Libmonster ID: RU-14698
Author(s) of the publication: В. А. Тишков

Буржуазная историография целенаправленно используется власть имущими в США для оправдания и превознесения капиталистического строя и буржуазного образа жизни как богоданного и самого совершенного. По словам американского историка Г. С. Коммаджера, "американцы снабдили себя блестящим, богатым, романтическим и почти безукоризненным историческим прошлым, в котором были одни герои и победы, прошлым, служившим прологом восходящей славы Америки" 1 . Обращение к истории особенно необходимо господствующему классу в трудные времена обострения социальных конфликтов и неудовлетворенности масс. Здесь исторический материал, "славное прошлое" Америки призваны возрождать чувства уверенности и лояльности по отношению к существующим институтам, предупреждать возможные социальные взрывы. Именно так правящие круги использовали 200- летие провозглашения независимости США. Среди официально санкционированных к юбилею 88 892 проектов и мероприятий, направленных на повышение интереса к национальной истории, значилась подготовка 4387 публикаций, проведение 115 конференций, 295 семинаров и симпозиумов, чтение 1072 образовательных курсов, организация 1591 выставки, выпуск 1201 кинолент и фотоколлекций 2 .

Было бы неверно недооценивать усилия, предпринятые в этой области. Сделанные с размахом историко-художественные ленты типа "Хроника семьи Адамсов" собрали многомиллионные аудитории телезрителей. Поставленный в 1977 г. по роману А. Хейли "Корни" одноименный фильм об истории нескольких поколений негритянской семьи смотрели по вечерам 130 млн. человек - более половины населения страны! Тысячи любителей истории занялись генеалогическими изысканиями. Выходцы из разных стран мира, бывшие иммигранты, афроамериканцы и аборигены, составляющие ныне различные компоненты американской нации, все чаще стали обращаться к прошлому, чтобы проследить свой вклад в развитие США и обосновать требования, выдвигаемые в ходе общественно-политической борьбы. Получивший название "феномена корней" бурный рост интереса к истории страны породил целую армию любителей истории, приобрело довольно широкие масштабы движение за сохранение памятников истории и культуры. В настоящее время в США насчитывается около 4,5 тыс. различных исторических


1 Commager H. S. The Search for a Usable Past and Other Eshays in Historiography. N. Y. 1967, p. 27. О политическом, классовом назначении современной американской историографии см. Гаджиев К. С., Сивачев Н. В. Проблемы междисциплинарного подхода и "новой научной" истории в современной американской буржуазной историографии. В кн.: Вопросы методологии и истории исторической науки. Вып. 2. М. 1978; Болховитинов Н. Н. США: проблемы истории и современная историография. М. 1980; Гаджиев К. С. Эволюция основных течений американской буржуазной идеологии, 50 - 70-е годы. М. 1982, и др.

2 The Bicentennial of the United States of America: A Final Report to the People. Vol. 2. Washington. 1977, pp. 261 - 262.

стр. 40


обществ, объединяющих как профессионалов-историков, так и любителей (в 1945 г. таких обществ было 833) 3 .

Казалось бы, все это должно было позитивно воздействовать и на науку, по крайней мере повысить спрос на историков и на их продукцию. Но парадокс состоит в том, что кампания, связанная с 200-летием США, отнюдь не приостановила развитие "кризиса профессии", о котором американские историки пишут и говорят последние 10 - 15 лет. Выражение "история в кризисе" стало обычным в академической среде.

Обращаясь в 1976 г. к ежегодному съезду Организации американских историков (ОАИ), ее тогдашний президент, гарвардский профессор Ф. Фридел сказал: "Никогда в прошлом американская история не была настолько в центре внимания общественности, как в год 200-летия. Однако одновременно с повсеместным обращением к нашему национальному наследию и восхищением американской историей существует больной вопрос: еще никогда не было столь большой нужды в профессионально подготовленных специалистах по истории Америки, как сегодня, и никогда еще не было, чтобы так много историков искали себе работу... Историческая профессия находится в состоянии кризиса" 4 .

Учитывая, что речь в данном случае идет об одной из наиболее развитых национальных историографии капиталистического мира, анализ статуса исторической профессии, рассмотрение институциональных, социологических сторон функционирования исторической науки в США представляют бесспорный интерес, тем более что данный аспект в нашей литературе, посвященной американской историографии, до сих пор почти не затрагивался. Автор ставит своей целью проанализировать прежде всего общее состояние кадровой базы, сферы занятости и специализации историков, некоторые вопросы условий их труда и организации исследований. Эти вопросы непосредственно влияют на развитие исторической мысли, а также прямо отражают место профессиональных историков в системе государственно-монополистического капитализма, каналы и формы обслуживания учеными интересов господствующей в США системы.

В 1884 г., когда в США была создана первая профессиональная организация исследователей прошлого - Американская историческая ассоциация (АИА), число ученых-историков было невелико: к 1880 г. насчитывалось только 11 профессоров, а число членов - учредителей АИА составило 41 человек 5 . Это были дипломированные специалисты со степенью доктора философии по истории 6 , пришедшие на смену историкам-любителям из числа священников, юристов, отставных государственных, политических и военных деятелей. Если взять за критерий профессиональности получение докторской степени (что требует подготовки достаточно серьезной диссертации), то рост численности историков высшей квалификации до начала 60-х годов XX в. можно представить по количеству присужденных степеней: в 1876 - 1885 гг. - 17, в 1886 - 1895 гг. -78, в 1896 - 1905 гг. - 187, в 1906 - 1915 гг. - 260, в 1916 - 1925 гг. - 394, в 1926 - 1937 гг. - 1448, в 1938 - 1947 гг. - 1219, в 1948 - 1957 гг. - 2830, в 1958 - 1962 гг. - 1671. Всего в США с 1876 по 1962 г. докторскую степень по истории получили 8104 человека 7 .


3 The Past Before US. Contemporary Historical Writing in the United States. Ithaca. 1980, p. 12.

4 Freidel F. American Historians: A Bicentennial Appraisal. - Journal of American History, 1976, N 1, p. 5.

5 Stull Holt W. The Historical Profession in the United States. - American Historical Association (AHA). Publication N 52. Washington. 1963, p. 5.

6 Из присуждаемых историческими факультетами университетов США степеней бакалавра, магистра и доктора только последняя может рассматриваться как ученая в нашем понимании. Она приблизительно соответствует степени кандидата наук.

7 Stull Ноlt W. Op. cit., p. 7.

стр. 41


Общая численность историков, учитывая не только докторов, но и обладателей магистерских степеней, составляла 20 лет тому назад около 6 тыс. человек, из которых 4900 - преподаватели высших учебных заведений. Остальные работали в правительственных органах, различных фондах и общественных организациях, музеях, архивах и т. п. Университетская карьера была, таким образом, главным занятием подавляющего большинства историков, и преподавательской работой были обеспечены фактически все, кто имел ученую степень. В 1952 г. среди 3 тыс. ответивших на вопросник членов АИА (всего в организации состояло 4662 человека) только 46 (1,5%) были безработными, а 82 (2,8%) заняты не полностью 8 . Еще в 1960 г. 7 из 8 докторов после получения степени становились преподавателями колледжей или университетов 9 .

Радикальные перемены в статусе историков произошли в 60 - 70-е годы. В результате реформ в области образования, имевших место на волне бурных общественных движений, заметно повысился интерес к гуманитарным наукам, в том числе к истории, а также ассигнования на их преподавание. В относительно благоприятных условиях профессура в высших учебных заведениях, руководство исторических ассоциаций стали всячески поощрять этот интерес, создавать как можно более привлекательный образ профессионального историка, пропагандировать его труд как одно из наиболее перспективных и интересных для молодых американцев занятий. В специально подготовленной в начале 60-х годов АИА брошюре, рассчитанной на студентов младших курсов, один из президентов ассоциации, Б. Шмит, писал: "Остается еще так много неисследованного, что следующему поколению историков будет чем заняться, а благодатное увеличение числа студентов обеспечит их работой, которая даст им необходимые средства к существованию. Если бы я был молодым человеком, выбирающим профессию, я бы не пожелал для себя ничего лучшего, чем стать историком" 10 .

Увеличение числа студентов повлекло за собой резкое расширение подготовки кадров историков- преподавателей. В конце 60-х - первой половине 70-х годов в США получали докторскую степень по истории свыше 1 тыс. человек в год. Из 22,2 тыс. докторов-историков, получивших степени с 1920 по 1978 г., 26,6% приходится на 60-е годы и 43% - на 1970 - 1978 годы. В начале 80-х годов в американской исторической науке около 70% историков высшей квалификации составили ученые, защитившие диссертации после 1960 года 11 . Общая же численность историков- профессионалов выросла до 25 тыс. человек.

Эйфория вокруг интереса к исторической науке привела к росту числа исторических факультетов, готовящих кадры высшей квалификации. Некогда только наиболее престижные университеты, в которых преподавали известные ученые-историки, имели привилегию присуждать докторские степени. В 1920 г. диссертации готовились и защищались на 30 факультетах, в 1952 г. - на 58, причем на Гарвардский и Колумбийский университеты приходилось почти 1 / 4 всех докторов наук (24,4%). Десять крупнейших университетов, в том числе Чикагский, Калифорнийский, Йельский, Висконсинский, Пенсильванский, Иллинойский, Мичиганский и университет штата Айова, подготовили вкупе 63,5% докторов. В 1968 г. уже 88, а в 1980 г. 128 университетов присуждали докторские степени по истории 12 .


8 Library of Congress. Manuscript Division. AHA. Box 444; Wellemeyer J. F. Characteristics of Historians. 1952, pp. 3, 8, 21.

9 History as a Career. AHA Booklet. Washington. 1964, p. 9.

10 Ibid., p. 16.

11 Employment of Humanities Ph. D.'s: A Departure from Traditional Jobs. The National Research Council's Report. Washington. 1980, pp. 7, 10.

12 Library of Congress. Manuscript Division. AHA. Box 444; Stull Holf W. Op. cit., p. 8; Guide to Departments of History 1979 - 1980. Washington. 1979.

стр. 42


Столь экстенсивный рост при отсутствии необходимой координации и централизации, а также единых требований и критериев, предъявляемых к диссертациям по истории, привел к тому, что, по единодушному мнению ученых, снизился общий уровень квалификации докторов. В большом числе, особенно в периферийных университетах, защищались посредственные и просто слабые работы. Значительное число диссертаций отличается мелкотемьем и дублированием. Все это фактически мало способствовало реальному приращению исторических знаний, вело к растрате научных сил и средств.

Однако не это стало главным негативным последствием чрезмерно быстрого роста числа историков в стране. Численный рост кадров, подготовка которых традиционно ориентировалась на преподавательскую деятельность, столкнулся во второй половине 70-х годов с заметным снижением интереса к истории среди учащейся молодежи и сокращением числа студентов на исторических факультетах университетов. Это, в свою очередь, вызвало обострение проблемы занятости, которая по сегодняшний день остается самой серьезной для тысяч дипломированных специалистов. Факультет, объявляющий об имеющейся единственной преподавательской вакансии, получает обычно свыше 100 заявлений, а на ежегодные три - пять стипендий для работы в Национальной комиссии по публикации исторических документов также претендуют свыше сотни желающих получить работу 13 . В настоящее время в США не имеют работы, вынуждены довольствоваться временными заработками или занятиями не по специальности сотни историков с учеными степенями. Созданные при АИА и ОАИ специальные комиссии по трудоустройству историков не в силах оказать существенной помощи собратьям по профессии.

Исключительно остро встал вопрос трудоустройства молодых докторов, особенно женщин. Более половины (519 из 961) докторов выпуска 1977 г. не имели постоянной работы к моменту защиты диссертации. Среди женщин только 19,2% имели работу к моменту получения степени. Среди новых докторов-гуманитариев женщин было около 1 / 4 , они составляли почти половину из 2 тыс. безработных докторов наук. Женщины к тому же с гораздо большим трудом продвигаются по служебной лестнице. Они редко занимают наиболее престижные и высокооплачиваемые должности полных профессоров. Как правило, им приходится довольствоваться более низкими категориями - доцентов, ассистентов и лаборантов. В 1977 г. среди докторов-мужчин 44,2% занимали профессорские места, а среди докторов-женщин - только 22,1% 14 . Средняя заработная плата женщин-историков на преподавательской работе почти на 4 тыс. долл. в год ниже заработной платы мужчин 15 .

Сложные и болезненные проблемы с трудоустройством в условиях инфляции и роста стоимости жизни в стране вызвали ухудшение морального климата в среде историков, обострение отношений между представителями различных поколений, а также между преподавателями и администрациями университетов. Один из молодых американских историков открыто обвинил своих старших коллег в том, что они "ничего не делают, кроме того, что в бессилии разводят руками и проливают крокодиловы слезы, а в то же время добиваются дополнительных денежных пожалований, которые они часто используют для перестройки своих загородных вилл или для поездок в Европу" 16 .

Кризис занятости в академической (имеется в виду - профессорско-преподавательской) среде привел к важным структурным сдвигам


13 Survey of the Historical Profession. Academia. 1980 - 1981, Summary Report АHA. Washington. 1981, p. 12.

14 Freidel F. Op. cit., p. 12.

15 Careers for Students of History. AHA Booklet. Washington. 1977, pp. 9, 34.

16 Employment of Humanities, pp. XI, 44.

стр. 43


и переменам в ценностных ориентациях внутри исторической профессии. Многие десятилетия профессора-историки готовили своих студентов исключительно к академической карьере, т. е. производили "себе подобных". В упоминавшейся брошюре для студентов младших курсов, выбирающих свою специализацию, дается описание профессии историка именно как исследователя-преподавателя, перечисляются необходимые для этого данные, чтобы студент "определил, имеет ли он все то, что требуется, чтобы стать профессором истории" 17 . В том же духе были составлены и учебные программы исторических факультетов, в которых отсутствовала иная профессиональная ориентация.

Невозможность найти работу на университетской кафедре заставила в последние годы уменьшать число докторантов по истории и одновременно разнообразить профессиональную ориентацию студентов исторических факультетов. Начиная с 1977 г. число докторантов стало заметно сокращаться, и в 1980 г. лишь около 600 человек получили докторскую степень, что примерно равнялось числу освобождающихся вакансий в академической сфере за счет уходящих в отставку профессоров, достигших пенсионного возраста (65 лет). Одновременно во многих, хотя и далеко не во всех университетах стали вводиться новые курсы и программы, рассчитанные на подготовку специалистов для работы в таких областях, как музееведение, архивное дело, краеведение и охрана исторических памятников, издательское дело. Появилось новое понятие "общественная история" (Public History), обозначающее образовательную ориентацию и сферу занятости за пределами научного и преподавательского труда. В это понятие входят прежде всего те занятия, которые имеют прикладной, практический характер, включая работу по найму в государственных и общественных организациях, частных фирмах и корпорациях и т. п.

В конце 70-х годов уже менее 1 / 3 докторов-историков после получения степени избирали академическую карьеру, что является новой тенденцией в профессии, если учитывать, что 25 лет назад 80% историков были преподавателями. Сейчас, по некоторым оценкам, уже 50% историков-профессионалов работают вне колледжей и университетов. Однако кадры высшей квалификации в большинстве своем по-прежнему сосредоточены в сфере научно- преподавательской деятельности 18 . В 1977 г. из 15450 опрошенных докторов-историков только 2580 (16,7%) работали в неакадемической сфере 19 .

За последние годы наиболее заметным является рост занятости историков в сфере частного, особенно крупного, бизнеса. 25 лет тому назад факт найма профессионального историка на работу в частные фирмы и корпорации был случаем исключительным. В настоящее время ситуация изменилась. Создание трудов, прославляющих историю крупных фирм и корпораций, стало обычным делом для профессиональных историков. Сейчас фирмы не ограничиваются эпизодическим наймом на работу одного, желательно известного, историка. Многие крупнейшие корпорации и банки имеют так называемые исторические отделы, или бюро, в которых постоянно работают ученые-историки. Они организуют архив, подготавливают исторические справки по деловым вопросам, а самое главное изучают и публикуют истории того или иного бизнеса, составленные в рекламном, пропагандистском духе (как в этих случаях любят выражаться американцы, "для налаживания добрых отношений с общественностью"). Выходящая из-под их пера псевдоисторическая литература всячески расписывает и приукрашивает "деяния" част-


17 History as a Career, p. 7.

18 Подробный анализ современного состояния этой традиционной сферы занятости историков не входит в задачу данной статьи. Некоторые новейшие данные см.: Survey of Historical Profession. Academia. 1980 - 1981. Summary Report.

19 Employment of the Humanities, p. 52.

стр. 44


ного бизнеса, той или иной фирмы или ассоциации на "благо людeй", будь то страна, штат, местная община.

В историческом отделе нью-йоркской фондовой биржи работает несколько десятков человек. Один из крупнейших банков Западного побережья имеет отдел, в котором работают восемь историков. Сколько таких фирм и корпораций в США и сколько в них работает историков, сказать точно нелегко. Штатные должности историков заводят также и крупные профсоюзные объединения, прежде всего АФТ - КПП. На их деньги написаны десятки книг, в штаб-квартире АФТ - КПП работает группа специалистов по истории трудовых отношений, а также самого профобъединения.

Еще более значительной сферой, где работают американские историки, является правительство, законодательные, исполнительные органы на федеральном и штатном уровнях. Причем речь в данном случае идет не о лицах на различных государственных должностях, имеющих историческое образование или даже докторскую степень. В США профессиональным историкам доводилось неоднократно занимать даже посты президента страны (Т. Рузвельт, В. Вильсон), государственного секретаря (Г. Киссинджер, З. Бжезинский), не говоря уже о помощниках президента по части составления текстов речей и выступлений (А. Шлезингер). Мы имеем в виду официально установленные должности историков при том или ином ведомстве. Из центральных органов, пожалуй, только аппарат Белого дома не имеет еще такого служащего, хотя предложения установить должность официального историка при президенте страны уже делались со стороны ведущих исторических ассоциаций.

В настоящее время примерно в 125 подразделениях исторического профиля работают 983 человека. В большинстве ведомств эти подразделения или группы состоят из одного - четырех историков; в некоторых, как, например, военные ведомства, госдепартамент, министерства внутренних дел, сельского хозяйства, трудятся десятки человек. Из всех этих служащих формально историками являются 353 человека и архивистами - 359 человек; остальные занимают должности библиотекарей, музейных хранителей, технических специалистов 20 . Историки в федеральной правительственной системе выполняют обычно следующие работы: пишут историю самого учреждения, его деятельности (например, армейских подразделений во второй мировой войне), подготавливают исторические сочинения, необходимые для исполнения основных функций учреждения (например, брошюры об исторических местах и событиях для Национальной службы парков), подготавливают исследовательские доклады и исторические справки в качестве материала при выработке современной политики и принятия решений.

Самым крупным из правительственных ведомств работодателем для историков является министерство обороны США (около 1 / 3 всех федеральных служащих-историков). В конце 70-х годов на него работало около 300 гражданских историков в дополнение к специальному военному персоналу, на который возложена задача исторических исследований. Непосредственно в Пентагоне имеется два небольших исторических бюро (10 человек), которые готовят закрытые доклады и занимаются историей верховного командования. Нужды армии США обслуживают прежде всего Центр военной истории в Вашингтоне (73 человека) и Институт армейской военной истории в штате Пенсильвания (9 человек), которые занимаются изучением проблем военной истории, готовят материалы исторического характера для разработки военных планов, доктрин, директив, инструкций. Кроме того, историки имеются при каждом полевом командовании: в их задачу входит составление ежегодных отчетов, подготовка специальных исследований, монографий


20 Directory of Federal Historical Programs and Activities. Washington. 1981, p. 61.

стр. 45


и исторических справок, обеспечение работы музеев и архивов командования. Всего в системе сухопутных сил США в 1981 г. работало 157 историков. ВВС США имеют отдел истории авиации в Вашингтоне (18 человек) и Центр исторических исследований им. Альберта Симпсона в штате Алабама (27 человек), а также историков при командованиях. На историческом факультете военно-воздушной академии США преподают 32 профессиональных историка. Всего в системе военно-воздушных сил США занято 163 историка. Военно-морской флот располагает Центром морской истории в Вашингтоне (37 человек), Историческим центром военно-морского флота в Вашингтоне (28 человек), а также рядом небольших исследовательских и музейных подразделений. Всего в военно-морском флоте США работают 84 историка 21 .

Из других ведомств федерального уровня наиболее широко услугами историков пользуется министерство внутренних дел. Входящая в его систему Национальная парковая служба располагает специальным отделом истории (39 человек), который обеспечивает подготовку необходимых материалов для развития и функционирования 320 национальных исторических мест и заповедников. Отдел архитектурных и инженерных сооружений, где работают 25 историков, собирает и изучает материал о памятниках архитектуры и техники, хранит документацию и обеспечивает ее использование. 10 профессиональных историков трудятся в Бюро по делам индейцев: они изучают земельные иски аборигенов, состояние ресурсов индейских земель, ведут этноисторические исследования.

Отдел истории имеет государственный департамент: 25 человек готовят к публикации широко известную официальную серию документов "Внешняя политика Соединенных Штатов", выполняют закрытые исследования по вопросам внешней политики. Некоторые из них приобрели зловещую репутацию антисоветских, ультрареакционных фальсификаций, далеких от какой-либо науки и состряпанных в угоду правым силам и военщине США. Исторические отделы имеются в министерствах сельского хозяйства, транспорта, труда, здравоохранения. Министерство труда, например, с 1963 г. осуществляет программу исследований по истории трудовых отношений в США. Действующий при министерстве здравоохранения Национальный институт здоровья выполняет, а также финансирует изыскания исторического профиля, например, проект группы исследователей под руководством профессора Р. Фогеля по изучению исторических данных о физическом развитии американцев.

Помимо центральных ведомств, к разряду правительственных организаций относится ряд автономных служб исторического профиля. Это прежде всего Национальный архив США (164 человека), президентские библиотеки (шесть библиотек, со штатом историков 150 человек), Библиотека конгресса (89 человек), Национальная комиссия по изданию документов и материалов (15 человек), музеи и центры Смитсоновского института, в том числе Национальный музей американской истории. В 1975 г. собственным отделом истории (3 человека) обзавелся сенат США. В его задачи входит помощь исследователям истории верхней палаты конгресса, подготовка библиографий, путеводителей и т. п. Палата представителей такого официального подразделения пока не имеет. Высший законодательный орган страны довольно активно пользуется услугами историков. Среди 11 тыс. человек, работающих в конгрессе, историки играют далеко не последние роли в подготовке докладов, исследований, речей, планировании избирательных кампаний. Так, в 1980 г., в год последней президентской кампании, известный гарвардский профессор-антисоветчик Р. Пайпс работал на "сенатора от Боинга" Г. Джексона, а в штате университета числился номинально.


21 Ibid., pp. 25 - 47.

стр. 46


В настоящее время и правительственные органы штатов все чаще прибегают к помощи историков. Особенно это относится к законодательным и юридически-правовым службам, где необходима определенная информация исторического характера для выработки и принятия документов и решений. По сведениям на 1977 г. в 46 штатах в аппарате законодательных органов работало 66 человек с учеными степенями по истории 22 . Так, в ассамблее штата Нью-Джерси заняты девять историков с докторской степенью. Примерами выполненных ими работ может служить подготовка исторических справок о развитии автомобильного страхования, разрешении трудовых конфликтов, законодательстве против торговли и употребления наркотиков 23 . К услугам историков начинают прибегать городские и коммунальные муниципалитеты и службы, органы образования и здравоохранения, надеясь с привлечением исторических данных и анализа их решить некоторые современные социальные проблемы. Так, один из самых дорогостоящих проектов по "социальной истории" ("Social History") г. Филадельфии (4 - 5 млн. долл.), осуществляемый под руководством Т. Хершберга при Пенсильванском университете, в значительной мере финансируется из средств городского муниципалитета Филадельфии.

О характере труда американских историков, занятых в правительстве и высших законодательных органах, дает представление брошюра-наставление АИА, адресованная молодым специалистам: "Доступ к работе в законодательных органах власти осуществляется обычно через личные контакты при работе на ту или иную партию или кандидата; "независимее" находят себе здесь должность редко. В политических сферах на всех уровнях часто необходимо быть ярым сторонником партии и твердым в своих убеждениях. Как и во многих других правительственных сферах, наем на работу в законодательном органе - это результат настойчивости и удачи вместе с личными контактами. Здесь не может быть единой тактики: обладатели докторских степеней напрасно месяцами искали работу, а некоторые недавние выпускники колледжей устраивались в течение нескольких дней" 24 .

Не знания и способности являются основными критериями для тех историков, кто пожелал связать свою карьеру с государственной службой, а прежде всего безоговорочная готовность служить политическим установкам истэблишмента. Левые, прогрессивные взгляды, а тем более деятельность в этом направлении для таких людей абсолютно исключаются. В вышеупомянутой брошюре в качестве приложения напечатана стандартная анкета, которую должен заполнить историк, пожелавший получить работу в системе государственной службы. В ней имеются такие вопросы: "27. Являетесь ли вы в настоящее время членом Коммунистической партии США или каких-либо подразделений этой партии? 28 (а). Являетесь ли вы в настоящеее время или были в течение последних десяти лет членом какой-либо организации или группы, включая Коммунистическую партию США или какое-либо ее подразделение, которые в период вашего членства призывали или учили, что правительство Соединенных Штатов или любая его политическая организация должны быть свергнуты или заменены силой или другими незаконными методами? 28 (б). Если ваш ответ на (а) утвердительный, имели ли вы в период вашего членства особые намерения осуществить


22 Вradу P. Career in State Legislative Research. - AHA Newsletter, Vol. XV, N 9, December 1977, pp. 11 - 12.

23 Guzzo P. Applied Research Opportunities for Historians. A Case Study: Legislative Research. A Paper Presented at the OAH Meeting in San-Francisco, April 9 - 12, 1980, Manuscript.

24 Careers for Students of History, p. 23; см. также подготовленный АИА и Национальным советом общественной истории доклад: Survey of the Historical Profession. Public Historians. 1980 - 1981. Summary Report. Washington. 1981.

стр. 47


цели такой организации или группы свергнуть правительство Соединенных Штатов или какого- либо штата, или какой-либо его политической организации силой или другими незаконными методами? 29. Если ваш ответ на 27 и 28 (б) утвердительный, укажите названия таких организаций и сроки вашего членства в каждой" 25 .

Могильным холодом маккартизма веет от этой анкеты, но это сегодняшний день американской демократии. Анкета эта широко обнародована, и нетрудно представить себе, как следуют ей работодатели в других сферах, в том числе администраторы университетов и колледжей, хотя официально считается, что при найме историков на преподавательскую и научную работу им нельзя задавать вопросы о политических взглядах и деятельности. Наличие в университетской среде дискриминации в отношении инакомыслящих подтвердила специальная комиссия АИА по правам историков, действовавшая в первой половине 70-х годов. В ее заключительном докладе, в частности, приводятся следующие сведения об ответах 2179 историков на анкету с вопросом "Знаете ли вы преподавателей, изгнанных с работы за политические взгляды?". Около половины ответивших (45,9%) сообщили факты нарушения прав (увольнение с работы) тех представителей профессии, чьи взгляды носят левый характер. В два раза (24,6%) меньше пострадавших среди тех, кто придерживается крайне правой ориентации 26 .

В США историческая наука возникла и долго развивалась под знаменем прославления американского прошлого, обоснования божественного "предначертания судьбы" и исключительности исторического опыта Америки. Ура-патриотизм и провиденциализм обусловили такие специфические черты американской историографии, как национальная ограниченность и американо-центризм. Это относится и к профессиональным историкам. Лишь после двух мировых войн и по мере роста внешнеполитической активности американского империализма научные интересы историков стали меняться, хотя их отмеченная выше ориентация в принципе сохраняется и поныне. В 1952 г., когда на вопросник АИА из 4662 ее членов ответили 2979, специализация историков по дисциплинам выглядела следующим образом: более 1 тыс. (или более 1 / 3 ) - специалисты по истории США (кроме того, для 280 это была вторая область специализации); 685 (23%) занимались новой и новейшей историей Европы, 183 (6%) - древней и средневековой историей 27 . В 70-е годы специализация докторов-историков при получении степени выглядела следующим образом: история США - 36,8%, история Европы-29%, история других стран - 29,8%, комплексная дисциплина - американоведение ("American Studies") - 3,3% 28 .

Американская история остается главной сферой специализации, хотя за последнее десятилетие процент докторов по истории США снизился (главным образом в связи с появлением комплексной дисциплины "американоведение"). Опрос АИА, проведенный в 1974 г., показал, что только у 13% членов ассоциации научные интересы лежат за пределами истории США и европейских стран, в том числе только 2% изучают или преподают историю Африки 29 . И все же за четверть века многое изменилось в сфере научных интересов и специализации американских историков. Кругозор исследователей, особенно молодых, заметно расширился. Это нашло отражение прежде всего в гораздо более богатом спектре тематики публикуемых результатов исследований, во вве-


25 ibid., р. 68.

26 Final Report Ad Hoc Commitee on the Rights of Historians. Washington. 1975, p. 10.

27 Library of Congress. Manuscript Division. AHA. Box 444.

28 Employment of Humanities, p. 71.

29 AHA Newsletter, Vol. XII, 1974, N 1.

стр. 48


дении новых учебных дисциплин и курсов для студентов исторических факультетов.

Активизация исследований по ряду новых для американской историографии направлений, выход большого числа работ послужили достаточным основанием для того, чтобы включить в коллективный труд о новейшей американской историографии, которую АИА подготовила для XV Международного конгресса исторических наук (Бухарест, 1980 г.), очерки по историографии стран Востока, африканской истории, истории стран Латинской Америки. При этом выход за рамки национальной ограниченности сопровождался претензией американских историков на роль лидера в мировой историографии. Упомянутые очерки позволили составителям книги сделать претенциозное заявление на ее обложке: "Они (очерки. - В. Т.) показывают резко расширившийся культурный кругозор и космополитизм американской историографии нынешнего поколения и то, что историки в Соединенных Штатах сегодня пишут, преподают и ведут исследования по истории других стран гораздо в большей степени, чем делают историки какой- либо страны". Эта цитата являет собой образчик отражения в мышлении американских историков мании величия и исключительности США.

В 60 - 70-х годах в американской исторической науке шел интенсивный процесс специализации научного знания, формирования новых отраслей, дисциплин, направлений. Наряду с такими принципами, как проблемный, хронологический или страноведческо-региональный, все чаще за основу направления стал браться принцип применения тех или иных методик или теорий. Так возникли "количественная история", "психоистория", "устная история", "сравнительная история" и т. п. Сторонники этих направлений стали создавать собственные организации и общества, издавать журналы, созывать конференции.

Естественный процесс специализации исторического знания не сопровождался, однако, необходимыми усилиями по интеграции и координации научных исследований, профессиональных связей между историками. Фрагментация исторического знания привела и к своеобразному распаду исторической общины. Радикально изменился внутренний мир профессии с точки зрения формальных и личностных связей ученых. В еще недавние, казалось бы, времена, когда историков было не так много, а в их мышлении и трудах господствовал консервативный дух консензусного подхода, исторический цех США выглядел довольно монолитно и тон в нем задавали мэтры американской историографии. В 60 - 70-е годы произошла смена поколений и со сцены ушли такие признанные лидеры, как С. Э. Моррисон, А. Невинс, С. Ф. Бемис, Р. Биллингтон, Р. Хофстедтер, Г. Файс. Активно вторглось в профессию молодое поколение, пережившее период бурных общественных, в том числе студенческих, движений 60-х годов. Этот процесс сопровождался не только пересмотром господствовавших интерпретаций, но и ломкой устоявшихся связей, возникновением оппозиционных истэблишменту групп, требующих демократизации порядков в профессии.

Представитель "старой гвардии" гарвардский профессор О. Хэндлин писал в этой связи: "Произошли перемены, и я, может быть, не сразу осознал их. Я вспоминаю неподдельное удивление, охватившее меня несколько лет назад, когда я узнал, что нам следует говорить не об историках, а о школах или партиях среди историков, которые разделяются между собой по принципам идеологического или других факторов сектантского характера. Я был удивлен, когда в 1968 г. ко мне обратились с просьбой о рекомендации преподавателя, исходя не из его способностей, а согласно расовому происхождению и политической ориентации. Распадение чувства общности последовало столь быстро, что я уже не удивился, когда в 1970 г. Американская историческая ассоциация пред-

стр. 49


ложила учитывать при назначении на должность "возраст, пол, этническое происхождение и характер работы" 30 . Думается, что Хэндлин не вполне искренен в своей ностальгии по временам полного единодушия и "высоких стандартов в поиске истины", которые якобы царили в профессии. 30 - 50-е годы, о которых он вспоминает, отличались идеологической нетерпимостью и безжалостными гонениями против ученых прогрессивных взглядов, неприкрытой дискриминацией в отношении представителей негритянского населения, национальных меньшинств.

Но Хэндлин прав в своей констатации кризисного состояния исторической профессии, а также причин этого кризиса: "Частично эта перемена - результат действия сил социологического характера, которые расширили численные показатели, изменили статус и модифицировали позицию исторической профессии в академическом мире, в издательском деле и в обществе в целом. Я не недооцениваю важность и этих факторов, но в данном случае предпочитаю обратить внимание на другую сторону этой трансформации - интеллектуальный нажим изнутри, который вызвал фрагментацию нашей дисциплины, ослабил связывающие ее элементы и ощущение общей цели. Данный нажим, который затуманил принятые ценности и установки, лежит в основе этого кризиса" 31 . Туманное выражение "интеллектуальный нажим изнутри" есть не что иное, как растущие недовольство и выступления со стороны Главным образом молодого поколения против консервативных устоев в среде историков.

Процесс дезинтеграции исторической общины наиболее наглядно отразился в деятельности профессиональных ассоциаций, в изменении организационной структуры исторической науки. На протяжении долгого времени безраздельными влиянием и правом на представительство интересов историков пользовалась АИА, инкорпорированная в качестве официальной организации историков конгрессом США в 1889 г. АИА с 12,5 тыс. членов и сегодня остается наиболее многочисленной и авторитетной научной ассоциацией историков-профессионалов 32 , хотя в ее состав входит некоторое число студентов и любителей истории. На правах аффилированных с АИА обществ или же самостоятельно действуют научные ассоциации историков, объединяющие специалистов по дисциплинам и направлениям исторического знания. Это, например, такие самостоятельные ассоциации, как Организация американских историков (ОАИ), Ассоциация по изучению истории штатов и местной истории, Южная историческая ассоциация. Среди наиболее значительных и давно аффилированных с АИА организаций - Американское общество истории церкви, Американское общество еврейской истории, Американская ассоциация католической истории, Общество по изучению аграрной истории, Общество по истории науки, Ассоциация экономической истории и др. Численность каждой из этих организаций превышает 1 тыс. человек.

В 60 - 70-е годы в связи с общим ростом числа историков, углублением специализации, методологическими и идейными поисками и разбродом в исторической науке США начался процесс создания многочисленных новых научных обществ и ассоциаций, объединяющих, как правило, небольшие группы специалистов. Многие из них предпочитают оставаться в рамках АИА, имея тем самым прежде всего право на научные собрания в программах ежегодных съездов ассоциации. В настоящее время при АИА числится 68 аффилированных обществ и ассоциаций.


30 Нandlin О. History: A Discipline in Crisis? - The American Scholar, 1971 vol. 408, N 3, p. 449.

31 Ibid., p. 450.

32 Об Американской исторической ассоциации см. Вопросы истории, 1971 N 9; 1973, N 11; 1975, N 6; 1982, N 5.

стр. 50


Более половины возникло в последние два десятилетия, а наиболее распространенными являются объединения от 100 до 500 человек.

Организационный разброд в среде американских историков отразился также в падении престижа АИА и отходе от нее значительной части научных работников и преподавателей. В 70-е годы организация потеряла свыше 7,5 тыс. членов. Дополнительной тому причиной, а возможно, и основной, явилась приверженность АИА к господствующему, буржуазному миропониманию при взгляде на прошлое, негибкость политики ее руководства в меняющихся условиях как внутри профессии, так и в общественном климате. В течение долгого времени АИА остаётся под контролем той части американской профессуры, которая предпочитает находиться в русле "основного потока" идейно-политической жизни США с креном в сторону консерватизма. Лидеры АИА сделали немало для организации гонений против историков левых убеждений, особенно в годы "холодной войны", в насаждении "консензусной" интерпретации американского прошлого 33 . Фактически мало что изменилось в структуре и характере ассоциации, когда в итоге бурных общественных движений 60-х годов в профессию пришло молодое поколение, в т. ч. "новые левые" историки, усилились требования более справедливого представительства со стороны т. н. меньшинств (историков-женщин, историков-афроамериканцев и т. п.), а также поднялся протест против гонений и дискриминации в отношении историков левых убеждений, особенно марксистов 34 . АИА недостаточно энергично реагировала и на факт увеличения числа историков, работающих за пределами академического мира: ее устав по-прежнему предусматривал избрание на руководящие посты только тех, кто в течение не менее пяти лет проработал в университетских стенах.

Все это привело к росту критических настроений внутри ассоциации, уменьшению ее численности и переходу части бывших членов АИА в другие профессиональные организации. В 70-е годы была создана независимая "Средне-атлантическая организация историков-радикалов", которая насчитывает 250 - 300 человек и издает собственный журнал "Radical Historical Review". Историки -"радикалы" активно выступают против усиливающегося в США антикоммунизма, уделяют в своих трудах особое внимание истории борьбы американских трудящихся за социальные права и общественный прогресс 35 . Право на лидерство ныне оспаривает уже догоняющая по численности АИА и более динамичная ОАИ (11,5 тыс.), объединяющая основную массу специалистов по истории США. Президентами ее в последние годы избирались такие известные историки леволиберальных и даже леворадикальных убеждений, как Ю. Джиновезе, У. Уильямс и др. Руководство ОАИ более терпимо относится к растущему среди американских историков интересу к марксистской методологии, к изучению проблем социальной истории, классовой борьбы, к применению новых методик в области исторических исследований. Руководство и действующие в рамках ОАИ специальные комиссии (некоторые из них созданы совместно с АИА) ведут борьбу за улучшение преподавания истории в средней и высшей школах, подготовки докторов по истории, против попыток со стороны правительственных ведомств, например, госдепартамента, ФБР, ЦРУ, ограничить доступ историков к документам, за более равноправное представительство женщин и национальных меньшинств в профессии. Примечательным фактом стало избрание в 1981 г. президентом организации и ее ис-


33 Lemisсh J. On Active Service in War and Peace. Politics and Ideology in the American Historical Profession. Toronto. 1975.

34 См. Кантор Р. Е. "Новые левые" в Американской исторической ассоциации. - Вопросы истории, 1971, N 9.

35 См. Американский ежегодник. 1979. М. 1979, с. 336 - 337.

стр. 51


полнительным секретарем женщин: профессора Г. Лернер и доктора Дж. Хофф-Уилсон.

В своем программном заявлении исполнительный секретарь ОАИ определила как центральную задачу общества отстаивать интересы трех основных групп историков: "академических" (колледжи и университеты), "административных" (музеи, архивы, правительство и т. п.), "независимых" (профессиональные историки) способствовать объединению этих групп, "препятствуя дальнейшей фрагментации профессии". Преодолевать кризис профессии руководство ОАИ намерено, действуя по следующим направлениям: подготовка студентов- историков, способных работать в различных областях, "внося гуманитарный вклад в решение проблем страны"; усиление общественной активности историков с целью добиться от правительственных органов большей поддержки научных исследований, улучшения условий для научной работы; осуществление конкретных мер по улучшению занятости историков, организации летних курсов повышения квалификации и изменения специализации; учреждение премий, конкурсов за лучшие работы по истории. Главный вопрос, который пытается решить руководство ОАИ, - продолжать ли обществу оставаться чисто научной ассоциацией или же стать профессиональной организацией историков, занимающейся в том числе общественной деятельностью? "В наше время, отмеченное экономическим кризисом, можно легко поддаться панике и слишком быстро переключиться полностью на общественную деятельность в ущерб нашим традиционным функциям. Излишняя общественная деятельность в 80-е годы будет для нас не лучшим вариантом, чем была излишняя ограниченность и специализация в 70-е годы", - заявляет в этой связи Дж. Хофф-Уилсон 36 . Аналогичными вопросами задается и руководство АИА.

И все же обе ведущие организации американских историков не в силах выполнять объединительные функции: все больше историков предпочитают членство в мелких научных ассоциациях, узкогрупповую манеру научного общения и профессиональных связей. Историки отдельных районов страны создают региональные общества и ассоциации по сферам своих научных интересов, созывают собственные съезды и конференции. Так, историки-слависты имеют, помимо ряда общенациональных, отдельные ассоциации в центральных штатах, на Среднем Западе, Атлантическом побережье, Западе.

В последние годы в условиях роста этнического самосознания национальных меньшинств, а также активизации эмигрантских националистических элементов в США возникло большое число исторических обществ и ассоциаций по этническому признаку. Генеалогические изыскания историков-любителей и профессионалов породили еще одну категорию объединений, а движение за сохранение памятников истории вызвало к жизни огромное число мелких местных групп, каждая из которых стремится оформиться в общество. Подготовленный Американской ассоциацией по изучению местной истории и истории штатов "Путеводитель по историческим обществам и агентствам в США и Канаде" содержит перечень 1139 обществ.

В США профессиональные историки выполняют довольно большой объем научных изысканий, который находит свое выражение прежде всего в печатной продукции: монографиях и статьях. О количестве исследовательских трудов дает представление число публикуемых рецензий в журнале "American Historical Review", который пытается откликаться на все более или менее значительные издания. В 1978 г. журнал поместил 1183 рецензий, в 1979 г. - 1287. Однако, если учесть


36 Hoff-Wilson J. Profession in Crisis. - OAH Newsletter, October 1981, N 3, p. 12.

стр. 52


популярные работы по истории, учебную литературу, а также всевозможные биографии, общее число выпущенных книг по истории будет намного большим - около 4 тыс. в год 37 . Дороговизна книг в США и узкий читательский спрос обусловливают мизерные тиражи научных изданий по истории (в среднем до 1 тыс. экземпляров).

Возможно, отчасти по причине трудностей, связанных с публикацией научных книг по истории, в США получила самое широкое распространение более оперативная и простая форма реализации результатов научных исследований посредством журналов. В США свыше 100 периодических изданий публикуют статьи по истории. Значительную часть этих журналов составляют популярные издания по истории или полупрофессиональные, любительские издания местного характера. Научный уровень публикуемых в них материалов, как правило, низок. Именно о них автор брошюры об исторической профессии в США писал: "К сожалению, многие из статей носят тривиальный характер, или иллюстрируя уже хорошо известные положения, или же опускаясь до чистой казуистики, доказывающей, что лавка Смита была не на углу Пятой и Мэйн-стрит, а на юго-западном углу Четвертой и Бродвея" 38 .

Примерно 95% наиболее важных статей по истории публикуется в 10 - 12 т. н. толстых профессиональных журналах общенационального или регионального характера. Журналы этой категории являются, как правило, органами авторитетных научных ассоциаций и обществ историков, и подписка на них, по сути, и есть признак членства в самой организации, т. к. эти журналы в розничную продажу почти не поступают. Тираж научных журналов определяется, таким образом, числом зарегистрированных членов, годовой членский взнос которых предполагает прежде всего получение журнала и информационного бюллетеня, если таковой у организации имеется. Среди наиболее авторитетных журналов такие, как "American Historical Review", "Journal of American History" "William and Mary Quoterly", "Pacific Historical Review", "Journal of Southern History".

В последние годы возник ряд новых научных изданий по истории. Некоторые из них завоевали популярность, особенно те, которые публикуют материалы по "социальной истории" или междисциплинарным проблемам, по вопросам исследовательских методов, в т. ч. количественного анализа. Это такие журналы, как "Journal of Interdisciplinary History" (с 1970 г.), "Historical Methods" (с 1967 г.), "Social History" (с 1976 г.). В 1979 г. начал выходить специальный историографический журнал "Trends in History", который целиком посвящен обзору периодической литературы по истории. С 1981 г. Общество по истории иммиграции издает журнал "Journal of American Ethnic History". В 1982 г. Институт исторических исследований начал квартальное периодическое издание "Women and History". И этот перечень можно продолжить.

Научная периодика играет важную роль в развитии исторического знания и в функционировании профессии. Главный журнал общеисторического характера "American Historical Review" издается уже 87 лет. Ежегодно тиражом 20 тыс. экз. выходит пять выпусков журнала общим объемом 1800 страниц. По финансовым соображениям объем журнала сокращен в апреле 1980 г. за счет основного раздела, публикующего статьи (в среднем по четыре в номере). Публикация статьи в таком журнале является достаточно престижным делом для историка-профессионала, особенно из числа молодых ученых. Естественно, что конкуренция большая и отбор статей довольно жесткий. В среднем редакция получает около 200 статей в год, а публикуется лишь около 20 39 .


37 Publishers Weekly, 1979, September 3, p. 44.

38 Stull Holt W. Op. cit., p. 21.

39 Данные получены автором в редакции журнала в 1980 году.

стр. 53


В последнее время все более важной, если не главной, задачей научных журналов становится рецензирование новейшей литературы. Обширное рецензирование традиционно было одной из основных задач таких журналов, как "American Historical Review". В этом проявляется обычная заинтересованность информировать историческую общину о новых публикациях, но, отчасти, большое число рецензий - результат нажима со стороны авторов книг - членов АИА, которые могут пригрозить и выходом из ассоциации, если журнал не поместит рецензию на их работу. Рецензии на книги в исторических журналах, как правило, очень краткие. Более 50% получаемых редакцией книг в итоге рецензируется.

При отборе статей и книг для рецензий, а также рецензентов действуют не только сугубо научные критерии. Некоторые книги, авторы которых - марксисты или придерживаются левых убеждений, не всегда удостаиваются рецензий или же направляются на рецензию тем, чей отзыв наверняка будет отрицательным. Так, на страницах "Afnerican Historical Review" не была отрецензирована упомянутая выше книга радикального историка Дж. Лемиша "На активной службе миру и войне. Политика и идеология в американской исторической профессии" из-за содержащейся в ней резкой критики руководства АЙА и всего профессионального истэблишмента 40 . Еще раньше подобная судьба постигла книгу У. Дюбуа "Черная Реконструкция" 41 . За всю историю журнала со статьями в "ем выступили не более 3 - 4 историков-негров.

В США отсутствуют какая-либо единая система организации исторических исследований, попытки их планирования и координации. Историческая наука в известной мере развивается стихийно, на "индивидуально-предпринимательской" основе. По признанию президента АИА, гарвардского профессора Б. Бейлина, в США "исторические исследования разбегаются одновременно по сотне различных направлений при отсутствии какой-либо их координации" 42 . Основной объем научных изысканий осуществляет университетская профессура, поскольку историческая наука базируется прежде всего на университетской основе. Это, конечно, позитивно сказывается на высшей школе, прежде всего на уровне преподавания и подготовки специалистов, ибо все лучшие научные силы одновременно выступают в роли преподавателей и научных руководителей подготавливаемых диссертаций. В то же время в силу разбросанности и разобщенности ученых по 300 историческим факультетам чрезвычайно трудно вносить какие- либо регулирующие моменты в исследовательскую работу историков, а тем более объединять их усилия для реализации крупных научных проектов.

Основной фигурой в науке остается профессор-одиночка, а преобладающей формой научного труда - подготовка и публикация монографии. Выбор темы исследования в значительной мере зависит от индивидуальных интересов и подготовки исследователей. Впрочем, они довольно чутко реагируют на общественные потребности, своеобразную моду в тематике и методике новейших изысканий, состояние разработки тех или иных проблем. Огромное влияние на выбор темы оказывает коммерческая сторона дела: возможность заинтересовать книжное издательство в публикации книги и как можно более широкого ее сбыта. В значительной мере по этим причинам подготовка и публикация книг по истории сопровождается необходимой в американских условиях рекламой, в которой оценки и эпитеты часто превышают реальный научный вес выполненного исследования и вклад его автора в историогра-


40 См. рецензию на эту книгу. - Вопросы истории, 1977, N 5.

41 Du Воis W. Е. В. Black Reconstruction. N. Y. 1950.

42 Цит. по: Сивачев Н. В. На 96-м съезде Американской исторической ассоциации. - Вопросы истории, 1982, N 5, с. 153.

стр. 54


фию. По этой же причине историки стараются меньше беспокоиться о преемственности научной традиции, увязывании собственной работы с достижениями своих предшественников, а делают особый упор на всевозможные "пересмотры", "новые интерпретации", "открытия" и пр. Такой подход в какой-то мере ориентирует ученого на поиск новых источников, на критический настрой в оценке материалов и на оригинальные выводы, что сказывается и на профессиональном уровне выполняемых работ.

В последние годы, особенно в связи с утверждением таких новых дорогостоящих методик, как машинная обработка массовой информации, все большее распространение получают коллективные формы организации научного труда историков. И в прошлом известные авторитеты науки выступали инициаторами крупных изданий, которые представляли собой или объединенные единым замыслом серии индивидуальных монографий, или же коллективные монографии и многотомные труды. Эта форма сохраняется и поныне. Примером могут служить 50-томная история американских штатов, выполненная в виде индивидуальных работ к 200-летию США, издающаяся крупным американским синологом Дж. Фэйрбэнком "Кэмбриджская история Китая" (опубликовано 10 тт.), или же гарвардская серия по истории городов под редакцией С. Терстрома. Новшеством является совместная работа небольших коллективов, базирующихся в исследовательских центрах при университетах, научных библиотеках или институтах. Кооперация в данном случае обусловлена использованием вычислительной техники, трудоемкой методикой обработки первичного материала, созданием единой документальной базы ("банков данных"), разработкой типовых программ и методов анализа. Так, при Принстонском университете в научном центре по изучению проблем народонаселения и демографии в 70-х годах была выполнена серия работ по истории народонаселения, в т. ч. части территории дореволюционной России. В центре по изучению истории семьи при Библиотеке Ньюберри (Чикаго) готовятся и уже частично вышли в свет работы по данной тематике. На базе межуниверситетского консорциума политических наук в Энн-Арборе (штат Мичиган), в "банке данных" которого заложено 5 млн. единиц документов, включая данные о всех федеральных и местных выборах в США за 200 лет, выполнен ряд коллективных исследований по политической истории США.

Дорогостоящие коллективные проекты, стали одной из характерных черт работы американских историков. Если 15 - 20 лет назад наиболее распространенной формой финансирования и организации исследований была индивидуальная субсидия ученому в 10, 20 или 30 тыс. долл. для написания монографии, то сейчас запросы на субсидии и расходы на проекты приобретают порой астрономические размеры. Причем дорогостоящий процесс компьютеризации источников без должной методологической и даже общеисторической подготовки приводит иногда к малоплодотворным или просто ничтожным результатам. Так, истраченные за последние 8 - 9 лет около 5. млн. долл. на проект по истории Филадельфии не дали пока принципиально новых результатов. Неудачными можно назвать и основные итоги проекта по истории рабства в США, выполненного под руководством Р. Фогеля и С. Энгерманна 43 .

В условиях децентрализации исследований и частнокапиталистического характера финансирования развития науки особое значение для американских историков имеет вопрос обеспечения необходимой финансовой поддержки научных изысканий. Самой распространенной и простой формой их стимулирования и поддержки для преподавателей-профессоров является предоставление последним администрациями универ-


43 См. Болховитинов Н. Н. Клиометристы и рабство в США. - Новая и новейшая история, 1976, N 3.

стр. 55


ситетов оплачиваемых творческих отпусков сроком на один год ("саб-батикэл"), которыми ученые пользуются раз в четыре - шесть лет. Этот отпуск дается, как правило, для завершения монографического исследования.

Финансирование исследований осуществляется и через каналы различных фондов, частных и государственных, которые заинтересованы в выполнении тех или иных проектов. Крупнейшим источником денежных средств в данном случае является правительственная корпорация Национальный гуманитарный фонд, действующий с 1965 года. Его ежегодный бюджет в последние годы составлял около 150 млн. долларов. Историки являются одними из основных получателей субсидий среди представителей других гуманитарных наук. В 1978 г. фонд предоставил субсидий на осуществление проектов по истории на общую сумму в 17 млн. долларов. Финансирование идет по различным направлениям. Во-первых, разовые субсидии на индивидуальные проекты ученых и преподавателей, в т. ч. на исследования. Они даются обычно на срок от одного года или же на период летних месяцев для организации курсов преподавателей. В 1980 г. по этой линии фонд предоставил 316 субсидий, около 20% которых достались историкам. Вот некоторые из них: 87,7 тыс. долл. (очень крупная) - профессору Виргинского университета Д. Мэлоне для написания последнего тома 6-томной биографии Т. Джефферсона; 18,5 тыс. долл. (средняя) - профессору университета штата Нью-Йорк Дж. Айджеру на подготовку исследования по западной историографии с XVIII века. Сотни университетских профессоров получили небольшие субсидии для участия в летних курсах. Во-вторых, по линии исследовательского подразделения фонда (бюджет около 30 млн. долл.) идет финансирование крупных проектов и коллективных работ. Субсидии здесь предоставляются на срок до трех лет, но часто срок продлевается. Среди наиболее крупных субсидий последнего времени: 1,4 млн. долл. на написание 50-томной истории американских штатов; около 1 млн. долл. (по 250 тыс. долл. в год) на начальную стадию "Проекта-87" к 200-летию конституции США; 700 тыс. долл. на написание 9 - 12-томной истории администрации президента Л. Джонсона; около 500 тыс. долл. на проект гарвардского профессора Б. Бейлина по истории ранней иммиграции в Америку; 350 тыс. долларов на проект, руководимый профессором Пенсильванского университета Т. Хершбергом, по созданию междисциплинарной истории Филадельфии. Кстати, по этой же линии АИА получила в 1978 г. субсидию 56 тыс. долл. на проведение двух советско-американских коллоквиумов по количественной истории (1979 г., Балтимор; 1981 г., Таллин) и публикацию их материалов. В-третьих, фонд выделяет деньги на осуществление проектов музеев и организаций, на программы исторического характера в системе средств массовой информации, например, 272 тыс. долл. музею северной Аризоны (г. Флэгстаф) на создание выставки по истории индейцев плато Колорадо, 397 тыс. Центру по применению телевидения в гуманитарных науках (г. Атланта) для подготовки фильма по истории греческой иммиграции в Америку после 1900 года 44 .

Среди других фондов и организаций, откуда в последние годы американским историкам удается получать субсидии, фонд Рокфеллера, Исследовательский совет социальных наук, Национальная научная ассоциация, Национальный институт образования и др.

Получение финансовой субсидии является непростым делом для историков, особенно в последние годы, когда правительственные ассигнования на социальные и образовательные нужды, развитие науки сокращаются в пользу военных расходов. В феврале 1981 г. президент


44 Данные получены в штаб-квартире фонда в 1980 г., а также из ежегодных отчетов этой организации.

стр. 56


Р. Рейган объявил о сокращении бюджета Национального фонда развития гуманитарных наук на 50%, и только из-за сильной оппозиции со стороны ученых сокращение было несколько меньшим. Администрация решила также прекратить финансирование программ Национальной комиссии по изданию исторических документов. Ученые выступили с резким протестом. Был создан общественный комитет, который призвал более 4 тыс. историков и архивистов направить письма членам конгресса. С большим трудом удалось предотвратить фактическую ликвидацию одного из центров исторических исследований.

Ежегодно ученые пишут сотни и тысячи заявок на финансовые субсидии, прилагая к ним подробные планы работы, предварительные результаты, биографии, но только небольшая часть соискателей получает средства. В 1979 г. из поступивших в Национальный гуманитарный фонд 1300 заявок на индивидуальные субсидии были удовлетворены только 147 (одна из восьми), а из 1200 заявок на крупные проекты и коллективные работы удовлетворены 400 (одна из трех) 45 . Многие проекты остаются неосуществленными или ждут своего часа из-за отсутствия необходимых ассигнований. В данном случае внешняя свобода выбора и характера научных изысканий оказывается в действительности под жестким контролем финансирующих органов, в советах которых, а также в качестве экспертов-консультантов выступают все те же представители истэблишмента, отличающиеся консерватизмом мышления, лояльностью к установленным институтам. Редким исключением являются случаи, когда необходимые субсидии получают исследователи, придерживающиеся левых убеждений.

Институционные основы американской исторической науки претерпели за последние десятилетия существенные изменения. Количественный рост общих параметров профессии (число кадров, объем выполняемых исследований) сопровождался важными качественными, структурными сдвигами, которые нашли выражение прежде всего в изменениях сфер занятости профессиональных историков, выполняемых ими общественных функций, ориентации их научных интересов и специализации. Наряду с расширением объема и проблематики научных исследований, совершенствованием методик и технической оснащенности труда историков, повышением роли исторической науки в общественной жизни, в положении ее выявились кризисные явления и тенденции.

Отсутствие планирования и координации развития исторической науки привели к "перепроизводству" ученых высшей квалификации, девальвации профессорско- преподавательского труда, обострению проблемы занятости среди историков. От дискриминации в сфере найма и трудовых отношений страдают прежде всего ученые левых убеждений, представители национальных меньшинств, женщины. Дифференциация исторического знания и уход значительной части историков из университетской среды вызвали процесс дезинтеграции профессии, ослабление организационных основ исторической науки. Инфляция, экономический кризис и безудержные военные расходы привели к сокращению ассигнований на исследовательские работы, а сдвиг общественного климата вправо вызвал активизацию консервативных элементов в среде американских историков. Все это позволяет сделать вывод, что кризисные черты присущи не только методологическим основам современной американской историографии, но и исторической науке США в целом, включая статус самой профессии и ее представителей.


45 Данные получены в штаб-квартире фонда в 1980 году.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/СТАТУС-ПРОФЕССИИ-ИСТОРИКА-В-США

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. А. Тишков, СТАТУС ПРОФЕССИИ ИСТОРИКА В США // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 19.04.2018. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/СТАТУС-ПРОФЕССИИ-ИСТОРИКА-В-США (date of access: 19.06.2021).

Publication author(s) - В. А. Тишков:

В. А. Тишков → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Россия Онлайн
Москва, Russia
1560 views rating
19.04.2018 (1158 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
А. В. Ревякин. СОЦИАЛИЗМ И ЛИБЕРАЛИЗМ ВО ФРАНЦИИ В СЕРЕДИНЕ XIX века. М., 1999
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
ПРОЕКТ СОЗДАНИЯ ЕВРЕЙСКОГО ГОСУДАРСТВА НА ГЕРМАНСКОЙ ЗЕМЛЕ В 1945 году
Yesterday · From Россия Онлайн
ОПЫТ МЕЖЦИВИЛИЗАЦИОННОГО СИНТЕЗА НА РУБЕЖЕ XIX И XX ВЕКОВ
Yesterday · From Россия Онлайн
Энергия Дао как суть НЛО. Tao energy as the essence of UFO.
Catalog: Философия 
2 days ago · From Олег Ермаков
ИСТФАК МГУ 1947-1952 гг. (Окончание)
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
ПОСЛЕ РОСПУСКА КОМИНТЕРНА
2 days ago · From Россия Онлайн
ОБЪЕДИНЕНИЕ ГЕРМАНИИ 1989-1990 гг.: ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЙ АСПЕКТ
2 days ago · From Россия Онлайн
ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ ГЛОБАЛЬНОЙ ИСТОРИИ
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
При любом взаимодействии масс, на любом уровне, создаются потенциалы взаимодействия масс в любых процессах расширения Вселенной. Этим определением рассмотрим вопросы, связанные с массой и энергией взаимодействующих объектов. Когда объекты (частицы, молекулы) потенциально взаимодействуют, они создают градиенты потенциального взаимодействия. Эти градиенты регулируют энергию и массу объектов и Вселенной в целом.
Catalog: Физика 
3 days ago · From Владимир Груздов
ПЕТР I В ДАНИИ В 1716 году
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
СТАТУС ПРОФЕССИИ ИСТОРИКА В США
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones