Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-15587

Share with friends in SM

Традиционные верования удмуртов стали объектом исследования уже с самого начала этнографического изучения этого народа. Как отмечает В. Е. Владыкин "религия и мифология удмуртов никогда не были обделены вниманием - это традиционный сюжет удмуртской этнографии. Именно о религии удмуртов, очевидно, в силу ее таинственности и экзотичности, больше всего писали в прошлом (каждая четвертая публикация об удмуртах была посвящена их религии), и, пожалуй, более всего запутан этот комплекс проблем" (Владыкин 1994: 7). Данное замечание справедливо и по отношению к закамским удмуртам (проживают в северо-западных районах Башкортостана, Куединском р-не Пермской, Красноуфимском р-не Свердловской областей и Бавлинском р-не Татарстана). В конфессиональном плане они представляют собой довольно уникальную локальную этнографическую общность. Дело в том, что, живя среди татарского и башкирского населения, исповедующего ислам, и испытывая в прошлом достаточно сильный прессинг со стороны официальной православной церкви, основная их часть сумела сохранить свои традиционные верования. Удмурты, расселенные на северо-западе Башкортостана и юге Пермской обл., не были крещены, и, подчеркивая этот факт, они именуют себя "настоящими удмуртами" (нын удмортъес). Удмурты же, проживающие ныне в Бавлинском р-не Татарстана и Ермекеевском р-не Башкортостана, были окрещены, но продолжали сохранять и традиционные верования. В отличие от них, крещеные удмурты Илишевского р-на Башкортостана, крестившиеся еще до переселения сюда, полностью забыли старые традиции. Другая локальная подгруппа закамских удмуртов, проживающая в Красноуфимском р-не Свердловской обл., подверглась значительному этнокультурному воздействию со стороны соседей - уральских марийцев, что отразилось также в сфере верований и религиозной практики. Некоторая часть удмуртов этого региона, приняв ислам, сменила этническое самосознание, влившись в состав татар.

Одна из первых работ, в которой приводятся сведения о религиозных верованиях закамских удмуртов, - сочинение П. И. Рычкова "Топография Оренбургская" (Рынков 1762). Автор, отмечая, что удмурты (вотяки) Вятской пров. и Казанского у. в той или иной степени "уже... крещение приняли", пишет, что у удмуртов Оренбургской губ. "закона никакого... нет, но Бога исповедуют и призывают", а также что "в суевериях же во многом равны они с чувашами и приносят жертву, режут лошадей, коров и овец" (Цит. по: Рынков 1999: 99). Далее он кратко описывает некоторые поминальные обряды. Судя по отдельным деталям, подмеченным автором (использование свечей и установка поминальных подношений на столе), можно предположить, что описанные П. И. Рычковым удмурты испытали определенное влияние православия. Современные этнографические материалы показывают, что наиболее близки к описанным поминальные обряды крещеных удмуртов Ермекеевского р-на Башкортостана и Бавлинского р-на Татарстана. Исследователи объединяют их в бавлинскую группу закамских удмуртов (Миннияхметова 1996: 175 - 176). Можно утверждать, что П. И. Рычков имел в виду именно этих удмуртов, тем более что это предположение подтверждается и другими данными автора. Так, по мнению И. А. Косаревой, исследователь оставил описание женского головного убора именно этой локальной подгруппы удмуртов (Косарева 2000: 10). П. И. Рычков обратил внимание на большую роль


Ранус Рафикович Садиков - кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Центра этнологических исследований Уфимского научного центра РАН (г. Уфа).

стр. 116


собак в культе предков удмуртов: "по сгорении свеч ту кашу и оставшиеся на столе блины все собакам разбрасывают" (Рынков 1999: 99). Подобное наблюдается и сейчас.

Более подробные сведения о религиозных верованиях и обрядах закамских удмуртов содержатся в работе Н. П. Рычкова, где отмечается, что вотяки (удмурты) Уфимской пров. "сохранили те самые законы, которые почитали их древние прародители" (Рынков 1770: 157). Далее автор перечисляет имена некоторых божеств удмуртского пантеона и полагающиеся им жертвы: Илмер - "первенствующий вотский бог", Кылдыни Мумась - "мать Илмера", Шунду Мумы - "матерь солнца", Киреметь. В этом ряду наибольший интерес представляет женское божество Кылдыни Мумась: по словам Н. П. Рычкова, "вотятские женщины молят ее о рождении детей; а девицы о благополучном замужестве" (Там же: 157). В дальнейшем культ этого божества у закамских удмуртов угас; некоторые туманные представления о нем сохранились только у южных удмуртов (Косарева 1986: 50; Владыкин 1994: 182). Большим почитанием пользовалась и Шунду Мумы, культ которой в последующем также угас, но некоторые представления о данном божестве закамские удмурты сохраняют. Таким образом, исследователем отмечена важная роль женских божеств в религиозных верованиях закамских удмуртов в XVIII в., исчезнувших в дальнейшем.

Большой интерес представляет описание Н. П. Рычковым существовавшего у местных удмуртов почитания дерева-покровителя Модор и его ветвей, которые, по словам автора, имелись в каждом семействе и хранились в "храмах Модору посвященных" (Рынков 1770: 160 - 161). Вероятно, тут мы имеем дело с исчезнувшим ныне культом семейных святилищ покчи куала. Н. П. Рычковым зафиксировано также бытование у закамских удмуртов института ту но. В южноудмуртской традиции туно - гадатель, ворожей, шаман, который обслуживал целую округу (Владыкин 1994: 105). Главные его функции: выбор жрецов, определение (отгадывание) мест святилищ, назначение жертв. При этом он пользовался шаманскими приемами. У закамских удмуртов туно перестают играть какую-либо роль в религиозной практике, хотя так (точнее, туночи) продолжают называть знахарей-гадателей. По словам Н. П. Рычкова, удмурты в случае болезни обращались к божеству Киреметь, а "отгадчики", "которых вотяки тунами называют" подсказывали, какие именно жертвы необходимо им принести, чтобы исцелиться. О силе веры удмуртов этим гадателям свидетельствует следующее высказывание автора: "исполняют повеление их так священно, что есть ли б пророченная жертва стоила ему лишиться большей части своего богатства, однако ж болезнию страждущий человек беспрекословно все исполнит" (Рынков 1770: 162). Ценны также краткие сведения автора о погребальной обрядности удмуртов.

Содержательный материал по религии удмуртов Оренбургской губ. зафиксирован П. С. Палласом: "сверх единого великого Бога, называемого у них Намаром, молятся они также Богу земли и благосостояния, Му-Калцину или Мулдциену Калцину, Богу вод Ву-Нимару, а также и солнцу, как престолу высочайшего Бога, и еще многим нижним божествам" (Паллас 1788: 35). Исследователь описывает огороженные "жертвенные места" Керемети и порядок жертвоприношения в них, а также четыре ежегодных "всеобщих" празднества: Бучим-Нунал, Тулис-Нунал, Виссеско-Нунал, Керемет-Нунал. П. С. Паллас также упоминает туно (тон), но принимает их за жрецов: "священнодействующие старцы, Тонами между ими называемые" (Паллас1788: 35). Сравнительный анализ современных материалов и сведений, зафиксированных П. С. Палласом, показывает, что "внутренний смысл и содержание религиозно-обрядовой жизни закамских удмуртов не претерпели изменений до сегодня" (Миннияхметова 2000: 6).

Таким образом, можно отметить, что сочинения ученых и путешественников XVIII столетия, касающиеся удмуртского населения бассейна р. Быстрый Танып (совр. Бураевский и Калтасинский районы Башкортостана), хотя и содержат только фрагментарные сведения по рассматриваемой теме, но бесценны для нынешних ис-

стр. 117


следователей. Зачастую описанные в них факты и явления уже изжили себя или же сохранились только как смутные представления в памяти старшего поколения.

В XIX в., вплоть до 1890 г., нет научных сочинений, в которых рассматривалась бы религия закамских удмуртов. Можно назвать только две работы этого периода, в которых речь идет об изучаемой группе удмуртов. Это сочинения Н. С. Попова (Попов 1813) и В. М. Черемшанского (Черемшанский 1859). В них авторы более или менее подробно рассматривают хозяйственную деятельность и материальную культуру удмуртов, в то время как религиозные верования характеризуются лишь двумя-тремя фразами: "они [удмурты Пермской губ. - Р. С] в языческой своей вере подобны почти всеми обрядами черемисам" (Попов 1813: 48); "по вероисповеданию - частию христиане, частию язычники, но христиане слишком слабые и не более как, кажется, по названию" (Черемшанский 1859: 194).

В конце XIX - первой четверти XX в. появляется ряд очень интересных работ. Ценные сведения по религиозным верованиям и обрядам удмуртов Бирского у. приводит в своей монографии И. Н. Смирнов (Смирнов 1890). Автор обращает внимание на существовавшие у удмуртов союзы мэр, которые образуют "несколько соседних и связанных единством происхождения деревень". Жители их устраивают общие моления - мэр'эн-вос' и совершают общие жертвоприношения (Там же: 225). Более крупное объединение - эль, его члены проводят совместные моления эл'эн-вос': "Бирские вотяки на эл'эн-вос'ях сходятся вместе с Осинскими Пермской губернии. Место сходок назначается в одной из трех (старейших?) деревень Бирского и Осинского уездов - Варяже, Алтаевой и Карге" (Там же: 226). И. Н. Смирнов приводит также интересные сведения об урте - душе человека и дію урте - "хлебном духе". Бирские удмурты, по его словам, верят, что "урожая не бывает тогда, когда хлебный дух... уходит куда-нибудь на другое поле", а сновидения объясняют тем, что, когда "тело лежит на одном месте, дух выходит из него и странствует по разным местам" (Там же: 176 - 177).

В качестве приложения к книге помещено несколько сказок, имеющих несомненную ценность при раскрытии сущности таких персонажей удмуртской мифологии, как ву пэри, тыл пэри, нюлэс мурт (водяной, дух ветра, леший). Сведения по удмуртам Бирского у. автор собрал в ходе поездки к ним, но все же большую их часть он получил от своего информанта, учителя из д. Старый Варяж Бирского у. (ныне с. Старый Варяш Янаульского р-на Башкортостана) Г. А. Аптиева. Последний, основываясь на своих материалах, написал небольшие заметки, опубликованные в "Известиях Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете" (Аптиев 1891; 1892). В них нашли отражение такие религиозные обряды и обычаи удмуртов, как с'ор с'ырс (задняя дорога), вил' тыл (новый огонь), мор с'ырс (дорога болезней) (Аптиев 1891); кулон потон уй (ночь выхода мертвых), обряды перед отправлением в путь, осенняя жертва Му-Кылтину и т.д. (Аптиев 1892). Некоторые материалы и заметки Г. А. Аптиева остались неопубликованными: они хранятся в отделе рукописей и редких книг библиотеки Казанского университета (Насибуллин 1997: 47).

Религиозным верованиям и обрядам удмуртов Осинского у. Пермской губ. значительное внимание уделил Н. И. Тезяков. Будучи земским врачом, он имел возможность обстоятельно изучить быт и культуру местных удмуртов. Результатом его специальных антропологических и демографических изысканий явилась монография "Вотяки Больше-Гондырской волости. Медико-статистический и антропологический очерк" (Тезяков 1892). В ней автор подробно останавливается и на интересующих нас вопросах. Период его работы в качестве земского врача совпал по времени с началом активной миссионерской деятельности среди удмуртов как православных священников, так и мусульманских мулл. Исследователь отмечает, что большее понимание среди удмуртов находит мусульманская пропаганда, успех которой определяется хорошим владением проповедниками удмуртским языком, а также тем, что "в магометанство переходят более состоятельные и влиятельные вотяки, увлекая за собой и

стр. 118


бедняков, как людей менее самостоятельных". А обращенных в православие очень незначительное число, "да и это все жалкий народ, большей частию нищие" (Там же: 5). Но несмотря на все это, громадным авторитетом у вотяков-язычников, как отмечает автор, "пользуются жрецы, которые фанатически оберегают свои языческие верования" (Там же: 6).

Н. И. Тезяков приводит суждение удмуртов о своей вере (которое, кстати, актуально и для современных верующих удмуртов): "Единый лучезарный Инмар, сотворив землю и разных народов, дал последним разные веры. Каждый, поэтому, народ должен беречь свою веру, если не желает прогневить всемогущего творца" (Там же: 22). Автор справедливо указывает на ошибочность мнения тех исследователей, которые характеризуют верования удмуртов как идолопоклонство: в действительности они не знают никаких идолов (Там же: 57).

Другая работа Н. И. Тезякова уже специально посвящена религии закамских удмуртов1 (Тезяков 1896). Поводом к ее написанию явилось так называемое мултанское дело, когда удмуртов обвинили в человеческих жертвоприношениях. Автор заявляет: "нам пришлось в течение 5-ти лет присматриваться к жизни вотяков и притом язычников, знакомиться близко с жизнью их, их верованиями, быть на самых жертвоприношениях, и мы не можем допустить, чтобы среди этого мирного, честного народа могли существовать такие кровожадные инстинкты, при которых только и мыслимы человеческие жертвоприношения" (Там же: 2). Н. И. Тезяков рассматривает моления в родовых святилищах куала, священных рощах - луд, а также различные праздники и обряды пермских удмуртов (будзинал, тульш-гэры, буэ-шур или буэ-дюк, мер-весь, курысъкон, толд-вось). Особенно подробно он описывает проведение праздника толд-вось ("зимнее моление"), что весьма ценно, так как к настоящему времени подобные моления проводятся лишь в единичных деревнях и получить исчерпывающую информацию об этом обряде в полевых условиях весьма затруднительно. В источниковедческом плане большой интерес представляют описания Н. И. Тезяковым молений в куала, которые ныне также почти ушли из быта. Более того, сами куала уже встречаются крайне редко, так что материал статьи, касающийся их внешнего вида и внутреннего устройства, тоже имеет большую фактологическую ценность.

Значительное внимание религиозным обрядам и верованиям удмуртов Бирского у. в статье А. Ф. Комова2 , опубликованной в "Уфимских губернских ведомостях" (Комов 1889). Автор рассматривает обряды, проводимые во время Вый-арня, Иру-нынал, Бадзж-нынал, кистон, куруськон, высяськон, Мир-вэсь, Эльвась. Статья содержит краткое описание своеобразных обрядовых действий на Ошорех (Ошорог), носящих ярко выраженный эротический характер; сведения о них мы встречаем только в современных исследованиях. Ценны и описания некоторых обрядов, сопровождавших рождение, свадьбу, похороны и поминки. А. Ф. Комов обращает внимание на то, что и зимой, и летом умершего везут на кладбище на санях-дровнях: данный архаичный обычай уже давно забыт. Как и Н. И. Тезяков, он отмечает, что удмурты охотно переходят в ислам: "в настоящее время из двадцати деревень лишь в пяти не нарушилось язычество..., новая религия захватила лучшие дома..., переход усиливается" (Там же: 51).

В статье И. В. Яковлева рассматриваются календарные и семейно-родовые обряды и обычаи пермских удмуртов (Яковлев 1903). По мнению автора, "пермские вотяки... все язычники", но "они признают, как и все другие язычники, одного Бога, а не много, как думают лица, незнакомые с жизнью язычников" (Там же: 183). В его работе находим описание таких календарных праздников и сопровождающих их религиозных обрядов, как курыськон (осенние поминки), вось и "элен вось", масленица, быдзымнал (весенние поминки), летний вось. То, что автор уделил особое внимание празднествам осенне-зимнего периода, делает работу ценным источником, поскольку к настоящему времени они либо не имеют широкого распространения, либо вовсе забыты.

стр. 119


Сотрудник Уфимского губернского статистического комитета В. И. Филоненко в статье "У язычников-инородцев Уфимской губернии" в основном рассматривает верования марийцев, но в конце ее немного касается и удмуртских традиций. По мнению автора, "богослужебные обряды их ничем не отличаются от обрядов черемисов, но имена богов и жертвы им различные" (Филоненко 1914: 31).

Статья К. Яковлева, опубликованная в "Вестнике Оренбургского учебного округа" (Яковлев 1915), посвящена религиозным верованиям и обрядам удмуртов Бирского и Осинского уездов. В ней перечислены имена удмуртских божеств и духов, установленные для них жертвы, а также подробно описан порядок жертвоприношений в священных рощах во время общественных молений. Более детального и достоверного рассмотрения обрядовых действий мы не находим ни у одного автора. Исследователь обращает внимание на то, что перед каждым общественным молением совершается обряд обещания жертвы (сизиськон. - Р. С). Упоминает К. Яковлев также и о семейных молениях-жертвоприношениях. Автор сообщает, что "при вступлении в супружескую жизнь вотяк дает "Иньмару" обет в том, что он со своей женой принесет в жертву лошадь. Этот обет исполняется вотяком обыкновенно только под старость" (Там же: 265). Данная информация проливает некоторый свет на современный обряд кырвонэз быдтон, смысл которого утрачен.

Примечательна статья М. И. Ильина о похоронно-поминальной обрядности удмуртов д. Купченеево Белебеевского у. (ныне - Ермекеевский р-н Башкортостана) (Ильин 1914). По утверждению автора, жители этой деревни "... в религиозном отношении хотя и считаются православными, но и теперь мало чем отличаются от своих дедов и прадедов. Они до настоящего времени сохранили в целости обычаи, поверия и связанные с ними обряды от седой языческой старины" (Там же: 319). Помимо подробного рассмотрения похоронных и поминальных обрядов удмуртов автор раскрывает их представления о душе и загробной жизни, причинах болезней и т.д. М. И. Ильиным описан также обряд йырпыд сетон, который совершался молодыми женщинами на первый или второй год замужества (в отличие от других групп удмуртов). В другой своей статье автор уделил внимание молодежным игрищам и обрядовым действиям, проводимым на Вербное воскресенье и Пасху (Бадзым нунал) (Ильин 1915).

Летом 1914 г. с удмуртами Уфимской губ. познакомился будущий ученый-медик С. В. Аничков. В своих воспоминаниях он кратко касается и религиозных верований удмуртов. Примечателен ответ одного старика на вопрос, какой у удмуртов Бог: "Бог у всех один..." (Кравцов 1995).

В небольшом очерке помощника уфимского епархиального миссионера В. Макарова, опубликованном в "Уфимских епархиальных ведомостях", имеется, к сожалению, краткое и очень поверхностное описание обрядов, совершаемых удмуртами Бирского у. во время "Люно вось" (видимо, искаженное название одного из окружных молений), а также на похоронах и поминках (Макаров 1915). Касаясь происхождения удмуртов Бирского у., автор сообщает, что они являются "беженцами", которые "боясь нарушений религии и быта отцов и дедов, решили скрыться от обращения в русскую веру в закамские дремучие леса, благодаря чему и осталась горсть некрещеных вотяков" (Там же: 578). Он упоминает ворожеев - туночи,которые, по его словам, пользуются большим доверием удмуртов: "Редкий больной вотяк идет к врачу, - всегда обращаются к ворожеям. Часто мне приходилось видеть как несколько человек ждет очереди услышать вещий приговор" (Там же: 581). Как и другие авторы этого времени, В. Макаров отмечает сильное влияние на удмуртов ислама: "есть такие селения, где они совершенно забыли свой язык и религию" в результате перехода в мусульманство. Вместе с тем он утверждает: "Большая же часть вотяков сохранила свою национальность - язык и религию" (Там же: 579).

Вопросы, касающиеся религиозных верований и обрядов удмуртов, затронуты и в работах зарубежных финно-угроведов. Среди них своей основательностью выделяет-

стр. 120


ся монография финского этнолога Уно Харвы-Хольмберга "Верования пермских народов" (Holmberg 1914), в которой он использовал собственный полевой материал, собранный в 1911 г. среди удмуртов, в том числе и у удмуртов деревень Уфимской и Пермской губерний (Anttonen 1987: 62). Работа изобилует интереснейшими сведениями о похоронно-поминальной обрядности; обрядам, проводимым в куале и луде. Автором высказано предположение, что "стержнем традиционной религии пермских народов является культ предков" (Загребин 1999: 79). Полевые материалы исследователь использовал и в других своих публикациях (Holmberg 1927; Harva 1934). Сочинение финского этнолога послужило основой для монографии А. И. Емельянова "Курс по этнографии вотяков" (Емельянов 1921), являющейся ценнейшим источником для русскоязычных исследователей. В настоящее время осуществляется перевод книги У. Хольмберга с финского на удмуртский, публикуемый в удмуртском журнале "Инвожо".

Некоторые очень оригинальные тексты религиозного содержания (молитвы, заговоры) зафиксированы венгерским лингвистом Б. Мункачи (Munkaschi 1887; Volksbraushe 1952). Он собирал удмуртский фольклор как в России (в 1885 г. венгерский ученый побывал в д. Можга Бирского у.), так и у себя на родине - от военнопленных удмуртов, уроженцев Бирского и Осинского уездов, содержавшихся в годы Первой мировой войны в венгерских лагерях (1916 г.).

В 1894 г. удмуртов Бирского у. посетил финский лингвист И. Вихманн: почти месяц он прожил, изучая диалект и собирая фольклор в д. Большой Качак (ныне - Калтасинский р-н Башкортостана). В аспекте исследуемой темы нас интересуют записанные им в качестве образцов речи описания некоторых обрядов (Wichmann 1954). В двух письмах, отправленных из д. Большой Качак, ученый делится своими впечатлениями о праздниках жертвоприношений у удмуртов, на которых он присутствовал (Чуч 1990). Помимо этого И. Вихманн собрал "немало сведений по мифологии и религиозной практике удмуртов, которые составили 42-х страничную рукопись". К сожалению, она пока не опубликована и ее материалы не введены в научный оборот (Загребин 1999: 46).

Большую научную ценность представляют фотографии И. Вихманна и У. Хольмберга. Часть их опубликована в качестве иллюстраций в трудах этих ученых, а также в специальных изданиях (Karhu 1980), часть хранится в архивах Финляндии.

Одна из первых работ советского периода - упомянутая выше книга А. И. Емельянова. Этот труд содержит значительную информацию о культах предков, куалы и луда. Как отмечают В. Е. Владыкин и Л. С. Христолюбова, "более полного, чем у А. Емельянова, описания этих явлений нет, пожалуй, и по настоящее время" (Владыкин, Христолюбова 1984: 56). В небольших очерках И. Антонова (Антонов 1927) и Г. Чиркова (Чирков 1927), посвященных закамским удмуртам, религии уделяется незначительное внимание. Так, И. Антонов отмечает, что вероисповедание их "в большей части - языческое, есть позаимствования и из татарской религии"; "на вопрос: "Кто вам оставил такую религию?" отвечают: "Так велось дедами и мы также продолжаем"" (Антонов 1927: 116). По мнению Г. Чиркова, в Башкирию бежали удмурты "более стойкие за старину. Об оставшихся вотяки до сих пор отзываются с пренебрежением, называя их "чикынам удмурт", т.е. крещеные" (Чирков 1927: 62).

В последующие годы советские исследователи мало интересовались этнографией закамских удмуртов, особенно их религиозными верованиями. Лишь в последнее десятилетие XX в. закамские удмурты стали объектом пристального внимания со стороны российских и зарубежных ученых. Значительный корпус источников по религиозным верованиям и обрядам данной группы удмуртов используют в своих работах В. Е. Владыкин и Л. С. Христолюбова (Владыкин 1994; Христолюбова 1995).

В 2000 г. увидела свет монография Т. Г. Миннияхметовой "Календарные обряды закамских удмуртов". В ней на основе полевых материалов автора очень подробно рас-

стр. 121


смотрены обряды и празднества годового цикла, в том числе разнообразные семейные, родовые и общественные моления и жертвоприношения (Миннияхметова 2000). Исследовательнице удалось реконструировать очень архаичные, ныне утратившие свой смысл, зачастую совершенно забытые обряды: ур вось, ошорог зуон, кырвонэз быдтон, куар восян, гербер, сизьыл зуон, гондыр эктытон и др. В итоге автор приходит к выводу, что "в календарной обрядности закамских удмуртов иноэтничных напластований немного, она сохранила в основе этническую специфику... следы христианства ощущаются не так часто и не повсеместно... ислам ...оказал несущественное влияние" (Там же: 115).

В своей новой монографии "Традиционные обряды закамских удмуртов: Структура. Семантика. Фольклор", изданной в 2003 г. в г. Тарту, Т. Г. Миннияхметова детально анализирует обряды закамских удмуртов, сопровождающие рождение ребенка, приход нового года, сооружение колодца. Обращение к изучению данных обрядов, по словам автора, обусловлено тем, что "в них происходит зарождение (или формирование) нового существа или явления, появление которого оказывает большое влияние на окружающих людей, на жизненный статус отдельной личности, а также целой социальной группы" (Миннияхметова 2003: 11).

Различные аспекты данной темы рассмотрены Т. Г. Миннияхметовой и в других публикациях, в частности, написанных в соавторстве с Л. С. Христолюбовой (Миннияхметова 1994; Христолюбова, Миннияхметова. 1994; 1999; 2002). Она уделила внимание также поминальным обрядам закамских удмуртов (Minnijahmetova 2000; Миннияхметова 2001).

Календарные и семейно-родовые обряды удмуртов Куединского р-на Пермской обл. освещены в работах А. В. Черных (Черных 1994; 1995; 1996). В монографии, посвященной традиционному календарю народов Прикамья, исследователь также обращается к календарным обрядам пермских удмуртов, рассматривая их как целостную систему, которая, сохранив общеудмуртскую основу, подверглась значительному воздействию церковных (православных) и русских народных традиций (Черных 2002: 182 - 183).

Некоторые вопросы, касающиеся традиционных верований закамских удмуртов (культовые постройки и сооружения, пространственная организация святилищ и кладбищ и т.д.), затрагиваются в нескольких работах автора этих строк (Садиков 2001а; 20016; 2002а; 20026; 2003; Sadikov 2000).

В последнее время в журналах "Кенеш", "Инвожо", "Вордскем кыл", удмуртской республиканской газете "Удмурт дунне", республиканской газете удмуртов Башкортостана "Ошмес" появляется значительное число очерков и заметок удмуртских писателей, журналистов и краеведов, посвященных религиозным верованиям и обрядам закамских удмуртов. Особую ценность представляют публикуемые в газете "Ошмес" тексты удмуртских молитв.

Рассматривая историю изучения религиозных верований закамских удмуртов, нельзя не упомянуть и о некоторых неопубликованных материалах, хранящихся в Научно-отраслевом архиве Удмуртского института истории, языка и литературы УрО РАН (УдИИЯЛ Уро РАН). В рукописи "Этнографический очерк деревни Покровско-Урустамак Ивановской волости Бугульминского уезда Самарской губернии", автор и год написания которой, к сожалению, не известны3 , имеются сведения о религиозной жизни жителей данной деревни. Автор отмечает, что хотя они и христиане ("ранее они были некрещеными, где введены в христианство неизвестно"), но свои языческие моления все же проводят (Этнографический очерк: 1). Далее приводится описание молений Дэмен вось и Ош восян. Рукопись значима еще и тем, что по рассматриваемой здесь бавлинской подгруппе закамских удмуртов, кроме названных выше сочинений П. И. Рычкова и М. И. Ильина, нет других публикаций. Религиозные верования бавлинских удмуртов также почти не привлекали внимания современных исследователей. Можно указать лишь на статьи Т. Г. Миннияхметовой, но они тоже касаются жителей

стр. 122


только одного населенного пункта (Миннияхметова 1996; 1999) - д. Купченеево Ермекеевского р-на Башкортостана.

В 1971 г. среди удмуртов Куединского р-на Пермской обл. работала этнографическая экспедиция во главе с В. Е. Владыкиным. Ее участники4 сдали свои тщательно выполненные экспедиционные записи (полевые тетради и дневники) на хранение в архив УдИИЯЛ Уро РАН. Наиболее информативны в плане изучения религиозных верований и обрядов материалы М. Г. Атаманова и Е. К. Егорова (Атаманов 1971; Егоров 1971). Они имели возможность собирать полевой материал у информантов, родившихся в конце XIX - начале XX в. и хорошо разбиравшихся в данных вопросах. Экспедиционные материалы, к сожалению, не стали отдельной публикацией. Лишь часть их была использована в статье М. Г. Атаманова и В. Е. Владыкина, посвященной похоронно-поминальной обрядности удмуртов Куединского р-на (Атаманов, Владыкин 1985).

Рассмотренные выше публикации и некоторые архивные материалы касались в основном закамских удмуртов, проживающих в Башкортостане, в Пермской обл. и Бавлинском р-не Татарстана. В них совершенно не нашли отражения религиозные верования и обряды красноуфимских (Красноуфимский р-н Свердловской обл.) и князь-елгинских (Илишевский р-н Башкортостана) удмуртов. Что касается первых, то мы не можем назвать ни одной публикации, в которой рассматривались бы их религиозные верования. Отчасти это объясняется немногочисленностью данной подгруппы закамских удмуртов, следствием чего является также очень позднее их "открытие" для науки. Первые научные публикации об этой подгруппе удмуртов, касающиеся их диалекта, начали появляться лишь в 1970-е годы (Насибуллин 1978). Примерно такая же ситуация и с князь-елгинскими удмуртами: будучи крещеными, они подверглись значительному влиянию со стороны крещеных татар. Имеются лишь малоинформативные публикации, принадлежащие представителям духовенства, по которым можно судить о степени влияния православия на "крещеных инородцев - вотяков" (Сизов 1896; Соколов 1899; Матвеев 1910).

Определенный интерес представляют также сообщения о ходе миссионерской работы среди закамских удмуртов, которая особенно усилилась в конце XIX - начале XX в. Этот процесс вкупе с активизацией мусульманских миссионеров вызвал появление ряда публицистических выступлений в печати. История строительства церкви в удмуртском с. Большой Гондырь Осинского у. Пермской губ. и отношение местных жителей к новой религии очень ярко описаны в очерках П. Г. О-в и С. Рыбакова (О-в 1897; Рыбаков 19006). В другой работе С. Рыбаков поднимает вопросы "христианского просвещения" "инородцев" Уфимской губ. и противодействия распространению среди них ислама. Он отмечает, что особой склонностью к переходу в ислам отличаются удмурты. По его словам, "вотяки многих деревень не только магометанствуют, но и построили уже мечети", "эти вотяки более ревностные магометане, чем татары" (Рыбаков 1900а: 25). Данной проблеме, как уже указывалось, определенное внимание уделил в своих трудах и Н. И. Тезяков, отметивший, что удмурты, упорно противившиеся навязыванию им православия, охотно переходили в ислам. О негативном отношении удмуртов к православию красочно свидетельствует следующий его рассказ: "между вотяками возникло подозрение, что за докторскими измерениями появятся священники и тогда начнется поголовное крещение вотяков. Депутация от вотяков явилась к местному мировому судье и просила его о выдаче им удостоверения в том, что они никогда не будут насильно крещены" (Тезяков 1892: 8). Интересные наблюдения об отношении закамских удмуртов к православию и исламу содержатся в работах С. В. Чичериной. (Чичерина 1905: 261; 1906).

Подобные публикации дают представление о религиозной ситуации, сложившейся в конце XIX - начале XX в. среди закамских удмуртов, для которых было характерно явно предубежденное отношение к православию и относительно уважительное - к исламу.

стр. 123


Рассмотрев историю изучения религиозных верований закамских удмуртов, можно отметить, что им было уделено вполне достойное внимание в научной и научно-популярной литературе. Однако религия закамских удмуртов еще не стала предметом серьезного анализа. Упомянутые выше работы раскрывают лишь отдельные проявления (обряды, воззрения) и аспекты данной религиозной системы и не дают целостной ее картины. Требуются новые исследования, учитывающие труды предшественников и современные материалы.

Примечания

1 Справедливости ради следует отметить, что Н. И. Тезяков, кажется, первым ввел в научный оборот термин "закамские вотяки (удмурты)" (Тезяков 1892: 3).

2 В 1910 г. статский советник Александр Филаретович Комов являлся земским начальником четвертого участка Бирского у. (Сахратуллин 1999: 153).

3 В архивных каталогах рукопись датируется примерно второй половиной XIX в.

4 В состав экспедиции входили М. Г. Атаманов, Л. И. Иванова, А. В. Каракулова - студенты Удмуртского пединститута и Е. К. Егоров - учитель Кильмезьской средней школы.

5 Н. И. Тезяков проводил антропологические измерения среди удмуртов Болыпегондырской вол. Осинского у. Пермской губ.

Литература

Антонов 1927 - Антонов И. Историко-этнографический очерк деревни Верхнего Тыхтема, Калегинской вол., Бирского кантона, Башреспублики // Тр. Науч. Об-ва по изучению Вотского края. Вып. 3. Ижевск, 1927. С. 115 - 120.

Аптиев 1891 - Аптиев Г. А. Из религиозных обычаев вотяков Бирского уезда Уфимской губернии // Изв. Об-ва археологии, истории и этнографии при Казанском университете (далее - ИОАИЭ). Т. 9. Вып. 3. Казань, 1891. С. 17 - 18.

Аптиев 1892 - Аптиев Г. А. Религиозные обычаи и поверия вотяков Бирского уезда Уфимской губернии // ИОАИЭ. Т. 10. Вып. 1. Казань, 1892. С. 119 - 120.

Атаманов 1971 - Атаманов М. Г. Дневник этнографической экспедиции института в Пермскую и Кировскую области. 1971 г. // Научно-отраслевой архив Удмуртского института истории, языка и литературы УрО РАН (далее - НОА УдИИЯЛ УрО РАН). Оп. 2-Н. Д. 436.

Атаманов, Владыкин 1985 - Атаманов М. Г., Владыкин В. Е. Погребальный ритуал южных удмуртов (конец XIX - начало XX вв.) // Материалы средневековых памятников Удмуртии. Устинов, 1985. С. 131 - 152.

Владыкин 1994 - Владыкин В. Е. Религиозно-мифологическая картина мира удмуртов. Ижевск, 1994.

Владыкин, Христолюбова 1984 - Владыкин В. Е., Христолюбова Л. С. История этнографии удмуртов. Ижевск, 1984.

Егоров 1971 - Егоров Е. К. Дневник и полевая тетрадь этнографической экспедиции института в Пермскую и Кировскую области. 1971 г. // НОА УдИИЯЛ УрО РАН. Оп. 2-Н. Д. 437.

Емельянов 1921 - Емельянов А. И. Курс по этнографии вотяков. Остатки старинных верований и обрядов у вотяков. Казань, 1921.

Загребин 1999 - Загребин А. Е. Финны об удмуртах. Финские исследователи этнографии удмуртов XIX - первой половины XX в. Ижевск, 1999.

Ильин 1914 - Ильин М. И. Похороны и поминки вотяков дер. Купченеево Белебеевского уезда Уфимской губернии // Вестн. Оренбургского учебного округа (далее - ВОУО). 1914. N8. С. 319 - 325.

Ильин 1915 - Ильин М. И. Игры и хороводы вотской молодежи весной // ВОУО. 1915. N 3. С. 108 - 120.

Комов 1889 - Комов А. Ф. Вотяки середины северной половины (второй стан) Бирского уезда. Этнографические очерки // Уфимские губернские ведомости. 1889. N 49 - 51.

Косарева 1986 - Косарева И. А. Удмуртская прялка "кубо" и орнаментация вышитых нагрудников "кабачи" как источник сведений о древнеудмуртских пантеистических представлениях // Вопросы истории и культуры Удмуртии. Устинов, 1986. С. 47 - 55.

стр. 124


Косарева 2000 - Косарева И. А. Традиционная женская одежда периферийных групп удмуртов. Ижевск, 2000.

Кравцов 1995 - Кравцов Ф. Бог у всех один. Ученый-медик об удмуртах // Удмурт дунне. 1995. 14 янв. (на удмурт, яз.).

Макаров 1915 - Макаров В. Краткое описание жизни и верований язычников вотяков Бирского уезда // Уфимские епархиальные ведомости (далее - УЕВ). 1915. N 13. С. 578 - 582.

Матвеев 1910 - Матвеев С. М. О крещеных инородцах Уфимской епархии. Уфа, 1910.

Миннияхметова 1994 - Миннияхметова Т. Г. Традиционные новогодние обряды удмуртов Закамья // Этнологические исследования в Башкортостане. Уфа, 1994. С. 109 - 118.

Миннияхметова 1996 - Миннияхметова Т. Г. Крещеные удмурты Республики Башкортостан // Христианизация Коми края и ее роль в развитии государственности и культуры. Т. 1. Сыктывкар, 1996. С. 169 - 176.

Миннияхметова 1999 - Миннияхметова Т. Г. Удмурты // Земля Ермекеевская. Уфа, 1999. С. 258 - 268.

Миннияхметова 2000 - Миннияхметова Т. Г, Календарные обряды закамских удмуртов. Ижевск, 2000.

Миннияхметова 2001 - Миннияхметова Т. Г. Поминальные обряды закамских удмуртов // Финно-угорская фольклористика на пороге нового тысячелетия. Ижевск, 2001. С. 84 - 95.

Миннияхметова 2003 - Миннияхметова Т. Г. Традиционные обряды закамских удмуртов: Структура. Семантика. Фольклор. Tartu, 2003.

Насибуллин 1978 - Насибуллин Р. Ш. Наблюдения над языком красноуфимских удмуртов // О диалектах и говорах южноудмуртского наречия. Ижевск, 1978. С. 86 - 151.

Насибуллин 1997 - Насибуллин Р. Ш. Г. А. Аптиевлэн гожъямъесыз // Инвожо. 1997. N 2. 47 б (на удмурт. яз.).

О-в 1897 - О-в П. Г. Освящение храма в Большом Гондыре - вотяцкой деревне Осинского уезда // Пермские епархиальные ведомости. 1897. N 6.

Паллас 1788 - Паллас П. С. Путешествие по разным провинциям Российского государства. Т. 3. Ч. 2. СПб., 1788.

Попов 1813 - Попов Н. С. Хозяйственное описание Пермской губернии. Ч. 3. СПб., 1813.

Рыбаков 1900а - Рыбаков С. Ислам и просвещение инородцев в Уфимской губернии. СПб., 1900.

Рыбаков 19006 - Рыбаков С. Русское просвещение и магометанская пропаганда в селе Б. Гондыре Осинского уезда Пермской губернии. СПб., 1900.

Рынков 1770 - Рынков Н. П. Журнал, или дневные записки путешествия капитана Рычкова по разным провинциям Российского государства в 1769 и 1770 году. СПб., 1770.

Рынков 1762 - Рынков П. И. Топография Оренбургская. Ч. 2. СПб., 1762.

Рынков 1999 - Рынков П. И. Топография Оренбургской губернии. Уфа, 1999.

Садиков 2001а - Садиков Р. Р. Кладбища и надмогильные сооружения закамских удмуртов // Проблемы культурогенеза народов Волго-Уральского региона. Уфа, 2001. С. 256 - 265.

Садиков 20016 - Садиков Р. Р. Поселения и жилища закамских удмуртов (материальный и духовный аспекты). Уфа, 2001.

Садиков 2002а - Садиков Р. Р. Киссаослэн вось сям-нергеоссы но юмшанъессы // Инвожо. 2002. N 10 - 12. 24 - 28 б (на удмурт, яз.).

Садиков 20026 - Садиков Р. Р. Религиозные святилища как феномен традиционной культуры закамских удмуртов // Ядкяр. 2002. N 4. С. 54 - 60.

Садиков 2003 - Садиков Р. Р. Святилище куала у закамских удмуртов // Этнограф, обозрение. 2003. N4. С. 45 - 51.

Сахратуллин 1999 - Сахратуллин С. Ф. Бирская старина. Бирск, 1999.

Сизов 1896 - Сизов С. Построение церкви в селе Князе-Илге, Бирского уезда // УЕВ. 1896. N 4.

Смирнов 1890 - Смирнов И. Н. Вотяки: Историко-этнографический очерк // ИОАИЭ. Т. 8. Вып. 2. Казань, 1890.

Соколов 1899 - Соколов А. Поучение при освящении храма в селе Князе-Илге // УЕВ. 1899. N 8.

Тезяков 1892 - Тезяков Н. И. Вотяки Болыпе-Гондырской волости: Медико-статистический и антропологический очерк. Чернигов, 1892.

Тезяков 1896 - Тезяков Н. И. Праздники и жертвоприношения у вотяков язычников (из записной книжки земского врача) // Новое слово. 1896. N 4. С. 1 - 10.

Филоненко 1914 - Филоненко В. И. У язычников-инородцев Уфимской губернии. Уфа, 1914.

Христолюбова 1995 - Христолюбова Л. С. Калык сямъесты чакласа. Дышетскисьеслы краеведениея юрттэт. Ижевск, 1995 (на удмурт. яз.).

стр. 125


Христолюбова, Миннияхметова 1994 - Христолюбова Л. С., Миннияхметова Т. Г. Удмурты Башкортостана. История, культура, современность. Уфа, 1994.

Христолюбова, Миннияхметова 1999 - Христолюбова Л. С, Миннияхметова Т. Г. Удмурты // Ватандаш. 1999. N 12. С. 119 - 130.

Христолюбова, Миннияхметова 2002 - Христолюбова Л. С, Миннияхметова Т. Г. Удмурты // Народы Башкортостана: Историко-этнографические очерки. Уфа, 2002. С. 385 - 412.

Черемшанский 1859 - Черемшанский В. М. Описание Оренбургской губернии в хозяйственно-статистическом, этнографическом и промышленном отношениях. Уфа, 1859.

Черных 1994 - Черных А. В. Религиозные представления удмуртов Болынегондырского края (по полевым материалам 1991 - 1993 гг.) // Тез. XII Коми республиканской молодежной науч. конф. Сыктывкар, 1994. С. 139.

Черных 1995 - Черных А. В. Буйские удмурты: Этнографический очерк. Пермь, 1995.

Черных 1996 - Черных А. В. Обряды и поверья, связанные с рождением ребенка у куединских удмуртов // Христианизация Коми края и ее роль в развитии государственности и культуры. Т. 1. Сыктывкар, 1996. С. 291 - 296.

Черных 2002 - Черных А. В. Традиционный календарь народов Прикамья в конце XIX - начале XX в. Пермь, 2002.

Чирков 1927 - Чирков Г. Вотяки Башкирии // Башкирский краеведческий сб. N 2. Уфа, 1927. С. 62 - 66.

Чичерина 1905 - Чичерина С. В. У приволжских инородцев: Путевые заметки. СПб., 1905.

Чичерина 1906 - Чичерина С. В. Положение просвещения у приволжских инородцев. СПб., 1906.

Чуч 1990 - Чуч Ш. Письма Ю. Вихманна с удмуртских земель // Пермистика 2: Вихманн и пермская филология. Ижевск, 1990. С. 33 - 41.

Этнографический очерк - Этнографический очерк деревни Покровско-Урустамак Ивановской волости Бугульминского уезда Самарской губернии // НОА УдИИЯЛ УрО РАН. Оп. 2-Н. Д. 454.

Яковлев 1903 - Яковлев И. В. Из жизни пермских вотяков гондырского края (общественные празднества, моления и обряды) // ИОАИЭ. Т. 19. Вып. 3 - 4. Казань, 1903. С. 183 - 195.

Яковлев 1915 - Яковлев К. Верования и религиозные обряды вотяков Бирского и Осинского уездов // ВОУО. 1915. N 6 - 7. С. 258 - 265.

Anttonen 1987 - Anttonen V. Uno Harva ja suomalainen uskontotiede. Helsinki, 1987.

Harva 1934 - Harva (Holmberg) U. Der Ursprung des Kuala-kultes bei den Wotjaken // Finnischugrische Forschungen. Bd. XXII. Helsinki, 1934. S. 146 - 154.

Holmberg 1914 - Holmberg U. Permalaisten uskonto // Suomen Suvun Uskonnot. Borga. 1914. KT. 4.

Holmberg 1927 - Holmberg U. Finno-ugric Mythologi // The Mythology of all Races. Vol. IV. Boston, 1927.

Karhu 1980 - Karhu Iso / The Great Bear. Old Photographs of the Volga-Finnic, Permian Finnic and Ob-Ugrian Peoples. Lahti, 1980.

Minnijahmetova 2000 - Minnijahmetova T. Surnute auks peetavad rituaalid Kaama-tagustel udmurtidel // Eesti Rahva Muuseumi aastaraamat. XLIV. Tartu, 2000. Lk. 215 - 226.

Munkacsi 1887 - Munkacsi B. Votjak nepkolteszeti hagyomanyok. Bp., 1887.

Sadikov 2000 - Sadikov R. Kaama-taguste udmurtide ettekujutused elamu kaitsevaimudest // Maeta-gused. 2000. N 13. Lk. 112 - 118.

Volksbrauche... 1952 - Volksbrauche und Volksdichtung der Wotjaken. Aus dem Nachlasse von Bernhard Munkacsi / Herausgegeben von D. R. Fuchs // Memories de la Societe Fenno-Ougrienne. Helsinki, 1952.

Wichmann 1954 - Wichmann Y. Wotjakische Chrestomatie mit Glossar. Helsinki, 1954.

R. R. Sadikov. Traditional Beliefs of Zakamie Udmurts: A Historiography of the Issue and Research Prospects

The article is concerned with the historiography of study of traditional beliefs of Zakamie Udmurts living in Bashkortostan, Tatarstan, Perm' and Sverdlovsk regions. Udmurts, who have long lived among Islamic Tatar and Bashkir populations, as well as among Orthodox Russians, could not escape a substantial pressure coming from the Orthodox Church. Yet, resisting it, they were able to preserve their traditional beliefs. Thus, from a confessional point of view, they came to constitute, as the author argues, a unique ethnographic group. The author proceeds to trace the history and development of views and studies of this group by researchers from the eighteenth century up to the present day.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ТРАДИЦИОННЫЕ-ВЕРОВАНИЯ-ЗАКАМСКИХ-УДМУРТОВ-ИСТОРИОГРАФИЯ-ПРОБЛЕМЫ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Р. Р. САДИКОВ, ТРАДИЦИОННЫЕ ВЕРОВАНИЯ ЗАКАМСКИХ УДМУРТОВ: ИСТОРИОГРАФИЯ ПРОБЛЕМЫ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 14.12.2019. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ТРАДИЦИОННЫЕ-ВЕРОВАНИЯ-ЗАКАМСКИХ-УДМУРТОВ-ИСТОРИОГРАФИЯ-ПРОБЛЕМЫ (date of access: 24.09.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Р. Р. САДИКОВ:

Р. Р. САДИКОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes

Related Articles
Новый социализм нужно строить, опираясь на новую теорию социализма. Новая теория социализма отказывается от диктатуры пролетариата, ибо практика развития старого социализма показала, что диктатура пролетариата не может быть не чем иным, как только диктатурой кучки коммунистических чиновников, или, как очень остроумно назвала её Роза Люксембург «диктатурой НАД пролетариатом». А появление у руля этой диктатуры таких предателей как Ельцин, неизбежно ведёт социализм к краху. Новый социализм, построенный на старой теории, ждёт такая же участь.
Малоизвестные страницы истории Великой Отечественной войны. Сейчас, когда открылись как отечественные, так и зарубежные архивы, стало возможным воссоздать картину одного из драматических эпизодов самого начального периода войны..... Западный фронт, бои в июне-июле 1941 года на втором стратегическом рубеже..... 22-ая армия под командованием генерал-полковника Ф.А. Ершакова..... Бои армии в Белоруссии на берегах реки Западная Двина на участке Дрисса - Дисна - Полоцк..... Начало широкого наступления немцев на восток было положено с маленького плацдарма в районе города Дисна
Catalog: История 
В статье рассматривается отражение образа Соловья-разбойника в романе М. А. Булгакова "Мастер и Маргарита" в связи с эпизодом свиста Бегемота и Коровьева при прощании героев с Москвой, а также связь образа Бегемота с образом Соловья-разбойника и героя древнеиндийского эпоса - Панду, а шире - связь русской литературы через "Закатный роман" Булгакова и поэму "Руслан и Людмила" А. С. Пушкина с древнеиндийскими произведениями: "Махабхаратой" и "Рамаяной".
Солнечная система является фрагментом распада нейтронного ядра нашей Галактики Млечный путь. Выброс нейтронного фрагмента Солнца из нейтронного ядра нашей Галактики произошёл приблизительно 10млр. лет назад. Всё это время нейтронный фрагмент перемещается по одному из спиральных рукавов нашей Галактики. Расширение происходит примерно по гиперболической траектории, которая вращается вокруг центра. Полный оборот вокруг центра нейтронного ядра Галактики, Солнце совершает примерно за 230млн.лет. Удаление от центра Галактики до Солнечной системы \simeq27700св. ле
Catalog: Физика 
12 days ago · From Владимир Груздов
Раскрытие тайны диалектики идеального и материального в реальном мире и в сознании человека
Catalog: Философия 
22 days ago · From Аркадий Гуртовцев
Энергия частицы является ключевым объяснением расширения Вселенной. В процессе расширения Вселенной участвуют пять частиц. Четыре массовые - нейтрон, протон, электрон и позитрон. Пятая частица условно без массовая - фотон. Позитрон и фотон не являются строительными кирпичиками материи Вселенной. Эти частицы выполняют вспомогательные функции в процессах преобразования материи и расширения Вселенной. Окружающий материальный мир организован из нейтронов, протонов и электронов. Сочетания, комбинации и перестановки этих трёх частиц, образуют окружающий нас мир
Catalog: Физика 
26 days ago · From Владимир Груздов
При любом взаимодействии масс, на любом уровне, создаются потенциалы взаимодействия в любых процессах расширения Вселенной. Этим определением рассмотрим вопросы, связанные с массой и энергией взаимодействующих объектов. Когда объекты (частицы, молекулы) потенциально взаимодействуют, они создают градиенты потенциального взаимодействия. Эти градиенты регулируют энергию и массу объектов и Вселенной в целом.
Catalog: Физика 
42 days ago · From Владимир Груздов
Жан Ланн
Catalog: История 
46 days ago · From Россия Онлайн
Кризис муниципальных финансов в России в 1917 г.
Catalog: Экономика 
46 days ago · From Россия Онлайн
Благотворительная деятельность предпринимателей Парамоновых на Дону. 1914-1915 гг.
Catalog: История 
46 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 
Наталья Свиридова·jpg·25.22 Kb·133 days ago

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ТРАДИЦИОННЫЕ ВЕРОВАНИЯ ЗАКАМСКИХ УДМУРТОВ: ИСТОРИОГРАФИЯ ПРОБЛЕМЫ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones