Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-8944

Share with friends in SM

Изд-во АН СССР. М. - Л. 1946. 255 стр. 22 р. 50 к.

Развитие этнографической науки представляет для советских учёных ответственную и почётную задачу. Поэтому особый интерес возбуждает редакционная статья С. П. Толстова в "Советской этнографии" N 1 - "Этнография и современность". В этой статье дано несколько расплывчатое определение этнографии как отрасли истории, "исследующей культурно бытовые особенности различных народов мира в их историческом развитии, изучающей проблемы происхождения и культурно-исторических взаимоотношений этих народов, восстанавливающей историю их расселения и передвижения". Верно, конечно, что этнография должна заниматься этими проблемами, но только ли она? Как при таком определении отграничить этнографию хотя бы от археологии? Повидимому, это не случайная нечёткость. Так в рецензируемом выпуске журнала мы встречаем статью чисто археологического содержания (А. В. Арциховский). Журнал кроме того систематически, как это видно даже из названий его разделов, включает в свою программу и физическую антропологию. С этими оговорками следует признать, что общие задачи советской этнографии определены С. П. Толстовым правильно. В своей статье, он, с одной стороны, отмечает сильное влияние немецкой империалистско-шовинистической школы на развитие исторической этнографии Европы, с другой стороны, подчёркивает замечательные тради-

стр. 105

ции советской этнографии, идущие от Крашенинникова и Вениаминова, через Миклухо-Маклая, Ковалевского, Анучина и Штернберга к современной перестройке этнографии на основе научной методологии марксизма-ленинизма. На всём протяжении своей истории русская этнография была прогрессивной по сравнению с западноевропейской, от которой она воспринимала передовые идеи Бахафена, Моргана, Энгельса, Тэйлора, а не реакционные теории Ратцеля, Фробениуса, Гребнера, Шмидта и др. Русская этнография тесно смыкалась с прогрессивными течениями русской общественной мысли. Переходя к характеристике современной советской этнографии, С. П. Толстов отмечает, что ей чуждо понятие "культуры", оторванной от народа, и понятие "культурного круга", как некоего единства, подлежащего изучению в отрыве от конкретной истории отдельных народов. Но это не значит, что советская этнография отрицает правомерность выделения хозяйственно-культурных зон и историко-культурных областей. Однако она рассматривает их неизменно как историческую, динамичную категорию, меняющуюся в процессе исторического развития. Советская этнография прочно стоит на основе учения Моргана о первобытном обществе, углублённого и развитого Марксом и Энгельсом. Из наиболее важных очередных задач советской этнографии С. П. Толстов отмечает проблемы этногенеза славянских народов, происхождения рода и происхождения религии. Можно было бы пожелать большей конкретизации и детализации этой слишком общей программы.

Содержание рецензируемого выпуска "Советской этнографии" распадается на разделы: "Вопросы общей этнографии", "Вопросы этногенеза", "Материалы и исследования по этнографии и антропологии СССР", "Из истории этнографии и антропологии", "Сообщения, заметки, авторефераты", "Хроника", "Критика и библиография".

В первом из этих отделов мы находим статью Н. И. Кушнера (Кнышева) "К методологии определения этнографической территории". Автор указывает на невыдержанность какой-либо точки зрения в европейской науке и политике на методы установления границ этнографической территории. Иногда этнографический принцип вступает в борьбу с ссылками на "исторические права" народов на прежние политические границы. Ещё более вопрос осложняется привлечением экономических и стратегических аргументов. "В задачу этнографии, конечно, не входит намечение практических мероприятий для непосредственного разрешения этно-территориальных вопросов" (стр. 24). Но при обсуждении подобных вопросов данные этнографической науки должны быть безусловно учтены. П. И. Кушнер предлагает такое определение этнографической территории: "Это - область, на которой данный народ развился, на которой он обитает (или обитал до недавнего времени) и с которой он длительно и непрерывно связан своей творческой культурной деятельностью" (стр. 14). Автор указывает на исключительную сложность проблемы в такой постановке, на необходимость комплексно использовать исторический, археологический, лингвистический и этнографический материал. В виде примера он довольно подробно разбирает границы территории Малой Литвы (стр. 18 - 21). Необходим специальный подход при изучении населения сельского и населения городского. Среди последнего обычно много чиновничества и военщины, а также пришлого колонизаторского элемента (особенно в крупных городах и портах). Однако выделять экономический центр целой области на основании одного этнографического принципа иной раз значило бы нанести серьёзный ущерб экономическому будущему данной национальности (примеры: Мемель, мы бы теперь прибавили - Триест). Таким образом, П. И. Кушнер ставит крайне важные вопросы и в научном и в политическом отношений и намечает в общем правильное их решение.

В статье "К вопросу о периодизации истории первобытного общества" С. П. Толстов выступает как против огульного отрицания значения периодизации Моргана для современной науки, так и против фетишизации её во всех деталях. Он признаёт наличие в этой периодизации и ошибок и устарелых мест. На основании указаний Энгельса и Ленина С. П. Толстов выделяет три основных периода первобытной истории: а) первобытное стадо, б) первобытная (клановая, родовая) община, в) военная демократия (эпоха превращения первобытно-общинного строя в классовый рабовладельческий) (стр. 29 - 30). Автор даёт более подробную детализацию этой схемы с учётом новейших археологических открытий.

Статья М. О. Косвена "Из истории проблемы матриархата" представляет первую часть его большой работы, доводящей историю проблемы до наших дней. В этой же статье описывается период от Геродота до конца XVIII века (стр. 31 - 58). М. О. Косвен не ограничивается изложением развития самой теории матриархата, но даёт и очень полезную сводку сведений о народах доклассовой стадии у путешественников, историков, философов от V в. до н. э., кончая XVIII в. н. э. Он всюду различает накопление фактических сведений и процесс создания идей и теорий о первобытном состоянии человечества. В центре внимания стоит процесс создания патриархальной теории и накопления материала, её расшатывающего. В лице гениального Лафито мы впервые встречаем учёного, признавшего матриархат (у гуронов и ирокезов) естественным этапом общественного развития. "Гинекократия, или господство женщин, бывшая основанием государства ликийцев, вполне могла быть некогда свойственной почти всем варварским народам Греции". Само собой разумеется, что на протяжении всего 27 страниц трудно с достаточной полнотой охватить столь обширный материал. Можно было бы указать несколько пропущенных автором имён и трудов, пополнить характеристику того или иного труда или научного течения. Во всяком случае, сводка М. О. Косвена остаётся удобным исходным пунктом для

стр. 106

истории вопроса. Но её серьёзным методологическим недостатком является полное отсутствие указаний на связь развития этнографической науки и этнографических теорий с историей европейского общества. Между тем только учёт этой связи позволил бы глубже понять как отдельные теории, так и их судьбу, взаимную борьбу и смену. Это с первого взгляда ясно, хотя бы для теорий Аристотеля, Августина, Боссюэ, Гоббса, Руссо и др., но и Лафито надо было показать, как и других, на фоне его собственного общества.

В разделе "Вопросы этногенеза" напечатан доклад акад. Н. С. Державина "Происхождение болгарского народа и образование первого болгарского государства на Балканском полуострове". Автор даёт короткий обзор состава восточнобалканских славян, в среде которых для VII в. н. э. различает северную, среднюю и южную группы и затем переходит к запутанному в буржуазной науке вопросу об "аспаруховых болгарах", которым обычно приписывается организующая роль в образовании болгарского государства. Одни учёные причисляли их к туркам или турко-татарам, другие - к угро-гуннам, третьи - к славянам. Все эти теории оказываются построенными на случайных, совершенно недостаточно обоснованных соображениях, и Н. С. Державин пересматривает вопрос об этногенезе древних болгар по палеолингвистическим данным Н. Я. Марра. В результате устанавливается, что этногенез болгарского народа уходит своими корнями в далёкое доиндоевропейское прошлое наряду с шумерами, салами-талами (они же и италы), тусками-тушками (они же этруски) и другими народами глубокой древности. "Болгары Аспаруха есть болгары, а не турки, не татары, не финны, не гунны и не чуваши, и по своему происхождению они принадлежат к древнейшим доиндоевропейским народам на территории Восточной Европы, образуя собой народ одного круга с чувашами, сарматами, хорватами и хазарами, наиболее родственный этнографически с чувашами". В дальнейшем Н. С. Державин анализирует данные о болгарах до Аспаруха. К концу V в. н. э. между южным левобережьем Дуная и Днестром на месте гуннского союза вырастает новый союз племён, возглавлявшийся болгарами-кутургурами. У этих болгар-кутургуров устанавливаются очень сложные то мирные, то враждебные отношения с Византией. В 568 г. болгары подчинились власти аваров. Но вскоре вождь болгар-утигуров Кубрат (584 - 642) восстановил независимость своего народа и основал "великую Болгарию", включившую в свои пределы и кутур-гуров. Вероятно, в связи с нашествием хазар в. 646 г. варварское государство Кубрата распалось. Третий по возрасту сын Кубрата, Аспарух, в середине VII в. н. э. образовал первое болгарское классовое, феодальное государство на Балканском полуострове. Аспарух со своей болгарской дружиной явился на Балканский полуостров в район, заселённый славянами, которые не оказали ему никакого сопротивления. Это было актом самозащиты со стороны этих славян в борьбе с аварами и греками, и в результате договора 679 г. Аспарух и его дружина приняли на себя обязанность организаций военной защиты славянского государства. К тому же и сама дружина Аспаруха в этническом и культурном отношении весьма немногим отличалась от местного массового славянского населения, а в дальнейшем и совершенно в нём растворилась. Следует признать такую постановку заслуживающей серьёзного внимания. Спорным пунктом в статье является использование палеолингвистических данных Н. Я. Марра. Согласно учению великого лингвиста, название любого народа уводит в отношении его этногенеза в глубочайшую древность. Но одно дело - длительный, тянущийся тысячелетиями процесс перегруппировки и укрупнения племенных объединений в связи с процессом стадиального роста и скрещения племён, языков, культуры, и совсем другое дело - этногенез определённого народа из какой-либо поздней исторической стадии. Вторую задачу Н. С. Державин, в сущности, и решает в своей статье. Первую задачу он лишь ставит (стр. 68 - 71), но, конечно, не решает, да это и не нужно для ответа на его основной вопрос о происхождении болгарского народа в V - VII вв. н. э.

В статье "Культурное единство славян в середине века" А. В. Арциховский на основании данных археологии постулирует такое единство для X - XII веков. Для этой цели он использует в первую очередь керамику, типы погребений, женские украшения, оружие. В XII - XIII вв. начинает нарастать обособление, вполне объясняемое историческими причинами. Но до XII в. единство было настолько велико, что можно, например, говорить об единстве славянской религии. В обстоятельной специальной работе "Кривичи, вятичи и славянские племена Поднепровья по данным антропологии" Т. А. Трофимова делает существенный вклад в решение проблемы этногенеза восточных славян. Автору удалось уже с эпох неолита и бронзы проследить на территории Восточной Европы три различных антропологических типа, которые сохраняются в основном в тех же районах и позже вплоть до современности. Все данные говорят в пользу их генезиса на основе скрещения элементов, с одной стороны, прибалтийского, с другой стороны, поволжского происхождения. Долгое время особняком, сохраняя свои антропологические и культурные черты, стояли вятичи. Автор считает возможным на основании данных антропологии войти в некоторые подробности расселения и скрещения других восточнославянских племён. При этом приходится, конечно, учитывать и результаты новейших археологических изысканий. Статья детально аргументирована, снабжена 18 таблицами, 2 картами и списком краниологических материалов.

Раздел "Материалы и исследования по этнографии и антропологии СССР" носит узко специальный характер. К. В. Вяткина изучает "пережитки материнского рода у бурят-монголов". Эти пережитки видны и в номенклатуре родства и в фольклоре и в ряде старинных обычаев. В. Г. Мошкова в статье "Племенные голи в туркменских коврах" находит в орнаменте туркменских

стр. 107

ковров новый материал для восстановления старинных племенных тотемов. Наконец, Л. В. Кулаковский даёт текст и анализ "Костромы" (Брянского хороводного спектакля). Это народнорусское театральное действо бытовало до самой войны в сёлах Дорожево и Домашево, Брянской области. От него веет глубокой стариной. Когда-то оно имело язычески-обрядовое значение, но перед войной воспринималось просто как народная любимая потеха. В нём очень сильно выражен антирелигиозный элемент.

В разделе "Из истории этнографии и антропологии" помещена ценная статья М. Г. Левина "А. П. Богданов и русская антропология" (к 50-летию со дня смерти). Отмечается его роль как блестящего организатора русской антропологии. Подчёркивается его интерес к вопросам этногенеза русского народа по данным краниологии и широта его научного кругозора, позволявшая ему никогда не смешивать родство по культуре или языку с родством по крови. Этот истинно прогрессивный учёный всегда протестовал против тех расистских выводов, от которых не были свободны многие его крупнейшие современники. К статье приложен список основных антропологических работ А. П. Богданова.

В разделе "Заметки. Сообщения. Авторефераты" М. О. Косвен приводит четыре письма Бахофена к Моргану по поводу получения труда последнего - "Древнее общество". В этих письмах Бахофен приветствует появление этого труда и находит в нём подтверждение своих собственных взглядов. М. Г. Левин излагает новую теорию антропогенеза Ф. Вейденрейха. Г. И. Карпов даёт небольшую заметку о гиляках Мазандерана. Она основана на личных впечатлениях от поездки в Мазандеран.

В хронике отмечены работы Института этнографии в годы Великой Отечественной войны и полевые исследования в 1945 г., этнографическая работа в Туркмении, этнографическая экспедиция Института истории и археологии Академии наук Узбекской ССР к туркменам Самаркандской области, съезд 24 - 25 марта 1945 г. американских антропологов в Филадельфии.

В разделе "Критика и библиография" отмечен, как важнейшее событие в этнографической науке, выход в свет перевода конспекта К. Маркса книги Л. Г. Моргана "Древнее общество", дан обзор сборников русского фольклора о Великой отечественной войне и помещены рецензии на три иностранные работы: Gotabek J. "Car Maksymilian"; Cz. Pietkiewicz "Kultura duchowa Polesia Rzecyckiego"; E. Carr "Klee Week".

Надо признать, что раздел критики и библиографии - слабое место журнала. Рецензий мало, и они случайны. Вместо того чтобы предоставлять читателям избирать своими гидами по иностранной литературе критико-библиографические отделы иностранных журналов, руководящий орган советской этнографической науки должен был бы взять на себя задачу систематического рассмотрения научного движения на Западе, отбора всего ценного и упорной борьбы с реакционными течениями. Конечно, для выполнения такой задачи недостаточно только увеличить число печатаемых в журнале рецензий. Необходимо помещать также тематические обзоры текущей литературы. Желательно было бы помещать списки иностранной этнографической литературы, поступающей в важнейшие библиотеки Москвы и Ленинграда.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/СОВЕТСКАЯ-ЭТНОГРАФИЯ-N-1

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Alexei ChekmanekContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Chekmanek

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

С. ЛЯСКОВСКИЙ, СОВЕТСКАЯ ЭТНОГРАФИЯ N 1 // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 14.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/СОВЕТСКАЯ-ЭТНОГРАФИЯ-N-1 (date of access: 22.09.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - С. ЛЯСКОВСКИЙ:

С. ЛЯСКОВСКИЙ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Alexei Chekmanek
Южно-Сахалинск, Russia
1076 views rating
14.09.2015 (1470 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Преграды к созданью Единой Теории Поля и путь одоления их. Barriers to the creation of the Unified Field Theory and the path of overcoming them.
Catalog: Философия 
3 days ago · From Олег Ермаков
ЯНТАРНЫЙ ПУТЬ
Catalog: География 
5 days ago · From Россия Онлайн
ПЕРВАЯ В РОССИИ КНИГА О ФРАНЦУЗСКОЙ БУРЖУАЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ КОНЦА XVIII ВЕКА
5 days ago · From Россия Онлайн
АЛЕКСЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ БРУСИЛОВ
5 days ago · From Россия Онлайн
ЕГИПЕТ: ЭВОЛЮЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ
5 days ago · From Россия Онлайн
А. Т. БОЛОТОВ - УЧЕНЫЙ, ПИСАТЕЛЬ ЭНЦИКЛОПЕДИСТ
5 days ago · From Россия Онлайн
Несмотря на недолгое существование казино Crystal Casino на онлайн-рынке, сейчас оно является одним из самых развитых и уважаемых онлайн-казино. Это российское онлайн-казино предлагает несколько сотен различных игр, доступных на настольных компьютерах, а также на смартфонах и планшетах.
Catalog: Лайфстайл 
5 days ago · From Россия Онлайн
МОСКОВСКИЕ ОХОТНИКИ ПРЕДПОЧИТАЮТ ЯСТРЕБОВ И СЕТТЕРОВ
Catalog: Лайфстайл 
10 days ago · From Россия Онлайн
НЕНУЖНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ
Catalog: Лайфстайл 
10 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
СОВЕТСКАЯ ЭТНОГРАФИЯ N 1
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones