Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-7858

Share with friends in SM

1

Осенью 1813 года, после лейпцигской "битвы народов" (17 - 19 октября), военное и политическое господство Франции на континенте Европы, уже подорванное в 1812 году разгромом "великой армии" в России, рушилось окончательно. Империя Наполеона распадалась под ударами национально-освободительных движений угнетенных народов и под натиском шестой европейской коалиции. Неприятельские армии приближались к старым границам Франции и уже готовились вторгнуться в ее пределы.

Внутреннее положение Франции было в этот момент не менее тяжелым чем внешнее. Торговля и промышленность переживали кризис, вызванный неудачей континентальной блокады против Англии, острым недостатком сырья и резким сужением рынков сбыта. Обороты внешней торговли сократились с 727 миллионов франков до 605. Рост расходов на военные нужды вызвал острый финансовый кризис. Сельское хозяйство страдало от недостатка рабочих рук; бесконечные рекрутские наборы отрывали от полевых работ цвет крестьянской молодежи (в 1813 году под знамена были призваны 1140 тысяч человек). Не было почти ни одной семьи, в которой бы не насчитывалось убитого, раненого или пленного.

Истощенная бесконечными войнами, страна жаждала мира. Но Наполеон упорно отвергал все мирные предложения союзников в надежде на новый поворот военного счастья. Он не хотел соглашаться на уступку громадных французских завоеваний в Европе, опасаясь, что после заключения такого мира он не сможет удержаться у власти. "Ваши государи, родившиеся на престоле, могут дать себя разбить двадцать раз и затем вернуться в свою столицу; я этого не могу, потому что я солдат-выскочка. Моя масть не переживет того дня, когда я перестану быть сильным и, следовательно, когда меня перестанут бояться"1 , -заявил он однажды (в июне 1813 года) в припадке откровенности австрийскому канцлеру князю Меттерниху. Но если династические интересы Бонапарта требовали продолжения войны, то интересы страны, наоборот, требовали скорейшего заключения мира. Жажда мира охватила почти все слои населения. Три массовых набора, объявленных один за другим в конце 1813 года, привели в отчаяние трудящиеся и мелкобуржуазные слои населения, на которых ложилась вся тяжесть "налога крови" (богатые буржуа откупались от него обычно с помощью наемных заместителей). Под мобилизацию подпадали теперь даже единственные кормильцы семей, даже незрелые юноши.

Число уклоняющихся от военной службы росло с каждым днем; в некоторых департаментах власти устраивали настоящие облавы на дезертиров и высылали против них целые отряды жандармерии. На 300 тысяч человек, подлежавших призыву в армию, согласно сенатскому постановлению от 15 ноября 1813 года, к началу 1814 года под ружье явились только 63 тысячи рекрутов.

Налоговая политика наполеоновского правительства также вызывала недовольство в широких массах города и деревни. Конец 1813 и начало 1814 года ознаменовались новым усилением и без того тяжелого податного бремени. Декрет от 11 ноября вводил новый, 30-сантимный налог на земельных собственников, на домовладельцев и на лиц, имеющих патент на праве заниматься торговлей или каким-либо промышленным производством. Тот же декрет удваивал подушную подать, увеличивал налог на соль и другие косвенные налоги, а также городские пошлины на продукты и товары сельского хозяйства. Декрет от 9 января 1814 года вводил дополнительный сбор в размере 50 сантимов с каждого франка поземельного налога, увеличивал подушную подать и налог на двери и окна.

К числу налогов, особенно ненавистных французскому крестьянству, принадлежал налог на вино. "Уже при Людовике XIV этот налог был главным предметом народной ненависти... Великая революция отменила его, а Наполеон снова ввел в 1808 г. в несколько измененном виде"2 .

Фактическая ликвидация парламентского строя, уничтожение местного и областного самоуправления, неограниченный произвол полиции, бюрократии и военщины, полное удушение печати, создание нового дворянства и попытки сближения со старой аристократией - вся эта реакционная поли-

1 А. Сорель "Европа и французская революция". Т. VIII, стр. 115. СПБ. 1908.

2 К. Маркс и Ф. Энгельс. Собр. соч. Т. VIII. стр. 73.

стр. 86
тика наполеоновской империя вызывала большое недовольство в кругах либеральной буржуазии. "Наше положение хуже положения жителей восточных деспотий"1 , - с горечью писал 20 сентября 1810 года умеренный либерал Дюран де Майян, бывший вождь "болота" в Национальном конвенте, другому бывшему члену Конвента, аббату Грегуару.

Разгром "великой армии" в 1812 году и неудачный исход кампании 1813 года еще более усилили общественное недовольство, непрерывно возраставшее со времени экономического кризиса 1810 - 1811 годов. Даже крупная промышленная буржуазия, являвшаяся главной опорой империи, поддерживавшая завоевательную политику Наполеона и его стремление к мировому господству, теперь теряет веру в своего ставленника и в целесообразность его политики.

24 декабря 1813 года Законодательный корпус принял огромным большинством голосов (223 против 31) доклад бордосского адвоката Лэнэ, содержавший осторожное, но вполне определенное осуждение завоевательной и деспотической политики императора.

Выступление Законодательного корпуса привело Наполеона в ярость: он распорядился о немедленной конфискации всех отпечатанных экземпляров доклада Лэнэ. 31 декабря сессия Законодательного корпуса была, по его приказу, отсрочена, а на новогоднем приеме 1 января 1814 года император разразился по адресу депутатов грозной отповедью.

Эта расправа только усилила недовольство императорским режимом. Либерально-буржуазная оппозиция, еще недавно казавшаяся совершенно раздавленной, снова подняла голову. В январе 1814 года заграницей, в Ганновере, вышла брошюра Бенжамена Констана "О духе завоеваний и об узурпации"2 . Автор ее, один из самых авторитетных вождей либерально-буржуазной оппозиции, изгнанный из Франции императорским правительством, резко нападал на Наполеона, осуждал его завоевательную политику и деспотический режим и не скрывал своей надежды на его скорое падение.

На юге, юго-западе и западе - в ряде городов (Марсель, Бордо, Нант и другие), которые сильнее других пострадали от континентальной блокады и переживали полный застой в хозяйственной жизни, - аппозиция стала принимать открыто роялистский характер. Сторонники свержения Наполеона и восстановления Бурбонов, т. е. прежде всего представители старой дворянской аристократии, стремившиеся к восстановлению своих былых привилегий, своего прежнего господства в стране, делались с каждым днем все смелее. Их "смелость" возрастала в прямом соответствии с успехами союзных войск, которых они ждали и встречали как избавителей.

В своих прокламациях к французскому населению Бурбоны обещали немедленное заключение мира, отмену косвенных налогов и рекрутских наборов, сохранение гражданского кодекса, конституционного строя и неприкосновенность новых земельных собственников, ставших таковыми и годы революции и империи.

Из всех этих демагогических посулов роялистов особенное впечатление должны были, но их расчетам, произвести обещания мира и отмены рекрутских наборов и косвенных налогов.

Но подавляющее большинство населения оставалось верным Наполеону. Крестьяне кричали: "Долой косвенные налоги!", но нередко тут же добавляли: "Да здравствует император!" Так велик был страх, который внушало крестьянам имя Бурбонов, напоминавшее о старом, феодальном гнете, уничтоженом революцией конца XVIII века.

Наполеон.

С картины Мейссонье.

1 A. Mathiez "Quelques lettres de Durand de Maillane". "La Revolution francaise", p. 329. 1814.

2 Benjamin Constant de Relusurpation". Hanovre 1814.

стр. 87
Сторонники и агенты Бурбонов, имевшие во Франции свою тайную контрреволюционную дворянскую организацию ("Рыцари веры"), во главе, которой стояли герцог Матье де Монморанси и два графа Бертье де Совиньи, не смогли поднять ни одного восстания против Наполеона: им не удалось поднять далее Вандею, бывшую уже не раз опорой монархической контрреволюции. Осуществить свои контрреволюционные планы они могли только с помощью "союзников", т. е. внешнего врага, и они открыто добивались этой полощи, всячески, где и как только могли, вредили интересам обороны страны, действовали как прямые изменники. Граф Латур дю Пен, используя свое положение префекта департамента Соммы, задерживал отправку в армию новобранцев. Граф д'Эскар, граф Полиньяк и другие титулованные предатели информировали штабы союзных армий о настроениях в столице и об ее оборонительных средствах. Шевалье де Ружвилль писал князю Волконскому, начальнику штаба царских войск: "Князь, я вел вашу разведку 17 февраля в Эпернэ, 23-го в Виллер-Коттере. Я полон рвения к вашим армиям. В качестве бывшего кавалерийского офицера я добровольно вел ваших казаков"1 .

7 марта этот предатель, так цинично хваставшийся своим предательством, был расстрелян в Реймсе, по приговору французского военного суда.

Между тем ход кампании 1814 года грозил, казалось, опрокинуть все расчеты союзников, их уверенность в легкой и скорой победе. Опьяненные победой, одержанной ими 1 февраля при Ла-Ротьера, первой победой над Наполеоном на французской территории, они уже назначали себе через неделю свидание в Париже. Но 10 февраля Наполеон напал на стоявший у Шамнобера корпус генерала Олсуфьева и разбил его наголову. 11 февраля он одержал новую победу при Монмирайле, где союзники потеряли около 8 тысяч человек. Следующие затем дни принесли французам ряд новых побед: при Шато-Тьерри (12 февраля), при Вошане (14-го), при Монтеро (18-го) - и только одно небольшое поражение (13-го).

Испуганные неожиданными успехами Наполеона, союзники уже готовы были помириться с ним, но он решительно отклонил предложенные ему условия мира. Тогда союзные державы решили не слагать оружия до тех пор, пока не добьются осуществления своих целей. Россия, Австрия и Пруссия обязались выставить каждая по 150 тысяч солдат, а Англия соглашалась выплачивать им ежегодную субсидию в размере 5 миллионов фунтов стерлингов. Обязательства эти были закреплены в новом договоре, заключенном представителями союзных держав 9 марта в городе Шомоне.

Воина продолжалась. Перевес по-прежнему был на стороне французов. 13 марта Наполеон вступил в Реймс, разгромив 15-тысячный русско-прусский отряд, которым командовал граф де Сен-При, французский аристократ, эмигрировавший во время революции. Генералы коалиции, опасаясь быть отрезанными от своих линий сообщения, уже подумывали об отступлении к Рейну.

Было еще одно обстоятельство, которое внушало сильную тревогу союзникам. Чем дальше шла война, тем активнее становилась поддержка, которую народные массы восточной и северо-восточной Франции начинали оказывать наполеоновским войскам. Ужасы иностранной оккупации: массовые реквизиции, грабежи, поджоги, насилия над женщинами, убийства - пробуждали чувства патриотизма в населении, наполняли сердца ненавистью к неприятелю.

Крестьянские партизанские отряды активно помогали армии, доставляли ей продовольствие, отбитые у неприятеля пушки и взятых ими пленных. Крестьяне нападали и на дворян-роялистов, в которых справедливо усматривали союзников интервентов. Но партизанам недоставало оружия, недоставало руководства. "Меня буквально осаждают крестьяне, требующие у меня оружия и порода, чтобы идти на врага", - писал 27 марта генерал; Пире начальнику главного штаба маршалу Бертье.

Наполеон питал непреодолимое отвращение к плебейским методам ведения войны к крестьянской партизанщине. Он не хотел и слышать о том, чтобы вооружать народные массы, которых боялся сам.

Такая политика объясняется классовой сущностью империи Наполеона. Наполеоновское правительство представляло собою "буржуазное правительство, которое задушило французскую революцию и сохранило только те результаты революции, которые были выгодны крупной буржуазии"2 . Бонапартистский режим, в течение четырнадцати лет душивший революционную демократию, преследовавший республиканцев, жестоко угнетавший рабочих, оказался не в состоянии придать своей борьбе против армии интервентов характер действительно народной войны, т. е. сделать то, что сде-

1 H. Houssaye "1814", p. 22. Paris. 1896 (23 edition).

2 И. Сталин "О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников". Доклад и заключительное слово на Пленуме ЦК ВКП(б) 3 - 5 марта 1937 года.

стр. 88
лил в 1792 году Национальный конвент французской республики, отразивший с помощью народных масс нашествие австро-прусских войск.

Реакционная внутренняя политика наполеоновской империи ослабила сопротивляемость Франции внешнему врагу и подготовила почву для перехода страны к другому режиму, еще более реакционному. "История Франции показывает нам, что бонапартистская контрреволюция выросла к концу XVIII века (а потом второй раз к 1848 - 1852 г.г.) на почве контрреволюционной буржуазии, прокладывая в свою очередь дорогу к реставрации монархии легитимной"1 . (Разрядка моя. - А. М. )

Решающая роль, которую в этой реставрации сыграла иностранная интервенция, объясняется тем, что буржуазная Франция того времени "...была окружена гораздо более отсталыми полуфеодальными странами, которые служили резервом реставрации..."2 .

2

В то время как на востоке Наполеон одерживал победу за победой, 12 марта 1814 года город Бордо по наущению своего мэра графа Линча и связанного с ним агента роялистов графа Луи де Ларошжакелена открыл свои ворота корпусу английского генерала лорда Бересфорда. Купеческая буржуазия Бордо, этого крупнейшего торгового порта юго-западной Франции, разоренная континентальной блокадой, уже давно выражала свое недовольство императорским режимом.

В свите английского генерала находился племянник, Людовика XVIII герцог Ангулемский. Интервенты вступили в город при криках: "Да здравствует король! Да здравствуют Бурбоны! Да здравствуют англичане!" В тот же день в городской ратуше изменник Линч, поспешивший сменить свой трехцветный шарф наполеоновского чиновника на белый шарф роялистского мэра, провозгласил Людовика XVIII королем Франции. Легитимистская контрреволюция торжествовала свою первую победу.

Решающее слово принадлежало, однако, Парижу, этому политическому центру страны, к голосу которого привыкла прислушиваться вся остальная Франция. С отъездом Наполеона на фронт (26 января 1814 года) все враги империи подняли голову. Пользуясь слабостью правительства, во главе которого стояли молодая, неопытная императрица-регентша Мария-Луиза (жена Наполеона) и бездарный "наместник империи" Жозеф Бонапарт, брат (старший) Наполеона, бывший до 1813 года королем Испании, роялистские заговорщики из среды старого дворянства, буржуазной аристократии и высшего чиновничества действовали почти открыто. Измена проникла и в правительственные круги, где заговорщики имели своих людей, сообщавших им секретные сведения политического и военного порядка.

Душой всех этих заговоров был член совета регентства, бывший министр иностранных дел Талейран, человек, который с 1789 года последовательно служил почти всем сменявшимся во Франции правительствам и столь же последовательно им изменял.

План реставрации Бурбонов был готов. Но для совершения государственного переворота недоставало одной, решающей предпосылки. Роялистские заговорщики хорошо помнили неудачу, постигшую в октябре 1812 года генерала Мале, безуспешно пытавшегося свергнуть империю. Решающей предпосылкой реставрации было занятие Парижа иностранными войсками.

10 марта барон Витролль, один из самых активных агентов Бурбонов, прибыл в главную квартиру союзников и вручил царскому министру иностранных дел графу Нессельроде записку, инспирированную Талейраном, который уполномачивал своего посланца побудить союзников поспешить в Париж. "Господин де Витролль, - рассказывает Нессельроде, - поставил меня в известность о настроении умов в Париже, о легкости, с которой мы могли бы завладеть им, если бы усилили наши военные операции, и о приеме, который мы в нем встретили бы. Он был представлен императору (Александру) и имел несколько свиданий с князем Меттернихом и с лордом Кэстльри"3 .

Сообщение Витролля произвело огромное впечатление на союзных монархов, их министров и генералов, тем более что вскоре получено было известие о вступлении английских войск в Бордо. Делая ставку на внутреннюю измену, которая должна была отдать им столицу, раньше чем Наполеон успеет подойти, союзники решили идти прямо на Париж.

25 марта французские войска, загораживавшие путь к столице, были разбиты и отброшены. 30 марта 100-тысячная армия союзников подошла к Парижу, из которого за день до того выехала императрица Мария-Луиза с наследником престола.

Слабо защищенная столица не оказала сколько-нибудь длительного сопротивления неприятельским войскам, и вечером 30 марта, после девятичасового боя, капитулировала. Наполеон, узнав о том, что армия

1 В. И. Ленин. Соч. Т. XXI. стр. 84.

2 В. И. Ленин. Соч. Т. IX. стр. 190.

3 "Lettres et papiers du chanalier comte de Nesselrode". T. II. p. 113 - 114.

стр. 89

Въезд союзнических поиск в Париж 31 марта 1814 года.

С картины Вольфа.

союзников двинулась на Париж, тотчас же бросился с своей армией на выручку столицы, но опоздал: прибыв в Фонтенебло в ночь на 31 марта, он узнал о капитуляции Парижа.

31 марта союзные войска во главе с императором Александром I, прусским королем Фридрихом-Вильгельмом III и австрийским фельдмаршалом князем Шварденбергом, представлявшим императора Франца I, вступили в Париж. Расфранченные обитатели и обитательницы аристократических и буржуазных кварталов столицы встречали их бурными приветственными кликами.

Ободренные присутствием огромной, почти 100-тысячной армии интервентов, роялисты решили, что настал час осуществления их планов, и открыто выступили на сцену. Группа в несколько десятков молодых людей аристократического происхождения, в том числе герцоги де Левис и де Фиц-Джемс, граф Монморанси и виконт Состен де Ларошфуко собрались на площади Согласия в белых шарфах и с белыми кокардами на шляпах (белый цвет был цветом дома Бурбонов). Отсюда роялистские демонстранты, разбившись на несколько небольших групп, двинулись по городу, раздавая белые кокарды и ленты и оглашая воздух криками: "Да здравствует король! Да здравствуют Бурбоны! Долой тирана!" К этим крикам примешивались возгласы: "Да здравствуют союзники!"

В буржуазных районах города роялистские эмиссары встретили если не очень горячий, то все же и не враждебный прием. Совсем иная картина наблюдалась в кварталах, населенных трудящимися, в рабочих предместьях. Население этих кварталов не принимало никакого участия в позорном чествовании интервентов. "Долой изменников! Долой роялистов!" - кричали рабочие и ремесленники Парижа агентам Бурбонов. Угрозы по адресу интервентов и роялистов весь день раздавались в предмостьях Сент-Антуан, Сен-Марсель и Сен-Жак. Но что мог сделать безоружный, не имевший своих вождей трудовой люд Парижа против расположившейся в городе 100-тысячной армии интервентов, поддерживаемой всеми французскими властями, полицией и буржуазным ополчением!

В тот же день союзные монархи опубликовали декларацию, составленную ими совместно с Талейраном и гласившую, что они отказываются от всяких переговоров с Наполеоном Бонапартом и с членами его семейств.

На следующий день, 1 апреля, Талейран, в качестве заместителя председателя сената созвал чрезвычайное собрание сенаторов, на которое приглашены были 90 членов из общего числа 141. На этом заседании было избрано временное правительство, в состав которого, кроме самого Талейрана, вошли четверо близких к нему людей: генерал граф де Бернонвиль, граф де Жокур, аббат де Монтескью и герцог Дальберг.

Не сенат и не временное правительство во главе с Талейраном, а главнокомандую-

стр. 90
щий союзными войсками фельдмаршал князь Шварценберг и русский генерал барон Сакен, назначенный военным комендантом Парижа, являлись в этот момент действительными хозяевами французской столицы. Шварценберг выпустил обращение к парижскому населению, в котором предлагал ему от имени "вооруженной Европы" свергнуть Наполеона.

1 апреля парижский муниципальный совет высказался за реставрацию Бурбонов. 2 апреля сенат под председательством графа Бартелеми (бывшего члена Директории) постановил декретировать низложение с престола Наполеона и его династии и освободить армию и население от принесенной ему присяги.

3 апреля сенат принял мотивированное решение о низложении Наполеона. Решение это было в тот же день поддержано Законодательным корпусом.

Тщетно пытался Наполеон, находившийся с армией в Фонтенебло, вступить с союзниками в переговоры о мире: они отклонили его предложения. Не удалось ему также осуществить свой план военного нападения на Париж: маршалы решительно отказались последовать за императором. Под их давлением Наполеон согласился, наконец, отречься от престола в пользу своего сына, малолетнего "короля Римского" (4 апреля). Но спасти империю и династию ценой отречения императора не удалось. Измена маршала Мармона, отступившего со своим корпусом в Версаль, нанесла непоправимый удар Наполеону, оставшемуся теперь почти совершенно беззащитным в Фонтенебло. После этого Наполеону не оставалось ничего больше, как отречься от престола и за себя и за своих потомков.

В тот же день, 6 апреля, сенат под председательством Талейрана, принял текст новой конституции, обсужденной при участии иностранных дипломатов.

Первая статья этой конституции объявляла формой правления Франции наследственную монархию. Вторая статья гласила: "Французский народ свободно призывает на трон Франции Людовика-Станислава-Ксаверия-французского, брата последнего короля, а после него других членов дома Бурбонов в установленном прежде порядке". Слово "свободно" звучало, конечно, совершенно издевательски в обстановке оккупации Парижа иностранными поисками и их прямого вмешательства во внутренние дела Франции.

11 апреля отречение Наполеона было оформлено и вручено союзникам; в тот же день он подписал с ними договор, признававший за ним суверенитет над крохотным островом Эльбой (в Средиземном море, недалеко от Италии) с титулом императора и 2-миллионной рентой из государственной казны. "Эльбская империя" была для Наполеона, конечно, лишь слабо замаскированной ссылкой. Императрица Мария-Луиза, ставшая теперь герцогиней Пармской отправилась в свои новые владения, расположенные в Италии. Трехлетний "римский король" был отправлен в Вену, ко двору своего деда, императора Франца, и превратился там в австрийского принца (герцога Рейхштадского.

Вслед за интервентами во Францию поспешили вернуться несколько тысяч наиболее непримиримых белых эмигрантов - их насчитывалось к 1814 году не более 3 тысяч, - которые еще оставались заграницей. Они образовали во Франции головной отряд дворянской контрреволюции.

Измученная нескончаемыми войнами и изнемогавшая под тяжестью налогов с гнетом деспотизма страна встретила падение Наполеона с удовлетворением, но реставрация Бурбонов вызвала большое недовольство народных масс. В их представлении это имя, естественно, ассоциировалось с воспоминаниями о проклятом прошлом - о разрушенном революцией феодальном и абсолютистском гнете. Даже самые горячие сторонники старой династии должны были признаться в том, что она вызывает к себе мало симпатий в населении.

3

3 мая Людовик XVIII совершил свой торжественный въезд в Париж в качестве короля. Новый король не пользовался никаким личным престижем. Старый (ему была уже 59 лет), необыкновенно тучный, ленивый и прожорливый (его прожорливость вошла в поговорку), он всем государственным делам предпочитал хороший стол, легкую светскую беседу, карты, шарады, анекдоты и салонные стихи.

Что касается прочих членов королевской семьи, то граф д'Артуа и его два сына, герцоги Беррийский и Ангулемский, были еще менее популярны чем сам король. Граф д'Артуа имел вполне заслуженную репутацию крайнего реакционера, так как был вождем всей белой эмиграции 1789 - 1814 годов. Его старший сын, герцог Ангулемский, славился тупостью и ограниченностью своих интересов, сводившихся почти исключительно к лошадям и собакам.

Если бы дело зависело только от этой "почтенной" семейки, она, несомненно, вернула бы все "прелести" старого, феодально-абсолютистского строя. Но об этой ей не приходилось и мечтать: плуг великой буржуазной революции конца XVIII столетия так глубоко пропахал социальную почву Франции, "исполинская метла" этой революции так радикально вымела сор от-

стр. 91
жившего средневековья, что о полном восстановлении старого режима не могло быть уже и речи. Главная основа последнего - крупное землевладельческое дворянство феодального типа было разбито так основательно, как никогда, и нигде раньше. Французская революция была первым в истории восстанием буржуазии против феодализма, "...в котором борьба была доведена до конца, до полного уничтожения одной из борющихся сторон, именно аристократии, и до полной победы другой, именно буржуазии"1 .

Частичное возрождение крупного помещичьего землевладения, имевшее место в период реакции, наступившей после переворота 9 термидора, и особенно в годы империи, не могло, попятно, компенсировать перехода значительной части земельного фонда страны в руки крестьянства и устранить совершившуюся ликвидацию феодализма.

Буржуазный строп, утвердившийся во Франции в результате революции конца XVIII века и упрочившийся в период наполеоновского господства, был тесно связан со всей хозяйственной и общественной жизнью страны, со всеми материальными и духовными интересами ее господствующих классов. С другой стороны, антифеодальные настроения народных масс были так сильны, что реставрация старой династии и политического преобладания помещичьей аристократии могла быть произведена лишь на почве существующих, т. е. капиталистических, отношений. Действительно, реставрация Бурбонов во Франции в 1814 году "не имела ничего общего с докапиталистическими способами производства"2 , она совершилась на почве капиталистических отношений производства.

Это нашло свое выражение прежде всего в том проекте конституции, который под именем хартии стал 4 июня основным законом страны.

Новая конституция состояла из 76 статей, из которых первые двенадцать содержали перечень "общественных прав французов". Первые три статьи санкционировали равенство всех граждан перед законом, всеобщее обложение их налогами, равное допущение всех к занятию гражданских и военных должностей, иначе говоря, санкционировали произведенное революцией полное уничтожение сословных привилегий.

Хартия провозглашала свободу личности и запрещение произвольных арестов (ст. 4-я), свободу слова и печати (ст. 8-я), но изданные затем законы ограничивали пользование этими свободами, предоставив их исключительно только крупным собственникам. За каждым человеком признавалось, вообще говоря, право исповедывать любую религию (ст. 5-я), но государственной, т. е. полноправной, признавалась одна лишь "католическая, апостолическая, римская религия" (ст. 6-я). Хартия обещала всеобщую политическую амнистию (ст. 11-я), гарантировала сохранение гражданского кодекса, а также неприкосновенность всех видов собственности, в частности, неприкосновенность так называемых национальных имуществ (ст. 9-я), конфискованных в свое время у церкви и у эмигрантов и затем большею частью распроданных. Признание результатов этой распродажи - меры "архи-буржуазной, чисто-буржуазной и безусловно укрепляющей буржуазные, т. е. капиталистические, отношения производства"3 , - характеризует хартию 1814 года как политический компромисс между старым дворянством и крупной буржуазией.

Оставляя в неприкосновенности гражданский кодекс Наполеона, его бюрократическую централизацию, созданное им административное устройство, его судебный аппарат, структуру его полицейского и военного ведомств, хартия превращала Францию в конституционную монархию, в которой власть короля и его министров ограничивалась парламентом, состоящим из двух палат: палаты пэров и палаты депутатом. Палата пэров состояла из принцев королевского дома и из назначаемых королем пожизненных или наследственных членов (число пэров не было ограничено). Палата депутатов, составленная из 300 членов, выбиралась на пять лет, с ежегодным обновлением ее пятой части (ст. 35 - 37-я). В основу избирательной системы положен был имущественный и возрастной ценз. Избирательными нравами пользовались только крупные собственники, только лица мужского пола, платящие не менее 300 франков прямых налогов и достигшие 30 лет (ст. 40-я). Число избирателей не превышало 100 тысяч, что составляло местного населения. Круг лиц, из которого могли выбираться депутаты, был еще уже, так как имущественный ценз составлял для них тысячу франков, а возрастной - 40 лет (ст. 38-я).

Руководящая роль в государстве сохранялась за королем, личность которого объявлена была "священной и неприкосновенной". Королю предоставлялись вся исполнительная власть, командование войсками, назначение и смещение всех должностных лиц вплоть до министров, ведение всей внешней политики, созыв обеих палат на ежегодную законодательную сессию, вся законодательная инициатива, утверждение в

1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. Т. XVI. Ч. 2-я, стр. 300.

2 В. И. Ленин Соч. Т. IX. стр. 188.

3 Там же, стр. 183.

стр. 92
обнародование законов, принятых палатами, а также издание в отдельных случаях указов (ордонансов) и помимо палат (ст. 14-я). Король принял титул Людовика XVIII, хотя сын Людовика XVI, умерший в тюрьме (в 1795 году), никогда не царствовал. Королевские указы стали помечаться 19-м годом царствования, как будто бы никакой революции и никакого Наполеона никогда не существовало.

Несмотря на все это крайние роялисты, особенно из числа, бывших эмигрантов, были страшно возмущены хартией, теми социальными и политическими уступками, которые она делала буржуазии. "Несколько лет неограниченного деспотизма - вот где спасательный маяк!", - восклицал маркиз де Шабан. "Король не должен был распоряжаться в хартии нашими имуществами", - заявляли другие.

Либеральная буржуазия была в общем удовлетворена содержанием хартии и даже взяла ее под свою защиту от нападений справа, со стороны ультрароялистов.

4 июня, одновременно с утверждением партии и на основании ее, Людовик XVIII назначил 154 пэра. На первом месте в списке пэров стояли представители старых аристократических фамилий Франции. Представители старой аристократии составляли несколько больше половины членов палаты пэров - 86 из 154. Остальные 68 пэров были представителями повой, наполеоновской знати, преимущественно военной. Во главе их шли 14 маршалов.

В звание пэров возведены были и члены бывшего "временного правительства" во главе с Талейраном, расчистившие дорогу Бурбонам. Этим не ограничились блага, которые посыпались теперь на Талейрана. Кроме звания пэра Франции и портфеля министра иностранных дел он был вознагражден за свои услуги реставрации кругленькой суммой в 28 миллионов франков.

13 мая Людовик XVIII сформировал свое первое министерство, в состав которого вошли Талейран (иностранные дела), аббат Монтескью (внутренние дела), канцлер Дамбрэ (юстиция), барон Луи (финансы), генерал граф Дюпон (военное министерство), барон Малуэ (морское), граф Блака (министерство двора), граф Беньо (главное управление полиции). Министерство это не имевшее собственного председателя, представляло собой блок ультрароялистов (Монтескью, Дамбрэ, Блака) и роялистов-конституционалистов (Луи, Малуэ, Беньо) и было выражением политического компромисса между лагерем старого дворянства и лагерем крупной буржуазии.

4

Первым важным вопросом, которым пришлось заняться правительству реставрации, было заключение мирного договора с государствами, участвовавшими в шестой антифранцузской коалиции.

Мирный договор, подписанный в Париже 30 мая 1814 года, аннулировал все огромные французские завоевания эпохи республики и империи и устанавливал для Франции границы, существовавшие на 1 января 1792 года. Огорошенная к старым, дореволюционным границам, Франция теряла ту экономическую и политическую гегемонию, которой она пользовалась при Наполеоне на европейском континенте. Франция теряла также целый ряд колоний: острова Табаго и Сент-Люси (из группы Вестиндских островов), острова Иль-де-Франс и Родриг (в Индийском океане), Сешельские острова (30 маленьких островов в западной части Индийского океана) и часть острова Сан-Доминго. Колонии эти отходили теперь к Англии, которая закрепляла за собой также остров Мальту, важную стратегическую базу в Средиземном море. После 22-летней, почти беспрерывной войны Англия торжествовала полную победу над Францией.

Со стороны Франции парижский договор был подписан Талейраном. Он был щедро вознагражден за это врагами своей страны и получил от венского двора знаки ордена Золотого руна, который присваивался иностранцам лишь в самых исключительных случаях. Это был пятый по счету иностранный орден "заработанный" Талейраном.

Венские трактаты 1815 года (они были

Людовик XVIII.

С картины Жерара.

стр. 93
подписаны Россией, Англией, Францией, Австрией, Пруссией, Испанией, Португалией и Швецией) установили новое политическое устройство Европы, в основу которого был положен принцип легитимизма, т. е. защиты "прав" старых свергнутых во время революции или при Наполеоне "законных" государей. Этот контрреволюционный принцип был выдвинут Талейраном.

Реставрация Бурбонов во Франции сопровождалась восстановлением светской масти паны в Риме и была дополнена реставрацией родственных им династий в Испании и в Неаполе, реставрацией дома Браганца в Португалии, Савойской династии в Пьемонте, герцога Брауншвейгского в Брауншвейге, Курфюрста Гессен-Кассельского в Касселе, герцога Ольденбургского в Ольденбурге и т. д. Реставрация старых династий сопровождалась повсеместным разгулом дворянско-клерикальной реакции и полицейского террора.

Антидемократический характер хартии от 4 июня 1814 года обрекал народные массы на полное политическое бесправие и не мог не вызывать недовольства среди демократических слоев населения.

Усиленная раздача пенсий, должностей и орденов белым эмигрантам; возвращение км всех оставшихся не распроданными земель; вызывающее доведение представителей старой знати, угрожавшей крестьянам восстановлением феодализма; демонстративные заупокойные богослужения по Людовику XYI и Марии-Антуанетте; постоянные нарушения свобод, обещанных в хартии; чудовищное взяточничество новых министров и бесстыдная торговля чинами и орденами; открытый союз правительства с католическим духовенством и поощрение его контрреволюционных притязаний - все это усугубляло недовольство правительством реставрации.

Недовольство это проявлялось по разным поводам и в разных формах, особенно сильно давало себя знать в армии, в крестьянстве, среди рабочих и городской демократии.

Особенно много протестов со стороны и городской бедноты, и крестьянства, и мелкой буржуазии вызывало сохранение косвенных налогов, отмена которых была обещана Бурбонами. На этой почве во многих департаментах происходили серьезные волнения, выражавшиеся в нападениях народной толпы на канцелярии налогового управления, в сожжении налоговых документов и книг, в столкновениях с полицией и войсками1 .

Другим источником недовольства народных масс явился закон от 26 июля о свободном вывозе зерна из Франции, тотчас же вызвавший вздорожание хлеба на внутреннем рынке. В Дюнкерке, в Булони, в Дьеппе, в Гавре, в Шербурге и в ряде других портов беднота оказывала сопротивление погрузке и отправке хлеба, которые производились не иначе, как под прикрытием войск. В Сен-Мало матросы бросали в море мешки с зерном, заявляя, что это лучше, чем отдавать его англичанам.

Большое раздражение вызвал в Париже полицейский ордонанс от 7 июня об обязательном праздновании воскресного дня и всех церковных праздников.

В эти дни воспрещалась всякая работа в мастерских и всякая торговля: кафе, рестораны, трактиры должны были закрываться на все время богослужения, нарушителям постановления грозил штраф в размере от 100 до 500 франков. Другое постановление запрещало в дни религиозных процессий всякое грузовое движение по улицам с 8 часов утра до 3 часов пополудни и предписывало украшать дома, находящиеся на пути следования процессий. Постановления эти вызвали сопротивление со стороны рабочих, ремесленников, и мелких лавочников. На этой почве происходили столкновения с полицией.

Еще более сильное недовольство наблюдалось в деревне, среди крестьянства. Восстановление старой династии ставило под удар все завоевания крестьян в годы революции: освобождение от феодального гнета и собственность на землю, приобретенную ими при распродаже национальных имуществ. Прежние владельцы этих имуществ угрожали отобрать их у новых собственников и в ряде мест от слов переходили к делу, насильно завладевая принадлежавшими им ранее замками, усадьбами, фермами. Иногда дело доходило на этой почве до дуэлей и убийств, причем убийцы-эмигранты оставались безнаказанными. Попы отказывали покупщикам национальных имуществ в предсмертном отпущении грехов, грозили им церковным проклятием, "вечными муками". В ряде мест терроризированные крестьяне вынуждены были откупаться от притязаний бывших владельцев с помощью денег, многие бросали свои усадьбы в убегали в города. Собственники бывших церковных и эмигрантских земель чувствовали себя настолько неуверенно, что подумывали даже о создании особой лиги для защиты своих интересов (проект такой лиги выдвигал, между прочим, Сен-Симон).

Хартия санкционировала состоявшуюся во время революции продажу национальных имуществ, но бывшие эмигранты считали, что для них закон не писан, и не хотели удовлетвориться декретированным

1 E. Le Gallo "Les Cents-Jours", p. 14. Paris. 1924.

стр. 94
5 декабря 1814 года возвратом лишь непроданных участков.

Но крестьянину грозили не только отобранием земли, приобретенной им во время революции: ему грозили полным восстановлением помещичьей кабалы, восстановлением барщины, феодальных повинностей, церковной десятины. Образ надменного и тупоголового маркиза де Карабас, созданный в 1816 году демократическим поэтом Беранже1 , дает яркое представление о том, как распоясались теперь возвратившиеся в свои замки эмигранты-дворяне:

"Из чужбины дальней
В замок феодальный
Едет - трюх, трюх, трюх -
На кобылке сивой
Наш маркиз спесивый.
Наш отец и друг
..............
Слушать, поселяне,
К Вам, невеждам, дряни.
Сам держу я речь.
Я опора трона;
Царству оборона -
Мой дворянский меч.
Гнев мой возгорится -
И король смирится!"
...............
Не люблю стесненья!
Подати с именья?
Знать их не хочу!
Облечен дворянством.
Государству чванством
Я свой долг плачу".
Недовольство крестьян правительством реставрации проявлялось почти во всем: и в отказе от уплаты налогов, и в упорном нежелании расстаться с трехцветным знаменем, и в демонстративных возгласах в честь Наполеона, и в проклятиях по адресу Бурбонов.

В департаментах Юры и Арденн роялисты долго не решались надевать белую кокарду - из страха перед крестьянами, продолжающими носить трехцветную кокарду. В местечке Пассаваи (департамент Верхней Сены) 17 ноября группа крестьян сорвала с колокольни белое знамя и разорвала его на куски. Подобные факты отмечались и в других департаментах. Крестьяне из окрестностей Рейна, вооруженные палками, вилами и старыми пистолетами, приняли (вместе со студентами и отставными лидерами) активное участие в антиправительственном выступлении, имевшем место в этом городе 10 января 1815 года. Выступление это было направлено против прибывших в Ренн королевских комиссаров - трех бывших шуанов, запятнавших себя неслыханно зверской жестокостью в годы гражданской войны конца XVIII пека, в западной Франции. Комиссары были встречены криками: "Долой шуанов! Смерть убийцам!" Волнения приняли такой серьезный характер, что все три королевских посланца принуждены были в тот же день покинуть Ренн2 .

Недовольство правительством реставрации замечалось и среди буржуазии.

Если представители финансового капитала были удовлетворены заключением мира и перспективой оживления дел, если купцы и судовладельцы портовых городов, совершенно захиревших в годы войны и континентальной блокады, были признательны реставрации за восстановление торговых связей, то иными были настроения промышленной буржуазии. Падение континентальной блокады наводнило Францию иностранными товарами, заключение мира привело к потере прежнего монопольного положения ее индустрии на рынках значительной части Западной Европы. Боязнь английской конкуренции заставляла промышленников требовать строго протекционистской политики и решительно возражать против всякого снижения таможенных пошлин. Между тем одним из первых шагов нового правительства был ордонанс от 23 апреля, по которому импорт колониальных продуктов и хлопчатобумажных тканей во Францию делался почти беспошлинным. Закон от 25 ноября, разрешивший вывоз шерсти, имел в виду опять-таки интересы одних землевладельцев.

Такая политика не замедлила, конечно, оказать самое отрицательное влияние на положение французской промышленности.

Упадок хозяйственной жизни страны означал новое ухудшение материального положения народных низов: увеличение числа безработных, понижение заработной платы, голодный или полуголодный уровень существования трудящихся города и деревни. Это не помешало Людовику XVIII потребовать себе и добиться от палат назначения цивильного листа в размере 25 миллионов франков и дотации в 8 миллионов для принцев крови. Финансовая нужда нового правительства не, помешала возложить на государство уплату всех долгов царствующей династии за время ее пребывания в изгнании, составивших сумму в 30 миллионов франков.

Особенно сильное недовольство правительством реставрации замечалось в армии.

С первых же дней нового царствования армия подверглась "реорганизации". Под предлогом финансовой нужды и в угоду

1 Пьер-Жан Беранже. Полное собрание песен. Т. I (1810 - 1830), стр. 279 - 283. (Изд. "Academia", 1936.)

2 H. Houssaye "1815". Т. I, 87 - 88. Paris. 1902 (39 edition).

стр. 95
союзникам, добивавшимся полного разоружения Франции, Людовик. XVIII подписал 12 мая ордонанс о сокращении численности армии. В пехоте из 206 полков осталось теперь только 107, в кавалерии из 99 полков - 61. Во флоте уволены были в отставку две трети личного состава экипажей.

Вопреки категорическому обещанию, данному в хартии (об обеспечении прав военнослужащих), большое число лип командного состава было уволено в отставку. 11 тысяч офицеров было исключено на неопределенное время из рядов армии и переведено на постоянный оклад, составивший для капитанов 73 Франка в месяц, для лейтенантов - 44, для младших лейтенантов - 41 франк. Материальное положение этих офицеров было очень плачевным. Не удивительно, что они питали жгучую ненависть к правительству реставрации.

Офицерской корпус заполняется выходцами из аристократических фамилий (в большинстве своем никогда в армии не служившими), дворянами-эмигрантами, многое из которых сражались против Франции и годы революции и империи. Несмотря на это им засчитывалось теперь 10 лет службы. С июля 1814 года и до февраля 1815 года в армию зачислено было 2211 новых офицеров, и оставалось еще не рассмотренными 7500 прошений о зачислении. Финансовая нужда не помешала созданию личной гвардии короля численностью в 6 тысяч человек, содержание которой обходилось государству в 20390 тысяч франков в год.

Оставшиеся на своих постах боевые офицеры и генералы бывшей империи третировались при дворе и в салонах старой аристократии.

Материальное положение солдатской массы резко ухудшилось со времени реставрации. "Солдаты не получают жалованья", - докладывал 9 июня совету министров генерал Дессоль. "Многие королевские стрелки босы и раздеты", - сообщал 14 марта 1815 года, военному министру супрефект Сен-Кантепа. "Французские стрелки жалуются на неуплату жалованья и на то, что им приходится спать на соломе", - читаем в донесении от 15 янтаря1 . Такого рода фактами пестрит официальная переписка этого периода.

Солдаты не могли простить новому правительству и той цепи моральных унижений, которым армия подверглась со времени реставрации. Увольнение заслуженных офицеров и замена их дворянскими недорослями озлобляли солдат против новой монархии, оскорбляли их боевые традиции, их боевую славу. Угрозы дворянства по адресу крестьян задевали и солдат, бывших в большинстве своем выходцами из деревни и не порывавших с нею связи. Не удивительно, что Бурбоны были крайне непопулярны в армии и что память о Наполеоне продолжала жить в ней.

В армии зрели заговоры против Бурбонов. Разговоры о предстоящем возвращении Наполеона, который придет, чтобы расправиться с попами и знатью, не прекращались.

И он действительно вернулся.

20 марта 1815 года бежавший с острова Эльбы Наполеон, опираясь на поддержку армии, крестьянства и городской демократии, снова овладел государственной властью во Франции. Бурбоны были свергнуты и должны были снова бежать заграницу. Однако 8 июля того же года, после вторичной оккупации Парижа, неприятельскими войсками, Бурбоны были восстановлены. Седьмая европейская коалиция, победившая армию Наполеона при Ватерлоо (18 нюня), заставила его снова отречься от престола.

Но династия Бурбонов, дважды навязанная Франции штыками интервентов и пытавшаяся восстановить в ней феодально-абсолютистский порядок, разрушенный буржуазной революцией конца XVIII века, не могла укрепиться надолго. Июльской революцией 1830 года, она была свергнута навсегда.

1 Houssaye. 1815. T. I, p. 43.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/СОЮЗНИЧЕСКИЕ-ВОЙСКА-В-ПАРИЖЕ-В-1814-ГОДУ-И-РЕСТАВРАЦИЯ-БУРБОНОВ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Анна СергейчикContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Sergeichik

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. МОЛОК, СОЮЗНИЧЕСКИЕ ВОЙСКА В ПАРИЖЕ В 1814 ГОДУ И РЕСТАВРАЦИЯ БУРБОНОВ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 26.08.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/СОЮЗНИЧЕСКИЕ-ВОЙСКА-В-ПАРИЖЕ-В-1814-ГОДУ-И-РЕСТАВРАЦИЯ-БУРБОНОВ (date of access: 17.09.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. МОЛОК:

А. МОЛОК → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Анна Сергейчик
Vladikavkaz, Russia
1165 views rating
26.08.2015 (1483 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
МОСКОВСКИЕ ОХОТНИКИ ПРЕДПОЧИТАЮТ ЯСТРЕБОВ И СЕТТЕРОВ
Catalog: Лайфстайл 
5 days ago · From Россия Онлайн
НЕНУЖНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ
Catalog: Лайфстайл 
5 days ago · From Россия Онлайн
Российское онлайн-казино предлагает нам игры производства NetEntertaiment, Microgaiming и других менее известных разработчиков.
Catalog: Лайфстайл 
5 days ago · From Россия Онлайн
Рассматривается гравитационное поле, как энергетическая структура взаимодействия гравитирующих объектов. Предлагается расчёт гравитационных взаимодействий с точки зрения гравитационного потенциала взаимодействия частиц. Даны определения потенциала гравитационного пля. Вводится понятие ГРАДИЕНТА гравитационного потенциала взаимодействующих частиц. Вычислена энергия Вселенной, которая является постоянной величиной.
Catalog: Физика 
6 days ago · From Владимир Груздов
В событиях электорального Майдана 2019 года, приведшего к власти команду Зеленского, прямо явила себя Мать живущих Луна, устремив Украину, корабль наш, стезею Добра.
Catalog: Философия 
7 days ago · From Олег Ермаков
Симультанный синестетический образ "Музыка красоты", созданный Ириной Мирошник для синестетической музыкотерапии, объединяет комплементарные (взаимодополняющие) и скоординированные художественные образы: изобразительный — картина «Рождение Венеры» Сандро Боттичелли и музыкальный — «Музыка Первичного Океана» Ирины Мирошник. Создание симультанных (от франц. simultane — одновременный) художественных образов в синестетических композициях — это новая тенденция персоналистической культуры будущего — синестетический симультанизм. Синестетический симультанизм основывается на законах и принципах Координационной парадигмы развития (КПР), как общенаучной теории координации, альтернативной диалектике и метафизике.
Причина утраты людьми смысла древних имен. The reason of loss of the meaning of ancient names by people.
Catalog: Философия 
15 days ago · From Олег Ермаков
За последние месяцы международным общественным мнением очередной раз была выражена крайняя обеспокоенность напряженностью в споре о суверенитете в Южно-Китайском море, внезапно обострившемся после ряда внезапных и необоснованных действий Китая в районе ЮКМ
20 days ago · From Марина Тригубенко
3 июля 2019 года крупнейшее исследовательское судно Китая «Морская геология 8» в сопровождении двух тяжелых кораблей береговой охраны и целой флотилии вспомогательных судов незаконно вошла в район отмели Ты Тинь в блоке 06-01 в юго-западной части архипелага Спратли, расположенный в исключительной экономической зоне (ИЭЗ) и континентальном шельфе в Южно-Китайском море. Ряд китайских морских судов спровоцировали действия против вьетнамской береговой охраны вокруг буровой установки проекта Нам Кон Шон - проект совместного предприятия Вьетнама с Россией. Китайские морские геологи сразу начали проводить сейсмические исследования дна. Одновременно они потребовали вывода оттуда японской буровой платформы Хакури 5, которая по контракту с «Роснефтью» и «Петровьетнам» уже более месяца ведёт разведочное бурение в этом же месте.
26 days ago · From Марина Тригубенко

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
СОЮЗНИЧЕСКИЕ ВОЙСКА В ПАРИЖЕ В 1814 ГОДУ И РЕСТАВРАЦИЯ БУРБОНОВ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones