Libmonster ID: RU-10114

Ю. ГОЛАНД, кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник ИЭ РАН

Учитывая исторические особенности нашей страны, полезно сравнить реформы в постсоветской России с теми, которые проводились в период новой экономической политики (нэпа) в 1920-е годы. Тогда тоже стояла задача перейти от централизованной бюрократической системы "военного коммунизма" к рыночной экономике. Период нэпа может служить моделью для анализа проблем переходной экономики и в более поздние времена. Такой подход аналогичен концепции известного французского ученого, лауреата Нобелевской премии в области экономики М. Алле, придававшего большое значение изучению экономической истории. Он отмечал, что люди "сегодня или 50 лет назад ведут себя сходным образом. На этом основывается изучение обусловленности нашего поведения прошлым"1.

Обычно под реформами понимается трансформация общественных институтов. Но для России не менее важна проводимая при этом экономическая политика, на которую в существенной мере влияют политические и идеологические факторы. Среди реформ периода нэпа были как успешные, так и неудачные. На первом этапе (1921 - 1925 гг.) преобладали положительные тенденции, на втором (1926 - 1928 гг.) власти отказались от первоначального замысла, что привело к свертыванию нэпа. Аналогично и в реформах постсоветской России можно выделить различные этапы.

Идейная основа реформ

Переход к нэпу был объявлен весной 1921 г. после Гражданской войны, когда возникло массовое недовольство тяжелым материальным положением в разрушенной стране и политикой "военного коммунизма". Инициатор нэпа председатель Совнаркома В. И. Ленин призвал восстанавливать экономику, опираясь на личную заинтересованность, что подразумевало возврат к рыночным отношениям. Во главу угла было


1 Алле М. Экономика как наука. М.: Изд-во РГГУ, 1995. С. 111. 82 "Вопросы экономики", N 4, 2010

стр. 82

поставлено развитие производительных сил; идеологические факторы, неприятие частного сектора отошли на задний план. Предполагалось длительное сосуществование государственного и частного секторов экономики на основе сотрудничества и конкуренции между ними.

В процессе реформ использовались институты развитого капитализма - банки, биржи, акции, которые существовали в дореволюционной России. При этом в собственности государства остались так называемые "командные высоты": крупные промышленные предприятия, железнодорожный транспорт, Госбанк. Одновременно с переходом к нэпу был организован Госплан.

В процессе развития нэпа были выдвинуты и реализованы оригинальные идеи, ранее не применявшиеся в капиталистической практике, в частности идея параллельной валюты и концепция работы государственных предприятий на рыночных началах. В основу политики было положено сочетание государственного регулирования и рыночных методов.

В то время в партийной идеологии доминировало представление о несовместимости рынка и социализма. Некоторые партийные функционеры рассматривали нэп как временную уступку, от которой можно будет отказаться, когда власть укрепится. Было решено воздержаться от широкомасштабного привлечения иностранного капитала, прежде всего по политическим причинам.

В результате успешного завершения денежной реформы весной 1924 г. в стране появилась стабильная валюта. Вместе с тем все больше обострялась проблема накопления, обновления основного капитала. Ее можно было решить только путем импорта оборудования, что при отсутствии крупных иностранных инвестиций требовало увеличить экспорт, основную часть которого составляли продукты сельского хозяйства. Однако создать благоприятные условия для развития сельскохозяйственного экспорта не удалось.

Был взят курс на вытеснение административными методами частного капитала из торговли и промышленности, на ограничение роста крепких крестьянских хозяйств, одновременно усилилось бюрократическое регулирование рынка и деятельности государственных предприятий. Эта политика осуществлялась по инициативе Сталина, выражавшего позицию той части руководства страны, которая считала нэп временной уступкой.

В результате в конце 1927 г. возник острый кризис хлебозаготовок. Чтобы его преодолеть, сталинское руководство решило еще дальше отойти от принципов нэпа и перешло к политике чрезвычайных мер, в частности принуждая крестьян продавать хлеб. В качестве оправдания была выдвинута идея, что нэп себя изжил и на его базе нельзя осуществить индустриализацию, а стихию рынка надо заменить плановым началом.

* * *

Рыночные реформы 1990-х годов были вызваны постепенным замедлением темпов экономического роста и снижением эффективности советской экономики и соответственно жизненного уровня населения.

стр. 83

Кроме того, осенью 1991 г. было официально объявлено о предстоящей либерализации цен, что вызвало предсказуемую реакцию населения и предприятий: граждане бросились скупать товары в магазинах, а производители и торговые организации стали придерживать товары на складах до того времени, когда они получат право повысить цены.

Тогда стала очевидной необходимость перехода к рыночным отношениям в надежде, что будут сняты барьеры на пути внедрения достижений НТП, возрастет конкурентоспособность отечественной экономики на мировом рынке и удастся преодолеть отставание от развитых стран по уровню жизни населения. За образец была взята польская реформа "шоковой терапии", дополненная идеей быстрой приватизации крупных предприятий. Кроме того, было привлечено много иностранных советников, в частности из МВФ, которые предлагали действовать в соответствии с требованиями Вашингтонского консенсуса. Авторы реформ провозгласили принцип минимального участия государства в экономике и поставили задачу максимально быстро перейти на традиционный капиталистический путь развития. Они исходили из существования общих закономерностей рыночной экономики, но не учитывали, что сценарии перехода к ней должны различаться в зависимости от специфики страны, не принимали во внимание особенности структуры российской экономики, менталитет населения.

Одной из важных причин такого подхода было недостаточное развитие отечественной экономической науки, которая не смогла своевременно разработать программу реформ, адекватную условиям страны. Это стало в значительной мере следствием многолетнего запрета на использование рыночных отношений в советской экономике и масштабных репрессий против ведущих экономистов в конце 1920-х годов.

Поскольку между ведущими экономистами сохранялись разногласия по поводу возможного направления реформ, требовалось время, чтобы разработать согласованную программу и предъявить ее руководству страны. Однако президент РФ Б. Н. Ельцин сделал ставку на людей, готовых незамедлительно начать радикальные реформы, которые осознавали предстоящие трудности, но не могли предвидеть все последствия реформ.

Новый этап реформ наступил после кризиса 1998 г., который побудил начать коррекцию экономического курса. Была взята линия на повышение роли государства, увеличение рентных платежей в сырьевых отраслях, укрепление налоговой дисциплины, создание госкорпораций и крупных холдингов с государственным контролем в важнейших отраслях промышленности. В некоторых отношениях этот курс напоминает нэповскую политику сохранения за государством командных высот в экономике.

Достижение финансовой стабилизации

Главной задачей макроэкономической политики в период нэпа была борьба с инфляцией. Большинство специалистов полагали, что устойчивая валюта может появиться только в результате общего вос-

стр. 84

становления экономики, поэтому особые меры в области денежного обращения преждевременны. Некоторые специалисты, в частности члены правления Госбанка Н. Кутлер и З. Каценеленбаум, доказывали, что при падающем курсе валюты восстановить народное хозяйство не удастся, необходимо незамедлительно создать устойчивую валюту. Для борьбы с инфляцией было очень важно сократить бюджетные расходы, поскольку для покрытия бюджетного дефицита приходилось прибегать к чрезмерной эмиссии. В то же время представители промышленности требовали не снижать ее бюджетное финансирование, утверждая, что в этом случае инфляция может возрасти из-за сокращения товарного предложения. Иной была позиция Наркомфина и его руководителя Г. Сокольникова, который считал эмиссию опиумом для народного хозяйства. Он предложил уменьшить государственное финансирование промышленности и торговли и резко сократить эмиссию. Этот проект был подвергнут серьезной критике на заседании президиума Госплана.

Так, В. Громан упрекнул Наркомфин в том, что тот считает главным восстановление финансов, а не развитие производительных сил страны. Он подчеркивал: "Если бы решиться подчинить все народно-хозяйственные задачи восстановлению твердой денежной единицы и бездефицитности бюджета, то можно привести к остановке производственного процесса, а следовательно, и к смерти народного хозяйства"2.

Выступая на съезде финансовых работников в октябре 1922 г., Сокольников назвал бессмысленным противопоставление задач развития производства и финансовой стабилизации. Он подчеркивал, что процесс воспроизводства разворачивается на рынке при помощи денег. Стабилизация денежной единицы необходима для нормального воспроизводства и соответствует интересам самой промышленности.

Но даже среди высококвалифицированных специалистов Наркомфина не было полного единства в вопросе возможного размера эмиссии и желательного уровня инфляции. Например, С. Кистенев обращал внимание на появление в экономической литературе течения, отдающего предпочтение медленно обесценивающейся валюте (на несколько процентов в год) перед абсолютно устойчивой3.

Опыт показывал, что эмиссия действительно в ряде случаев помогала предотвратить спад производства. Так, в ноябре 1922 г. Ленин дал указание увеличить финансирование тяжелой промышленности, чтобы не допустить ее полного развала. В результате Наркомфин отказался от своего проекта прекращения эмиссии. Сокольников отметил, что нельзя считать сокращение эмиссии, достижение бездефицитного бюджета панацеей от всех хозяйственных бед. Ключ к экономическому возрождению, по его мнению, в рационализации производства, а обязанность Наркомфина - создать нужные условия, в том числе обеспечить стабилизацию рубля.

Для разрешения противоречия между необходимостью сократить казначейскую эмиссию и потребностью расширить кредитование был предложен оригинальный путь: ввести параллельную валюту. Осенью


2 Народное хозяйство. 1922. N 7. С. 58.

3 Вестник финансов. 1922. N 28. С. 18.

стр. 85

1922 г. Госбанку было предоставлено право эмиссии червонцев, по закону на четверть обеспеченных драгоценными металлами и устойчивой инвалютой.

Прежняя падающая денежная единица - совзнак - продолжала использоваться для бюджетных целей, в то время как банкноты выпускались для различных коммерческих операций Госбанка; в частности, он предоставлял в червонцах кредиты на коммерческих началах. Это означало, что их получали достаточно эффективные предприятия, ориентированные на рыночный спрос, в первую очередь торговли и легкой промышленности. Тяжелую промышленность продолжали финансировать из бюджета.

Введение червонца обеспечило твердую основу для расчетов и позволило предотвратить насыщение российской экономики иностранными валютами. В других странах с обесценивавшимися бумажными деньгами, например в Германии, доллары и фунты стерлингов фактически выполняли роль параллельной валюты.

Со временем поддерживать должное соотношение между двумя видами денег оказалось все труднее. На 1 декабря 1923 г. на совзнаки приходилось несколько более % денежной массы. Из-за быстрого обесценения по отношению к червонцу (ежедневно на 3 - 5%) они начали отравлять все денежное обращение. Всякий, к кому попадали совзнаки, старался скорее от них избавиться, покупая товары или обменивая на червонцы. Переход к единой валюте стал настоятельной необходимостью.

Практика показала, что система параллельной валюты, несмотря на достигнутые в краткосрочном периоде положительные результаты, в дальнейшем становится неэффективной. В феврале 1924 г. была прекращена эмиссия совзнаков, начался выпуск государственных казначейских рублей, представлявших десятые доли червонца. В марте был зафиксирован обменный курс совзнаков к червонцам и казначейским рублям, к концу мая обмен был завершен. Определенную роль играло регулирование отпускных цен трестов, которое осуществляла Комиссия цен при Комитете по внутренней торговле. На завершающем этапе денежной реформы она снизила предельные оптовые цены на ряд товаров, чтобы не допустить роста цен в червонном выражении. Страна получила единую твердую валюту.

Существенно, что бюджетный дефицит сохранялся и по завершении реформы, примерно 10% расходов было покрыто за счет казначейской эмиссии. Однако подтвердилось, что такой дефицит не будет препятствовать стабилизации валюты при условии роста экономики.

С апреля 1924 г. вплоть до конца года денежная масса быстро росла и увеличилась почти на 90%4. В то же время цены оставались стабильными благодаря ускоренному росту экономики на базе твердой валюты. Стоимость продукции госпромышленности за этот период выросла почти на 60%. Сказался также эффект финансовой стабилизации, когда твердая валюта шире используется для сбережений.

Однако достигнутые результаты породили своеобразное "головокружение от успехов". Летом 1925 г. были приняты нереальные планы хозяйственного развития, которые финансировались за счет чрезмерной


4 Наше денежное обращение. М., 1926. С. 38.

стр. 86

кредитной эмиссии и нарушили рыночное равновесие. Как следствие, возобновился рост цен. В этих условиях сформировались две противоположные концепции. Наркомат торговли усилил бюрократическое регулирование рынка, широко используя, в частности, планы завоза товаров в различные районы. Одновременно некоторые экономисты выступили за отказ от всякого регулирования цен.

Обращая внимание на рост торговых накидок, В. Новожилов в статье "Недостаток товаров", впервые опубликованной в журнале "Вестник финансов" (1926, N 2), предложил прекратить сдерживать повышение отпускных цен трестов и синдикатов, а также розничных цен в кооперации. Он утверждал, что "общий недостаток товаров возможен лишь там, где общество или государство оказывают значительное воздействие на цены"5. По его мнению, если не отказаться от регулирования цен, то расширение производства будет сопровождаться усилением товарного голода. Ранее он же предлагал не поддерживать обменный курс червонца и девальвировать его.

С аргументированной критикой подобных предложений выступил один из ведущих экономистов эпохи нэпа начальник валютного управления Наркомфина Л. Юровский. Он соглашался, что цена должна уравновешивать спрос и предложение, и критиковал бюрократические методы регулирования рынка. Однако это равновесие могло быть восстановлено на разных уровнях. Предложенный Новожиловым и его единомышленниками метод повышения цен означал углубление разрыва между покупательной силой червонца и его обменным курсом, что делало неизбежным девальвацию червонца. Причем не было оснований надеяться на переход к новому устойчивому уровню цен и курса, пусть более высокому: "Скорее пересмотр цен и курса в указанном направлении был бы началом продолжительного скольжения курса и прогрессирующей инфляции"6. В результате была бы потеряна устойчивость червонца, необходимая для привлечения средств населения в сберкассы и систему госкредита.

Чтобы предотвратить такое негативное развитие событий, Юровский выдвигал идею достижения рыночного равновесия при уровне цен, который соответствовал бы паритетному курсу червонца. Это означало снижение розничных цен за счет уменьшения торговых накидок на отпускные цены госпредприятий с последующим снижением общего уровня оптовых цен. Но такой результат надо было достигнуть не административными предписаниями, а "целой системой хозяйственных мероприятий, воздействующих на состояние спроса и предложения и на кредитно-денежную политику"7. Речь шла о пересмотре экономической политики, в частности о сокращении чрезмерных капиталовложений в тяжелую промышленность. Без такого пересмотра либерализация отпускных цен и девальвация червонца только усилили бы инфляцию и привели к глубокому кризису. Юровский предлагал использовать средства планового воздействия, чтобы восстановить нарушенное равновесие, привести планы в соответствие с реальными ресурсами


5 Нэп и хозрасчет. М., 1991. С. 320.

6 Юровский Л. Н. К проблеме плана и равновесия в советской хозяйственной системе // Юровский Л. Н. Денежная политика Советской власти (1917 - 1927). Избранные статьи. М., 2008. С. 544.

7 Юровский Л. Н. Указ. соч. С. 545.

стр. 87

страны и таким образом "превратить кризис в лизис"8 (медицинский термин, означающий медленное понижение температуры с постепенным ослаблением болезни в противоположность кризису).

Частично эти предложения были приняты руководством страны, и на протяжении 1926 г. шел процесс восстановления рыночного равновесия и снижения цен. Однако позднее начался отход от принципов нэпа, в конце 1927 г. возник острый социально-экономический кризис, который привел к свертыванию новой экономической политики.

* * *

В постсоветской России финансовая стабилизация считалась важнейшей задачей с первых дней реформ, которые начались с либерализации цен в январе 1992 г. Фактически реформаторы следовали концепции Новожилова, а последствия этого курса были такие, как предсказывал Юровский. Они надеялись с помощью жесткой денежно-кредитной политики не допустить роста цен более чем в два-три раза, но уже в январе 1992 г. потребительские цены выросли в 3,5 раза. Этот скачок цен можно было уменьшить при их постепенном освобождении по производственной цепочке, начиная с розничных, чтобы каждый поставщик мог правильно определить свою надбавку к цене. Тогда предприятия и торговые организации могли бы сократить страховые надбавки к ценам, которые они делали в обстановке их непредсказуемых изменений.

Благодаря жесткой денежной политике темпы роста потребительских цен снизились с 38% в феврале до 12% в мае. Однако за это пришлось заплатить значительным сокращением денежных оборотных средств у предприятий. В результате массовое распространение получили бартер, денежные суррогаты, неплатежи, возникли длительные задержки с выплатой зарплаты. Именно этой опасности старались избежать в ходе денежной реформы 1920-х годов.

Названные негативные явления вызвали острую реакцию в обществе. В роли оппонента правительства выступил Верховный совет, контролировавший Центральный банк РФ. В середине 1992 г. сменилось руководство ЦБ, денежная политика была смягчена. ЦБ мотивировал необходимость централизованных кредитов тем, что экономика России попала в ловушку стагфляции, и "если в этих условиях сконцентрировать усилия лишь на борьбе с инфляцией, следствием будет необратимое разрушение производственного потенциала страны"9. Для такого вывода были основания, поскольку ВВП сократился в 1992 г. на 19% и в 1993 г. - на 12%10.

С октября 1992 г. рост цен резко ускорился и среднемесячный показатель инфляции на протяжении 1993 г. превышал 23%. Смягчение денежно-кредитной политики, вызванное желанием поддержать производство, было чрезмерным. Качели денежно-кредитной политики раскачивались от чрезмерной жесткости к чрезмерной мягкости. Такой размах колебаний объяснялся тем, что обе стороны не ставили задачу найти оптимум. Если в период нэпа сторонники


8 ГАРФ. Ф. 5446, оп. 55, д. 954, л. 105.

9 Отчет Центрального банка Российской Федерации за 1993 г. М., 1994. С. 3.

10 Социально-экономическое положение России, 1993 - 1994 гг. М., 1995. С. 27.

стр. 88

производственной и финансовой точек зрения вели спор, руководствуясь прежде всего экономическими аргументами, то в начале 1990-х годов правительство и Верховный совет вели политическую борьбу.

После разгона Верховного совета осенью 1993 г. денежно-кредитная и бюджетная политика значительно ужесточилась. Ежемесячный рост цен снизился с 16% в ноябре 1993 г. до 4% в августе 1994 г. Но эти положительные результаты были достигнуты ценой дальнейшего падения производства. Представляя в Госдуму в апреле 1994 г. проект годового бюджета, Минфин писал в пояснительной записке: "Сокращение производства является неизбежной платой за повышение эффективности отечественной промышленности, оздоровление финансов, за переход от экстремально высокой инфляции к умеренной, а затем к низкой". Напротив, в период нэпа рост производства рассматривался как одно из условий снижения инфляции.

В апреле 1995 г. был принят закон о Центральном банке РФ, который запрещал предоставлять кредиты правительству для финансирования бюджетного дефицита и покупку государственных ценных бумаг при их первичном размещении. Прекращение кредитования бюджетного дефицита со стороны ЦБ, который финансировал около трети всех расходов бюджета11, обострило проблему его наполнения. Одна из причин состояла в том, что многие крупные предприятия использовали различные способы ухода от налогов и таможенных пошлин. Другая заключалась в развитии безденежной экономики, в результате сокращалась налогооблагаемая база. В этих условиях денежные власти решили стимулировать покупку государственных краткосрочных облигаций (ГКО) не только отечественными, но и иностранными инвесторами.

В 1997 г. экономическое положение улучшилось, инфляция за год снизилась до 11%, прекратился спад производства. Когда в конце октября произошел обвал на фондовом рынке под влиянием азиатского кризиса, министр финансов А. Чубайс заявил, что Россия является "тихой гаванью", и капиталы, ушедшие с азиатских рынков, придут в Россию, где якобы наблюдается экономический подъем. Вопреки этим заявлениям начался выход нерезидентов с рынка ГКО, затем стали продавать облигации российские коммерческие банки. Весной 1998 г. доверие инвесторов к власти было окончательно подорвано, рынок ГКО потерял свое значение как источник покрытия бюджетного дефицита. Наоборот, бюджетные средства приходилось использовать для погашения предыдущих выпусков облигаций. Положение усугублялось снижением поступлений от внешней торговли из-за падения мировых цен на основные товары российского экспорта.

Основную надежду правительство России возлагало на получение внешних займов, полагая, что МВФ и США обязательно предоставят необходимую помощь. Однако полученных средств оказалось недостаточно, росло предчувствие неизбежной девальвации рубля, резко увеличился спрос на валюту.

К проблемам обслуживания облигационного долга добавились нарастающие негативные явления в банковской системе. Ряд крупных банков получили большие кредиты в иностранных банках под залог ГКО. По мере падения доверия к нашей стране на мировых финансовых рынках их курс стал падать, возникла необходимость уплатить


11 Голанд Ю. М. Достижения и провалы в процессе рыночных реформ в России // Макроэкономическая и финансовая политика в кризисных ситуациях: мировой опыт и российская действительность. Материалы ситуационного анализа. М.: ИМЭПИ РАН, 1999. С. 132.

стр. 89

значительные страховые платежи (margin calls), вкладчики начали забирать свои вклады.

Правительство РФ и ЦБ 17 августа приняли решение заморозить выплаты по погашению ГКО (их следовало переоформить в новые ценные бумаги) и ввести 90-дневный мораторий на выплаты по возврату нерезидентам финансовых кредитов и страховых платежей. Вскоре была проведена быстрая девальвация рубля: курс доллара возрос втрое за три недели. Это привело к росту цен на импортные товары и к их временному исчезновению из магазинов. В результате в сентябре цены возросли на 38,4%, в целом за 1998 г. - на 84,4%12. В сентябре сменилось руководство правительства и ЦБ, их новые руководители Е. Примаков и В. Геращенко существенно изменили проводимую политику. Был взят курс на усиление государственного вмешательства в экономику. ЦБ расширил кредитование крупных коммерческих банков, предоставил кредит на покрытие бюджетного дефицита.

Для борьбы с инфляцией сокращались реальные бюджетные расходы. Если в 1997 г. расходы консолидированного бюджета составляли 33,9% ВВП, то в 1998 г. - 30,7%, в 1999 г. - 26,4%13. Несмотря на значительный рост потребительских цен, индексация зарплат бюджетников не проводилась, не увеличились в должной мере и заработки работников коммерческих предприятий. В результате реальные располагаемые денежные доходы в IV квартале 1998 г. уменьшились по сравнению с соответствующим периодом 1997 г. почти на 30%, а в 1999 г. - еще на 16% по сравнению с 1998 г. Это позволило в 1999 г. снизить темпы инфляции до 36,5%.

Экономическое положение России стало кардинально улучшаться только с ростом мировых цен на основные товары отечественного экспорта в 2000 г. Уровень инфляции снижался ежегодно и составил в 2006 г. 9%. Благодаря росту мировых цен на энергоресурсы и металлы консолидированный бюджет исполнялся со значительным профицитом, который вырос с 0,9% ВВП в 2002 г. до 8,4% ВВП в 2006 г.14 Денежные власти, ставя во главу угла борьбу с инфляцией монетарными методами, пошли на стерилизацию значительной части профицита. С этой целью был образован Стабилизационный фонд. Однако названная мера не позволила обеспечить дальнейшее снижение инфляции; наоборот, с 2007 г. ее показатель вновь стал двузначным.

Думается, такая неудача связана с упрощенным подходом к решению проблемы инфляции. Денежные власти считают ее главной причиной рост денежного предложения, связанный с приобретением ЦБ РФ валюты, поступающей от экспорта и внешних займов. Денежная масса действительно росла высокими темпами - до 50% в год. Но уровень монетизации нашей экономики (отношение М2 к ВВП на 1 января 2009 г. - 32,7%15) значительно ниже, чем в других развитых странах.

В связи с начавшимся осенью 2008 г. кризисом ситуация резко изменилась, денежная масса за год выросла только на 1,7%16 (в 2009 г. - на 16,3%17). В современных условиях для преодоления экономического спада необходимо увеличивать денежное предложение. Инфляционное


12 Россия в цифрах, 2002 / Росстат. М., 2002. С. 30.

13 Там же. С. 29.

14 Россия в цифрах, 2008 / Росстат. М., 2008. С. 32.

15 Квартальный обзор инфляции. III квартал 2009 г. / Банк России. М., 2009. С. 41.

16 Квартальный обзор инфляции. IV квартал 2008 г. / Банк России. М., 2009. С. 28.

17 www.cbr.ru/statistics.

стр. 90

влияние такой политики можно нейтрализовать, если выпущенные в обращение средства будут эффективно использованы частным бизнесом и государственными компаниями.

Регулирование внешнеэкономической деятельности и валютного рынка

Успеху денежной реформы в период нэпа во многом способствовали регулирование внешней торговли и валютное регулирование. Главную роль сыграл принцип монополии внешней торговли. Основной объем внешнеторговых операций осуществляли органы Наркомата внешней торговли - торгпредства. Принцип монополии внешней торговли означал также лицензирование большей части импорта и ограничение экспорта жизненно важной для внутреннего рынка продукции.

На протяжении 1922 г. неоднократно предпринимались попытки ослабить монополию внешней торговли, как противоречащую принципам нэпа. За сохранение монополии активно выступал нарком внешней торговли Л. Красин, которого поддерживал Ленин. Указывая на громадную разницу между внутренними ценами на сельскохозяйственную продукцию и мировыми, Красин отмечал, что при отмене монополии она пойдет в карманы скупщиков и посредников. Он утверждал, что свобода торговли приведет к невиданному взяточничеству и коррупции на границах, дополнительный стимул получит контрабанда.

Известный специалист по истории финансов и денежного обращения профессор И. Озеров (до революции член Государственного совета) считал, что монополия внешней торговли была необходима для успешного проведения денежной реформы. В записке, написанной весной 1924 г., он сравнивал реформу Витте с реформой 1920-х годов. В обоих случаях важной предпосылкой успеха был активный платежный баланс. Обеспечить его в обедневшей стране без притока иностранного капитала можно, по мнению Озерова, только при монополии внешней торговли. В противном случае таможенные барьеры были бы без труда преодолены. В результате, с одной стороны, из России по дешевке вывезли бы ценное сырье, а с другой - в страну стали бы завозить товары, потребность в которых не была первоочередной с точки зрения интересов экономики в целом: "При наших условиях, когда налицо у нас столько задержанных в удовлетворении потребностей, чтобы разобраться в них, поставить их в какой-либо нисходящий ряд, нужна железная рука монопольной диктатуры: только при ее помощи можно отбросить или отодвинуть одни потребности и удовлетворить другие"18.

С монополией внешней торговли было тесно связано валютное регулирование. Развитие рыночных отношений требовало твердой основы для расчетов. Чтобы ускорить внедрение червонца в оборот, были приняты законодательные акты, призванные, с одной стороны, устранить конкуренцию со стороны инвалюты и золотой монеты, а с другой - обеспечить стабильный курс червонца, ограничив спрос на инвалюту.

Платежи в инвалюте допускались только по сделкам с учреждениями и предприятиями, находящимися за границей. Государственные и кооперативные организации могли покупать и продавать валюту на фондовых биржах, лишь получив генеральную лицензию или разрешение на каждую валютную операцию.


18 РГАЭ. Ф. 7733, оп. 1, д. 6913, л. 157.

стр. 91

Наряду с законодательными мерами стабильный обменный курс червонца обеспечивался с помощью валютных интервенций на свободном рынке, которые проводили Госбанк и Наркомфин. В результате курс червонца к инвалюте был очень устойчивым, несмотря на рост товарных цен, причем это относилось как к официальному, так и к свободному курсу, которые отличались не более чем на 3%.

Авторы реформы стремились к тому, чтобы червонец завоевал доверие и за границей, стал мировой валютой. С весны 1924 г. его уже котировали по золотому паритету на ряде зарубежных фондовых бирж, сначала в Прибалтике, затем - в Турции, Персии, Китае, Италии. Однако ухудшение валютного положения страны вследствие ряда ошибок в экономической политике в 1926 г. поставило крест на этих планах; наоборот, внешнеторговый и валютный режимы ужесточались.

Права по распоряжению валютой были существенно ограничены. Прекратились валютные интервенции Госбанка на внутреннем рынке, призванные поддерживать обменный курс. Отказ от котировки червонца на зарубежных биржах мотивировали не только необходимостью экономить инвалюту, но и принципиальными соображениями - наличием монополии внешней торговли. Была сделана ставка на замкнутую денежную систему, в июле 1926 г. запретили вывоз советских денег за рубеж, что подтверждало отказ от намерений сделать червонец мировой валютой.

Паритетный курс червонца сохранялся в официальных внешнеэкономических операциях. Прекращение валютных интервенций привело к значительному разрыву между официальным и свободным курсами. Неустойчивость свободного курса золота и инвалюты, тенденция к его росту после прекращения интервенций дополнительно затрудняли привлечение государством сбережений частных лиц для финансирования индустриализации. В области валютной политики по принципам нэпа был нанесен сильный удар.

* * *

Если в 1920-е годы росла угроза чрезмерного административного воздействия, то в постсоветской России, наоборот, зачастую не было необходимого регулирования. С самого начала реформ ставилась задача незамедлительно ввести внутреннюю конвертируемость рубля и либерализовать внешнеэкономическую деятельность. На фоне сокращения валютных резервов и низкой конкурентоспособности большинства отраслей обрабатывающей промышленности это привело к падению курса рубля и росту инфляции.

Не было и действенного таможенного контроля, в частности, из-за распада СССР и отсутствия границ между новыми соседями. И в дальнейшем внешнеторговые пошлины в полной мере не собирали. Только в 1994 г. начала действовать система таможенно-банковского контроля, основанная на использовании паспорта сделок. В то же время в страну в огромных масштабах поступали дешевые импортные товары, которые конкурировали с отечественными. Валютная политика благоприятствовала экспорту сырья.

стр. 92

Если в 1920-е годы обменный курс червонца к доллару держался на уровне довоенного монетного паритета и фактически был несколько завышен, то в первой половине 1990-х годов рубль постоянно обесценивался по отношению к доллару. В результате уровень долларизации достиг невиданных масштабов: наличных долларов при пересчете в рубли по рыночному курсу в стране было в несколько раз больше, чем рублей. Специалисты неоднократно предлагали эффективное средство борьбы с долларизацией - ввести параллельную валюту по примеру денежной реформы периода нэпа. Однако правительство отклонило эти предложения.

Избежать значительного падения курса рубля можно было, ужесточив валютный и экспортный контроль и реализовав действенные меры по предотвращению утечки капиталов. Тогда удалось бы снизить инфляцию и стабилизировать курс рубля с помощью более масштабных валютных интервенций и увеличения импорта товаров.

Падение курса рубля замедлилось в результате значительного роста экспорта в 1995 г. В июле того же года для дополнительного снижения инфляционных ожиданий был введен валютный коридор, призванный ограничить колебания доллара в течение года интервалом примерно 14%. На протяжении почти трех лет с осени 1995 г. курс доллара рос медленно, отставая от темпа инфляции.

Стабильное валютное положение сохранялось до осени 1997 г., когда разразился азиатский кризис. Он изменил положение на валютном рынке, куда стали перетекать средства с рынка ГКО. Тогда следовало объявить об отмене валютного коридора и перейти к плавающему курсу, что позволило бы в случае необходимости ускорить девальвацию и с меньшими потерями перенести уход нерезидентов. Кроме того, такая мера дала бы правильный ориентир коммерческим банкам при заключении форвардных контрактов. Отменив коридор, ЦБ вынудил бы их быть более осторожными и глубже анализировать разные варианты развития событий. С начала 1998 г. увеличивался спрос на валюту, валютные резервы на протяжении лета быстро расходовались.

Новое руководство ЦБ ужесточило валютное регулирование, что на фоне начавшегося с марта 1999 г. роста мировых цен на нефть привело к увеличению предложения валюты на рынке. В результате курс доллара стабилизировался, колеблясь в узком диапазоне. С 2000 г. начался стремительный рост золотовалютных резервов. Постепенно была отменена обязательная продажа валюты, сняты валютные ограничения по текущим и капитальным операциям, началась дедолларизация экономики. Возникла противоположная проблема - большого притока валюты. Чтобы не допустить ее сильное обесценение, ЦБ был вынужден дополнительно эмитировать рубли для покупки валюты. Размер золотовалютных резервов превысил необходимую для страхования рисков величину, требовалось найти оптимальные способы их использования. На практике основную часть резервов вкладывали в низкодоходные ценные бумаги зарубежных стран, хотя имелись и другие, более эффективные возможности.

Так, используя опыт нэпа, можно было часть валютных резервов государства направить на увеличение импорта. С учетом современных реалий это означало бы ее размещение на депозиты во Внешэкономбанке или госбанках, которые в итоге получили бы возможность расширить валютное кредитование отечественных компаний для импорта новых технологий и товаров.

стр. 93

Новый этап в валютной политике наступил осенью 2008 г. под влиянием мирового финансового кризиса. Он привел к уходу иностранных инвесторов с фондового рынка и резко повысил спрос на валюту. Из-за огромного оттока капитала (около 130 млрд. долл. в IV квартале) ЦБ был вынужден приступить к постепенной девальвации рубля. Опыт текущего кризиса показал, что полный законодательный отказ от валютных ограничений не был оправдан и лишил денежные власти возможности использовать их для уменьшения оттока капитала. Привычка россиян иметь доллары как средство сбережения в условиях финансовой стабилизации и стабильного обменного курса не приносит особого вреда. Однако при нарушении хозяйственного равновесия долларизация экономики выступает дополнительным фактором нестабильности.

Формы организации промышленности на рыночных началах и приватизация

В период нэпа основу экономики составлял частный сектор, в который входили крестьянские хозяйства, частная розничная торговля, мелкая и ремесленная промышленность. По балансу народного хозяйства 1923/24 г. в доходе страны доля государственной промышленности и железнодорожного транспорта составляла около 25%19. После перехода к нэпу государство решило оставить крупные промышленные предприятия в своей собственности. Мелкие предприятия предполагалось сдать в аренду кооперативам, товариществам и отдельным гражданам, в том числе бывшим владельцам.

Таким образом, внимание было сконцентрировано не на приватизации промышленных предприятий, а на повышении эффективности их работы. Важным элементом реформ стал перевод государственных предприятий на рыночные принципы. Летом 1921 г. была принята идея образования трестов, действовавших на коммерческих началах. В их состав входили группы предприятий одной отрасли, правления трестов получили большую самостоятельность. Они были сняты с госснабжения и поставлены в условия конкурентной борьбы.

В трудных условиях нехватки оборотных средств некоторые тресты сумели увеличить производство. Эти успехи были достигнуты в отраслях, ориентированных на рыночный спрос, прежде всего в легкой промышленности. Вместе с тем первый год нэпа показал, что сам по себе переход к рынку не может решить все проблемы. Требовалось одновременно улучшить внешние условия деятельности предприятий, создать необходимые организационные формы. В качестве таковой многие руководители трестов предлагали акционерное общество.

Хотя эти предложения были отклонены, по принятому в апреле 1923 г. декрету тресты сохраняли определенную аналогию с акционерными обществами. В частности, в первой статье декрета указывалось, что государственные тресты действуют на началах коммерческого расчета с целью извлечения прибыли. На практике после принятия этого декрета тресты, стремясь увеличить прибыль в условиях слабой кон-


19 Вайнштейн А. Л. Избранные труды. Кн. 2. М., 2000. С. 328.

стр. 94

куренции, стали завышать цены, в результате осенью 1923 г. возник кризис сбыта. Росту цен способствовало и усиление роли синдикатов, что ограничивало конкуренцию между трестами. Кризис был непродолжительным, но повлек за собой ужесточение административного контроля за работой трестов. В партийных кругах стали говорить о целесообразности отказа от прибыли как главного критерия деятельности предприятий. Таким образом, была поставлена под сомнение одна из основных идей нэпа о работе промышленных предприятий на принципах государственного капитализма.

Похожие сомнения выражали люди совершенно других политических и идеологических взглядов. 1 декабря 1923 г. английский журнал The Economist опубликовал статью "Кризис государственного капитализма в России". В ней утверждалось, что капиталистические по форме государственные тресты лишены того, что называется капиталистическим духом, и представляют собой слабое подобие частной инициативы и ответственности. Автор делал вывод: "Единственным выходом из состояния депрессии было бы возвращение к свободной конкуренции во всех областях промышленности и торговли и отказ от государственного капитализма, который, по существу, является той же национализацией"20.

После завершения денежной реформы в мае 1924 г. промышленность быстро восстанавливалась на основе твердой валюты, но в результате принятия нереальных планов летом 1925 г. была нарушена макроэкономическая стабильность. Вновь усилилось административное вмешательство в деятельность трестов. Все более популярной становилась идея заменить рынок плановым распределением, что фактически означало отказ от важнейших принципов нэпа.

* * *

В отличие от периода нэпа в 1990-е годы во главу угла была поставлена задача приватизации государственных предприятий. Официально говорилось о необходимости создать рыночную среду, утверждалось, что частные предприятия более эффективны, чем государственные. Но рыночные условия возникли в результате отмены системы централизованного планирования, снабжения, ценообразования и не требовали широкомасштабной приватизации. Форсированная приватизация отвлекала руководителей предприятий от решения производственных задач, ориентируя их прежде всего на получение собственности. В результате она не помогала, а тормозила решение более неотложной задачи - преодоления инфляции.

Утверждение, что частные предприятия всегда эффективнее государственных, представляется чрезмерным упрощением. Как показывает опыт разных стран, эффективность деятельности крупных организаций зависит в первую очередь от квалификации и мотивации менеджмента, а не от формы собственности. Получившая распространение в 1990-е годы теория Р. Коуза о том, что в результате смены собственников в конце концов придет эффективный хозяин, не учитывала возможности полного развала предприятия в ходе этого процесса.


20 Цит. по: Голанд Ю. Дискуссии об экономической политике в годы денежной реформы 1921 - 1924. М., 2006. С. 569.

стр. 95

В действительности важнее был политический аспект приватизации. Реформаторы признавали, что она необходима для создания слоя собственников, поддерживающих власть. Заранее намеченным коммерческим структурам за бесценок продавались государственные пакеты акций. С краткосрочной точки зрения такая политика оказалась результативной, но в долгосрочном плане она ставила под сомнение законность прав собственности. Неудивительно, что, когда власть сменилась, перераспределение собственности усилилось, причем с использованием административных методов.

Вместе с тем выяснилось, что сам по себе переход к рынку и приватизация не могут гарантировать успешного развития промышленности. Индекс физического объема промышленного производства в 1996 г. составил только 48% от уровня 1990 г.21 Реформаторское правительство даже не пыталось найти оптимальный уровень поддержки промышленности, чтобы остановить ее падение, как в период нэпа.

Рост промышленности начался лишь в 1999 г. Однако быстро росли только экспортоориентированные сырьевые отрасли. Высокотехнологичные капиталоемкие секторы, такие как гражданское авиа- и судостроение, до недавнего времени оставались в тяжелом положении. Частный капитал не идет в них из-за больших сроков окупаемости инвестиций. В последние годы в ряде высокотехнологичных отраслей были образованы госкорпорации и холдинги, находящиеся под государственным контролем. Правда, их деятельность подвергается критике в связи с низкой эффективностью. Как показывает исторический опыт, чтобы ее повысить, госкомпании должны действовать в конкурентной среде.

Привлечение иностранного капитала

Снизить инфляцию и восстановить экономику значительно легче, если в страну удается привлечь иностранный капитал в существенных масштабах. Для решения этой задачи в октябре 1921 г. было опубликовано правительственное заявление о признании довоенных долгов царской России при условии предоставления зарубежных кредитов, обеспечивающих практическую возможность выполнения обязательств. Это открывало путь к дальнейшим переговорам, которые состоялись на конференции в Генуе весной 1922 г.

Незадолго до начала конференции советское правительство разослало правительствам других стран-участниц меморандум о юридических мероприятиях правительства России. В нем перечислялись нормативные акты, которые были приняты с начала нэпа для обеспечения частной инициативы и профессиональной деятельности. В меморандуме правительство также сообщало о разработке кодекса имущественного гражданского права, который "принимает принципы, общепризнанные в этой области гражданскими законами на Западе, и налагает на договаривающиеся стороны, не исключая и правительственные органы, обязательство строго выполнять условия договора и определяет случаи, когда договоры могут быть расторгнуты в судебном порядке"22.


21 Россия в цифрах, 2000 / Росстат. М., 2000. С. 176.

22 Документы внешней политики СССР. Т. V. М., 1961. С. 160.

стр. 96

Но договориться на конференции в Генуе не удалось. Непреодолимым препятствием стало требование возвратить национализированную собственность иностранным владельцам с компенсацией понесенных ими убытков. Тогда попытались договориться с отдельными крупными капиталистами о предоставлении концессий на предприятия, принадлежавшие им до революции. Но эти попытки оказались мало результативными как по экономическим, так и по политическим причинам. Оппоненты масштабных концессий считали конкуренцию со стороны концессионных предприятий губительной, поскольку сомневались, что государственные предприятия смогут победить в конкурентной борьбе, если в концессию будут сданы передовые предприятия, которые концессионер сможет оснастить современным оборудованием и привлечь лучшие кадры.

Политические опасения заключались в том, что концессии могут занять важное место в экономике России, то есть поставить ее в зависимость от концессионеров. По мере укрепления страны стала доминировать точка зрения о возможности восстановить экономику собственными силами. В результате, когда во второй половине 1920-х годов на первый план вышла проблема индустриализации, для финансирования необходимых затрат не нашли другого способа, как насильственными методами изъять средства у частного сектора, прежде всего у крестьян, покончив с нэпом.

* * *

В 1990-е годы Россия получала значительные кредиты от международных финансовых организаций и стран - членов Парижского клуба кредиторов: на 1 января 1999 г. они составили около 36 млрд. долл.23 Со второй половины 1990-х годов начался рост внешней корпоративной задолженности - коммерческих банков и прочих секторов: на 1 января 1999 г. она достигла 30 млрд. долл. Это позволило решить ряд неотложных проблем, но эффективность хозяйствования внутри страны оставалась весьма низкой. Более того, МВФ предоставлял займы при условии выполнения его рекомендаций по проведению реформ, а они нередко приносили больше вреда, чем пользы.

После 1999 г., когда экономика стала восстанавливаться на базе хорошей внешнеэкономической конъюнктуры, потребность правительства во внешних займах снизилась. Их стали чаще привлекать корпорации и коммерческие банки, общая внешняя задолженность которых на 1 октября 2008 г. (перед началом острой фазы кризиса) достигла 500 млрд. долл. (на 1 октября 2009 г. - 435,8 млрд. долл.)24. Вместе с тем в постсоветской России значительный приток иностранного капитала имеет плюсы и минусы. С одной стороны, он содействует экономическому росту, а с другой - снижает заинтересованность и бизнеса и властей в осуществлении институциональных изменений, необходимых для диверсификации экономики.


23 www.cbr.ru/statistics.

24 Вестник Банка России. 2009. N 29 - 30. С. 144; www.cbr.ru/statistics.

стр. 97

Принятие государственных решений

Результаты реформирования во многом зависят от того, созданы ли условия для принятия и реализации оптимальных государственных решений. На раннем, успешном этапе нэпа шел энергичный поиск выхода из кризиса, создавались комиссии как при высших партийных органах, так и в правительстве, где свободно обсуждались различные варианты. Члены этих комиссий, высокопоставленные должностные лица, могли опереться в своих предложениях на материалы дискуссий в печати, в которых принимали участие ведущие эксперты.

Было общепризнанно, что улучшить положение дел в экономике можно благодаря рационализации экономической политики в результате всестороннего обсуждения очередных мероприятий. Политическая система еще не закостенела, и правящие круги, включая высшее руководство страны, могли реагировать на сигналы снизу. Однопартийная система первых лет нэпа, недемократичная по сути, но сохранявшая способность учитывать различные точки зрения, позволила успешно провести денежную реформу и начать восстановление экономики.

Большое значение имела квалификация специалистов. Особое внимание отбору хозяйственных кадров, способных эффективно работать в условиях нэпа, уделял Ленин. Однако его идею замены некомпетентных управленцев реализовать на практике удалось лишь частично. Активные участники революции и Гражданской войны не хотели уступать привилегированные должности буржуазным специалистам. В партийных кругах все чаще обвиняли работников трестов в различных злоупотреблениях. Сначала речь шла о замене беспартийных специалистов коммунистами. Затем и от коммунистов-руководителей стали в первую очередь требовать беспрекословного выполнения указаний сверху. По мере того как Сталин, опираясь на партийный аппарат, шел к единоличной власти, он заменял квалифицированных самостоятельных руководителей послушными людьми. Естественно, при этом влияние специалистов ослабевало и росло число ошибочных решений, принятых на высшем уровне. Именно в кадровой политике прежде всего наметился отход от принципов нэпа.

* * *

Казалось бы, в демократические 1990-е годы можно было избежать ошибок при проведении реформ, ведь эксперты могли высказывать любые точки зрения. Но если власть не испытывает потребности в альтернативных подходах, то свобода обсуждения превращается в пустую формальность. В результате такая половинчатая демократия оказывается мало эффективной. Важно, чтобы действовала система сдержек и противовесов. До своего разгона таким противовесом правительству был Верховный совет, выступавший против крайностей "шоковой терапии". Затем власти перестали учитывать альтернативные точки зрения. После кризиса 1998 г. они начали больше прислушиваться к альтернативным мнениям, хотя и недостаточно. Но по-прежнему отсутствует механизм достижения компромисса между

стр. 98

различными подходами, что затрудняет поиск оптимальных решений на государственном уровне.

Как и при нэпе, существует проблема отбора квалифицированных кадров в госаппарат. С началом рыночных реформ большинство способных и активных специалистов стали уходить в бизнес, где больше возможностей для самореализации и получения высоких доходов. В то же время принцип подбора кадров в государственные органы и контролируемые государством корпорации страдает субъективизмом. В результате снижается качество управленческих решений. С учетом повышения роли государства в экономике это негативно сказывается на ее эффективности.

Заключение

Из сравнения реформ периода нэпа и постсоветской России можно сделать ряд выводов. Прежде всего приоритет надо отдавать задаче обеспечения экономического роста, а не политическим и идеологическим соображениям. Переход к рынку - необходимое, но не достаточное условие повышения эффективности экономики. Требуется еще продуманная экономическая политика государства, что обусловливает важную роль правительства в переходный период. Во время нэпа оно исходило из того, что не имеет права снимать с себя ответственность за развитие экономики и обязано принимать необходимые решения, не надеясь на автоматически действующие рыночные регуляторы. В 1990-е годы доминировала идеология минимального вмешательства государства в экономику в надежде, что рынок сам все устроит (за исключением активного участия чиновников всех уровней в процессе приватизации). Такой подход особенно неадекватен с учетом опыта современного кризиса: для преодоления его последствий правительства развитых стран усиливают государственное регулирование, вплоть до покупки акций частных банков и компаний.

Механизм сочетания государственного регулирования и рыночных методов доказал свою эффективность на первом этапе нэпа. Эти идеи были плодотворно использованы и развиты в ходе китайских реформ. Их инициатор Дэн Сяопин в 1920-е годы некоторое время жил в СССР, и в Китае внимательно изучали опыт нэпа.

Вместе с тем чрезмерное вмешательство государства в рыночные процессы может подорвать весь ход реформ. Так случилось на заключительном этапе нэпа. С аналогичной опасностью мы сталкиваемся и в современной России. В отличие от 1990-х годов маятник экономической политики стал чрезмерно отклоняться в противоположную сторону, конкуренция внутри страны ограничивается. Для предотвращения таких чрезмерных колебаний требуется демократический механизм принятия государственных решений, основанный на публичном обсуждении различных вариантов социально-экономического развития.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/СРАВНЕНИЕ-РЕФОРМ-ПЕРИОДА-НЭПА-И-ПОСТСОВЕТСКОЙ-РОССИИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Sergei KozlovskiContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Kozlovski

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Ю. ГОЛАНД, СРАВНЕНИЕ РЕФОРМ ПЕРИОДА НЭПА И ПОСТСОВЕТСКОЙ РОССИИ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 07.10.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/СРАВНЕНИЕ-РЕФОРМ-ПЕРИОДА-НЭПА-И-ПОСТСОВЕТСКОЙ-РОССИИ (date of access: 15.06.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Ю. ГОЛАНД:

Ю. ГОЛАНД → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Sergei Kozlovski
Бодайбо, Russia
5666 views rating
07.10.2015 (2078 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
БЕСЕДА ПРОФЕССОРА Г. А. КУМАНЕВА С М. Г. ПЕРВУХИНЫМ (из магнитофонной записи 4 мая 1975 г.)
12 hours ago · From Россия Онлайн
ОПЕРАЦИЯ "ТОЛСТОЙ". ВИЗИТ У. ЧЕРЧИЛЛЯ В МОСКВУ В ОКТЯБРЕ 1944 г.
Catalog: История 
12 hours ago · From Россия Онлайн
НОВЫЕ ДАННЫЕ О КАРИБСКОМ КРИЗИСЕ 1962 г.
Catalog: История 
12 hours ago · From Россия Онлайн
ЛЕГЕНДА О НАУМАНЕ
Catalog: История 
12 hours ago · From Россия Онлайн
Между тем, ларчик просто открывался. Загадка электрического тока объясняется, во-первых, тем что, токи бегут не внутри проводников, а вокруг них, в прилегающем к проводнику эфире. А, во-вторых, тем, что квантами электрической энергии являются не только электроны, но и плюсовые электроны. И в третьих тем, что если минусовые электроны могут распространяться внутри проводников в качестве свободных электронов, то плюсовые электроны могут существовать только как эфирные токи, которые способны генерировать плюсовые электроны в качестве античастицы минусовым электронов.
Catalog: Физика 
Потенциалы взаимодействия всех масс Вселенной, образуют энергетическую структуру Вселенной во всей сфере Вселенной однородным физическим потенциалом взаимодействия всех масс Вселенной Ф
Catalog: Физика 
2 days ago · From Владимир Груздов
РУССКОЕ ОТКРЫТИЕ АМЕРИКИ. СБОРНИК СТАТЕЙ, ПОСВЯЩЕННЫХ 70-ЛЕТИЮ АКАДЕМИКА НИКОЛАЯ НИКОЛАЕВИЧА БОЛХОВИТИНОВА. М., 2002
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
Б. Н. КОМИССАРОВ, С. Г. БОЖКОВА. ПЕРВЫЙ РОССИЙСКИЙ ПОСЛАННИК В БРАЗИЛИИ Ф. Ф. БОРЕЛЬ. СПб., 2000
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
РОССИЙСКИЙ ДИПЛОМАТ Р. Р. РОЗЕН
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
КАНЦЛЕР А. М. ГОРЧАКОВ: ТРИУМФ В ЛОНДОНЕ И ЧЕРНЫЕ ДНИ В БЕРЛИНЕ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
СРАВНЕНИЕ РЕФОРМ ПЕРИОДА НЭПА И ПОСТСОВЕТСКОЙ РОССИИ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones