Libmonster ID: RU-9907

Энгельс назвал Клаузевица "звездой первой величины"1 в прусской военной литературе. "Манера философствовать странная, но по существу очень хорошо"2 , - писал о нем Энгельс в одном из писем к Марксу, который тоже признавал, что у Клаузевица "много здравого смысла"3 .

В. И. Ленин неоднократно подчеркивал значение работ Клаузевица. Он называл Клаузевица одним из самых глубоких писателей по военным вопросам4 . Основные мысли Клаузевица Ленин считал "безусловным приобретением всякого мыслящего человека"5 . Характерно, что главный теоретический труд Клаузевица - "О войне" - Ленин изучал в годы первой мировой империалистической войны. Следы этой работы Ленина запечатлены в одной из его тетрадей в виде выписок цитат, причем многие мысли Клаузевица отмечены подчеркиваниями, нотабене и такими оценками, как "верно", "остроумно", "остроумно и умно!"6 .

*

Карл Клаузевиц родился в 1780 г. в Магдебурге, в семье мелкого акцизного чиновника, бывшего офицера. Вопреки широко распространенному мнению отец Карла вовсе не принадлежал по своему происхождению к дворянству. Желая поместить своих детей в военную школу, двери которой в Пруссии были открыты лишь для дворян, Клаузевиц-отец выдал себя за родственника одной дворянской семьи и соответственно изменит свою первоначальную фамилию Клаусвиц на Клаузевиц.

Карл Клаузевиц жил в эпоху грандиозных исторических сдвигов в Европе. В Англии совершалась тогда промышленная революция, которая впервые в истории создала машинный, фабричный способ производства, а вместе с тем и новые общественные классы: крупнопромышленную буржуазию и фабричный пролетариат. Во Франции в 1789 - 1794 гг. одержала победу буржуазная революция, которая, по выражению Маркса, "смела весь отживший сор давно минувших веков", разрушила абсолютистско-феодальные порядки и таким образом очистила общественную почву дитя сооружения здания буржуазного государства. Единой, сильной Германии тогда еще не было. Под громким и претенциозным названием "Священная римская империя германской нации" подразумевался одряхлевший политический союз (около 350 мелких владений), в котором только Пруссия и Австрия в виде исключения представляли сравнительно крупные европейские государства. На территории "Священной римской империи германской нации" еще господствовали самодержавно-крепостнические порядки. Но "крот истории" уже рыл и немецкие земли. Ростки капиталистических отношений пробивались и в отсталых германских странах. Как писал Энгельс, "политическая революция во Франция сопровождалась философской революцией в Германии".

Переход от абсолютистко-феодального строя к господству буржуазия был прогрессивным явлением огромного значения. В эпоху Клаузевица победа капитализма была необходимым условием исторического развития и прогресса. Буржуазия была для того времени не консервативным, а прогрессивным классом. И не удивительно, что именно в те времена из рядов буржуазной интеллигенции выдвинулись замечательные писатели, ученые, художники, музыканты, создавшие переворот в различных отраслях человеческой культуры. В это время появились произведения Рикардо, Гегеля, Бетховена, Гете. Но это была также эпоха длительных и кровопролитных войн, сначала справедливых войн французского народа против союза монархических государств, напавших на революционную Францию; затем несправедливых - захватнических войн Наполеона Бонапарта, всколыхнувших всю Европу, изменявших многократно ее политическую карту и закончившихся крушением Французской империи.

Многое видел и пережил участите этих войн Клаузевиц: поражение своего, прусского дворянско-монархического государства в бесславной войне с революционной Францией; поражение всей коалиция пяти монархических держав, пытавшихся силою своего численного и военно-технического превосходства раздавить демократическую Францию; молниеносный разгром Наполеоном хваленой прусской армии и крушение "Священной римской империи германской нации" в 1806 г.; победоносную Отечественную войну русского народа в 1812 г. - войну, в которой Клаузевиц сражался на стороне русских, будучи полковником русской армия. После свержения Наполеона (1814 - 1815 гг.) почти вся жизнь Клаузевица свелась к научной, военно-теоретической и военно-исторической работе. Клаузевиц не был демократом, но он не был и реакционером, придворным лизоблюдом; он не был любимцем прусского короля. Генерал с 1818 г., Клаузевиц лишь в 1830 г. полу-


1 Ф. Энгельс. Избранные военные произведения. Т. I, стр. 477. М. 1941.

2 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXII, стр. 286.

3 Там же, стр. 289.

4 Ленин. Соч. Т. XVIII, стр. 197.

5 Ленин. Соч. Т. XXX, стр. 333.

6 В. И. Ленин. Замечания на сочинения Клаузевица "О войне", стр. 13, 19, 23. Госполитиздат. 1939.

стр. 102

чил высокий газет инспектора артиллерии в Бреславле. Но вскоре одновременно с Гегелем Клаузевиц заболел холерой и умер, как и Гегель, в ноябре 1831 года.

*

Еще до рождения Клаузевица появились военно-исторические и теоретические труды английского генерала Ллойда, который, по-видимому, первый из всех военных писателей осознал значение теории войны. "Он ввел в свое сочинение рассмотрение нравственных сил: связи политики с войною и влияния местности на военные действия"1 . Но только в трудах Клаузевица теория войн впервые достигла своего всестороннего развития. Успех Клаузевица как теоретика, несомненно, был обусловлен тем, что в своих рассуждениях он пользовался диалектическим методом, который был неведом генералу Ллойду. Идеи Клаузевица, писал Левин, "были оплодотворены Гегелем"2 .

Одновременно с военным делом Клаузевиц глубоко изучил современную ему немецкую философию - труды Канта, философские работы Шеллинга и Гегеля. Классическое определение разницы между методами диалектики и метафизики дано товарищем Сталиным: "а) В противоположность метафизике диалектика рассматривает природу не как случайное скопление предметов, явлений, оторванных друг от, друга, изолированных друг от друга и не зависимых друг от друга, - а как связное, единое целое, где предметы, явления органически связаны друг с другом, зависят друг от друга и обусловливают друг друга...

б) В противоположность метафизике диалектика рассматривает природу не как состояние покоя и неподвижности, застоя я неизменяемости, а как состояние непрерывного движения и изменения, непрерывного обновления и развития, где всегда что-то возникает и развивается, что-то разрушается и отживает свой век"3 .

Конечно, существует огромная принципиальная разница между идеалистической диалектикой Гегеля и материалистической диалектикой Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина. Но все же несомненно, что для своего времени диалектика Гегеля была самым всесторонним, богатым содержанием я глубоким учением о развитии4 .

Влияние диалектической философия Гегеля на Клаузевица можно проследить, например, в одном из писем Клаузевица от 1807 г.: "В каждое человеческое установление уже при его зарождении оказывается включенным отрицающее его начало. Все является переходящим, обреченным на разрушение... Благодетельное влияние добра на человеческое общество всегда остается одинаковым, но этот общий мировой дух в своей широте не позволяет заковать себя в тесные рамки гражданского кодекса и через меньшее или большее количество лет разрывает его оболочку, как только поток времени размоет, снесет или перегруппирует окружение, на котором он был построен".

Испытывая на себе влияние гегелевской философии и применяя ее в своих наблюдениях над происходящими историческими переменами в Европе, Клаузевиц понял, что военное дело нельзя рассматривать вне связи с общественной и политической жизнью.. Он понял, что войны французской революции "сразу открыли совершенно юной мир военных явлений", но при этом такой мир, в котором "новые открытия" сыграли лишь второстепенную роль. Большинство же новейших явлений в области военного искусства, как правильно писал Клаузевиц, было вызвано "новыми общественными условиями и отношениями".

*

В девятитомное собрание сочинений Клаузевица включены преимущественно его военно-исторические работы. Главным теоретическим трудом Клаузевица является книга "О войне", оставшаяся за смертью автора незаконченной. Книга "О войне" состоит из 8 частей, в которых рассматриваются общие вопросы теории и стратегии войны: бой, вооруженные силы, оборона, наступление и план войны. Мысли Клаузевица о "природе войны", или, иначе говоря, о сущности войны, а также его учение об обороне и наступлении представляют, бесспорно, важнейшую и наиболее характерную часть его теоретических "взглядов.

"Что такое война?" - это первая проблема, которую рассматривает Клаузевиц. Первая же цитата, взятая Лениным из книги "О войне", выражает одну из главнейших идей Клаузевица: "Война есть не что иное, как государственная политика, продолженная иными средствами"5 . Эта мысль проходит красной нитью через весь труд Клаузевица. Она выступает в названии самостоятельного параграфа, часто повторяется в тексте, приобретая в своем выражении самые разнообразные оттенки. Характерно, что несмотря на повторяемость одной и той же мысли Ленин продолжал отмечать ее в своих записях. Он переписал в свою тетрадь весь текст, озаглавленный "Война есть просто продолжение политики другими средствами". Текст начинается словами: "Итак мы видим, что война есть не только политический акт, но и подлинное орудие политики, продолжение политических отношений, осуществление их другими средствами"6 . Ленив записал, сделав от-


1 "Всеобщая военная история новейших времен", под ред. Н. Голицына. Ч. III, стр. 333; СПБ. 1874. (Разрядка моя. - Ф. П. ).

2 Ленин. Соч. Т. XVIII, стр. 249.

3 "История ВКП(б)". Краткий курс, стр. 101. М. 1940.

4 Ленин. Соч. Т. XVIII, стр. 10.

5 Ленин. Замечания на сочинения Клаузевица "О войне", стр. 10.

6 Там же.

стр. 103

метку на полях, и следующее образное выражение той же мысли: "Политика... является тем лоном, в котором развивается война; в политике в скрытом виде уже намечены контуры войны, как свойства живых существ в их зародышах"1 . Записав главу "Война есть орудие политики", где рассматривается влияние политической цели на конечную цель войны, Ленин отметил: "Самая важная глава". И тут он еще раз процитировал: "война является лишь частью политических отношений, а отнюдь не чем-то самостоятельным"2 . Ленин записал и афоризм Клаузевица: "Война, конечно, имеет свою собственную грамматику, но не собственную логику"3 .

Рассмотрев различные стороны войны, Клаузевиц приходит к обобщающему, заключительному определению: война "представляет собой своеобразную троицу, составленную из насилия, как первоначального своего элемента, ненависти и вражды, которые следует рассматривать как слепой природный инстинкт4 ; из игры вероятностей и случайностей, что делает ее свободной душевной деятельностью5 ; из подчиненности ее в качестве орудия политике, благодаря чему она становится достоянием непосредственно рассудка"6 . Своей первой стороной, говорит Клаузевиц, война обращена больше к народу; второй стороной - к полководцу и его войску, а третьей - к правительству. Цитируя этот параграф, Ленин вслед за последней фразой замечает: "Очень метко о политической душе, сути, содержании войны, и "народной" внешности!"7 .

Как видно, и в данном случае замечание Ленина не оставляет никаких сомнений по вопросу о том, что является главным у Клаузевица в его определении сущности войны.

Остроумный и образный язык Клаузевица - сверкающее оружие его диалектики, разумеется, привлекали внимание Ленина. Но не ради развлечения читал Ленин труд Клаузевица: ему важно было установить, какие выводы делал Клаузевиц из тезиса о войне как о продолжении политики иными средствами. Двумя нотабене Ленив отметил то место в книге Клаузевица, где говорится: "Итак мы видим, во-первых, что ни при каких условиях мы не должны мыслить войну, как нечто самостоятельное, а должны ее рассматривать, как орудие политики... Во-вторых, именно такое понимание показывает нам, сколь различны должны быть войны по характеру своих мотивов и тех обстоятельств, из которых они зарождаются"8 .

*

В группе центральных идей Клаузевица особого рассмотрения заслуживают его мысли об оборонительной и наступательной войнах.

Клаузевиц разграничивает два понятия: "оборонительная война в политике" и "оборонительная война в стратегии". В своей работе "Важнейшие принципы войны" он писал: "Политически оборонительной войной называется такая война, которую ведут, чтобы отстоять свою независимость; стратегически оборонительной войной называют такой поход, в котором я ограничиваюсь борьбой с неприятелем на том театре военных действий, который я себе подготовил для этой цели. Даю ли я на этом театре войны сражения наступательного или оборонительного характера, это дела не меняет"9 .

Оборону и наступление Клаузевиц не считал явлениями взаимоисключающими. "В сражении и та и другая сторона желает победить; это подлинная полярность: победа одного уничтожает победу другого"10 . Но "нападение и оборона - явления различного рода и неравной силы, поэтому полярность к ним не приложима".

Ленин выписывает рассуждения Клаузевица: "В начале похода один из противников вступит, конечно, на территорию другого, и благодаря этому его операция в известной мере примет характер наступления; однако может легко случиться, и это бывает очень часто, что другой вскоре все свои силы употребит на то, чтобы на чужой земле защищать свою землю"11 .Ленин прибавляет на полях: "Исчезает различие между обороной и наступлением" - и выписывает: "На чужой земле защищать свою землю".

В рассуждениях Клаузевица об обороне и наступлении снова сказывается влияние диалектического метода. Энгельс писал:


1 В. И. Ленин. Замечания на сочинения Клаузевица "О войне", стр. 15.

2 Там же, стр. 32.

3 Там же, стр. 33.

4 Тут Клаузевиц повторяет мысль, выраженную в начале работы: "Война - это акт насилия, имеющий целью заставить противника выполнить нашу волю", мысль, представляющую первичное, неполноценное определение войны. Клаузевиц К. "О войне". Т. I, стр. 25. 1941.

5 Выше Клаузевиц писал: "Никакая другая человеческая деятельность не соприкасается со случаем так всесторонне и так часто, как война. Наряду со случаем в войне большую роль играет неведомое, риск, а вместе с ним и счастье". В этом отношении Клаузевиц сравнивает войну с карточной игрой. Клаузевиц К. Указ. соч. Т. I, стр. 40 - 41.

6 Там же.

7 В. И. Ленин. Замечания на сочинения Клаузевица "О войне".

8 Там же, стр. 12.

9 Клаузевиц К. "О войне". Т. II, стр. 394.

10 Клаузевиц К. Указ. соч. Т. I, стр. 38.

11 В. И. Ленин. Замечания на сочинения Клаузевица "О войне", стр. 23 - 24.

стр. 104

"Hard and fast lines" (твердые и прочные линии) несовместимы с теорией развития... Диалектика, которая точно так же не знает hard and fast lines и не знает безусловного, пригодного повсюду "или - или", которая переводит друг в друга неизменные метафизические различия и умеет правильно видеть наряду с "или - или" также "как то, так и другое", примиряя между собой противоречия, диалектика эта - единственный пригодный на высшей ступени развития метод мышления"1 .

Диалектически одно явление перерастает в другое, и тем не менее отдельные явления как в природе, так и в общественной жизни различаются одно от другого. Различаются и две формы ведения войны: форма войны оборонительной и форма наступательной войны. Для нас, свидетелей современной войны и попыток противника проникнуть в глубь нашей территории, чрезвычайно интересно установить, как относился Клаузевиц, современник и очевидец наполеоновского похода на Москву, к вопросу о преимуществах наступательной и оборонительной войн.

"В чем заключается мысль обороны?" - спрашивает Клаузевиц и отвечает: "В удержании. Лучше удержать, чем приобрести; уже из этого следует, что оборона, предполагая одинаковые средства, легче, чем наступление"2 . Но Клаузевиц - отнюдь не сторонник так называемой абсолютной обороны, пассивного сопротивления; в какой бы форме оно ни выступало, "надо и самим давать неприятелю сдачу в виде ответных ударов"3 . Оборонительная форма войны является не непосредственным щитом, а щитом, составленным из искусных ударов4 . Клаузевиц отлично понимает, что оборона сама по себе преследует, как он выражается, "негативную" цель - удержание. Наступление же как таковое имеет цель "позитивную" - завоевание. И поскольку оборона, эта "более сильная форма ведения войны", преследует негативную цель, надо пользоваться обороной "лишь в течение того промежутка времени, пока в ней нуждаются вследствие своей слабости, и от нее надо отказаться, раз только налицо будет достаточная сила, чтобы поставить себе позитивную цель. А так как, одержав при содействии обороны победу, обычно мы достигаем более благоприятного соотношения сил, то естественный ход войны и сводится к тому, чтобы начинать ее с обороны и заканчивать наступлением"5 .

Наступающий, по мысли Клаузевица, "имеет лишь преимущество внезапной атаки целого целым же, в то время, как обороняющийся... имеет больше возможности поразить своего противника внезапностью формы а силы своего перехода в атаку"6 . Преимущества обороняющегося - знакомство с местностью, выбор хорошей позиции, устройство укреплений.

Наступление, с точки зрения Клаузевица, можно сравнить с движением ядра по траектории. По мере продвижения превосходящих сил противника по "траектории" наступления преимущество превосходства сил постепенно убывает. Настает момент, когда силы наступления и обороны сравниваются. Внезапный переход обороняющейся армии в наступление вынуждает неприятельскую армию перейти от наступления к обороне. Но эта оборона, оборона армии, вторгшейся в глубь чужой территории, будет происходить уже в гораздо худших условиях, чем оборона армии защищающегося государства. Все время, которое остается не использованным со стороны наступающего противника, "ложится на чашу весов обороняющегося".

Успех наступления решается ответом на вопрос: удастся ли наступающей армии, вторгшейся в чужое государство, принудить правительство этого государства к подписанию мира до того, как наступит кульминационный момент наступления, или, иначе говоря, до того, как будет достигнута высшая точка продвижения по "траектории" наступления? Если правительство того государства, в которое вторглась наступающая армия, будет упорно отклонять нежелательные условия мира и будет, не считаясь с территориальными потерями, продолжать свою активную оборону, истощая силы противника и заставляя его - в смысле главной цели войны - безрезультатно пройти кульминационную точку наступления, то положение вторгшейся, наступающей армии будет чрезвычайно затруднительным. Исторические примеры, которыми пользуется Клаузевиц для иллюстрации своей мысли, достаточно выразительны. Главный пример - бесславный поход Наполеона в Россию, крах французских наступательных планов в 1812 г. - исторический пример, который германские фашисты запрещают изучать в школах оккупированных ими стран.

Страницы, посвященные в работах Клаузевица историй 1812 г., читаются в дни нашей великой отечественной войны с особенным интересом. "Русское государство, - писал Клаузевиц, - так велико, что позволяет играть "в кошки и мышки" с неприятельской армией; на этом и должна базироваться в основном идея его обороны против превосходных сил неприятеля. Отступление в глубь страны завлекает туда же неприятельскую армию, оставляя в ее тылу обширные пространства, которые она занять не в состоянии"7 .

Эти замечания были высказаны Клаузевицем в его книге "1812 год". В главном же труде Клаузевица - "О войне" - мы читаем: "С тех пор, как Россия своей кампанией 1812 "г. засвидетельствовала, во-первых, что государство с большой территорией не


1 Ф. Энгельс "Диалектика природы", стр. 35. Партиздат. 1936.

2 Клаузевиц К. Указ. соч., Т. II, стр. 4.

3 Там же, стр. 3.

4 Там же, стр. 4.

5 Там же, стр. 5.

6 Там же, стр. 8.

7 Клаузевиц К. "1812 год", стр. 81.

стр. 105

может быть завоевано (что, впрочем, можно было бы знать и заранее), и, во-вторых, что вероятность конечного успеха не во всех случаях уменьшается в соответствии с числом проигранных сражений и потерянных столиц и провинций... но что часто именно в сердце своей страны обороняющийся может оказаться всего сильнее, когда сила наступления противника уже истощится, а оборона с невероятной мощью вдруг перейдет в наступление... - после того, как все это показало, какой огромный фактор в комплексе государственной мощи, способности к войне государства и вооруженных сил составляет сердце и настроение народа и после того как правительства смогли изучить все эти вспомогательные средства, трудно предполагать, чтобы они оставили: их неиспользованными в будущих войнах, безразлично, будет ли при этом налицо угроза их собственному существованию или их будет толкать могучее честолюбие"1 .

Здесь, как видим, Клаузевиц, подчеркивает не только территориальные особенности ведения войны в России, но также и значение морального фактора: настроение и отношение к войне народа и армия. Мысли Клаузевица о влиянии морального фактора представляют одру из важнейших сторон его теории: "Война по существу своему - бой, так как бой - единственный решающий акт многообразной деятельности, разумеющейся под широким понятием войны". Бой - это измерение духовных и физических сил путем взаимного столкновения сторон... "Исключать духовные вилы нельзя, так как состояние духа оказывает самое решающее влияние на военные силы"2 . В другом месте той же работы мы читаем: "Можно было бы сказать: физические явления подобны деревянной рукоятке, в то время, как моральные представляют подлинный отточенный клинок, выкованный из благородного металла"3 .

Наряду с главными идеями Клаузевица заслуживают внимания и многие другие суждения этого буржуазного военного теоретика. Клаузевиц - создатель понятия "трения" в военном деле. Трение - понятие, отличающее действительную войну от войны "бумажной". Охарактеризовав четыре элемента, образующих атмосферу, в которой протекает война: опасность, физическое напряжение, неизвестность и случайность, - Клаузевиц пишет: "Теоретически получается превосходно: командир батальона отвечает за выполнение данного приказа; так как батальон спаян воинской дисциплиной воедино, а командир - человек испытанного рвения, то вал должен вращаться на железной оси с ничтожным трением. В действительности это не так, и в свое время вскрывается все ложное и преувеличенное, содержащееся в этом представлении"4 . Плох генерал, преувеличивающий значение трения, но знание прения "безусловно необходимо", чтобы не строить ложных расчетов и, где можно, преодолевать трение. Во времена Клаузевица военные специалисты немало спорили по вопросу о том, что такое "ключ к стране". Ироническое отношение Клаузевица к этим бесплодным, схоластическим спорам выразилось, между прочим, в его замечании: "По большей части лучший ключ к стране находится в неприятельском войске" - замечание, которое Ленин отметил восклицанием: "остроумно и умно!"5 . Ленин обратил внимание и на суждение Клаузевица о качествах полководца. Он записал слова Клаузевица: "Без повелительной властной воли, которая простирает свое влияние вплоть до последнего звена, невозможно хорошее руководство войсками, и кто хотел бы следовать привычке всегда доверять людям и ожидать от людей самого лучшего, уж этим самым оказался бы совершенно неспособным к хорошему руководству войсками"6 . Привлекли внимание Ленина и многие другие замечания Клаузевица.

*

Буржуазные военные писатели второй половины XIX и начала XX в. не сумели ни развить, ни углубить, ни даже правильно понять теоретические взгляды Клаузевица. Ревностный почитатель ген. Шлиффена, ген. Гренер писал: "Шлиффен никогда не имел намерения создавать новое учение. Он основывался в своих взглядах только на Мольтке и вместе с ним на Клаузевице"7 . Правильна тут только первая фраза. Шлиффен обращался с идеями Клаузевица как с игральными картами, выдергивая из книги "О войне" отдельные мысли, лишь бы убедить своих современников в том, что "неубывающая ценность книги "О войне", наряду с ее высоким этическим и психологическим содержанием, объясняется выразительной постановкой ударения на идее уничтожения противника". Нет никаких оснований для такой уродливо ограничительной оценки содержания книги "О войне".

Что касается методов ведения современной войны, то германские фашисты теорией и практикой своей разбойничьей войны вступили в явное противоречие с основными идеями и указаниями Клаузевица. Вопреки учению Клаузевица, не допускающему стратегии, построенной на извращении и лживом истолковании характера и целей войны, фашисты пытаются свою грабительскую, империалистическую войну выдать за национальную войну германского народа. Ослепленные ненавистью к рабочему классу СССР, к советскому строю, к народам нашего Союза, германские фашисты повторяют осужденный Клаузевицем печальный опыт Наполеона. Презрительное отношение фашистов к вопросу о силе и творческой энергии масс в народной войне резко противоречит учению Клаузевица о роли мо-


1 Клаузевиц К. "О войне". Т. I, стр. 211 - 212.

2 Там же, стр. 92.

3 Там же, стр. 169.

4 Там же, стр. 88.

5 В. И. Ленин. Замечания на сочинения Клаузевица "О войне", стр. 21.

6 Там же, стр. 23.

7 Гренер В. "Завещание Шлиффена", стр. 16. М. 3937.

стр. 106

рального фактора в военном деле. Клаузевиц требовал большой крови в большой войне, но он никогда не оправдывал тех бессмысленных, варварских жестокостей, от которых содрогается ныне все передовое человечество. Против фашизма, а не в его защиту должны быть обращены слова Клаузевица: "Если мы видим, что цивилизованные народы не убивают пленных, не разоряют сел и городов, то это происходит от того, что в руководство военными действиями все более и более вмешивается разум, который и указывает более действенные способы применения насилия, чем эти грубые проявления инстинкта"1 .

Мысль Клаузевица о необходимости "беспощадного" уничтожения противника не имеет ничего общего с фашистской "теорией тотальной войны", так как под "противником" Клаузевиц никогда не подразумевал мирное население городов и сел - стариков, женщин и детей, истязаемых и сжигаемых заживо армией германских бандитов.

"Война есть не что иное, как государственная политика, продолженная иными средствами", - писал Клаузевиц. Но что такое политика? Клаузевиц писал: "Мы исходим из того, что политика объединяет в себе и согласовывает все интересы, как внутреннего управления, так и гуманности и всего остального, что может быть выдвинуто философским разумом, ибо сама по себе политика - ничто; она лишь защитник всех этих интересов перед другими государствами"2 .

Как видам, Клаузевиц был далек от понимания государства как орудия господствующего класса и от понимания политики как борьбы классов, как "концентрированного выражения экономики". Разделяя мысль, что "война есть продолжение политики иными средствами", Ленин углубил и насытил ее формулировку марксистским содержанием. Он писал: "Всякая война нераздельно связана с тем политическим строем, из которого она вытекает. Ту самую политику, которую известная держава, известный класс внутри этой державы вел в течение долгого времени перед войной, неизбежно и неминуемо этот же самый класс продолжает во время войны, переменив только форму действия"3 . В другом же месте Ленин писал: "Война есть не только продолжение политики, она есть суммирование политики"4 .

Развитое марксистской теории войн в трудах Ленина и Сталина - тема, требующая особого и всестороннего освещения. Здесь можно лишь подчеркнуть, что именно Ленин и Сталин создали учение о характере и сущности империалистических войн, об особенностях национально-колониальных освободительных войн в эпоху империализма, о войнах справедливых и несправедливых.

Клаузевиц понимал, что войны должны различаться по их характеру, поскольку разная политика порождает и различия в войнах как продолжение той или иной политики. Но, как буржуазный теоретик, Клаузевиц не мог подняться до высоты учения о различии войн справедливых и несправедливых. С точки зрения буржуазных теоретиков, войны представляют собою вечное явление: они всегда были, есть и будут. Каждая "война, которую ведет буржуазное правительство, выдается этим правительством за войну законную, обоснованную якобы жизненными интересами государства. Ложь получает здесь самое широкое применение. Бисмарк хорошо сказал о людях своего круга: "Никогда так много не врут, как перед войной и после охоты".

Симптоматичным и характерным было массовое появление перед империалистической войной 1914 - 1918 гг. брошюр, статей и книг, подготовлявших общественное мнение к кровавому "продолжению политики" магнатов крупного капитала. Рудольф Штейнметц, автор одной из наиболее заметных работ этого времени, писал в 1907 г. в своей "Философии войны": "Всякая война необходима, как и всякое другое явление"5 . Но кому именно, каким общественным классам необходима война, - об этом Штейнметц благоразумно умалчивал. Впрочем, классовые симпатии Штейнметца сквозили весьма прозрачно. "Как хорошо, что случилось так, что один мог повелевать, а другой вынужден был исполнять приказания, - восклицал Штейнметц, - этим путем создается закон переложения обязательной работы на плечи женщин, рабов, животных, рабочих, машин"6 . Ложь о сущности и задачах империалистической войны усилилась в годы войны. Престарелый германский философ Вундт ее постыдился публично заявить, что война, вспыхнувшая в 1914 г., есть "праведная" война. Но даже самой искусной ложью нельзя долго обманывать народ. Осознание народными массами справедливости своего дела - фактор важнейшего значения для исхода оборонительной войны. Против французского народа в XVIII в. ополчилась мощная коалиция пяти держав. Но именно стихийное сознание "праведности" своей борьбы пробудило во французском народе неслыханную творческую энергию и силу. Против армий коалиции было поднято всенародное ополчение, я после нескольких месяцев поражений французы очистили свою землю от интервентов.

Другой урок - наполеоновская эпопея. Будучи поистине "львом" в полководческом искусстве и опираясь не на реакционные силы, как Гитлер, а на силы прогрессивные, Бонапарт создавал, как казалось многим, прочную, долговечную империю. Но еще до своего прихода к власти Наполеон превратил справедливые войны французского народа в захватнические войны. Эти войны восстановили против него не только реак-


1 Клаузевиц К. "О войне", Т. I, стр. 28.

2 Клаузевиц К. "О войне". Т. II, стр. 335 - 336.

3 Ленин. Соч. Т. XXX, стр. 333.

4 Ленин. Соч. Т. XXIV, стр. 605.

5 Штейнметц Р. "Философия войны", стр. 5. Русский перевод в изд. "Образование" 1915.

6 Там же, стр. 32 - 33.

стр. 107

ционные европейские правительства, но и народы европейских государств, которые ответили на войны Наполеона справедливыми, национально-освободительными войнами: войной испанского народа 1808 г., Отечественной войной русского народа 1812 г. и национально-освободительной войной народов Центральной Европы в 1813 году. В результате, непоколебимая, казалось бы, я мощная империя, созданная Наполеоном, разрушилась до основания.

Понять глубокое историческое значение событии военной истории я научно осмыслить различие между войнами справедливыми и несправедливыми помогает нам великое учение Ленина и Сталина, которое неустанно разоблачает ложь буржуазных писателей и их единомышленников, уверявших, что война 1914 - 1918 гг. - якобы столь же справедливое дело, как к войны французской революции.

Ленину и Сталину всегда была понятна неизбежность военного столкновения Советского Союза с империалистическими державами, для которых ненавистны успехи социалистического строительства в нашей стране. Предвидя попытку разгрома победоносного пролетариата социалистического государства, Ленин писая: "В этих случаях война с нашей стороны была бы законной и справедливой"1 .

В противовес мелкобуржуазному пацифизму Ленин писал: "Мы, марксисты, не принадлежим к числу безусловных противников всякой войны"2 . Но мысли Левина не были должным образам поняты многими нашими политическими, военными и научными работниками. Проницательный взор товарища Сталина заметил этот недостаток нашего теоретического багажа. В "Краткий курс истории ВКП(б)" было включено четкое указание о необходимости различения войн справедливых и несправедливых. Определение разницы между этими войнами по самому их существу дано впервые лишь в "Кратком курсе истории ВКП(б)". В своей речи на торжественном заседании Московского совета 6 ноября 1941 г. товарищ Сталин осветил учение о войнах справедливых и несправедливых оценкой современной войны с германским фашизмом. Понятие справедливой войны товарищ Сталин применяй не только к борьбе народов социалистического Союза, но и к борьбе наших союзников - капиталистических государств, выступающих против фашизма.

Каковы цели гитлеровской войны? Товарищ Сталин говорит; "Враг жесток и неумолим. Он ставит своей целью захват наших земель, пошитых нашим потом, захват нашего хлеба и нашей нефти, добытых нашим трудом. Он ставит своей целью восстановление власти помещиков, восстановление царизма, разрушение национальной культуры и национальной государственности русских, украинцев, белоруссов, литовцев, латышей, эстонцев, узбеков, татар, молдаван, грузин, армян, азербайджанцев и других свободных народов Советского Союза, их онемечение, их превращение в рабов немецких князей в баронов"3 .

Гитлеровская война - это лишь продолжение политики хищнического германского империализма. Окровавленные лапы этого хищника были протянуты к Москве. Но, повторяя слова М. И. Калинина, мы можем с гордостью сказать: "В то время, как во всем мире ожидали падания Москвы, наше командование подготовило и начало разгром гитлеровских полчищ на подступах к Москве"4 . Силы нашей славной Красной Армии "как бы удвоились", когда 6 и 7 ноября 1941 г., в самую тяжелую для нас минуту, прозвучал голос нашего великого вождя товарища Сталина, прививающий к наступлению. Кульминационный момент германского натиска не оправдал и доли стратегических расчетов фашизма.

Неизмеримо велико значение этого переломного момента в нашей войне с гитлеризмом. "Теперь уже нет у немце" того военного преимущества, которое они имели в первые месяцы войны в результате вероломного и внезапного нападения. Момент внезапности и неожиданности, как резерв немецко-фашистских войск, израсходован полностью. Тем самым ликвидировано то неравенство в условиях войны, которое было создано внезапностью немецко-фашистского, нападения. Теперь судьба войны будет решаться не таким привходящим моментом, как момент внезапности, а постоянно действующими факторами: прочность тыла, моральный дух армии... организаторские способности начальствующего состава армии"5 .

Растет и ширится наступление Красной Армии, вырвавшей инициативу из рук врага. Чрезвычайно тяжела борьба с фашистским зверьем, вооруженным до зубов всеми средствами военной техники. И, как говорит товарищ Сталин, "не следует забывать, что впереди имеется еще много трудностей"6 .

Общая перспектива нашего наступления резко отличается от наступления армии германского фашизма и его союзников. Нельзя сравнить наше наступление с движением по "траектории". В перспективе нашего наступления не может быть кризиса, угасания, направления "затухающей кривой". Красная Армия имеет, кроме мощных военно-материальных ресурсов, свою особенную силу. В отличие от морально опустошенной гитлеровской грабьармии "сила Красной Армии состоит прежде всего в том, что она ведет не захватническую, не империалистическую войну, а войну отечественную, освободитель-


1 Ленин. Соч. Т. XIX, стр. 325.

2 Ленин. Соч. Т. XXX, стр. 332.

3 И. В. Сталин. Выступление по радио 3 июля 1941 г., стр. 6. Госполитиздат. 1941.

4 М. И. Калинин "На путях к победе". "Красная звезда" от 5 февраля 1942 года.

5 Приказ Народного Комиссара Обороны N 55 от 23 февраля 1942 года.

6 Там же, стр. 10.

стр. 108

ную, справедливую"1 . Красная Армия идет вперед не для порабощения, а для освобождения народов от небывалого гнета и неслыханных издевательств. Пламенная поддержка и новые резервы ждут Красную Армию на полях нашей родины, временно захваченных фашистской нечистью. А там, за рубежом, народы Европы, угнетенные фашистами, с энтузиазмом встретят Красную Армию и армии наших союзников. Союзные армии найдут мощные резервы в жаждущей отмщения Польше, где еще до начала текущего года гитлеровцы расстреляли более 80 тыс. человек, где "сотни тысяч погибли от голода и нищеты, которые принес с собой агрессор"2 , где около двух миллионов граждан лишены немцами собственности и изгнаны из страны; в Чехословакии, где "десятки тысяч граждан брошены немцами в тюрьмы или концентрационные лагеря и сотни тысяч направлены на принудительные работы"3 , где изгнано население целых районов для размещения там германских разбойников; в Югославии, где только в двух провинциях - Бачка и Банат - венгерские оккупанты убили "не менее 50 тысяч человек"4 ; в Норвегии, где царят расстрелы, унижения и голод и где "все слои населения ненавидят это зло"5 ; в Голландии, Бельгии, Франции - всюду, где временно установлен кровавый режим фашистского "нового порядка".

Перед всем миром были ясно и точно определены великие исторические задачи народов нашего Союза в этой войне. Фашистское правительство, "признающее только силу и разбой, должно быть сломлено всесокрушающей силой свободолюбивых народов, в ряду которых советские народы выполнят свою освободительную задачу до конца". Советское правительство заявило всему миру: "Советские люди никогда не забудут тех зверств, насилий, разрушений и оскорблений, которые причинили и причиняют мирному населению нашей страны озверелые банды немецких захватчиков, - не забудут и не простят им"6 .

Полный разгром фашизма, освобождение человечества от ужасов коричневой чумы и отмщение - таковы задачи и цели; нашей войны, характер и исход которой были еще в первый день разбойничьего нападения на нашу родину определены навеки памятными словами: "Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами!"


1 Приказ Народного Комиссара Обороны N 55 от 23 февраля 1942 г., стр. 10 - 11.

2 Декларация союзных стран, оккупированных Германией, от 13 января 1942 года. Заявление и. о. польского министра иностранных дел г. Рачинского.

3 Там же. Заявление чехословацкого премьера г. Шрамека.

4 "Правда" от 21 января 1942 гада. По данным корреспондента газеты "Нью-Йорк таймс".

5 "Правда" от 5 февраля 1942 года. Заявление Стрема, председателя муниципального совета г. Стокгольма.

6 Нота Народного Комиссара Иностранных Дел В. М. Молотова от 6 января 1942 г., стр. 22. Воениздат. 1942.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ТЕОРИЯ-ВОЙН-В-ТРУДАХ-КАРЛА-КЛАУЗЕВИЦА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Alexander KerzContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Kerz

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Ф. ПОТЕМКИН, ТЕОРИЯ ВОЙН В ТРУДАХ КАРЛА КЛАУЗЕВИЦА // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 27.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ТЕОРИЯ-ВОЙН-В-ТРУДАХ-КАРЛА-КЛАУЗЕВИЦА (date of access: 25.06.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Ф. ПОТЕМКИН:

Ф. ПОТЕМКИН → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Alexander Kerz
Moscow, Russia
2981 views rating
27.09.2015 (2097 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ПРОФЕССОР МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА В. И. ГЕРЬЕ (1837 - 1919)
17 hours ago · From Россия Онлайн
СУДЬБА "ДИПЛОМАТИЧЕСКИХ ДНЕВНИКОВ" А. М. КОЛЛОНТАЙ
Catalog: История 
17 hours ago · From Россия Онлайн
"ФИЛОСОФСКИЙ ПАРОХОД". ВЫСЫЛКА УЧЕНЫХ И ДЕЯТЕЛЕЙ КУЛЬТУРЫ ИЗ РОССИИ В 1922 г.
Catalog: История 
17 hours ago · From Россия Онлайн
О "НОТЕ СТАЛИНА" ОТ 10 МАРТА 1952 г. ПО ГЕРМАНСКОМУ ВОПРОСУ
Catalog: История 
17 hours ago · From Россия Онлайн
При развале материнского ядра на дочерние фрагменты, выделяется энергия, как разница потенциалов взаимодействия. Численно эта энергия равна разности структурных энергий частиц в материнском ядре и в дочерних ядрах.
Catalog: Физика 
Чтобы выделить энергию при распаде ядра, её надо накопить при синтезе. При любом распаде масса дочернего ядра увеличивается. Это заложено в основе расширения Вселенной. При любом распаде масса частиц распада увеличивается. Уменьшается структурная энергия, которая является энергией расширения Вселенной. Когда анализируется масса-энергия при ядерных реакциях, принимается во внимание Δ
Catalog: Физика 
Где больше всего денег идет на ставки на спорт? А где стоят самые однорукие бандиты?
Catalog: Экономика 
Yesterday · From Россия Онлайн
DEUTSCHE IN St. PETERSBURG. EIN BUCK AUF DEN DEUTSCHEN EVANGELISCH-LUTHERISCHEN SMOLENSKI-FRIEDHOF UND IN DIE EUROPAISCHE KULTURGESCHICHTE
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
ГРИГОРИЮ ЯКОВЛЕВИЧУ РУДОМУ - 80 ЛЕТ
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
ВУДРО ВИЛЬСОН И НОВАЯ РОССИЯ (февраль 1917 - март 1918 г.)
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ТЕОРИЯ ВОЙН В ТРУДАХ КАРЛА КЛАУЗЕВИЦА
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones