Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-15860

Share with friends in SM

Архангельск. ИПЦ САФА. 2013. 240 с.

Если говорить о научной проблематике историко-правовых исследований в России, то можно выделить три основных группы тем исследований: хорошо изученные, мало изученные и практически не изученные. Именно к третьей группе относится рецензируемая монография.

Взаимоотношения между государством и церковью являются сторонами единой научной проблемы и "давно привлекают правоведов, историков, религиоведов, философов, являясь объектом глубокого изучения и оживленных научных дискуссий" (с. 9).

Еще известный правовед и философ И. Вентам выделял религиозную санкцию наряду с физической и нравственной, подчеркивая, что она представляет собой наказание, направленное на неблаговидное поведение, нарушающее Божьи принципы 1. В русских источниках, начиная уже c XIV в., наряду с физической санкцией говорится о правилах поведения христианина, и нередко в светском законодательстве, помимо официальной государственной санкции дополнительно устанавливается религиозное наказание. По мнению видного русского правоведа В. В. Есипова, "различие между греховным и преступным деянием проецируется на их искупление, покаяние и наказание", между которыми он видел резкое различие 2.

В советские времена, в силу господствовавшей идеологии социалистического государства, старались особо не упоминать о том, что возникновение права шло бок о бок с христианскими принципами, закрепленными в светском законодательстве. Изменившиеся политические условия развития государства позволяют говорить об этом, как об устоявшемся факте.

Можно согласиться с мнением автора монографии, который, в частности, отмечает: "К огромному сожалению, взаимосвязь и взаимовлияние религиозной догматики и символики и догмы и символов права до настоящего времени не являются очевидными для значительной части правоведов" (с. 10). Как доказательство можно отметить, что до сих пор в историко-юридических исследованиях не существует единого мнения в отношении характера наказания, отбываемого в монастыре. Некоторые ученые считают его дополнительным к государственному, некоторые пытаются квалифицировать заключение в монастырь как вид ссылки (В. Д. Жижин, Ф. Г. Сафронов) или даже как разновидность тюремного заключения в системе пенитенциарных наказаний вообще (М. Н. Гернет, В. А. Рогов, М. Г. Детков).

Автор отмечает, что это самостоятельный вид заключения и предлагает применять "ко всем разновидностям принудительно помещения в монастырь, производимым по воле светских или церковных властей", термин "монастырская ссылка" или "монастырская пенитенциарная практика" (с. 15).

С. О. Шаляпин устанавливает точные хронологические рамки действия этого самостоятельного наказания, отмечая, что "во второй половине XVIII столетия монастырская ссылка как самостоятельное явление отмирает, полностью уступая место классическим формам светских наказаний (тюремное заключение, ссылка, каторга и пр.), что явилось следствием процесса поглощения светской властью публично-правовых функций церкви" (с. 15). Автор приходит к выводу, что "монастырская ссылка это совершенно особое сложносоставное явление церковно-правовой жизни русского общества" (с. 16).

С точки зрения структуры исследования, монография выстроена достаточно логично. Глава первая посвящена источникам и историографии церковно-пенитенциарной системы, классификации стоящих проблем. Во второй главе рассматриваются правовые и канонические основания средневековой церковно-

стр. 169

пенитенциарной доктрины. Третья глава посвящена причинам возникновения монастырской пенитенциарной системы XV-XVIII вв. и регулированию ее в русском законодательстве рассматриваемого периода. Как особенность в IV главе выделяется монастырская пенитенциарная система на русском севере в XVI-XVII веках.

Обращаясь непосредственно к тексту монографии, хотелось бы детально остановиться на основных вопросах данного исследования. Автором справедливо отмечается, что работа по введению в научный оборот материала, "...проливающего свет на эволюцию российского церковного суда и церковных наказаний, сегодня далека от завершения..." (с. 21).

Говоря о легитимности наказания, автор отмечает, что "... в XVII веке монастырская ссылка рассматривалась церковными и светскими властями как повседневное явление, не требующее обоснования законности ее использования ссылками на греховный характер проступка того или иного лица, отсылаемого в монастырь..." (с. 25).

Значительной трудностью при исследовании явилось то, что правовые законодательные акты, регулирующие процесс монастырской ссылки, сохранились практически в единичных экземплярах. Поэтому основную группу источников составили, так называемые нарративные источники, то есть данные летописей, воспоминания свидетелей и очевидцев, литературные и фольклорные памятники. В монографии Шаляпина подчеркивается, что вопрос о легитимности этого вида наказания рассматривался в России уже в конце XVI века. В частности автор отмечает: "В известнейших произведениях русского эпистолярного и публицистического наследия XVI-XVII вв. многократно поднимается вопрос о правомерности и каноничности использования монастырей в качестве мест заключения" (с. 31). Широкое использование разнообразных источников дает основание говорить о достаточно полном раскрытии темы данного исследования.

Интересной представляется мысль автора о двух направлениях в изучении монастырской ссылки, сложившихся в историко-правовой области: "Первое... непосредственно связано с бурным развитием историко-правовой науки (в конце XVIII - начале XIX вв. - А. С), инициируемым реформами, и поисками новых, малоизученных объектов исследования для нее... и конечно, феномен монастырской ссылки не ускользнул от самого пристального их внимания. И, второе - публицистическое направление зародилось на волне общественного интереса к монастырской ссылке, как к отмирающему, но все еще существующему во второй половине XIX века явлению" (с. 35).

Данное исследование считалось бы неполноценным, если бы не были подняты архивные источники. И здесь автором была проделана огромная работа. Исследованы материалы таких архивов, как РГАДА, РГИА, Государственный архив Архангельской области, архивные фонды северных монастырей, сохранность которых, как отмечает сам автор, значительно выше, "нежели архивных коллекций, сформированных иными отечественными обителями..." (с. 18).

Используя такую источниковую базу, проведя анализ законодательства, изучив мемуары, вполне можно делать новые, порой оригинальные выводы о роли этого вида наказания в истории нашей Родины в XV-XVIII веках.

Глава вторая посвящена правовым и каноническим основаниям средневековой церковно-пенитенциарной доктрины. В ней последовательно рассматриваются библейские корни церковно-пенитенциарной системы, а также византийская система, ее практика и влияние на русское общество в рассматриваемый период.

В древних библейских источниках уже в те далекие времена ставили во главу угла не жестокость наказания, а его неизбежность. Говоря об изоляции преступников, отмечалось наличие тюремного заключения, что позволяет сделать вывод, как отмечает автор, что "включение упоминаний о санкциях в текст Библии само по себе являлось в глазах последующих поколений иудеев и христиан достаточным основанием для их применения в юридической практике" (с. 63).

Церковная доктрина, с точки зрения оценки преступного деяния, прежде всего, говорит о покаянии, а не о жестокой каре. Речь идет о "болезни души грешника" и искреннее покаяние гораздо важнее самой жестокой кары, учил Христос. Ибо Бог желает не мучений и смерти грешника, а его исправления и жизни.

Склонение к покаянию предписывалось производить через троекратное обличение преступника (первое - без свидетелей, второе - в присутствии 2 - 3 свидетелей, третье - от лица церкви) (с. 64). Поэтому логично звучит вывод отом, что "... в понятие "пенитенциарная практика" необходимо вкладывать смысл покаян-

стр. 170

но-исправительных, а не только карательных действий" (с. 67). Здесь же автор подробно рассматривает византийскую церковно-пенитенциарную доктрину и практику ее применения.

Наибольший интерес, на наш взгляд, представляет глава третья монографии, поскольку она посвящена формированию отечественной церковно-пенитенциарной системы XV-XVIII веков. В ней с позиций канонического права говорится о возникновении церковно-пенитенциарной практики в Древней Руси. Отмечается, что "российская каноническая практика в первые века распространения христианства лишь осваивала гигантский комплекс норм Номоканона и иных византийских и болгарских юридических сводов" (с. 85).

Как и все древнерусское законодательство в тот период времени, церковно-пенитенциарная практика была пронизана духом меркантилизма. Все сводилось к санкциям в виде штрафов, взимаемых в пользу епископа, а упоминания о заключении в монастыри, как о виде лишения свободы, в древнерусских летописях, отмечает автор, отсутствуют. Лишь Устав Ярослава впервые упоминает "понятие в дом церковный...". И в основном это касалось преступлений против нравственности, совершенных женщинами. В отношении режима пребывания, места его нахождения, срока историко-юридической науке ничего не известно.

В связи с этим, автор делает правильный вывод о том, что "практика вынужденного и насильственного пострижения в монашество приобретает явные репрессивные черты уже в удельную эпоху..." (с. 87).

Таким образом, начало широкого использования этого вида наказания - конец XIV- начало ХV в., а складывание монастырской пенитенциарной системы в России - XV-XVII века.

В монографии указывается, что "монастырская ссылка в известных формах предстает именно как смешанная церковно-светская покаянно-наказующая мера. Однако, по мере усиления доминирующего влияния государства на церковные дела, религиозную практику и правовую сторону жизни церкви в XVII и особенно в XVIII веке вопросы регулирования монастырской пенитенциарной практики поглощались государственным правотворчеством..." (с. 131).

Необходимо отметить, что на протяжении XVII-XVIII вв. шло огосударствление церковного наказания в светском законодательстве. Это было связано с тем, что церковная юрисдикция, особенно в эпоху абсолютизма, сужается в связи с расширением юрисдикции светского феодального государства. Этим вопросам посвящен параграф третий главы третьей, который называется "Регулирование церковно-пенитенциарной практики в русском законодательстве в XVII-XVIII вв.". Отмечается, что XVIII столетие-это век секуляризации многих сфер жизни русского общества.

Задача петровской политики абсолютизма заключалась в том, чтобы подчинить все виды деятельности на "пользу российскому государству", и церковь не являлась исключением. Поэтому в работе справедливо отмечено, что с "1701 г. церковно-судебные функции частично, а церковно-пенитенциарная система полностью перешли под контроль государства..." (с. 135).

Усиление зависимости церкви от государства проявилось и в том, что монастырская ссылка уже в начале XVIII в. стала обычным светским тюремным заключением, а церковное покаяние превратилось в дополнительную форму наказания.

Новизна работы особенно наглядно проявляется в главе четвертой "Монастырская пенитенциарная система на русском Севере в конце XVI-XVIII веках". Автором монографии собран уникальный материал в русских церковных обителях на Севере страны, что позволяет делать новые выводы. Во-первых, в параграфе втором "Режим монастырской ссылки XVI-XVII вв." отмечается, что "проблема исследования режима российской средневековой тюрьмы и ссылки, в том числе и монастырской, остается весьма актуальной ввиду того, что до настоящего времени введен в научный оборот весьма незначительный объем архивных источников, проливающих свет на положение узника... (с. 187). Во-вторых, автор подвергает сомнению некоторые виды церковно-пенитенциарного наказания, например, "земляные тюрьмы". Шаляпин с достоверностью установил, что "в монастырях Беломорья... под "земляной тюрьмой" определенно подразумевалась не яма, а каменный каземат в подклети храма или иного монастырского здания, в котором не был настлан деревянный пол" (с. 219). Автор подчеркивает, что вопрос о режиме монастырской ссылки и устройстве средневековых темниц в русских монастырях давно приобрел в исторической и историко-правовой науке легендар-

стр. 171

ный характер. Как правило, исследователи, используя одну и ту же источниковую базу, репрезентативность которой вызывает определенные сомнения, повторяют неправильные выводы. В-третьих, если в общепринятом смысле и в целом в историко-правовой литературе мы говорим лишь о "монастырской ссылке" как единственно церковно-пенитенциарном наказании, то автор подробно рассматривает это широкое понятие, как институт, и сообщает читателям о других, ранее неизвестных широкому кругу исследователей формах отбытия монастырской ссылки. Например, "подначальство", заключавшееся в принудительном водворении в монастырь с отдачей под духовное руководство надежного лица из числа братии.

Мы практически не располагаем сведениями о режиме содержания монастырских ссыльных. А он тоже, как доказывает автор, был разный. Некоторые "сидельцы" содержались в изолированной келье, и при ней была команда караульщиков из постоянных членов обители. Некоторых заковывали в кандалы и регулярно водили на церковные службы и "увещевательные беседы монахов с колодниками носили обязательный характер".

Государственное наказание и церковное покаяние - вот две составляющие кары за содеянное преступление, и в этом принципиальное отличие от государственного наказания вообще. Правда, автор справедливо отмечает, что "на протяжении XVII столетия в обиход монастырской пенитенциарной практики все настойчивей проникает термин "тюрьма", используемый чаще всего в актах, исходящих из светских органов власти..." (с. 190). Другими словами, постепенно изоляция в монастырской обители становится аналогом светской тюрьмы.

В конце исследования делается вывод о том, что "режим монастырской ссылки в обителях Архангельского Севера на протяжении XVII в. изменялся в том же направлении, что и пенитенциарная практика Русской Православной Церкви в этот период вообще. Автор делает важный вывод, отмечая, что "на фоне сохранения отличительных черт монастырской пенитенциарности, таких как покаянно-увещевательная практика (в форме отдачи "под начал", обязательного исполнения церковных обрядов и участия в службах), продолжался процесс обмирщения монастырской ссылки через введения в нее откровенно репрессивных составляющих, заимствованных из уголовно-карательной и административной практики государства" (с. 205).

В Заключении дается обстоятельная оценка проведенному научному исследованию, отмечается, что необходимость "всестороннего изучения феномена российской церковно-пенитенциарной системы... обусловлена, как потребностью в пересмотре ряда историографических стереотипов, так и степенью разработанности данной проблемы в различных науках (каноническом и светском правоведении, отечественной истории, религиоведении)..." (с. 236).

На наш взгляд, автор приходит к верному выводу, говоря о том, что монастырскую ссылку нельзя рассматривать в качестве исключительно церковно-покаянной меры или разновидности светской карательной политики, ибо она занимает промежуточное положение между областями государственной и церковной юрисдикции.

Интересным, на наш взгляд, является предложение о введении в научный оборот нового термина-"пенитенциарная деятельность монастырей". Размышляя над соотношением основополагающих понятий "наказание" и "покаяние" в реальной пенитенциарной практике русских монастырей, Шаляпин приходит к выводу о "...существовании феномена подмены второго первым входе постепенного расширения практики монастырской ссылки в России" (с. 237).

Можно согласиться, что "двойственная церковно-светская природа явления монастырской ссылки, ставившая в тупик исследователей русского права, не вписывается вполне ни в область государственной карательной практики, ни в область канонического права" (с. 238).

Безусловно, как и всякая научная работа, исследование Шаляпина не может быть абсолютно идеальным. В связи с этим, хотелось бы высказать некоторые замечания, предложения, рекомендации, которые в целом не умаляют высокой ценности исследования.

По нашему мнению, работа бы только выиграла, если бы автор не ограничился исключительно церковно-пенитенциарной системой, а показал бы ее связь с действующим в XV-XVII вв. русским законодательством вообще: Судебником 1550 г., в котором впервые вводится тюремное заключение, Стоглавом 1551 г., Судебником Федора Иоановича 1589 г. и др. Хотя параграф 3 главы третьей посвящен это-

стр. 172

му направлению, но охватывает более поздний период-конец ХVII - начало XVIII века.

Интересно было бы развить идею "о том, что монастырская ссылка - это не столько вид церковно-пенитенциарного наказания в XV- XVIII вв., сколько форма политической расправы с оппозицией, поскольку рассматривалась как повседневное явление, не требующее обоснования законности... или ссылками на греховный характер проступка (с. 25).

Необходимо было бы использовать в работе юридические термины, такие, как "состав преступления", "объективное вменение", "правовое регулирование" и т. п.

Вызывает некоторое удивление довольно маленькое Заключение, всего 1,5 страницы (с. 237 - 238). Думается, что оно должно быть большим по объему. И, наконец, остается только сожалеть, что такой маленький тираж книги, изданной в Архангельске (всего 100 экз.) делает эту работу недоступной для ознакомления широкому кругу историков и ставит ее в раздел библиографических редкостей.

В заключение еще раз хотелось бы отметить, что это новое, оригинальное исследование, выполненное на стыке наук истории государства и права, канонического права, религиоведения, пенитенциарной практики деятельности монастырей является достаточно уникальным и вносит значительный вклад в историю церковно-пенитенциарной системы России в XV-XVIII веках. Надеемся, что оно не останется незамеченным в историко-правовой науке.

Примечания

1. БЕНТАМ И. Введение в основание нравственности и законодательства. М. 1998.

2. ЕСИПОВ В. В. Грех и преступление, святотатство и кража. СПб. 1894.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/С-О-ШАЛЯПИН-Церковно-пенитенциарная-система-в-России-XV-XVIII-веков

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. С. СМЫКАЛИН, С. О. ШАЛЯПИН. Церковно-пенитенциарная система в России XV-XVIII веков // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 26.02.2020. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/С-О-ШАЛЯПИН-Церковно-пенитенциарная-система-в-России-XV-XVIII-веков (date of access: 10.04.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. С. СМЫКАЛИН:

А. С. СМЫКАЛИН → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes

Related Articles
Рассматривается вопрос закона сохранения энергии частицей при синтезе и распаде ядер. Синтез ядер в процессе расширения Вселенной происходит с целью снижения энергии в зонах распада нейтронных объектов. В зоне распада нейтронов образуются свободные нейтроны и протоны. Эта зона представляет собой нейтрона - протонную среду с высокой энергией частиц. Рассмотрим процесс сохранения структурной энергии частицы нейтрон при трансформации нейтрона в протон. Доказывается гипотеза - сохранение энергии частицы.
Catalog: Физика 
15 hours ago · From Владимир Груздов
В общей системе химической, биологической защиты войск (сил) осуществляет свою деятельность ветеринарно-санитарная служба ВС РФ, дополняя деятельность войск РХБЗ, медицинской службы путем решения специфических задач. В частности, ветеринарно-санитарная служба осуществляет: эпизоотическую и ветеринарно-санитарную разведку; мониторинг эпизоотической ситуации и прогнозирование ее с учетом всех факторов, влияющих на ход и течение эпизоотического процесса; специфическую индикацию биологических агентов внешней среды и др.
Думный дворянин генерал-поручик Г. И. Косагов
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
Московские служилые люди в духовных грамотах конца XV-XVI в.
3 days ago · From Россия Онлайн
Об имперском государственном устройстве Древней Руси X-XI вв.
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
Ближневосточный кризис 1895-1897 гг. и планы раздела Османской империи
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
В преддверии полного раскола. Противоречия и конфликты в российской социал-демократии 1908-1912 гг.
3 days ago · From Россия Онлайн
Письмо В. М. Молотова в ЦК КПСС (1964 г.)
3 days ago · From Россия Онлайн
В преддверии полного раскола. Противоречия и конфликты в российской социал-демократии 1908-1912 гг.
3 days ago · From Россия Онлайн
Влияние строительства железной дороги на развитие виноделия в Дагестане в конце XIX - начале XX в.
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
С. О. ШАЛЯПИН. Церковно-пенитенциарная система в России XV-XVIII веков
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones