Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Libmonster ID: RU-16515

СПб. Алетейя. 2006. 268 с.

Книга кандидата исторических наук, научного сотрудника Санкт-Петербургского института истории РАН С. Эрлиха, в которой доказывается мифологическая природа декабристской концепции в российской историографии, - новое и веское слово в литературе о декабристах.

С. Эрлих справедливо усматривает несообразность между объективным значением декабристского движения и его положением в российской историографии. До 1994 г. вышло более 18355 публикаций о декабристах. Ни одна другая проблема досоветской российской истории, включая "Великие" и петровские реформы, Отечественную войну 1812 г. и мировую войну 1914 - 1918 гг., не пользуются подобным вниманием историков. В чем дело? Эрлих находит правильное объяснение: сотворен определенный миф: декабристы стали культовыми героями российской истории, давшими образцы поведения нескольким поколениям интеллигенции, лучшие представители которой сверяли с ними свои чувства, мысли и поступки. Именно декабристский миф стимулирует и направляет перо историков, одновременно он выступает в роли предпосылки исторических исследований, и служит критерием отбора фактов и их интерпретации, побуждая историков сознательно, а чаще бессознательно, подбирать факты, соответствующие мифу о декабристах как благородных рыцарях, и игнорировать те, что в данную мифологему не укладываются. Идеализация декабристов лишь в незначительной степени объясняется политической конъюнктурой, официальной идеологией, социальным заказом или цензурой. Декабристоведы верили, что научно изучают декабристов, хотя на самом деле изучали их житийно. Миф задавал рамки, за которые историки, как правило, выйти были не в состоянии.

Демифологизация декабристов возможна, считает Эрлих, если выяснить, как, когда, кем и почему был создан декабристский миф. Основная часть очерка этому и посвящена. Эрлих тщательно и убедительно доказывает, что миф был создан А. И. Герценом, который бессознательно сотворил миф, будучи уверенным, что им движет только любовь к истине и справедливости, искренне веря в величие, могущественность и самоотверженность декабристов. Эрлих убедительно показал, Герцен лично нуждался в этом мифе. С малых лет, считая себя героем, призванным спасти Россию и все человечество (с. 48), он, чтобы стать продолжателем их дела, мифологизировал историю декабристов по двум линиям - по христианской модели и в соответствии с архетипами русской культуры. Подобно Христу, декабристы были судимы синедрионом Верховного уголовного суда, казнены Николаем I, а потом, после отмены крепостного права и возвращения из сибирской ссылки, воскресли физически. Свое предназначение Герцен видит в том, чтобы сохранить наследие декабристов, отомстить чудовищу-императору и установить царство общинного социализма на Земле.

Эрлих интересно и на этот раз не спекулятивно, как в предыдущих очерках, а "индуктивно" - на герценовских текстах и на данных биографии Герцена - реконструирует его мифотворческую деятельность. Чтобы стать законным наследником святого дела декабристов, Герцен проходит "декабристскую инициацию", или "испытание", принося клятву на Воробьевых горах. Приобщившись к тайному знанию и перевоплотившись в пророка будущего, он всю остальную жизнь борется с чудовищем-самодержавием, сверяя свои шаги с идеализированным образом декабристов. Христианские мотивы причудливо переплетаются с мотивами героических мифов. Поразительно, что, ставший философом и атеистом, Герцен именно так, в рамках древних героических мифов и христианской парадигмы, изображал на страницах своих произведений собственную деятельность и себя самого. Анализ риторики и кодов, расшифровка герценовских текстов, проведенные Эрлихом, не оставляет сомнения, что Герцен-революционер изображал себя то святым рыцарем и громовержцем, борющимся с гидрой, то солнцем, побеждающим мрак. Античные метафоры сравнительно редко встречаются в текстах Герцена. По мнению Эрлиха, "они были понятны лишь узкому кругу образованных людей", в то время как образы христианства и героических мифов были доступны всем (с. 83). С последним утверждением вряд ли можно согласится. А. С. Пушкин и сами декабристы предпочитали античные образы, хотя также апеллировали к широкой публике. Возможно, предполагает Эрлих, христианские образы были ближе Герцену, в детстве бывшим глубоко верующим, а в сущности, таковым и оставшимся, хотя символ веры у него изменился.

Персональный миф борьбы святого рыцаря Герцена с чудовищем-самодержавием стал продолжением декабристского мифа. Декабристы стали созидательной жертвой и залогом победы разбуженных ими поколений над гидрой царизма, они были не только кроткими мучениками, но и отважными героями, не только колдунами, но и воинами. Такой образец для подражания явили они потомкам и самому Герцену. И

стр. 170


этому образцу следовала русская интеллигенция после декабристов.

Герцен изображает и себя, и декабристов, используя языческие и христианские образы. Но означает ли риторика Герцена, что этот творец мифов действительно язычник и христианин, что его мышление действительно архетипично и мифологично или это просто ораторские и обращенные к широкой публике приемы для ее завоевания? Как формулирует сам Эрлих: "Осознавал ли Герцен мифологическую структуру своих произведений"? Опираясь на Ю. М. Лотмана и Е. М. Мелетинского, Эрлих предполагает, что "Герцен воспроизводил мифологические схемы неосознанно": это был "имплицитный мифологизм" (с. 49). Однако поскольку механизм воспроизведения мифа в творчестве авторов XIX в. не выяснен, данный тезис является гипотезой, вследствие чего все построения Эрлиха пока тоже следует рассматривать как гипотезу. В частности, трактовка ключевых событий жизни Герцена, как и истории декабристов, в терминах архетипов или в терминах евангелических сюжетов, очень интересна, но и столь же спорна. Например, интерпретация клятвы на Воробьевых горах как настоящего акта инициации со всеми вытекающими последствиями будет выглядеть остроумной спекуляцией до тех пор, пока не будет доказано, что Герцен действительно испытал смерть и возрождение, ощутил переход в сакральное пространство, почувствовал себя приобщенным к тайному знанию, то есть испытал все то, что присуще дикарю во время акта инициации.

Пока остается много неясного. Ощущал ли Герцен свою борьбу с самодержавием как творение новой действительности, а свое слово как магическое действо? Идентифицировал он себя с мучениками и пророками в христианском смысле взаправду или метафорически? Действительно ли он считал, что декабристы принесли искупительную жертву в христианском смысле или это была просто красивая и понятная риторика? Конструировал ли он социальную реальность по христианской модели потому, что искренне верил в нее? Словом, если использовать понятия драматургической социологии И. Гофмана: честным или циничным актером был Герцен, и не являлся ли декабристский и герценовский мифы грандиозным театром и большим обманом?

О гипотетичности ключевого тезиса (что Герцен был имплицитным мифологотворцем) Эрлих говорит лишь единожды (с. 49), а о мифологичности мышления Герцена сотни раз. Вследствие этого читатель уже забывает о гипотетичности этого мышления и должен думать, что Герцен сознательно или, по крайней мере, в душе, бессознательно был язычником и христианином и поэтому ощущал себя и мыслил как язычник и христианин.

Эрлих доказывает, что преломление истории декабристов через декабристский миф было присуще Герцену и при использовании источников, и при создании портретов декабристов, и при освещении истории тайных обществ. Другие его излюбленные идеи -освобождение крестьян с землей, общинный социализм, русско-польский революционный союз и объединение антиправительственных сил - также оказывали влияние на герценовские построения, но несравненно меньшее, чем декабристский миф. "Отобранные Герценом события истории декабристов полностью укладываются в мифологическую схему, согласно которой герои и мученики вступают в бой с самодержавным чудовищем и сознательно приносят себя в жертву ради грядущего торжества своих последователей" (с. 199).

При написании работы "Русский заговор" (1858 г.), основанной на "Донесении следственной комиссии", Герцен выпустил многие сведения источника, выпадающие из мифологемы: о растрате СП. Трубецким взносов Союза Благоденствия, о том, что лидеры декабристов рассматривали рядовых членов в качестве слепых орудий своей воли, что Пестель собирался казнить цареубийц, о планах изгнания из России и Польши евреев и т.д (с. 131 - 135). Интересно наблюдение, что критерием внимания Герцена к отдельным декабристам служило не только активное участие в деятельности тайных обществ, но высокий чин, литературные занятия, личные симпатии творца мифа (с. 153). Например, С. Г. Волконский и А. В. Поджио часто упоминаются в связи с тем, что Герцен с ними встречался (с. 153). Сдержанность в отношении к П. Г. Каховскому объясняется тем, что убийство Милорадовича, которого Герцен лично знал и уважал, не вписывалось в образ "декабристов-рыцарей" (с. 150). Первостепенное внимание к П. И. Пестелю, представление его как социалиста и борца прежде всего за социальную справедливость, определялось тем, что свои планы Герцен рассматривал как исполнение завещания Пестеля, искусственно делая из последнего социалиста и борца за социальную справедливость (с. 144). Словом, вне мифологического контекста и субъективизма Герцена понять созданную им декабристскую легенду невозможно.

Декабристский миф, считает Эрлих, интеллигенция хранила как священное предание, как священный текст, подобно тому, как волхвы охраняли языческие святыни. Почему же он оказался самым жизнеспособным из пропагандистских творений Герцена? Эрлих видит две причины этого - общедоступность мифа, близость

стр. 171


и понятность его образов массовому сознанию и слияние образов воина и пророка в одном лице с русской традицией симбиоза светской и сакральной власти в одних руках. Именно сочетание воинской и колдовской ипостаси у декабристов в созданном мифе обеспечило, по мнению Эрлиха, живучесть мифа: различные группы интеллигенции в разные эпохи актуализировали, согласно своим потребностям, либо одну, либо другую составляющую мифа: либералы идентифицировали себя с мучениками, революционеры - с воинами.

Правда, всех народников Эрлих почему-то считает нигилистами, которые не попали под влияние декабристского мифа: на самом же деле среди них были, если использовать его термины, как воины, так и колдуны. Эти актуализации и составляют собственно историю мифа, что может стать предметом дальнейшего изучения темы декабристов (с. 233).

Не столько понятность и эластичность декабристского мифа обеспечили его жизненность и долголетие, сколько его непреходящая функциональность. Если бы миф не был нужен интеллигенции, то ничто бы его не спасло от забвения. Мало ли существовало понятных мифов - император, спасающий народ или народ, спасающий царя? О функциях мифа Эрлих говорит часто и правильно, но в данном случае он это упустил.

На протяжении XIX - начала XX вв. декабристский миф играл для интеллигенции воспитательную и мобилизующую роль, способствовал ниспровержению императорского строя, справедливо пишет Эрлих, а также и установлению советского режима, о чем автор почему-то не упоминает. В советское время миф приобрел официальный статус, а декабристам была отведена роль священных предков, отцов-основателей большевистского государства. Однако в сталинское время для интеллигенции (по Эрлиху, это только та часть людей умственного труда, которая служит народу и обладает нравственностью) декабристский миф по-прежнему выполнял функцию воспитания ненависти к существующему режиму, хотя и в форме иносказательного изображения страданий интеллигенции, и таким образом подготовил антикоммунистическую перестройку (с. 235).

Эрлих убедительно раскрыл мифологическую природу декабристской концепции. Но бороться с мифами - задача необыкновенной трудности. Несмотря на всю свою фантастичность, несообразность, неадекватность, любой миф выполняет важную общественную функцию и живет до тех пор, пока он эту функцию выполняет. Так и миф о декабристах умрет тогда, когда исчезнет в нем потребность. Боюсь, что россияне еще долго будут нуждаться в этом мифе, поэтому ему суждена долгая жизнь, а иконоборца Эрлиха ожидает тернистая дорога к признанию.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/С-Е-ЭРЛИХ-ИСТОРИЯ-МИФА-ДЕКАБРИСТСКАЯ-ЛЕГЕНДА-ГЕРЦЕНА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Б. Н. МИРОНОВ, С. Е. ЭРЛИХ. ИСТОРИЯ МИФА ("ДЕКАБРИСТСКАЯ ЛЕГЕНДА" ГЕРЦЕНА) // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 18.02.2021. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/С-Е-ЭРЛИХ-ИСТОРИЯ-МИФА-ДЕКАБРИСТСКАЯ-ЛЕГЕНДА-ГЕРЦЕНА (date of access: 01.03.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Б. Н. МИРОНОВ:

Б. Н. МИРОНОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Россия Онлайн
Москва, Russia
73 views rating
18.02.2021 (11 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ПЕРИОДИЧЕСКАЯ ПЕЧАТЬ КАЗАНСКОГО ЗЕМСТВА
4 hours ago · From Россия Онлайн
КАРИБСКИЙ КРИЗИС 1962 ГОДА (НОВЫЕ ДАННЫЕ)
Catalog: История 
4 hours ago · From Россия Онлайн
ПОВСЕДНЕВНЫЙ БЫТ НАСЕЛЕНИЯ СИБИРИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX - НАЧАЛЕ XX ВЕКА
Catalog: История 
4 hours ago · From Россия Онлайн
ТВОРЧЕСКИЙ ПУТЬ ВИКТОРА ПЕТРОВИЧА ДАНИЛОВА
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
ЕЩЕ ОДИН ЗЕМСКИЙ СОБОР МОСКОВСКОЙ РУСИ?
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННАЯ И БЛАГОТВОРИТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЕЛАБУЖСКОГО КУПЕЧЕСТВА
Catalog: Экономика 
Yesterday · From Россия Онлайн
РУССКАЯ ЭМИГРАЦИЯ О 175-ЛЕТИИ МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА
Yesterday · From Россия Онлайн
"НЕПОКОЛЕБИМЫЙ СТОЛП": ОБРАЗ РОССИИ XVI-XVIII вв. В ПРЕДСТАВЛЕНИИ ЕЕ НАРОДОВ
Yesterday · From Россия Онлайн
НЕ МИФ: РЕЧЬ СТАЛИНА 19 АВГУСТА 1939 ГОДА
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
Ш. МУХАМЕДИНА. ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ НОВЕЙШЕГО ВРЕМЕНИ
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн


Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
С. Е. ЭРЛИХ. ИСТОРИЯ МИФА ("ДЕКАБРИСТСКАЯ ЛЕГЕНДА" ГЕРЦЕНА)
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones