и правом), о ее социальной неоднородности35 . О. Т. Дарусенкову удалось показать трудности на пути укрепления единства революционных сил, раскрыть основные этапы данного процесса36 , классовые основы единства, сложившегося в ходе борьбы с тиранией Батисты.

К числу новых проблем, решаемых сейчас советскими исследователями, относится в первую очередь забастовочное движение рабочего класса Кубы в 50-е годы. Углубленное его изучение позволит полнее раскрыть закономерности и пути накопления пролетариатом революционной энергии перед решающим штурмом тирании Батисты, когда забастовка 2 - 7 января 1959 г. не только обеспечила ее свержение, но и сорвала планы контрреволюционного военного переворота. Характер-


31 Е. А. Ларин. Указ. соч., с. 264.

32 См. З. И. Соколова. История 82-х с "Гранмы". "Новая и новейшая история", 1967, N 4.

33 З. И. Соколова. От Монкады до "Гранмы", с. 47.

34 С. Н. Кислов. Движение 26 июля, с. 140.

35 См. "Очерки истории Кубы", с. 364 - 367, 401 - 409; О. Т. Дарусенков. "Движение 26 июля" в Кубинской революции.

36 "Очерки истории Кубы", с, 401 - 409.

стр. 40


ной особенностью стачечной борьбы на Кубе наряду с массовостью были высокий уровень организованности, четкая политическая направленность, сочетание экономических требований с политическими.

Исследование тактики Кубинской революции, форм и методов борьбы рабочего класса и его союзника - крестьянства неизменно остается в поле зрения советских историков. На I съезде Коммунистической партии Кубы Ф. Кастро говорил о необходимости тщательно изучать борьбу Повстанческой армии и борьбу рабочего класса и крестьянства Кубы "в последней войне за независимость"37 .

В этой связи большой интерес представляет анализ проблемы революционной ситуации на Кубе. Первоначально наши историки не учитывали ключевое значение ее для раскрытия революционного процесса, начало которому было положено штурмом казармы Монкада 26 июля 1953 года. Исследователи считали, что в момент первого выступления Ф. Кастро на Кубе "не было революционной ситуации"38 , хотя одновременно и соглашались с тем, что штурм Монкады был началом революции. Отсутствие последовательного анализа конкретных условий складывания и развития революционной ситуации вело к механическому пониманию "субъективного фактора"39 революции и недооценке объективного характера революционной ситуации. Нередко имела место подмена таких понятий, как "революционная ситуация" и "революционный кризис", что мешало рассмотреть процесс развития революционной ситуации к революционному кризису40 .

Рассмотрение проблемы революционной ситуации 50-х годов на Кубе обрело самостоятельное направление с выходом в свет статей Б. В. Горбачева и А. И. Калинина41 . У обоих авторов не вызывает сомнения, что выступление вооруженного отряда под руководством Ф. Кастро было началом Кубинской революции42 . Они обратили внимание не только на ее своеобразие, обусловленное рядом внутренних и внешних факторов43 , но и на то, как в ней проявились общие закономерности социалистической революции, разработанные Лениным и проявляющиеся "лишь в строго национальных формах"44 . На первый взгляд может показаться, что несколько не вписывается в общий тон суждений Б. В. Горбачева его утверждение, что "после штурма Монкады страна быстрыми темпами шла к тому состоянию, которое Ленин называл революционной ситуацией, - когда "низы" не хотят жить по-старому, а "верхи" не могут жить по-старому, когда все более назревает общенациональный кризис, затрагивающий "эксплуататоров и эк-


37 "I съезд Коммунистической партии Кубы", с. 34.

38 См. М. И. Мохначев. Указ. соч., с. 262 - 263; Л. Ю. Слезкин. Указ. соч., с. 332; В. И. Скляр. Борьба рабочего класса против гнета иностранных монополий в годы тирании Батисты, с. 280; Б. С. Никифоров. Указ. соч., с. 410.

39 Так, К. С. Шустов сводил проблему субъективного фактора к существованию двух революционных организаций - НСП и "Движения 26 июля" (К. С. Шустов. О свержении диктатуры Батисты (1952 - 1959). "Куба. 10 лет революции", с. 85).

40 Для рассмотрения теоретических аспектов революционной ситуации 50-х годов на Кубе большой интерес представляет книга Р. Арисменди "Ленин, революция и Латинская Америка" (М. 1973). Большое внимание проблеме стадийности развития революционной ситуации от низших фаз к высшей уделяется в монографиях Ю. А. Красина "Диалектика революционного процесса" (М. 1972) и "Теория социалистической революции: ленинское наследие и современность" (М. 1977). Важные выводы о действии общих закономерностей революционной ситуации на современном этапе развития мирового революционного движения содержатся в работе П. Н. Федосеева "Диалектика современной эпохи" (М. 1978).

41 Б. В. Горбачев, А. И. Калинин. Куба: некоторые социально- экономические и политические аспекты революции. "Латинская Америка", 1969, N 3; Б. В. Горбачев. Кубинская революция в свете идей Ленина.

42 См. Б. В. Горбачев. Кубинская революция в свете идей Ленина, с. 38.

43 См. Б. В. Горбачев, А. И. Калинин. Куба: некоторые социально- экономические и политические аспекты революции, с. 24 - 25.

44 Б. В. Горбачев. Кубинская революция в свете идей Ленина, с. 33.

стр. 41


сплуатируемых"45 . Но здесь автор, по существу, имеет в виду складывание в стране общенационального кризиса, как высшей фазы революционной ситуации. И в этом смысле штурм Монкады - фактор чрезвычайной важности, поскольку именно с этого момента, с выходом на арену классовой борьбы "Движения 26 июля", было положено начало формированию нового политического авангарда революции, что содействовало быстрому созреванию субъективного фактора революции и подготовке тем самым условий для обеспечения революционного выхода из общенационального политического кризиса, сложившегося к декабрю 1958 г. и поставившего на повестку дня коренной вопрос революции - вопрос о власти. Именно поэтому вывод Б. В. Горбачева о революционной ситуации на Кубе в 50-е годы не противоречит положению о том, что штурм Монкады начался в условиях сложившейся в стране революционной ситуации.

В упомянутой выше книге Е. А. Ларин специально не касается революционной ситуации, если не считать отдельных замечаний о том, что "на Кубе наиболее отчетливо проявилось одно из главных положений ленинского определения революционной ситуации, заключающегося в том, что "низы" не хотели", а "верхи" не могли" уже жить по-старому"46 , но автор обращает особое внимание на тот факт, что "в конце 40-х - начале 50-х годов на Кубе шло назревание общенационального кризиса, основными признаками которого были банкротство политической надстройки, кризис экономической структуры и усиление классовой борьбы, охватившей широкие слои кубинского общества"47 . Е. А. Ларин вплотную подошел к необходимости анализа фаз48 в развитии революционной ситуации. Мнение авторского коллектива книги "Великий Октябрь и кубинская революция" основывается на том, что революционная ситуация, по существу, сложилась к моменту военного переворота 10 марта 1952 г., а последний означал не что иное, как попытку "найти контрреволюционный выход из кризиса"49 . Е. А. Ларин и коллектив авторов названной книги пришли к одинаковому выводу о контрреволюционной сущности переворота 10 марта 1952 г., предпринятого с целью не допустить начала революции. Это мнение находится в полном соответствии с теми оценками, которые даются революционной ситуации в Программной платформе Коммунистической партии Кубы, где подчеркивается, что "переворот привел к предельному обострению всех противоречий, свойственных неоколониальному режиму, от которого страдала наша страна, и к возникновению революционной ситуации"50 . Тем не менее многие аспекты остаются пока не выясненными, вопрос об "исчезновении" революционной ситуации, поставленный авторами книги "Великий Октябрь и кубинская революция", нуждается в дальнейшем изучении с привлечением нового фактического материала.

Точка зрения О. Т. Дарусенкова состоит в том, что революционная ситуация на Кубе сложилась в самом конце 1958 года. Но не является ли этот тезис следствием несколько односторонней оценки им факторов, способствовавших складыванию революционной ситуации вообще? Отношение к партизанской войне, которая, как показали многие советские историки, уже сама по себе была революционной войной, лишь как к фактору, формировавшему революционную ситуацию, искажает внутреннее содержание войны. Давая ей оценку, О. Т. Дарусенков совершенно определенно пишет, что она "явилась действенным инстру-


45 Там же, с. 38.

46 Е. А. Ларин. Указ. соч., с. 70.

47 Там же, с. 22.

48 Там же, с. 71.

49 "Великий Октябрь и Кубинская революция", с. 51.

50 "I съезд Коммунистической партии Кубы", с. 293.

стр. 42


ментом, послужившим делу назревания революционной ситуации и ее перерастания в революцию"51 . В другой работе он утверждает, что штурм Монкады преследовал ту же цель. "Это была, - пишет он, - попытка путем активных действий форсировать процесс формирования революционной ситуации и довести его до стадии взрыва революции"52 . В одной из последних своих работ он отмечает, что в стране все явственнее проступали черты вызревания революционной ситуации (речь идет о 1956 г.), и затем подчеркивает, что "к декабрю (1958 г. - З. С.) развитие борьбы против диктатуры привело к окончательному вызреванию революционной ситуации"53 .

Несмотря на некоторую категоричность формулировок О. Т. Дарусенкова относительно сроков складывания революционной ситуации на Кубе в 50-е годы, автор все же, как нам представляется, говоря о возникновении революционной ситуации в конце 1958 г., имеет в виду созревание общенационального кризиса, когда зрелость объективного и субъективного факторов позволила революционным силам пойти на последний, решающий штурм: диктатуры Батисты и обеспечить свою победу. При таком логическом ударении и таком смысловом прочтении точки зрения О. Т. Дарусенкова и других авторов, по существу, не приходят в столкновение.

Автор настоящей статьи уже излагал свою точку зрения по этому вопросу54 . Проблема революционной ситуации на Кубе в 50-е годы рассматривается нами в плане раскрытия характера действия общих закономерностей социалистической революции. Каждый из отмеченных Лениным признаков революционной ситуации может быть прослежен в конкретных условиях Кубы. Мы опираемся при этом на достижения советских исследователей в изучении различных аспектов социально-экономического развития страны в рассматриваемый период, в частности на работы П. Н. Бойко и В. И. Скляра, а также интересную статью А. Бекаревича и А. Мансильи и работу Г. Н. Зуйкова55 , которые, по сути дела, ставят вопрос о зрелости материальных предпосылок социалистической революции на Кубе, который до сих пор серьезно не изучен.

Последние годы отмечены вниманием советских ученых к таким ранее не рассматривавшимся аспектам Кубинской революции, как экономическая программа "Движения 26 июля". Для ее оценки большое значение имеют выводы, сформулированные в Программной платформе Компартии Кубы, а именно, что в ней нашли отражение "максимальные требования, которые могли быть выдвинуты при объективных и субъективных условиях того времени"56 . В работе К. О. Лейно справедливо отмечается, что "социально-экономическая платформа "Движения 26 июля" была прогрессивной, народной и антиимпериалистической, с элементами буржуазно- демократического радикализма. Она выкристаллизовалась в обстановке упорных классовых боев и вооружен-


51 О. Т. Дарусенков. Кубинская революция: марксизм-ленинизм в действии, с. 8.

52 О. Т. Дарусенков. "Движение 26 июля" в Кубинской революции, с. 19.

53 См. "Очерки истории Кубы", с. 386, 433.

54 См. З. И. Соколова. От Монкады до "Гранмы".

55 П. Н. Бойко. Социально-экономическая структура Кубы в условиях господства иностранного монополистического капитала. "Иностранные монополии на Кубе. 1898 - 1958 годы"; его же. Латинская Америка: экспансия империализма и кризис капиталистического пути развития. М. 1973; В. И. Скляр. Борьба рабочего класса против гнета иностранных монополий в годы тирании Батисты; А. Бекаревич, А. Мансилья. Иностранный монополистический капитал на Кубе в свете ленинского учения об империализме. "Иностранные монополии на Кубе. 1898 - 1958 годы"; Г. Н. Зуйков. Социально-экономические предпосылки Кубинской революции. М. 1980.

56 "I съезд Коммунистической партии Кубы", с. 294.

стр. 43


ной повстанческой борьбы и служила могучей мобилизующей, революционизирующей силой"57 .

Ленин, как известно, предвидел "историческую неизбежность повторения в международном масштабе того, что было у нас" в Великой Октябрьской социалистической революции, и видел в этом "международную значимость" ее опыта58 . Исследование этого аспекта имеет принципиальное значение. Книга "Великий Октябрь и кубинская революция" является в этом плане удачной попыткой показать, как исторический опыт первой в мире социалистической революции отразился в ходе первой социалистической революции в западном полушарии. В ней содержится анализ политических предпосылок и развития революционной борьбы народа против тирании Батисты, оценка социально-политической структуры кубинского общества накануне революции. Авторы впервые исследовали процесс создания политической армии Кубинской революции, обеспечившей не только свержение тирании Батисты, но и дальнейшее развитие революции по пути перерастания ее в социалистическую. "Стержнем формирования политической армии революции на Кубе, - подчеркнуто в книге, - был процесс создания боевого единства между указанными организациями" (НСП, "Движение 26 июля" и "Революционный директорат 13 марта". - З. С.)59 . Если бы авторы уделили больше внимания борьбе авангарда революции за массы, тогда, надо думать, из поля их зрения не выпал бы вопрос о работе революционных организаций среди крестьянства, естественного союзника пролетариата. Книга "Великий Октябрь и кубинская революция" содействует развитию нового направления в изучении Кубинской революции60 .

Дальнейшие пути исследования проблемы развития Кубинской революции самым непосредственным образом связаны с рассмотрением характера преломления общих закономерностей революционной борьбы сквозь призму кубинской действительности на каждом из ее этапов. Предстоит серьезная разработка, в частности, научных проблем, связанных с внешнеполитическими условиями, которые содействовали и благоприятствовали поступательному развитию революционного процесса в первой стране социализма в западном полушарии.


57 К. О. Лейно. Социально-экономическая платформа "Движения 26 июля", "Гранма" - новый этап революционной борьбы на Кубе", с. 160 - 161.

58 В. И. Ленин. ПСС. Т. 41, с. 3.

59 "Великий Октябрь и кубинская революция", с. 64 - 65.

60 На принципиальное значение исследования этого аспекта социалистических революций обратил внимание акад. И. И. Минц в своем выступлении на пленуме Научного совета АН СССР по комплексной проблеме "История Великой Октябрьской социалистической революции", подчеркнув необходимость рассмотрения "всемирно-исторического значения Великого Октября и в особенности того, что В. И. Ленин называл международным значением революции в узком смысле, т. е. в смысле неизбежной повторяемости ее основных черт в других социалистических революциях современной эпохи" (См. "Вопросы истории КПСС", 1978, N 8, с. 155).


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/СОВЕТСКАЯ-ИСТОРИОГРАФИЯ-КУБИНСКОЙ-РЕВОЛЮЦИИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

З. И. СОКОЛОВА, СОВЕТСКАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ КУБИНСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 15.02.2018. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/СОВЕТСКАЯ-ИСТОРИОГРАФИЯ-КУБИНСКОЙ-РЕВОЛЮЦИИ (date of access: 26.02.2021).

Publication author(s) - З. И. СОКОЛОВА:

З. И. СОКОЛОВА → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Россия Онлайн
Москва, Russia
1331 views rating
15.02.2018 (1107 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
К. Д. КАФАФОВ. ВОСПОМИНАНИЯ О ВНУТРЕННИХ ДЕЛАХ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ
Catalog: История 
31 minutes ago · From Россия Онлайн
НАЖМУДДИН ГОЦИНСКИЙ
Catalog: История 
31 minutes ago · From Россия Онлайн
СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ НОРМЫ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ XIX ВЕКА
33 minutes ago · From Россия Онлайн
КООПЕРАТИВНОЕ ДВИЖЕНИЕ В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ (НОВЫЙ ВЗГЛЯД)
Catalog: Экономика 
41 minutes ago · From Россия Онлайн
СТРАНИЦЫ ЖИЗНИ КОНТР-АДМИРАЛА Н. А. БОЛОГОВА
42 minutes ago · From Россия Онлайн
БОЕВОЙ ПУТЬ ЛЕТЧИКА И. Е. ФЁДОРОВА
43 minutes ago · From Россия Онлайн
ПИСЬМА СТУДЕНТОВ ИСТОРИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА МГУ. 1941-1945 гг.
52 minutes ago · From Россия Онлайн
ВОСПОМИНАНИЯ О ВНУТРЕННИХ ДЕЛАХ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ
Catalog: История 
52 minutes ago · From Россия Онлайн
ЗОЛОТЫЕ РЕСУРСЫ СССР В ВОЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКОМ ПРОТИВОСТОЯНИИ 1939-1945 ГОДОВ (постановка проблемы)
Catalog: Экономика 
53 minutes ago · From Россия Онлайн
ИСТОРИЧЕСКИЕ ПУТИ И СУДЬБЫ КОМИ-ПЕРМЯЦКОГО НАРОДА
Catalog: История 
22 hours ago · From Россия Онлайн


Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
СОВЕТСКАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ КУБИНСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones