Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-8683
Author(s) of the publication: А. А. ВОРОНИН

Share with friends in SM

Как ставить вопрос о социальных последствиях техники, если считать ее коммуникативной стратегией? 1 Как можно оценить социальные последствия языка? Науки? Права? Религии? Эти стратегии сами суть социальность, ее составные элементы, и обсуждать можно, видимо, проблемы, возникающие во взаимодействии этих социальных суб - и суперсистем. Видимо, надо отказаться от мифа, что "техника взаимодействует с обществом", или "с культурой", и несет в себе такие-то и такие-то эффекты - от блестящих перспектив до апокалипсических катастроф. "Общество", "культура" и подобные понятия в данном случае используются как набор смыслов, изначально, без экспликации и предварительных оговорок уже противостоящих "технике" - как будто она так легко позволяет отличить себя от чего бы то ни было!

Наша задача несколько упрощается благодаря тому, что рефлексивное отношение общества и культуры (уже без кавычек) к самим себе институционализировало движение, называемое "оценкой техники". Может быть и можно было бы предложить более точный перевод на русский, но пока его нет. Познакомиться с практикой оценки техники можно по книге Д. В. Ефременко: "Введение в оценку техники", вышедшей в 2002 г. в Москве. В книге приводятся данные о распространенности социокультурной экспертизе инновационных технических предложений в развитых странах. По состоянию на июнь 1994 г. в 16 странах (Западная и Центральная Европа, США, Израиль) функционировали 462 исследовательские организации, занимающиеся оценкой техники. Из них 262 приходилось на Германию... Из общего числа проектов (1909, включая находившиеся в стадии планирования и реализации) более половины (1007) также приходилось на Германию.


Работа выполнена при поддержке РГНФ. Грант N 020218042а

1 См. об этом предыдущую статью автора: Техника и культура - конфликт? Гармония? Компромисс? - Филос. исследования, 2002, N1, стр. 5 - 22.

стр. 186


Философски проблему институционализированной "акцептации" техники ставит и дает свой вариант ее осмысления немецкий философ Хельмут Шпинер, в статье "Об исследованиях последствий техники" (Пер. Д. Ефременко): "Сегодня применяется или находится в стадии разработки столько различных методов исследования последствий техники, что в обозримом будущем их количество окажется сопоставимым с количеством текущих исследовательских проектов, а на передний план выдвинется проблема последствий самих этих исследований" 2 . Речь идет о возникновении и бурном росте новой сферы исследований, порождающей не только информационные проблемы - как в них сориентироваться, как их сопоставить, но и массукритериев предпочтения, приоритетности, слежения за качеством и т. п.

Х. Шпинер выделяет три традиционные или классические, как он выражается, типа исследований последствий техники:

- "во-первых, "технические" исследования последствий развития техники, т. е. пионерное и долгосрочное инженерно-научное исследование технических эффектов в узком смысле, а также математические расчеты технических "рисков" в рамках естественных наук;

- во-вторых, "компенсаторные" исследования последствий развития техники, сводящиеся к философскому домысливанию до сих пор не выявленных или потенциальных опасностей "высвободившейся" современной техники, а также расширенные требования ответственности, новой этической концепции, различным правовым и политическим мероприятиям;

- в-третьих, к сопутствующим исследованиям на базе социальных наук, рассматривающих проблемы акцептации новой техники и в связи с ней - вопросы политической легитимности, экономической целесообразности, правовой и социальной совместимости" 3 .

И все бы оно ничего, но это классическое (в том смысле, наверное, что традиционное) исследование либо слишком узко, либо слишком широко, а проблема состоит в "возможностях изменения техники и управления ею", как считает профессор


2 Ежегодник Российско - Германского колледжа. М., 1997. Стр. 80.

3 Там же.

стр. 187


Шпинер, тут надобно наладить междисциплинарные связи между гуманитарными и инженерными науками.

Рассматривается первый тип, он же техника с точки зрения техников - здесь есть знание дела, т. е. техника - не черный ящик, и это хорошо, но они связаны с уровнем наличного естественного знания - это уже плохо. 4

Второй тип - философско-гуманитарный, он акцентирует внимание на воздействие "третьей природы" - природы технических артефактов - на первую и вторую, т. е. на человека и на культуру (по А. Гелену). Важнейшее последствие - проникновение техники в далекие от нее области духовности и нравственности, это даже не просто последствие, а угроза человеку, окружающей среде и всему человечеству.

Философы выдвигают новый, по сравнению с техническим принципом "улучшения" моральный принцип ответственности перед окружающей средой и последующими поколениями, все время расширяют каталог благоприятвования (природе, обществу, законодательству...)

Правда, философы не могут управлять техникой, а могут только формулировать пожелания и требования к ней, иногда даже требуя гуманитарной компенсации от технического прогресса - в области традиций, культурной идентичности, опыта...). Это само таит в себе опасность тому, что техника будет ориентирована на благоприятствование природе и культуре.

Третий тип - "внешний осмотр черного ящика": социальные исследования последствий техники, или внетехнические последствия техники. Имеется ввиду, что наряду с имманентными технике рискам и побочным эффектам присоединяется масса "внешних" - социальных, правовых, политических, экологических и пр. И все бы хорошо, но гуманитарные исследования техники проводятся как правило дилетантами в самой технике, но это - неглубоко. Вне оснований и фундаментальных проблем...

Возникает современный, четвертый тип исследований техники, связанный с когнитивными основаниями технического развития, или: "исследование оснований и последствий техники, которая по сути есть технизированное, технически реализованное знание: познание и информация всех видов, в разном составе, количестве и качестве - от классической теории зна-


4 Там же, стр. 81

стр. 188


ния до современных данных о знании, внутри и вне области науки.

Вот в чем Х. Шпинер видит самые главные вопросы:

* что такое технизация знания ("информатизация") и образования в рамках когнитивно-технического комплекса, и к чему это ведет в индустрии, управлении, масс-медиа, школе и пр.

* Как изменяется порядок знания в информационную эпоху...

* Каковы новое место и роль знания?

* Возникают ли новые виды знания?

* Появляются ли новые мыслительные формы ("стили познания"), способы изложения ("представление знания"), нормы поведения, структуры научности и рациональности?

* Какие требования предъявляют людям "информационно-насыщенная" эпоха?

* Какие задачи возникают в науке в связи с новой ролью знания и утверждением"неклассического" порядка знания?

До сих пор действует старая формула акцептации : техника соответствует критериям разума и ответственности тогда, когда ее последствия достаточно предвидимы и позитивные эффекты имеют явный перевес над совокупностью негативных аспектов - во всяком случае в важных содержательных пунктах. Но четветый этап не только меняет подходы (интересуется прежде всего когнитивными основами техники), но и выдвигает новую формулу акцептации: "техника соответствует критериям разума и ответственности тогда, когда она является понятной (в смысле понимания и возможности критического анализа ее когнитивных оснований) и управляемой". 5

Собственно, для Шпиннера вопрос стоит так - каким образом можно когнитивно-технический комплекс подчинить человеческому разуму и ответственности? Иными словами - управлять научно-техническим прогрессом?

Основная мысль - необходимость междисциплинарного и межфакультетского знания, чтобы не только механически объединить, как это было раньше, специалистов из разных наук, но и чтобы перестроить сам корпус знания (неклассическая наука - неклассические исследования техники). Естественно, это приведет к изменению гуманитарного знания. На сегодняшний день


5 Там же, стр. 88.

стр. 189


можно фиксировать четыре модели понимания взаимоотношения гуманитарных и естественных наук:

1. сепарационная модель - Сноу - раскол на две культуры.

2. конгруэнтная модель (фон Вайцзеккер) - всеохватывающий синтез системных наук - синергетики, модели поведения К. Лоренца, социобиология, эволюционизм, теория информации.

3. Тотальная модель - гуманитарные науки - интерпретационные по отношению ко всем остальным наукам, в том числе и естественным (Гадамер, Хабермас).

4. Компенсационная модель (школа Риттера, Люббе) - гуманитарные науки ремонтируют культуру после технического вмешательства.

5. А на пороге пятая - интеграционная модель. Предстоит гуманитарные науки обособить и сконцентрировать на задаче определения нового места знания в информационную эпоху. Это будет Problemloesung с исследованием концепций, критериев и инструментов для анализа нового места знания в когнитивно- техническом комплексе. "Проблемлезунг" - это амбициозный проект перестройки философского знания как методологии решения проблем, над которым Х. Шпинер работал в 90-е годы. 6 Естественным условием для такой перестройки на ходу должна стать новая система - продолжающегося образования, которое, кстати, институционализировано во многих немецких университетах.

И последнее в этой содержательной статье - это лозунг институционализации независимой дисциплины "философия решения проблем", со всеми своими научными и образовательными компонентами.

Херманн Люббе в статье "Технические и социальные изменения как проблема ориентации" 7 пытается ответить на вопрос, в чем основа современного кризиса нашей научно-технической цивилизации. В общем виде ответ таков: она оказалась под прессом все обостряющегося осознания пределов своей полезности 8 . Это, в частности, проявляется в нарастании "политических симптомов растущей некомпетентности так называемого здравого


6 H. Spinner. Problemloesung. F/M. 1997.

7 "Философия техники в ФРГ"

8 Там же, стр. 165.

стр. 190


смысла... Наша убежденность в рациональности процессов демократического принятия решений связана с тем, что удовлетворение неотложных требований времени зависит от согласия общественности или большинства граждан. Но с прогрессирующей утратой здравым смыслом своей компетентности именно эта жизненно важная для демократии предустановленная гармония между требованиями дела и поддержкой большинства теряет свою силу, и политика все больше склоняется к тому, чтобы для сохранения большинства в выборных органах просто откладывать решение возникающих реальных проблем" (стр. 165). Видимо, выходом из этой патовой ситуации может быть широкая, но профессиональная экспертиза социальных решений. Однако пока не выработаны надежные механизмы такой экспертизы, встроенные в демократические институты. Напротив, мы часто видим, что профессиональные советники и советчики образуют небескорыстные группы "интересов", и, действуя за ширмой политических работодателей, пекутся о чьих угодно интересах, но только не об общественных или национально-государственных. Это и всевозможные советы при нашем президенте и правительственных организациях, думских комитетах, это и банды PR-специалистов по выборным технологиям, превратившим выборные процедуры в полигон "борьбы без правил", но это также и ведомственные экспертные группы, озабоченные лоббированием больше, чем своей репутацией.

Теперь зададимся вопросом о том, как, каким образом и для чего потребуется исполнить столь грандиозный замысел, как перестройка гуманитарного знания? В целом я согласен с экспозицией проблемы: именно сегодня, как никогда ранее, техника, технология и технические знания оказались некоей доминантой и в обществе, и в культуре в целом, и в партикулярных некогда сферах жизни. Да, им принадлежит новая роль, да, мы сталкиваемся с новыми угрозами, и не только неведомыми, но и вполне предсказуемыми. Изменения, принесенные миром артефактов, несоизмеримо быстрее любого другого социокультурного или производственного процесса - общество в целом не успевает за ним, оно видит лишь хвост кометы, сталкиваясь уже с последствиями феномена, который хотелось бы рассмотреть как таковой. То, что должно быть управляемо, вырывается из-под контроля не по чьему-то злому умыслу, а по "природе вещей", потому что новое динамичнее старого, оно не связывается старым и не укладывается в него. Но мы еще не научились

стр. 191


управлять тем, чего нет, или тем, чего мы не знаем, или тем, что мы только начинаем познавать, и нам трудно избежать риска спонтанности. Когда речь шла о спонтанности процессов - природных, социальных, ментальных - в дотехническую и донаучную эпохи, - риск был соразмерен системе, в которой возникал. И то он приводил к чудовищным проявлениям "человеческой природы" - кровавым и бессмысленным войнам, истреблению народов, глумлению над природой, уничтожению святынь и шедевров. Сейчас положение изменилось: знание, технология и техника могут быть так же глобально опасными, как и выгодными. Одной-единственной лаборатории достаточно для приготовления отравы на весь Земной шар, одного- единственного нажатия кнопки хватит, чтобы запустить губительный для всего живого обмен ударами. И число таких опасностей все время растет, о них толком может никто и не знать. Как же перестроить знание, как перестроить наще отношение к тому, что вчерашнее Благо грозит сегодня превратиться в тотальное Зло?

Нужна какая-то вакцина, введенная в саму плоть и кровь современной культуры. Нужны усилия, направленные на самоорганизацию сегодняшнего Рацио, - включая знание, его применение, системы образования, общественного и политического (финансового) контроля, - на принципах самосохранения, рефлексивности, ответственности. Видимо, нужно вернуться к идее цензуры - не от имени Святой церкви или святого Разума, а от имени свободно организованного научного сообщества - за тем, что мы можем и чего мы не должны делать ради познания и ради комфорта. Нужна широкая дискуссия о новых стандартах познавательной и внедренческой деятельности, о новых стандартах в образовании и циркуляции информации. Аналогично тому, как работают новые механизмы по оценке техники, надо думать о создании таких же механизмов по оценке науки и информации. Если читателю покажется убедительным мое сравнение техники и коммуникации, пусть он согласится и с тем, что в языке, в коммуникативных актах много всякой нечисти и грязи, но существуют правила приличия, выводящая часть слов в "ненормативную" часть речи. О таких правилах мы должны сегодня побеспокоиться применительно и к языку техники - ведь мы обращаемся на нем друг к другу.

Механизмы саморегуляции социокультурных организмов - обществ, культур, регионов, эпох - существуют от века. Поддер-

стр. 192


живая стабильность и допуская изменчивость, эти механизмы подобны фильтрам или полупроводникам, пропускающим одни импульсы и блокирующие другие. Именно гармония таких фильтров позволяет приводить в некое устойчивое равновесие консервативные и инновационные тенденции. Причем история знает массу примеров и гармонии, и ее грубых нарушений - либо в одну сторону - застой, стагнация обществ, или в другую - инновационный разнос, связанный с революционными сдвигами.

С одной стороны, инновационные импульсы, внедрения, инновационные виды деятельности, и даже фрагменты повседневной жизни принято оценивать исключительно со знаком "+". Вопрос даже ставится так - регионы, страны, области или предприятия, и даже отдельные люди, преуспевшие в инновационных начинаниях, собирают дивиденды и лидируют в общественном мнении. Образ инноваций в общественном мнении высок. Часто в конкурентной борьбе за рынок инновации выигрывают. Многие отрасли духовного производства - вроде науки, искусства, техники, индустрии развлечений и досуга, - специально сделаны ради инноваций. Чем больше инноваций, тем лучше. Тем богаче, прогрессивнее, чище, здоровее, выгоднее - предикатов много. Но...

Это свойство далеко не всех известных обществ, далеко не всех культур. В "современном обществе", в нашей западно-европейской цивилизации прогресс стал идеологической догмой - как для отдельного человека, так и для сообществ и социальных институтов. При всей его амбивалентности. Именно она и инициирует интерес к проблеме того, насколько осознанно и насколько контролируемо безусловное стремление к новизне, замешанное прежде всего на коммерческих интересах производителей все новых и новых товаров и услуг.

Инновации бывают двух основных типов - если рассматривать функциональную роль инноваций в системах, то можно выделить:

- инновации, оптимизирующие функционирование системы или ее подсистем в рамках данной целостности. Это усовершенствования разного рода, повышающая показатели параметров системы, делающие ее более эффективной, экономичной, красивой, удобной, дешевой, прочной... Пример - бесконечное изобретение автомобиля, - прогресс налицо, а идея - телега на колесах и без коня - сохраняется;

стр. 193


- инновации, приводящие к декомпозиции системы и опять-таки два варианта = к деструкции прежней системы, либо к переходу ее на новый качественный уровень. Естественно, что они связаны между собой. Примеры - применение пороха в военном деле означало конец рыцарству и многих других устоев "традиционного" общества, а изобретение книгопечатания, автомобиля, радио, телевидения создало новые сферы жизни.

Накопление инновационного потенциала тоже не безразличная вещь для любой системы - все же одним из фундаментальных условий ее существования остается ее стабильность - и структурная, и информационная, и материальная. Можно ли его измерить, можно ли определить пороговые значения, ввести какие-то ограничения на ввод инноваций в систему? Такие попытки предпринимались - например, Б. К. Лисин и его идея измерения инновационного потенциала предприятий. Экономисты это делают через измерения частей основного капитала, доли инвестирования прибыли в производство, энергоемкости, стоимости одного рабочего места. Но измерить - еще не построить модель порогового значения. Причем, видимо, пороги надо видеть с обеих сторон - минимальный и максимальный. При предпороговых минимальных значениях инновации просто не нужны и не воспринимаются. При запредельных величинах они, видимо, несут систему вразнос.

В обыденном языке принято оценивать инновации как положительные, позитивные, хорошие, и плохие, негативные, отрицательные. Эти оценки даются на основе согласованных культурных образцов, записанных где угодно, но не в рефлексивных структурах сознания. И, тем не менее, они как правило верны. Потому что они сделаны по функциональному принципу - "подходит - не подходит", годится - не годится. В них уже в скрытом виде впаяны и элементы анализа, и элементы оценки, и согласованного отношения, и зондажа несогласий, и много чего еще. Но вопрос в том, можно ли эту задачу развернуть по шагам и сделать более прозрачной для моделирования? И насколько такая задача приблизит нас к пониманию конструктивности - антиконструктивности инноваций? Дело в том, что в стремлении построить понятийный аппарат, ввести формализмы в анализ инноваций, построже употреблять термины и т. п. можно потерять часть ценного содержания, связанного с неспециализированным, нестрогим отношением, - но зато в высшей

стр. 194


степени заинтересованным и углубленным во все нюансы, во все реалии и контексты проблемы.

Конструктивная инновация может быть в одном случае полезной, в другом - вредной. Упразднение цензуры в России воспринималось как благо либерально ориентированной публикой, но для сотрудников Главлита это был конец света. Стало быть, оценка инновации должна быть интегральной, не замыкаться на проблеме стабильности данной системы, и выходить на более общие уровни целостности. Внедрение водородных двигателей для автомашин было бы выигрышем для всех, кроме торговцев нефтью, но они ухитряются тормозить стратегический прорыв колоссального значения.

Как наша типология влияет на поставленные вопросы? Ведь радикальные инновации - так наз. стратегические - вроде революций, фундаментальных научных открытий, переходов к новым парадигмальным когнитивным основам - вызывают и восторг, и ужас, восприятие их всегда окрашено яркой эмоционально-экспрессивной окраской. - Кстати, может быть сама густота тона может быть сигналом и свидетельством радикальности инновации?

У Л. Мамфорда ("Миф машины", М., 2000) в его образе мегамашины показана связь - неразрывная - между властью, рабочей и военной машинами. Одна производит и поддерживает другую, к ним еще пристегиваются бюрократическая и религиозная машины (он, правда, их так не называет). Так вот, если власть - источник инноваций, она ставит цели и творчески организует мегамашину, то армия - организация, держащаяся на беспрекословном подчинении и повиновении, рабочая машина, функционирующая в определенном режиме и не допускающая отклонений от установленного образца, и религия, - тайное, сакральное знание, превращающееся в догматическую систему, преследующую ересь как злейшего врага - все эти институты безусловно состояли из многочисленных информационных полупроводников, пускающих информацию одного типа и задерживающих - другого. И кроме этого, в них постепенно стали дифференцироваться фильтры разного назначения и устройства

* полупроводники - это нерепрессивное устройство, безразлично и спокойно просеивающее информацию с точки зрения - годится - не годится, как сито для песка. Песочек проходит, камешки застревают. Групповые и

стр. 195


массовые типы сознания, городские и сельские образы жизни. Горизонтально стратифицированное общество.

* далее - оценочные фильтры, приклеивающие ярлыки благонадежности - подозрительности. Это молва, сословная мораль, профессиональная среда, статусные нормативы, разные кодексы чести и т. п. Вертикально структурированное общество.

* и наконец, страшные репрессивные структуры, которые судят и карают виновных в производстве и запуске инновационной информации - инквизиция, традиционалистская педагогика, иногда - медицина, иногда - армия, иногда - бюрократия (полиция, например), политические силовые группы, монархические кланы и т. п. Верх иерархии, властные государственные структуры, спецорганы по охране и активной защите статус-кво.

Современная цивилизация, активно осознающая себя и в традиционных - наука, искусство, религии, идеологии, - формах мышления и деятельности, все острее ощущает потребность в "изобретении" и запуске новых культурных, коммуникативных фильтров, которые аккумулировали бы в себе достоверные правила решения - что человеку нужно, неопасно, а чего следует избегать.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/СОЦИАЛЬНЫЕ-ПОСЛЕДСТВИЯ-ТЕХНИКИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Iosif LesogradskiContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Lesogradski

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. А. ВОРОНИН, СОЦИАЛЬНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ТЕХНИКИ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 10.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/СОЦИАЛЬНЫЕ-ПОСЛЕДСТВИЯ-ТЕХНИКИ (date of access: 19.09.2019).

Publication author(s) - А. А. ВОРОНИН:

А. А. ВОРОНИН → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Iosif Lesogradski
Москва, Russia
1427 views rating
10.09.2015 (1470 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Преграды к созданью Единой Теории Поля и путь одоления их. Barriers to the creation of the Unified Field Theory and the path of overcoming them.
Catalog: Философия 
5 hours ago · From Олег Ермаков
ЯНТАРНЫЙ ПУТЬ
Catalog: География 
2 days ago · From Россия Онлайн
ПЕРВАЯ В РОССИИ КНИГА О ФРАНЦУЗСКОЙ БУРЖУАЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ КОНЦА XVIII ВЕКА
2 days ago · From Россия Онлайн
АЛЕКСЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ БРУСИЛОВ
2 days ago · From Россия Онлайн
ЕГИПЕТ: ЭВОЛЮЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ
2 days ago · From Россия Онлайн
А. Т. БОЛОТОВ - УЧЕНЫЙ, ПИСАТЕЛЬ ЭНЦИКЛОПЕДИСТ
2 days ago · From Россия Онлайн
Несмотря на недолгое существование казино Crystal Casino на онлайн-рынке, сейчас оно является одним из самых развитых и уважаемых онлайн-казино. Это российское онлайн-казино предлагает несколько сотен различных игр, доступных на настольных компьютерах, а также на смартфонах и планшетах.
Catalog: Лайфстайл 
2 days ago · From Россия Онлайн
МОСКОВСКИЕ ОХОТНИКИ ПРЕДПОЧИТАЮТ ЯСТРЕБОВ И СЕТТЕРОВ
Catalog: Лайфстайл 
7 days ago · From Россия Онлайн
НЕНУЖНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ
Catalog: Лайфстайл 
7 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
СОЦИАЛЬНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ТЕХНИКИ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones