Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-8628
Author(s) of the publication: Н. З. ДИБИРОВ

Share with friends in SM

До начала XX в. политическая наука обходилась всего тремя общими терминами, описывающими политический строй, - монархия, олигархия, демократия. С введением же в научный обиход термина "политический режим" положение резко изменилось, и сегодня в литературе мы уже можем встретить рассуждения о таких режимах как демократический, тоталитарный, авторитарный, либеральный, консервативный, автократический, реформистский, прогрессивный, реакционный, теократический, светский, традиционный, мобилизационный, президентский, парламентский, автономный, террористический, репрессивный, радикальный, умеренный, контрреформистский, тиранический, диктаторский, конституционный и т.д. Кроме того, выделяют еще режимы: англо-американский, континентально-европейский, либерально-демократический, коммунистический, фашистский, многопартийный, двухпартийный, однопартийный, плюралистический, "полиархический" (Р. Даль), "доиндустриальный", "частично индустриальный" (Алмонд) и т.д. Ч.Ф. Эндрейн делит все политические системы на "мобилизационные", "бюрократические", "согласительные" и "народные (племенные)" 1 . Э. Шилз предлагает выделить особые политические режимы, называемые им "демократией под опекой" и "модернизирующейся олигархией". Д. Сартори выделяет однопартийный "прагматический" режим. Липгарт описывает такие режимы: "деполитизированный", "центростремительный", "центробежный", и "демократию социального согласия". Файнер вводит понятия "военных" режимов, режимов "показной демократии" ("демократии с фасада") и "квазидемократии" и т.д.

Разбирая эти многочисленные конструкции, М. Доган и Д. Пеласси находят возможным говорить о "прогрессе" в типологии режимов 2 . На наш же взгляд, все это свидетельствует, скорее, об отсутствии четких теоретических основ в типологии политических режимов, о предельной расплывчатости понятий, лежащих в ее основе, что и позволяет теоретикам разбредаться во все стороны - кто в лес, кто по дрова.


1 Эндрейн Ч.Ф. Сравнительный анализ политических систем. М., 2000. С. 20.

Доган М.. Пеласси Д. Сравнительная политическая социология. М., 1994. С. 241-248.

стр. 26


И действительно, "наиболее полное", по мнению, например, Ю.Г. Сумбатяна, определение категории "политический режим" дано в энциклопедическом словаре "Политология", где указывается, что "Политический режим - это совокупность характерных для определенного типа государств политических отношений, применяемых властями средств и методов, сложившихся отношений государственной власти и общества, господствующих форм идеологии, социальных и классовых взаимоотношений, состояния политической культуры" 3 . Туманность и неопределенность этого определения очевидна. Достаточно только сравнить его с классически ясным определением форм правления - "кому принадлежит верховная власть в государстве: одному, некоторым или всем"? Проблемой является то, как современное понимание политических режимов относится к этому классическому разделению форм правления? Как правило, у пишущих о политических режимах об этом нет даже и упоминания?

Ю.Г. Сумбатян, отдавший много сил истории и теории разбираемого вопроса, также недоволен приведенным определением. "По нашему мнению, - пишет он, - политический режим - это способ функционирования политической системы, политической жизни, политических процессов, совокупность элементов идеологического, институционального, социального порядка и политической культуры, определенный тип государственного управления со своими принципами и структурами, регулирующими политические отношения, институты и организации, в центре которых стоит человек. Ключевой проблемой режима является проблема власти, которая оказывает воздействие на все общество, на его экономическую, социальную и духовную сферы, поведение и деятельность людей" 4 . На наш взгляд, эта формулировка принципиально не отличается от вышеприведенной. Она столь же расплывчата и неопределенна. Она не дает никакой возможности ответить на вопросы о том, какие основные типы политических режимов могут существовать, по каким конкретным признаками мы их можем выделить, что главное,что второстепенное, как политический режим относится к формам правления и т.д. Такие формулировки не могут быть положены в основание типологии политических режимов.

Поэтому, нам представляется, что на данном этапе в типологии политических режимов наиболее актуальными являются два вопроса: а) что именно понимается под "политическим режимом"? и б) в каком отношении этот термин находится с классическим понятием формы правления? Рассмотрению этих двух вопросов и посвящена данная статья.


3 Политология. Энциклопедический словарь. М., 1993. С. 296.

4 Сумбатян Ю.Г. Политические режимы: генезис, сущность и основные формы // Кентавр. 1995. N 6.

стр. 27


В традиционной теории государственного устройства взаимодействие государства и общества описывается, как известно, категорией "формы правления" (Платон, Аристотель). Из трех классических форм наиболее ясными и определенными являются, очевидно, крайние типы -монархия и демократия. Наиболее неопределенной является средняя форма, при которой собственниками верховной власти признаются "некоторые", "немногие" и т.д.

Кто такие эти "некоторые"? Древние авторы выделяли прежде всего богатых и знатных. Как правило, в древности знатность подкреплялась и соответствующими материальными привилегиями (прежде всего, большими земельными наделами), так что знатность и богатство, как правило, совпадали. Однако по мере развития ремесленно- торговой деятельности и рыночных отношений вообще, с одной стороны, знатные могли разоряться и беднеть, а, с другой, - незнатные получали возможность превзойти по богатству и влиянию и самых знатных. Таким образом эти два класса общества относительно обособлялись. Поэтому Аристотель, например, мог уже отличать власть знатных - "аристократию" от власти просто богатых - "олигархии".

Аристотель, кроме того, определял аристократию и как "власть лучших", т.е. власть людей, обладающих соответствующими добродетелями (мудрость, мужество, справедливость, рассудительность, умеренность и т.д.). Как известно, знатные первоначально у любого народа выделяются благодаря их заслугам перед обществом и государством и, в этом смысле, знатность приобретали первоначально действительно лучшие. Однако, сделавшись наследственной, знатность уже не гарантировала выдающихся добродетелей у потомства в этом классе людей, хотя то, что зависит от воспитания, обеспечивалось этому потомству отчасти тесным общением с их родителями, отчасти благодаря их богатству, позволявшему приобретать соответствующие высшие знания, умения и навыки, в том числе и относящиеся к управлению государством. Но то же самое отчасти могли обеспечивать своим отпрыскам и просто богатые. Кроме того, и история дает нам в том множество примеров, выдающиеся личности, в том числе и с государственными талантами, вообще говоря, могут рождаться в любых условиях, включая и среду самых бедных и незнатных (тот же Сократ, например). Поэтому, как отмечают многие исследователи, больше всего выдающихся деятелей порождала именно демократия, а не какие-либо иные формы государственного строя. Следовательно, требование, чтобы правили "лучшие", строго говоря, несводимо ни к правлению богатых, ни к правлению знатных - оно внеклассово.

Платон в качестве одной из олигархических форм выделяет еще и "тимократию" - власть военных, не рассматриваемую Аристотелем. Все древние аристократические роды происходят от предков, имевших про"

стр. 28


имущественно военные заслуги перед обществом. Это в современной Великобритании дворянство можно получить даже на ниве шоу-бизнеса, а в древности важнее всего была война и, кроме как на ниве ратных подвигов, нигде больше и невозможно было снискать своему роду знатность и славу. Однако ко времени Платона в Древней Греции смогли уже сравниться со знатными не только богатые (в основном, торговцы и ремесленники), но и люди интеллектуальных профессий. Последние к тому времени стали цениться не меньше, а подчас и больше представителей первых двух категорий. Среди этих людей в Древней Греции прежде всего следует отметить врачей и особенно учителей (философов, софистов 5 ), к числу которых в определенном смысле принадлежал и сам Платон. Например, один из наиболее ценимых в то время учителей красноречия - Исократ - получал в качестве гонораров и подарков суммы, недоступные многим и многим из тогдашних богатых (до 20 талантов) 6 , и составил себе таким образом огромное состояние. Его учениками были практически все отпрыски самых высших семей Афин и многих других полисов.

Столь высокое положение лиц, обладавших высшими знаниями, несомненно, было одной из причин того, что Платон в своем идеальном государстве именно их видел в качестве высших правителей, а людей, обладавших военными знаниями и достоинствами, ставил только на второе место. Поэтому и "тимократию" - власть военных - он рассматривал в качестве извращениявласти "аристократической" (т.е. власти интеллектуальной элиты).

В соответствии с нашим определением власти вообще (природной, неполитической власти) существует только три вида такой власти над людьми: власть вещей, власть силы и власть интеллекта (знаний, умений и т.д.). Власть вещей дает возможность богатым подчинять себе бедных, власть силы дает возможность сильным подчинять себе более слабых и власть интеллекта дает возможность образованным подчинять себе более глупых, неграмотных и несведущих. Эти три типа власти существуют в обществе до и независимо от политической власти как таковой. И сама политическая власть базируется на некоторой идее о том, как наиболее справедливым образом должно быть упорядочено в обществе распределение этих трех форм природной, дополитической власти.

Олигархическая идея исходит из того, что верховная власть, по справедливости должна принадлежать не всем, а только некоторым. В числе наиболее достойных в рамках этой идеи, естественно, оказываются те, кто уже владеет в обществе определенным объемом (неполитической) власти. А именно: военные (и вообще те, кто на современном по-


5 В Древнем Риме к ним добавились еще и юристы (адвокаты, риторы).

6 См. напр: Гиро П. Быт и нравы древних греков. Смоленск, 2000. С. 68-70.

стр. 29


литическом жаргоне определяются как "силовики"), богатые (землевладельцы, промышленники, финансисты) и "образованные". В последнюю категорию прежде всего попадают те, кто обладает навыками управления, т.е. главным образом - религиозные деятели (жрецы), а также государственные служащие, или чиновники. Следовательно, основных видов олигархии можно выделить три: власть военно-силовых кругов, власть крупных собственников и власть духовных и светских чиновников. Первый тип олигархии можно вслед за Платоном назватьтимократией, второй - плутократией, и третий - культурократией. Власть силы, власть богатства и власть специальных знаний лежит в основе претензий на государственную власть этих социальных групп и слоев.

Каждый из этих типов, в свою очередь, может делиться на более конкретные типы. Например, в рамках тимократии может существовать преобладание власти армейской элиты и военно-промышленных кругов (милитаризм), или полицейской верхушки, или верхушки секретных служб и т.д. В рамках плутократии могут преобладать землевладельческие круги, илипромышленные, или финансово-спекулятивные и т.д. В рамках культурократического строя также могут преобладать различные отряды "образованных": церковные служащие (теократия), политические идеологи (партократия, идеократия), светское чиновничество и юристы (бюрократия 7 ), экономические специалисты и менеджеры (технократия) и т.д.

Все виды и подвиды олигархии, поскольку она не признает весь народ собственником верховной власти, перед которым правящие крути должны отчитываться за результаты своего правления, а признает такими собственниками лишь самих правящих, не обязанных ни перед кем отчитываться, представляют собой именно то, что сейчас принято называть авторитарнымирежимами. Или, иначе говоря, авторитарный режим есть не что иное, как олигархический государственный строй, известный нам со времен античности. В самом деле, например, один из наиболее авторитетных современных политологов Л.Л. Линц существенные черты авторитарного правления видит в том, что "правящая группа" "не несет ответственности ни перед каким выборным органом и не может быть лишена власти институциональными мирными, средствами" 8 . Примерно так же определяет авторитарные режимы и Р. Арон 9 . В "Словаре по правам человека", составленном в Лейденском университе-


7 Трудно согласиться с М. Вебером, считающем бюрократию порождением Нового времени и "рационально- легального" типа господства - древние Рим, Китай, Индия, и даже Шумер и Египет оставили нам, можно сказать,классические образцы бюрократического аппарата.

8 Авторитаризм и демократия в "третьем мире". М., 1991. С. 146.

9 Арон Р. Демократия и тоталитаризм. М., 1993. С. 78-79.

стр. 30


те, авторитаризм определяется как "форма правления или теория, противоположная демократической, защищающая такую форму правления, при которой согласие общества с руководителями государства и их решениями не считается необходимым. Выборы и дискуссии используются только для того, чтобы придать видимость демократической законности правительству, в то время как контроль всецело находится в руках правителей. Авторитарные правители основывают свою власть на требованиях, имеющих религиозный и/или националистический характер. Их правление опирается, главным образом, не на конституционные ограничения, а на принуждение" 10 . Но это и есть, по сути, олигархическое правление.

Понятие авторитарного режима возникло в рамках модернистского противопоставления демократии не монархии и олигархии, как в классической теории, а тоталитаризму. Авторитарный режим первоначально определялся как среднее между демократией и тоталитаризмом 11 . Учитывая расплывчатость и неопределенность этого противопоставления, можно было предвидеть, что такой подход открывает в политологии самое широкое поле для субъективного "типотворчества". И действительно, различных типологий политических режимов в координатах "демократия - авторитаризм - тоталитаризм" сегодня предложено уже столько, что практически никто в них не может и разобраться. И с каждым годом полку этих новых типологий все прибывает и прибывает. Некоторые авторы, например, М. Доган и Д. Пеласси находят возможным одобрить такое состояние дел, что, на наш взгляд, неразумно. Не случайно в последнее время многие авторитетные исследователи (П. Бурдье, Ж. Бешлер и др.) предлагают отказаться от термина "тоталитаризм" как не несущего достаточно четкого типообразующего смысла. И хотя полностью отказаться от этого термина, видимо, все-таки не удастся, тем не менее, нам представляется разумным и необходимым если и не возврат к классической типологии государственного строя, то как минимум восстановление связи с ней как необходимого условия для обуздания субъективизма указанного типотворчества в политической науке.

Причиной терминологической неразберихи в области политической типологии явилось, на наш взгляд, неосторожное смешение понятий "государственный строй", "форма правления" и"политический режим", начало чему было положено, видимо, книгой Р. Арона "Демократия и тоталитаризм". Именно Р. Арон, кажется, впервые заменил все три термина одним - последним. После него это вошло в моду, а затем и в привычку. Между тем, для такого смешения понятий нет достаточных


10 Словарь по правам человека / Л Д. Джонгман, А. П. Шмид. Факультет социальных наук. Лейденский Университет. Нидерланды, 1994. // http://www.erc.hrea.org/Library/ reference/glossary_ru.html.

11 Доган М., Пеласси Д. Сравнительная политическая социология. С. 241-248.

стр. 31


оснований. "Форма правления, - замечает по этому поводу В.Н. Сафонов, - отвечает на вопрос "кто правит?", а режим правления - "как правит?". Подобный подход позволяет разграничить первое и второе, так как часто их смешивают (например, тоталитаризм часто называют формой правления), что делает анализ конкретной политической жизни какого- либо общества ошибочным и дезориентирует властные структуры и рядовых граждан" 12 . Нам остается только добавить, что неразличение данных понятий дезориентирует и самих политологов.

Известно, например, что демократическая форма правления в Древней Греции была тоталитарной. Впечатляющую картину этой тоталитарной древнегреческой демократии дает, например, следующая выдержка из работы Фюстель де Куланжа "Древняя гражданская община": "Во всем без исключения гражданин был подчинен гражданской общине; он ей всецело принадлежал. Религия, породившая государство, и государство, поддерживавшее религию, опирались друг на друга и составляли одно целое, почти сверхчеловеческую власть, которой были подчинены и душа и тело. В человеке не было ничего независимого. Его тело принадлежало государству и было обречено на его защиту. Его имущество всегда находилось в распоряжении государства: если гражданская община нуждалась в деньгах, она могла приказать женщинам отдать их драгоценности, кредиторам - передать ей их долги, владельцам оливковых садов уступить ей бесплатно все выделанное ими масло. Частная жизнь также не ускользала от всевластия государства. Многие греческие гражданские общины запрещали человеку оставаться неженатым ... Государство могло предписывать работу в Афинах, в Спарте - праздность. Оно простирало свое владычество до мелочей; в Локриде закон запрещал мужчинам употреблять чистое, не смешанное с водой вино; в Милете, в Марселе то же самое запрещалось женщинам. Одежда также, как правило, устанавливалась законами каждой гражданской общины: законодательство Спарты определяло головной убор женщин; а афинское законодательство запрещало им брать с собой в путешествие больше трех предметов гардероба. На Родосе закон запрещал брить бороды; в Византии наказывался штрафом тот, кто владел бритвой; в Спарте, напротив, законом требовалось бритье усов ... Государство не позволяло никому относиться безразлично к его интересам: философ, ученый не имели права уклоняться от житейских обязанностей. Голосовать на собрании и выполнять общественные должности считалось обязанностью для всех. В то время, когда борьба партий была постоянным явлением, афинский закон запрещал гражданин)' оставаться вне той или другой партии; он должен был стоять и бороться за одну из них; того, кто стремился оставаться в стороне от хода вещей и пребывать в покое,


12 Сафонов В.Н. Соотношение форм правления и режимов правления // Социально-политический журнал. 1998. N 1.

стр. 32


закон лишал прав гражданства. Человек не был свободен в своих верованиях. Он был обязан верить в религию гражданской общины и подчиняться ее приказам ... нечего было и думать, чтобы усомниться в богине Афине Палладе, Эрехтее или Кекропсе. В этом было бы великое нечестье, одновременно касающееся и религии, и государства, и подлежащее тяжелому наказанию. За подобное преступление Сократ был приговорен к смерти ... Надо было считаться со всеми правилами культа, принимать участие во всех процессиях и присутствовать за священным общественным столом. Афинское законодательство налагало наказание на тех, кто уклонялся от участия в национальном празднестве ... государство могло карать и безвинного, если только того требовала общественная польза ... В Афинах можно было обвинить и осудить человека за негражданский образ мыслей и действий, т.е. за недостаточную привязанность к государству. Жизнь отдельного лица была ничем, как только дело шло об интересе гражданской общины. Вот почему человечество сильно заблуждается, говоря о том, что в древних гражданских общинах человек пользовался свободой. Он даже не имел о ней понятия. Он и не думал, что может по праву существовать наравне с гражданской общиной и ее богами ... Обладать политическими правами, голосовать, назначать магистратов, иметь право стать архонтом - вот что называлось свободой у древних; но при всем этом человек был порабощен государством" 13 .

Из этого описания ясно, что тоталитаризм противоположен не демократии как форме правления, а либерализму как определенной идеологии и соответствующему режиму правления. Демократия вполне может быть тоталитарной, а монархия или олигархия - либеральной. Одно независимо от другого. Как говорит один из современных сторонников либерализма: "Ответ на вопрос "Кто управляет мной?" логически не связан с вопросом "Как сильно правительство ограничивает меня?" 14 .

Либерализм главной своей идеей имеет такой политический режим, при котором государство предоставляет максимум свобод отдельным лицам, в идеале - почти не вмешиваясь в их частные дела. Противоположностью этому сторонники либерализма видят тоталитаризм, при котором у личности не остается почти ничего, что не могло бы подвергнуться государственному контролю и регламентации. Однако тоталитаризм является самой крайней формой и, если ему следует указать адекватную противоположность на другом конце данного политического спектра, то таковой будет не либерализм, а анархизм, т.е. требование полной свободы и независимости отдельных личностей от какого бы то ни было общественного и государственного контроля за их деятельностью. "Каждое общество, - пишет по этому поводу один из самых ревностных сторонников либерализма Б. Рассел, - подвержено двум проти-


13 Цит. по: Гиро П. Быт и нравы древних греков. С. 326 - 329.

14 Берлин И. Две концепции свободы // Современный либерализм. М., 1998. С. 28.

стр. 33


воположным опасностям: с одной стороны, опасности окостенения из-за слишком большой дисциплины и почтения к традиции, а с другой стороны, опасности разложения или подчинения иностранному завоеванию вследствие роста индивидуализма и личной независимости ... Доктрина либерализма является попыткой избежать этого бесконечного колебания. Сущность либерализма состоит в попытке укрепить социальный порядок, который не основывался бы на иррациональных догмах, и обеспечить стабильность без введения ограничений больших, чем это необходимо для сохранения общества" 15 . Либерализм, таким образом, определяет себя как некоторую "золотую середину" в координатах "тоталитаризм - либерализм - анархизм".

Однако либерализм все же не располагается даже приблизительно в центре этого спектра - он "сдвинут", скорее, ближе к анархизму, чем к центру. Анархизм кратко можно выразить следующим лозунгом: "Личность - все, государство - ничто". Лозунг тоталитаризма обратный: "Государство - все, индивид - ничто". Либерализм же, в общем, склонен к таким формулировкам: "Личность выше общества и государства", "Не личность - для государства, а государство - для личностей", "Государство должно служить личностям, а не наоборот" и т.д. То есть, если анархизм полностью отрицает всякую власть общества и государства над личностью, то либерализм, не отрицая совсем этой власти, требует, тем не менее, подчинения прав общества и государства праву и интересам отдельных личностей.

Что в таком случае было бы в точности противоположно либерализму? Очевидно, доктрина, которая, не отрицая прав отдельной личности, требовала бы в то же время их подчинения интересам государства и общества. Эта доктрина могла бы сделать своими лозунгами такие формулировки: "Государство и общество выше отдельных личностей", "Не государство и общество существуют для личностей, а личности - для государства и общества", "Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя" и т.д. Как можно назвать такую доктрину? Из известных науке терминов лучше всего ей подошло бы название социализма. Но в понятие социализма было заложено его авторами слишком много чисто экономического содержания, поэтому мы будем далее употреблять этот термин лишь в определенном выше чисто политическом смысле.

Однако и социализм (в вышеопределенном смысле) не занимает точно средней позиции между тоталитаризмом и анархизмом, так как он признает примат одной крайности перед другой. Точно среднюю позицию занимала бы доктрина, провозглашавшая равное достоинство и государства, и отдельной личности. Такую доктрину можно было бы называть либеральным социализмом или социальным либерализмом.


15 Рассел Б. История западной философии. М., 1993. Т. 1. С. 17.

стр. 34


Полный спектр рассмотренного политического противопоставления, таким образом, будет выглядеть следующим образом: "тоталитаризм - социализм - социал-либерализм - либерализм - анархизм".

Уточненное понятие "политический режим", к которому мы таким образом пришли, все еще не соответствует современной политической мысли, поскольку под политическим режимом современные авторы понимают: во- первых, некоторое изменение параметров функционирования политической системы, возникающее в ответ на изменение определенных обстоятельств,требующих перестройки ее работы; и, во-вторых, тот режим, в котором система функционирует в нормальных для нее обстоятельствах. Например, в условиях реальной опасности войны с другими государствами или опасности внутренней дезорганизации, вызываемой деятельностью каких-либо внутренних сил, политическая система любого государства в ответ на эти угрозыпереходит в другой (не нормальный) режим ее функционирования, как правило, менее либеральный. Этот новый, менее либеральный ее режим может быть определен как мобилизационный. В случае же чрезвычайной опасности политическая система может отреагировать чрезвычайной делиберализацией ее нормального режима функционирования, так что режим, в который она перейдет, может быть определен и как "тотальный" (сверхмобилизационный). Например, в Древнем Риме таким режимом была диктатура, к которой римляне сознательно прибегали в случае крайней опасности для их государства (например, после поражения от Ганнибала в битве при Каннах). После преодоления обстоятельств, угрожавших системе, и их опасных последствий политическая система может постепенно вернуться в свой нормальный режим (восстановлены будут все обычные права и свободы граждан или подданных и т.д.). А в случае особо благоприятных обстоятельств политическая система может перейти и в более либеральный по отношению к нормальному политический режим.

Иллюстрацией к описанному выше порядку изменения политических режимов может быть и недавняя история советской политической системы. После окончания гражданской войны вместе с переходом к нэпу в СССР установился сравнительно либеральный режим, предоставивший гражданам страны множество таких прав и свобод, которых не было тогда не только при прежнем (царском) государственном строе, но которых не имели к тому времени и граждане западных государств. По некоторым параметрам политический режим СССР 20-х годов, несомненно, был самым либеральным в мире. По мере нарастания угрозы войны с Западом и прежде всего с фашистской Германией, Советский Союз переводится во все болеемобилизационную форму политической жизни, переходящую к концу 30-х годов в сверхмобилизационную (тотальную). Лозунг "Все для фронта, все для победы!", как известно, стал нормой жизни в СССР задолго до перехода к "горячей фазе" возникше-

стр. 35


го тогда противостояния мировых держав. Аналогичное ужесточение политических режимов происходило и в западных странах, причем, не только фашистских. После окончания войны и смерти Сталина с середины 50-х годов происходит либерализация советской политической системы, все большее приближение ее к нормальному для этой системы политическому режиму. Наконец, "перестройка" Горбачева была выходом за норму в сторону еще более либерального режима функционирования, переросшего затем, особенно при Ельцине, в настоящую анархию.

Политические режимы, о которых идет речь, можно назвать относительными политическими режимами, поскольку они определяются лишь как отклонения от нормального режима функционирования той или иной политической системы. Координаты этого спектра политических режимов, таким образом, будут выглядеть так: "сверхмобилизационный (тотальный) режим - мобилизационный режим - нормальный режим - либеральный режим - сверхлиберальный (анархический) режим".

В отличие от относительного, политический режим в абсолютном смысле может быть определен как нормальный для данной политической системы режим ее функционирования. Определение этой формы политического режима не может быть относительным и должно производиться через указание тех конкретных прав и свобод, которые предоставлены гражданам страны в нормальных условиях. При таком понимании политического режима последний очень легко спутать с определением самого государственного строя, формы правления и политической системы в целом. Например, демократией сейчас обычно называют только либеральную демократию, предоставляющую своим гражданам конкретный набор прав и свобод (право на свободу предпринимательской деятельности, на свободу слова и прессы, на свободу совести и религии, на свободу партийно-политической деятельности и т.д.). Из этих прав только последнее может быть отнесено к собственно демократическим. Все остальные относятся к либеральным требованиям.

Подобное смешение либерализма с демократией приводит к тому, что многие страны, в которых ограничивается (по сравнению с западными стандартами) свобода предпринимательства или свобода прессы, свобода выбора религии или какие-либо более мелкие либеральные требования (вроде свободы сексуальных меньшинств), такие страны объявляются недемократическими, "авторитарными" и т.д., тогда как они всего лишь менее либеральные, чем западные демократии. С другой стороны, многие страны, в которых отсутствует подлинно демократический государственный строй, но зато присутствуют некоторые или большинство из либеральных прав и свобод, признаются вполне демократическими или, по меньшей мере, терпимыми для западно-демократического сознания. Например - легитимный демократический,

стр. 36


но недостаточно либеральный по западным меркам режим Сальвадора Альенде и нелегитимный узурпаторский, но достаточно "либеральный" режим генерала Пиночета. Последний был явно более по вкусу западной элите, чем первый, который они и помогли быстро свергнуть.

Итак, политические режимы в абсолютном смысле имеют своей точкой отсчета конкретную совокупность индивидуальных прав и свобод, выработанных, в основном, западным социально-политическим сознанием. Максимальный "пакет" этих прав и свобод реализован также в западных политических системах. Главный список идеалов политических прав и свобод либеральной демократии сводится к следующему.

1. Идея "индивидоцентричного" государства. Приоритет прав индивидов перед правами государства - не личность существует для государства, а государство - для личностей. Отделение государства от частной жизни "гражданского общества". Невмешательство государства в частную жизнь индивидов.

2. Идея правового государства. Свобода личности от произвола государственной власти. Конституционно- правовой характер всех его институтов и их деятельности. Разделение властей и их независимость друг от друга.

3. Идея светского государства. Никакой государственной религии или иной идеологии (кроме либерально-демократической). Свобода индивида от всех форм религиозного и идеологического принуждения (кроме либерально-демократического). Полная свобода мысли и самовыражения личности. Свобода слова и средств массовой информации.

4. Идея рыночного государства. Свобода частной собственности и свобода предпринимательства. Государство не вправе владеть собственностью и заниматься экономической деятельностью. Вся собственность должна быть частной. Государство не вправе ограничивать предпринимательскую деятельность частных лиц, не вправе регулировать рынки.

5. Идея государства равных. Не допускается ни врожденных (пол, раса, талант), ни наследственных (знатность, титулы, этничность, кастовость, конфессия), ни приобретенных (богатство, образованность, заслуги) социальных и политических привилегий каких бы то ни было групп или индивидов. Все люди (граждане) равноправны.

6. Идея демократического государства. Выборность всех ветвей верховной власти народом. Подотчетность их всему народу. Свобода партийно- политической деятельности (политический плюрализм) 16 .


16 Кроме того, этот комплекс идей дополняется еще специально сформулированными "правами человека". В 1978 г. Государственный Департамент США утвердил эти права в следующей формулировке: "Свобода от неправомерного ареста и заключения, пыток, несправедливого суда, жестокого и необычного наказания и вторжения в личную жизнь. Права на продовольствие, жилье, охрану здоровья и образование; свобода мысли, слова, собраний, религии, прессы, передвижения и участия в управлении государством" (См.: Словарь по правам человека. / А.Д. Джонгман, А.П. Шмид. Факультет социальных наук. Лейденский Университет. Нидерланды, 1994 // http:/wA\w.erc.hrea,org/Library/reference/glossary_ru.html.).

стр. 37


Как уже отмечалось выше, из этих шести требований (идеалов) только последнее касается государственного устройства и формы правления, тогда как первые пять относятся к политическому режиму, поскольку они определяют не то, кто должен пользоваться государственной властью, а то, как можно ею пользоваться (в нормальном режиме). В совокупности эти три аспекта государственной власти - государственный строй, форма правления и политический режим - определяют политическую систему общества.

Политический режим, характеризующий ту или иную политическую систему, в общем, не зависит от государственного строя и формы правления, как это было понято уже в эпоху Французской революции, впервые провозгласившей радикально либеральные лозунги, приведенные выше. Не случайно, поэтому, например, Б. Констан - один из наиболее ярких проповедниковлиберализма того времени, - несмотря на полное одобрение им демократической формы правления, все же был сторонником конституционной монархии. Он ясно понимал и доказывал, что "свобода" определяется главным образом не тем, кто правит, а тем, как правит. На первом месте для него был (либеральный) политический режим и только на втором -форма правления. Последняя для него имела смысл лишь в качестве гаранта либерального политического режима, а не сама по себе. В общем, такая позиция характерна и для современного либерализма.

Все современные политические системы можно рассматривать лишь как некоторое приближение к (или отступление от) вышеуказанных идеалов либерализма. При этом отступление от первого из этих требований (индивидоцентричное общество) есть отступление от сугубо западного индивидуализма в сторону коллективизма и социальности, и режим, допускающий такое отступление может быть охарактеризован как неиндивидоцентричный ("государствоцентричный" (этатистский), "социоцентричный", "классоцентричный" и т.д.).

Отступление от второго требования (правовой характер всей деятельности государства) есть отступление от конституционно-правового правления в сторону произвола государственной власти, и политический режим, допускающий такое отступление, может быть охарактеризован в той или иной степени как автократический.

Отступление от третьего идеала либерализма (светский и рациональный характер государства) есть отступление от рациональности в сторону мистики, мифологии и веры, и политический режим, допускающий такое отступление, может быть охарактеризован в той или иной мере как теократический (например, исламские режимы) или идеократический (например, марксистские режимы).

стр. 38


Отступление от четвертого идеала либерализма (отстранение государства от собственности и недопущение его вмешательства в частнопредпринимательскую деятельность) есть отступление от рыночного характера правления, и политический режим, допускающий такое отступление, может быть характеризован в той или иной степени как нерыночный или антирыночный(монополистический, государственно-монополистический, социалистический, командный, дирижистский и т.д.).

Наконец, отступление от пятого идеала либерализма (недопущение привилегий) есть отступление от равноправия людей, и политический режим, допускающий такое отступление, может быть характеризован в той или иной степени как дискриминационный, (политически) классовый (например, кастовый в Индии; расистский в бывшей ЮАР, партократический в бывшем СССР, этнократический в Руанде, аристократический (лорды) в нынешней Великобритании и т.д.).

Максимально либеральный политический режим приближается ко всем пяти идеалам либерализма. Максимально антилиберальный режим отступает от всех этих идеалов в сторонузакрепощения индивидов, произвола власти, религиозного или идеологического насилия над мыслью, экономического всесилия и диктата государства, предельного неравноправия людей. Такой режим может быть назван одновременно антилиберальным, автократическим, идео - или теократическим, антирыночным и (политически) классовым (дискриминационным). Видимо, наиболее подходящим ему названием (с учетом нынешней терминологии) и было бы название тоталитарный.

В "Истории западной философии" Б. Рассела есть такое замечание: "Все значительные цивилизации начинаются с жестоких и суеверных систем, постепенно ослабевающих и приводящих на определенной стадии к эпохе блестящих гениев, в продолжение которой благо старой традиции сохраняется, а зло, связанное с разрушением этой традиции, еще не получило своего развития. Но когда зло обнаруживается, оно приводит к анархии, следствием которой неизбежно будет новая тирания, порождающая новый синтез, охраняемый новой системой догм" 17 . Это замечание в определенном смысле применимо и к политической истории человеческой цивилизации в целом. Историческое развитие политических систем происходило, как показывают факты, от преобладания нелиберальных систем к преобладанию более или менее либеральных, от преобладания автократических режимов к преобладанию конституционно-правовых, от господства теократических и идеократических - к господству рационалистических, от антирыночных - к более или менее рыночным, от классовых (в политическом смысле) - к равноправным (гражданским) и от монархических и олигархических - к демократическим.

17 Рассел Б. История западной философии. С. 17.

стр. 39


Исходя из этого вектора исторического развития появляется возможность различать политические режимы и по их отношению к этому движению. Политические режимы, стремящиеся догнать или опередить свое время характеризуются как реформистские и прогрессивные. Политические режимы, сопротивляющиеся этим переменам, определяются как консервативные. А те режимы, которые стремятся повернуть вспять политическое развитие своих стран, определяются как реакционные. Эта типология политических режимов также, как и деление их на нормальные, мобилизационные и т.д. является относительной, так как за точку отсчета берет те или иные конкретно-исторические политические стандарты, достигнутые большинством стран или наиболее передовыми из них. Сам же по себе тот или иной режим не может быть ни консервативным, ни прогрессивным, ни реакционным. Все зависит от того, с чем его сравнивают. Выше, при определении политических режимов в абсолютном смысле за точку отсчета мы взяли самую современную и прогрессивную форму политической системы - либеральную демократию. Но если взять за такую точку отсчета начало политической истории человечества, то прогрессивными формами может считаться и то, что в настоящее время уже реакционно.

Подводя итог анализу теоретических основ современной типологии политических режимов, можно сформулировать следующие основные выводы и положения.

Классическая теория форм правления не должна отбрасываться и заменяться современной концепцией политических режимов. Многие трудности в этой последней с успехом могут быть разрешены в результате более тщательного и углубленного анализа олигархической формы правления, традиционно менее разработанной, чем формы демократии и монархии.

Исследование вопроса о том, кто правит, дополняется исследованием вопроса о том, как правит. И эта последняя точка зрения и есть исследование политического режима. Политический режим описывает характер отношений между государством и индивидом (личностью). Сущностью политического режима является совокупность прав и свобод, предоставляемых государством отдельным индивидам подданным, гражданам и т.д.).

Политический режим как характеристика политической системы может рассматриваться в относительном и абсолютном смыслах. В первом случае за точку отсчета принимается либо внутренний (нормальный для данной системы) стандарт, либо внешний стандарт, достигнутый большинством стран мира или их передовым авангардом. Во втором случае политический режим описывается как конкретный "пакет" прав и свобод, предоставляемый государством его гражданам в нормальном режиме.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ-ОСНОВЫ-ТИПОЛОГИИ-ПОЛИТИЧЕСКИХ-РЕЖИМОВ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Iosif LesogradskiContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Lesogradski

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Н. З. ДИБИРОВ, ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ТИПОЛОГИИ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕЖИМОВ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 09.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ-ОСНОВЫ-ТИПОЛОГИИ-ПОЛИТИЧЕСКИХ-РЕЖИМОВ (date of access: 19.09.2019).

Publication author(s) - Н. З. ДИБИРОВ:

Н. З. ДИБИРОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Iosif Lesogradski
Москва, Russia
809 views rating
09.09.2015 (1471 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Преграды к созданью Единой Теории Поля и путь одоления их. Barriers to the creation of the Unified Field Theory and the path of overcoming them.
Catalog: Философия 
5 hours ago · From Олег Ермаков
ЯНТАРНЫЙ ПУТЬ
Catalog: География 
2 days ago · From Россия Онлайн
ПЕРВАЯ В РОССИИ КНИГА О ФРАНЦУЗСКОЙ БУРЖУАЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ КОНЦА XVIII ВЕКА
2 days ago · From Россия Онлайн
АЛЕКСЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ БРУСИЛОВ
2 days ago · From Россия Онлайн
ЕГИПЕТ: ЭВОЛЮЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ
2 days ago · From Россия Онлайн
А. Т. БОЛОТОВ - УЧЕНЫЙ, ПИСАТЕЛЬ ЭНЦИКЛОПЕДИСТ
2 days ago · From Россия Онлайн
Несмотря на недолгое существование казино Crystal Casino на онлайн-рынке, сейчас оно является одним из самых развитых и уважаемых онлайн-казино. Это российское онлайн-казино предлагает несколько сотен различных игр, доступных на настольных компьютерах, а также на смартфонах и планшетах.
Catalog: Лайфстайл 
2 days ago · From Россия Онлайн
МОСКОВСКИЕ ОХОТНИКИ ПРЕДПОЧИТАЮТ ЯСТРЕБОВ И СЕТТЕРОВ
Catalog: Лайфстайл 
7 days ago · From Россия Онлайн
НЕНУЖНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ
Catalog: Лайфстайл 
7 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ТИПОЛОГИИ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕЖИМОВ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones