Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-8111

Share with friends in SM

Проф. А. Панкратова

1

В настоящее время, когда наша великая родина вступила на путь постепенного перехода от социализма к коммунизму, задача глубокого овладения большевизмом становится центральной задачей в деле воспитания и подготовки наших кадров на всех участках строительства.

С особенной остротой эта задача встает на идеологическом фронте, в том числе и на фронте исторической науки.

В решении ЦК ВКП(б) "О постановке партийной пропаганды в связи с выпуском "Краткого курса истории ВКП(б)" эта задача была формулирована следующим образом:

"Решительно и быстро выправить нетерпимое отставание теоретического фронта, покончив с боязнью смелой постановки теоретических вопросов, двигающих марксистско-ленинскую теорию вперед, покончив с буквоедством, начетничеством, схоластикой, вульгаризацией и опошлением отдельных положений марксистско-ленинской теории"1 .

Для разрешения этой задачи историки обязаны наряду с усиленной исследовательской работой серьезно заняться своим идейно-политическим и методологическим вооружением на основе глубокого, творческого усвоения марксистско-ленинской теории.

Ленин и Сталин не раз указывали, что было бы величайшей ошибкой думать, что достигнуть коммунизма можно без борьбы на идеологическом фронте. "Наша задача, - писал Ленин, - побороть все сопротивление капиталистов, не только военное и политическое, но и идейное, самое глубокое и самое мощное"2 .

Товарищ Сталин в докладе на XVIII с'езде партии с особенной силой подчеркнул, "что если бы мы сумели подготовить теологически наши кадры всех отраслей работы и закалить их политически", если бы мы сумели сделать их вполне зрелыми марксистами-ленинцами, то мы могли бы считать девять десятых всех вопросов уже разрешенными.

Имея в виду марксистско-ленинское воспитание наших кадров, товарищ Сталин требует от - них усвоения марксистско-ленинской науки об обществе, понимания законов общественного развития, в особенности законов развития пролетарской революции, законов развития социалистического строительства. Важнейшее место в марксистко-ленинской науке об обществе занимает историческая наука как одно аз могучих средств идейно-политического воспитания масс и подготовки их к борьбе за коммунизм.

Этим прежде всего обгоняется тот факт, что за последние годы, пожалуй, ни одна отрасль науки в СССР не получала столько руководящих указаний и директив, столько постоянной помощи и заботливого внимания со стороны партии и лично товарища Сталина, сколько их имела историческая наука.

Чтобы конкретнее представить, сколь безмерно многим обязана товарищу Сталину


1 "Правда" от 15 ноября 1938 года.

2 В. И. Ленин. Соч. Т. XXV, стр. 454.

стр. 1

советская историческая наука, проследим очень кратко пройденный ею путь.

В первые годы после Октябрьской социалистической революции научно-исследовательские учреждения и университетские кафедры истории почти целиком находилась в руках людей, враждебных советской власти. Старые, буржуазные историки в своих трудах и лекциях нередко открыто нападали на марксизм и выступали против пролетарской диктатуры. В форме исторических исследований, они вели на идеологическом фронте такую же упорную борьбу с пролетарской революцией, какую вооруженная буржуазно-помещичья контрреволюция вела на военных фронтах. Достаточно напомнить, как такие историки, как Милюков и его "школа", пытались исторически доказать "неправомерность" пролетарской революции в такой отсталой стране, как Россия, как они привлекали исторические примеры, чтобы доказать неизбежную и близкую гибель советской власти.

После окончания гражданской войны, когда ставка буржуазии на военный разгром пролетарской диктатуры оказалась битой, буржуазная историческая наука пыталась исторически "обосновать" неизбежность перерождения советской власти на рельсах нэпа. Такие идеологи буржуазии, как Устрялов, Милюков, Суханов и другие, "доказывали" историческую неизбежность экономической и социальной эволюции Советской России к капитализму. Даже еще в 1927 году в сборнике Коммунистической академии Суханов развивал свои идейки врастания социализма в буржуазный строй, заявляя, что после Октября "эта идея стала лозунгом социалистического строительства".

Вместе со всем хором буржуазных апологетов и фальсификаторов истории, "обосновывавших" историческую неизбежность развития нашей страны но буржуазному пути, против ленинизма выступили тогда же и троцкисты. В 1922 году предатель. Троцкий начал свои атаки на ленинизм под флагом исторической "дискуссии" по вопросам истории революции 1905 года, а в 1924 году - о характере Октябрьской социалистической революции. Ту же цель подмены ленинизма троцкизмом преследовали и троцкистские последыши, такие лжеисторики, как Ванаг, Пионтковский, Фридлянд, Зайдель и другие. Под флагом исторических "дискуссий" по вопросу о характере революции 1905 года, о перерастании буржуазно-демократической революции в пролетарскую, о финансовом капитале в России, о двойственном характере Октябрьской революция, об историческом значении "Народной воли", о феодализме и крепостничестве в России и т. п. эти лжеисторики проводили троцкистскую контрабанду, фальсифицируя историю для протаскивания буржуазной идеологии, стремясь "исторически" показать невозможность победы социализма в нашей стране.

Товарищ Сталин тогда же разоблачил троцкистские фальсификации истории и раскрыл их политический смысл. Давая тонкий, глубокий и конкретный анализ основных этапов и важнейших фактов из истории подготовки и проведения Октябрьской социалистической революции, товарищ Сталин в речи на фракции ВЦСПС 29 ноября 1924 года показал истинный смысл "арабских сказок" троцкистов, выдаваемых за историю Октября:

"Троцкий уверяет, что все это необходимо для "изучения" Октября. Но неужели нельзя изучать Октябрь без того, чтобы не лягнуть лишний раз партию и ее вождя Ленина? Что это за "история" Октября, которая начинается и кончается развенчиванием главного деятеля Октябрьского восстания, развенчиванием партии, организовавшей и проведшей это восстание? Нет, дело тут не в изучении Октября. Так Октябрь не изучают. Так историю Октября не пишут"1 .

Товарищ Сталин показал, что Троцкий и его агенты прибегают к самой низкопробной фальсификации истории, стремясь превратить ее в орудие борьбы с ленинизмом. В борьбе против ленинской теории о возможности победы социализма в одной стране враги социализма неоднократно пытались апеллировать к истории. Разоблачая эти вражеские ухищрения, товарищ Сталин подчеркивал, что как раз история - особенно история эпохи империализма, история революционной борьбы пролетариата, история большевистской партии - доказывает не только возможность, но и необходимость победы социализма в одной стране.

Таким образом, на основании тщательного изучения истории нашей пролетарской революции товарищ Сталин разоблачил одну из наиболее устойчивых теоретических догм II интернационала - о невозможности победы социализма, в одной стране.

"Несомненно, - писал в 1924 году товарищ Сталин, - что универсальная теория одновременной победы революции в основных странах Европы, теория невозможности победы социализма в одной стране, - оказалась искусственной, нежизнеспособной теорией. Семилетняя история пролетарской революции в России говорит не за, а против этой теории"2 .

Разгром товарищем Сталиным троцкист-


1 И. Сталин. Сборник "Об оппозиции", стр. 118.

2 И. Сталин "Вопросы, ленинизма", стр. 102, 11-е изд.

стр. 2

свой схемы русской революции, историю которой фальсифицировали Троцкий и его агенты на историческом фронте, глубокий сталинский анализ характера, движущих сил, хода и значения Октябрьской социалистической революции помогли восстановить подлинную ее историю. Разгром троцкистских фальсификаторов истории, особенно в работе товарища Сталина "Октябрьская революция и тактика русских коммунистов", помог массам охватить всемирно-исторический смысл Октября и овладеть ленинской идеей возможности победы социализма в нашей стране.

Со второй половины 1929 года партия под руководством товарища Сталина развернула социалистическое наступление по всему фронту. Отражавшем сопротивления гибнущих капиталистических классов являлось обострение борьбы и на идеологическом фронте. Усилились атаки части буржуазных ученых на марксизм. Часть буржуазных ученых и специалистов стала на службу мировой буржуазии, как, это показали шахтинское дело и процесс "Промпартии". Делались попытки установить общий антимарксистский фронт между буржуазными историками Западной Европы и враждебными марксизму историками, работавшими в СССР. В исторических монографиях, статьях и университетских курсах протаскивались идеалистические теории Риккерта, Макса Вебера, Допша и др. Усилилась вредительская идеологическая работа буржуазных историков-националистов и в национальных республиках СССР. Контрреволюционные идейки украинского буржуазного националиста Яворского - о буржуазии как движущей силе революции на Украине, о гегемонии кулачества, о первенстве национальной борьбы над классовой борьбой, о "независимом" украинском государстве (т. е. отделении его от СССР) и т. п. - довольно широко пропагандировались в книгах, журналах и учебниках. Аналогичные нацдемовские теорийки популяризировались и в исторической литературе Советской Белоруссии. Среди историков-востоковедов дискутировалась идея "мирного врастания феодализма в социализм". В дискуссии по вопросу о значении "Народной воли" историки СССР обсуждали вопросы о преемственности ленинизма от крестьянского утопического социализма. Эти и им подобные "теории" представляли собой, по существу, историческую защиту правооппортунистических теорий, идеализирующих мелкое производство в нашей стране в тот решающий период, когда партия возглавила борьбу против последнего капиталистического класса - кулачества.

Против таких и подобных исторических фальсификаций, имевших целью сорвать или задержать победу социализма в нашей стране, решительно и непримиримо выступил товарищ Сталин. На конференции аграрников-марксистов 27 декабря 1929 года он сделал работникам в области теории серьезное предупреждение:

"надо признать, - говорил товарищ Сталин, - что за нашими практическими успехами не поспевает теоретическая мысль, что мы имеем некоторый разрыв между практическими успехами и развитием теоретической мысли. Между тем необходимо, чтобы теоретическая работа не только поспевала за практической, но и опережала ее, вооружая наших практиков в их борьбе за победу социализма"1 .

Товарищ Сталин потребовал усиления идейной борьбы и выкорчевывания буржуазных предрассудков в теории:

"Разве трудно понять, - говорил он, - что без непримиримой борьбы с буржуазными теориями на базе марксистско-ленинской теории невозможно добиться полной победы над классовыми врагами?"2 .

Осенью 1931 года было опубликовано замечательное письмо товарища Сталина в редакцию журнала "Пролетарская революция" "О некоторых вопросах история большевизма". Оно сигнализировало о серьезной опасности протаскивания под флагом истории контрабанды троцкизма, дававшего мировой буржуазии идейное оружие в ее борьбе против пролетарской диктатуры. Стремясь дискредитировать большевизм и оправдать борьбу Троцкого против Ленина и советской власти, троцкистские контрабандисты протаскивали версию о центристской сущности партии Ленина - Сталина. Разоблачая эту троцкистскую контрабанду, товарищ Сталин показал, что большевистская партия была единственной партией, которая вела непримиримую борьбу не только с оппортунизмом открытым, но и с центризмом. Товарищ Сталин показал, при помощи каких мошеннических уловок действуют троцкистские фальсификаторы истории, стремясь фальшивыми ссылками на недостаточность официальных документов прикрыть свои истинные цели борьбы с ленинизмом.

"Допустим, - писал товарищ Сталин, - что кроме уже известных документов будет найдена куча других документов в виде, скажем, резолюций большевиков, лишний раз трактующих о необходимости изничтожения центризма. Значит ли это, что наличия только лишь бумажных документов достаточно для того, чтобы демонстрировать действительную революционность и


1 И. Сталин "Вопросы ленинизма", стр. 275.

2 Там же, стр. 276.

стр. 3

действительную непримиримость большевиков по отношению к центризму? Кто же, кроме безнадежных бюрократов, может полагаться на одни лишь бумажные документы? Кто же, кроме архивных крыс, не понимает, что партии и лидеров надо проверять по их делам, прежде всего, а не только по их декларациям?"1 .

Товарищ Сталин потребовал от историков, чтобы они не только не давали трибуны клеветникам и фальсификаторам истории, по чтобы они вели беспощадную борьбу и с гнилым либерализмом в вопросах теории. Вместе с тем товарищ Сталин призывал работников исторического фронта не ограничиваться одной критической и разоблачительной работой, а развернуть и положительную, творческую работу, "чтобы поднять вопросы истории большевизма на должную высоту, поставить дело изучения истории нашей партии на научные, большевистские рельсы и заострить внимание против троцкистских и всяких иных фальсификаторов истории нашей партии, систематически срывая с них маски"2 .

Письмо товарища Сталина поставило перед историческим фронтом вопрос и об изменении методов научной работы. Связать теснейшим образом науку с практикой социалистического строительства, ликвидировать старые, глубоко индивидуалистические методы научной работы, усилить в ней начала коллективности и плановости, сделать историческую науку достоянием масс, развернуть популяризаторскую работу, усилить пропаганду исторических знаний, а главное - поставить историческую науку на большевистские научные рельсы - такой путь успешного развития советской исторической науки указывал товарищ Сталин.

Письмо товарища Сталина обязывало историков к усилению революционной бдительности на теоретическом фронте, особенно в связи с новыми методами классового врата, стремившегося незаметно проникнуть и разложить роды строителей социализма. Исторический фронт был в это время засорен больше чем какой-либо другой участок теоретического фронта. Историки в значительной своей части еще находились под влиянием антимарксистских, антиленинских, по сути дела ликвидаторских взглядов на историческую науку так называемой "школы" Покровского. На историческом фронте орудовали и прямые вредители и враги народа. Используя ликвидаторские взгляды "школы" Покровского на историю как науку, троцкистские вредители и их пособники ликвидировали преподавание истории в вузах и школах, упразднили исторические факультеты, прекратили подготовку, кадров историков.

В решении ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 16 мая 1934 года были указаны все эти крупные недостатки в деле преподавания и изучения истории.

Решение ЦК ВКП(б) констатировало: "Вместо преподавания гражданской истории в живой, занимательной форме, с изложением важнейших событий и фактов в их хронологической последовательности, с характеристикой исторических деятелей, учащимся преподносят абстрактные определения общественно-экономических формаций, подменяя, таким образом, связное изложение гражданской истории отвлеченными социологическими схемами".

На основе этого постановления ЦК ВКП(б) и указаний товарища Сталина тогда же были приняты решительные меры к улучшению дела исторического образования в СССР.

В августе 1934 года были написаны товарищами Сталиным, Кировым и Ждановым "Замечания" по поводу конспектов учебников по истории СССР и по новой истории. Представленные бригадами историков конспекты учебников были подвергнуты резкой критике. В то же время в "Замечаниях" были даны важнейшие методологические указания по всем узловым, вопросам истории, ставшие большевистской программой для дальнейшего развития исторической науки в СССР.

Однако несмотря на исчерпывающие методологические указания товарищей Сталина, Кирова и Жданова представленные учебники оказались неудовлетворительными, как и предварительные конспекты. Вопреки указаниям товарища Сталина изложение гражданской истории в учебниках подменялось плохими социологическими обобщениями. Гражданская история была сведена к перечню войн и завоеваний. Самым же слабым местом в учебниках являлся их антиисторизм, отражавший основной порок антинаучной исторической "школы" Покровского, под влиянием которой оставались авторы учебников.

ЦК ВКП(б) и СНК отклонили представленные в 1935 году учебники и постановили организовать конкурс на лучший учебник по истории СССР для 3-х и 4-х классов средней школы. Вместе с тем они указали и на причины крупной неудачи советских историков в подготовке марксистских учебников. В основе этих неудач лежало то обстоятельство, что среди части советских историков укоренились антимарксистские, антиленинские, по сути дела ликвидаторские, антинаучные взгляды на историческую науку. Основным усло-


1 И. Сталин "Вопросы ленинизма", стр. 357 - 358.

2 Там же, стр. 361.

стр. 4

вием для преодоления этих недостатков и для под'ема всего дела исторического образования в СССР являлись решительный отказ от антимарксистских, антиленинских взглядов на историческую науку и серьезное вооружение историков марксистско-ленинской методологией.

Товарищ Сталин показал образец научной исторической работы, приняв непосредственное участие в редактировании первого тома "Истории гражданской "войны", в который он внес до 700 замечаний, дополнений и поправок. Под непосредственным руководством товарища Сталина тоща же развернулась и подготовительная работа по созданию научной истории партии.

В известном письме товарища Сталина к составителям учебника по истории ВКП(б), историкам партии, давалась стройная и глубоко научная схема изложения истории партии, которая была положена советскими историками и в основу периодизации истории СССР с конца XIX века.

Настоящей эпохой в развитии советской исторической науки явился выход в свет в сентябре 1938 года "Краткого курса истории ВКП(б)" - этой энциклопедии основных знаний марксизма-ленинизма. Со сталинской четкостью и глубиной в этом лучшем историческом труде лаптей эпохи обобщен гигантский исторический опыт коммунистической партии и показано дальнейшее развитие марксизма в новых условиях классовой борьбы пролетариата. Для "Краткого курса истории ВКП(б)" товарищ Сталин написал и свое гениальное изложение основ диалектического и исторического материализма. Являясь обобщением всего, что внесли Маркс, Энгельс и Ленин в учение о диалектике на основе новейших данных науки и революционной практики, это изложение вместе с тем заключает в себе обобщение того нового, что дала марксистско-ленинская теория после работы Ленина "Материализм и эмпириокритинизм", т. е. за последние 30 лет.

Являясь высоким образцом подлинно научного, глубоко идейного исторического произведения, "Краткий курс истории ВКП(б)" стал неоценимым методологическим фундаментом для историков всех специальностей. Сталинский курс истории ВКП(б) с предельной ясностью показал, что только историк, овладевший большевизмом, усвоивший в совершенстве диалектический метод познания мира, умеющий применять его при анализе хода классовой борьбы в любую историческую эпоху, в любой исторической обстановке, может считаться подлинным историком-марксистом. Только такая подлинно научная марксистско-ленинская историческая наука, свободная от упрощенчества и вульгаризации, может быть действительным оружием партии в борьбе за коммунизм.

2

Неоценимы методологические указания, которыми товарищ Сталин вооружает советских историков для их конкретно-исторических исследований.

Стоя та почве творческого марксизма, работая методами Ленина и приучая нас к этим методам, товарищ Сталин блестяще применяет марксистско-ленинский исторический метод в области изучения общественной жизни.

Если на этапе домонополистического капитализма разработкой теории диалектического и исторического материализма и применением ее метода к общественным явлениям много занимались Маркс и Энгельс, превратившие историю в науку, то на новом историческом этапе - в эпоху империализма и пролетарских революций - эту работу развернули великие ученики и продолжатели дела Маркса и Энгельса - Ленин и Сталин.

Великий Ленин в своих гениальных работах: "Развитие капитализма в России", "Материализм и эмпириокритицизм", "Империализм, как высшая стадия капитализма", "Государство и революция" и многих других - на основе глубокого изучения различных этапов развития человеческого общества показал, что понять отдельные исторические события можно только да основе применения и дальнейшего развития установленных Марксом законов общественного развития.

Великий Сталин, работая в новых исторических условиях, руководя грандиозным делом борьбы за коммунизм, так же пристально, как и Ленин, изучает всемирную историю и на основе общих законов исторического развития, разработанных Марксом, Энгельсом и Лениным, устанавливает законы для новых исторических этапов борьбы пролетариата за коммунизм.

В этом коренное различие марксистско-ленинской историографии от буржуазной. Старая, буржуазная историческая наука но умела раскрывать диалектики исторического развития. Она не понимала закономерности исторического процесса и чаще всего ее отрицала. Даже в том случае, когда отдельные историки решались на исторические обобщения, они не шли дальше создания абстрактных исторических схем. Неспособность буржуазной историографии раскрыть внутреннюю закономерность исторического развития общества об'ясняется прежде всего ее полным методологическим бессилием. Даже буржуазные историки последних десятилетий, пытавшиеся под напором требований новой исторической эпоха создавать исторический

стр. 5

синтез, в конечном результате приходили к полному краху. Характерен в этом отношении пример историка Ключевского и его "школы". В конце 90-х годов Ключевский пытался отойти от идеалистического об'яснения истории, пытался создать общую концепцию исторического процесса и даже разработать методологические основания этой концепции. Но, как известно, он не пошел дальше эклектического соединения юридической схемы Соловьева с вульгарным экономическим материализмом, а его "школа" и совсем отказалась от широких исторических обобщений и выработки взглядов на историю как на науку, ограничиваясь исследованиями на частные и специальные темы. Более или менее законченный опыт формулировки методологии истории в русской буржуазной исторической литературе принадлежит известному буржуазному историку - П. Н. Милюкову. Но если во введении к первому тому его "Очерков по истории русской культуры" Милюков, хотя и с рядом оговорок, принимает некоторые положения экономического материализма, то уже во введении ко второму тому не только от них отказывается, но и прямо отрицает закономерность исторического процесса. Дальше других идет в своем признании закономерного исторического процесса Павлов-Сильванский, но и он не отрывается от буржуазно-юридических схем и терпит неудачу в создании своих методологических установок. Неудачными оказались попытки создания своей методологии истории у Рожкова и Покровском, считавших себя марксистами, но на деле ими не бывших. Ни в многотомной работе Рожкова "Русская история в сравнительно-историческом освещении", ни в "Русской истории с древнейших времен" Покровского, ни в их специальных статьях, посвященных вопросам методологии истории, этим историкам не удалось ни сформулировать основных принципов марксистско-ленинской методологии истории, ни создать марксистской концепции исторического процесса. Об'ясняется это прежде всего тем, что оба эти историка, Рожков и Покровский, фактически оставались на позициях старой, буржуазной историографии, что они не начали с критического пересмотра своих старых позиций и с глубокого овладения марксистско-ленинской методологией.

Та острота, с какой в ряде указаний партия, товарищ Сталин подчеркивали вред методологии так называемой исторической "школы" Покровского, об'ясняется прежде всего тем, что Покровский и его "школа" фактически уводили историков нашей страны в сторону от марксистско-ленинской методологии. Марксистским флатом прикрывались, по сути дела, враждебные марксизму-ленинизму теоретические принципы, лежащие в основе исторических взглядов М. Н. Покровского. Все важнейшие элементы его взглядов: суб'ективно-идеалистический метод Покровского, его вульгарный экономический материализм, сочетавшийся с идеализмом, его отрицание об'ективной исторической науки и ее закономерности, его антиисторизм, превращавший сложный, противоречивый исторический процесс в абстрактные схемы, при этом часто и произвольно менявшиеся - были по существу глубоко враждебны марксизму-ленинизму". Вот почему их распространение под флагом марксизма на деле являлось пропагандой буржуазных взглядов на историческую науку.

Громадное методологическое значение сталинской работы "О диалектическом и историческом материализме" для историков заключается прежде всего в том, что в этой работе историки получили гениальное изложение марксистско-ленинской методологии истории, продолжающее и развивающее основные теоретические взгляды Маркса, Энгельса и Ленина на историю как науку.

Вслед за Марксом, Энгельсом и Лениным товарищ Сталин считает первой и основной задачей исторической науки задачу изучения законов развития человеческой истории. Подчеркивая громадное значение, которое имеет распространение положений философского материализма на изучение истории общества, товарищ Сталин дает глубокое определение история как науки. В этом определении товарищ Сталин подчеркивает, что "история развития общества есть, прежде всего, история развития производства, история способов производства, сменяющих друг друга на протяжении веков, история развития производительных сил и производственных отношений людей"1 .

Требуя от исторической науки изучения законов развития производительных сил и производственных отношений, законов экономического развития общества, товарищ Сталин передвигает центр тяжести внимания историков-исследователей на изучение истории самих производителей материальных благ, истории трудящихся масс: "Значит, история общественного развития есть вместе с тем история самих производителей материальных благ, история трудящихся масс, являющихся основными силами производственного процесса и осуществляющих производство материальных благ, необходимых для существования общества.

Значит, историческая наука, если она хочет быть действительной наукой, не мо-


1 "Краткий курс истории ВКП(б)", стр. 116.

стр. 6

жет больше сводить историю общественного развития к действиям королей и полководцев, к действиям "завоевателей" и: "покорителей" государств, а должна, прежде всего, заняться историей производителей материальных благ, историей трудящихся масс, историей народов"1 .

Указывая, что "ключ к изучению законов истории общества нужно искать не в головах людей, не во взглядах и идеях общества", а в его экономике, товарищ Сталин вместе с тем требует анализа и роли щей в общественном развитии. Это указание имеет исключительно важное методологическое значение. Тот вульгарный экономический материализм, который под влиянием методологии Покровского получил такое распространение в нашей исторической литературе, почти исключал из поля зрения исследователя-историка прогрессивную или, наоборот, тормозящую роль идей в развитии общества. Товарищ Сталин показал, что марксизм-ленинизм придает большое значение истории идей. "Новью общественные идеи и теории возникают лишь после того, - писал товарищ Сталин, - как развитие материальной жизни общества поставило перед обществом новые задачи"2 . Но, возникнув на этой материальной основе, "новые общественные идеи и теории пробивают себе дорогу, становятся достоявшем народных масс, мобилизуют их, организуют их против отживающих сил общества и облегчают, таким образом, свержение отживающих сил общества, тормозящих развитие материальной жизни общества"3 .

Советская историческая наука мало зажималась конкретным показом организующей или, наоборот, тормозящей роли идей та том или другом историческом этапе. Указания товарища Сталина, несомненно, заставят наших историков уделить этой задаче несравненно больше внимания.

Основой марксистско-ленинского учения об истории общества является учение об общественно - экономических формациях. Товарищ Сталин в своей работе "О диалектическом и историческом материализме" охарактеризовал пять основных типов производственных отношений, лежащих в основе общественно-экономических формаций, которые прошло в своем развитии человеческое общество. Являясь дальнейшим развитием учения Маркса, Энгельса и Ленина об общественных формациях, сталинские характеристики основных особенностей первобытно-общинного строя, рабовладельческой, феодальной, капиталистической и социалистической формаций дали историкам полное, точное и концентрированное описание общественных формаций, без которого теперь не обойдется ни один историк, какой бы эпохой и каким бы конкретным вопросом он ни занимался. Изучением общественно-экономических формаций занималась "школа" Покровского, но она сводила это изучение к созданию социологических схем и абстрактных стадий, не понимая марксистско-ленинской диалектики общественного развития. Многочисленные дискуссии на историческом фронте по вопросу об общественно-экономических формациях, например по вопросу о крепостничестве как самостоятельной формации, о так называемом "азиатском" способе производства, о торговом капитализме и т. п., поэтому творчески не обогащали исторической науки и вносили страшную путаницу, а, нередко и прямо извращали марксистско-ленинское учение о формациях. Под флатом подобных "дискуссий" враги марксизма-ленинизма: троцкисты, бухаринцы и проч. - протаскивали свои теорийки о мирном врастании капитализма в социализм, "доказывая" переход от одной формации к другой в порядке постепенного развития и ряда переходных "стадий", без революционного скачка.

Относя историю к арсеналу идейного вооружения пролетариата, требуя от нее выяснения величайшей исторической закономерности борьбы пролетариата за коммунизм, товарищ Сталин именно от истории требует и показа неизбежности революций в исторической борьбе классов. Подчеркивая, что "революционные перевороты, совершаемые угнетенными классами, представляют совершенно естественное и неизбежное явление", товарищ Сталин делает следующий основной вывод: "Значит, переход от капитализма к социализму и освобождение рабочего класса от капиталистического гнета может быть осуществлено не путем медленных изменений, не путем реформ, а только лишь путам качественного изменения капиталистического строя, путем революции"4 .

Проблема революции лежит в основе исторической тематики, которая особенно интересует товарища Сталина.

Всем, кто занимается изучением истории революций, товарищ Сталин пред'являет требование помнить о глубокой противоположности методу революцией буржуазной и революцией социалистической. Надо помнить, что революции, предшествовавшие Октябрьской социалистической революции, "оканчивались обычно сменой у кормила правления одной группы эксплоа-


1 "Краткий курс истории ВКП(б)", стр. 116.

2 Там же, стр. 111.

3 Там же, стр. 111 - 112.

4 "Краткий курс истории ВКП(б)", стр. 105.

стр. 7

таторов другой группой эксплоататоров. Эксплоататоры менялись, эксплоатация оставалась. Так было дело во время освободительных движений рабов. Так было дело в период восстаний крепостных. Так было дело в период известных "великих" революций в Англии, во Франции, в Германии. Я не говорю, - прибавляет товарищ Сталин, - о Парижской Коммуне, которая была первой, славной, героической, но все же безуспешной попыткой пролетариата повернуть историю против капитализма"1 .

Указывая на "однобокость" всех революций, предшествовавших Октябрьской социалистической революции, товарищ Сталин принципиальное отличие ее видит прежде всего в том, что только Октябрьская революция поставила себе целью уничтожить всех и всяких эксплоататоров и угнетателей.

"Октябрьская революция отличается от этих революций принципиально. Она ставит своей целью не замену одной формы эксплоатации другой формой эксплоатации, одной группы эксплоататоров другой группой эксплуататоров, а уничтожение всякой эксплоатации человека человеком, уничтожение всех и всяких эксплоататорских групп, установление диктатуры пролетариата, установление власти самого революционного класса из всех существовавших до сих пор угнетенных классов, организацию нового бесклассового социалистического общества.

Именно поэтому победа Октябрьской революции означает коренной перелом в истории человечества, коренной перелом в исторических судьбах мирового капитализма, коренной перелом в освободительном движении мирового пролетариата, коренной перелом в способах борьбы и формах организации, в быту и традициям, в культуре и идеологии эксплоатируемых масс всего мира"2 .

Выясняя разницу между революцией рабов античного мира, крестьянской революцией феодальной эпохи, буржуазной революцией капиталистической эпохи и пролетарской революцией, товарищ Сталин подчеркивает, что "Наша пролетарская революция является единственной в мире революцией, которой довелось показать народу не только свои политические результаты, но и результаты материальные"3 . В этом товарищ Сталин видит прежде всего силу и непобедимость нашей революции, явившейся результатом борьбы сознательного, организованного и идейно вооруженного рабочего класса. Но вместе с тем товарищ Сталин подчеркивает и прогрессивное значение каждой из предшествовавших революций для своего времени. В беседе с немецким писателем Эмилем Людвигом товарищ Сталин указал на прогрессивное значение восстаний крестьянства против феодального гнета, несмотря на их стихийный характер и невозможность победы без руководства пролетариата. "Мы, большевики, - говорил товарищ Сталин, - всегда интересовались такими историческими личностями, как Болотников, Разин, Пугачев и др. Мы видели в выступлениях этих людей Отражение стихийного возмущения угнетенных классов, стихийного восстания крестьянства против феодального гнета. Для нас всегда представляло интерес изучение истории первых попыток подобных восстаний крестьянства"4 .

В этой же беседе товарищ Сталин сделал глубокое замечание и о роли личности в истории. Возражая Людвигу, будто марксизм отрицает выдающуюся роль личности в истории, товарищ Сталин заметил: "Марксизм вовсе не отрицает роли выдающихся личностей или того, что люди делают историю. У Маркса, в его "Нищете философии" и других произведениях, Вы можете найти слова о том, что именно люди делают историю. Но, конечно, люди делают историю не так, как им подсказывает какая-нибудь фантазия, не так, как и придет в голову. Каждое новое поколение встречается с определенными условиями, уже имевшимися в готовом виде в момент, когда это поколение народилось. И великие люди стоят чего-нибудь только постольку, поскольку они умеют правильно понять эти условия, понять, как их изменить"5 .

Осуждая вульгарное социологизаторство, насаждавшееся "школой" Покровского, товарищ Сталин потребовал изучения гражданской истории, охватывающей все стороны исторического процесса, излагающей конкретный ход исторических событий, с соблюдением историко-хронологической последовательности и внутренней обусловленности событий, с обобщением этих событий на принципиальной марксистско-ленинской основе. История, говорит товарищ Сталин, должна давать "не легкий и непонятный рассказ о делах минувших", а анализировать и изучать факты, и не только факты, но и материальные и идейные основы их, она должна изучать деятельность людей и влияние идей на их


1 И. Сталин "Вопросы ленинизма", стр. 176. 11-е изд.

2 Там же.

3 Там же, стр. 499.

4 Ленин и Сталин. Сборник произведений к изучению истории ВКП(б). Т. III, стр. 527.

5 Там же, стр. 524.

стр. 8

деятельность, она должна изучать действие масс и действия отдельных личностей. Только изучая совокупность этих моментов, историк может поднять изучение гражданской истории на новую, высшую ступень.

Товарищ Сталин поставил перед историками и задачу разработки научной марксистско-ленинской периодизации истории. В вопросах периодизации советские историки часто находились под влиянием буржуазной историографии. Буржуазная историография, беспомощная в методологическом отношении, естественно, беспомощна в вопросах периодизация. Многие, буржуазные историки пришли к выводу, что дать периодизацию мировой истории невозможно. Например французский социолог Анри Сэ считает, что периодизация несовместима с эволюционной теорией исторического процесса, ибо "эволюция предполагает незаметный переход одной эпохи в другую". Таким образом, отказ буржуазных историков периодизировать исторический процесс непосредственно связан с их попыткой изгнать идею революции из мировой истории.

Только марксистско-ленинская историческая наука дает научно обоснованную периодизацию мировой истории. В ее основе лежит разработанное Марксом, Энгельсом, Лениным и Сталиным учение об общественно-экономических формациях. Рассматривая процесс развития всего человеческого общества - от первобытно-общинного строя до коммунизма, - Маркс и Энгельс, а затем Ленин и Сталин дали стройную картину периодизации истории общества, положив в основу этой периодизации в качестве центральной идеи - идеи диктатуры пролетариата. Продолжая и развивая ленинскую периодизацию новой истории, изложенную им с особенной четкостью в таких работах, как: "Исторические судьбы учения Карла Маркса" (1913 г.), "Август Бебель" (1913 г.), "Под чужим флагом" (1915 г.), - товарищ Сталин указал три важнейших периода в развитии новой истории: первый - от буржуазной революции во Франции XVIII века до франко-прусской войны и Парижской коммуны - период победы и утверждения капитализма в передовых странах Европы; второй период - от франко-прусской войны и Парижской коммуны до победы Октябрьской революции в России и окончания империалистической войны. Это период упадка капитализма и его свержения в СССР в результате Октябрьской социалистической революции, открывшей новую эру в истории человечества; третий период - это период послевоенного империализма и общего кризиса в капиталистических странах, период победы социализма в СССР.

3

Нет области исторической науки, в которой сталинские указания по вопросам истории не вызвали бы необходимости серьезной методологической работы и новых глубоких, конкретных исследований. В одной статье невозможно привести все такие указания. Ограничимся важнейшими примерами. Так например глубоко плодотворными являются замечания товарища Сталина, дающие отправную методологическую нить для правильного понимания истории древнего мира и условий зарождения феодальных отношений в недрах рабовладельческого общества. В области истории древнего мира вплоть до последнего времени распространялось много псевдонаучных схем, созданных под прямым влиянием буржуазных историков. Например совершенно игнорировалась диалектика общественного развития, давались немарксистские теории возникновения государства, практиковалось буржуазное модернизаторство, проводились прямые аналогии отношений античного общества с капиталистическими отношениями, вводились понятия и термины, употреблявшиеся только для характеристики позднейших экономических отношений: "временная и частичная стабилизация рабовладельческого общества" и т. п.

Товарищ Сталин учит историков диалектическому подходу к вопросам истории не только нового времени, но и более отдаленных времен. Замечания товарища Сталина, касающиеся возникновения государства, особенно его классическое определение в докладе на XVIII с'езде партии сущности государства вообще и социалистического в особенности, ориентируют историков на правильное понимание происхождения, классовой сущности и деятельности государства как при рабовладельческом строе, так и при феодализме и при капитализме.

При переходе от одной общественной фармации к другой необходимо иметь в виду тот революционный "скачок", которым определяется переход к новым общественным отношениям, на основе нового способа производства. Вот почему товарищ Сталин на I с'езде колхозников-ударников, говоря о смене рабовладельческой формации феодальной, обратил внимание историков на такой решающий фактор разрушения Римской империи, как революция рабов, которая в конечном счете "ликвидировала рабовладельцев и отменила рабовладельческую форму эксплоатации".

Исследователь-марксист должен помнить о закономерности развития каждого общественного строя. Характеризуя зарождение новых феодальных отношений в

стр. 9

недрах рабовладельческого общества, определяя зародыши феодальных отношений, товарищ Сталин подчеркивает, что "для того, чтобы феодальная система хозяйства доказала свое превосходство над рабской системой хозяйства, на это ушло, кажется, около двухсот лет"1 . Таким образом, показывая, например, усиление частной власти крупных землевладельцев и процесс закрепощения колонов, нельзя говорить уже о торжестве феодализма, ибо общество в основе своей еще остается рабовладельческим.

Ценнейшие методологические указания историки находят у товарища Сталина по вопросу об этногенезисе народов, об образовании национальных государство складывании и развитии наций, товарищ Сталин подчеркивает, что складывание людей в нации имело длительную историю: "нация, как и всякое историческое явление, подлежит закону изменения, имеет свою историю, начало и конец"2 .

Товарищ Сталин отмечает, что процесс ликвидации феодализма и развития капитализма является в то же время и процессом складывания людей в нации. Для исторической науки особенно важны пять известных признаков нации, из совокупности которых складывается сталинское определение нации. Именно оно помогает нам различать нацию как историческую категорию определенной исторической эпохи поднимающегося капитализма от племени и народности, являющихся этнографической категорией. Говоря об этногенезисе народов, товарищ Сталин разоблачает антинаучные расовые теории, фантазирующие о существовании якобы чистых рас, с особыми выдающимися способностями. Товарищ Сталин показывает, что все современные нации образовались исторически из смешения и ассимиляции разных племен и рас. "Нынешняя итальянская нация образовалась из римлян, германцев, этрусков, греков, арабов и т. д. Французская нация сложилась из галлов, римлян, бриттов, германцев и т. д. То же самое нужно сказать об англичанах, немцах и прочих, сложившихся в нации из людей различных рас и племен"3 .

Товарищ Сталин показывает, что в самый ранний период образования племен и народов не могло быть прочных государственных образований. Такие великие государства, как государства Кира или Александра Македонского, образовавшиеся из разных племен и рас, представляли собою не национальные государства, а случайные и мало связанные конгломераты групп, распадавшиеся и об'единявшиеся в зависимости от успехов или поражений того или иного завоевателя. Лишь в процессе ликвидации феодализма и развития капитализма происходит складывание людей в нации и сопутствующее ему образование национальных государств. Так например, указывает товарищ Сталин, "англичане, французы, германцы, итальянцы и прочие сложились в нации при победоносном шествии торжествующего над феодальной раздробленностью капитализма"4 .

В Восточной Европе процесс образования наций и государств складывается иначе чем в Западной Европе. Здесь сложились многонациональные государства, состоявшие из нескольких наций, например Австро-Венгрия и Россия. В этих государствах об'единение различных национальностей проводили нации, оказавшиеся более развитыми в политическом отношении. В России, например, "роль об'единителя национальностей взяли на себя великороссы, имевшие во главе исторически сложившуюся сильную и организованную дворянскую военную бюрократию"5 .

Товарищ Сталин дает глубокое марксистское об'яснение процесса образования многонациональных государств. Они могли сложиться "лишь в условиях неликвидированного еще феодализма, в условиях слабо развитого капитализма, когда оттертые на задний план национальности не успели еще консолидироваться экономически в целостные нации"6 .

Товарищ Сталин дает ключ и для понимания процесса появления централизованных государств. Так например в XVI веке под влиянием московских царей оказался, кроме русских, целый ряд других народов. Отмечая этот процесс создания многонационального государства, товарищ Сталин писал: "На востоке Европы... образование централизованных государств, ускоренное потребностями самообороны (нашествие турок, монголов и пр.), произошло раньше ликвидации феодализма, стало быть, раньше образования наций. Ввиду этого нации не развились здесь и не могли развиться в национальные государства, а образовали несколько смешанных, многонациональных буржуазных государств, состоящих обычно из одной сильной, господствующей нации и нескольких слабых, подчиненных"7 .

В работах товарища Сталина историки могут найти и исчерпывающий ответ на вопрос об истоках национально-освободи-


1 И. Сталин. Сборник "Об оппозиции", стр. 537.

2 И. Сталин. Сборник "Марксизм и национально-колониальный вопрос", стр. 11. 1939.

3 Там же, стр. 8

4 Там же, стр. 16.

5 Там же, стр. 17.

6 Там же.

7 Там же, стр. 87.

стр. 10

тельного движения покоренных царизмом народов России, а также направляющие указания для понимания форм, задач и характера национальных движений.

Историки народов СССР получают в сталинских работах по национальному вопросу методологические указания о том, когда происходит национальное пробуждение и складывание в нации крупнейших народов нашей страны. Товарищ Сталин определяет процесс складывания в нации грузин, армян, украинцев, белоруссов и других народов, связывая этот процесс с развитием капитализма во второй половине XIX века. Эти методологические указания особенно ценны для историков СССР, которых товарищ Сталин учит не отрывать истории России от истории входивших в нее народов.

Историки СССР, только тщательно изучив отдельные указания и замечания товарища Сталина по вопросам истории, смогут избежать тех серьезных методологических ошибок, которые они делали под влиянием буржуазной историографии или антимарксистской методологии Покровского.

Важнейшим методологическим указанием является и указание товарища Сталина на то, что история отдельной страны не является замкнутым целым, а становится частью общеевропейской и мировой истории. Товарищ Сталин требовал выяснения причин и характера взаимодействия в истории различных стран. Так например, выясняя причины систематического опаздывания царской России на историческом пути, товарищ Сталин одну из причин видел в условиях тяжелой внешней борьбы России с другими странами. В качестве важнейшей особенности русского исторического процесса товарищ Сталин указал на ее технико-экономическую отсталость. "Эта отсталость, - писал товарищ Сталин, - есть вековая отсталость, переданная нам в наследство всей историей нашей страны. Она, эта отсталость, чувствовалась как зло и раньше, в период дореволюционный, и после, в период пореволюционный. Когда Петр Великий, имея дело с более развитыми странами на Западе, лихорадочно строил заводы и фабрики для снабжения армии и усиления обороны страны, то это была своеобразная попытка выскочить из рамок отсталости"1 .

Замечательный пример диалектической постановки вопроса представляет сталинская оценка деятельности Петра I. Товарищ Сталин в отличие от "школы" Покровского прежде всего очень решительно подчеркивает прогрессивное значение деятельности Петра, которое заключалось, между прочим, в том, что он, хотя и варварскими методами, но стремился победить варварство в отсталой, крепостнической России, укрепив национальное государство. "Петр Великий сделал много для возвышения класса помещиков и развития нарождавшегося купеческого класса. Петр сделал очень много для создания и укрепления национального государства помещиков и торговцев". Вместе с тем товарищ Сталин подчеркивает и другую сторону деятельности Петра - жестокую эксплоатацию крепостного крестьянства. "Надо сказать также, - прибавляет товарищ Сталин, - что возвышение класса помещиков, содействие нарождавшемуся: классу торговцев и укрепление национального государства этих классов происходило за счет крепостного крестьянства, с которого драли три шкуры"2 .

Товарищ Сталин показал также, что Петр I не мог разрешить задачу ликвидации отсталости России, ибо "ни один из старых классов, ни феодальная аристократия, ни буржуазия, не мог разрешить задачу ликвидации отсталости нашей страны"3 .

Товарищ Сталин показал, что в истории старой России многие ее военные и политические поражения об'яснялись ее отсталостью. "История старой России состояла, между прочим, в том, что ее непрерывно били за отсталость... За отсталость военную, за отсталость культурную, за отсталость государственную, за отсталость промышленную, за отсталость сельско-хозяйственную... Таков уже закон эксплоататоров - бить отсталых и слабых. Волчий закон капитализма"4 .

Эта историческая отсталость в XIX веке привела к консервации элементов крепостничества в пореформенной России. Она определила и характер русского империализма, опутав его пережитками крепостничества и придав русскому империализму своеобразные черты военно-феодального империализма, как его характеризовали Ленин и Сталин. Меньшевистско-троцкистские историки возводили вековую отсталость России в непреоборимое историческое препятствие для перехода пролетариата к пролетарской революции и к борьбе за социализм. Товарищ Сталин, наоборот, подчеркнул наряду с чертами отсталости и все те условия, внутренние и внешние, которые открывали для России перспективу революционного превращения в авангард мировой революции.

В царской России наряду с отсталой, крепостнической деревней развивалась пе-


1 Ленин и Сталин. Сборник Т. III, стр. 315.

2 Там же, стр. 523.

3 Там же, стр. 315 - 316.

4 Там же, стр. 506.

стр. 11

редовая капиталистическая промышленность, развивался революционный рабочий класс, назревала революция при более высоком уровне производительных сил, чем в ранних буржуазных революциях.

Вместе с тем царская Россия становилась узловым пунктом всех противоречий империализма и слабым звеном в цели империалистических держав. Интересы царизма и мирового империализма все более сливались. Вот почему "кто хотел бить по царизму, тот неизбежно замахивался на империализм"1 . В связи с этим центр революционного движения Европы постепенно переместился в Россию.

Историческая эпоха, которой товарищ Сталин уделяет в своих работах преимущественное внимание, - это эпоха развитого империализма и развертывающейся пролетарской революции. Сталинский анализ противоречий империализма, его характеристика экономики и социальных отношений в эпоху империализма, базирующиеся полностью на учении Ленина об империализме и на ленинской теории социалистической революции, являются дальнейшим гениальным их развитием. Сталинские обобщения дают ключ к пониманию не только империалистической, но и доимпериалистической эпохи.

Изучая эпоху империализма и ее противоречия, ни один историк, если он хочет быть настоящим марксистским историком, не может обойтись без серьезного изучения сталинского анализа закона обострения неравномерности экономического и политического развития в период империализма.

Исключительно плодотворно для историков всех специальностей сталинское методологическое указание о том, что события в эпоху империализма необходимо рассматривать с точки зрения изменений во всей системе мирового империалистического хозяйства как единого целого, в котором наличие некоторых стран, недостаточно развитых в промышленном отношении, не может служить препятствием к революции, "если система в целом или, вернее, так как система в целом уже созрела к революции".

Рассматривая в этом плане развитие мировой пролетарской революции, особенности развития русского капитализма и империализма, товарищ Сталин показал, что буржуазно-демократическая революция и социалистический переворот в России должны быть рассмотрены как два звена одной цепи, как единая и цельная картина размаха русской революции.

Разоблачая ненаучность, антиреволюционность буржуазно-троцкистских теорий "китайской стены", якобы отделяющей буржуазно-демократическую революцию от пролетарской, исходя из ленинской теории социалистической революции, товарищ Сталин показал необходимость революционному пролетариату России в обстановке борьбы против мирового империализма использовать революционную энергию крестьянства не только для полной ликвидации царизма, но и для перехода к пролетарской революции.

Громадное методологическое значение имеют сталинские замечания о необходимости при изучении и оценке той или иной революции иметь в виду характер революции и ее исторические задачи. Изучая французскую буржуазную революцию конца XVIII в., нужно подчеркивать ее прогрессивность и шесте с тем ее историческую ограниченность. Буржуазная историческая наука оказалась не в состоянии дать оценку подлинной исторический роли и значения французской революции. В лучшем случае она становилась на путь противопоставления созданного французской революцией общественного строя старому абсолютистско-феодальному порядку. Между тем дать научное определение исторической роли и действительного места французской буржуазной революции можно, только поставив ее в связь не только с добуржуазным этапом развития общества, но и с новым историческим этапом, открывшимся в результате великой пролетарской революции в России. Вот почему громадное научное значение приобретают указания товарища Сталина о разнице и противоположности между революцией буржуазной и революцией социалистической. Как указывается в замечаниях на конспекты учебников, французская буржуазная революция конца XVIII века проделала исторически полезную и прогрессивную работу. Она положила начало периоду победы и утверждения капитализма в передовых странах, установила новые социальные и политические отношения, сменившие отношения феодализма и абсолютизма, утвердила господство буржуазной собственности вместо собственности феодальной. Вместо прежней формы эксплуатации, прикрытой патриархальными, религиозными и прочими покровами, французская революция XVIII века поставила прямую и открытую эксплоатацию. Строй капитализма и буржуазной демократии, установленный французской буржуазной революцией, знаменовал несомненный прогресс в историческом развитии человечества. Французская буржуазная революция, однако, не только утвердила господство буржуазии, но вместе с тем от-


1 И. Сталин "Вопросы ленинизма", стр. 5.

стр. 12

крыла и возможность для организации сил пролетариата, борющегося против капитализма и против всякой эксплоатации. В этом также заключается ее огромная историческая роль. Ограниченность французской буржуазной революции товарищ Сталин показывает, противопоставляя ей великую пролетарскую революцию, уничтожившую всякую эксплуатацию и открывшую путь к коммунизму. Вместе с тем товарищ Сталин требует выяснения различия между буржуазными и буржуазно-демократическими революциями. Последние товарищ Сталин характеризует как революции народные, в которых рабочие и крестьяне борются за осуществление своих чаяний вопреки желанию буржуазии, не желающей доведения революции до конца. Примером буржуазно-демократической революции является революция 1905 - 1907 годов в России, возглавляемая пролетариатом, стремившимся установить союз с крестьянством. Буржуазно-демократической (а не "адвокатской", как возражал Уэллсу товарищ Сталин) была и французская буржуазная революция XVIII века, хотя она совершилась в другую историческую эпоху и открывала другие перспективы чем революции 1905 года.

Законченную характеристику различия между ранними буржуазными революциями Запада и буржуазной революцией в России товарищ Сталин дает в своих гениальных "Основах ленинизма":

"Буржуазные революции Запада (Англия, Франция, Германия, Австрия) пошли, как известно, по другому пути. Там гегемония в революции принадлежала не пролетариату, который не представлял и не мог представлять по своей слабости самостоятельную политическую силу, а либеральной буржуазии. Там освобождение от крепостнических порядков получило крестьянство не из рук пролетариата, который был малочислен и неорганизован, а из рук буржуазии. Там крестьянство шло против старых порядков вместе с либеральной буржуазией. Там крестьянство представляло резерв буржуазии. Там революция привела, ввиду этого, к громадному усилению политического веса буржуазии.

В России, наоборот, буржуазная революция дала прямо противоположные результаты. Революция в России привела не к усилению, а к ослаблению буржуазии, как политической силы, не к умножению ее политических резервов, а к потере ею основного резерва, к потере крестьянства. Буржуазная революция в России выдвинула на первый план не либеральную буржуазию, а революционный пролетариат, сплотив вокруг него многомиллионное крестьянство.

Этим, между прочим, и объясняется тот факт, что буржуазная революция в России переросла в пролетарскую революцию в сравнительно короткий срок. Гегемония пролетариата была зародышем и переходной ступенью к диктатуре пролетариата"1 .

В буржуазной революции 1789 года французская буржуазия выступала в роли защитницы народных интересов. Именно поэтому крестьянство стало союзником и резервом французской буржуазии и помогало ей одержать победу. В русской революции буржуазия не могла играть такой революционной роли, как в конце XVIII века во Франции. Связанная с царизмом, злейшим врагом народа, буржуазия стремилась ограничиться реформами, она боялась и не хотела доведения буржуазно-демократической революции до конца. В этой обстановке только новый революционный класс - пролетариат - мог добиться в союзе с крестьянством победы над царизмом.

Товарищ Сталин предостерегает историков против упрощенных исторических параллелей и аналогий и сам пользуется ими не столько для сравнения, сколько для противопоставления, чтобы резче подчеркнуть различную историческую обстановку. Так например товарищ Сталин привлекает материал из истории французской буржуазной революции для того, чтобы подчеркнуть, что в России в период буржуазно-демократической революции обстановка была совершенно иная чем во Франции.

Он показывает, что между двумя буржуазными революциями - французской и русской - был целый ряд различий, вытекавших из изменения общественной обстановки. Товарищ Сталин подчеркивает, что в период французской буржуазной революции конца XVIII столетия не могло стоять вопроса о социалистическое перевороте. В период русской буржуазно-демократической революции, наоборот, между буржуазно-демократической революцией и социалистической революцией была прямая связь: первая перерастала во вторую. Весь исторический анализ условий и особенностей России начала XX столетия приводит к общему выводу, что Россия уже созрела для социалистической, пролетарской революции.

Применяя марксистско-диалектический метод к истории общества, товарищ Сталин подчеркивает, что "каждый общественный строй и каждое общественное движение в истории надо расценивать не с точки зрения "вечной справедливости"


1 И. Сталин "Вопросы ленинизма", стр. 37 - 38. 11-е изд.

стр. 13

или другой какой-либо предвзятой идей, как это делают нередко историки, а с точки зрения тех условий, которые породили этот строй и это общественное движение и с которыми они связаны"1 .

"Понятно, - пишет товарищ Сталин, - что без такого исторического подхода к общественным явлениям невозможно существование и развитие науки об истории, ибо только такой подход избавляет историческую науку от превращения ее в хаос случайностей и в груду нелепейших ошибок"2 .

В нашей исторической литературе совершенно недостаточно разрабатываются на конкретном историческом материале отдельные периоды истории создания и развития социалистического государства. В этом отношении товарищ Сталин, продолжая и развивая марксизм-ленинизм, создал неоценимого значения методологические основы для историка советского периода.

Вслед за Марксом, Энгельсом и Лениным товарищ Сталин выясняет и развивает законы развития общества на новом историческом этапе - переходе от капитализма к социализму. Исключительно глубоко и конкретно он прослеживает различные стороны пролетарской диктатуры и отдельные этапы ее исторического развития. Для историков советского периода неоценимы методологические указания товарища Сталина, относящиеся к характеристике советской власти как государственной формы диктатуры пролетариата, принципиально отличной от старой буржуазно-демократической и парламентской формы.

Делая общий вывод об исторических преимуществах советской власти, товарищ Сталин пишет: "Республика Советов является, таким образом, той искомой и найденной, наконец, политической формой, в рамках которой должно быть совершено экономическое освобождение пролетариата, полная победа социализма. Парижская коммуна была зародышем этой формы. Советская власть является ее развитием и завершением"3 .

Разоблачая реставраторов капитализма и врагов социализма, товарищ Сталин с исключительным мастерством применяет метод исторического анализа для того, чтобы показать, что стоящий у власти пролетариат может и должен использовать крестьянские резервы для того, чтобы сомкнуть социалистическую индустрию с сельским хозяйством и подвести под диктатуру пролетариата фундамент социалистической экономики.

Разрабатывая учение о материальных основах социалистического общества, товарищ Сталин особенно подчеркнул связь между производительными силами и производственными отношениями в СССР, где "производственные отношения находятся в полном соответствии с состоянием производительных сил, ибо общественный характер процесса производства подкрепляется общественной собственностью на средства производства"4 .

Вместе с тем товарищ Сталин дает указание и в отношении движущих сил социалистического общества, отмечая прежде всего морально-политическое единство нашего советского народа.

Всемирноисторическое значение для развития марксистско-ленинской теории государства, а следовательно, и для развития исторической науки, занимающейся историей советского периода, представляют доклады товарища Сталина "О проекте Конституции СССР" и на XVIII с'езде партии, в которых товарищ Сталин дал блестящий анализ развития государства в стране победившего социализма.

Товарищ Сталин вместе с Лениным заложил мощный фундамент советского государства, одной из основ которого является великая дружба народов СССР.

Изучение не только высказываний товарища Сталина по вопросам создания советского государства, но и гигантской роли самого товарища Сталина как вождя СССР, заслуживает, как подчеркивает товарищ Молотов, специального внимания историков-исследователей.

Советские историки считают своим долгам и обязанностью отдавать все свои силы на создание истории великого Советского Союза, такой истории нашей великой социалистической родины, которая действительно могла бы стать средством идейно-политического воспитания миллионов трудящихся нашей страны и трудящихся всего мира в духе коммунизма.

Руководствуясь величайшего значения методологическими указаниями и директивами нашего вождя и учителя товарища Сталина, гениального продолжателя дела Ленина, непоколебимо отстаивая теоретические позиции марксизма-ленинизма, отдавая все свои силы для глубоко научной разработки конкретного исторического материала, советские историки поднимут историческую науку в СССР на ту принципиальную высоту, какой требует великий Сталин от передовой советской науки, облегчающей советскому народу его борьбу за коммунизм.


1 И. Сталин "Вопросы ленинизма", стр. 539. 11-е изд.

2 Там же, стр. 540.

3 Там же, стр. 35.

4 Там же, стр. 558.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/СТАЛИН-И-ИСТОРИЧЕСКАЯ-НАУКА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Анастасия КольцоContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Kolco

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. ПАНКРАТОВА, СТАЛИН И ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 29.08.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/СТАЛИН-И-ИСТОРИЧЕСКАЯ-НАУКА (date of access: 30.09.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. ПАНКРАТОВА:

А. ПАНКРАТОВА → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Анастасия Кольцо
Saint-Petersburg, Russia
2448 views rating
29.08.2015 (1858 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Новый социализм нужно строить, опираясь на новую теорию социализма. Новая теория социализма отказывается от диктатуры пролетариата, ибо практика развития старого социализма показала, что диктатура пролетариата не может быть не чем иным, как только диктатурой кучки коммунистических чиновников, или, как очень остроумно назвала её Роза Люксембург «диктатурой НАД пролетариатом». А появление у руля этой диктатуры таких предателей как Ельцин, неизбежно ведёт социализм к краху. Новый социализм, построенный на старой теории, ждёт такая же участь.
Малоизвестные страницы истории Великой Отечественной войны. Сейчас, когда открылись как отечественные, так и зарубежные архивы, стало возможным воссоздать картину одного из драматических эпизодов самого начального периода войны..... Западный фронт, бои в июне-июле 1941 года на втором стратегическом рубеже..... 22-ая армия под командованием генерал-полковника Ф.А. Ершакова..... Бои армии в Белоруссии на берегах реки Западная Двина на участке Дрисса - Дисна - Полоцк..... Начало широкого наступления немцев на восток было положено с маленького плацдарма в районе города Дисна
Catalog: История 
В статье рассматривается отражение образа Соловья-разбойника в романе М. А. Булгакова "Мастер и Маргарита" в связи с эпизодом свиста Бегемота и Коровьева при прощании героев с Москвой, а также связь образа Бегемота с образом Соловья-разбойника и героя древнеиндийского эпоса - Панду, а шире - связь русской литературы через "Закатный роман" Булгакова и поэму "Руслан и Людмила" А. С. Пушкина с древнеиндийскими произведениями: "Махабхаратой" и "Рамаяной".
Солнечная система является фрагментом распада нейтронного ядра нашей Галактики Млечный путь. Выброс нейтронного фрагмента Солнца из нейтронного ядра нашей Галактики произошёл приблизительно 10млр. лет назад. Всё это время нейтронный фрагмент перемещается по одному из спиральных рукавов нашей Галактики. Расширение происходит примерно по гиперболической траектории, которая вращается вокруг центра. Полный оборот вокруг центра нейтронного ядра Галактики, Солнце совершает примерно за 230млн.лет. Удаление от центра Галактики до Солнечной системы \simeq27700св. ле
Catalog: Физика 
18 days ago · From Владимир Груздов
Раскрытие тайны диалектики идеального и материального в реальном мире и в сознании человека
Catalog: Философия 
28 days ago · From Аркадий Гуртовцев
Энергия частицы является ключевым объяснением расширения Вселенной. В процессе расширения Вселенной участвуют пять частиц. Четыре массовые - нейтрон, протон, электрон и позитрон. Пятая частица условно без массовая - фотон. Позитрон и фотон не являются строительными кирпичиками материи Вселенной. Эти частицы выполняют вспомогательные функции в процессах преобразования материи и расширения Вселенной. Окружающий материальный мир организован из нейтронов, протонов и электронов. Сочетания, комбинации и перестановки этих трёх частиц, образуют окружающий нас мир
Catalog: Физика 
31 days ago · From Владимир Груздов
При любом взаимодействии масс, на любом уровне, создаются потенциалы взаимодействия в любых процессах расширения Вселенной. Этим определением рассмотрим вопросы, связанные с массой и энергией взаимодействующих объектов. Когда объекты (частицы, молекулы) потенциально взаимодействуют, они создают градиенты потенциального взаимодействия. Эти градиенты регулируют энергию и массу объектов и Вселенной в целом.
Catalog: Физика 
47 days ago · From Владимир Груздов
Жан Ланн
Catalog: История 
52 days ago · From Россия Онлайн
Кризис муниципальных финансов в России в 1917 г.
Catalog: Экономика 
52 days ago · From Россия Онлайн
Благотворительная деятельность предпринимателей Парамоновых на Дону. 1914-1915 гг.
Catalog: История 
52 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 
Наталья Свиридова·jpg·25.22 Kb·139 days ago

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
СТАЛИН И ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones