Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-9145

Share with friends in SM

ТЕОЛОГИЧЕСКИЙ КОД: ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ1

Интерес к религии как к стержню духовной культуры общества высок по - не только у специалистов, работающих в области философии, культурологии, социологии, психологии и т.д., но и у всех, кто так или иначе соприкасается с волнующими вопросами бытия человека в мире. То или иное решение проблемы сущности религии становится методологической основой для понимания таких важных её составляющих, как религиозные чувства, доктрины, культы, ритуалы и т.д. Современные исследования сущности религии обусловлены целым рядом факторов, связанных как с результатами, полученными в гуманитарных науках, так и с практикой функционирования и развития различных религиозных учений и институтов.

Как известно, значительную роль в разработке проблемы религии сыграл социологический подход, способствовавший расширению наших знаний и углубивший понимание проблемы её функционирования в обществе. М. Вебер как основоположник социологии религии оказал влияние на основные направления религиоведения, базирующиеся на социологической парадигме [1]. Успехи социологического подхода несомненны, так как для науки стали более понятными социальные смыслы культов и ритуалов, функции религиозных идей и институтов в обществе. Достигнут прогресс в понимании социокультурной детерминации религии на разных этапах ее истории и в изучении влияния религиозных идей на те или иные социокультурные процессы. Однако ограниченность


1 Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта РГНФ "Эволюция мировоззренческих структур" (на материалах Нартского эпоса), проект N 09 - 03 - 37314а/Ю.

стр. 111

такого подхода становится всё более очевидной, ибо пределы его применимости закреплены в самой структуре социума [2].

Генетическая связь структурализма К. Леви - Стросса [3] с социологической теорией Э. Дюркгейма [4], не помешала ему выйти за рамки чисто социологического подхода и поставить вопрос о структурах мышления, накладывающихся на все сферы социального опыта. Особое место в истории науки занимают психоаналитические концепции религии З. Фрейда [5], К. Г. Юнга [6], Э. Фромма [7]. После ряда интереснейших результатов, полученных историком религии М. Элиаде [8], трансперсональным психологом С. Грофом [9], а также после введения в научный оборот богатейшего эмпирического материала, собранного и обработанного востоковедами, возникли серьёзные сомнения в универсальности и адекватности социологической парадигмы. По этому поводу Е. А. Торчинов, работы которого сыграли значительную роль в преодолении узко социологического подхода, писал, что "различные социологические концепции религии характеризуют ее только внешним образом, описывая и объясняя ее функционирование, но не ее суть" [2]. Природа религии, по его мнению, остаётся до сих пор непознанной. Для понимания сущности религии недостаточно изучения ее внешних проявлений, функционирования тех или иных институтов, социального смысла догм, ритуалов и культов. Торчинов считал, что там, где останавливается социология, описывающая внешнее бытие религии, нам поможет психология (в широком смысле этого слова), выявляющая её суть. В поисках сути религии следует обратиться к тому, что составляет самое живое и глубинное в ней, т.е. к "религиозному опыту".

Поддерживая в целом позицию Е. А. Торчинова, считаем, что в раскрытии сущности религии важную роль может играть социокультурный подход, интегрирующий сложившиеся в науке различные парадигмы. Связующим началом здесь выступает концепт теологического кода, охватывающий как глубинные архетипические (в юнговском смысле) пласты переживаний, так и психотехнику и ритуально-культовые действия, соединяющие все проявления религии в единый феномен. Такой подход, базирующийся на изучении проблемы онтологических и гносеологических оснований религии, может существенно откорректировать выводы, сделанные в ходе исследований в рамках социологического, культурологического и психологического (в узком смысле этого слова) подходах. Осуществление подобной задачи возможно в ряде комплексных исследований, здесь же речь идёт лишь о намётках, гипотетических

стр. 112

паттернах, которые в дальнейшем могут получить своё развитие. Целью настоящей статьи, поэтому, является постановка и разработка проблемы природы теологического кода и выявление его роли в практическом обосновании религиозного феномена.

Смыслообразующая активность человека относится к идеологической сфере и представляет собой способ концептирования реальности, тогда как кодирующее действие переводит идеи и смыслы в духовно-практическую плоскость, способствуя осуществлению в реальной действительности идеальных схем и проектов, замыслов и ценностей. Это ставит перед нами вопрос определения природы кодирующей деятельности и теологического кода вообще, а также его обусловленности определёнными обстоятельствами и предпосылками. С философской точки зрения следует обозначить наиболее существенные признаки этого аспекта человеческой деятельности, когда код выступает не как специфический, частный приём, а как универсальный принцип, свойственный любому проявлению активности человека.

Кодирование как особый вид деятельности развилось уже в историческую эпоху, но в своем зачаточном виде проявилось в эру становления homo sapiens, в тот период, когда складывались речь и мышление. Как универсальное освоение мира в интеллектуально-чувственном опыте кодирование определяет и процесс упорядочения и систематизации реальности. При этом существенно повышается роль субъективного, психоэмоционального начала. Действительно, освоение информации, поступающей от органов чувств, имеет своей непосредственной предпосылкой систему, которая влияет на духовно-информационное или материальное преобразование предметов, идей и образов.

На основе этих общих предпосылок мы можем представить теологический код как духовно-информационную программу, стержень которой - устойчивые психологические структуры, концентрированно выражающие религиозные чувства и переживания (опыт общения с трансцендентным), а важнейшие структурные подразделения - мифические и религиозные образы, знаки и символы, ритуальная практика и культы. Все элементы этой программы выступают в системном единстве и играют роль канала сверхчувственной информации, по которому транслируется и воспроизводится совокупность базовых представлений и принципов, передающих божественную основу мира и человека. В культурно-историческом аспекте теологический код предстаёт в качестве некой транспоколенной парадигмы, расшифровка и распечатка которой проявляется

стр. 113

в историческом процессе, в вещно-событийной природе социума, а также в религиозных институтах. Включая в себя на практическом уровне предустановленные комбинации религиозных знаков и символов, цель которых состоит в том, чтобы перерабатывать, упорядочивать, хранить и передавать поступающую информацию, теологический код, как система правил, представляет собой механизм идентификации сверхчувственных смыслоразличительных признаков, божественных сообщений и порождения новых духовных смыслов. Развитие системы кодирования в религиях разных культур и, в частности, переход к письменности как способу закрепления и передачи духовного знания существенным образом влияли на течение социально-исторического процесса. С возникновением мифа, а затем и религиозной доктрины язык, существовавший в своём естественном бытии, в своей изначальной форме как ярлык предметов и как их замена в процессе коммуникации выходит на новый уровень и становится языком умопостигаемого и сверхчувственного, словом, которое обозначает нечто, находящееся по ту сторону чувственной реальности, выражая и передавая его смысловые пласты. Поверх естественного языкового слоя ложится новый, который является не только ключом к первому, но и магическим жезлом, претворяющим способность оперировать первичными духовными символами и стоящими за ними референтами.

Искусство кодирования в мифорелигиозном сознании, таким образом, сводилось к способу подачи знака путём обозначения какого-либо образа, необычного свойства, глубинного переживания, сверхпричинного отношения, т.е. было искусством удвоения смысла с помощью нового имени, которое и выступало как внешняя оболочка, скрывавшая сакральное сообщение. Это, как нам представляется, и есть тот фактор, который определяет основополагающие принципы организации религии и в целом религию как вид познавательной деятельности. Код строится как система смыслоразличительных признаков, взятых на определённом макро- или микроскопическом уровне коммуникативных конвенций. Членение смыслоразличительных признаков может осуществляться на основе частного или фундаментального кода. Код какого-то конкретного религиозного учения и теологический код не одно и то же. Последний кодифицирует постижение реальности посредством совокупности специальных приёмов, как то: психотехника, молитва, отправление культа, ритуальные действия, тогда как первый обеспечивает коммуникацию на уровне догматов, норм и правил. Конечно, код определённого религиозного учения основывается на

стр. 114

теологическом коде, притом, что следует различать два момента: переживания, связанные с постижением первичной реальности и коннотации, обусловленные конкретным религиозным учением. Например, молитва как вербальное сообщение, существенно влияет на денотативную и коннотативную значимость визуальных фактов (изображений богов и святых), испытывая от них обратное воздействие, и опирается, при этом, на идеологические коды. Любая молитва поэтому в денотативном и коннотативном плане регулируется догматическим кодом.

В чём же состоит специфика религии как формы познания? В процессе длительной эволюции познание и деятельность дифференцируются на два уровня: на первом (мифорелигиозном) антропоморфные факторы приобретают универсальные формы и становятся трансперсональными, выходящими за пределы индивидуального опыта, подключая индивида к всеобщности, к абсолюту; на втором (научном) возникает стремление исключить антропоморфные факторы из характеристики предметов, их свойств и отношений. Миф как первая ступень развития мировоззрения в силу своей синкретичности не различает объективного и субъективного, синтезирует фитоморфные, зооморфные и антропоморфные признаки, переносит последние на природу. В мифах древних народов силы природы всегда отождествляются с человеческими силами, а ее процессы - с человеческими действиями. Мифическое мышление при объяснении явлений природы опирается на их сравнение с человеческими поступками и мотивами. Открытие в человеческих силах и свойствах духовной всеобщности, которая могла распадаться на множество богов и духов, способствовало расширению религиозного опыта, который становился и в самом деле путём связи человека с подлинным бытием сущего, фактически методом раскрытия в себе абсолюта, который к примеру в упанишадах описывается как тождество Брахмана и Атмана [10].

Эти силы понимаются не только как физические свойства человека, а начинают рассматриваться как божественные проявления. Объекты религиозного сознания, включенные в человеческую деятельность, не отделяются от субъективных факторов, а берутся в тождестве с ними. Отражение религиозных объектов включает и ценностное отношение субъекта к ним. Божественный образ содержит отпечаток человеческой личности, ее ценностных ориентаций, точно так же как и человек несёт в себе отпечаток божественного. Исключить это взаимопроникновение - значит разрушить образ единства бога и человека. Религиозное познание отличается от

стр. 115

других форм познания тем, что оно постигает свой объект в форме созерцания, духовной практики, посредством психотехнической деятельности. В этом смысле спецификой религиозного феномена является субъективная предметность, ориентированность на единство в рамках субъектности, его трансперсональная составляющая как переживание сопричастности всеобщему.

Религиозное познание обусловлено не только непосредственными запросами человеческого существования, но и познавательным интересом, определяемым потребностью в предвидении будущего. Религиозный метод познания практически совпадает с религиозным опытом, поэтому и понятия эти мы будем употреблять как тождественные.

В философской литературе понятие "религиозный опыт" известно достаточно давно. Так, один из основателей психологии религии американский философ-прагматист У. Джеймс, развивая идеи функционального направления в психологии, объяснял религию, исходя из индивидуальной психики: "Условимся под религией подразумевать совокупность чувств, действий и опыта отдельной личности, поскольку их содержанием устанавливается отношение к тому, что она почитает божеством" [11. С. 26 - 27]. У. Джеймс разработал понятие религиозного опыта, под которым понимал субъективные религиозные феномены в различных формах: мистические видения, экстатические состояния, экзальтированные созерцания, галлюцинации и пр. Религия восходит к эмоциональной сфере психики индивида. У. Джеймс писал: "Чувство есть глубочайший источник религии, а философские и богословские построения являются только вторичной надстройкой, подобной переводу подлинника на чужой язык" [11. С. 420].

Практически в этом же направлении развивал свои религиоведческие идеи наш современник, философ-востоковед Е. А. Торчинов. В вопросах терминологии мы будем опираться на его работу "Религии мира: опыт запредельного. Психотехника и трансперсональные состояния", в которой методы достижения тех или иных глубинных трансперсональных состояний называются психотехникой, или созерцанием, а сами эти состояния - трансперсональными переживаниями. В своей книге Е. А. Торчинов показал, что именно религиозный опыт является базовой основой феномена религии и должен рассматриваться в качестве её первоэлемента со всеми ее верованиями, догматами и институтами. По его мнению, в основании религии лежат глубинные или более поверхностные психические переживания, которые, в рамках сло-

стр. 116

жившейся религиозной традиции, могут квалифицироваться как религиозный опыт. "Религия (особенно если мы будем говорить о таких высокоразвитых и дифференцированных конфессиях, как мировые религии) представляет собой чрезвычайно сложное многоуровневое и многоаспектное явление, включающее в себя помимо глубинного опыта, ядра этого явления, также догматику (религиозную доктрину), религиозную практику (психотехническую, ритуально-богослужебную или жертвенную), культ, теологические спекуляции и, наконец, религиозные институты" [2].

Все эти элементы образуют конкретную целостность, различные стороны которой связаны каким-либо образом друг с другом. При этом всегда можно предполагать наличие какого-либо доминирующего фактора или формообразующего сущностного начала, определяющего характер данной конфессии. Е. М. Торчинов опирался на достижения современной психологии, по-новому показывающей первичное значение индивидуального психического опыта в формировании религии. Термин "трансперсональные переживания", который им активно используется, был введён в науку буддологами В. И. Рудым и Е. П. Островской. "Трансперсональный опыт, по определению, подразумевает трансцендирование эмпирической индивидуальности, "эго", это происходит, как правило, через самоуглубление, открытие подлинного "я" или божества в глубинах сознания, а не вовне" [2]. Выводы Е. А. Торчинова основываются не только на огромном материале религий Востока и Запада, но и на данных современной трансперсональной психологии, осуществившей прорыв в накоплении эмпирического материала, необходимого для формирования психологического подхода к религиоведению. Это прежде всего работы американского психолога и психиатра С. Грофа и его коллег. С. Гроф выделял 4 типа переживаний:

1) абстрактные и эстетические переживания, объясняемые языком физиологии и анатомии органов чувств;

2) психодинамические или биографические переживания, в значительной степени истолковываемые в рамках фрейдистской методологии;

3) перинатальные переживания, основывающиеся на том, что человеческое бессознательное содержит хранилища или матрицы, активизация которых ведет к повторному переживанию мучительного процесса рождения как процесса смерти и нового рождения;

4) собственно трансперсональные переживания, связанные с расширением сознания и трансцендированием индивидуальных ограничений [9].

стр. 117

Глубинный религиозный опыт Е. М. Торчинов сопоставляет только с переживаниями третьего и четвертого типа. Третьему типу соответствуют религиозные переживания, для которых характерны прежде всего архетипический символизм, а также переживание динамически связанных образов рождения, смерти и воскресения. К религиям, базирующимся на данном типе переживаний, относятся архаические верования - например, шаманизм, или средиземноморские мистериальные культы древности. Определённую роль глубинные переживания перинатального типа играют и в развитых современных религиях. На основе переживаний четвертого трансперсонального типа выделяются ещё два типа религий.

К первому относятся так называемые религии чистого опыта (буддизм, индуизм, даосизм), в которых трансперсональные переживания являются не только основой, но и важнейшей составляющей религиозной практики. В них психотехническая практика даёт материал для религиозной философии и теологии. В религиях данного типа религиозная доктрина выводится из трансперсонального опыта основателя или другого религиозного авторитета. В них также существует установка на воспроизведение трансперсональных переживаний с помощью психотехнических действий, как условие освобождения от земных уз и достижения единства с высшим началом.

Ко второму типу относятся догматические религии (так называемые религии Книги: иудаизм, христианство и ислам), которые, хотя и базируются на траисперсональном опыте, но не имеют установки на воспроизведение трансперсональных переживаний своими адептами как необходимого пути к спасению. Трансперсональный опыт, послуживший источником этих религий, может считаться даже исключительной прерогативой их основателей, которых сакрализуют и обожествляют. Религиям этого типа свойственна догматизация учения, мессианство, экспансивность и связанная с этим высокая степень институциализации.

Итак, в религиях с доминированием трансперсонального элемента можно выделить две группы: а) религии чистого опыта, с преобладающей установкой на трансперсональные переживания и б) догматические религии, лишённые такой установки [2]. Большим соблазном было бы объяснять наличие таких совершенно противоположных подходов исключительно внешними социологическими факторами. Немалую роль, если не главную, играла способность религиозных элитарных групп перекодировать результаты трансперсонального опыта основателя культа на доступный большин-

стр. 118

ству символический язык. В любом случае трансперсональные переживания могли быть идентифицированны, когда они вступали в процесс коммуникации, а это предполагало превращение познанного и пережитого в систему условных знаков, которое можно перерабатывать, хранить и передавать. Система условных знаков рационализирует и тем самым социализирует содержание индивидуального религиозного опыта, делая его смысл доступным для последователей.

Поэтому идеология в широком смысле этого слова как предзнание опознаётся лишь, будучи превращенной в код, из чего следует, что практически всегда выбор кода идеологически предопределён. С другой стороны код предопределяет мировоззренческие структуры религиозного учения, его ритуально-жертвенную практику и социальную ориентированность. Теологический код, как и всякий код вообще, предполагает выделение каких-либо отличительных признаков, от выбора которых зависит определение конкретно-исторического характера религиозного феномена. В этом случае можно говорить о теологических кодах двух типов, релевантных, соответственно, перинатально-архетипическим и трансперсональным переживаниям. Первый тип фиксирует в архетипических образах глубинные психические переживания, связанные с жизненно важными и необходимыми потребностями и ценностями, тогда как второй тип определяет взаимосвязь субъекта с высшим, сверхличным, беспредельным и абсолютным началом.

В связи с вышесказанным структура каждого из этих типов кодов может быть представлена как система, состоящая из кодов двух порядков. Прежде всего, это перинатальный тип кода, где выделяется сущностное ядро, которое можно определить как глубинные переживания и архетипические образы К. Г. Юнга. Они являются кодами первого порядка и становятся основой для формирования мистериальной культовой практики, архаических ритуалов, мифов, представляющих собой коды второго порядка. Последние черпают свою энергию самосозидания и саморазрушения в базовом опыте и в то же время уже подвержены влиянию со стороны социальных факторов и институций.

В трансперсональном коде выступают в качестве первичных трансперсональные переживания, психотехническая деятельность, посредством которой субъект раскрывает свои сверхличностные силы и восстанавливает утраченное единство с высшим бытием. Эти коды связаны с самой сутью религиозного учения и поэтому являются первичными ее свойствами, или сущностными.

стр. 119

К вторичным кодам следует отнести доктрину, которая является в значительной степени результатом перекодирования базового трансперсонального опыта в терминах, образах и символах исторически обусловленной религии. Сюда относятся религиозная мифология, ритуальная, жертвенная практика и культы. К ним непосредственно примыкает институциональный аспект существования религии, её социальное тело, которое требует специфической деятельности и поэтому, составляет основу для практики, как правило выходящей за пределы ядра религиозного учения.

Таким образом, мы попытались выявить природу теологического кода, определив религию как особый способ духовно-практической деятельности, имеющей специфический объект, субъект и средства религиозного опыта Бесспорно, что в целом познание является свойством общественного человека, свойством, которое проявляется во всех сферах его деятельности, а значит, и в религиозной сфере. Религия как способ духовно-практического освоения бытия воспроизводит в своих многообразных проявлениях свойства человека и окружающего его мира. Поскольку религия отражает действительность, она кодирует соответствующую информацию о сверхчувственном посредством собственной системы условных обозначений, которая социализирует индивидуальный религиозный опыт.

Теологические коды (перинатальный и трансперсональный) способствуют активной переработке поступающей информации, необходимой человеку для его ориентации в мире и организации как внутреннего религиозного опыта, так и внешней социальной практики (конфессиональное "тело" религии). Они фиксируют обусловленность мира и человека трансцендентным и воспринимают и перерабатывают информацию о различных свойствах и связях человека с высшим началом, различными духовными силами, проявляющимися в природе и обществе. В них отображаются как силы, господствующие над человеком, так и способность самого человека свободно управлять этими силами. В заключение ещё раз подчеркнём, что результаты религиозного познания (опыта) закрепляются в теологических кодах, обозначающих пределы человеческих действий, определяющих нормы и структурные схемы поведения, а также смысложизненные ориентиры общества и личности.

стр. 120

ЛИТЕРАТУРА

1. Вебер М. Хозяйственная этика мировых религий // Мистика. Религия. Наука. Классики мирового религиоведения. М., 1998.

2. Торчите Е. А. Религии мира: опыт запредельного. Психотехника и трансперсональные состояния. СПб: центр "Петербургское Востоковедение", 1998 [Электронный ресурс] - Режим доступа - http://www.e-puzzle.ru

3. Леви-Стросс К. Структурная антропология. Пер с фр. М., 2001.

4. Дюркгейм Э. Элементарные формы религиозной жизни // Мистика.

Религия. Наука. Классики мирового религиоведения. М., 1998.

5. Фрейд З. Человек по имени Моисей и монотеистическая религия. М., 1993

6. Юнг К. Г. Архетип и символ. М., 1991.

7. Фромм Э. Иметь или быть? М., 1990.

8. Элиаде М. История веры и религиозных идей. Т. III. М., 2002.

9. Гроф С. Области человеческого бессознательного: опыт исследований с помощью ЛСД. М., 1994

10. Майтри-упанишада. VI. 24.

11. Джеймс У. Многообразие религиозного опыта. М., 1910.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ТЕОЛОГИЧЕСКИЙ-КОД-ПОСТАНОВКА-ПРОБЛЕМЫ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Tatiana SemashkoContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Semashko

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

З. У. Цораев, ТЕОЛОГИЧЕСКИЙ КОД: ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 15.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ТЕОЛОГИЧЕСКИЙ-КОД-ПОСТАНОВКА-ПРОБЛЕМЫ (date of access: 18.09.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - З. У. Цораев:

З. У. Цораев → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Tatiana Semashko
Казань, Russia
283 views rating
15.09.2015 (1464 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
ЯНТАРНЫЙ ПУТЬ
Catalog: География 
10 hours ago · From Россия Онлайн
ПЕРВАЯ В РОССИИ КНИГА О ФРАНЦУЗСКОЙ БУРЖУАЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ КОНЦА XVIII ВЕКА
10 hours ago · From Россия Онлайн
АЛЕКСЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ БРУСИЛОВ
10 hours ago · From Россия Онлайн
ЕГИПЕТ: ЭВОЛЮЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ
10 hours ago · From Россия Онлайн
А. Т. БОЛОТОВ - УЧЕНЫЙ, ПИСАТЕЛЬ ЭНЦИКЛОПЕДИСТ
10 hours ago · From Россия Онлайн
Несмотря на недолгое существование казино Crystal Casino на онлайн-рынке, сейчас оно является одним из самых развитых и уважаемых онлайн-казино. Это российское онлайн-казино предлагает несколько сотен различных игр, доступных на настольных компьютерах, а также на смартфонах и планшетах.
Catalog: Лайфстайл 
11 hours ago · From Россия Онлайн
МОСКОВСКИЕ ОХОТНИКИ ПРЕДПОЧИТАЮТ ЯСТРЕБОВ И СЕТТЕРОВ
Catalog: Лайфстайл 
6 days ago · From Россия Онлайн
НЕНУЖНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ
Catalog: Лайфстайл 
6 days ago · From Россия Онлайн
Российское онлайн-казино предлагает нам игры производства NetEntertaiment, Microgaiming и других менее известных разработчиков.
Catalog: Лайфстайл 
6 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ТЕОЛОГИЧЕСКИЙ КОД: ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones