Libmonster ID: RU-14553
Author(s) of the publication: Д. П. УРСУ

Возникновение в странах Тропической Африки своей исторической науки - явление, которое получило образное название "деколонизации истории"1 , - было одним из важных моментов становления национального самосознания и идеологии освободительного движения, завершившегося ликвидацией иностранного политического господства. Если на первом этапе антиколониальной борьбы обращение к прошлому было призвано обосновать наличие у африканских народов самобытной культуры и цивилизации, собственной системы этических ценностей и на этой идейной основе сплотить массы под патриотическими лозунгами, то после завоевания независимости исторические знания служат задачам социальной и национальной консолидации, широко используются в комплексе идеологического воздействия на массы в зависимости от политической ориентации отдельных государств.

В тех странах Африки, где борьба против иностранного гнета сопровождалась глубокими социальными преобразованиями, история стала важным средством повышения сознательности народных масс, их сплочения в процессе строительства новой жизни. "Необходимо, чтобы каждый революционер знал историю своей страны", - говорится в первой книге по истории Анголы, созданной группой авторов - членов МПЛА. Изучая прошлое своей родины, борцы за свободу познают силу и мужество народных масс, их решающую роль в развитии общества2 . Одной из первоочередных задач идеологической работы в Эфиопии считается создание подлинно народной истории страны в соответствии с марксистской теорией и методологией. В статье "История и культура как классовое оружие", помещенной в ведущей газете этой страны, подчеркивалось, что новая история и новая культура - источник моральной силы и революционной энергии3 . В странах, где развитие пошло по капиталистическому пути, местная реакция в союзе с неоколониализмом пытается использовать историческую науку в своих политических целях: для защиты отживших социальных институтов, обоснования территориальных притязаний к соседним государствам, проповеди национализма и сепаратизма, имея в виду в конечном итоге отрыв африканских


Автор выражает свою признательность малийским историкам Мадине Ли, Юсуфу Сиссе и Минабе Диарре за помощь в сборе материалов.

1 Появление этого выражения связано с названием книги алжирского историка М. Салхи (M. Salhi. Decoloniser l'histoire. Introduction a l'histoire du Maghreb. P. 1965). На русском языке опубликованы введение и заключение к этой книге ("Говорят африканские историки". М. 1977, стр. 122 - 133); см. также статью канадского ученого М. Клейна (M. Klein. The Decolonization of West African History. "Journal of Interdisciplinary History", 1975, N 1).

2 "Historia de Angola (Apontamentos)". Alger. 1965, p. 1.

3 "The Ethiopian Herald", 10.IV.1977.

стр. 70


народов от общего фронта борьбы против империализма, за демократию и социальный прогресс.

Среди советских работ, в которых анализируются новейшие тенденции национальной исторической науки в Африке, - статьи и книги И. И. Потехина, Л. Е. Куббеля, Б. С. Ерасова, В. Г. Солодовникова, А. Б. Летнева, Ю. Н. Зотовой, Н. Б. Кочаковой, Б. А. Шабаева и др.4 . Вопросы генезиса африканской историографии, ее основная проблематика освещаются в работах африканистов стран социалистического содружества: В. Маркова (ГДР), Е. Войкулеску (Румыния), Н. Ассородобрай (Польша), В. Павликовой (ЧССР)5 . Историографическим проблемам колониализма и становления антиколониальных сил в Африке были посвящены научные симпозиумы ученых социалистических стран в Варне (июнь 1975 г.) и Будапеште (сентябрь 1977 г.). Однако изучение деятельности современных африканских историков только начинается, обобщающих трудов еще нет, а в опубликованных работах больше говорится об изучении истории Африки на других континентах.

Разработка проблемы становления африканской исторической науки тем более актуальна, что в капиталистических странах растет поток публикаций по всем отраслям истории Африки, часто с целью сохранить и укрепить в молодой африканской историографии буржуазные идейно-методологические концепции. Характерны в этом отношении историографические обзоры французского африканиста консервативного направления А. Брюншвига и специальные номера различных исторических журналов США, Англии и Франции, а также обобщающая работа П. Верто, в которой возрождаются давно опровергнутые наукой мифы колонизаторов и расистов6 . В США издается с 1974 г. Ассоциацией африканских исследований специальный журнал ("History in Africa") по вопросам методологии и историографии африканской истории.

В настоящей статье сделана попытка осветить некоторые вопросы, касающиеся генезиса национальной историографии стран Тропической Африки: ее истоки и этапы развития, постановку исторического образо-


4 И. И. Потехин. Основные проблемы истории народов Африки, "Коммунист", 1961, N 12; Л. Е. Куббель. Новые исследования по истории Мали. "Советская этнография", 1961, N 3; его же. Доколониальная Африка в трудах Ш. А. Диопа. "Советская этнография", 1969, N 4; Б. С. Ерасов. Тропическая Африка: идеология и проблемы культуры. М. 1972; В. Солодовников, А. Летнев. Новейшие тенденции в историографии Африки. "Коммунист", 1973, N 5; Ю. Н. Зотова. Проблема "косвенного управления" в современной англоязычной западноафриканской историографии. "Советская этнография", 1973, N 6; Б. А. Шабаев. Основные проблемы экономической истории Западной Африки в африканской историографии. "Марксистско- ленинская наука о путях преодоления отсталости африканских стран" (Материалы II Всесоюзной конференции африканистов СССР). Ч. П. М. 1974, и др.

5 W. Markov. Afrikanische Geschichtsschreibung hetite. "Zeitschrift fur Geschichts-wissenschaft", 1964, N 1; N. Assorodobraj. Rofa historii w narodzinach swiadomosci riarodowej w Afryce Zachodniej. "Studia socjologiczne", 1967, N 1; V. Pawlikova. Problemy africkej historiografie. "Historicky casopis", 1975, N 4; E. Voiculescu. Coor-donate ale istoriei africane contemporane. "Anale de islorie", 1977, N 1; ejusd. Decolo-nizarea spirituala. "Anale de istorie", 1978, N 4.

6 H. Brunschvig. L'imperialisme en Afrique noire. "Revue Historique", 1973, N 505; ejusd. Histoire de l'Afrique Noire (1970 - 1975). "Revue Historique", 1976, N 519; "Slavery, Colonialism and Racism". "Daedalus". Vol. 103, 1974, N 2 (вышло отдельным изданием в Нью-Йорке в 1974 г.); "Afrique et Univers Colonial. Comptes rendus". "Anna-les. E.S.C.", 1974, N 2; "Issue. Quarterly Journal of Africanist Opinion". Vol. VI, 1976, N 2 - 3; "Histoire africane: constatations, contestations". "Cahiers d'Etudes africaines", Vol. 16, 1976, N 1 - 2; P. Bertaux. L'Afrique de la prehistoire a l'epoque contemporaine. P. - Montreal. 1973; "Afrique: Histoire et Ethnologic". "Annales. E.S.C.", 1977, N 2. Методологическим проблемам истории колониализма посвящен специальный выпуск французского журнала "Revue d'histoire moderne et contemporaine", 1975, N 3. В опубликованной Гуверовским институтом 5-томной работе "Колониализм в Африке, 1870 - 1960" предпринята попытка оправдать колониальные захваты и опровергнуть ленинскую концепцию империализма (см. "Colonialism in Africa, 1870 - 1960". Vol. 1. Cambridge. 1969, pp. 22 - 23; Vol. 2. 1970, pp. 525 - 526).

стр. 71


вания в средней и высшей школе, зарождение различных идейно- методологических течений и школ.

Современная историческая наука в странах Тропической Африки прошла долгий путь становления, ее истоки следует искать в донаучной традиционной историографии. Историческая мысль и историческое самосознание народов этого региона, несмотря на отсутствие у многих из них письменности, первоначально проявлялись преимущественно в устных формах. Исторический опыт народа передавался в мифологических образах, на что указывал Ф. Энгельс7 , и групповых обрядах, связанных с культом предков8 , позже - в эпических сказаниях, преданиях и песнях. "Эпос - это живое прошлое народа в масштабах героической идеализации. Отсюда его научная, историческая ценность и в то же время его большое общественное, культурно- воспитательное значение", - писал акад. В. М. Жирмунский. Широко известен афоризм акад. Б. Д. Грекова: "Былины - это история, рассказанная самим народом"9 .

Как и на других континентах, устная традиция в Африке, будучи ценным источником для изучения прошлого10 , является формой существования исторических знаний у народов, не имеющих своей письменности. Народный эпос с его глубоким историзмом - начальная, самая древняя ступень донаучной историографии. В яркой, образной форме устная традиция передает из поколения в поколение исторические знания и представления, формируя тем самым национальное самосознание. Хранители традиционных исторических знаний, профессиональные певцы-сказители, известные в странах Западной Африки как гриоты, были своеобразными живыми "архивами", которые сохраняли социальную память народа.

Другой исходной базой формирования современной африканской историографии стали труды африканских авторов как на арабском, так и на местных африканских языках (хауса, суахили, амхарском, фула, канури, бамум). Разнообразные письменные источники, особенно суданские хроники XVI - XVIII вв. - "Тарих ал фетташ", "Тарих ас-Судан", "Тазкират ан-нисьян", хроники городов восточного побережья Африки и Северной Нигерии, сочинения А. Баба, О. дан Фодио, М. Белло, султана Нджойи, А. Кагвы и других, содержали ценные сведения по политической и социальной истории многих народов. В них, хотя и в зачаточной форме и с типичных для поздней мусульманской историографии позиций, предпринимаются попытки осмыслить исторический процесс, обнаружить его движущие силы, связать воедино разрозненные события прошлых эпох. Эти тексты являются памятниками исторической мысли африканских народов, отражающими процесс накопления и развития знаний о прошлом. Вполне правомерно поэтому изучение


7 См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 21, стр. 103; На африканском материале эта мысль раскрыта в работе: Е. С. Котляр. Миф и сказка Африки. М. 1975.

8 Б. Б. Пиотровский. Значение культурного наследия для развития культуры и формы его сохранения. "Новая и новейшая история", 1976, N 1, стр. 94 - 95.

9 Б. Д. Греков. Киевская Русь. М. 1953, стр. 7; В. М. Жирмунский. Народный героический эпос. Сравнительно-исторические очерки. М. - Л. 1962, стр. 195; см. также: М. М. Плисецкий. Историзм русских былин. М. 1962; Е. М. Мелетинский. Происхождение героического эпоса. Ранние формы и архаические памятники. М. 1963; Б. А. Рыбаков. Древняя Русь. Сказания. Былины. Летописи. М. 1963; В. К. Соколова. Русские исторические предания. М. 1970; А. Я. Гуревич. История и сага. М. 1972; его же. Норвежское общество в раннее средневековье. Проблемы социального строя и культуры. М. 1977; J. Vancina. La legende du passe: traditions orales du Burundi. Tervuren. 1972.

10 Источниковедческий анализ устной традиции народов Тропической Африки см. в статьях В. А. Бейлиса и Э. С. Львовой ("Источниковедение африканской истории". М. 1977, стр. 67 - 106). Оживленную дискуссию среди историков-африканистов вызвала книга американского автора Д. Хениджа, пытавшегося взять под сомнение достоверность устных фольклорных источников (см. D. Henige. The Chronology of Oral Tradition. Quest for a Chimera. Oxford. 1974; V. Person. La Chimere se defend. "Ca-hiers d'Etudes africames". Vol. XVI, 1976, N 1 - 2, pp. 405 - 408).

стр. 72


средневековых африканских хроник (так же, как и, например, русских летописей11 ) не только с точки зрения источниковедения, но и как свод исторических знаний, пропущенных через призму мировоззрения составителя. Хроники, таким образом, представляют собой определенный этап развития африканской историографии12 .

Традиционная африканская история, выполняя важные социальные и идеологические функции в традиционных обществах Тропической Африки, на протяжении многих веков была единственной формой существования исторической мысли и исторических знаний народов этого региона. Трудно отрицать преемственные связи между нею и научной историей. Было бы, однако, преувеличением считать, как это делают иногда некоторые ученые, что современный африканский историк - это гриот прошлого, вооруженный научными методами. Между традиционной историей и научной историей имеется принципиальное различие. В традиционной истории существует разрыв между накоплением конкретных исторических знаний и их рациональной интерпретацией. Исторический процесс объясняется с точки зрения мусульманского или языческого провиденциализма действием сверхъестественных сил, история поэтому приобретает мистический, полуфантастический характер. В традиционной исторической мысли отсутствует идея прогресса, поступательного развития общества; движение здесь идет по кругу, постоянно возвращаясь к исходным рубежам. Цикличность процесса обусловлена природно-экологическими и хозяйственными ритмами в условиях застойной жизни доиндустриального общества13 . Отраженное в традиционной историографии мировоззрение является неразработанным и бессистемным, многослойным14 . Донаучная историческая мысль еще не осмысливала себя теоретически, в ней отсутствовали попытки критического подхода к самой традиционной истории, ее понятийному аппарату, движущим силам, внутренним закономерностям, ее сильным и слабым сторонам. "Все знания находятся внутри этой системы, и не может быть знания о самой системе"15 .

Традиционная история в Африке отражала массовое сознание на уровне донаучных, в частности магических, представлений о мире и социальной действительности; она до сих пор не вытеснена полностью научной историей. Можно согласиться с мнением польского ученого А. Грабского об одновременном существовании различных историй, отражающих прошлое на разных уровнях соответствия исторической правде, выполняющих дифференцированные общественные функции; кроме того, эти истории обладают специфическими системами отсчета времени. Историческую мысль Грабский определяет как "интеллектуальную организацию припоминаемых человеком исторических событий и их интерпретацию как истории", причем отмечает сложную иерархию


11 Д. С. Лихачев. Национальное самосознание древней Руси. М. - Л. 1945, стр. 45 - 51; его же. Русские летописи и их культурно-историческое значение. М. - Л. 1947, стр. 58 - 59; "Историография истории СССР". М. 1971, стр. 22 - 29; А. М. Сахаров. Историография истории СССР. Досоветский период. М. 1978, стр. 19 - 26.

12 Подробный источниковедческий анализ африканских хроник и других произведений исторического характера см. в статьях Л. Е. Куббеля, Ю. К. Щеглова, Г. В. Цыпкина, В. Е. Овчинникова ("Источниковедение африканской истории"). Рассмотрение этих текстов как историографических фактов остается задачей будущего.

13 Тезис о циклической основе античного историзма вполне применим и к традиционному африканскому историзму (см. А. Ф. Лосев. Античная философия истории. N. 1977, стр. 17 - 30, 42 - 45).

14 А. Грамши. О литературе и искусстве. М. 1967, стр. 179.

15 П. Тульвисте. К интерпретации параллелей между онтогенезом и историческим развитием мышления. "Труды по знаковым системам". Вып. VIII. Тарту. 1977, стр. 99 - 101. Только инерцией словоупотребления можно объяснить применение термина "историческая наука" к такому явлению, как, скажем, арабская историография в Испании в IX - X вв. (см. К. А. Бойко. Арабская историческая литература в Испании (VIII - первая треть XI в.). М. 1977, стр. 9, 88).

стр. 73


различных историй: от примитивной истории древних мифов и легенд через народную историю к научной историографии и историософии, которая трактуется как философская рефлексия относительно смысла истории16 .

Традиционная история в устной и письменной формах создала предпосылки для успешной научно-публицистической деятельности первых африканских просветителей во второй половине XIX - начале XX в., использовавших знания для пробуждения национального самосознания и обоснования ряда политических положений, ставших впоследствии составными элементами африканского национализма. В исторических и этнографических трудах африканских авторов из британских колоний и Либерии-Дж. Джонсона, Дж. Хортона, С. Кроутера, Э. Блайдена, Дж. Сарбы, К. Хейфорда, Дж. Данква, а также в их публицистике содержится аргументированная критика расистских теорий, берутся под сомнение или опровергаются отдельные тезисы английской буржуазной историографии17 . Для ранних этапов историографии, рождающихся в условиях национально-колониального гнета, характерно преобладание сочинений, содержащих большой заряд патриотических чувств, обращение к фактам и примерам прошлого, имеет целью пробуждение национального самосознания. Это скорее публицистика с элементами истории или же гибрид публицистики и истории.

Менее полемический характер имеют книги других авторов, которые, широко используя устную традицию, первые газеты в британских колониях, обращаясь к архивным данным, дают фактографическое описание прошлого как отдельных народов, так и колоний в целом. По-видимому, первой попыткой такого рода была книга учителя из Фритауна А. Б. Сибторпа. Внимательное знакомство с нею убеждает в том, что это по существу не история, а хроника правления английских губернаторов, деятельности епископов и священников, причем автор большое внимание уделяет служителям церкви из местных уроженцев18 . Другими произведениями, которые в определенной степени порывают с традиционной историографией и где авторы начинают использовать отдельные рациональные методы европейской буржуазной исторической науки XIX в., были книги К. К. Рейндорфа "История Золотого Берега и Ашанти", увидевшая свет в 1895 г. в Базеле, и С. Джонсона "История йоруба", которая была завершена в 1897 г., но напечатана лишь в 1921 году. В Восточной Африке в это время развернулась плодотворная деятельность видного государственного деятеля А. Кагвы, уделявшего большое внимание сбору и изучению устной исторической традиции, на основе которой им был опубликован ряд произведений о правителях феодального государства Буганда; наиболее известна его книга "Короли Буганды", впервые изданная в Лондоне в 1901 году19 .


16 A. F. Grabski. Mysl historyczna polskiego Oswiecenia. Warszawa. 1976, str. 9 - 10. А. М. Сахаров писал о различных формах познания прошлого, причем в их иерархии на высшую ступень он ставит теоретическое сознание, которое лежит в основе науки (А. М. Сахаров. О предмете историографических исследований. "История СССР", 1974, N 3, стр. 98 - 99; см. также Н. А. Ерофеев. Что такое история. М. 1976, стр. 4 - 6, 26 - 27)

17 И. И. Потехин. Становление новой Ганы. М. 1965; "История национально-освободительной борьбы народов Африки в новое время". М. 1976; М. Ю. Френкель. Общественная мысль британской Западной Африки во второй половине XIX в. М. 1977; его же. Африканские истоки теории негритюда. "Народы Азии и Африки", 1979, N 1.

18 A. B. C. Sibthorpe. The History of Sierra Leone. 4th ed. L. 1970.

19 J. D. Fage. Continuity and Change in the Writing of West African History. "African Affairs", Vol. 70, 1971, N 280, pp. 243 - 244; S. Kiwanuka. Introduction. A. Kaggwa. The Kings of Buganda. Nairobi. 1971, pp. XXIV - XLVIII; A. Adjayi. Nineteenth Century Origins of Nigerien Nationalism. "Perspectives on the African Past". Boston. 1972, p. 526; V. Pawlikova. Sir Apolo Kaggwa and the Origins of Luganda Literature. "Asian and African Studies". Bratislava. Vol. XI, 1975, pp. 197 - 206.

стр. 74


В 20-е годы печатаются первые труды африканцев во французских колониях Заладной Африки. В местных изданиях появляются, очерки, статьи, заметки, в которых затрагиваются отдельные вопросы этнической истории, описываются обычаи различных народностей, публикуются эпические сказания, легенды, поговорки и пословицы. Эти публикации будили интерес местной общественности к истории, показывали стремление африканской интеллигенции самостоятельно разрабатывать культурное наследие прошлых цивилизаций. Среди наиболее значительных можно назвать книгу М. Травеле "Пословицы и сказки бамбара" (1923 г.), очерк Ф. Д. Сиссоко "Французский Судан" (1927 г.), в котором звучат сильные антиколониальные настроения; жгучие вопросы современной истории трактуются в работах Ламина Сенгора (в одной из них, по выражению автора предисловия французского коммуниста П. Вайяна-Кутюрье, дана "вся история колониализма"), а также в книге Б. Диалло20 .

Весьма показательной для первых африканских историков-непрофессионалов, энтузиастов исследования прошлого является научная деятельность сельского учителя М. Сидибе (бывший французский Судан, ныне Республика Мали). Его первые этнографические заметки появляются в печати еще в 1918 - 1919 годах. Затем он изучает историю и фольклор области Бобо-Диулассо (Верхняя Вольта), публикует статью по истории Западного Судана в XVIII - XIX вв. (в 1935 г.), собирает материал о жизни легендарного основателя империи Мали Сундияты (рукопись 1937 г., вышла в свет в 1969 г.). Кроме того, он представляет на колониальную выставку в Париже в 1937 г. свои работы о доколониальном Судане и по истории его колонизации французами. Сидибе до глубокой старости интересовался прошлым своей страны21 . В Гане изучением народа аквапим, сбором преданий о прошлом и письменных источников многие годы занимался историк-любитель Б. Акуффо, опубликовавший небольшую книжку на родном языке. В крупного ученого, автора ряда работ по истории и этнографии вырос адвокат Д. Б. Данква22 . Придворный короля Бенина Д. Эгхаревба, знаток исторической традиции йоруба, написал 28 книг, наиболее известная из которых, "Краткая история Бенина", была напечатана в 1935 г. в Ибадане23 . В Дагомее в период между мировыми войнами традиционную историю изучает католический священник Г. Кити24 . Подобных примеров можно было бы привести гораздо больше.

Деятельность первых непрофессиональных историков явилась своеобразным мостом между традиционной и научной историей, она подготовила благоприятный общественный климат для последующего этапа развития национальной историографии стран Тропической Африки. Многие африканские интеллигенты (учителя, адвокаты, врачи, журналисты, профсоюзные деятели), несмотря на отсутствие специального образования и имея самое общее представление о методике исторических изысканий, на основе изучения фольклорных данных, богатых исторических традиций, владея конкретным материалом, в 20 - 40-е


20 А. Б. Летнев. Общественное движение и общественная мысль во французских колониях Западной Африки. "Африка в новое и новейшее время". М. 1976, стр. 136 - 141. О деятельности Л. Сенгора см. J. Ayodele Langley. Pan- Africanism and Nationalism in West Africa. 1900 - 1945. A Study in Ideology and Social Classes. Oxford. 1973.

21 B. Cisse, Ouvrages principaux de Mamby Sidibe. "Etudes Maliennes", Bamako, 1975, N 15.

22 И. И. Потехин. Гана сегодня. Дневник. 1957 г. М. 1959, стр. 81, 126 - 127; см. также L. H. Ofosu-Appiah. The Life and Times of Dr. J. B. Danquah. Accra. 1974, pp. 154 - 157.

23 J. Jahn, U. Schild, A. Nordmann. Who's Who in African Literature. Biography, Works, Commentaries. Tubingen. 1972, p. 119; R. Law. Early Yoruba Historiography. "Historiy in Africa", 1976, N 3, pp. 69 - 89.

24 Его жизни и деятельности посвящен специальный номер дагомейского журнала: "Etudes Dahomeennes", Porto-Novo, 1968, N 11.

стр. 75


годы создали немало интересных работ, которые подготовили рождение национальной исторической науки. Образованные африканцы использовали полученные знания для реабилитации собственной цивилизации, для сохранения своей культуры и исследования прошлого/Эта культурная рецепция (заимствование в области культуры)25 дала возможность африканцам овладеть новыми формами идеологической борьбы против колониального угнетения. В то же время их деятельность способствовала формированию африканской национальной историографии как составной части мировой исторической науки. Отметим, однако, что в этот период африканская история как современная наука еще не существовала; возникают лишь определенные общественные и научно-информационные предпосылки для ее создания. К этому следует добавить слабость научно-исследовательских учреждений исторического профиля в данном регионе и почти полное отсутствие квалифицированных национальных кадров.

Национальная историография как современная наука возникла в странах Тропической Африки во второй половине 50-х годов, в период бурного подъема национально-освободительного движения, и в своем развитии прошла два этапа26 . На начальном этапе она формировалась в обстановке ликвидации колониального угнетения и возникновения самостоятельных государств, поиска модели социально-экономического развития, борьбы за достижение независимости в экономической и культурной областях. В этот период происходит расширение масштабов исторических исследований и появляются национальные кадры профессиональных историков. В научных публикациях подвергается резкой критике ряд положений буржуазной исторической науки. Главное место занимает переосмысление уже известных фактов с антиимпериалистических и националистических позиций. В методологическом плане африканские историки, не порывая с господствующими буржуазными идейно-теоретическими направлениями, отвергают европоцентризм и в большинстве своем развивают теорию "исключительности" исторического пути своего континента. Идеологи национально-освободительного движения провозглашают необходимость "переписать" историю африканских народов, очистив ее от фальсификаций колонизаторов, подчеркивают пропагандистский, прикладной характер исторической науки.

В начале 70-х годов наступил новый этап в развитии африканской историографии. Это был период углубления национальных революций в Африке, когда борьба за национальное освобождение стала все более приобретать антифеодальную и антикапиталистическую направленность. Обострение классовых отношений сопровождалось более четким размежеванием различных политических сил и идеологических течений. Как указывалось на XXV съезде КПСС, в освободившихся странах "наперекор трудностям... происходят глубокие прогрессивные изменения"27 . В странах Тропической Африки наблюдаются серьезные перемены в исторической науке: создаются центры исследований, которые расширяют тематику изучения прошлого. Публикуются первые обобщающие труды, синтезирующие накопленные знания. Оформляются теоретико- методологические течения, направления и школы. Рождается историческая наука в освободившихся от колониального гнета Анголе, Мозамбике, Гвинее- Бисау; новая историография формируется в Эфиопии.


25 Л. Е. Куббель. Вопросы развития современной культуры стран Африки в свете ленинского учения о культурной преемственности. "Советская этнография", 1970, N 2 стр. 48 - 50.

26 Слишком дробная периодизация и точная датировка этапов развития молодых историографии стран Азии и Африки представляются малообоснованными (ср. В. А. Цыганов. Индонезийская историография национально-освободительного движения. "Национальная историография стран Юго-Восточной Азии". М. 1974, стр. 68 - 70).

27 Л. И. Брежнев. Ленинским курсом. Речи и статьи. Т. 5. М.. 1976, стр. 460.

стр. 76


Граница между процессом накопления исторических знаний и рождением исторической науки, между донаучным и научным периодами обозначилась во второй половине 50-х годов. Именно в то время происходит качественный скачок - исторические знания нашли свое теоретическое объяснение в рационалистических концепциях первых африканских историков- профессионалов. Становление научной африканской истории происходило в результате сложного взаимодействия и синтеза традиционной истории и современной мировой исторической науки. Господствующее влияние на этот процесс оказывала буржуазная методология. "Процесс взаимодействия с внешней, европейской, цивилизацией, - справедливо замечает В. Иорданский, - уже давно стал элементом внутреннего развития национальной культуры в африканских странах"28 .

Социально-политическая обусловленность развития любой науки, а исторической в особенности, которая проявляется на всех этапах ее эволюции, наиболее зримо ощущается в момент ее рождения. Таким переломным событием в социальной, политической и культурной истории народов Тропической Африки, оказавшим громадное воздействие на все стороны общественной жизни, было завоевание ими политической независимости. Именно подъем борьбы народов Тропической Африки за независимость в 50-е годы создал необходимую предпосылку для окончательного, оформления системы исторических воззрений как составной части идеологии национально- освободительного движения. Естественно поэтому большое влияние идеологов этого движения К. Нкрумы, Л. Сенгора, а также крупнейшего афро- американского историка У. Дюбуа на идейно-политическое мировоззрение первых африканских историков. В свою очередь, их труды снабжали политиков важными историческими аргументами, помогали мобилизовать народные массы на борьбу против чужеземного угнетения29 .

В середине 50-х годов выходит в свет ряд сочинений африканских авторов, ознаменовавших рождение национальной африканской историографии как современной науки. К ним относятся книги сенегальца Ш. А. Диопа, ганца Дж. Де Графт-Джонсона, нигерийца К. О. Дике, а также цикл работ по истории Руанды А. Кагаме30 . На основе широких обобщений, которые не всегда были научно аргументированы, первые два автора утверждали ценности африканской цивилизации, ее вклад в мировую культуру, резко отвергая тезис колонизаторов о "народах без истории и без культуры". Особенно большой общественный резонанс получила работа Диопа. Она была представлена в качестве докторской диссертации, но ученые Парижского университета отклонили ее. Хронологические рамки исследования определены в его подзаголовке "От негро-египетской античности до культурных проблем сегодняшней Черной Африки". Общая концепция, которую автор пытается обосновать, используя источниковую базу древнегреческих и римских текстов,


28 В. Иорданский. Внутренняя динамика народной культуры. Опыт Тропической Африки. "Иностранная литература", 1977, N 5, стр. 179.

29 По-видимому, можно говорить о некоторых общих чертах становления национальной африканской историографии и историографии европейских народов, находившихся в XIX в. под иностранным гнетом (чешской, югославской, польской, ирландской) (см. И. Н. Лещиловская. Иллиризм. К истории хорватского национального Возрождения. М. 1968; А. С. Мыльников. Эпоха Просвещения в чешских землях. Идеология, национальное самосознание, культура. М. 1977; A. F. Grabski. Op. cit; V. Cerna Vyvoj a uloha historickeho poveclomi v irskem narodnim hnuti. "Uloha histo-rickeho povedomi v evropskern narodnim hnuti v 19. stoleti". Praha. 1976.

30 C. A. Diop. Nations negres et culture. P. 1954; J. C. de Graft Johnson. African Glory. The Story of Vanished Negro Civilisation. L. 1954; K. O. Dike. Trade and Politics in the Niger Delta, 1830 - 1885, Oxford. 1956; A. Kagame. Les organisations socio-familiales de I'ancien Rwanda. Bruxelles. 1954; ejusd. La notion de generation appliquee a la genealogip dynastique et a l'histoirfe du Rwanda. Bruxelles. 1959; его же. История Руанды. Тт. 1 - 2. Кигали. 1959 (на языке киньяруанда).

стр. 77


данные этнографии и лингвистики, строится на тезисе о принадлежности древних египтян к негроидной расе и о том, что именно из долины Нила негроидные племена затем заселили территорию Африки к югу от Сахары. Завершая историческую часть книги, автор перечисляет достижения негро- египетской культуры: математика, астрономия, вообще точные науки, календарь, искусства, религия, сельское хозяйство, социальная организация, медицина, письменность, техника, архитектура. Одним словом, по убеждению Диопа, Древний Египет цивилизовал весь мир31 .

Полемическая острота стиля, смелость выводов, доходящих порою до парадоксов, привели к тому, что книга Диопа вызвала оживленную дискуссию в научных кругах и возражения со стороны многих ученых32 , вместе с тем она получила высокую оценку идеологов африканского освободительного движения. Так, один из основателей негритюда, поэт Э. Сезэр, сказал о книге Диопа, что это - "самая смелая книга, написанная когда-либо негром, и которая, без сомнения, разбудит Африку"33 . В самом деле, национал- романтические тезисы сенегальского историка использовались лидерами антиколониальной борьбы в пропагандистских целях для обеспечения широкой массовой поддержки освободительного движения. В этот начальный период развития африканской историографии, как справедливо заметила Н. Ассородобрай, наука, пропаганда и мифология еще не отделены друг от друга34 . Что же касается книги де Графт-Джонсона, то она не имела такой известности, как работы Диопа, зато на локальном уровне, в Гане и частично в Нигерии, была весьма популярной и широко пропагандировалась в ходе идеологической антиколониальной борьбы.

Как известно, национал-романтизм является типичной чертой историографии, возникающих на волне национально-освободительного движения. М. С. Лазарев определяет национал-романтизм как течение общественной мысли, включающее "комплекс исторических традиций, куда входят поиски знаменитых эпонимов, культ всякого рода полумифических предков, превознесение знаменитых исторических событий, особенно из эпохи седой древности, и тому подобные эмоциональные категории"35 . Если на ранних этапах историографии национал-романтическая интерпретация африканского прошлого отвечала в определенной степени задачам освободительного движения и несла с собой заряд патриотических чувств, весьма необходимых в условиях насаждавшихся колониалистской буржуазной историографией академизма и безразличия к общественным нуждам, то по мере углубления национальных революций, усиления социальных противоречий она начинает все чаще использоваться консервативными кругами в целях укрепления проимпериалистических режимов36 . Вместе с тем леворадикальные публицисты привлекают исторические построения национал- романтиков для нападок на марксизм, который якобы не понимает новаторства африканских историков, и на этом основании ставят знак равенства между глубоко


31 C. A. Diop. Op. cit., pp. 19, 30 - 32, 235 - 248, 253.

32 Как эта книга Диопа, так и две его последующие работы ("L'Unite culturelle de l'Afrique Noire". P. 1959 и "L'Afrique Noire pre-coloniale". P. 1960) подробно рассмотрены в статье: Л. Е. Куббель. Доколониальная Африка в трудах Ш. А. Диопа. "Советская этнография". 1969, N 4; см. также: М. А. Коростовцев. Древний Египет и народы Африки. "Вестник древней истории", 1963, N4; Б. Б. Пиотровский. Связи культуры Древнего Египта с культурой Африки. "Труды" Института этнографии. Т. 93. Africana. Этнография, история, лингвистика. 1969.

33 N. Assorodobraj. Op. cit., p. 86.

34 Ibid.

35 М. С. Лазарев. К национальной ситуации на современном Востоке (методологический подход). "Национальные проблемы современного Востока". М. 1977, стр. 36.

36 См., например, выступление Мобуту на коллоквиуме в Дакаре в честь 70-летия Сенгора (октябрь 1976 г.), где он всячески восхвалял Диопа и защищал его от какой-либо критики ("Ethiopiques", Dakar, novembre 1976, Numero special, p. 35).

стр. 78


научной критикой Диопа и его последователей со стороны марксистов и его резко негативной оценкой в буржуазной историографии37 .

В то же время оформляется иной, принципиальный подход к изучению африканского прошлого. На африканского историка, говорил на II конгрессе деятелей африканской культуры в Риме (1959 г.) нигерийский ученый С. Биобаку, ложится большая ответственность: образ прошлого не должен быть искажен кривым зеркалом слепого национализма, не идеализация истории, а ее научное познание - вот его главная задача. Эти же мысли развивал другой ученый из Нигерии, М. Ачуфузи, получивший профессиональную подготовку в ГДР под руководством В. Маркова38 . Характерными в этом отношении были исследования самого Биобаку и его соотечественника К. О. Дике39 . Книга Дике "Торговля и политика в Дельте Нила в 1830 - 1885 гг." по праву считается одним из основных сочинений современной африканской исторической науки. Кроме архивов Форин офис и британского колониального ведомства, автор впервые широко использовал архивы нигерийских городов (Бонни, Калабара, Опобо). Дике аргументированно опровергает тезис английской буржуазной историографии о якобы пассивном отношении африканцев к британской колонизации. В его работе показано, что местное население с оружием в руках встретило незваных пришельцев, а феодальные правители служили интересам торговой экспансии Великобритании. Только с их помощью англичане окончательно укрепились к концу XIX в. в дельте Нигера.

Кроме указанных выше работ, во второй половине 50-х годов во многих странах к югу от Сахары появляются серьезные труды первых, уже по большей части профессиональных историков: Абдулай Ли, Б. Хама, С. Агесси, А. Хампате Ба, начинается научная деятельность Б. Огота, выходят первые публицистические работы историка и социолога М. Диопа, пытавшегося с марксистских позиций трактовать ряд узловых проблем колониальной истории Африки. Существенное значение для развития науки в этот период приобретает создание научно- исследовательских центров, основание исторических журналов, проведение в африканских столицах научных конференций и симпозиумов. В 1959 г. был реорганизован Фундаментальный институт Черной Африки (ИФАН) в Дакаре; активизировались его филиалы, ставшие ядром научно-исследовательских центров во многих странах Западной Африки. Центрами исторической науки стали университеты, основанные в Киншасе (1954 г.), Дакаре (1957 г.), Институт африканских исследований при Ибаданском университете (1960 г.). Расширению работы в области африканской истории, археологии, этнографии, языкознания способствовало начало выпуска научных журналов исторического общества Ганы (с 1954 г.), а также разнообразных периодических изданий в Уганде, Танганьике, Камеруне, Гвинее.

Этапным событием в становлении национальной исторической науки в африканских странах явилось выделение африканистики в качестве самостоятельной отрасли науки на XXV Международном конгрессе востоковедов в 1960 году. Примечательно, что отпочкование африканистики от востоковедения произошло в Москве, и у ее колыбели стоял И. И. Потехин - один из зачинателей марксистского изучения


37 "Jeune Afrique", 28.XII.1974, p. 80.

38 S. Biobaku. Les responsabilites de l'historien africain en ce qui concerne l'his-toire et l'Afrique. "Deuxieme Congres des Ecrivains et artistes noirs. Rome 26 mars - 1 avril 1959". T. II. ("Presence africaine", 1959, N 27 - 28", p. 99); M. Achufusi. Devoirs et responsabilites des historiens. Ibid., pp. 81 - 94.

39 S. Biobaku. The Egba and Their Neigbours, 1842 - 1872. L. 1957; K. O. Dike. Trade and Politics in the Niger Delta, 1830 - 1885. An Introduction to the Economic and Political History of Nigeria. Oxford. 1956; ejusd. Origins of the Niger Mission, 1841- 1891. Ibadan, 1957; ejusd. Hundred Years of British Rule in Nigeria, 1851 - 1951. Lagos. 1958.

стр. 79


истории Африки. Советская наука, оказывающая постоянную помощь освободившимся странам Африки в деле развития национальной экономики и культуры, внесла существенный вклад и в "деколонизацию" ее истории. Развитию и утверждению исторической науки на африканском континенте способствовали сессии Международного конгресса африканистов в Аккре (1962 г.), Дакаре (1967 г.) и Аддис-Абебе (1973 г.). На этих форумах молодая африканская историография продемонстрировала свою способность самостоятельно разрабатывать наиболее важные проблемы прошлого и настоящего африканских народов. С монополией западной буржуазной науки на изучение Африки было покончено. Настал день, о котором мечтал П. Лумумба: историю Африки пишут африканцы40 .

Вместе с тем африканская историография этого периода страдала серьезными недостатками. К ним, прежде всего, относятся нечеткость, аморфность идейно- методологических позиций ученых, описательность, идеализация доколониального прошлого Африки. Историки ограничиваются упоминанием об иерархическом строе традиционного африканского общества, но его социально-экономическая структура не анализируется, социальные противоречия доколониальной эпохи игнорируются. Вне поля зрения ученых остается ряд важных проблем, в частности сопротивление африканских народов иностранному господству, зарождение национально-освободительного движения и в целом весь период новейшей истории. Некоторые из этих недостатков были преодолены по мере дальнейшего развития африканской историографии.

Уже на первом этапе развития национальной историографии стран Тропической Африки, в конце 50-х - начале 60-х годов, делаются первые шаги по освобождению школьных и университетских программ от наследия колониализма, по созданию новых учебников, где главное внимание уделялось не бывшим метрополиям, а непосредственно прошлому местных народов41 . Вопросу о реформе преподавания была посвящена конференция Исторического общества Нигерии в 1956 году. Несколько позже университетский колледж Родезии и Ньясаленда организовал дискуссию об изучении и преподавании африканской истории. Эти же проблемы обсуждались на страницах печатного органа исторического общества Ганы. На всех научных форумах африканские историки высказывались за очищение истории от расистских измышлений и ошибочных положений европейской буржуазной науки, за воспитание молодежи на примерах героического прошлого и в духе уважения к традиционным ценностям африканской цивилизации42 .

К написанию школьных учебников привлекались не только историки- африканцы, но и прогрессивные ученые из бывших метрополий, с сочувствием относящиеся к национально-освободительному движению. Французский ученый-марксист Ж. Сюрэ-Каналь в соавторстве с молодым гвинейским историком Д. Т. Нианем опубликовал популярную книжку по истории Западной Африки, которая долгие годы оставалась главным учебным пособием в школах франкоязычных африканских стран43 . В первые годы после освобождения большинство независимых государств рассматриваемого региона отказалось от старых учеб-


40 J. Ki-Zerbo. Histoire de l'Afrigue Noire. D'Hier a Demain. P. 1972, p. 9.

41 Большой фактический материал о перестройке системы исторического образования в странах Западной Африки содержится в статье польского африканиста З. Коморовского; опыт Танзании освещается в монографии канадского ученого Д. Моррисона (см.: Z. Komorowski. Rozwoj nowoczesnego szkoinictwa i przemieny kulturowe w Afryce Zachodniej. Zarys problematyki. "Przeglgd socjologiczny", 1975, t. XXVI, str. 29 - 32; D R. Morrison. Education and Politics in Africa. The Tanzanian Case. L. 1976, pp. 218 - 219, 231).

42 UNESCO. Reunion regionale sur la jeunesse et les valeurs culturelles africaines. Rapport final. ED-74 Conf. 661 RP. Abomey, Dahomey, 6.XII.1974.

43 D. T. Niane, J. Suret-Canaдe. Histoire de l'Afrique Occidentale. Conakry. 1960.

стр. 80


никое и учебных пособий, оставшихся от колонизаторов; в учебных планах и программах было увеличено время на изучение истории, географии, цивилизации, литературы местных народов. Однако научный и методический уровень некоторых учебников был весьма низким; в них идеализировалось прошлое и восхвалялись государственные деятели, стоявшие тогда у власти, африканская история отрывалась от мирового исторического процесса. Эти недостатки в определенной мере отражали общие слабости африканской исторической науки, характерные для этапа ее становления.

Новый период африканской историографии, начавшийся в 70-е годы, связан с изменением социальной функции африканской исторической науки, которая из идеологического оружия в антиколониальной борьбе все более превращается в средство национальной консолидации и важный фактор воспитания масс. Всестороннее изучение прошлого и настоящего африканских обществ, как считают К. Вонджи и Ж. Н. Луку, является необходимой предпосылкой для успешного планирования социального и культурного развития44 . Укрепление национального единства в странах с пестрым этническим составом, борьба против трибализма становятся важным направлением идеологической работы, и здесь история призвана играть решающую роль45 .

Цель реабилитации африканской истории, которая была выдвинута на раннем этапе становления национальной историографии, к началу 70-х годов была в основном достигнута. На большом фактическом материале была доказана научная несостоятельность главных положений колониалистской науки (о мнимой пассивности африканских народов и отсутствии у них истории, хамитская теория возникновения государственности и цивилизации в Тропической Африке). Одновременно африканские историки начинают подвергать пересмотру воззрения националистического толка о месте и роли Африки в мировом историческом процессе. Более объективно освещается сущность традиционной истории, ее принципиальное отличие от современной научной историографии. В этом отношении показательной является статья конголезского историка Д. Нгойе-Нгаллы, анализирующего причины отсталости Африки к югу от Сахары в колониальную эпоху. Среди важнейших факторов, обусловивших определенную застойность африканских традиционных обществ, он называет "отсутствие истории", то есть "осознания диалектической связи между свободой и традицией, дающей возможность понять реальности окружающего мира или истины прошлого"46 . Эти мысли перекликаются со словами социолога и историка А. Мазруи о том, что "отсутствие истории" следует понимать не как отсутствие прошлого или памяти о нем, а как "отсутствие анализа прошлого, уроки которого должны помочь построению будущего"47 .

Вместе с тем все чаще звучит критика "чистой" истории, нейтральной по отношению к решаемым молодыми государствами национальным задачам. "Чистой" истории не существует, - пишет Л. Каба в журнале Ассоциации африканских историков (ААИ). - Любое историческое произведение имеет классовый характер, оно также может отражать определенную национальную идеологию или индивидуальную перспективу исследователя"48 . Прогрессивные историки требуют отказаться от "политической", "событийной" истории, характерной для


44 C. Vondji, J. N. Loucou. Histoire et developpement. "Afrika ZamanI", Yaounde, 1975, N 5 (Special Cnngres), pp. 76 - 87.

45 T. Obenga. Introduction a la connaissance de la Republique Populaire du Congo. Brazzaville. 1973, p. 117.

46 D. Ngoie-Ngalla. Le Sacre et le progres en Afrique. "Revue d'histoire et d'anthropologie africaines", Brazzaville, 1975, N 1, p. 42.

47 A. A. Mazrui. Cultural Engineering and Nation-Building in East Africa. Evans-ton. 1972, pp. 7 - 8.

48 L. Kaba. Histoire africaine et ideologic. "Afrika Zamani", 1974, N 2, pp. 17 - 18.

стр. 81


предыдущего этапа, когда в центре исторических работ находились видные представители господствующих классов, и обратиться к изучению истории народных масс, их социально-экономического положения и освободительной борьбы, их роли в историческом процессе. Подлинная история Африки, говорили Э. Сумонни и К. П. Агоссу на I конгрессе ААИ, должна быть историей народов, а не королей или племенных вождей. "Африканское единство будет единством народов или его вовсе не будет. И чтобы его достичь, нет других путей, как познать себя через прошлое. Этим определяется важность истории и роль африканских историков в начавшемся процессе объединения нашего континента". Изучая прошлое, следует, прежде всего, осветить внутреннюю эволюцию политических, экономических и социальных структур стран Африки49 . Само основание ААИ способствовало интенсификации исследований. Ассоциация объединяет ученых 22 стран. Ею были проведены конгрессы в Дакаре (1972 г.) и Яунде (1975 г.), издается журнал "Afrika Zamani". Многое делается ААИ для сбора, систематизации и изучения устных и письменных источников по истории Западной Африки; в этом направлении определенных успехов достигли региональные научно-исследовательские центры в Ниамее и Томбукту.

Современный период в развитии национальной историографии Тропической Африки характеризуется дальнейшим размежеванием идейно-политических позиций ученых и оформлением нескольких теоретико-методологических направлений и школ50 . Научная классификация африканских историков представляет значительную трудность. Приходится учитывать, во-первых, эклектизм мировоззрения и расплывчатость идейно-методологических позиций ученых, а во-вторых, отсутствие достаточной временной дистанции, необходимой для того, чтобы историографические оценки и определения прошли проверку временем. Кроме того, систематизация теоретических направлений осложняется общей политической нестабильностью на африканском континенте и резкими драматическими поворотами в судьбах африканских историков, играющих, как правило, активную роль в политической жизни своих стран: одни из них меняют министерские кабинеты на тюремные камеры, другие, напротив, становятся министрами, третьи вынуждены эмигрировать. Наконец, изучение современной африканской историографии затрудняется тем, что соответствующие работы разбросаны по многочисленным журналам Европы и Северной Америки или же выпускаются местными изданиями небольшими тиражами, что сплошь и рядом делает их труднодоступными.

Можно выделить следующие идейно-теоретические направления современной национальной историографии в Тропической Африке: консервативное, либерально-буржуазное и национально-демократическое, развивающееся в сторону научного социализма51 .

Консервативное, неотрадиционалистское течение выражает мировоззрение верхушки традиционных общественных групп и наиболее реакционных проимпериалистических слоев местной буржуазии, а также клерикальных (как мусульманских, так и католических) кругов. Историки этого направления защищают концепцию "африканской исключи-


49 О I конгрессе ААИ см. Д. П. Урсу. Перспективы развития исторической науки в Тропической Африке. "Вопросы истории", 1974, N 4, стр. 187 - 188.

50 Попытку систематизации и классификации историков в развивающихся странах Азии и Африки, преимущественно в арабских, с точки зрения модной ныне среди буржуазных ученых концепции "модернизации" предпринял американский ученый Д. Гордон. (D. C. Gordon. Self-Determination and History in the Third World. Princeton. 1971, p. 192).

51 По аналогии с подобным направлением в литературе, названным Е. П. Челышевым литературой социалистической ориентации, оно может быть названо историографией социалистической ориентации (см. "Народы Азии и Африки", 1978, N 1, стр. 155 - 156).

стр. 82


тельности", идеализируя общественный строй и идеологию доколониальной Африки, они отрицают наличие в ту пору эксплуатации и классового расслоения, отдают дань национализму, выступают против прогрессивных преобразований. Самой яркой фигурой среди этих историков является Б. Хама, бывший до военного переворота 1974 г. одним из видных деятелей правительства Республики Нигер, автор 34 исторических публицистических книг52 . К числу ученых этого направления относятся также А. Хампате Ба, Ш. Т. Си, представители клерикальной историографии А. Кагаме, Э. Мвенг, Ч. Чибангу, историк и социолог К. Бусиа. Последний был известен в политических кругах как лидер консервативной оппозиции прогрессивному курсу правительства К. Нкрумы, а затем - как руководитель проимпериалисгического правительства Ганы (сентябрь 1969 г. - январь 1972 г.)53 .

Либерально-буржуазное направление, отражающее идеологию национальной африканской буржуазии, является преобладающим в странах Тропической Африки, развивающихся по капиталистическому пути. Эта группа историков находится под сильным влиянием реформистских и националистических концепций буржуазной общественной мысли, а также различных разновидностей "африканского социализма". Неудивительно поэтому, что либеральные историки получили официальное признание в таких странах, как Сенегал, Берег Слоновой Кости, Камерун, Нигерия, Заир, Кения. Ученые этого направления отвергают материалистический монизм и следуют концепции множественности факторов исторического процесса54 . При объяснении специфики развития Африки они отдают дань "географическому детерминизму". Вместе с тем многие либеральные историки пытаются проследить влияние экономических факторов на эволюцию политических систем традиционного общества, с антиимпериалистических позиций раскрывают последствия колониального господства, в определенной степени показывают борьбу африканских народов против колонизаторов. Направление это весьма неоднородно, в нем прослеживается как правое - близкое к консерваторам крыло, так и левое - по ряду позиций сближающееся со взглядами национальных демократов. Характерным в этом смысле примером является эволюция Ш. А. Диопа: отход от крайних националистических позиций и признание им возможности применения диалектического материализма как метода анализа африканских обществ, его прогрессивная политическая деятельность во главе недавно созданной партии Сенегальское национально-демократическое движение55 . Среди крупных историков либерального направления выделяются представители "ибаданской исторической школы" Дике, Биобаку, А. Аджайи, Дж. Анене (ныне покойный), Э. Алагоа, а также Ж. Ки-Зербо, Б. Огот, А. Боахен, С. М. Сиссоко, Т. Тамуно.

По мере углубления революционных процессов в странах Тропической Африки растет научный авторитет историков, изучающих прошлое с позиции интересов трудящихся масс. Ученые революционно-демократического направления составляют большинство в странах социалистической ориентации; сильно их влияние и в странах, идущих по капиталистическому пути, где они часто подвергаются гонениям и не могут полностью посвятить себя научной работе. Отдельные историки этого направления получили образование в университетах СССР и других


52 "Jeune Afrique", 28.XII.1974, p. 78.

53 "Ghana Who's Who 1972 - 1973". Accra. 1972, pp. 345 - 346.

54 Показательны в этом отношении воззрения нигерийского историка Т. Тамуно. Он отрицает детерминизм в истории, возможность познания общих закономерностей исторического процесса и выступает за признание единичного факта как самодовлеющей основы истории (T. N. Tamuno. History and History- Makers in Modern Nigeria. An Inaugural Lecture Delivered at the Universita of Ibadan. Ibadan, 1973, p. 13).

55 В. Солодовников, А. Летнев. Указ. соч., стр. 126; "Jeune Afrique". 9.IX.1977, p. 56; "Le Monde", 16.IX.1977.

стр. 83


социалистических стран; некоторые самостоятельно изучают труды основоположников научного социализма. В своей научной и общественной деятельности они борются против империализма и капитализма, большинство из них признают наличие классов и классовой борьбы в африканском обществе. Существенный вклад в изучение прошлого народа Тропической Африки вносят Абдулай Ли, П. Диань, Т. Обенга, С. Бадиан, С. Камара, М. душ Сантуш, Э. Абраншиш, а также молодые ученые А. Батили, Э. Карл, Мадина Ли, А. Конара, Нгойе-Нгалла, И. Тиам, В. Очиенг, Э. Атиено-Одхиамбо. Для историков, принадлежащих к национально-демократическому направлению, характерна их теоретико-методологическая эволюция - от идеализма и плюрализма к материализму и монизму. Однако наряду с правильными положениями и выводами у них встречаются и ошибочные, вызванные влиянием мелкобуржуазных концепций. В частности, неоправданно большое значение в их работах придается уравнительным тенденциям традиционной общины. Сказывается и значительное влияние на них неопозитивизма и презентизма. Преувеличивается влияние географических и психологических факторов в африканской истории.

Углубление процесса "деколонизация истории" ознаменовалось выходом ряда крупных работ, обобщающих достижения африканской национальной историографии в комплексном изучении прошлого как всего континента, так и его важнейших регионов. Среди них своей основательностью, широкой и разнообразной источниковой базой, объективностью в изложении материала отличаются коллективная работа нигерийских ученых под редакцией Аджайи и М. Кроудера "История Западной Африки" (в 2-х томах, изд. 1-е-1972 г., 2-е-1974 г.)56 и книга Ки-Зербо "История Черной Африки" (1972 г.)57 . В последние годы африканскую историческую науку своими оригинальными монографиями обогатили молодые ученые Т. Обенга, А. Салифу, М. Глеле, Б. Барри, А. Афигбо, Т. Диалло, А. Лангли и др. В области источниковедения африканской истории выделяются труды Д. Лайа, Э. Мохамаду, С. Кивануки, Мадины Ли, Умара Ба.

Свидетельством достижений африканской историографии является подготовка 8-томной "Всеобщей истории Африки", издаваемой под эгидой ЮНЕСКО. К ее написанию привлечены научные силы Африки, а также других континентов. Редакторами томов являются африканские историки: Ки-Зербо, Ниань, Аджайи, Б. Огот, А. Боахен и др. Участвуют в написании многотомника и советские ученые (Д. А. Олдерогге, Ю. М. Кобищанов, А. Б. Давидсон, Н. А. Иванов, В. В. Матвеев). Членом Международного научного комитета по составлению указанного труда является А. Б. Летнев58 . Недавно увидел свет первый том "Африканской энциклопедии", задуманной много лет назад У. Дюбуа59 . В 20 томах этой серии вся многовековая история континента будет отражена в призме биографий наиболее видных его сынов. Все это говорит о том, что, вступая в третий десяток своего существования, молодая национальная историография стран Тропической Африки добилась определенных успехов в деле исследования прошлого.


56 Подробный критический анализ 2-го тома см. в рецензии Н. Б. Кочаковой: "Народы Азии и Африки", 1976, N 6, стр. 198 - 204.

57 См. рецензию D. P. Ursu. "Asien, Afrika, Lateinamerika", 1977, N 1, S. 165 - 168.

58 "ЮНЕСКО. Подготовка Всеобщей истории Африки". Париж (б. г.), стр. 4 - 5; см. также: J. Devisse. Histoire Generate de l'Afrique-projet de l'LJNESCO. "Paideuma", 1976, N22, pp. 1 - 4.

59 "The Encyclopaedia Africana". Dictionary of African Biography (in 20 Vis.). Vol. I. Ethiopia - Ghana. Ed. L. H. Ofosu-Appiah. N. Y. 1977.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/СТАНОВЛЕНИЕ-НАЦИОНАЛЬНОЙ-ИСТОРИОГРАФИИ-В-СТРАНАХ-ТРОПИЧЕСКОЙ-АФРИКИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Д. П. УРСУ, СТАНОВЛЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИСТОРИОГРАФИИ В СТРАНАХ ТРОПИЧЕСКОЙ АФРИКИ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 10.02.2018. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/СТАНОВЛЕНИЕ-НАЦИОНАЛЬНОЙ-ИСТОРИОГРАФИИ-В-СТРАНАХ-ТРОПИЧЕСКОЙ-АФРИКИ (date of access: 19.06.2021).

Publication author(s) - Д. П. УРСУ:

Д. П. УРСУ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Россия Онлайн
Москва, Russia
624 views rating
10.02.2018 (1225 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
А. В. Ревякин. СОЦИАЛИЗМ И ЛИБЕРАЛИЗМ ВО ФРАНЦИИ В СЕРЕДИНЕ XIX века. М., 1999
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
ПРОЕКТ СОЗДАНИЯ ЕВРЕЙСКОГО ГОСУДАРСТВА НА ГЕРМАНСКОЙ ЗЕМЛЕ В 1945 году
Yesterday · From Россия Онлайн
ОПЫТ МЕЖЦИВИЛИЗАЦИОННОГО СИНТЕЗА НА РУБЕЖЕ XIX И XX ВЕКОВ
Yesterday · From Россия Онлайн
Энергия Дао как суть НЛО. Tao energy as the essence of UFO.
Catalog: Философия 
2 days ago · From Олег Ермаков
ИСТФАК МГУ 1947-1952 гг. (Окончание)
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
ПОСЛЕ РОСПУСКА КОМИНТЕРНА
3 days ago · From Россия Онлайн
ОБЪЕДИНЕНИЕ ГЕРМАНИИ 1989-1990 гг.: ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЙ АСПЕКТ
3 days ago · From Россия Онлайн
ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ ГЛОБАЛЬНОЙ ИСТОРИИ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
При любом взаимодействии масс, на любом уровне, создаются потенциалы взаимодействия масс в любых процессах расширения Вселенной. Этим определением рассмотрим вопросы, связанные с массой и энергией взаимодействующих объектов. Когда объекты (частицы, молекулы) потенциально взаимодействуют, они создают градиенты потенциального взаимодействия. Эти градиенты регулируют энергию и массу объектов и Вселенной в целом.
Catalog: Физика 
3 days ago · From Владимир Груздов
ПЕТР I В ДАНИИ В 1716 году
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
СТАНОВЛЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИСТОРИОГРАФИИ В СТРАНАХ ТРОПИЧЕСКОЙ АФРИКИ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones