Libmonster ID: RU-9993

В. ПОПОВ, доктор экономических наук, профессор Российской экономической школы

СТЕЧЕНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ИЛИ ИСТОРИЧЕСКАЯ ЗАКОНОМЕРНОСТЬ?*

Часто приходится слышать, что история - результат стечения, во многом случайного, множества обстоятельств. Некоторые из них мы можем изменить, а некоторые - нет, потому что предшествующие шаги уже направили развитие в русло, выйти из которого прямо сейчас невозможно (зависимость от траектории предшествующего развития, path dependent development).

Идея на первый взгляд стара как мир. Проблема, однако, в том, чтобы понять, что именно мы можем изменить, а что - нет. Как говорят, "Боже, дай мне разум и душевный покой. Принять то, что я не в силах изменить. Мужество изменить то, что могу. И мудрость отличить одно от другого"1. Как же отделить первое от второго в экономическом развитии?

Секрет успеха

В недавно опубликованной книге Г. Колодко, бывшего вице-премьера правительства Польши, "Мир в движении", автор задается именно этим вопросом. Он предлагает "теорию стечения обстоятельств развития", чтобы дать ответ на важнейший вопрос: почему мир развивается так или иначе?

"Мир как он есть" (глава 5) посвящена сравнению стран по уровню экономического развития (ВВП на душу населения), продолжительности жизни, неравенству в распределении доходов (World Bank), показателю сетевой готовности (Network Readiness Index, рассчитываемый World Economic Forum), индексу человеческого развития (Human Development Index, рассчитываемый UNDP), индексу экономической свободы (Heritage Foundation), уровню демократии (Freedom House). В рейтингах есть очень красноречивые несоответствия: скажем, в бывших социалистических странах более высокие продолжительность жизни и уровень образования, чем в схожих по ВВП на душу населения развивающихся странах. А социалистическая Куба по индексу человеческого развития занимает 50-е место в мире. Кстати, с момента публикации книги она переместилась на 48-е место (более высокое, чем большинство постсоциалистических стран) и сейчас опережает Китай, Украину, Россию и даже Белоруссию (см. рис. 1).

* Поводом к написанию статьи послужила книга Г. Колодко "Мир в движении" (М.: Магистр, 2009. - 576 с.) и представленная в ней теория стечения обстоятельств экономического развития.

1 Это изречение известно как молитва "Анонимных алкоголиков". Автор афоризма - американский теолог Р. Нибур, признававший, впрочем, что нечто подобное люди говорили и до него. silkworth.net/aa/Serenity-Prayer-Origin.html.

стр. 75
Индекс человеческого развития для Белоруссии, Китая, Кубы, России и Украины

Источник: Human Development Report, 2008 / UNDP.

Рис. 1

Но в целом разрыв между богатыми и бедными странами в уровне душевого дохода сопровождается и разрывом в продолжительности жизни, уровнях образования, неравенства, экономической свободы, демократии и т. д. Как говорит Колодко, "беды ходят не только парами, но бывает, и сомкнутым строем"2.

Разрыв между Западом и остальным миром в уровне душевого ВВП увеличился с 1:1 в 1500 г. до 6:1 к 1900 г. и с тех пор не сокращался (см. рис. 2). Как же могут развивающиеся страны вырваться из тисков бедности? Скопировать западные институты - законы и правовые нормы, общественное устройство, экономическую и социальную политику? Здесь и разворачиваются основные дискуссии.

Покончить с отсталостью, догнать Запад за последние 500 лет удалось только пяти странам Восточной Азии, и то лишь во второй

ВВП на душу населения по ППС (в международных долларах 1990 г. Джири-Хамиса)

Источник: Maddison A. Statistics on World Population, GDP and Per Capita GDP, 1 - 2006 AD. 2008. www.ggdc.net/maddison.

Рис. 2

2 Колодко Г. Указ. соч. С. 193.

стр. 76
половине прошлого века: Япония, Тайвань, Южная Корея, Сингапур и Гонконг еще в 1950 г. относились к числу развивающихся стран, а теперь стали развитыми. Сокращают разрыв с Западом и другие государства Восточной Азии: Китай и страны ЮВА, а в последние два десятилетия - Индия (см. рис. 3). Почему же другим регионам глобального Юга (Африка, Ближний и Средний Восток, Латинская Америка) не удается это сделать? Может быть, страны Восточной Азии копировали западные институты успешнее других? Ответ известен: общественное устройство и экономическая политика в восточноазиат-ских странах в период их быстрого роста были далеки от либеральных предписаний; в основном в них правили авторитарные режимы, проводившие активную промышленную политику.

ВВП на душу населения (по ППС, в % к уровню США)

Источник: Maddison A. Op. cit.

Рис. 3

Собственно говоря, и на постсоциалистическом пространстве наблюдаются такие же различия. Страны с более низким уровнем развития и правопорядка (Азербайджан, Белоруссия, Вьетнам, Казахстан, Китай, Туркменистан, Узбекистан) преуспели при авторитарных режимах, проводивших экономическую политику, очень далекую от либеральной, которая реализовывалась в странах Восточной Европы и считается причиной их экономического успеха. Напротив, страны со схожим уровнем экономического развития и правопорядка, но более демократические и либеральные (Грузия, Киргизия, Молдавия, Россия, Таджикистан, Украина), отстали как от Восточной Европы, так и от авторитарных и нелиберальных режимов (см. рис. 4).

Получается, что одни страны (Запад и Восточная Европа) добились успеха благодаря либеральным экономическим рецептам, а другие (Восточная Азия, Туркменистан, Белоруссия и др.) - вопреки им.

стр. 77
ВВП в 2008 т. (в % к уровню 1989 г.)

Источник: Transition Report 2008 / EBRD. 2008.

Рис. 4

Почему же экономический успех обеспечивают разные экономические системы и различная экономическая политика?

Стадии развития и экономическая политика

Одно из объяснений состоит в том, что набор мер "хорошей политики" не универсален, а зависит от обстоятельств. "Стоит ...избавиться от универсальных теорий экономического роста и распрощаться с интеллектуальной мечтой вывести, наконец, одну-единственную, всеохватную формулу", - пишет Колодко3. Иными словами, что хорошо для развитой страны, не обязательно хорошо для развивающейся. Кажется, и эта идея тривиальна, особенно для неэкономистов, но до недавнего времени экономисты пытались найти универсальные эликсиры роста: конкурентные рынки, свободная торговля, низкая инфляция, частная собственность, защита прав на интеллектуальную собственность...

В последние годы, однако, появилось много работ, доказывающих, что в зависимости от уровня развития (ВВП на душу населения) и качества институтов одна и та же политика может либо способствовать росту, либо тормозить его. Сами западные страны в период промышленной революции XVIII-XIX вв., когда они вырывались из мальтузианской ловушки, проводили отнюдь не либеральную экономическую политику. В XIX в. фритредерство проповедовала только Англия - наиболее развитая страна тогдашнего мира (правда, лишь после отмены хлебных пошлин в 1848 г.), а практически все остальные страны (включая США), тогда догонявшие Англию и успешно догнавшие позднее, проводили протекционистскую политику. Кембриджский экономист Х.-Дж. Чанг даже обвиняет Запад в том, что он "отбросил лестницу", когда взобрался на вершину богатства, чтобы больше туда никто не поднялся4, то есть в том, что сегодня Запад старается помешать развивающимся странам

3 Колодко Г. Указ. соч. С. 416.

4 Chang H.-J. Kicking Away the Ladder. L.: Cambridge University Press, 2002.

стр. 78
проводить ведущую к экономическому успеху нелиберальную политику, которую он сам широко использовал в XIX в.

Так, таможенный протекционизм стимулирует рост в развивающихся странах с относительно хорошими институтами (низкой коррупцией), поскольку потери потребителя, вынужденного покупать товары по завышенным ценам, перекрываются выигрышем всего общества от экстерналии, получаемой от развития машиностроения или наукоемких производств. Протекционизм валютного курса (накопление валютных резервов) оказывается полезным всем развивающимся странам, даже коррумпированным, так как занижение курса может иметь тот же экстернальный эффект, что и таможенный протекционизм, но в отличие от последнего это неселективная политика, то есть она не требует честного бюрократа для правильного установления пошлин на разные статьи импорта5.

То же с приватизацией. Даже если в развитых странах частная собственность более эффективна, чем государственная, то в развивающихся госпредприятия все равно могут быть предпочтительнее, поскольку исполнение контрактов при плохих институтах оставляет желать лучшего, а приватизация способствует обогащению олигархов, особенно в странах с богатыми ресурсами6.

Вряд ли можно сформулировать и вечные принципы оптимальной макроэкономической политики для всех стран. Оптимальные (с точки зрения долгосрочного роста производства) темпы инфляции оказываются различными для стран с неодинаковой гибкостью цен и конкурентной структурой рынков7. Такие валютные режимы, как валютное управление или фиксированный валютный курс, одним странам подходят, а другим - нет8.

В общем, оптимальное соотношение рынка и госрегулирования различается на разных стадиях развития. Почему экономическая либерализация "сработала" в странах Восточной Европы и Китае и "не сработала" в СНГ? Секрет китайского успеха состоит в том, что там она не сопровождалась разрушением госинститутов, как в большинстве стран бывшего СССР. Бесценное наследие "великого кормчего" в виде эффективных госинститутов в Китае бережно сохранили: несмотря на рост неравенства доходов и преступности в ходе экономической либерализации, институциональный потенциал китайского государства остается недосягаемым для большинства стран мира9.

Экономическая же либерализация в России и других странах СНГ, к сожалению, сопровождалась подрывом государственных институтов: доля госрасходов в ВВП резко снизилась, эффективность

5 Полтерович В., Попов В. Эволюционная теория экономической политики. Ч. 1: Опыт быстрого развития // Вопросы экономики. 2006. N 7; Ч. 2: Необходимость своевременного переключения // Там же. N 8. См. также: Полтерович В. М., Попов В. В., Тонис А. В. Экономическая политика, качество институтов и механизмы "ресурсного проклятия". М.: Изд. дом ГУ-ВШЭ, 2007.

6 Chang H.-J. State Owned Enterprise Reform // UN DESA Policy Note. 2007. esa.un.org/techcoop/documents/PN_SOEReformNote.pdf.

7 Полтерович В. М. Снижение инфляции не должно быть главной целью экономической политики Правительства России. Записка в Правительство РФ, 2 аир. 2006 г. www.cemi.rssi.ru/rus/publicat/e-pubs/polterov/2006-l.pdf.

8 Монтес М., Попов В. "Азиатский вирус" или "голландская болезнь". Теория и история валютных кризисов. М.: Дело, 1999; Попов В. В. Воспоминания о будущем: второе издание драмы "кризис 1998 года" // Журнал Новой экономической ассоциации. 2009. N 1 - 2.

9 Попов В. В. Три капельки воды: заметки некитаиста о Китае. М.: Дело, 2002; Popov V. China's Rise in the Medium Term Perspective: An Interpretation of Differences in Economic Performance of China and Russia since 1949 // HistOria e Economia Revista Interdisciplinar. 2007. Vol. 3, No 1.

стр. 79
расходования бюджетных средств упала, поскольку возросла коррупция. Снижению доли госдоходов и госрасходов в ВВП практически везде сопутствовало увеличение удельного веса теневой экономики.

Разумеется, сохранение большого государства в переходный период не может быть абсолютной гарантией благоприятной динамики производства (требуются и другие условия, в частности, эффективное расходование государственных средств). Однако резкое сокращение госрасходов - верный путь к коллапсу институтов и глубокому падению производства, сопровождающемуся углублением социального неравенства и макроэкономическим популизмом10. "Не может быть сомнения в том, - писал Колодко в своей предыдущей книге 10-летней давности, - что в начале переходного периода существовала причинная связь между сокращением размеров правительства и существенным снижением выпуска"11.

Один из объективных показателей силы институтов, если понимать институциональный потенциал государства как способность добиваться выполнения своих законов и предписаний, - уровень преступности. Причем ориентироваться следует на уровень тяжких преступлений (убийств), поскольку практически во всех странах они регистрируются лучше, чем обычные.

В России к середине 1990-х годов уровень преступности вырос в два раза по сравнению с дореформенным периодом, количество убийств - в три с лишним раза, с менее 10 до более 30 (!) на 100 тыс. населения против 1 - 2 в странах Восточной и Западной Европы, в Японии и Китае, в Израиле и на Маврикии. Большее число убийств наблюдалось только в Колумбии и Южной Африке, а в Бразилии и Мексике их было почти вдвое меньше. По сравнению с российским даже американский показатель, самый высокий среди западных стран - 6 - 7 убийств на 100 тыс. населения, - кажется низким12. К 2008 г. количество убийств в России снизилось до 20 на 100 тыс. населения, но по-прежнему этот показатель остается одним из самых высоких в мире. В Китае за период реформ данный показатель тоже вырос - с 1,5 на 100 тыс. населения в 1987 г. до 2,5 сегодня, тем не менее он на порядок ниже, чем в России13.

Это же относится и к масштабам теневой экономики (другой объективный показатель силы госинститутов) - около 20% ВВП в Китае против 50% у нас, и к уровню коррупции. В 1980 - 1985 гг. по уровню коррупции Советский Союз, как и Китай, находился в середине списка из 54 стран и характеризовался более честной бюрократией, чем Италия, Греция, Португалия, Южная Корея и практически все развивающиеся страны. В 1996 г., после утверждения рыночной экономики и победы демократии, Россия в этом же списке из 54 стран заняла 48-е место между Индией и Венесуэлой. В Китае коррупция тоже возросла, но существенно меньше, чем в России.

10 Попов В. Экономическая динамика при переходе к рынку: влияние исходных условий и экономической политики // Вопросы экономики. 1998. N 7; Попов В. Сильные институты важнее скорости реформ // Там же. 1998. N 8; Попов В. Шокотерапия против градуализма 15 лет спустя: почему динамика производства в странах с переходной экономикой была неодинаковой // Там же. 2007. N 5.

11 Kolodko G. W. From Shock to Therapy. The Political Economy of Postsocialist Transformation. Oxford-New York: Oxford University Press, 2003. P. 259.

12 Popov V. Russia Redux? // New Left Review. 2007. Vol. 44, March-April.

13 WHO Health for All Database, 2004. В период правления Мао (1949 - 1976) он был еще ниже, чем в 1987 г. Национальных данных об уровне преступности и количестве убийств за этот период нет, но есть данные по некоторым провинциям: например, в провинции Шаньдун в 1970-е годы количество убийств составляло менее 1 на 100 тыс. населения (Shandong Province data base = Shandong sheng shengqing ziliaoku. www.infobase.gov.cn/bin/mse.exe?seachword=&K=a&A=16 &rec=42&ru n=13. bbs.tiexue.net/post_1207004_l.html).

стр. 80
Почему же в коммунистическом Китае институты были лучше советских, а в сегодняшнем Китае - лучше российских?

Вопросы остаются: развитие, предопределенное прошлым?

Здесь мы, наконец, подошли к главному вопросу, не позволяющему сформулировать универсальные рецепты "экономического чуда". Почему Китай и страны Центральной Европы смогли сохранить сильные институты при экономической либерализации, а Россия "выплеснула ребенка вместе с водой", подорвав институциональный потенциал государства на многие годы, а то и на десятилетия вперед? Во многом дело в том, что демократизация в Китае проводится очень медленно, что не ведет к разрушению институтов, как в других странах с низким уровнем правопорядка14. Но это только часть объяснения. Ведь есть примеры, пусть редкие, сохранения институционального потенциала при демократизации и отсутствии сильных институтов (Япония после Второй мировой войны, Ботсвана и Маврикий с конца 1960-х годов, после получения независимости). В то же время среди развивающихся стран с авторитарными режимами наблюдаются огромные различия в качестве институтов: в дореформенном Китае - менее 1 убийства на 100 тыс. населения, а во многих авторитарных странах Африки южнее Сахары - 20 и более.

Более того, и в Китае, и в странах Восточной Европы при экономической либерализации отмечался значительный рост неравенства и преступности. В Китае без всякого падения производства неравенство в распределении доходов выросло не меньше, чем в России (см. рис. 5),

Распределение доходов в России и Китае в 1978 - 2006 гг., коэффициент Джини

Источники: Росстат; Chen J., Hou W., Jin Sh. The Effects of Population on Income Disparity in a Dual Society: Evidence from China / 2008 Chinese (UK) Economic Association Annual Conference at Cambridge, UK; 2008 Hong Kong Economic Association Fifth Biennial Conference at Chengdu, China.

Puc. 5

14 Полтерович В. М., Попов В. В. Демократизация и экономический рост // Общественные науки и современность. 2007. N 2. С. 13 - 27.

стр. 81
и больше, чем в странах Восточной Европы. А по числу миллиардеров (40 в 2008 г.) Китай хотя и отстает от нашей страны (86), но при таких темпах роста - путь с нуля в 1990-е годы до сегодняшнего уровня пройден всего за 10 лет (см. рис. 6), - видимо, скоро ее опередит.

Число миллиардеров в 2007 г. и ВВП по ППС в 2005 г.

Источники: Forbes, World Development Indicators.

Рис. 6

Неравномерное распределение доходов, как известно, отрицательно сказывается на экономическом росте и потому, что ухудшает инвестиционный климат15, и потому, что ведет к образованию групп давления, противодействующих структурным реформам и макростабилизации16. Кроме того, социальное неравенство питает макроэкономический популизм - перераспределение доходов от конкурентоспособных секторов к неконкурентоспособным, от успешных предприятий к неудачникам, от богатых к бедным17.

Почему при одинаковом росте неравенства государственные институты в России оказались "приватизированными", коррумпированными и неэффективными, а в Китае сохранили свою действенность? Почему пресловутая дэнсяопиновская кошка неизвестной масти, но известной нам квалификации, как говорит Колодко, поймала столько мышей18?

На указанный вопрос в книге Колодко, как и во многих других работах, однозначного ответа нет - исследователям еще предстоит это выяснить. Скорее всего дело здесь в традициях - неформальных

15 Alesina A., Perotti R. Income Distribution, Political Instability, and Investment // European Economic Review. 1996. Vol. 40. P. 1203 -1228; Alesina A., Rodrik D. Distributive Politics and Economic Growth // Quarterly Journal of Economics. 1994. Vol. 109, No 2. P. 465 - 490.

16 Fernandez R., Rodrik D. Resistance to Reform: Status Quo Bias in the Presence of Individual Specific Uncertainty // American Economic Review. 1991. Vol. 81, No 5. P. 1146 - 1155; Persson Т., Tabellini G. Is Inequality Harmful for Growth? // American Economic Review. 1994. Vol. 84, No 3. P. 600 - 621.

17 Kaufman R., Stallings B. The Political Economy of Latin American Populism // Macroeconomics of Populism in Latin America / R. Dornbush, S. Edwards (eds.). Chicago; London, 1991.

18 Колодко Г. Мир в движении. С. 416.

стр. 82
институтах, "азиатских ценностях", которые определяются как примат интересов общины над интересами индивидуума. Собственно, то, что сегодня называют "азиатскими ценностями", до протестантизма XVI в. было универсальным принципом всего человечества: никакого примата интересов индивидуума над интересами общества до того времени не существовало. Вспомним "Ветхий Завет" - сколько людей, своих и чужих, погубил Моисей во имя высшей божественной цели - привести соплеменников в "землю обетованную" и породить от них "народ сильный и многочисленный". Тогда нациям приходилось выживать в трудной борьбе с врагами. Какие уж тут права человека, когда фараон по пятам гонится...

Запад первым вырвался из мальтузианской ловушки роста: сбережений и инвестиций при низком уровне развития хватало только на то, чтобы создать новые рабочие места, но не на повышение капиталовооруженности, от которой зависит производительность труда. Одно время казалось, что Запад, сделавший ставку на личную свободу и права человека, сумел обогнать все другие цивилизации и экономически, и в военном и культурном отношении, так что им оставалось только подражать ему, чтобы добиться таких же успехов.

Однако выяснилось, что подражание, вольное или невольное (колониализм), не очень продуктивно: разрыв в уровне развития развитых и развивающихся стран увеличивался до середины XX в. Новый подъем стран Восточной Азии в послевоенный период, особенно Китая, заставляет думать, что в соревновании цивилизаций еще рано ставить точку. Китаю (а раньше - другим странам региона, основанным на китайской культуре, - Японии, Корее, Тайваню, странам ЮВА) удалось повысить годовые темпы роста до 7 - 10% и поддерживать их в течение нескольких десятилетий. В итоге Восточная Азия во второй половине XX в. стала, по сути, единственным крупным регионом, который сумел сократить разрыв в уровне экономического развития с Западом.

Конечно, в 1950 -1970-е годы СССР и страны Восточной Европы, а также Латинской Америки сокращали разрыв с Западом. Но затем их модель импортозамещающего развития с треском развалилась: в Латинской Америке - после долгового кризиса начала 1980-х годов, в СССР и Восточной Европе - в 1990-е годы, когда они пережили падение производства, сравнимое лишь с Великой депрессией 1930-х годов.

Собственно, только в Восточной Азии находятся страны, которые смогли превратиться из развивающихся в развитые: Япония, Южная Корея, Тайвань, Сингапур, Гонконг. Два последних случая можно списать на малые масштабы - это города, а не страны, но как объяснить успехи первых трех? Тем более теперь, когда по их стопам идет Китай, где проживает пятая часть мирового населения. Кроме того, не только темпы экономического роста в Восточной Азии были выше по сравнению с остальным миром, но и социальное неравенство было меньше, чем в схожих по уровню развития странах, преступность - ниже, продолжительность жизни - выше.

Успехи Японии, Южной Кореи, Тайваня, Сингапура и Гонконга иногда объясняют тем, что США и другие западные государства, стремясь противостоять распространению коммунизма в Азии, "пригласили"

стр. 83
их в клуб развитых стран и всемерно способствовали их быстрому росту (development by invitation). Так ли это - вопрос спорный, но вряд ли можно спорить с тем, что Китай такого приглашения не получал и его быстрый рост произошел не благодаря, а вопреки политике Запада.

Почему же государствам Восточной Азии удалось сделать то, что другим развивающимся странам до сих пор не удавалось? Объяснение, возможно, заключается в том, что они нашли другой выход из мальтузианской ловушки: не болезненное перераспределение национального дохода в пользу инвестиций через увеличение доходного неравенства на низких стадиях развития (что чревато разрушением институтов и торможением роста), а естественное увеличение доли накопления по мере повышения технического уровня производства без отказа от коллективистских, "азиатских" ценностей и разрушения институтов.

Это, конечно, только гипотеза, которую надо проверять и доказывать, но она связана с кардинальным вопросом теории развития. Если она верна, то в будущем преимущество получат те развивающиеся страны, которые сохранили преемственность традиционных институтов в большей степени, чем другие, - Индия, мусульманские страны Ближнего Востока и Северной Африки. Турция, Иран, Египет - вот где надо ждать новых "экономических чудес". Напротив, страны, растерявшие свои "азиатские ценности" (то ли под нажимом Запада, распространявшего новую индивидуалистическую цивилизацию на весь мир, то ли добровольно трансплантировавшие западные институты в надежде стать такими же развитыми), - Латинская Америка, Африка южнее Сахары и СНГ, видимо, будут и дальше отставать от развитых, если не случится что-то непредвиденное.

В этом - еще одно, вероятно, самое важное, объяснение того, почему одна и та же политика может приводить к противоположным результатам, а разная - к одинаковым: к успеху ведет множество путей, причем свернуть с однажды выбранного порой невозможно или очень накладно. Колодко цитирует Д. Родрика19, который пишет, что надо, наконец, позволить расцвести тысяче моделей роста. Невольно напрашивается аналогия со словами В. И. Ленина: "Все нации придут к социализму, это неизбежно, но все придут не совсем одинаково..."20. Какая-то "дорога к храму" окажется короче и дешевле, другие пути - длиннее и дороже (и в плане потери темпов роста, и в смысле потери человеческих жизней), но это не значит, что все страны должны непременно свернуть на самый короткий путь и, выстроившись гуськом, маршировать в ногу навстречу счастью. Издержки перехода с одной траектории развития на другую могут быть запредельно высокими; более того, сам такой переход может быть нереален, а соответствующие попытки раньше или позже закончатся возвращением в прежнюю колею.

19 Колодко Г. Указ. соч. С. 417 (Rodrik D. Let a Thousand Growth Models Bloom, www.project-syndicate.org/commentary/rodrik6).

20 Ленин В. И. О карикатуре на марксизм и об "империалистическом экономизме" // ПСС. Т. 30. С. 77 - 85.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/СТЕЧЕНИЕ-ОБСТОЯТЕЛЬСТВ-ИЛИ-ИСТОРИЧЕСКАЯ-ЗАКОНОМЕРНОСТЬ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Alexei GelmanContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Gelman

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. ПОПОВ, СТЕЧЕНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ИЛИ ИСТОРИЧЕСКАЯ ЗАКОНОМЕРНОСТЬ? // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 28.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/СТЕЧЕНИЕ-ОБСТОЯТЕЛЬСТВ-ИЛИ-ИСТОРИЧЕСКАЯ-ЗАКОНОМЕРНОСТЬ (date of access: 13.04.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - В. ПОПОВ:

В. ПОПОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Alexei Gelman
Норильск, Russia
1613 views rating
28.09.2015 (2023 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Все массы Вселенной создают Градиент Потенциала Взаимодействия всех масс Вселенной, далее ГПВ. Каждая масса создаёт потенциал взаимодействия со всеми массами Вселенной. Потенциалы взаимодействия, скалярные величины и просто суммируются. Сумма этих потенциалов взаимодействия есть ГПВ.
Catalog: Физика 
an hour ago · From Владимир Груздов
Ставки на керлинг. Что вы должны знать?
7 hours ago · From Россия Онлайн
Обзор приключенческой игры "ПРИЗРАЧНЫЙ ГОНЩИК"
Catalog: Разное 
8 hours ago · From Россия Онлайн
Армия Российской империи в XVIII в.: выбор модели развития
11 hours ago · From Россия Онлайн
Никита Иванович ПанинНикита Иванович Панин
Catalog: История 
11 hours ago · From Россия Онлайн
Жалюзи – близкий родственник гардин, кисейных занавесок, портьер, значимая деталь современных комфортных интерьеров. В статье описаны сферы применения жалюзи, преимущества и недостатки разновидностей и советы по выбору изделия.
11 hours ago · From Россия Онлайн
Разделение энергии в замкнутом мире имеет не однозначные определения. Энергия излучения, энергия связи в ядрах атомов, энергия связи нейтронов в нейтронных ядрах астрономических объектов. Энергия излучения Вселенной в целом. Проблемой является масса и энергия, “потеря” этих субстанций Природы.
Catalog: Физика 
12 hours ago · From Владимир Груздов
Рассматриваются сравнительные определения гипотез Большого Взрыва и Нейтронной Вселенной. Различия заключаются в образовании и существовании нуклонов в своём развитии. - Место нуклонных ядер в развитии расширяющей Вселенной. - Роль гравитационного или потенциального взаимодействия между нуклонами в процессе расширения Вселенной. - Синтез и распад ядер нуклонных объектов. - Какие силы расширяют Вселенную.
Catalog: Физика 
2 days ago · From Владимир Груздов
Проблемы гипотезы Большого Взрыва можно решить с помощью гипотезы Нейтронной Вселенной. В основу гипотезы Нейтронной Вселенной положена гипотеза образования Вселенной из нейтронного ядра, конечных размеров. При своём вращении нейтронное ядро распадалась на фрагменты, которые в свою очередь распадались на более мелкие нейтронные фрагменты.
Catalog: Физика 
2 days ago · From Владимир Груздов
Гипотеза построена в первую очередь на данных полученных Бюраканской астрофизической обсерваторией в середине двадцатого века. Многочисленные работы В.А. Амбарцумяна без спорно доказали образование крупных астрономических объектов из сверхплотных объектов, которые являются потенциально взаимодействующими связанными системами.
Catalog: Физика 
3 days ago · From Владимир Груздов

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
СТЕЧЕНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ИЛИ ИСТОРИЧЕСКАЯ ЗАКОНОМЕРНОСТЬ?
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones