Libmonster ID: RU-8984

Проф. С. Окунь

Огиз. Новосибгиз. 1946. 239 стр. Ц. 6 р. 50 к.

Литература о пребывании декабристов на каторге и в ссылке весьма обширна. Помимо множества статей, разбросанных в периодических изданиях и общих сборниках, имеются и специальные издания, посвященные сибирскому периоду жизни декабристов.

Но, как правило, все эти сборники выходившие в центральных и местных издательствах (Иркутск, Верхнеудинск и др.), затрагивают лишь отдельные вопросы, связанные с пребыванием декабристов в Сибири. Вследствие этого уже давно ощущалась необходимость сводной работы, подытоживающей уже проделанные исследования и обобщающей огромный мемуарный и документальный материал, который по этому вопросу имеется.

Работа В. Н. Соколова "Декабристы в Сибири", вышедшая под редакцией Б. Е. Сыроечковского, и ставит своей задачей заполнить этот пробел. Автор указывает, что его интересовало, как декабристы "строили здесь свою новую жизнь. Какое влияние, в какой мере и на кого оказывали декабристы в Сибири. И в какой мере они подвергались сибирскому влиянию сами" (стр. 3 - 4).

Но рассмотрение работы В. Соколова приходится начинать не с анализа проблем, которые намеревался разрешить автор, а с некоторых общих вопросов декабристского движения, в освещении которых он допустил весьма серьёзные ошибки, во многом определившие собой и его неверный подход к сибирскому периоду жизни декабристов.

Прежде всего следует отметить, что автор весьма путано характеризует сущность движения декабристов. Он не раз называет декабристов дворянскими революционерами. Первая, вводная глава даже озаглавлена "Дворянские революционеры". Но когда читаешь страницу за страницей работу В. Н. Соколова, всё больше убеждаешься, что ленинскую характеристику декабристов он в ходе работы совершенно игнорирует. Иначе автор не мог бы утверждать, что декабристов на Сенатскую площадь "делегировала" дворянская фронда (стр. 216). Но, может быть, это случайная описка или результат чрезмерного пристрастия к эффектной фразе, которое так ощущается в этой книге?

На стр. 219 автор приходит к выводу, что в Сибири декабристы нашли "почти всё, чего они добривались в России", "они нашли совершенно иную обстановку, чем та, которая вела их на подвиг в России. Отсутствие крупного феодального землевладения и крестьянской и крепостной кабалы. Относительная свобода общественных отношений и частного предпринимательства". Но если в Сибири 20-х - 30-х годов XIX в. декабристы действительно узрели всё то, к чему они стремились, то возможны два вывода: или декабристы боролись лишь за формальную отмену крепостного права (которого в Восточной Сибири действительно не было) и совершенно игнорировали в своей программе все остальные институты буржуазного правопорядка, полностью удовлетворяясь колониальным режимом, существовавшем в Сибири, или Сибирь - буржуазный оазис в крепостной России.

К какому же из этих двух, одинаково неверных выводов приходит автор? Как ему кажется, - ко второму. Но в действительности - и к первому и, ко второму одно-

стр. 116

временно. Раз декабристы "делегированы" на Сенатскую площадь дворянской фрондой, а в колониальной Сибири они нашли всё то, чего добивались, вопрос об их революционности, в сущности, снимается. Следует ещё добавить, что, по мнению В. Н. Соколова, и на Сибирь они никакого революционизирующего влияния не оказали. "Семена арбузов, дынь, огурцов, табака, - пишет он, - вносились ими в сибирскую почву с большей сноровкой, чем семена революционных идей в обиход сибирского населения" (стр. 217).

Но, утверждая, что В. Н. Соколов, в сущности, отрицает революционность декабристов, нужно отметить, что в его работе не раз можно столкнуться и с правильной характеристикой декабристов. Однако ведущая линия повествования приводит читателя к противоположным, извращающим историческую действительность выводам.

Что касается характеристики Сибири и якобы имевшихся там предпосылок для буржуазной революции, то на этом вопросе следует остановиться особо. В книге "Декабристы в Сибири" имеется глава "Сибирские параллели". На основании неправильно трактуемых и с большой лёгкостью модернизируемых отрывков из писем декабристов автор утверждает, что декабристы считали вполне возможной в Сибири буржуазную революцию. Эту точку зрения В. Н. Соколов полностью разделяет, указывая, что буржуазной революции в Сибири "было на что опереться". Буржуазная революция в Сибири мыслится автором как борьба за отделение от метрополии, причём эта борьба "могла бы быть поддержана с востока иностранным капиталом - американским и английским" (стр. 207). Далее В. Н. Соколов указывает, что если бы эта борьба за отделение Сибири действительно началась, то многие из декабристов "оказались бы более решительными и удачными генералами и офицерами сибирской буржуазной революций, чем это имело место в попытках возглавить дворянскую революцию в 1825 году" (стр. 206). Автор ссылается при этом на переписку декабристов на те аналогии, которые проводились ими между Соединёнными Штатами и Сибирью. Но аналогии, которые проводились декабристами, имели своей целью подчеркнуть общность природных богатств и экономических ресурсов, а не общность перспектив политической эволюции в плане повторения борьбы за независимость: в первом случае - против Англии, во втором - против российской метрополии. Непонимание предпосылок, необходимых для буржуазной революции, неправильная характеристика положения Сибири, незнание характера английской и американской экспансии на Востоке, наконец, игнорирование отношения декабристов к вопросу о целостности России - вот что могло привести автора к тем выводам, которые им сделаны в главе "Сибирские параллели".

В рецензируемой работе правильно указывается на международное значение движения декабристов: "Борьба с российским самодержавием становилась борьбою с общеевропейской реакцией" (стр. 22). Но в то же время автор, стремясь увязать движение декабристов с освободительным движением на Западе, совершенно неоправданно сближает воззрения членов немецкого Тугендбунда (Союз добродетели) со взглядами декабристов: "От знакомства с освободительными идеями, к восприятию которых сознание уже подготовлено, до проведения их о жизнь, если и не один шаг, то, во (всяком случае, не много шагов. От Тугендбунда до тайного общества в России - ещё меньше" (стр. 14).

Ещё Пыпин в своей работе "Общественное движение в России при Александре I", вышедшей первым изданием в 1871 г., подверг сомнению как утверждение о наличии непосредственной связи между членами Союза благоденствия и Тугендбунда, так и официальную версию, трактовавшую программу Союза благоденствия как прямое подражание немецкому Союзу добродетели. Гораздо важнее для понимания сущности первых декабристских организаций подчеркнуть не их общность с Тугендбундом, а их различие. Ведь для программы Тугендбунда характерно не только стремление освободить Пруссию от французской зависимости, но и стремление сохранить современные феодальные порядки. В уставе Тугендбунда откровенно заявлялось, что эта организация является опорою трона и правящего дома Гогенцоллернон. Совершенно очевидно, что сближать Тугендбунд с декабристскими организациями - значит принижать роль и значение последних.

Некоторую свежесть работе В. Н. Соколова придаёт использование "Собрания писем к декабристу И. И. Пущину", хранящегося в рукописном отделе Всесоюзной библиотеки имени В. И. Ленина. Но переходя к рассмотрению привлечённых автором источников, также нельзя воздержаться от серьёзных упрёков: фонды центральных и местных архивов В. Н. Соколов совершенно не использовал. Между тем и в центральных архивохранилищах Москвы и в архивах Иркутска имеется огромное количество материалов, без привлечения которых нельзя создать работу, полностью исчерпывающую избранную В. Н. Соколовым тему.

Недостаточно использованы и опубликованные материалы. Всё это приводит к одностороннему показу жизни декабристов в Сибири, а в отдельных случаях - и к неточности, поскольку все выводы базируются лишь на одном источнике - на коллекции И. И. Пущина.

Совершенно выпал из поля зрения автора период пребывания части декабристов в Благодатском руднике. Этот период детально представлен в литературе1 , но обойти его в сводной работе, конечно, нельзя.


1 См. Чернов С. "Декабристы в Благодатске". Сборник "Декабристы на каторге и ссылке". М. 1925.

стр. 117

Не останавливается В. Н. Соколов даже на столь значительном явлении, как литературная деятельность М. С. Лунина в Сибири. Автор ограничивается утверждением, что, "помимо нелегальных писаний, отправляемых для печати за границу, он (Лунин. - С. О. ) вёл переписку с сестрой. В этой переписке был не всегда достаточно сдержан по отношению к царю и его цензорам" (стр. 92). Впрочем, не только в отношении Лунина допущен такой пробел. Вообще литературная деятельность декабристов представлена очень слабо, без какого бы то "и было анализа её содержания. Хозяйственная же их деятельность обрисована более полно, ибо она более полно отражена в пущинском собрании.

Так создаётся весьма одностороннее представление о деятельности и круге интересов декабристов в Сибири. Так возникает образ "деклассированных" помещиков, которые оказались, по выражению автора, "за штатом", "как оказывались заштатными попы и дьяконы, передававшие свой приход за дочерью зятю" (стр. 217). Образно сказано, но весьма, надо сознаться, некстати.

Можно привести много примеров того, что недостаточность использования уже напечатанных материалов приводит часто к неточностям, а в лучшем случае оставляет читателя, знакомого с литературой вопроса, в полном недоумений. Ограничусь только двумя примерами.

Краткие сведения, которые автор приводит о декабристе Муханове, помещены в главе, интригующе названной "Около золота". Автор считает, что Муханова, около десяти лет пробывшего в полном одиночестве в Братском остроге, "вытряхнули" из апатии и хандры "слухи и разговоры о золоте" (стр. 123). Этот новый жизненный импульс заставил его добиться перевода поближе к Иркутску, чтобы попутно с лечением заняться коммерческими делами. Свои выводы автор основывает на отрывке из письма Волконского к Пущину, написанного в форме дружеской, незлобивой шутки. Но если бы автор обратился к обширной публикации писем Муханова2 , возможно, он дал бы более правильную характеристику этого периода жизни Муханова.

Ближе к Иркутску Муханова гнала не "золотая лихорадка", а стремление быть вместе со своими друзьями: под Иркутском был целый посёлок декабристов. "Я много потерял переводом сюда, - писал Муханов после переезда в Усть-Куду, - но я имею удовольствие быть в соседстве с моими товарищами"3 . О "спекуляциях" Муханова, которые ему приписывает В. Н. Соколов, можно судить по письму Муханова к Шаховскому. Шаховской материально поддерживал Муханова в то время, как брат последнего, Павел, присвоивший часть его имущества, совершенно не оказывал сосланному никакой помощи. "Если я выиграл много через переезд сюда, - пишет Муханов, - то это мне дорого стало - денег нет, разорение от переезда, разорение от нового переселения и неприятное чувство писать битшрифты, прямые и косвенные, Павлу, когда я никогда не вёл с ним никаких счётов. И теперь никогда не сделал бы этого, если бы был менее твёрдо засажен в место, где живу, которое почти то же, что фортрессия, окружённая вместо вала зелёною дубравою, к тому же ещё со-сновою. Все выгодные занятия и промышленности, которые могли бы заставить меня хладнокровно смотреть на денежные угнетения Павла, при неподвижности моей почти невозможны. Жизнь созерцательная, жизнь, которой позавидуют все знаменитые ленивцы, вот моя жизнь, но жизнь, требующая пропитания"4 .

Не противоречат ли эти документы тем, которые приводит В. Н. Соколов, и не следовало ли хотя бы быть осторожнее в характеристиках, если не выяснены подлинные обстоятельства жизни и деятельности Муханова в период пребывания в Усть-Куде?

Точно так же следовало поступить и в отношении декабриста Свистунова. Основываясь на архиве князя Черкасского, В. Н. Соколов характеризует позицию Свистунова в калужском губернском дворянском комитете в предреформенный период как крайне реакционную: "Когда в калужском комитете поднялись горячие споры о непременном выкупе "личности" крестьянина, член финансовой комиссии Свистунов подсказал, что... можно включить эту "личность" в оценку земли". В итоге, указывает автор, "положение, выработанное калужским комитетом, - одно из реакционнейших" (стр. 191).

Однако А. Корнилов5 приписывает реакционность проекта калужского комитета Черткову, Потулову и Жилину. О Черткове пишет то же и Батеньков в своей записке, хранящейся в Елагинском архиве, по соседству с архивом Черкасского, в рукописном отделе Библиотеки имени Ленина.

Думаю, приведённого достаточно, чтобы иметь право утверждать, что узкий круг использованных В. Н. Соколовым источников имеет своим следствием недоработанность, а временами и искажение характеристики деятельности отдельных декабристов как в ссылке, так и по возвращении на родину.

Работа В. Н. Соколова изобилует и множеством фактических неточностей. На стр. 30 автор пишет, что гвардейский морской экипаж состоял в одной бригаде с Измайловским полком. В действительности гвардейский экипаж входил во 2-ю бригаду, а Измайловский полк - в 3-ю, и находились они даже в разных дивизиях. Далее, Константин именуется наместником в Польше, но формально наместником был генерал Зайончек, а Константин - главнокомандующим польской армией и литовским корпусом.


2 См. сборник "Декабристы на каторге и ссылке".

3 Там же, стр. 230.

4 Там же, стр. 233 - 234.

5 "Очерки по истории общественного движения и крестьянское дело в России" СПБ. 1905.

стр. 118

В заключение нельзя умолчать о "красотах стиля", явившихся, очевидно, результатом стремления избежать, как пишет автор в предисловии, "учёной сухости". Оболенский "для большей убедительности слегка пырнул" Милорадовича солдатским штыком (стр. 35); у декабристов после приговора была "выбита из-под ног классовая подпочва"(?) (стр. 57); верховный суд над декабристами превратился "в фикцию, руководимую Николаем извне" (стр. 56). Сообщая, что жена декабриста Фонвизина была крёстной матерью, а губернатор - крёстным отцом родившегося у прокурора ребёнка, В. Н. Соколов пишет: "Замечательное трио: губернатор - декабристка - прокурор у купели прокурорыша (?) Петра" (стр. 147). Рассказывая, что сибирские купцы со слезами на глазах вспоминали декабристов, В. Н. Соколов разъясняет, чем вызваны эти слёзы: "Плачут о собственной юности, когда они были смелы и дерзостны и с боем добывали свой жизненный фарт"(?) (стр. 225). Вряд ли необходимо далее продолжать выписку подобных примеров.

Тема "Декабристы в Сибири" ещё ждёт своего серьёзного исследователя.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/СОКОЛОВ-В-ДЕКАБРИСТЫ-В-СИБИРИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Alexei ChekmanekContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Chekmanek

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

С. ОКУНЬ, СОКОЛОВ В. ДЕКАБРИСТЫ В СИБИРИ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 14.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/СОКОЛОВ-В-ДЕКАБРИСТЫ-В-СИБИРИ (date of access: 03.08.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - С. ОКУНЬ:

С. ОКУНЬ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Alexei Chekmanek
Южно-Сахалинск, Russia
1818 views rating
14.09.2015 (2150 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Творцы Сфинкса и Пирамид, его свиты — Атланты, Луны древний люд.
Catalog: Философия 
55 minutes ago · From Олег Ермаков
КРУГЛЫЙ СТОЛ" НА ИСТОРИЧЕСКОМ ФАКУЛЬТЕТЕ МГУ
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
Р. В. Долгилевич. СОВЕТСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ И ЗАПАДНЫЙ БЕРЛИН (1963-1964 гг.)
Catalog: Право 
Yesterday · From Россия Онлайн
Анонс Изучение новой теории электричества, пожалуй, нужно начинать с анекдота, который актуален до сих пор. Профессор задаёт вопрос студенту: что такое электрический ток. Студент, я знал, но забыл. Профессор, какая потеря для человечества, никто не знает что такое электрический ток, один человек знал, и тот забыл. А ларчик просто открывался. Загадка электрического тока разгадывается, во-первых, тем что, свободные электроны проводника не способны
Catalog: Физика 
Как нам без всякой мистики побеседовать с человеческой душой и узнать у нее тайны Мира.
Catalog: Философия 
5 days ago · From Олег Ермаков
АВГУСТ ФОН КОЦЕБУ: ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО УБИЙСТВА
5 days ago · From Россия Онлайн
ОТТО-МАГНУС ШТАКЕЛЬБЕРГ - ДИПЛОМАТ ЕКАТЕРИНИНСКОЙ ЭПОХИ
Catalog: Право 
5 days ago · From Россия Онлайн
ПРОТИВОБОРСТВО СТРАТЕГИЙ: КРАСНАЯ АРМИЯ И ВЕРМАХТ В 1942 году
5 days ago · From Россия Онлайн
ИСТОРИЯ ДВУСТОРОННИХ ОТНОШЕНИИ РОССИИ И БОЛГАРИИ В XVIII-XXI веках
Catalog: История 
5 days ago · From Россия Онлайн
Г. С. Остапенко, А. Ю. Прокопов. НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ ВЕЛИКОБРИТАНИИ XX - начала XXI века.
Catalog: История 
6 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
СОКОЛОВ В. ДЕКАБРИСТЫ В СИБИРИ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones