Libmonster ID: RU-9131

Данная статья посвящена соотнесению базовых интуиций двух феноменологических философий - трансцендентальной феноменологии Эдмунда Гуссерля и этического рационализма его ученика Эмманюэля Левинаса. Левинаса чаще всего относят к так называемой философии диалога (представленной в первую очередь трудами Мартина Бубера, Франца Розенцвейга и самого Левинаса). С одной стороны, это так. Левинас находится внутри того же самого семантического поля, что и другие философы-диалогисты. Как и у Бубера, и у Розенцвейга, и у многих других философов XX в., на первый план в его философии выходит не размышление о том, чем является человеческое Я и/или сознание или (его) бытие, но понимание самого сознания в качестве обусловленного Встречей с Другим (оба слова Левинас пишет с большой буквы), побуждающее к ответу и приостанавливающее наивное право до-субъективной спонтанности. С другой стороны, к этим (и другим) основным концептам этического рационализма Левинас приходит в результате критического переосмысления основных интуиций трансцендентальной феноменологии Гуссерля и фундаментальной онтологии Мартина Хайдеггера (бывшего вторым учителем Левинаса), являющегося в свою очередь результатом размышлений о пределах предложенной Гуссерлем позиции. В данной статье я пытаюсь проследить изменение феноменологического взгляда, его развитие в сторону, где располагается этический рационализм, или философия Другого по Левинасу.

Левинас особым образом понимает учение Гуссерля об абсолютности существования сознания, предстоящего тем не менее трансцендентной вещи, которая является "трансценденцией в

стр. 74

обертке имманентности". В феноменологии Гуссерля в принципе невозможен разговор о существовании чего-либо по ту сторону сознания, ибо граница между я и не-я снята. Феноменологическая установка предполагает эпохэ, воздержание от суждения по отношению к вопросу о (натуралистически понятом) существовании или несуществовании вещи по ту сторону сознания. Все рассматривается феноменологией в свете и сопряженности с сознанием, в модусе как если бы. Левинас пишет: "Существующее для нас - то, что мы считаем существующим, - не есть некая реальность, скрытая за феноменами, которые предстают в качестве образов или знаков этой реальности. Сам этот мир феноменов составляет бытие нашей конкретной жизни - мир феноменов, не имеющих четко прочерченных между ними границ, лишенных всякой математической точности, полных "пожалуй" и "так сказать", повинующихся той расплывчатой законности, которая именуется "нормальностью"" [1. С. 33].

Что такое бытие сознания, задается вопросом Левинас, как его позитивно определить? Сознание, по Гуссерлю, обладает абсолютным бытием. В каком смысле? "Если обратить внимание на тот способ, каким сознание проявляется с точки зрения рефлексии, то нужно констатировать следующее: восприятие сознания, рефлексия - имманентное восприятие, согласно терминологии Гуссерля, - не заключает в себе раздвоения между тем, что проявляется, и тем, что возвещается, как это имеет место во внешнем, трансцендентном восприятии". В имманентном восприятиипоток сознания дан как нечто абсолютное, он есть то, что он есть в отличие от объекта, предваряемого рядом феноменов, которые могут противоречить друг другу и делать само это предварение ложным. "В противоположность восприятию внешней вещи имманентное восприятие адекватно" [1. С. 35]. Переживание ощущения абсолютно, оно не является рядом "оттенений". "У него нет сторон, которые могли бы представляться то так, то эдак", - цитирует Левинас Гуссерля [там же]. Оно не случайно. He-случайность сознания, абсолютность существования сознания ведут онтологические интересы Гуссерля к исследованию сознания, которое и есть существование. Левинас пишет: "...если мы говорим, что сознание, в конкретной тотальности своего протекания, несет в себе гарантию своего бытия, это значит, что не нужно искать существование где-то за пределами сознания, что само сознание и есть существование, в его конкретном протекании, во всем богатстве его деталей и во всей его прихотливости, - и что именно здесь следует искать по-

стр. 75

нятие существования. Утверждение Гуссерля (§ 49 Ideen) о том, что сознание "nulla re indiget ad existendum" (не нуждается ни в чем для того, чтобы существовать), подразумевает, на наш взгляд, именно это" [там же].

Но что такое "вещь", вернуться к которой предлагает Гуссерль? Вещь - это нечто, расположенное по ту сторону сознания. "Последовательность субъективных феноменов, при всей ее изменчивости и подвижности... говорит о некоторой устойчивой и объективной вещи. Эта вещь претендует на независимое существование, трансцендентное по отношению к подвижному потоку восприятия, превосходящее его. В зрелище одной стороны предмета заявлен весь предмет - как некая вещь, которая за изменчивостью, многообразием и относительностью субъективных видений полагает себя в качестве "временного единства неизменных или меняющихся свойств"" [1. С. 41]. Субъективные феномены не есть образы, знаки или "отражения" "реальных" вещей, которые не нужны были бы более мощному интеллекту, божественному интеллекту с его непосредственным усмотрением вещи в себе. "Шаг за шагом прослеживая внутренний смысл опыта материальной вещи, приходится признать, что вещь, явленная в восприятии, есть вся вещь, поскольку именно так она явлена в восприятии. Вещь дана как идеал, который опыт в своей последовательности стремится реализовать; но ее существование заключается именно в том, чтобы быть идеалом этих изменчивых восприятий" [1. С. 18].

Гуссерль признает, что независимость внешней вещи от сознания "не есть чистая иллюзия" [1. С. 29]. Что это значит? Гуссерль (как и Фрейд, Джеймс, Бергсон) обращает внимание на существование темных мест в самом сознании. Чаще всего, говоря о сознании, говорят о сознании активном, бодрствующем. "Гуссерль признает тот факт, который, со своей стороны, заметили Бергсон и Джеймс, а именно: в каждый момент сознание окружено неким ореолом, фоном, горизонтом (по выражению Гуссерля), который, можно сказать, находится на периферии, в отдалении от центрального феномена" [1. С. 29]. Актуальному сознанию Гуссерль противопоставляет сферу возможностей, конституирующих неактуальное, или потенциальное сознание. Независимость, суверенность внешней вещи - это не нахождение ее вне сознания, это нахождение ее вне актуального сознания. "Объект, который оказывается вне нашего актуальноговидения, не исчезает из сознания: он дан сознанию в потенциальной форме, как объект возможного актуального сознания" [1. С. 30].

стр. 76

И там же: "...существование невоспринятой материальной вещи может корениться только в ее воспринимаемости".

Парадокс гуссерлианского понимания восприятия вещи состоит для Левинаса в том, что восприятие вещи "по самой своей сути неадекватно" [1. С. 31]. Гуссерль обращает внимание на то, что, поскольку вещь окружена ореолом потенциальных горизонтов, "аспекты никогда не исчерпывают предмета: их число поистине беспредельно. Те аспекты, которые мы видим в данный момент, указывают на другие, которые только предстоит увидеть, и так до бесконечности. Вещь никогда не бывает познана до конца" [там же]. "Неадекватность", "диахрония", "асимметрия", "гетерономия", "сдвиг", "след", "Высь" - в разных трудах употребляет Левинас разные "обозначения" для описания неадекватности какого-либо отношения к Другому, который в отличие от вещи является "на самом деле" трансцендентным, находящимся "по ту сторону существования". В "Тотальности и бесконечном" Другой рассматривается Левинасом как Бесконечное, Ideatum, бесконечно превышающий неадекватную Idea. Другой в каждый момент бесконечно превосходит все мои представления о нем.

Гуссерля, а за ним и Хайдеггера, и Левинаса, Бланшо, Янкелевича, Делеза, Гваттари, Фуко занимает вопрос о соотношении вещи и последовательности субъективных феноменов. Как "проникает" вещь (если проникает) в эту последовательность? Не утрачивает ли она себя, входя в одновременность порядка? И откуда вообще берется эта вещь? Левинас пишет, что "последовательность субъективных феноменов никогда не бывает завершена" [1. С. 31]. Что это значит? Это значит, что "существование вещи соотносится с тем уровнем законченности, который достигнут данным рядом "феноменов"" [там же]. Это в свою очередь значит, что "дальнейший опыт может поколебать или представить иллюзорным то, что казалось схваченным в предшествующем восприятии" [там же].

Гуссерль делает вывод о случайности существования вещи. Случайность существования Другого, его нужда, подверженность его опасностям становятся основными темами, осмыслить которые пытается этический рационализм. В работе "Ракурсы" Левинас, размышляя о вторжении Другого в феноменальный порядок истории как о сдвиге и загадке, пишет: "Проявление превращается в выражение, в кожу, опустошенную необратимым уходом и тут же, возвращаясь к состоянию песчаной складки на земле, отрицающую его, изгоняющую даже воспоминание об этом уходе. Но земная твердь сохраняет проницаемость для выражения, а пространст-

стр. 77

во - "чистая форма чувственности" и "объект геометрии" - зияет, подобно пустоте, где не воспроизводится необратимое".

Левинас пишет: "С одной стороны, существующая вещь заявляет о себе; но, с другой стороны, она заявляет о себе в бесконечном ряду субъективных феноменов. Существование вещи сливается с согласованностью этих "феноменов"" [1. С. 32]. Сама эта согласованность феноменов не является необходимой, "...таким образом притязание вещи на существование отдано на милостьфеноменов, согласованность между которыми в любое мгновение может нарушиться" [там же].

Случайность, или небытие, возможность несуществования вещи ("...существование материальной вещи таит в себе небытие, возможность несуществования... это возможное отрицание нужно принимать в качестве элемента, конститутивного для самого существования вещи" [там же]) рассматривается Гуссерлем как внутреннее определение самого существования вещи.

Чем различаются чувственность и разумение? "Различая чувственность и разумение, Гуссерль отправляется не от наивной метафизики или антропологии, а от внутреннего смысла самой чувственной или категориальной жизни" [1. С. 76]. Чувственные предметы даны непосредственно. Акты, в которых они даны, - одноступенчатые. Левинас цитирует Гуссерля: "В чувственном восприятии "внешняя" вещь является нам сразу, как только наш взгляд упадет на нее" [там же]. Чувственное восприятие не является простым, но представляет собой, по Гуссерлю, последовательность одноступенчатых актов, когда "каждый элемент такой последовательности, каждый "односторонний взгляд" дан "сразу" и представляет весь предмет" [там же]. Последовательность взглядов, брошенных на один и тот же предмет, не составляет синтеза, "основанного на простых актах и конституирующего предмет высшего порядка" [там же]. Следующие друг за другом акты сливаются, не оставаясь раздельными в ожидании нового синтеза. "Их единство есть целое, в котором не различить составляющих его сочленений" [там же].

Гуссерль формулирует проблему сознания следующим образом: "Как следует понимать, что "в себе" объективности "представляется", более того, "схватывается" в познании, а значит, в конце концов снова становится субъективным?" [1. С. 113]. Проблема теории познания заключается в трансцендентности по отношению к познанию, на которую претендуют объекты познания. Трансцендентность предмета по отношению к сознанию, согласно

стр. 78

Гуссерлю, конституируется "богатой и "многоцветной" совокупностью "интенций"" [1. С. 114]. Прояснить смысл трансценденции - значит понять ее "интенции" и выделить присущий им способ конституирования трансцендентного объекта. "Понять трансценденцию - значит проанализировать интенции образующих ее актов; значит увидеть, на что нацелено трансцендирующее себя сознание" [там же]. Необходимо понять, утверждает Гуссерль, что "модус бытия ноэмы, способ, каким она должна быть "дана" в жизни сознания, "осознана" в нем" [там же].

Для Левинаса очень важен этот "парадокс о вещи", важно, что вещь sui generis "больше" восприятия, нечто, внешнее для сознания и недоступное для поглощения. Мне кажется, что в философии Левинаса заявленное Гуссерлем противостояние субъективности и трансцендентной и идеальной вещи постепенно эволюционирует во встречу Гипостазиса и Женского, Самотождественного, или Я, и Другого, противопоставленную насилию Самотождественного над Другим и поглощению второго первым.

Сознание воспринимается Левинасом в гуссерлианском ключе, как некая абсолютная инстанция, не нуждающаяся в мире для своего существования. Это своего рода Тотальность, не знающая ничего по ту сторону себя. В то же время сознание есть сознание сознаваемого, интенциональность, предстояние вещи. Вещь для Гуссерля - странное образование, трансцендентность внутри имманентности. С одной стороны, вещь дана лишь в ряду имманентных феноменов сознания и даже непознанная независима от сознания только в смысле принадлежания ее "неактуальному" сознанию. С другой стороны, это именно трансцендентность, так как познание вещи для Гуссерля является бесконечным, т.е. количество аспектов и взглядов на вещь поистине бесконечно.

Для Левинаса трансцендентность вещи - "ненастоящая", относительная. Но что же такое реальная, абсолютная трансценденция? Это, согласно Левинасу, тоже предстояние, но не вещи, а Другому (в первую очередь любому другому человеку), встреча. Идея Другого, или Бесконечного, в понимании Левинаса является неадекватной, потому что Другой бесконечно превосходит все мои представления о нем. Похожим образом в философии Гуссерля трансцендентная вещь как бы превосходит поток субъективных феноменов, возвышается или парит над ним. Встреча с Другим похожа, но в важных моментах отлична от предстояния гуссерлианского субъекта вещам. Опыт, который получает в такой ситуации человек, связан не столько со взглядом, конституирующим мир, сколько с ответом,

стр. 79

которое отныне Я не может не держать. Другой в отличие от вещи не только видим, но и видит того, кто в традиции европейского мышления (Левинас называет концептуального персонажа европейского мышления Гигесом, видящим, но невидимым) всегда считался невидимкой. Кроме того, Другой говорит. Таким образом, по мнению Левинаса, во Встрече с Другим Я попадает в ситуацию абсолютного опыта, или Откровения Другого, когда первичная активность исходит не от субъекта и его способностей (когда я нечто раскрываю), но от Другого, открывающегося, объясняющего себя и призывающего Я к ответу. Встреча, согласно Левинасу, это "ситуация, а именно: с субъектом происходит событие, а он не берет его на себя, ничего сам не может мочь, хотя некоторым образом к нему обращен, - есть отнесенность к другому, непосредственно к другому (le face-a-face avec autrui), встреча с лицом, одновременно открывающим и скрывающим другого. Другое (1'autre), взятое на себя, есть другой (autrui)" [2. С. 79].

Другой в философии Левинаса в отличие от трансцендентной вещи трансцендентен (Левинас даже предпочитает слово "метафизичен") не в силу конституированности моим сознанием его в качестве Другого, но в силу, говорит Левинас, своей "другости", указывающей на его неподвластность моей эготической структуре. Другой человек, ближний - это тот, кто имеет отношение к метафизике, так как он является трансценденцией, никогда не бывавшей в обертке имманентности. Левинас пишет: "Другой метафизичен. Другой не является трансцендентным на том основании, что он, как и я, свободен. Напротив, его свобода - это превосходство, вытекающее из его трансценденции" [3. С. 117]. Другой трансцендентен в понимании Левинаса в некотором хронологической смысле. Трансценденция Другого тут заключается в фатальном запаздывании Я по отношению к нему. Одновременность сознания, его тотальность необходимы, по мнению Левинаса, для того, чтобы отношение с Бесконечным могло состояться ("Инаковость Иного, его радикальная чужеродность возможны, если только Иной является Иным по отношению к пределу, сущность которого состоит в том, чтобы быть исходной точкой, служить входом к отношению, быть абсолютно Тождественным. Этот предел может быть абсолютной исходной точкой отношения только в качестве Я" [3. С. 76]), означает для Левинаса, что трансцендентный, ускользающий и ушедший Другой может проявляться в моей жизни только в качестве своегоСледа. Ускользание, отсутствие, бесконечность Другого - все эти черты Другого позволяют Левинасу говорить

стр. 80

о присущей Другому "женскости", пробуждающей в Самотождественном (Я) то, что Левинас называет "метафизическим Желанием". Он пишет, что "...идея бесконечного вызывает отделение не с помощью каких-то сил противоречия либо требования диалектики, а посредством женской благости своего излучения" [3. С. 167].

Эта асимметричность отношения к Другому, запаздывание "отвечающего сознания", присутствие ведут Левинаса к понятию абсолютной, не выбранной, безначальной (ан-архической, как говорит Левинас) ответственности, определяющей, по мнению французского философа, саму ситуацию мыслящего субъекта. Концептуальный персонаж этического рационализма Левинаса сначала ответственен, потом свободен. Невозмутимый трансцендентальный субъект феноменологии Гуссерля теряет покой, отныне он, как пишет Левинас, "одержим Другим".

ЛИТЕРАТУРА

1. Левинас Э. Теория интуиции в феноменологии Гуссерля // Левинас Э. Избранное: Трудная свобода. М., 2004.

2. Левинас Э. Время и Другой. Гуманизм другого человека. СПб., 1998.

3. Левинас Э. Тотальность и бесконечное // Левинас Э. Избранное: Тотальность и бесконечное. М., 2000.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНАЯ-ФЕНОМЕНОЛОГИЯ-Э-ГУССЕРЛЯ-И-ЭТИЧЕСКИЙ-РАЦИОНАЛИЗМ-Э-ЛЕВИНАСА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Galina SivkoContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Sivko

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

С. А. Степанищев, ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНАЯ ФЕНОМЕНОЛОГИЯ Э. ГУССЕРЛЯ И ЭТИЧЕСКИЙ РАЦИОНАЛИЗМ Э. ЛЕВИНАСА // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 14.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНАЯ-ФЕНОМЕНОЛОГИЯ-Э-ГУССЕРЛЯ-И-ЭТИЧЕСКИЙ-РАЦИОНАЛИЗМ-Э-ЛЕВИНАСА (date of access: 01.08.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - С. А. Степанищев:

С. А. Степанищев → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Galina Sivko
Краснодар, Russia
1679 views rating
14.09.2015 (2147 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Анонс Изучение новой теории электричества, пожалуй, нужно начинать с анекдота, который актуален до сих пор. Профессор задаёт вопрос студенту: что такое электрический ток. Студент, я знал, но забыл. Профессор, какая потеря для человечества, никто не знает что такое электрический ток, один человек знал, и тот забыл. А ларчик просто открывался. Загадка электрического тока разгадывается, во-первых, тем что, свободные электроны проводника не способны
Catalog: Физика 
Как нам без всякой мистики побеседовать с человеческой душой и узнать у нее тайны Мира.
Catalog: Философия 
2 days ago · From Олег Ермаков
АВГУСТ ФОН КОЦЕБУ: ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО УБИЙСТВА
3 days ago · From Россия Онлайн
ОТТО-МАГНУС ШТАКЕЛЬБЕРГ - ДИПЛОМАТ ЕКАТЕРИНИНСКОЙ ЭПОХИ
Catalog: Право 
3 days ago · From Россия Онлайн
ПРОТИВОБОРСТВО СТРАТЕГИЙ: КРАСНАЯ АРМИЯ И ВЕРМАХТ В 1942 году
3 days ago · From Россия Онлайн
ИСТОРИЯ ДВУСТОРОННИХ ОТНОШЕНИИ РОССИИ И БОЛГАРИИ В XVIII-XXI веках
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
Г. С. Остапенко, А. Ю. Прокопов. НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ ВЕЛИКОБРИТАНИИ XX - начала XXI века.
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
ЭУДЖЕНИО КОЛОРНИ: АНТИФАШИЗМ, ЕДИНАЯ ЕВРОПА, СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ИДЕЯ И ФЕДЕРАЛИЗМ
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
МЕЖДУ "ПРОЛЕТАРСКИМ ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗМОМ" И "СЛАВЯНСКИМ БРАТСТВОМ". РОССИЙСКО-ЮГОСЛАВСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В КОНТЕКСТЕ ЭТНОПОЛИТИЧЕСКИХ КОНФЛИКТОВ В СРЕДНЕЙ ЕВРОПЕ
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
Великая война 1914-18 гг. Наградной лист от 09.06.1915 на Начальника пулеметной команды 10-го Кубанского пластунского батальона, Прапорщика Ивана Дмитриева. Обоснования награждений орденами Св. Анны 4 ст. с надписью "За храбрость" (Аннинское оружие) за бои на ст. Сарыкамыш (Кавказский фронт), Св. Станислава 3 ст. с мечами и бантом, за бои в Галиции (Юго-Западный фронт), производства в чин хорунжего, за бои в с.Баламутовка (Юго-Западный фронт, Буковина,).

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНАЯ ФЕНОМЕНОЛОГИЯ Э. ГУССЕРЛЯ И ЭТИЧЕСКИЙ РАЦИОНАЛИЗМ Э. ЛЕВИНАСА
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones