Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-9331

Share with friends in SM

Л. ЕВСТИГНЕЕВА, доктор экономических наук, главный научный сотрудник ИЭ РАН,

Р. ЕВСТИГНЕЕВ, доктор экономических наук, зав. Центром теории экономической трансформации ИЭ РАН

Экономическая трансформация характеризуется пересечением траекторий перехода от социализма к капитализму и от рыночной микроэкономики к рыночной макроэкономике. В силу исключительной сложности этого процесса нельзя игнорировать неопределенность и нелинейность развития экономики и общества. Риски фиксируют содержание неопределенности, дают ей количественную оценку, обусловливая уровень затрат на информацию о рисках и на их преодоление.

Наименее изученной областью рисков является макроэкономика, а в ее рамках - проблема выбора типов экономического роста. Как, например, совместить ориентацию на экспорт топливно-энергетических ресурсов с возрождением базисной роли отраслей инвестиционного комплекса? Как сочетать инвестиционный экономический рост с социально ориентированным рынком?

Представление о макроэкономике как об агрегированном рынке, к тому же являющемся объектом государственного управления, позволяет государству манипулировать факторами экономического роста, ориентируясь исключительно на электорат, не вникая в системное содержание экономики как социальной материи. Такое упрощение сводит все риски макроэкономики к политическим. Аспекты, связанные с самоорганизацией рынка и его саморазвитием, в этих рисках вообще не учитываются. Если мы хотим понять, чем на самом деле является макроэкономика, необходимо поставить вопросы о свободе выбора направлений ее развития, о строении объекта и субъекта макроэкономики и только в связи с этим - о системных рисках.


Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ, проекты N 04 - 02 - 00131а и 06 - 02 - 00189а.

стр. 4


Чем отличается рыночная макроэкономика от микроэкономики?

Дж. М. Кейнс первым показал качественное различие между макро- и микроэкономикой, разделив рынок на экономику Фирмы (микроэкономику) и Денежную экономику (макроэкономику). Если в основании рынка микроуровня лежит реальный капитал, то базисную роль применительно к рынку макроуровня играет финансовый капитал.

В первом случае складывается товарно-денежный оборот, связывающий воедино воспроизводственные фазы частных производств. При этом деньги, будучи всеобщей мерой стоимости, исполняют свои важнейшие функции средства обращения и средства платежа. К действующему капиталу, как главному регулятору рынка свободной конкуренции, довольно жестко привязаны инвестиции на его возмещение и накопление. Более того, основной капитал определяет также динамику заработной платы и доходов населения. Все это обусловлено тем, что структуру производства формируют факторные рынки, образующие производительный суммарный потенциал экономического роста.

Во втором случае речь идет о системе оборотов трех функциональных капиталов: финансового (представленного совокупностью прямых стратегических инвестиций), денежного (финансово-бюджетной системы страны) и производительного. Строение производительного капитала в пространстве макроэкономики значительно отличается от производительного капитала как феномена микроэкономики. Прежде всего это - региональный капитал. Его структурным базисом является система инвестиционных кластеров. В макроэкономике целостность рынка задается системными взаимными связями и взаимодействием финансового, денежного и производительного капиталов.

Для рыночной макроэкономики так же органична трехуровневая система банков в составе инвестиционного, валютно-денежного и коммерческого регионального, как массовый рынок микроэкономики неотделим от двухуровневой системы банков. В макроэкономике каждый из участников рынка противостоит банковской системе в целом и может стать клиентом любого банка, тогда как банковская система к различным рынкам относится избирательно. На рынке больших программных инвестиций, осуществляемых крупным финансовым капиталом и государством, господствует Инвестиционный банк. Развитие массовых фондовых и денежных рынков определяется Центральным валютно-денежным банком, включая сберегательный банк, лидирующий в обслуживании населения. Региональные рынки производительного капитала с центрами притяжения в инвестиционных кластерах обслуживает Региональный коммерческий банк.

Макрокооперация стратегических субъектов, в число которых входит и государство, предполагает формирование рыночной иерархии. Нас должно интересовать не то, как работает государство в условиях рыночной макроэкономики, а то, как действует рыночная макроэкономика, в которую естественным образом включено государство.

Не менее важным для понимания рыночной макроэкономики является исследование категории денег. Здесь действуют другие день-

стр. 5


ги, нежели те, что принадлежат товарно-денежному обороту рынка свободной конкуренции. Макроэкономика создает единую денежную инвестиционную систему страны (ЕДИС). Деньги - это сложная структура, объединяющая и традиционный товарно-денежный оборот, и валютно-денежные рынки, и долгосрочные и краткосрочные кредитные потоки, и инвестиционные стратегические вложения, формирующие инвестиционные кластеры, и ненормативные денежные отношения.

Игнорируя исследование денег рыночной макроэкономики как ЕДИС, невозможно, на наш взгляд, правильно осмыслить начало становления рыночной экономики в нашей стране, которое часто абстрактно ассоциируется с первоначальным накоплением капитала. Для выяснения экономических причин рыночной трансформации необходимо прежде изучить переход от социализма с его высокоиндустриальной экономикой к первичному пореформенному рынку макроэкономики и уже в рамках его становления исследовать формирование современного рынка.

Как подходит к этой проблеме наше научное и политическое сообщество? Во-первых, рыночная трансформация в принципе рассматривается им как адаптация государства к рынку свободной конкуренции, что несет в себе политические риски. Во-вторых, макроэкономика трактуется как агрегированный рынок, имеющий тот же потенциал экономического роста, что и микроэкономика, то есть традиционный производительный факторный потенциал. Между тем факторный потенциал - это основа коротких прогнозов. Уже среднесрочный прогноз нуждается в анализе потенциала экономики как суммы инвестиционного и потребительского спроса. Долговременные же экономические расчеты будут неверными без исследования институционально-структурного потенциала развития.

Существующие концепции рыночной макроэкономики и ее рисков немногим отличаются друг от друга.

Концепцию Института экономики переходного периода можно сформулировать как теорию исторической аналогии. В своей недавней работе Е. Гайдар шаг за шагом описывает умирание экономики социализма1. Его анализ построен на сопоставлении исторически оправданных требований рыночной рациональности и не соответствующих им возможностей экономики социализма. При этом из поля зрения выпадает эволюция социализма, обусловленная присущей ему воспроизводственной моделью и направленная в сторону его усложнения, а не упрощения. В результате и способы рыночной трансформации автор ищет в исторических примерах. Осталась загадкой интрига социализма: почему полностью закрытая экономика вдруг оказалась абсолютно адаптированной к мировому рынку?

В теоретических разработках Государственного университета - Высшей школы экономики (научный руководитель - Е. Ясин) акцент делается на необходимость погружения государства в стихию рыночной трансформации с целью "выращивания" рыночных институтов


1 Гайдар Е. Политическая экономия внешних шоков // Экономическая политика. 2006. N 1, 2.

стр. 6


на своей, российской почве. Предполагается таким образом организовать модернизацию экономики снизу, а не сверху2. Но в рамках развиваемой концепции нелогично рассматривать "выращивание" как функцию государства, из которой вытекает, в частности, неэффективность модернизации сверху. Однако модернизация снизу не имеет иного механизма, кроме политической воли государства, сознательно ориентирующегося на принципы рыночной рациональности.

Популярным является анализ рынка как сферы рационального хозяйственного поведения в условиях глобализации (в качестве лидера этого направления выступает А. Илларионов). Соответственно риски рассматриваются как отклонения от траектории развития мировой экономики. Предполагается, что превалируют политические по своей природе системные риски, тогда как экономические риски носят-де управленческий характер, то есть являются производными от политических.

Названные концепции можно привести к общему знаменателю. Мы имеем в виду присущий теории микроэкономики отрыв государства-субъекта от экономики-объекта. Причем при достаточно развитом макроуровне рынок все меньше воздействует на государство и даже, напротив, полностью определяется им. Государство легко справляется с манипулированием агрегированными производственными факторами. Именно в этом ключе подготовлен доклад Г. Грефа на заседании правительства РФ 02.03.2006 г.3

Так, оценивая перспективы на 2006 г., автор называет целый ряд факторов развития - институциональных (в частности, создание институтов развития), инвестиционных (например, обеспечение условий для привлечения иностранных инвестиций), отраслевых (в докладе приводится комплекс мер по развитию нефтегазового сектора), социальных (таких, как реализация целевых параметров инвестиционных программ, и в целом активизация социальных факторов роста)4. В этом достаточно полном перечне факторов обращают на себя внимание два момента.

Во-первых, в докладе отсутствует стратегическое видение тенденций формирования преобладающего типа экономического роста. Автор отмечает уменьшение "локомотивной" роли ТЭК и сырьевых отраслей. Предполагается повышение значимости отраслей инвестиционного комплекса. Однако даже не упоминается проблема связи между этими очень разными стратегическими типами экономического роста.

Во-вторых, в нем нет целостной картины развития рынка как системного механизма. Вывод автора: "...У нас есть заделы во многих областях, реализация которых может существенно повысить конкурентоспособность экономики и преодолеть тенденцию к снижению темпов роста"5. Этот общий вывод суммирует россыпь разных факторов. Вста-


2 Кузьминов Я., Радаев В., Яковлев А., Ясин Е. Институты: от заимствования к выращиванию (опыт российских реформ и возможности культивирования институциональных изменений) // Вопросы экономики. 2005. N 5.

3 Греф Г. Об итогах социально-экономического развития Российской Федерации в 2005 году и задачах на 2006 год // Экономическая политика. 2006. N 1.

4 Там же. С. 17.

5 Там же. С. 20.

стр. 7


ет вопрос: чем же конкурентоспособность макроэкономики отличается от конкурентоспособности микроэкономики? Смешение особенностей макроэкономики и микроэкономики не позволяет выйти на уровень макроэкономической стратегии и противопоставить рынок политике как самостоятельный объект исследования. Недавно выдвинутая идея "суверенной демократии" расплывается в тумане разного рода специфических, прежде всего политических, черт России, тогда как проблема состоит в соотношении глобализации и национального рынка как экономического базиса суверенности демократического государства.

Социально-политическая инфраструктура страны зиждется не на монополии государства, а на рыночной макрокооперации, которая включает все важнейшие институты цивилизации: рынок, государство, церковь, массовое сознание. Это значит, что привычная формула противостояния государства и рынка (государство - субъект управления, рынок - его объект) в условиях рыночной макроэкономики устаревает. Макроэкономика отличается от микроэкономики не только масштабом и структурой рынка, но и особыми свойствами целостности. Она не линейна, ее законы принадлежат синергетической экономике. Отсюда проистекает такая ее особенность, как своеобразная пульсация: она предстает то своим узким, собственно экономическим рыночным пространством, то общим системным пространством, охватывающим социально-политический и общекультурный исторический контексты экономики6.

Итак, микроэкономика и макроэкономика характеризуются разными базисами и адекватными им разными стратегическими составляющими. Если первая формирует свою целостность на основе разрастания отраслевых технологических цепочек, то вторая имеет своей несущей конструкцией иерархию функциональных капиталов. Именно конструктивные особенности микро- и макроэкономики определяют все остальные различия между ними.

Когда рынок исследуется как область рационализации хозяйственной деятельности данного общества на принципах глобализации, возникает риск сужения сферы рынка, а значит, и сферы рационального. Например, применительно к России нередко озвучивается идея "маленькой экономики", за бортом которой остается созданный при социализме индустриальный потенциал. Определение "маленькая" может быть отнесено к стране, экономика которой базируется на сельском хозяйстве или сфере услуг, у которой отсутствует историческая память о крупной экономике. Вряд ли оно подходит современной России.

Идея "маленькой экономики" неприемлема для оценки перспектив экономического роста с позиций макроэкономики. Макроэкономика значительно поднимает планку допустимого уровня индустриализации при сохранении общего рыночного равновесия (капитал - ВВП - доход), поскольку способность рынка усваивать факторы экономического роста увеличивается нелинейно по мере


6 Мы назвали широкий объект экономики ее синергетической схемой: см.: Евстигнеева Л. П., Евстигнеев Р. Н. Экономический рост: либеральная альтернатива. М., 2005. С. 58 - 100.

стр. 8


перехода от производительного факторного потенциала микроэкономики к спросовому, присущему денежному капиталу и первому стратегическому уровню (ближней стратегии) макроэкономики. И далее - к структурно-институциональному (синергетическому) потенциалу экономического роста, который реализуется под влиянием становления системы отношений финансового капитала и второго стратегического уровня (дальней стратегии) рынка.

Мы исходим из того, что рыночная трансформация социализма в нашей стране началась с формирования финансового капитала, а не современного рынка.

Государство и первичный пореформенный рынок макроэкономики

Первый стратегический уровень макроэкономики ограничен финансово-денежной системой рынка. Именно здесь развертывается конкуренция между системой агрегированных объектов и субъектов рынка свободной конкуренции (общее рыночное равновесие, или равновесие между основным капиталом, ВВП и доходом населения), с одной стороны, и централизацией как системой институтов государственного регулирования - с другой. Это в равной мере относится и к неолиберальному, и к социалистическому государству. При определенных социально-политических предпосылках рыночные и централизованные формы взаимозаменяемы.

При социализме эта взаимозаменяемость предполагает трансформацию рынка в квазирынок. Квазитоварные обороты дискретны, их регулируют административные плановые задания. Плановые деньги - это квазиденьги, которые на самом деле оторваны от товарного спроса и предложения. Квазифинансы не связаны с оборотом капитала и его системой, поэтому в их основании лежат квазикапитал и квазидоход. Заработная плата предполагает плановое нормирование потребления и потребностей населения. В условиях квазирынка отсутствует свобода стратегического и текущего выбора на всех уровнях экономики и применительно ко всем физическим и юридическим лицам. Превращение рынка в квазирынок делает его полностью управляемым в рамках индустриальной модели экономического роста - базовой воспроизводственной модели социализма.

В период реформирования взаимозаменяемость рыночных и административных институтов порождает опасную тенденцию к возникновению рыночного социализма, который вполне может трансформироваться в политизированную экономику социалистического типа. Единственной гарантией капитализации экономики социализма является глобализация. Неолиберальная глобализация западного мира опирается на мощную историческую социально-политическую основу. Рыночная трансформация в нашей стране таковой не обладает, поэтому необходим одномоментный переход от первого стратегического уровня рыночной макроэкономики (бюджетная, или монетарная экономика) ко второму (экономика финансового капитала).

стр. 9


На втором стратегическом уровне выстраивается система отношений функциональных капиталов - финансового, денежного, реального (регионального). Такая система не может быть линейной. В обоснование этого можно привести много аргументов. Пока отметим один: синергетическая система должна быть развернута по временной оси, а не в пространстве, поскольку она предполагает последовательность этапов своего саморазвития (в виде последовательности фаз большого цикла Кондратьева), а не соотношение целого и части.

Начиная еще с середины 1970-х годов Россия спонтанно накапливала предпосылки синергетического развития. Во-первых, ее экономика стала более масштабной и сложной. Во-вторых, она глубоко погрузилась в состояние неравновесного и неэффективного экономического роста. В-третьих, государство пыталось смягчить неравновесие (дефициты), открывая экономику и включая внутренний рынок в процессы глобализации. В-четвертых, кризисные факторы концентрировались на макроуровне, что обусловливало их системность.

Переход к рынку означал, по сути, начало освоения экономической синергетики. Речь идет не только о приспособлении государственного регулирования к самоорганизации рынка, режимам управления с положительной обратной связью, но и об освоении синергетических механизмов целостной системной эволюции. А это уже проблемы второго стратегического уровня рыночной макроэкономики, к которым относятся взаимное согласование на основе рыночных методов развития сырьевого топливно-энергетического комплекса и отраслей инвестиционного и потребительского комплексов, обеспечение высокого уровня доходов при инвестиционном экономическом росте и т. д.

М. Фридмен рассматривал объем денежной массы как наиболее точный критерий монетаристской политики именно потому, что спрос на деньги в оптимальном варианте обусловлен темпами экономического роста7. Конечно, он имел в виду усложненный вариант финансово-денежной стабильности, в которой соотнесены между собой денежная эмиссия и инфляция, курс доллара и курс национальной валюты, процентная ставка и предельная эффективность инвестиций, уровень душевых доходов и доля сбережений в доходах. И тем не менее наиболее устойчивой оказывалась самая общая связь товарного предложения, товарного спроса и спроса на деньги. Почему? Да просто потому, что в рамках линейной логики на макроэкономику распространяются понятия микроэкономики. Именно поэтому в практическом плане экономические риски макроэкономики, как правило, сводятся к нарушениям финансово-денежной стабильности.

Монетарные риски становятся общесистемными, базисными только в рамках бюджетной, то есть линейной экономики. Во-первых, это единственно возможный вариант линейной макроэкономики, представленный альтернативой "неолиберализм - рыночный социализм". Во-вторых, бюджетная экономика, будучи линейно управляемым рынком, то есть рынком первого стратегического уровня, изначально связана с распространением на макроэкономику свойств


7 Фридмен М. Если бы деньги заговорили. М., 2002. С. 32, 143.

стр. 10


микроэкономики и предполагает наличие политической подоплеки экономического поведения государства, а не приоритета экономики. Чем сильнее государство вовлекается в экономику (бюджетную экономику), тем больше оно принимает на себя функцию носителя вестернизации и глобализации, а значит, исходит из необходимости подчинения рынка государству.

Сейчас мы живем в пространстве тех тенденций, которые были заложены в линейной логике рыночных преобразований, самой идеологии реформирования. Именно линейная идеология привела к современным трудностям и прежде всего к огромным потерям экономического потенциала.

Собственно говоря, иначе и быть не могло, поскольку гайдаровские реформы ориентировались на частичное рыночное равновесие спроса-предложения. Это обстоятельство как бы отсекало все те процессы, которыми можно управлять, исходя только из общего рыночного равновесия: капитал - доход - ВВП. Кроме того, первичная рыночная макроэкономика в нашей стране была создана как система институтов капитализации не основного капитала (социалистических основных производственных фондов), а государственных доходов. Либерализация цен была проведена без соответствующей макроэкономической проработки, в частности, она не была увязана с формированием системы денежных и финансовых оборотов, тем более с переходом к трехуровневому банку, включая инвестиционный. Не получили развития и массовые фондовые и денежные рынки. Государство осуществило девальвацию национальной валюты, не реализовав адекватный комплекс мер по корректировке отраслевой структуры экономики с помощью макроэкономических механизмов соединения оборотов инвестиций и основного капитала и ограничившись общей инфляционной переоценкой стоимости товаров, ориентированной на уровень мировых цен с учетом экспортных возможностей российской экономики.

Уже сказанного, на наш взгляд, достаточно, чтобы сделать вывод о необходимости формирования не рынка вообще, а именно рыночной макроэкономики. Но существует и более глубокая экономическая причина, кажущаяся, правда, менее важной, нежели политическая борьба общества за демократию. С середины 1970-х годов начался период распада целостности социалистической экономики. Общество и государство пытались приспособиться к резкому снижению эффективности капиталовложений путем увеличения экспорта, концентрации трудовых ресурсов в городах и т. п., а в начале 1980-х годов - инициировав новую волну индустриализации (концепция ускорения), в которой слились воедино трудоемкий и капиталоемкий типы экономического роста. В своих работах мы окрестили этот финальный взлет усилий и надежд социалистического планирования псевдоэкстенсивным типом экономического роста.

Такой тип экономического роста имел свои ступени, своего рода постепенность, которая и привела к распаду экономики социализма в процессе формирования переходной рыночной макроэкономики. Мы имеем в виду ступени обострения дефицитности экономиче-

стр. 11


ского роста: товарный дефицит - дефицит доходов - финансовый дефицит - инвестиционный дефицит. По мере ее обострения обособлялись сектора экономики: бюджетный, малый и средний бизнес; крупный финансовый капитал; традиционные отрасли. Автономия секторов углубляла неравновесие социалистического общественного производства - сохраняющийся приоритет индустриальных отраслей в плановом межотраслевом балансе и вытеснение потребительского комплекса на периферию государственных интересов. Если к этому добавить открытостьэкономики, которая все более усиливалась под давлением универсальной дефицитности, то получим два элементарных условия приобретения социалистической экономикой свойств синергетического типа развития на стадии спонтанного преобразования микроэкономики в центробежную систему рыночной макроэкономики.

Вхождение экономики в центробежный режим свело на нет роль Госплана СССР и резко повысило роль Министерства финансов. Возникла бюджетная экономика, в которой неравновесию и падению динамического потенциала развития противостоит ужесточение централизации, характеризующееся вместе с тем тенденцией к ослаблению и переходу к мягким бюджетным ограничениям.

Отсутствие четкого водораздела между присущими бюджетной экономике собственно экономическими факторами эволюции первичного рынка и факторами социально-политическими и культурными создало эффект свободы политического выбора направлений развития. Общество получило импульс массовой активизации. В таких условиях социальный выбор стал диктоваться не столько политическими, сколько экономическими факторами. Это означало появление демократического тренда, то есть движения от социализма к неолиберализму.

Внутренняя открытость экономики способствовала закреплению на какое-то время центробежного характера первичного рынка. Фиксировалась автономия (причем избыточная) его секторов. Однако каждый из них больше реагировал на общее изменение рыночной среды (особенно внешнего рынка), нежели на собственные интересы и даже на собственные ресурсы экономического роста. Таким образом, глобализация превратилась в универсальный способ сохранения целостности национального рынка.

Между тем эволюция первичного пореформенного рынка макроэкономики все больше концентрировалась вокруг ядра будущей центростремительной рыночной системы. Постепенно выделились два главных рыночных субъекта - финансовый капитал и государство. Встала задача преодоления их политического противостояния и замены его экономическим взаимодействием. Российская экономика оказалась на пороге создания эффективных институтов внутренней конвергенции государства и финансового капитала - предпосылок будущей рыночной иерархии и качественного скачка (фазового перехода) от центробежной рыночной системы к центростремительной. Одновременно это и качественный скачок от первого стратегического уровня рыночной макроэкономики ко второму, а значит, и к ее синергетической эволюции на собственной основе.

стр. 12


Развитие рыночной макроэкономики на собственной основе

Рыночная иерархия может быть осмыслена в рамках экономической синергетики. Синергетика представляет собой теорию саморазвития очень крупных или сложных (сложносоставных) систем не обязательно одной природы, целостность которых продуцируется постоянным внутренним и внешним взаимодействием. Синергетическая эволюция включает механизмы и государственного управления, и рыночной самоорганизации, и рыночного саморазвития.

Экономическая синергетика предполагает существование особого экономического синергетического пространства. Речь идет о большом цикле Кондратьева (БЦК). В его рамках рыночная макроэкономика развернута во времени: периоды (фазы) последовательно сменяются вместе с типами экономического роста - интенсивным, интенсивно-экстенсивным, экстенсивно-интенсивным, диверсифицированным экстенсивным. Это позволяет использовать всю гамму факторов экономического роста. Последнее связано с тем, что, во-первых, в рамках каждой фазы БЦК подготавливается переход к следующей фазе, а во-вторых, БЦК отличается не только строением системы, но и характером времени. Синергетическая система, присущая БЦК, подчиняется капитальному циклическому времени. Его единицей служит длительность цикла (2л). Время течет неравномерно. Временная траектория содержит точки бифуркации, алгоритм которых подчиняется закону бифуркации с удвоением. Однако благодаря этому происходит общее движение экономики к предельному типу экономического роста, в котором величина капиталоемкости стремится к 1.

БЦК строится по типу матрешки: все фазы исходят из одной нулевой точки, а заканчиваются в разных временных точках. Таким образом, их длительность различна, но все они имеют общие отрезки времени. Это позволяет расщепить экономический рост и представить его как последовательность указанных выше четырех типов. Рынок и общество получают определенную свободу стратегического маневра, или выбора того пути, который приводит к предельному типу экономического роста.

Бюджетная экономика стремится создать устойчивое финансово-денежное, или линейное, равновесие в распределении доходов внутри текущего конкурентного рынка. В России она служит начальным механизмом обеспечения общего рыночного равновесия. Как следует из положений классической политической экономии, его монетарная форма имеет свою логику развития, основанную на замещении элементов общего рыночного равновесия (капитал - продукт - доход) элементами монетарной природы (инвестиции - сбережения - деньги). Тем самым важнейшую роль в ряду факторов экономического роста начинает играть регулирование инфляции. Однако в рамках бюджетной экономики это одновременно и внутренний барьер на пути экономического роста. Его преодоление предполагает возвращение к единству исходной и монетарной форм общего рыночного равновесия, которое в принципе возможно в пространстве синергетической экономики.

стр. 13


Предполагается прежде всего формирование рыночной иерархии функциональных капиталов и воспроизводственной модели БЦК, в рамках которой экономический рост обнаруживает свою квантовую природу. Исходной точкой рыночной иерархии является рынок стратегических программных инвестиций, формирующий своеобразный квант (резерв) экономического роста и его институциональную составляющую - систему отношений внутренней конвергенции государства и финансового капитала. В дальнейшем происходит распространение стратегического кванта по ступеням оборотов сначала финансового, затем - денежного и наконец - производительного регионального капитала. При этом оборот последнего опирается на развитие системы инвестиционных кластеров, вовлекающих в свою орбиту факторные и территориальные рынки.

Теперь обратимся к специфическому содержанию денежных оборотов макроэкономики.

Во-первых, в отличие от товарно-денежных оборотов микроуровня, они не дискретны. Их субъекты как собственники характеризуются неустойчивыми ролевыми функциями (собственники денег, производственных факторов, товаров, выручки от реализации, инвестиций) или видами собственности. Будучи же рыночными агентами, эти субъекты, напротив, обладают комплексом инвариантных по отношению к структуре собственников функций (инвестор, эмитент, производитель, потребитель). Усиливается социально-экономическая подвижность населения в рамках устойчивой институциональной системы рынков: инвестиционных стратегических программных инвестиций, массовых финансовых и денежных, региональных товарных, социальных.

Во-вторых, денежные обороты макроэкономики несут в себе черты синергетической целостности рынка, принципиально отличающейся от централизации, базисом которой является бюджетно-денежная система, управляемая государством. Централизация предполагает двухуровневый банк, хотя и с главенством открытого валютно-денежного рынка (в условиях современной глобализации). Приоритет валютно-денежных отношений выражается в пассивной роли процентной ставки в процессе монетарного регулирования. Рыночная самоорганизация носит частичный характер, находясь под сильным влиянием органов государственного управления. Рынок "обезглавлен", так как его субъекты лишены свободы формирования собственной и общей стратегии экономического роста. Все большую силу набирает процесс государственного перераспределения собственности и инвестиций, причем вне связи с эффективностью активов и пассивов. Неразвитость фондовых рынков сочетается с незрелостью инвестиционных функций банковской системы.

Как связаны между собой деньги бюджетно-денежной системы и системные деньги (ЕДИС) экономики финансового капитала? Максимального развития бюджетно-денежная система достигает тогда, когда решается задача утверждения национального рынка как ниши глобального мирового рынка. Ее решение состоит из двух шагов.

Первый шаг - вхождение России в ВТО. В этом случае стандартная цепочка Т - Д - Т окончательно закрепляет за собой статус субъекта глобального товарно-денежного оборота. Соответственно

стр. 14


национальные деньги становятся конвертируемыми, а отечественный бизнес оказывается конкурентоспособным. Конкретнее имеется в виду цепочка связей: платежный (торговый) баланс - счет операций с капиталом и финансовыми инструментами - валютные резервы страны.

Второй шаг - осуществление на уровне глобальной экономики цепочки Д - Т - Д, то есть вхождение в глобальную экономику внутреннего рынка на основе счета операций с капиталом и финансовыми инструментами. В контрапозиции к нему стоит фаза (квази)товарной формы денег - платежный (торговый) баланс. Завершают цепочку данной денежной метаморфозы валютные резервы как специфический денежный фонд, или потенциальные деньги. Глобальная денежная метаморфоза Д - Т - Д связывает мировые финансово-денежные рынки с мировыми товарными рынками, а мировую валютно-денежную систему - с бюджетно-денежными отношениями внутреннего рынка.

Надо отметить, что переход от формулы Т - Д - Т к формуле Д - Т - Д достаточно сложен. Еще Маркс показал применительно к конкурентному рынку, что формула Д - Т - Д включает разрыв товарно-денежного потока, в который встраивается фаза производства. Иными словами, неопределенность и экономическая свобода привносятся в товарно-денежный оборот автономией фирмы.

Проблема неопределенности и экономической свободы присуща и отношениям между национальным и глобальным рынками. Однако она не может решаться методами микроэкономики, или прямым включением всей совокупности отдельных фирм в глобальный рынок. С одной стороны, фаза Т в формуле глобального оборота представлена совокупностью скорее не товаров, а рыночных ниш или интегрированной нишей, которую занимает национальный рынок. С другой стороны, в фазе Т оборот прерывается, хотя и не так, как это происходит при введении в национальный рынок фазы производства. Она здесь представлена национальным производством в целом. Поэтому ориентация множества фирм на общее рыночное равновесие отнюдь не означает необходимости следовать за уровнем мировых цен для каждого отдельного бизнеса или территории. В то же время такая автономия национального рынка не способна сохраняться долго.

Главным моментом, который раскрывает содержание автономии национального рынка внутри глобального, является формирование рыночной иерархии, обслуживающей квантованный экономический рост. Здесь имеет место иная воспроизводственная модель, конструктивным основанием которой выступает БЦК. Его воспроизводственная модель предполагает другой тип целостности национальной экономики - на основе не индустриального ядра, пронизанного технологическими цепочками, а паутины инвестиционных кластеров, втягивающих в свою орбиту территориальные рынки разного уровня. То есть целостность экономики подразумевает встраивание национального рынка в геоэкономическую систему.

Другое важное качество воспроизводственной модели БЦК состоит в том, что национальный рынок ориентируется на предельный тип экономического роста. В его рамках складывается необходимость (через фазовый перебор последовательных типов экономического роста) пе-

стр. 15


риодического приведения структуры экономического роста к условиям капиталоемкости, равной 1. Тем самым траектория развития экономики становится траекторией приведения к тождеству экономического роста и социальной динамики8, или роста благосостояния.

Обычно этапы реформирования экономики рассматриваются как процесс субъектного отношения государства, общества и рынка к экономическому росту как внешнему для себя объекту. Общепринятым является выделение этапов экономического роста как последовательных ступеней рыночной трансформации: адаптация - восстановительный рост - модернизация. В логике этой цепочки лежит и тезис об эффективности модернизации снизу, а не сверху. Это - типично микроэкономический подход. С точки зрения макроэкономики высокого уровня зрелости, когда уже можно говорить об экономической синергетике, экономический рост представляется эндогенным продуктом взаимодействия социально-экономических субъектов макроуровня - финансового капитала, государства, реального сектора и массового индивида.

Динамический потенциал рыночной макроэкономики

Динамический рыночный потенциал финансовой экономики имеет структурно-институциональную, или синергетическую, конструкцию, включающую процесс его наращивания по мере конкретизации (реализации) экономического (инвестиционного) кванта при движении по структурным уровням рынка. Сегменты спросового потенциала укоренены в структуре и отношениях распределения. Поэтому если производительный потенциал принадлежит категории производительного капитала, то спросовый входит в систему оборотов денежного капитала.

Внутри финансовой экономики факторный и спросовый потенциалы играют роль превращенных форм синергетического потенциала. Они фиксируют вклад в общую динамику синергетической экономики функциональных капиталов - производительного и денежного. То обстоятельство, что синергетический потенциал есть категория финансового капитала, требует рассмотрения, с одной стороны, структуры потенциала финансовой экономики, а с другой - его синергетической природы.

Структура финансового капитала не может быть содержательно осмыслена вне рамок анализа большого цикла Кондратьева. Финансовый капитал - это капитал крупных прямых стратегических инвестиций, формирующих стратегию экономического роста в виде кванта. Сегменты динамического рыночного потенциала - специализированные рынки, продуцирующие в ходе своего взаимодействия единую денежную инвестиционную систему страны, органичную рыночной макроэкономике синергетического типа. В ней иерархия рынков, опирающаяся на систему оборотов функциональных капиталов, обусловливает общее рыночное


8 Гринберг Р. С., Рубинштейн А. Я. Экономическая социодинамика. М., 2000. Гл. IV.

стр. 16


равновесие особого типа - равновесие подсистем рыночной иерархии: рынка второго стратегического уровня (финансового капитала) - рынка первого стратегического уровня (денежного капитала) - текущего рынка (производительного регионального капитала).

Рынок финансового капитала характерен для первой фазы БЦК. Этот рынок еще предстоит создать, так как он включает оборот очень крупных стратегических инвестиций, являющихся предметом кооперации макроуровня, куда входят финансовый капитал, центр и регионы. Именно он формирует квант экономического роста, передавая далее по иерархии рынков соответствующие импульсы.

В той степени, в какой квант экономического роста рождает экономическую энергию системных связей финансового капитала, происходит наращивание энергетического потока в определенной последовательности: интенсивный тип экономического роста (1-я фаза БЦК) - интенсивно-экстенсивный тип экономического роста (2-я фаза БЦК) - экстенсивно-интенсивный тип экономического роста (3-я фаза БЦК) - диверсифицированный экстенсивный тип экономического роста (4-я фаза БЦК); в конце четвертой фазы БЦК - возвращение к интенсивному типу экономического роста. Во второй половине четвертой фазы экономика стремится вернуть себе когда-то свойственное ей качество линейной системы, фокусированное на бюджете. Переход от нелинейной системы к линейной сопряжен с нарастанием хаоса, с потерей примата экономики над политикой и, как следствие, с очень тяжелой бифуркацией. Однако бифуркации, может быть и не такие тяжелые, соединяют друг с другом и каждую из остальных фаз БЦК, сохраняя тем самым устойчивость его внутренней структуры.

Рынок финансового капитала - это пространство взаимодействия крупных собственников капитала, которые обмениваются не активами, а стратегиями. Именно здесь закладываются основы предельного типа экономического роста: период оборота капитала 2π (в нашем обозначении Т); стремление капитального коэффициента (отношения основного капитала к доходу населения) к 1; стремление капиталоемкости ВВП к 1; стремление коэффициента Тобина (отношения инвестиций к основному капиталу) к 1. Такого рода социальная модальность определяет потенциально возможный максимальный темп экономического роста - 14%, причем в разбивке по фазам БЦК.

Последовательная смена фаз БЦК просто не может быть линейной. Соответственно для синергетического экономического роста характерно равновесие в смысле не финансово-денежной стабильности, а стремления к предельному типу экономического роста как способу извлечения всех его потенциальных ресурсов, заложенных рынком стратегических инвестиций. Если не формируется стратегический квант экономического роста, то не нужен и предельный тип последнего - это парные понятия.

Читаем у В. -Г. Занга: "Стартуя из любой произвольной точки, экономика всегда равномерно сходится к единственному значению соотношения "капитал / труд" на больших временах. Более того, вдоль равновесной траектории роста капитал возрастает с той же скоростью, что растет численность населения - это простое и красивое следствие

стр. 17


модели роста Солоу"9. В экспериментальной логической модели, на базе которой мы исследовали сопряжение динамики капитала, дохода и продукта10, приросты капитала и ВВП начинают сближаться через десять лет. Однако можно ли считать, что равновесие Солоу идентично предельному типу экономического роста внутри БЦК?

Механизм сближения динамики капитала и дохода (в формуле Солоу доход замещен фактором труда) по Солоу - это его производственная функция, в которой сумма коэффициентов при капитале и труде равна 111. Интересно, что Кейнс пытался "низвергнуть" указанное равенство - его мультипликаторы непосредственно не связаны с отношением капитал / труд. Однако система уравнений Кейнса (так, как она прочитывается Зангом) сохраняет принцип взаимодополняемости факторов "капитала" и "труда"12.

В БЦК механизм сближения приростов дохода населения, национального капитала и ВВП базируется, во-первых, на отрыве (в рамках единства): оборота основного капитала от оборота инвестиций, оборота инвестиций от оборота капитальных денег (или денежных инструментов оборота акций и облигаций на фондовых рынках), оборота капитальных денег от оборота вторичных денежных инструментов и на лично-денежного оборота денежно-кредитной сферы, кредитно-денежного и налично-денежного оборотов от оборота национального дохода. Обороты, разнесенные по разным фазам, фиксируются как целостная система в единой денежной инвестиционной системе страны.

Во-вторых, упомянутому сближению способствует специфический тип бифуркации с удвоением периода. Как показывают результаты наших исследований, длительность фаз БЦК распределяется следующим образом. Предельный цикл экономического роста финансового капитала - Т (2π). Фазы имеют длительность: 1Т - 2Т - 4Т - 8Т. Первая половина каждой фазы частично захватывает пространство предыдущей, ассимилируя ее особенности. Соответственно каждая последующая фаза сохраняет средний темп экономического роста предыдущей вплоть до пороговой точки, в которой все прежние ресурсы экономического роста оказываются исчерпанными и недостаточно компенсируются ак-


9 Занг В. -Г. Синергетическая экономика. Время и перемены в нелинейной экономической теории. М., 1999. С. 41.

10 Речь идет о модели В. Евстигнеева, основанной на системе автономных линейных дифференциальных уравнений. Параметры оценивались с использованием данных по следующим источникам: Российская экономика в 2004 году / ИЭПП. март 2005 г.; International Financial Statistics / IMF, November 2004.

11 Имеется в виду классический вид производственной функции Y = KαLβert, где: α и β - параметры при переменных капитала K и труда L; r - параметр при переменной автономного фактора научно-технического прогресса e; t - время.

12 Кейнсианские уравнения в интерпретации Занга (Занг В. -Г. Указ. соч. С. 118):



здесь R - ставка процента; Y - национальный доход; I (Y, R) - функция инвестиций; S (Y, R) - функция сбережений; L (Y, R) - функция спроса на деньги; Ls - автономное предложение денег; u, v - нормировочные параметры.

стр. 18


туализацией новых факторов. Инерция предыдущего фазового темпа сходит на нет и дополняется средним темпом новой фазы.

Например, вторая фаза содержит пороговую точку - капиталоемкость 2. Пока капиталоемкость меньше 2, сохраняется соотношение факторов последовательно интенсивного типа экономического роста, несмотря на вступление экономики в режим интенсивно-экстенсивного типа. Инерция первой фазы мешает реализации всех факторов, в том числе институциональных, способных развиться при новом типе экономического роста.

Таким образом, каждая фаза имеет как бы пролонгированный старт, а в своем конце - замедленный финиш. Но благодаря этому потенциал старой фазы и ее типа экономического роста исчерпывается до дна, а переход к новой фазе и новому типу экономического роста оказывается связанным с бифуркационными границами.

Новый тип начинает доминировать внутри пространства своей фазы. Инерционный темп роста до пороговой точки как бы хранит память о предыдущей фазе и ее темп (14% для первой фазы). После перехода через пороговую точку вторая фаза реализует свой потенциал, который дает прирост 7%. В среднем для всего периода, когда действуют силы, характерные для второй фазы, это - (14% + 7%) : 2 = 10,5%.

На эволюции темпа роста за весь БЦК сказываются два фактора. С одной стороны, происходит исчерпание кванта экономического роста, сформированного в первой фазе, пропорциональное соотношению длительности фаз. С другой стороны, рынок все время усложняется по законам перенормировки назад (процесса, обратного аппроксимации), но затем внутри четвертой фазы включается механизм перенормировки, направленной на осознание глубинных факторов развития, которые могут быть интерпретированы как система отношений финансового капитала. Происходят упорядочение рынка и его эволюция на принципах саморазвития. Такого рода пульсация БЦК сохраняет целостность экономики, циклическая природа подобной целостности получает свое выражение в усреднении темпа экономического роста на интервале БЦК. Условно ее можно представить как арифметическое среднее его фазовых темпов: (14% + 10,5% + 7% + 4%) : 4 = 8 - 9%.

Однако следует объяснить экономическую природу длительности фаз БЦК как бифуркаций с удвоением периода. За фазовым строением БЦК стоит соотношение собственных и кредитных инвестиционных ресурсов. Причем организующим моментом является использование рынком вложенных средств в каждой данной фазе как гарантийного фонда для кредитной экспансии. Первый объем капитала (в фазе 1Т) имеет определенную величину К (1), и именно таков начальный гарантийный фонд. В следующей фазе (которую мы обозначаем как 2Т) за счет сложения этих и заемных инвестиций, гарантированных собственным капиталом, он может возрасти вдвое и так же вдвое увеличится обеспеченный гарантиями рынка рост инвестиций, и т. д.

Удвоение длительности фаз сопряжено с компенсацией увеличения капиталоемкости за счет использования экстенсивных факторов и общей рыночной экспансии. В каждой фазе капиталоемкость увеличивается относительно базовой величины капитала, сохраняя тен-

стр. 19


денцию к выравниванию темпов роста капитала, дохода и продукта, а значит, и отношения "капитал / доход".

Каждая фаза "разогревает" рынок вплоть до наступления пороговой точки, то есть порогового значения капитального коэффициента, по достижении которого возникает бифуркация. В первой фазе капитальный коэффициент выходит за свой предельный уровень, равный 1, и в течение достаточно короткого периода достигает равновесного значения около 2. Перейдя точку равновесия, когда капиталоемкость экономического роста становится примерно равной 3, вторая фаза завершается уже в пространстве третьей. Ее пороговая точка близка 4. Так как рынку в следующей, четвертой фазе предстоит потерять управляемость по коэффициенту капиталоемкости, он начинает стремиться освоить линейную модель, ориентированную на финансово-денежную стабильность. Этот качественный сдвиг занимает все пространство второй половины четвертой фазы, когда рынок достигает максимального коэффициента капиталоемкости, равного 8. Срыв в линейный экономический рост обусловлен подключением к рынку социального капитала и воздействием социальной сферы и социального спроса.

После бифуркаций, то есть в каждой новой фазе, экономическая система попадает в ситуацию скачкообразно возросшей неопределенности и начинает выстраивать новые отношения, правила и предпочтения. Этому способствует смена типов экономического роста при переходе от фазы к фазе. Однако расположение синергетической системы на временной оси позволяет видеть определенную устойчивость траектории экономического роста. Структурные основные компоненты обновляются, но не исчезают. Устойчивы сама структура фаз БЦК, компоненты ЕДИС страны, характеристики предельного типа экономического роста, каркасный темп развития.

Противоречия и риски становления рыночной макроэкономики

Названная проблема чрезвычайно обширна. Мы здесь поставим только три вопроса, непосредственно вытекающие из идеи формирования рыночной экономики на основе образования первичного пореформенного рынка макроуровня.

Первый вопрос касается предпосылок и рисков срыва тенденций развития рыночной макроэкономики и ее перерождения в микроэкономику. Здесь прежде всего отметим, что в синергетической воспроизводственной модели риски возникают не вследствие ошибок, а органически. В данном случае речь идет о возможности утратить свойственный синергетической воспроизводственной модели каркасный (устойчивый и в среднем присущий БЦК) темп экономического роста, связанной с нарушением соотношения длительности фаз БЦК (пропорции: 1 - 2 - 4 - 8). Алгоритм такой: сначала в экономике возникает приоритет финансового капитала в режиме физического времени. Это уже способно стимулировать линейное развитие. Однако изменения имеют более глубокий и разрушительный характер. На втором шаге экономика отходит от стратегической траектории экономического роста в размерности капитала. Происходят потеря стратегического

стр. 20


уровня 2 и скатывание рыночной экономики на стратегический уровень 1. На третьем шаге стратегическое регулирование редуцируется к институтам централизации. Поскольку вычленяется макроуровень в традиционном его значении централизации, к нему неизбежно начинает приспосабливаться микроуровень, утрачивая характеристики региональных рынков внутри макроэкономики. Тем самым дается толчок движению к приоритету рынка свободной конкуренции с его ценовыми механизмами оптимизации. На четвертом шаге в условиях нарастания неопределенности экономика попадает под пресс мирового капитала. Страна оказывается перед угрозой утраты своих позиций в глобальной конкуренции. Вывод: общество должно беречь завоеванный уровень макроэкономики (стратегический уровень 2).

Второй вопрос - риск перерождения синергетического экономического роста в линейный. Такая возможность заключается в изменениях системы параметров порядка. С точки зрения идеальной воспроизводственной синергетической модели монополия государства может быть представлена как превращение параметра при переменной, описывающей траекторию изменения соотношения инвестиций и ВВП, в главный параметр, по отношению к которому все другие становятся подчиненными и быстро изменяющимися. Это ведет к упрощению самого смысла такого монопольного параметра и его переменной: он начинает тяготеть к норме накопления ВВП, а переменная обусловливает выбор типа экономического роста по величине капиталоемкости (без учета синергетической последовательности фаз БЦК и последовательности типов экономического роста). Бюджетная экономика, присущая современной России, демонстрирует основные свойства такой линейной модели экономического роста.

При иных предпосылках положение ведущего параметра порядка может занять коэффициент каркасного экономического роста при переменной, описывающей его как отношение текущего темпа роста национального дохода к базисному значению. При подавлении других параметров указанным рынок становится инфляционным (преобладает долговая инфляция) и сильно зависимым от динамики и структуры мирового денежного капитала. Смысл монопольного параметра начинает тяготеть к показателю налоговой составляющей прироста ВВП.

Монополия параметра при переменной, описывающей ситуацию на конкурентном рынке в условиях рыночной экспансии (третья фаза БЦК), резко меняет его содержание в сторону однозначно отрицательной оценки вклада в экономический рост динамики инвестиций относительно объема основного капитала; это - показатель нормы амортизации основного капитала, а не капиталовложений в модернизацию. Упрощается и содержание переменной: она отражает уже динамику не производительного капитала в реальном секторе рынка, представленного в синергетической модели производительным региональным капиталом, а суммарного не интегрированного капитала совокупности хозяйственных звеньев. Конкурентный рынок в этом случае базируется на приоритете малого и среднего бизнеса. Как следствие, локализация региональных рынков приводит к ответной реакции государства в виде административного зажима регионов.

стр. 21


Парадоксально превращение в монопольный параметра при переменной, описывающей динамику финансового капитала, или капитализации рынка прямых программных инвестиций. Если синергетический смысл переменной состоит в оценке объема капитала как инвестиционного стратегического потенциала (кванта) экономического роста (параметр при этом фиксирует выбор последовательно интенсивного типа развития и перспективы его эволюции в пространстве БЦК), то теперь начинается переход экономики в режим линейного развития. Тогда переменная отражает скорее увеличение капитализации крупного капитала и расширение поля рынка "голубых фишек". Параметр фиксирует социальную избирательность направлений эволюции финансового капитала с точки зрения повышения его качества (развитие наукоемкого производства, информационных отраслей, нанотехнологий и т. п.).

Парадоксальность этого варианта состоит в том, что переход в режим линейного экономического роста не гасит внутренней синергетической потенции экономики, а значит, рассматриваемый вариант не позволяет свернуться макроэкономике в микроэкономику, допустим, с развитым централизованным уровнем. Однако сложность заключается в том, что некоторые сугубо макроэкономические процессы, которые поддерживают тенденцию к синергетическому развитию, несут в себе и угрозу установления режима, близкого к рыночному социализму.

Третий вопрос - риски, вытекающие из возможной дисгармонии процессов энтропии и диссипации. Здесь речь идет о влиянии двух моментов на формирование диссипативных (переходных, временных) структур, которые способны закрепить переходное состояние рыночной трансформации и превратить синергетику в псевдосинергетику, когда чисто линейная организация экономики принимает форму синергетической.

Во-первых, это лавинообразный характер процесса трансформации. Экономика начинает "метаться": ни один из параметров не может закрепиться в позиции параметра порядка. Они как бы постоянно меняются местами со своими переменными13, что порождает образование локальных каузальных отношений. Центробежный характер преобразований, связанный с локализацией основных четырех секторов первичного пореформенного рынка, стимулирует этот процесс. Множественность отдельных цепочек детерминации порождает в целом линейную логику выхода из системного кризиса.

Во-вторых, одновременно экономика как бы вводит запрет на формирование современного рынка. С одной стороны, она нуждается в едином рыночном пространстве, чтобы преодолеть центробежный характер первичного рынка макроэкономики. С другой стороны, именно поэтому должен быть сформирован сложный рынок денежного


13 Проблема фундаментально исследована в монографии: Хакен Г. Информация и самоорганизация (макроскопический подход к сложным системам). М., 1991. На с. 32 читаем: "Так, возникновение параметров порядка и их способность подчинять (небольшое число коллективных мод. - Л. Е. и Р. Е.) позволяет системе находить свою структуру. При изменении управляющих параметров в широком диапазоне системы могут проходить через иерархию неустойчивостей и сопровождающих их структур".

стр. 22


капитала с массовыми финансово-денежными рынками. Но данной цели не отвечает исходный старт в виде объединения множества локальных каузальных цепочек, так как они базируются на упрощенной модели собственности.

Зародышем диссипации в форме псевдосинергетики является неразделенность собственника и менеджера. Без их разделения невозможен нормальный оборот собственности, то есть рынок ограничен оборотом активов. По этой причине отсутствует массовое кредитование. Российский банковский сектор в части долговременного инвестиционного кредитования очень ограничен, так как резко ограничен рынок "голубых фишек": в России их не более десятка, тогда как американский рынок "голубых фишек" насчитывает около 600 фирм. Только для такого рынка в принципе возможно непрерывное банковское кредитование, а значит, банк не может охватить массовый рынок, если предпосылки его массовости отсутствуют. Кроме того, как следствие, отсутствует механизм дисконтирования и сравнения инвестиционных вариантов. Это сдерживает развитие инвестиционного кредитования, что препятствует созданию сложного рынка на базе развитого денежного капитала.

Далее, экономический смысл легитимности приватизации состоит в обеспечении адекватности собственности и рынка, измеряемой соотношением экономического роста, эффективности и благосостояния. С этим связана проблема соединения структур распределения доходов, банковского капитала и производительного капитала. Как известно, в социалистической экономике они не были разделены, будучи функциями производительного капитала, конкретно - параболического распределения социалистических промышленных предприятий по фондоемкости. В результате рыночной трансформации сформировались распределение доходов и их капитализация по гиперболе. Пока не сложилось распределение банковского и производительного капиталов.

Указанные обстоятельства обусловили вхождение российской экономики в режим псевдосинергетики. Смысл последней состоит в сведении диссипативной модели рынка к стабилизации структуры первичного рынка макроэкономики: его целостность обеспечивается в результате налаживания - через посредничество государства - системных связей структурных составляющих первичного рынка макроуровня вместо его структурирования на базе системы указанных выше структур собственности (распределений). В итоге возникает и быстро развивается противостояние рынка и государства (объект - субъект); государство принимает на себя функции формирования инвестиционного механизма; тенденция к либерализации рынка и общества постепенно угасает. Рынок начинает развиваться на принципах самоорганизации, не выходя за рамки первичного рынка макроуровня.

Каковы основные характеристики псевдосинергетики?

Во-первых, в ней ограничен потенциал саморазвития системы (рынка макроэкономики) в целом. Тем самым невозможен исторический прорыв в экономику высшего класса.

Во-вторых, вместо образования системы оборотов функциональных капиталов и соответствующих структурных уровней рынка в ней складываются неолиберальное государство и линейное управление

стр. 23


рынком. Однако даже самые совершенные демократические механизмы не могут заменить коммуникативные, по сути, либеральные принципы взаимодействия рыночных институтов и государства в рамках внутренней конвергенции последнего и крупного финансового капитала. Это значит, что финансовый капитал не может развить свой стратегический потенциал.

В-третьих, в современном постиндустриальном обществе классы перестают быть ведущей социально-экономической структурой. Попытки их воскресить являются растратой социальной энергии общества, способствующей стабилизации экономики псевдосинергетики. В то же время нельзя игнорировать доставшийся нам в наследство социалистический базис - общественную кооперацию живого труда. Она предполагает формирование структур рынка с опорой на народнохозяйственное соединение капитала, труда и экономического роста в виде распределения дохода по гиперболе, а отраслевого состава капитала и денежного капитала (капитала банковской трехзвенной системы) - по параболе. Только внутри подобной сложной фигуры распределения может быть снят разрыв между собственником и менеджером. Такая социально-экономическая структура выше классовой по уровню сложности. Это - базис либерального общества.

Выйти из псевдосинергетики через линейную модель развития нельзя, так как необходимы усложнение рынка и экономики, выход на нелинейную траекторию и тем самым переход от псевдосинергетики к позитивной синергетике. Этой задаче не отвечает недавнее решение о создании в Минэкономразвития департамента развития секторов экономики14. Оно фиксирует строение первичного рынка макроэкономики.

Если правительство обещает нам резкое снижение в ближайшие годы доли нефтедолларов в ресурсах бюджета, то возникают сразу два вопроса, на которые нет ответа в рамках псевдосинергетики. Чем компенсировать такое резкое изменение структуры государственных финансов? Как совместить развитие всех других комплексов экономики с уже определившимся экспортно-ориентированным экономическим ростом?

Объединение секторальных механизмов инвестирования не может быть осуществлено простым сложением в силу их специфичности и различных механизмов управления. Для ТЭК и всего сырьевого комплекса базовое значение имеют валютно-денежные рынки. Инвестиционный комплекс нуждается в регулировании на базе кейнсианских механизмов - процентной ставки, предельной эффективности капитала, темпов роста доходов населения и уровня инфляции. Значит, именно здесь должны быть сформированы массовые фондовые рынки. Потребительский комплекс имеет огромную сельскохозяйственную составляющую, еще не вошедшую в единое рыночное пространство. Поэтому ему требуется простой механизм ценовой конкуренции - рынок свободной конкуренции.

Решение сложной задачи объединения секторальных механизмов инвестирования предполагает отрыв инвестиционной базы от секто-


14 Ведомости. 2006. 14 июля.

стр. 24


ральных основных капиталов, но при условии сохранения единства финансовой системы и производительного капитала. Экономическая синергетика предлагает свое решение - иерархию структурных уровней рынка, распределенных не по отраслевому строению основного капитала, а по соотношению финансового, денежного и производительного регионального капиталов. При этом необходимо развитие рынка стратегических программных инвестиций, субъектом которого должна стать макрокооперация крупного финансового капитала и государства. В такой иерархии региональные рынки имеют не меньшее значение.

Либерализация дает нам подобный шанс, так как в рамках синергетической воспроизводственной модели БЦК регулирование инфляции осуществляется не путем сведения ее динамики к пропорциям финансово-денежной стабильности, а согласованным движением денежно-кредитной эмиссии, рыночной экспансии и экономического роста. Однако шанс будет упущен в случае отсутствия рынка стратегических программных инвестиций, обусловливающих распределение системы инвестиционных узлов - инвестиционных кластеров. Все попытки пройти по проторенной дорожке, повторяя алгоритм становления капиталистического рынка макроуровня, содержат неустранимые риски для российской экономики.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ТРАНСФОРМАЦИОННЫЕ-РИСКИ-РОССИЙСКОЙ-ЭКОНОМИКИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Elena CheremushkinaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Cheremushkina

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Л. ЕВСТИГНЕЕВА, Р. ЕВСТИГНЕЕВ, ТРАНСФОРМАЦИОННЫЕ РИСКИ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 17.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ТРАНСФОРМАЦИОННЫЕ-РИСКИ-РОССИЙСКОЙ-ЭКОНОМИКИ (date of access: 10.12.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Л. ЕВСТИГНЕЕВА, Р. ЕВСТИГНЕЕВ:

Л. ЕВСТИГНЕЕВА, Р. ЕВСТИГНЕЕВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Elena Cheremushkina
Актобэ, Kazakhstan
1073 views rating
17.09.2015 (1544 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
1600 ЛЕТ АРМЯНСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ
17 hours ago · From Россия Онлайн
К ПРОБЛЕМЕ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ТАТАРСКОГО АЛФАВИТА НА ОСНОВЕ ЛАТИНСКОЙ ГРАФИКИ
17 hours ago · From Россия Онлайн
ЛОКАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ СОВРЕМЕННЫХ РОССИЯН (ОПЫТ ИЗУЧЕНИЯ НА ПРИМЕРЕ ПЕРЕСЛАВЛЯ-ЗАЛЕССКОГО)
17 hours ago · From Россия Онлайн
Медаль была учреждена Декретом № 30 Республики Куба от 10 декабря 1979 года. Она выполняется в металле с различными слоями на поверхности: со слоем золота — I степень, со слоем серебра — II. Награждение ею производится указом Государственного совета Республики Куба за соответствующие боевые заслуги. Медалью «Воин-интернационалист» I степени награждаются «военнослужащие Революционных вооруженных сил, находящиеся как на действительной службе, так и в запасе и на пенсии, которые отличились в высшей степени в совершении боевых действий во время выполнения интернациональных миссий».
Учебное пособие составлено автором из отдельных глав и лекций, предварительно опубликованных онлайн в 2018-2019 гг. В пособии рассматриваются физические основания ряда применяемых моделей; некоторые аспекты нерелятивистского формализма в неупругом рассеянии протонов; взаимодействие нуклонов в свободном пространстве; метод связанных каналов; нерелятивистские и релятивистские подходы в изучении процессов рассеяния и ядерной структуры; релятивистские и нерелятивистские эффекты в рассеянии протонов; деформационная модель в методе искаженных волн, практическое применение деформационных моделей к неупругому рассеянию протонов. оптическая модель ядра в неупругом рассеянии протонов; применение некоторых элементов формализма для анализа экспериментальных данных по неупругому рассеянию протонов.
Catalog: Физика 
4 days ago · From Анатолий Плавко
В 2019 году Российская Федерация и Вьетнам проводят «Перекрёстный год Вьетнама и России», посвященный 25-й годовщине подписания Договора об основах дружественных отношений и приуроченный к 70-летию установления дипломатических отношений между Вьетнамом и Россией (30/01/1950-30/01/2020). Участвуя в мероприятиях в рамках Перекрёстного года, парламенты двух стран играют важную роль в развитии российско-вьетнамского сотрудничества, а также в углублении всеобъемлющего стратегического партнерства между двумя странами.
Рецензии. РЕЦ. НА: Н. Ф. МОКШИН. МИФОЛОГИЯ МОРДВЫ: ЭТНОГРАФИЧЕСКИЙ СПРАВОЧНИК
9 days ago · From Россия Онлайн
ВЫДАЮЩИЙСЯ ИССЛЕДОВАТЕЛЬ СЕВЕРНЫХ НАРОДОВ (К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ В. И. ИОХЕЛЬСОНА)
9 days ago · From Россия Онлайн
ПРИРОДА И ХАРАКТЕР НЕКОТОРЫХ МИФОЛОГИЧЕСКИХ ПЕРСОНАЖЕЙ В ЭПОСЕ И БЫТОВОЙ КУЛЬТУРЕ ЧЕРКЕСОВ
9 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ТРАНСФОРМАЦИОННЫЕ РИСКИ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones