Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-8808

Share with friends in SM

Генерал М. И. Драгомиров был крупным военным деятелем России второй половины XIX века. Горячий патриот, он воплощал в себе лучшие традиции русской армия, лучшие традиция её передового офицерского состава. Более того: М. И. Драгомиров сам создавал славные традиции в рядах русской армия, боролся против рутины и косности, против варварства и всего реакционного в жизни армии, против застоя военной мысли. Генерал Драгомиров был замечательным военным теоретиком и опытным практиком, педагогом-воспитателем русских воинов. В своей огромной теоретической работе, как и в повседневной практической деятельности, он возрождал и развивал заветы и доктрину бессмертного русского полководца А. В. Суворова. Труды Драгомирова пользовались большой известностью в военных кругах не только России, но и заграницей.

 

Теоретические положения Драгомирова сохранили свою свежесть и в наши дни. Его, суворовская по духу система воспитания и обучения войск, его приказы и распоряжения как командующего Киевским военным округом (1889 - 1902) и сейчас могут быть весьма полезны для командиров наших резервных частей, готовящихся для фронтов отечественной войны. Обширное и богатое наследие Драгомирова представляет большую ценность для Красной Армии, особенно в нынешние, суровые дни великой отечественной войны против немецко-фашистских империалистов.

 

I

 

Михаил Иванович Драгомиров родился 21 ноября 1830 г. в семье офицера русской армии. Отец его был активным участником Отечественной войны 1812 года.

 

Первоначальное военное образование своё Драгомиров получил в дворянском полку, в котором он окончил на "отлично" курс обучения и выпушен был фельдфебелем; имя его было занесено на мраморную доску. В 1856 г. М. И. Драгомиров окончил Военную академию по первому разряду, с награждением золотой медалью и с занесением его имени на мраморную доску. Уже в этот период он с громадным интересом изучал полководческое искусство А. В. Суворова.

 

В 1858 г. Михаил Иванович был отправлен в заграничную командировку для изучения военного дела, а в 1859 г., во время войны Франция и Сардинии против Австрии, работал при штабе сардинской армии. Из франко-австрийской войны он вынес убеждение, что "в военном деле скорее волевом, чем умовом, на первом месте стоит человек с его нравственной энергией".

 

С 1860 г. Драгомиров работал профессором тактики при Военной академии, затем получил звание полковника и был назначен начальником штаба 2-й гренадерской дивизии с оставлением на профессорской работе в Академии (1864). В этот период он высказал весьма ценные взгляды о значении фортификации, которая, по его мнению, должна стать общим достоянием пехоты в связи с ростам артиллерийского и ружейного огня.

 

В этот же период он начал борьбу за применение суворовской системы воспитания и обучения войск. Это было всем я, когда суворовские принципы были забыты: в течение 65 лет никто о них те вспоминал. Драгомиров дал свои комментарии к суворовской "Науке побеждать". Для армии, которая воспитана была Суворовым, писал он в этих комментариях, "неожиданностей не существовало; она не могла быть, застигнута врасплох; она, наконец, отличалась духом такого высокого упорства, что в самых отчаянных положениях не только не падала духом, но не допускала мысли, что может не побить врага. Суворов так учил войска, что, по замечанию одного из современников, они в день сражения не встречали ничего нового, и атаковали холодным оружием в деле, как делали это на манёврах"1 .

 

Но Драгомиров смотрел из суворовскую систему воспитания и обучения войск не как доктринёр, а рассматривал её в развитии и понимал смысл её изменения. Он указывал, что сам "Суворов видоизменяли свою систему в зависимости от усовершенствования оружия"2 .

 

В 1866 г. Драгомиров написал и издал учебник по тактике, в котором отвёл специальное место "исследованию оснований мирного воспитания и образования войск". "Войска нужно в мирное время учить

 

 

1 Сборник оригинальных и переводных статей М. Драгомирова. 1856 - 1881. Т. II. стр. 222. СПБ. 1881.

 

2 Там же, стр. 242.

 
стр. 26

 

только тому, что им придётся делать в военное"1 , - таков был принцип, который, по Драгомирову, нужно положить в основу обучения войск. Мы видим, что в этом вопросе Драгомиров возвращается к старой суворовской мысли; она, как он сам указывал, была "во время долгого мира забыта, затем опять воскрешена"2 . Воскресла эта идея благодаря Драгомирову.

 

Драгомиров отстаивал следующие принципы, которыми необходимо руководствоваться в деле воспитания войск: ставить воспитание выше образования, переходить от анализа к синтезу, т. е. "учить делу по частям, но на этом не останавливаться, а непременно соединять эти части, так как они соединяются при действии против неприятеля"; приучать людей встречать неожиданности быстро, но не суетливо, вести занятия так, чтобы ни один шаг в них не противоречил закону выручки своих; "ознакомить различные роды оружия со взаимными их свойствами"; вести маневры так, чтобы "всякий воин понимал свой маневр", устранить всё способствующее развитию чувства самосохранения, и тренировать в преодолении чувства опасности; учить показом, а не рассказом. Все эти идеи, по словам Драгомирава, можно свести даже к одной только: "В воспитании и обучении сообразоваться со свойствами воли и ума человека"3 . Таковы драгомировская (а по духу суворовская) система воспитания и обучения войск и основные её требования.

 

В 1873 г. Драгомиров был назначен командиром 73-й пехотной дивизии, где повёл дело её боевой подготовки в соответствии со своей системой, усовершенствованной во время командования. В воспитанных им частях, свидетельствуют современники, все чины были бодры духом, втянуты в работу, полны энергии и разумного отношений к своему делу; все начальники чувствовали себя на своих местах, твёрдо понимали и знали своё дело. Драгомиров систематически приучал себя сам к самообладанию и спокойствию под пулями, для чего становился около "мишеней и приказывал обстреливать их лучшими стрелками. Это происходило в присутствия солдат и командиров, чем воспитывались воля и выдержка всей дивизии.

 

Во главе своей дивизии Драгомиров участвовал в русско-турецкой войне 1877 - 1878 годов. Здесь он принял первое боевое крещение. Под его командованием войска совершили блестящую по своей организации, результатам и значению переправу через Дунай у Зимницы - Систово. Драгамиров с волнением ждал этой операции, считая, что она явится проверкой его системы обучения войск. В письме от 12 июня 1877 г. он писал своим друзьям: "Пишу накануне великого для меня дня (перед переправой и боем. - С. Д. ), где окажется, что стоит моя система воспитания и обучения солдата и стоим ли мы оба, т. е. я и моя система, чего-нибудь". Система полностью оправдала себя. За успешную операцию Драгомиров был награждён орденом.

 

В этих боях он был тяжело ранен и эвакуирован в тыл. Известный генерал русской армии Скобелев писал тогда ему: "Поправляйся, возвращайся в верующую в тебя армию". За отличие в обороне Шипки Драгомиров был произведён в генералы.

 

В 1878 г. Драгомиров был назначен начальником Академии генерального штаба. На этом посту он проработал 11 лет. Учившиеся в Академии офицеры русской армии свидетельствуют об образцовом порядке, строжайшей дисциплине и совершенной системе обучения, которая была установлена там генералом Драгомировым.

 

В 1889 г. генерал Драгомиров был назначен командующим войсками Киевского военного округа, что он широко использовал для насаждения своей системы обучения и воспитания войск. Строгий и требовательный начальник, он проявлял в то же время большую заботу к нуждам солдат. Драгомиров был ярым врагом палочной системы обучения и рукоприкладства,господствовавшей тогда в русской армии. Он ревниво оберегал солдат от произвола реакционных офицеров. Для того чтобы вкорне пресечь эти позорные для русской армии явления, он издал особый приказ по войскам Киевского военного округа. Этот приказ, начинавшийся словами "В некоторых частях дерутся...", произвёл большое впечатление в армии.

 

Драгомиров был сторонником боевого товарищества между офицерами, но на принципиально здоровой основе, за товарищество, лишённое местнического эгоизма и ложного понятия "о чести мундира", о "репутации части". Подлинная честь офицера русской армии, по его мнению, заключается в преданности родине, в готовности защищать её, в чувстве воинского долга, в искренной любви к военному делу, к своей части, в готовности безропотно переносить все тяготы военной службы, наконец, в чувстве взаимной выручки, в добросовестном исполнении своих обязанностей и в безупречной правдивости во всём. Честь русского воина Драгомиров связывал с честью боевого знамени, придавая ему большое значение. Он говорил, что воинские частя - батальоны и полки - нуждаются в вещественных знаках, служащих осязательным свидетельством внутреннего единения людей. Именно знамя и есть это свидетельство: "В порядочной части всё может умереть для войсковой жизни; одно остаётся неизменным и вечным, насколько вечны создания человека: дух и знамя - его вещественный представитель. Часть, в бою сохранившая знамя, -сохранила свою честь неприкосновенною, несмотря на самые тяжёлые, иногда гибельные положения; часть, потерявшая знамя, - то же, что опозоренный и неотплативший за свой позор человек... такой кусок материи есть святыня - не условная военная святы-

 

 

1 14 лет. 1881 - 1894. Сборник оригинальных и переводных статей М. Драгомирова, стр. 110. СПБ. 1896.

 

2 Там же.

 

3 Там же, стр. 135.

 
стр. 27

 

ня только, но святыня в прямом и непосредственном значения этого слова... изо всех трофеев это именно тот, который более всего свидетельствует о нравственной победе над врагом"1 .

 

Нельзя не согласиться с таким глубоким определением чести и значения войскового знамени. Такое значение боевым знамёнам придаётся и в Красной Армии.

 

Драгомиров был требователен к офицерскому составу. Осуществляя свою систему обучения и воспитания войск, он требовал от офицеров частей: общих теоретических знаний современного военного дела, подробного знания теории и техники относящихся к их роду войск, строжайшей дисциплины и порядка в частях, способности ориентироваться в любой обстановке; он требовал также частного почина и решимости принимать на себя ответственность за свои действия и распоряжения, когда обстановка не позволяет ожидать распоряжения свыше; наконец, быть твёрдым в тех основах, на которых зиждется воспитание солдата.

 

"Воспитание же состоит в развитии и укреплении характера на нравственных основах, в стремлении ввести эти основы, так сказать, в плоть и кровь солдата... тот, кто когда-либо серьёзно занимался воспитанием, знает, что воспитывающий должен сам обладать умом, большим самообладанием, добротой, высокими нравственными воззрениями, что он должен долго трудиться, чтобы в некоторой степени достигнуть цели"2 .

 

Офицер, указывал Драгомиров, должен быть внимателен к нуждам своих подчинённых, делить с ними тяготы службы и в обращении никогда не унижать солдата, а тем более не драться, помнить, что солдат - человек. Он должен воспитывать солдат в чувстве взаимной., выручки, ибо "в военном деле всё основано на единодушии, товариществе... ввиду этого всё, способствующее развитию товарищества, должно быть поощряемо; всё препятствующее - внимательно устраняемо"3 .

 

Вслед за Суворовым Драгомиров считал, что для воспитания прекрасных боевых качеств русского солдата - отваги, героизма, храбрости - налицо все предпосылки. Они заложены в героизме русского народа, громившего всегда своих врагов, которые покушались на его независимость. Эти качества русского солдата надо развивать воспитанием, и задача его как раз и состоит в том, чтобы "полезные для войны и боя убеждения и действия обратить военному человеку в привычные, и, наоборот, всемерно остерегаться от сообщения ему навыков бесполезных или вредных при исполнении его великого назначения"4 .

 

Командир должен быть строгим и настойчивым, он "воспитывает неуклонность и непрерывность применения раз поставленного, но непременно дельного, целесообразного требования"5 .

 

Авторитет у подчинённых командир завоёвывает "характером, знанием дела, заботливостью о солдате и, наконец, всяческою справедливостью, в том числе и соразмерностью налагаемых взысканий"6 .

 

Драгомиров считал, что трусость и дезертирство в рядах русской армии -явления, противные духу русского солдата, поэтому "именно у нас должен быть удержан и распространяем тот принцип, что оставление рядов здоровым человеком, пока борьба не решена, - есть мерзость, которая должна быть поставлена наряду с бегством"7 .

 

Наряду с требованием к офицерскому составу Драгомиров предъявлял строго определённые требования и к солдату. Преданность родине до самопожертвования, храбрость, решительность, готовность безропотно переносить все трудности воинской жизни - вот свойства, которые должны характеризовать солдата.

 

Исключительное значение Драгомиров придавал дисциплине. При этом он указывал, что дисциплина - дело общее и бывает крепка только там, где она действует не только снизу вверх, но и сверху вниз. Основа дисциплины - строжайший порядок в каждой части, а "здоровый внутренний порядок в войсках возможен лишь тогда, когда каждый из начальников знает права и обязанности, когда в войсках будут знать и строго исполнять уставы". Особенно это требуется на войне, где "всякий, от солдата до главнокомандующего, и всякую минуту, находится на своём посту и должен постоянно помнить свою линию командную и свою линию подначальную, т. е. помнить, кого он должен слушаться; кого не смеет слушаться; кому может и кому не имеет права отдавать приказания; другими словами: ни к себе не принимать посторонних и неответственных советчиков, ни сам брать на себя таковой роли относительно других. Постоянное памятование и исполнение этого - коренное условие дисциплинировки боя; его можно, а следовательно, и должно привить путём практики в мирное время"8 .

 

Драгомиров, следовательно, считал единовластие и полновластие командира основой правильного руководства войсками. Это полновластие, по мысли Драгомирова, не исключает совещаний и советов. Но, созывая их, командир, начальник, ставит себе

 

 

1 Драгомиров М. Разбор романа "Война и мир", стр. 93 - 94. Киев. 1895.

 

2 14 лет. 1881 - 1894. Сборник оригинальных и переводных статей М. Драгомирова, стр. 214.

 

3 Сборник оригинальных и переводных статей М. Драгомирова. 1856 - 1881. Т. II, стр. 105 - 106.

 

4 14 лет. 1881 - 1894. Сборник оригинальных и переводных статей М. Драгомирова, стр. 113.

 

5 Там же, стр. 226.

 

6 Там же.

 

7 Сборник оригинальных и переводных статей М. Драгомирова. 1856 - 1881. Т. II, стр. 131.

 

8 Там же, стр. 77.

 
стр. 28

 

целью вовсе не услышать от них решение, а "вдохнуть в них собственную решимость". Такое был совет Кутузова в Филях, Наполеона - после Аспернской неудачи; собрание разрабатывает подробности осуществления мысли командира, "разносят её по всему воинскому организму"1 .

 

Наряду с разработкой крупных вопросов армейского строительства Драгомиров занимался и так называемыми "мелочами". Он обращал внимание на вопрос о воинских приветствиях, которые, по его мнению, заставляют солдат и офицеров быть всегда подтянутыми, искать глазами начальников и пребывать в постоянной готовности выполнить приказание последних. Он требовал от офицеров отвечать на приветствия солдат и указывал, что "офицер, не отвечающий на сделанную ему честь, показывает этим, что он будто бы менее солдата благовоспитан".

 

Уделял внимание Драгомиров и внешнему виду военнослужащих, их опрятности, форме одежды, - как моментам, характеризующим дисциплинированность. "Наше щегольство, - указывал он, - должно состоять не в новизне обмундирования, а в том, чтобы вид был молодецкий, а одежда хоть и старая, но была бы опрятна и тщательно вычинена. А то идёт, шинель новая, а подмышкою есть просит и нитки висят. То же и с шапкой; и старую можно держать в порядке, и новую можно отделать так, что будет хуже старой"2 .

 

Находясь на посту командующего войсками Киевского военного округа (1889- 1902), М. И. Драгомиров вёл большую теоретическую, публицистическую и педагогическую работу наряду с выполнением своих прямых, должностных обязанностей. Вместе с тем он живо откликался на все вопросы, интересовавшие тогда армейские круги.

 

Свою военную карьеру Драгомиров закончил в звании полного генерала от инфантерии и в 1903 г. ушёл в отставку ввиду преклонных лет. Он поселился в своём родовом хуторе под Конотопом, где всецело отдался публицистической и теоретической работе.

 

И в отставке он продолжал откликаться на все важнейшие события армейской жизни. По поводу каждого крупного события в военных кругах задавался вопрос: "А что скажет об этом Драгомиров?" Помимо незаурядных литературных способностей Михаил Иванович обладал сильным критическим умом, и всякого рода рутинёры боялись его острого слова, как огня. Драгомиров указывал, что в литературе нет генералов и подпоручиков, - здесь все равны. Он всегда отвечал на запросы низовых армейских работников и высказывался в печати по тем вопросам, которые их интересовали.

 

После поражения царской армии во время русско-японской войны под Мукденом Драгомиров был вызван в Петербург. В Ставке возникла мысль о назначении его главнокомандующим вместо Куропаткина. Назначение это, по неизвестным нам причинам, не состоялось. Можно предполагать, что Драгомиров сам отказался от поста главнокомандующего, будучи недоволен планом кампании, порядками и практикой управления войсками и т. п. Драгомиров принял участие в совещании при Ставке, проведённом под председательством Николая II, где состоялось решение о назначении на пост главкома Линевича вместо Куропаткина. Самый факт вызова Драгомирова в Ставку и предложение назначить его главкомом свидетельствуют об огромном влиянии Драгомирова в армии. В нём искали спасителя против надвигавшейся военной катастрофы.

 

М. И. Драгомиров умер 18 (31) октября 1905 г., оставив богатое литературное наследство. К числу его трудов относятся следующие работы: Сборник оригинальных и переводных статей 1856 - 1881 гг. СПБ. 1881; "14 лет". 1881 - 1894. Сборник. СПБ. 1896; "Одиннадцать лет". 1895 - 1905. сборник; "Очерки австро-прусской войны 1866". СПБ. 1867; Учебник тактики для военных училищ. Киев. 1906; "Опыт руководства для подготовки частей к бою". 1-я ч., 5 изд.; 2-я ч., 4 изд.; 3-яч., 3 изд. СПБ. 1885 - 1894; "Подготовка войск в мирное время"; "Солдатская памятка"; "Австро-прусская кампания 1866 г."; "Военные заметки 1894 г."; Разбор романа "Война и мир" и др.

 

Наряду с другими работами особого внимания заслуживает его труд "О высадках в древнейшие и новейшие времена", представляющий собой разбор военно-морских десантов. Для того времени это была единственная работа по данному вопросу. И сейчас ещё она не утратила своего иитереса и значения.

 

II

 

Генерал русской армии М. И. Драгомиров был человеком большого кругозора и всестороннего образования. Он хорошо знал историю вообще, историю войн и военного искусства в особенности. Ему были известны труды западноевропейских учёных не только по военным вопросам, но и по социально-экономическим, по вопросам естествознания и техники. Хорошо знал он и труды современных ему зарубежных военных деятелей, а также сочинения Гегеля, Клаузевица. Их Драгомиров не только знал, но был в России популяризатором высказанных ими положений. Драгомиров писал, что "изучение труда Клаузевица представляет жизненный интерес именно в ваше время", а потому "новый перевод Клаузевица весьма рекомендуем вниманию и размышлению читающей военной публики"3 .

 

 

1 Драгомиров М. Разбор романа "Война и мир", стр. 44.

 

2 14 лет. 1881 - 1894. Сборник оригинальных и переводных статей М. Драгомирова, стр. 319.

 

3 14 лет. 1881 - 1894. Сборник оригинальных и переводных статей М. Драгомирова, стр. 353 - 354.

 
стр. 29

 

Драгомиров правильно подошёл к теории военного дела: она, по его мнению, составляет "совокупность выводов... сделанных из фактов", усвоение которых и составляет опытность, знание. Она (теория) "представляет великие образцы военного творчества для изучения военному человеку... не для того, чтобы им буквально подражать, но" для того, чтобы проникаться их духом"1 . Военная теория учит тому, "как нужно вести и организовать войска, дабы они возможно менее поддавались неблагоприятным случайностям"2 . Драгомиров считал, что военная наука должна больше "опуститься на землю" и внимательно относиться к тем жизненным мелочам, "пренебрежение к коим в нашем деле ведёт к роковым ошибкам на войне"3 .

 

Таким образом, Драгомиров был ярым поборником единства военной теории и практики. От военачальника он требовал глубоких военных знаний, без которых невозможно руководство войсками. "Командование, - подчёркивал он, - должно быть следствием знаний; но оно само по себе не может дать знания"4 .

 

Он зло высмеивал горловых своего времени, которые думают, "что военного искусства нет, что подвести вовремя провиант и велеть идти тому направо, тому налево - дело не хитрое, и что быть главнокомандующим можно ничего не зная и ничему не учившись"5 . Драгомиров со всей силой своего критического ума высмеивает верхогляда в военном деле, который "прочитав, с грехом пополам, с полдесятка Фулей под разными заглавиями и фамилиями", "вообразил, что знает до такой степени глубоко военное дело, что, выйдя на практику, может только других учить, но, самому ему учиться нечему"6 .

 

Драгомиров, резко осуждая узколобых деляг, людей замкнутой практики, не желающих вообще затруднять свой мозг теорией военного дела, в то же время подвергал резкой критике и тех людей науки, которые напрочь отмахнуться от замечаний и предложений практиков.

 

Следуя Суворову, всегда придававшему первостепенное значение моральному духу войск, Драгомиров указывал, что в военном деле на первом месте стоит человек с его нравственной энергией. "Успех на войне и в бою, - указывал он, - зависит главнейше от хорошего нравственного состояния войск"7 . Это основное теоретическое положение Драгомирова пронизывает всю его систему воспитания и обучения войск. Главная задача военной теории заключается в том, чтобы ответить на вопрос, как развить этот высокий дух в войсках, волю к победе. "Ибо без воли нет и жизни, и наука, которая к ней не приводит, мёртвая наука"8 . Он совершенно правильно отмечает, что основой крепости духа войск является глубокий патриотизм воинов, проявляющийся в любви к своей родине и в готовности жертвовать собою для её блага. "Там, где человек любит свою родину... любит свою часть, - указывал он, - там от не задумывается жертвовать собою для их блага"9 .

 

Крепость духа армии, указывал Драгомиров, является также результатом морального превосходства над противником. Он соглашается с великим русским писателем Л. Н. Толстым, что русские войска победили армию Наполеона главным образом благодаря своему нравственному превосходству. А это в свою очередь объясняется наличием в русских войсках сознания правоты своего дела, поминания справедливости их борьбы против иноземных захватчиков, в которых русский солдат видел своих врагов, ненавидел их.

 

"Мы согласны, - заметил Драгомиров, - что под Бородином из всех составляющих самою сильною было то патриотическое раздражение, которое заставляло наших видеть во всяком французе личного врага"10 .

 

Но воспитание чувства любви к родине, военного долга надо дополнить воспитанием физической закалки, способности преодолеть в бою чувство самосохранения. Основываясь на законах психологии, Драгомиров дал теоретически глубокую разработку вопроса о воспитании у солдата и офицера способности жертвовать собой, способности преодолевать в бою инстинкт самосохранения. Для этой цели необходимо в первую очередь рядом систематически и настойчиво проводимых упражнений довести упорство офицера и солдата до возможного, в зависимости от индивидуальных свойств, максимума, учил он. Даже человека, сильно поддающегося страху, можно путём соответствующих упражнений приучить к самообладанию, приучить бороться с чувством самосохранения. Так например занимающийся гимнастикой спрыгнет не задумываясь с такой высоты, с которой не всякий решится прыгнуть без гимнастики; солдат часто бывавший в бою, выносит боевое впечатление спокойнее чем новичок. "Для человека, - указывал Драгомиров, -

 

 

1 Драгомиров М. Разбор романа "Война и мир", стр. 47.

 

2 Там же, стр. 4.

 

3 14 лет. 1881 - 1894. Сборник оригинальных и переводных статей М. Драгомирова, стр. 39.

 

4 Сборник оригинальных и переводных статей М. Драгомирова. 1856 - 1881. Т. II, стр. 192.

 

5 Драгомиров М. Разбор романа "Война и мир", стр. 90.

 

6 Там же, стр. 39.

 

7 Сборник оригинальных и переводных статей М. Драгомирова. 1656 - 1881. Т. II, стр. 222.

 

8 14 лет. 1881 - 1894. Сборник оригинальных и переводных статей М. Драгомирова, стр. 43.

 

9 Там же, стр. 113.

 

10 Драгомиров М. Разбор романа "Война и мир", стр. 55.

 
стр. 30

 

всегда дело было не в мере опасности, а в мере привычки к ней".

 

Глубоко правильным является положение Драгомирова о связи и взаимозависимости духовного и физического состояния человека и его механических навыков: обученный стрельбе будет при прочих равных условиях спокойнее в бою, чем необученный, обученный бьёт в штыковой схватке штыком и прикладом увереннее необученного, а занимавшийся гимнастикой не задумываясь преодолевает такое препятствие, которое замедлит, а иногда совсем остановит не занимавшегося ею. Из приведённых примеров видно, что из чисто физического акта вытекает как следствие - видоизменение акта духовного. Отсюда значение натренированности тех или иных действий, навыков владения оружием и приёмами боя. Вместе с тем бодрость духа позволяет выдерживать дольше физические испытания и лучше действовать в бою.

 

Таковы некоторые теоретические положения Драгомирова.

 

Что касается его педагогических правил и требований, то основные из них: заботиться о поддержании у подчинённого веры в себя самого, вести занятая с солдатом так, чтобы он ясно видел цель всякого действия и приёма; вести обучение в условиях, максимально приближённых к боевой действительности, разнообразить занятие и постановку задач; во всяком занятии добиваться развития у обучаемых инициативы и смекалки; готовить солдат и офицеров так, чтобы для них не было неожиданностей в бою.

 

Нетрудно увидеть суворовский дух в теории и педагогических требованиях Драгомирова, Педагогическая система его направлена к тому, чтобы воспитать волевого, инициативного, решительного воина; такой воин "понимает свой маневр", способен преодолевать все трудности на пути к достижению поставленной цели и обладает чувством воинского долга, ради которого способен на самоотвержение.

 

Драгомиров был не простым подражателем суворовского искусства, а воинствующим суворовцем, правильно понявшим существо суворовской системы. Восприняв бессмертные идеи Суворова, он дал им дальнейший ход и тем самым продолжил развитие в нашей стране военной науки, искусства побеждать врагов нашего народа.

 

М. И. Драгомиров жил и работал в условиях жестокого режима царского самодержавия. Не удивительно поэтому, что многие из его замечательных мыслей и положений не нашли, да и не могли найти своего осуществления в царской армии. Его передовые идеи были чужды реакционной сущности царской армии, а его прогрессивные начинания не встретили сочувствия не только со стороны военного министерства, но и у большинства старших строевых начальников. Только упорство и настойчивость дали возможность Драгомирову применить свою систему воспитания и обучения войск в Киевском военном округе, которым он командовал, а кроме того и в некоторых других округах, по инициативе отдельных начальников, испытавшие на себе влияние Драгомирова. За свои прогрессивные начинания Драгомиров слыл среди реакционного офицерства "красным".

 

Советский народ и его армия - достойные преемники богатого теоретического фонда и практического опыта Драгомирова всего его наследства, представляющего большую ценность для нашей страны. Наша советская наука, и в особенности наша военная наука, может и должна черпать из наследства Драгомирова замечательно ценные мысли, зовущие и сегодня к плодотворной работе.

 

Драгомиров перевёл для себя и для друзей избранные статьи некоторых иностранных авторов и поместил их в сборнике своих произведений. К числу таких статей относится работа одного французского автора о влиянии французской революции на формирование национальной армии Франции периода 1789 - 1793 годов. В своём примечании Драгомиров солидаризируется с основными положениями автора и сравнивает его работу с "Наукой побеждать" Суворова.

 

Вот характерная выдержка из этой статьи: "Она (революция. - С . Д. ) поставила массы людей в ряды армии, она же доставила и средства предводить ими... революция провозгласила, что всякий призван сражаться за высшее земное благо: за свободу. Для её защиты она потребовала от человека неслыханных усилий и подвергла его беспримерным испытаниям. Всё, что только человеческая натура способна совершить и претерпеть, революция повелела своему защитнику совершить и претерпеть. Революция же внушила ему убеждение, что жертва его свободна и приносится для собственной выгоды; что, жертвуя собою для родины, он оказывает услугу человечеству. Нужно, провозгласила она, солдату уметь всё делать и во всём себе отказывать: взбираться на горы, спускаться в пропасти, переносить на руках орудия, возить их за лошадей, перебираться вплавь через реки; бивакировать без одёжи, делать форсированные марши без обуви и драться впроголодь; вот, сказала она, ремесло солдата. Нужно, чтобы он умел делать всё, чего война может потребовать, чтобы он считал себя обязанным делать всё, чего она потребует, и был убеждён, что годен на всё"1 . То, что Драгомиров перевёл такую статью и включил её в сборник вместе со своими собственными статьями, характеризует и его взгляды.

 

III

 

Литература о Драгомирове до крайности бедна. О нём, оставившем такое богатое литературное наследство, почти ничего не написано. Более того: и то немногое, что написано о нём, страдает ошибочными положениями. Лицо и роль этого замечатель-

 

 

1 Сборник оригинальных и переводных статей М. Драгомирова. 1856 - 1881. Т. II, стр. 22 - 23.

 
стр. 31

 

ного военного мыслителя в некоторых работах прямо-таки извращены. Мы имеем в виду статью справочного характера о Драгомирове, которая помещена в Большой советской энциклопедии, в XXIII томе. Поражают прежде всего бедность фактического материала и бледность характеристики значения наследия Драгомирова, его роля в истории русской армии. Если верить автору этой статьи, то М. И. Драгомиров отрицал военную науку, а в Военной академии он установил такие дисциплину и порядок, какие "отнюдь не отвечали проповедуемым им в теории идеям о необходимости возвышения личности военнослужащего"; из той же статьи вытекает, что Драгомиров, исходя из своего положения "война есть дело не столько умовое, сколько волевое", выдвинул реакционную теорию, которая пренебрегала военной техникой, что Драгамиров считал вредными технические нововведения в военном деле, и т. п.

 

Из указанной статьи следует, что Драгомиров возражал против ружей, заряжаемых с казны, против магазинных ружей, против увеличения артиллерии и стрельбы с закрытых позиций, против перископа, телеграфно-телефонной связи - в общем был консерваторам и возражал против всяких нововведений в военном деле и т. п. Такая характеристика генерала Драгомирова неправильна. Тем самым подвергается сомнению, возможно ли использовать теоретическое наследство Драгомирова.

 

Кроме того статья вносит путаницу и в другом отношении: автор приписывает Драгомирову реакционную теорию пренебрежения военной техникой на том основании, что Драгомиров признавал первенствующее значение морального фактора. Правильное понимание исключительно большого значения морального фактора на войне вовсе не исключает, а предполагает и признание роли военной техники (вооружения) как постоянно действующего (наряду с другими) фактора, влияющего на исход той или иной войны.

 

Вопреки мнению, высказанному в той же статье, Драгомиров вовсе не пренебрегал военной теорией и правильно определял, как мы уже видели, её роль и задачи.

 

Военная теория, указывает Драгомиров, "утверждает в знания свойств войск и местности; она указывает на образцы творчества в военной области и следовательно облегчает путь тем, кто от природы одарён военными способностями"; "теория военного искусства имеет весьма не шуточное значение, но вместе с тем не даёт человеку успокоиться на мысли, будто он знает всё дело, узнав только часть его. Рецептов на то, как созидать Аустерлицы, Фридланды, Ваграмы, швейцарские походы 99 года, - теория военного дела не даёт; но она представляет эти великие образцы военного творчества для изучения военному человеку"1 . И далее: "Военная теория, наконец, признав влияние мирной подготовки на дух войск, занимается разработкою вопроса о том, каким образом должно вести воспитание и образование войск в мирное время, чтобы не только не подорвать их духа, а, напротив, развить и закалить его в боевом смысле"2.

 

Нельзя не согласиться с тем, что здесь дана правильная трактовка вопроса с указанием на творческий характер военной теории. Здесь заключено и возражение всем тем, кто проповедовал (и проповедует) неизменность принципов в военном деле, всем любителям прямого подражания Наполеону и наполеонам.

 

Выше уже было показано, как зло, со всей силой своего критического ума Драгомиров высмеивал военных, недооценивающих военную теорию, поверхностно относящихся к ней. Из предыдущего видно также, что Драгомиров был горячим поборником военной теории (военной науки тож), а главное, правильно понимал её сущность, роль и значение, понимал необходимость единства военной теории и практики. Это и было типично для Драгомирова.

 

Правда, Драгомиров возражал против немедленного введения в русской армии магазинных ружей и другого автоматического оружия, но не потому, что ом был против использования их вообще как нововведения, а ввиду их несовершенства. По этому поводу Драгомиров заметил: "Так как в настоящем своём виде магазинки не превосходят хорошее однозарядное оружие, но уступают ему, то принимать их достаточного основания нет"3 .

 

Подчёркивая положительную роль, какую сыграл Драгомиров в развитии русского военного искусства, значение того наследства, которое он нам оставил, мы отнюдь не закрываем глаза на неизбежную ограниченность в постановке им принципиальных вопросов воинского обучения и воспитания. Ясно, что, как царскому генералу, многие положения своей системы ему приходилось приспосабливать к требованиям того времени. Но если его система как целое не может быть рекомендована для Красной Армии, то многие из её положений, как мы видели, весьма ценны и для нашего времени.

 

Хотелось бы поэтому видеть в ближайшее время советское издание полного собрания сочинений М. И. Драгомирова с толковым предисловием и комментариями к ним.

 

 

1 Драгомиров М. И. Разбор романа "Война и мир", стр. 46 - 47.

 

2 Там же, стр. 113.

 

3 14 лет. 1881 - 1894. Сборник оригинальных и переводных статей М. Драгомирова, стр. 184.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/Статьи-ГЕНЕРАЛ-ДРАГОМИРОВ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Mikhail SechinContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Sechin

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

С. ДМИТРИЕВ, Статьи. ГЕНЕРАЛ ДРАГОМИРОВ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 11.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/Статьи-ГЕНЕРАЛ-ДРАГОМИРОВ (date of access: 19.09.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - С. ДМИТРИЕВ:

С. ДМИТРИЕВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Mikhail Sechin
Ekaterinburg, Russia
1838 views rating
11.09.2015 (1470 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Преграды к созданью Единой Теории Поля и путь одоления их. Barriers to the creation of the Unified Field Theory and the path of overcoming them.
Catalog: Философия 
7 hours ago · From Олег Ермаков
ЯНТАРНЫЙ ПУТЬ
Catalog: География 
2 days ago · From Россия Онлайн
ПЕРВАЯ В РОССИИ КНИГА О ФРАНЦУЗСКОЙ БУРЖУАЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ КОНЦА XVIII ВЕКА
2 days ago · From Россия Онлайн
АЛЕКСЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ БРУСИЛОВ
2 days ago · From Россия Онлайн
ЕГИПЕТ: ЭВОЛЮЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ
2 days ago · From Россия Онлайн
А. Т. БОЛОТОВ - УЧЕНЫЙ, ПИСАТЕЛЬ ЭНЦИКЛОПЕДИСТ
2 days ago · From Россия Онлайн
Несмотря на недолгое существование казино Crystal Casino на онлайн-рынке, сейчас оно является одним из самых развитых и уважаемых онлайн-казино. Это российское онлайн-казино предлагает несколько сотен различных игр, доступных на настольных компьютерах, а также на смартфонах и планшетах.
Catalog: Лайфстайл 
2 days ago · From Россия Онлайн
МОСКОВСКИЕ ОХОТНИКИ ПРЕДПОЧИТАЮТ ЯСТРЕБОВ И СЕТТЕРОВ
Catalog: Лайфстайл 
7 days ago · From Россия Онлайн
НЕНУЖНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ
Catalog: Лайфстайл 
7 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Статьи. ГЕНЕРАЛ ДРАГОМИРОВ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones