Libmonster ID: RU-17343
Author(s) of the publication: Д.З. ФЕЛЬДМАН

В истории иудеев дореволюционной России особое место занимают крымские караимы, переселившиеся на полуостров в XIII в., главным образом, из Византийской империи. Впервые евреи-караимы были выделены среди иудеев, когда Екатерина II в 1794 г. обложила евреев- раввинистов двойной податью по сравнению с христианами, а караимов это обложение не коснулось(1). В 1863 г. они. были полностью уравнены в правах с христианами, что было подтверждено циркуляром Министерства внутренних дел в 1881 г.; тогда же их официально перестали именовать евреями(2).

Помимо Крыма, караимские общины существовали в других регионах Новороссии - Одессе, Николаеве, Херсоне, а также в Литве (г. Троки), куда еще в конце XIV в. была переселена из Крыма часть караимов великим князем Литовским Витовтом. Караимы в Крыму занимались земледелием, садоводством, овцеводством, виноделием, ремеслами и торговлей (в том числе покупали в Турции табак и другие восточные товары)(3).

Чуфут-Кале, расположенный в 3 км. к юго-востоку от Бахчисарая на скалистом, отроге, окруженном с трех сторон отвесными обрывами, - один из самых известных "пещерных городов" Крыма, который возник предположительно в VI в. при византийцах и впервые упоминается в письменных источниках как аланская крепость Кырк-Ор в конце XIII в. До основания Бахчисарая в середине XV в. и перенесения сюда ханской ставки в начале XVI в. Кырк-Ор являлся главным торгово-ремесленным центром этой части полуострова и столицей небольшого золотоордынского феодального княжества (бейлика). После того как ханская ставка утвердилась в Бахчисарае, мусульманское население стало покидать крепость, в которой остались в основном иудеи, а также небольшая армянская община (в конце XVIII в. ушли и армяне). С начала XVII в. город стал называться Чуфут-Кале, что в переводе с крымско-татарского языка означает "Иудейская (Жидовская) крепость". Видимо, в XVIII в. раввинистская община города-крепости переселилась в другое место, и иудейское население стало однородным - караимским(4). В середине XIX в. Чуфут-Кале, или Жидовский городок, был местечком Симферопольского уезда(5), а в 1891 г. вместе с рядом других местечек Таврической губернии был преобразован в сельское поселение(6).

В XIX в. значительное число караимов проживало также в Симферополе и Евпатории, и последняя в конце XIX - начале XX в. после запустения Чуфут- Кале становится караимским центром Крыма (центром второго караимского округа в России оставались Троки в Виленской губернии). Караимы, крымчаки (крымские евреи) и евреи-ашкеназы ("талмудисты") в целом составляли многочисленное еврейское население Новороссийского края.

стр. 53


Одним из выдающихся представителей караимов Таврической губернии в XIX в. стал Соломон Абрамович Бейм - крупный религиозный и общественный деятель, просветитель и ученый. Его деятельность была многогранной и разносторонней и, несомненно, заслуживает исследования. И хотя сведения о нем можно встретить в работах по истории российского еврейства(7), они кратки и недостаточны.

Между тем в одной из коллекций рукописных материалов Российского государственного архива древних актов (РГАДА) в Москве хранится дело, содержащее материалы по биографии Бейма на протяжении примерно 25 лет его жизни (1843-1867) и проливающее свет на различные стороны существования караимской общины Крыма в этот период(8). Дело освещает деятельность С.А. Бейма как старшего газана (раввина) Бахчисарайской и Одесской караимских синагог, основателя, руководителя и преподавателя Караимского училища в Чуфут-Кале, организатора участия караимов в Крымской войне 1853-1856 гг., исследователя истории и этнографии караимов, археолога и краеведа, члена различных общественных организаций и научных обществ, близко знакомого со многими российскими государственными и военными деятелями, деятелями науки и культуры. Прежде чем оказаться в РГАДА, дело находилось сначала в Институте национальностей СССР, а потом в библиотеке Ассоциации востоковедения: это следует из отметок-штампов на обложке.

Соломон (по некоторым документам - Шолеме, Шулиме) Бейм родился в 1817 г. в семействе обедневшего одесского купца 2-й гильдии, позднее - главного раввина Одессы, кандидата в караимские гахамы (высшее духовное лицо караимского округа), т.е. в образованной и религиозной семье (л. 25). Прошел обучение в Одесском еврейском училище, вынеся оттуда знание бухгалтерского дела. Он продолжил дело своего отца Авраама (Абрама), посвятив свою жизнь религиозной деятельности в караимской общине Бахчисарая. С 1842 г. он ведет богослужения в местной караимской синагоге (до начала XX в. молельные дома караимов именовались синагогами и лишь затем, с 1910-х годов, - кенассами). Первый по времени документ архивного дела представляет собой общественный приговор купцов и мещан караимской общины Бахчисарая, составленный 24 сентября 1843 г., об избрании старшим газаном Бахчисарайской караимской синагоги(9) одесского мещанина С.А. Бейма и шамашом (помощником) - бахчисарайского мещанина Моше Апана, "как знающих эти должности отправлять и известных в хороших их поведениях и поступках" (л. 5-5об.). В имеющемся в деле формулярном списке о службе Бейма указано также, что со 2 января 1842 г. он является старшим газаном синагоги в предместье Бахчисарая -Чуфут-Кале, где культовый комплекс состоял из большой и малой кенасс XVII-XVIII вв., по своему внутреннему устройству не отличавшихся от других иудейских молелен(10). С этого времени его жизнь была связана с этими двумя населенными пунктами Тавриды. Через три года, 9 октября 1846 г., Бейм вновь утверждается общиной караимов старшим газаном Бахчисарайской караимской синагоги - об этом свидетельствует указ Таврического губернского правления 1847 г. (л. 21). Все это время городская караимская община платила С.А. Бейму 400 руб. серебром в год (л. 25). Спустя десять лет, в 1854 г., старший газан Бейм был освобожден от уплаты податей как одесский мещанин. Решение Херсонской казенной палаты по этому вопросу передало Таврическое губернское правление Таврическому караимскому духовному правлению (л. 41-41об.).

В 1855 г. внезапно умер таврический и одесский караимский гахам Сима Бобович. Согласно высочайше утвержденному 3 марта 1837 г. Положению о Таврическом караимском духовном правлении (в 1850 г. оно было распространено и на караимов Западного края), избрание гахама - главного караимского раввина - должно было проходить в Евпатории, где располагалось правление. Однако в связи с военными действиями в Крыму выборы были отложены на неопределенный срок; обязанности же гахама в ноябре 1855 г. было поручено временно исполнять С.А. Бейму

стр. 54


(л. 50-50об.), что стало признанием его высокого авторитета и значительного влияния в караимских кругах. После смерти отца, в начале 1860-х годов, он занял его место, став старшим газаном караимской синагоги в Одессе, возглавив, таким образом, еще одну крупную караимскую общину. Сведения о его службе на этой должности имеются в газете "Одесский вестник" (? 22 от 23 февраля 1863 г., ? 128 от 8 декабря 1863 г. и ? 83 от 19 апреля 1866 г.). Известно, что по случаю открытия в Одессе памятника князю М.С. Воронцову, внесшему значительный личный вклад в развитие Южного края России на посту новороссийского и бессарабского генерал-губернатора, Бейм произнес в синагоге специальную проповедь.

В 1860 г. усилиями Бейма в Чуфут-Кале была построена и открыта новая караимская синагога, ставшая главной. Здание, по свидетельству очевидцев, было "построено с удивительным вкусом и изяществом и поражало зрителя своею величественною простотой" (л. 91). Обряд освящения синагоги начался с внесения в зал священных свитков, сопровождавшегося пением гимнов, далее последовал молебен, а завершился обряд речью Бейма. На освящении присутствовали многие должностные лица, как гражданские, так и военные, во главе с новороссийским и бессарабским генерал-губернатором графом А.Г. Строгановым. Внимание присутствующих привлекли караимские юноши - воспитанники Бейма - в гимназической форме.

За полтора года нахождения на раввинской должности в Бахчисарае Бейм приложил много усилий для городского благоустройства. По свидетельствам бахчисарайского полицмейстера Большакова и таврического гражданского губернатора генерал-лейтенанта В.И. Пестеля (1844 и 1845 гг.), в Чуфут-Кале "соблюдается порядок и чистота, улицы и дороги исправлены и вымощены, фонтаны приведены в лучшее устройство, а между жителями... сохраняется спокойствие и согласие" (л. 7). Торгово- ремесленный посад примыкал к оборонительной стене крепости. Караимские дома преимущественно были двухэтажными (верхний - жилой, нижний - конюшня и хлев), с небольшими балконами, окнами во двор и глухими заборами(11). Традиционными занятиями местных караимов были обработка кож, ювелирное дело и другие промыслы; занятия ремеслом дополнялись земледелием, пчеловодством и садоводством(12). Большую роль в жизни горожан играла торговля, особенно торговля солью, в обмен на которую караимы получали различные товары, в том числе сырье для ремесленников.

Пожалуй, не менее важную часть жизни С.А. Бейма занимала просветительская деятельность среди караимов. Его главным и поистине выстраданным детищем явилось Караимское училище в Чуфут-Кале, основанное в августе 1843 г. и содержавшееся вначале на добровольные пожертвования жителей городка. Сам газан владел еврейским, русским, немецким, французским и татарским языками (л. 7-7об.). Он первым из раввинов завел училище по европейским меркам - по "ланкастеровской методе". В "Прибавлениях к "Таврическим губернским ведомостям"" (? 19 от 12 мая 1844 г.) можно найти подробные сведения о "заведенном караимским раввином Беймом в местечке Чуфут-Кале частном училище": чистое и аккуратное здание, построенное на средства караимской общины, около 100 мальчиков-учащихся и т.д. Первоначально же в училище было всего 14 учеников. Интересно, что С.А. Бейм являлся в это время единственным преподавателем учебного заведения. Более того, он впервые начал обучать детей-караимов русскому языку, (л. 6-6об.). Это новаторство не прошло незамеченным в Одесском учебном округе. Директор училищ Таврической губернии в 1846 г. послал Бейму письмо с благодарностью (л. 9-9об.). Такое же послание получил С. Бейм и от таврического и одесского гахама С. Бобовича 24 апреля 1846 г. (л. 10).

"Таврические губернские ведомости" (? 18 за 1846 г.) описали экзамены в Караимском училище при синагоге Чуфут-Кале, проходившие в апреле этого года. В присутствии таврического губернатора В.И. Пестеля и других официальных лиц

стр. 55


ученики экзаменовались по следующим предметам: Ветхому Завету, еврейской грамматике, логике и русскому языку (л. 11об.).

С.А. Бейму приходилось вкладывать личные средства в училище. Поскольку доходы училища были ограниченны (до 50 руб. серебром), он сам покупал книги и учебные пособия для преподавания русского языка. Обучение шло, в зависимости от способностей учеников, три-четыре года (л. 12об.). А вот некоторые статистические выкладки. В предместье Чуфут- Кале в то время проживало 120 семей, число же учеников равнялось 80. Таким образом, почти в каждой караимской семье ребенок посещал училище. После окончания учебы выпускники работали "сидельцами" в торговых лавках и магазинах разных мест, в том числе Одессы.

В рапорте В.И. Пестелю в 1845 г. гахам С. Бобович отмечал, "что еще не было примера такой редкой деятельности" как в обучении детей-караимов, так и в общественной жизни города. Бобович просил представить Бейма к награде (л. 13-14). И она не заставила себя ждать: 25 сентября 1845 г. таврический губернатор Пестель вручает С.А. Бейму золотые часы от великого князя Константина Николаевича "в знак августейшего внимания" (л. 16). А спустя три месяца, 3 января 1846 г., по представлению начальника Таврической губернии Бейм был награжден серебряной медалью "За усердие" на Анненской ленте для ношения на шее, которую, правда, получил лишь в январе 1849 г. (л. 17).

Бейм лично встречал путешественников и ученых, в немалом количестве посещавших Крым, показывая им свое училище и местные исторические памятники и достопримечательности - гробницу дочери золотоордынского хана Тахтамыша Джанике-ханым (скончавшейся в 1437 г.) на городище, над которой воздвигнут мавзолей (дюрбе); мечеть XIV-XV вв.; кладбище Иосафатовой долины с 5 тыс. надгробий(13) и другие памятники византийского, аланского, золотоордынского, крымско-татарского и иудейского периодов истории Чуфут-Кале (л. 19). Все это способствовало популяризации его учебного заведения и самого местечка не только в Крыму, но и по всей империи.

В марте 1850 г. В.И. Пестель пишет новороссийскому и бессарабскому генерал-губернатору М.С. Воронцову о шестилетней деятельности Бейма в должности старшего газана, акцентируя внимание на создании училища, которое Бейм содержал частично на свое ограниченное жалованье. Предполагая сделать училище С.А. Бейма центром образования таврических караимов, Пестель внес ряд предложений по поддержанию, в первую очередь финансами, просветительской деятельности Бейма. Он предложил освободить караимов - жителей Чуфут-Кале от отбывания всех городских и земских повинностей на 25 лет или навсегда (не освобождая при этом купцов от платежа гильдейских взносов); переселяющимся в Чуфут-Кале предоставить льготы по платежу разных повинностей до прочного водворения; передать Караимское училище в ведение дирекции училищ Таврической губернии; ввести в штат училища еще одного преподавателя с окладом 150 руб. серебром в год, а главному учителю Бейму назначить не менее 230 руб. в год; выделять ежегодно училищу суммы на ремонт здания (500 руб.) и на учебные пособия (120 руб.); в будущем, после прочного утверждения училища, взимать умеренную плату с учеников за обучение, освободив от нее детей бедных караимов (л. 22- 23об.).

Вместе с тем на пути молодого газана и учителя возникали многочисленные трудности. Для содержания училища необходимы были большие суммы, для чего Бейму приходилось брать деньги в долг. Некоторые караимы отрицательно, а порой враждебно относились к его начинаниям. Ряд кредиторов сократили выплату денег Бейму, что заставило его обратиться за поддержкой к властям и общественности. В деле имеется любопытный документ, содержащий обращение Бейма ко всем желающим и могущим помочь в его деле, видимо написанный в один из таких критических моментов: "Содействием моих добрых покровителей и участвовавших в

стр. 56


общеполезном моем предприятии я, бахчисарайский караимский старший газан Соломон Бейм, увольняюсь на два месяца от моей должности, чтобы устроить собственныя мои дела, разделаться с стесняющими меня долгами. Уверен, что все желающие мне добра в благоугодном занятии приймут мою убедительную просьбу помочь мне каждый по своей воле, записавшись на сей бумаге" (л. 26об.). Обращение испещрено записями на русском и еврейском языках - люди помогали своими деньгами училищу. Есть среди них и пометка В.И. Пестеля: "Готов способствовать к устроению обстоятельств газана Бейма известными ему средствами".

В 1852 г. некоторые предложения Пестеля были наконец-то реализованы. Во-первых, частное училище Бейма было передано в ведение директора училищ Таврической губернии. Сам Бейм 1 апреля был официально назначен учителем еврейского закона и языка, а преподавание русского языка и арифметики было поручено другому учителю - Ковпакчиеву. Однако открытие обновленного училища было омрачено пожаром в здании, где оно находилось. И тогда Бейм устраивает занятия в своем собственном доме (л. 32-32об.). Отмечу, что еще 15 мая 1851 г., по ходатайству министра внутренних дел, вышел императорский указ о "преимуществах" Чуфут-Кале, одним из пунктов которого было преобразование частного училища в приходское. "Таврические губернские ведомости" (? 18 за 1852 г.) описывают открытие Караимского приходского училища в местечке Чуфут- Кале, состоявшееся 20 апреля этого года. На торжественное открытие были приглашены губернские должностные лица, представители губернской дирекции училищ, караимские старшины и др. В синагоге по этому случаю был совершен молебен (л. 35-36об.). Еще раз подчеркну, что учебное заведение в Чуфут-Кале стало первым караимским училищем, подчиненным уставу учебных заведений Российской империи (приходским), в котором было введено изучение русского языка и общеобразовательных предметов. Даже в гораздо более крупном караимском училище в Евпатории (300 учеников) русский язык не преподавался.

В деле содержится формулярный список о службе "надзирателя и учителя караимского закона и языка" Караимского училища в Чуфут-Кале С.А. Бейма, составленный 30 июня 1859 г. (л. 86-89). Из этого источника следует, что Бейм получал ежегодное жалованье в 230 руб. - как видим, предложение В.И. Пестеля 1850 г. было осуществлено. С. Бейм был аттестован в педагогическом совете Симферопольской гимназии как преподаватель русского языка и арифметики, которые и преподавал в 1842- 1852 гг. (л. 86об.).

Открытие приходского училища совпало с важным событием в личной жизни С.А. Бейма - его обручением в ноябре 1852 г. с Евой Абрамовной (Еввой Азариевой). А 27 августа 1853 г. Бейм получает свидетельство от директора училищ Таврической губернии Самойлова с разрешением на вступление в брак (л. 38 - 39). В память об этом событии его жена получила ценный подарок от командующего главной императорской квартирой генерал-адъютанта графа Орлова (л. 31-31 об.).

Современником и другом Бейма был И.И. Синани, преподававший еврейский и русский языки в Бахчисарае и Севастополе. Он был образованным богословом, возглавлял караимскую общину Симферополя, занимался историей караимской литературы, написал "Историю возникновения караимизма"(14). Сферы интересов Бейма и Синани не раз пересекались.

В 1854 г. открывается новый этап в жизни Чуфут-Кале и С.А. Бейма - к городу подошла война. Генерал-лейтенант В.И. Пестель лично поручает Бейму обследовать Таврическую и Херсонскую губернии с целью создания сети лазутчиков в случае военных действий на юге империи. В Чуфут-Кале были направлены два солдата - П. Максимов из Владимирского пехотного полка и О. Скукин из Суздальского полка - "в виде залога для жителей", т.е. для защиты караимов от возможных несправедливых требований со стороны военного начальства (л. 43). 23 мая 1855 г. через

стр. 57


таврического губернатора Бейму был передан приказ явиться к главнокомандующему Южной армией и военно-сухопутными и морскими силами в Крыму генерал-адъютанту князю М.Д. Горчакову (л. 44). На ряде документов дела имеются личные комментарии Бейма, которые позволяют проследить дальнейшие события в его жизни и деятельности и его отношение к этим событиям. "Таким образом, был я приглашен начальством ко 2-му главнокомандующему, поручавшему мне также заботиться о пользе отечества", - пишет Бейм (л. 44). Он отправляет ряд донесений в штаб армии с анализом обстановки в прифронтовой области. В ответ Бейм получает из лагеря на Инкерманских высотах, где располагался Главный штаб Южной армии и войск в Крыму, от начальника штаба генерал-адъютанта П.Е. Коцебу многочисленные записки. В одной из них, от 14 июня 1855 г., Коцебу благодарит газана за два письма с ценными сведениями и уведомляет о посылке 500 руб. серебром "на известные Вам расходы" - видимо, на оплату информаторов (л. 45). В другом - от 21 июля - сообщает о передаче показаний татарина Аби-була о неприятеле главнокомандующему (л. 46). В июле 1855 г. Бейм испрашивает разрешения у Коцебу на посылку трех татар на восток, запад и юг полуострова - в Керчь, Евпаторию и Байдары для сбора сведений об обстановке и передачи их командованию. 17 июля он получает на это согласие (л. 48). Военное командование специально выделило Бейму даньги для оплаты "шпионов и лазутчиков".

Как уже упоминалось, в период Крымской войны С.А. Бейм дополнительно исполнял обязанности главного таврического караимского раввина после кончины С. Бобовича. Участие караимов в войне было отмечено военным руководством. Кульминацией войны стала оборона города-крепости Севастополя. В своем рапорте главнокомандующему М.Д. Горчакову от 7 ноября 1855 г. (л. 63-64) командир 4-го пехотного корпуса генерал-адъютант граф Д.Е. Остен-Сакен докладывал, что "крымские караимы... выказали в настоящую войну очень много усердия и самоотвержения, а главный в России караимский раввин Бейм, замечательный умом и образованием, постоянно дает направление караимам и укореняет в них... любовь к Отечеству" (л. 63 об.). Генерал предложил наградить наиболее отличившихся караимов, что и было сделано. В деле имеется свидетельство о награждении 31 декабря 1855 г. медалями пяти каримов "за услуги, оказанные во время обороны Севастополя" (л. 65-65 об.). Золотой медалью "За усердие" для ношения на шее на Анненской ленте был награжден севастопольский купец 2-й гильдии Яков Софер, серебряной медалью "За храбрость" для ношения в петлице на Георгиевской ленте - трокский мещанин Иосиф Безикович, золотой медалью "За усердие" для ношения в петлице на Анненской ленте - севастопольский купеческий сын Соломон Софер (сын Я. Софера), серебряной медалью "За усердие" для ношения в петлице на Анненской ленте - евпаторийский мещанин Абрам Зурн и бахчисарайский мещанин Сима Сапака. К медали был представлен еще один севастопольский купец 2-й гильдии - Исаак Шапшал. Бейму было прислано письмо из канцелярии главнокомандующего с просьбой дать рекомендацию по этой кандидатуре (л. 67-67 об.).

Сам же Бейм был награжден за участие в обороне Севастополя серебряной медалью. Этот факт подтвержден свидетельством от 12 апреля 1856 г. Главной квартиры крымских войск в Бахчисарае (л. 72). Позднее Бейм получил и бронзовую медаль в память Крымской войны (свидетельство штаба Главного управления Черноморского ведомства в Николаеве от 27 августа 1857 г.) (л. 73).

Во время войны в захваченной неприятелем Евпатории остались караимские семьи. По приказу М.Д. Горчакова с командованием неприятельских войск были проведены переговоры об их освобождении. В результате 7 января 1856 г. 40 мужчин, 46 женщин и 117 детей были выпущены генералом д'Алонвилем из Евпатории на Сакскую косу и перевезены на подводах в Симферополь (л. 66-66 об.).

Последствия войны еще долго сказывались на материальном положении

стр. 58


караимских семей, впрочем, как и всего населения полуострова. С.А. Бейм как главный раввин принял непосредственное участие в поддержании понесших значительные убытки караимов. 4 января 1857 г. он направляет рапорт военному губернатору Симферополя, таврическому гражданскому губернатору Жуковскому с ходатайством о пособии беднейшим землевладельцам - выделении денежных сумм на восстановление разрушенных караимских хозяйств (л. 76).

Многочисленные материалы архивного дела говорят о широком поле научных интересов С.А. Бейма. Он предстает в наших глазах разносторонним и активным исследователем, причем иногда, казалось бы, в далеких друг от друга областях науки. И все это не мешало его религиозной, общественной и преподавательской деятельности. 24 сентября 1843 г. Бейм избирается старшим газаном в Бахчисарае. А спустя пять дней - 29 сентября - таврический гражданский губернатор посылает "открытое предписание" Бейму, отправляющемуся в города Карасубазар (ныне Белогорск), Старый Крым и Севастополь "для розыскания древностей" (книг, надписей на камнях и пр.), о разрешении вести поиск в означенных местах и оказании ему всевозможной помощи (л. 1). Бейм осуществлял эти поиски вместе со старшим учителем евпаторийских караимских училищ Фирковичем. Ученые занятия последнего финансировались в основном образовательными институтами Одессы.

В деле имеется также письмо В.И. Пестеля бахчисарайскому городничему 1849 г. с разрешением выделять людей при разыскании древностей в окрестностях Чуфут-Кале (л. 20). Привлечение помощников в этом деле помогало расширить масштабы раскопок и поисков и повышало образовательный уровень самих участников-помощников. Тем самым косвенно обретала реальные черты мечта Бейма о просвещении своего народа через обращение к его прошлому.

С.А. Бейм выполнял также поручения, возложенные на него Императорским Археологическим обществом в лице его президента герцога М. Лейхтенбергского. Так, в 1851 г. новороссийский и бессарабский генерал- губернатор обращается к таврическому губернатору с просьбой содействовать Бейму в его археологических изысканиях (л. 30).

Немалой заслугой С.А. Бейма явилось его активное личное участие в передаче Императорской публичной библиотеке бесценного частного собрания древних еврейских рукописей Фирковичей - 70-летнего главного караимского наставника Авраама Фирковича, выходца из г. Луцка, и его помощника-зятя, старшего газана Гавриила(15). В деле имеется копия письма Бейма министру императорского двора (март 1860 г.), где он дает характеристику коллекции, показывая ее поистине мировое значение, и сообщает условия передачи ее в библиотеку (л. 51-60).

Коллекция действительно была драгоценной. А.С. Фиркович посвятил ее сбору более 50 лет своей жизни. В 1830 г. он предпринял путешествие по Палестине, был в Константинополе. Во время этой поездки он отыскал и приобрел на свои деньги множество ветхозаветных рукописей. Позднее он исходил и изъездил - иногда с риском для жизни - весь Крым и Кавказ, терпя всевозможные лишения. Месяцами он проживал на кладбищах, описывая и изучая древние надписи, рылся в генизах (помещения в синагоге или на кладбище, где евреи и караимы скрывали свои книги во время войн и набегов неприятеля или складывали их из-за ветхости), налаживал контакты с местными жителями, могущими помочь в его поисках.

Плодом этих трудов и усилий целой жизни стало собрание древних еврейских документов, состоявшее из 47 свитков Торы (Пятикнижия) на коже и пергаменте (на коже - 5 одних из самых древних в мире), 77 рукописей Ветхого Завета, 23 перевода на восточные языки, 272 сочинения караимских писателей и 523 - раввинских, 250 различных актов, исторических писем и статей, 722 древние надгробные надписи из крымских кладбищ (в фотографиях и слепках на мягком картоне, из них 140 - относящихся к времени с I по XI в.), около 300 документов по истории Западной России и

стр. 59


столько же старинных планов новороссийских крепостей. В коллекции находилось 45 рукописей 1-Х вв.

Познакомившиеся с коллекцией российские гебраисты, которых Бейм попросил оценить собранное Фирковичами, восторженно отозвались о ней. Профессор Тишендорф, знаток палеографии, писал, "что все эти рукописи носят на себе несомненные признаки глубокой и глубочайшей древности; что ни одна библиотека в Европе не имеет подобных пособий для критики текста Ветхого Завета". Академик Дорн особенно подчеркнул значение собрания для истории и географии Крыма, хазар, славян, татар и греческих колоний, а также для развития палеографии. Хранитель еврейского отделения Императорской публичной библиотеки Беккер в своем отзыве отметил, что в библиотеке практически отсутствуют подлинные тексты еврейских рукописей Библии, тогда как в предлагаемой коллекции их 124. Профессор еврейского языка Петербургского университета, известный ориенталист-семитолог Д.А. Хвольсон с восторгом отозвался о караимской части коллекции: "Караимское отделение есть единственное в своем роде, и все еврейские библиотеки в совокупности вмещают в себе едва ли десятую часть того, что здесь находится. Поистине, у меня недостает слов достаточно определить всю безмерную драгоценность этого отделения коллекции". И действительно, данная коллекция намного превосходила и по количеству, и по ценности все имевшиеся в Европе. Сравнивая рукописи Фирковичей с европейскими, Бейм отмечал, что в Лейдене и Болонье находится лишь по одной еврейской рукописи Х в., в Британском музее - только одна рукопись на коже, во Франции нет ни одной еврейской рукописи раньше XI в., а в Англии - ранее XIV в.

В 1858 г. Фирковичи перевезли свою коллекцию в Петербург; тогда же между ними и Беймом состоялся разговор о возможной передаче коллекции Императорской публичной библиотеке. Первыми с коллекцией в столице ознакомился сам Бейм и знаток еврейской словесности и графики, бывший министр народного просвещения А.С. Норов. По словам Бейма, обозревая коллекцию, "разбегаются глаза" от ценности и многообразия материалов, неизвестных доселе ученому миру. Бейм провел переговоры с владельцами коллекции об условиях ее передачи в библиотеку. Хотя специалисты оценили коллекцию в 250 тыс. руб., Фирковичи склонялись к безвозмездной передаче в качестве подношения от их имени императору; взамен они просили о льготном приобретении (без торгов) Александровской мануфактуры, находившейся, кстати, в бедственном положении. После принятия коллекции на государственное хранение Фирковичи намеревались пригласить зарубежных и отечественных гебраистов для ее подробного описания и оценки; совершить новую поездку в Палестину, Египет, Персию и Закавказье для поисков новых памятников письменности и безвозмездной передачи библиотеке; обнести каменной оградой древнейшее крымское кладбище в Чуфут-Кале, на котором пасли скот, с введением здесь должности сторожа; сфотографировать памятники этого кладбища, не вошедшие в коллекцию. Требования владельцев собрания были весьма скромными, учитывая уникальность того сокровища, которое они передавали российскому правительству. Все эти требования и мнения ученых Бейм довел до сведения властей и предпринял все усилия по передаче коллекции государству.

Отношения караимов с раввинистами нередко были весьма неприязненными, но люди высокой культуры умели быть выше вероисповедных разногласий. С.А. Бейм дружески относился к ортодоксам и даже предоставлял в их распоряжение свою богатую редкими рукописями библиотеку(16). В этом отношении он был единомышленником А.С. Фирковича, чья идея о возможном союзе между иудаизмом и караимством вызвала значительные споры в еврейских кругах Одессы(17).

Бейм проявлял большой интерес к этнографии. Он вел переписку и дружил с исследователем Ф. Домбровским, многие годы посвятившим изучению этнографии крымских караимов; одно из его писем имеется в деле (л. 97 - 98).

стр. 60


Особо интересовался жизнью и бытом караимского народа цесаревич Николай Александрович (сын Александра II). В середине 1860-х годов состоящее при Московском университете Общество любителей естествознания учреждает Русскую этнографическую выставку и Московский этнографический музей. С целью сбора экспонатов для этих учреждений Общество выпустило специальную инструкцию, в которой, в частности, были обозначены условия при изготовлении национальных костюмов, одеваемых на манекены, пожелание о наличии, наряду с образцами одежды, предметов домашнего быта и т.д. Караимский раздел выставки создавался целиком на средства цесаревича. В связи с этим он через своего секретаря в январе 1866 г. обратился к Бейму с уведомлением об этих условиях и с просьбой изготовить и прислать в Петербург рисунки, фотографии или описания, а также караимские мужские, женские и детские костюмы и образцы домашних предметов караимов (л. 125-126). На выполнение этой задачи Бейм получил 300 руб. (л. 129). В 1866 г. одесский газан изготовил для петербургского музея 12 деревянных изображений караимов старшего поколения в оригинальных костюмах.

С.А. Бейм занимался не только собиранием древних книг и изучением истории своего края и народа. В адрес Минералогического общества в 1851 г. им были отправлены различные окаменелости, относящиеся к меловой эпохе. В ответ на это директор Общества поблагодарил Бейма и попросил его постоянно собирать в горах окаменелые раковины, кораллы и прочее, вызывающее интерес, и присылать для изучения Обществу (л. 28). Императорское Русское географическое общество избрало Шолеме Бейма своим членом-сотрудником, о чем свидетельствует официальное письмо из Петербурга от 13 апреля 1851 г., подписанное вице-председателем общества М. Муравьевым (л. 27, 29). В начале 1858 г. Ришельевский лицей в Одессе (основанный в 1817 г. и преобразованный в 1865 г. в Новороссийский университет) получает посылку от газана, в которой находились "окаменелости, числом 14". Директор П. Беккер от лица Совета лицея выразил признательность Бейму и просил продолжать поиски минералов для пополнения коллекции лицейского кабинета минералогии (л. 84). В апреле этого же года Совет лицея вновь сообщает ученому о получении минералов и раковин (л. 85). Поблагодарив за ценные экспонаты, Беккер попросил газана прислать в лицей древние монеты, имеющиеся у жителей Крымского полуострова, а также образцы древних надписей, находящихся, по предположению Бейма, под г. Агармыш в Крыму.

В декабре 1861 г. на заседании Таврического губернского статистического комитета кандидатура С.А. Бейма была предложена для избрания его почетным членом. Комитет попросил Бейма дать на это согласие, которое вскоре получил. В марте 1862 г. ему был выслан диплом действительного члена Губернского статистического комитета вместе с циркуляром министра внутренних дел, в ведении которого находились статистические органы, предписывавшим сообщать в комитет историко-статистические и этнографические сведения о караимах (л. 105).

В 1847 г. супруга Николая I, императрица Александра Федоровна посетила Чуфут-Кале и встречалась с представителями караимской общины. После ее кончины, с 1861 г. в день посещения местечка царской особы в главной синагоге проводился в память о ней молебен (л. 93).

С.А. Бейм вел переписку и лично встречался с лицами императорской фамилии. Поводом для этого послужило посещение императором Александром II и императрицей Марией Александровной Чуфут-Кале 24 августа 1861 г. Бейму был вручен бриллиантовый перстень в знак его заслуг, что подтверждает особое свидетельство из Управления Императорской главной квартиры в Петербурге (л. 99). Раввин преподнес высоким особам тетрадь со своим сочинением "Память о Чуфут-Кале", первым опытом монографического описания этого древнего места и живущего здесь маленького народа. Работа Бейма явилась крайне своевременной, ибо об истории и

стр. 61


жизни караимов вплоть до второй половины XIX в. было известно крайне мало, да и сведения об этой "еврейской секте", как характеризовали их энциклопедии и словари того времени, были весьма противоречивы. Вскоре ее опубликовали в столице(18); по одному экземпляру книги Бейм отправил в Санкт-Петербургский и Харьковский университеты (л. 103, 107 об.), в Русское географическое общество (л. 109), а также в Симферополь, в Губернский статистический комитет (л. 107). Один экземпляр получил в подарок от газана и бывший таврический губернатор А.И. Казначеев, с которым Бейм находился в добрых отношениях и который принимал живое участие в судьбе Чуфут-Кале и живших здесь караимов (л. 108).

Еще один перстень был подарен раввину императором в ноябре 1862 г. после поднесения ему книги; презент Александра II был передан Бейму через одесского градоначальника (л. 113 - 113 об.). Книга С.А. Бейма была послана многим членам царской семьи, среди них: императрица Мария Александровна (вскоре через ее секретаря автор получил от нее благодарность), великие князья и княгини Сергей Александрович, Мария Александровна, наследник престола Николай Александрович, Константин Николаевич, Михаил Николаевич и Николай Николаевич (л. 110, 111, 112, 114, 115, 121). Глава караимской общины стремился к тому, чтобы о его народе узнали в самых высших сферах Российского государства. Видимо, его старания не пропали даром, поскольку со стороны некоторых представителей монаршего семейства, как было отмечено, деятельность раввина-ученого вызвала живой отклик и неподдельный интерес.

С.А. Бейм вел альбом, куда записывал имена "достойных гостей" Чуфут- Кале, посетивших его дом в разные годы - с 1843-го по 1863-й. Среди посетителей - император Александр Николаевич с супругой Марией Александровной и наследником Николаем, великие князья Константин Николаевич и Николай Николаевич и великая княгиня Мария Александровна, новороссийские и бессарабские генерал-губернаторы Н.Н. Анненков и А.Г. Строганов, брат последнего - генерал-адъютант С.Г. Строганов, таврические губернаторы В.И. Пестель, В.Я. Рославец и граф Адлерберг, адмирал М.П. Лазарев, известный врач и педагог Н.И. Пирогов(19), генерал князь М.Д. Горчаков. Здесь мы встречаем фамилии князей Воронцова, Голицына, Долгоруковых, Трубецкого, графов Бенкендорфа, Бутурлина, Шереметева, Шувалова, Уварова, а также представителей Англии, Италии, Пруссии и Франции. Государственные деятели, военные и духовные лица, ученые и деятели культуры аккуратно занесены хозяином гостеприимного дома в книгу посетителей (л. 116 об. - 119 об., 124-124 об.).

И, наконец, последний факт, бесстрастно зафиксированный завершающим документом дела. В феврале 1867 г. С. Бейм получил месячный отпуск для поездки в Петербург (л. 130). Однако в формулярном списке стоит отметка, что в отпуске он "не был". Бейм лично повез в столицу этнографические экспонаты, изготовленные в прошлом году, но там он внезапно заболел и умер. Так, в трудах и заботах, окончил свой 50-летний жизненный путь Соломон Абрамович Бейм - вдали от родных мест, попечителем и исследователем которых он был до последних дней.

Его брат Исаак стал после смерти С.А. Бейма старшим газаном в Одессе, а сын Моисей с 1900 г. был караимским газаном в Москве(20). Таким образом, дело С.А. Бейма продолжили его близкие.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Полное собрание законов Российской империи, с 1649 года. Т. XXIII. СПб., 1830, ? 17224; В. Леванда. Полный хронологический сборник законов и положений, касающихся евреев. СПб., 1874, с. 36-37.

2 Подробнее см.: Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон. Энциклопедический словарь. Т. XIV (27). СПб., 1895, с.426-432.

3 См.: А. Скальковский. Опыт статистического описания Новороссийского края. Ч. 1. Одесса, 1850, с. 308-316.

стр. 62


4 См.: А.Р. Андреев. История Крыма. Краткое описание прошлого Крымского полуострова. М., 1997, с. 76; А.Г. Герцен, Ю.М. Могаричев. Чуфут-Кале - иудейская крепость. - Евреи Крыма. Очерки истории. Симферополь-Иерусалим, 1997, с. 24-26.

5 См.: Городские поселения в Российской империи. СПб., 1864.

6 См.: В.В. Шполянский. Правовое положение евреев в Таврической губернии в XIX в. - Евреи Крыма..., с. 39.

7 См., например: Я.С. Хонигсман, А.Я. Найман. Евреи Украины. Краткий очерк истории. Ч. 1. Киев, 1992, с. 111-112.

8 Российский государственный архив древних актов, ф. 188, "Рукописное собрание ЦГАДА", оп. 1, д. 365, л. 1-130. Для удобства читателя ссылки на листы дела даны в самом тексте статьи.

9 В документах должность С.А. Бейма обозначена именно подобным образом - через двойное наименование. В еврейской раввинистской традиции простой газан (кантор) руководил молитвой в синагоге. У караимов при каждой синагоге было два газана (старший и младший) и шамаш, обучавший детей и управлявший хозяйственными делами синагоги; они избирались караимскими общинами, экзаменовались в знании закона гахамом и, по его представлению, утверждались местным губернатором.

10 См.: Т.Е. Леей- Бобович. Очерк возникновения караимизма. Севастополь, 1913, с. 39.

11 См.: С. Шапшал. Караимы и Чуфут-Кале в Крыму. СПб., 1896, с. 21.

12 Там же, с. 26.

13 Караимский археолог и археограф А.С. Фиркович, близко знакомый с Беймом, впервые опубликовавший надгробные надписи Чуфут-Кале, находил там эпитафии I в. н.э. Однако эти ранние эпитафии его коллекции были признаны подделкой. См.: Д.А. Хвольсон. Сборник еврейских надписей из Крыма. СПб., 1884, с. 6-7; А.Г. Герцен, Ю.М. Могаричев. Указ. соч., с. 30.

14 См.: Я.С. Хонигсман, А.Я. Найман. Указ. соч., с. 112.

15 Кстати, именно благодаря усилиям А.С. Фирковича караимы были уравнены в правах с христианами; в конце 1850-х годов он уполномочивается караимской общиной ходатайствовать о разрешении этого вопроса и менее чем через пять лет добивается законодательного решения.

16 Я.С. Хонигсман, А.Я. Найман. Указ. соч., с. 111. Библиотека досталась Бейму от отца, который также выдавал евреям свои книги.

17 См.: С. Ципперштейн. Евреи Одессы. История культуры, 1794-1881. Москва-Иерусалим, 1995, с. 178. Экономическая конкуренция между евреями-караимами и евреями-раббанистами стала причиной того, что караимы уездного города Троки (Тракай) в 1809 г., опираясь на старые привилегии польских королей, попытались удалить последних из города, что и было сделано в 1835 г. (см.: Ю. Гессен. Борьба караимов города Трок с евреями. - Еврейская старина. Вып. IV (октябрь-декабрь), СПб., 1910, с. 569-579). Однако, когда в 1862 г. евреи получили разрешение на жительство в Троках, местные караимы тепло приняли переселенцев из Вильны, а в караимской синагоге состоялось совместное собрание двух общин, на котором выступили караимский газан и еврейский раввин (см.: И. Сосис. Общественные настроения эпохи "великих реформ". - Евреи в Российской империи XVIII-XIX веков. Сборник трудов еврейских историков. Москва-Иерусалим, 1995, с. 517-518).

18 С. Бейм. Память о Чуфут-Кале. СПб., 1862. В "Новороссийском календаре" за 1859 г. (Одесса) была также напечатана его статья о караимах.

19 Н.И. Пирогов, в 1856-1858 гг. исполнявший обязанности инспектора Одесского учебного округа и председателя местного цензурного комитета, был религиозно терпимым. Его филосемитизм отличался от схожих взглядов других русских интеллигентов прежде всего тем, что был основан не на том, чего может достигнуть освобожденное еврейство в будущем, а на уважении к иудеям в настоящем, на идее эмансипации евреев без ассимиляции (см.: С. Ципперштейн. Указ. соч., с. 86-90).

20 Еврейская энциклопедия. Т. IV. СПб., [б/г.], стб., 41-42.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/С-А-БЕЙМ-ГЛАВА-КАРАИМСКОЙ-ОБЩИНЫ-КРЫМА-ПО-АРХИВНЫМ-МАТЕРИАЛАМ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Д.З. ФЕЛЬДМАН, С.А. БЕЙМ - ГЛАВА КАРАИМСКОЙ ОБЩИНЫ КРЫМА (ПО АРХИВНЫМ МАТЕРИАЛАМ) // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 14.01.2022. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/С-А-БЕЙМ-ГЛАВА-КАРАИМСКОЙ-ОБЩИНЫ-КРЫМА-ПО-АРХИВНЫМ-МАТЕРИАЛАМ (date of access: 27.01.2022).

Publication author(s) - Д.З. ФЕЛЬДМАН:

Д.З. ФЕЛЬДМАН → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Россия Онлайн
Москва, Russia
26 views rating
14.01.2022 (13 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
КОМИНТЕРН, РКП(б) И КУРС БОЛГАРСКОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ НА ПОДГОТОВКУ НОВОГО ВООРУЖЕННОГО ВОССТАНИЯ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 1924 ГОДА: ПО МАТЕРИАЛАМ РОССИЙСКИХ АРХИВОВ
4 hours ago · From Россия Онлайн
Деятельность ветеринарно-санитарных специалистов, в настоящее время, в отношении сторонних организаций, осуществляющих питание личного состава по системе аутсорсинга, осуществляется в рамках исполнения государственного контракта в соответствии с требованиями нормативно-правовых документов в области ветеринарии. Под контролем органов военной прокуратуры и направлена на предупреждение нарушений государственного контракта в целях недопущения срыва боеготовности войск (сил), сохранения жизни и здоровья военнослужащих в ходе выполнения задач по обеспечению обороноспособности Российской Федерации
В.В. СЕДОВ. Древнерусская народность: Историко-археологическое исследование. М., 1999. 320 С., илл.
19 hours ago · From Россия Онлайн
Г.В. ФЛОРОВСКИЙ О СЛАВЯНСКОЙ ИДЕЕ
Catalog: Разное 
19 hours ago · From Россия Онлайн
Симпозиум по актуальным вопросам преподавания славянских языков
2 days ago · From Россия Онлайн
И. САВИЦКИЙ. Роковая встреча. Чехи в России и русские в Чехии. 1914-1938.
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
Представлен инновационный проект И.М.Мирошник "СИНЕСТЕТИЧЕСКАЯ АРТ-ТЕРАПИЯ" The innovative project "SYNESTHETIC ART THERAPY" by Irina M.Miroshnik is presented
Фотографируем на мобильный как профессионал. Полезные советы
2 days ago · From Россия Онлайн
Как открываются новые планеты и звезды?
2 days ago · From Россия Онлайн
Фермент теломераза — агент вселенского Духа, обеспечивающий физическое бессмертие половых клеток землянина. Однако в соматических клетках того же субъекта этот эликсир Жизни бездействует. В этом факте различия поведения теломеразы в двух главных типах клеток организма заключен секрет смертности и бессмертия телесного субстрата Человека в масштабе всей Вселенной.
Catalog: Философия 
2 days ago · From Олег Ермаков

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
С.А. БЕЙМ - ГЛАВА КАРАИМСКОЙ ОБЩИНЫ КРЫМА (ПО АРХИВНЫМ МАТЕРИАЛАМ)
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2022, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones