Libmonster ID: RU-10528

TREVELYAN. D. M. A shortend history of England. London-Toronto-New York. 1944.

ТРЕВЕЛЬЯН Д. М. Краткая история Англии.

Книга известного современника английского историка Джорджа Маколея Тревельяна "Краткая история Англии" представляет собой весьма любопытное явление в современной английской исторической литературе. Это весьма сжатый очерк английской истории со времён палеолита до вступления Англии во вторую мировую войну в 1939 году. Очерк включает также историю Шотландии, Ирландии, Уэльса и всех английских колоний. В нём освещаются самые различные стороны английской истории: политическая и военная история, развитие культуры, языка, хозяйственная жизнь и семейный быт англичан в разные периоды их истории. Весь этот огромный материал уложен автором на 540 страницах печатного текста, изложен очень хорошим языком и притом в весьма популярной форме.

Однако ни литературные достоинства книги, ни общая эрудиция автора, ни его осведомлённость во всех деталях английской истории не могут искупить тех недостатков книги, которые являются результатом её политической направленности. В "Краткой истории Англии" Тревельяна мы находим самую беззастенчивую фальсификацию истории Англии, которую автор старается обосновать своеобразным подбором фактов. И общая концепция английской истории Тревельяна и его интерпретация её отдельных этапов и событий, и его подход к историческим фактам в равной степени пронизаны определённой политической тенденцией, которая становится очевидной при первом знакомстве с книгой. Всю силу своего таланта, все свои знания Тревельян мобилизует на то, чтобы представить читателю английскую историю как плавный прогрессивный процесс, в котором всё развивалось путём компромиссов, в котором не было классовой борьбы и социальных потрясений, в котором даже самые тёмные периоды истории были лишь ступенями прогресса и служили ему. При этом мирный характер английской истории, отсутствие в ней острых углов и крутых поворотов относятся автором за счёт специфических национальных черт англо-саксов, которые, по его словам, "в силу своего здравого смысла и добродушия всегда предпочитали комитеты диктаторам, выборы - уличной борьбе и совещательные собрания - революционным трибуналам" (стр. 136).

Эта политическая тенденция сказывается прежде всего в общей концепции английской истории у Тревельяна. Он считает, что английская история развивалась всегда в двух основных направлениях: с одной стороны, в ходе веков Англия создала специфическую парламентскую систему управления, из которой затем выросла современная английская буржуазная демократия; с другой стороны, в силу своего островного положения Англия к моменту её превращения в национальное государство в XVI в., оказавшись в центре мировых морских сообщений, стала владычицей морей и создала огромную колониальную империю (введение).

Таким образом, Тревельян не только произвольно сводит всю историю Англии л чисто политическому развитию, но и приписывает двум политическим факторам на

стр. 146

всём протяжении английской истории значение, которого они вовсе не имели вплоть до конца XVIII или даже середины XIX века. Эта общая постановка проблемы даёт искажённую картину английской истории, что является результатом откровенного стремления автора изобразить современную Англию в виде образцовой демократической страны, с благоденствующим рабочим классом, а Британскую империю - в виде содружества колоний, процветающих под эгидой Англии (стр. 471 - 504). Таков, с точки зрения Тревельяна, главный итог многовековой английской истории.

Всю историю Англии Тревельян делит на шесть периодов, которым соответствуют шесть разделов книги. Раздел I - "Смешение рас", раздел II - "Создание нации", раздел III - "Тюдоры", раздел IV - "Эпоха Стюартов", раздел V - "От Утрехта до Ватерлоо", раздел VI - "От Ватерлоо до нашего времени". Как видно из самых названий разделов, в основе этой периодизации нет единого принципа, и она очень слабо связана с социально экономическим развитием страны. И то, что отразилось на характере периодизации, сказывается и в самом содержании разделов. Хотя Тревельян довольно часто останавливается на различных сторонах хозяйственной жизни Англии, но он отнюдь не считает, что экономическая жизнь страны определяет основные этапы её развития. До XI в. определяющим фактором английской истории оказывается раса, с XI до XV в. решающую роль играет складывание наций, затем - усиление королевской власти при Тюдорах, потом - победа парламентской формы правления при Стюартах и так далее, вплоть до конца XIX и начала XX в., т. е. периода, в котором для Тревельяна определяющим факторам является "демократизация" Англии и Империи.

Английские историки либерального направления, к которым по своим основным взглядам примыкает Тревельян, всегда в меру своих сил и возможностей извращали историю Англии в угоду политическим и классовым интересам английской буржуазии. У Тревельяна эта политическая тенденциозность в трактовке исторического материала проявляется, пожалуй, резче, чем у его предшественников в XIX веке. И она нашла отражение не только в его общей концепции истории Англии, но и в самом построении книги. "Краткая история Англии", несмотря на популярную форму изложения, написана так, как будто она рассчитана на читателя, хорошо знакомого с основными событиями английской истории. Тревельян не столько излагает историю Англии, сколько комментирует её, высказывает свои мысля по поводу истории Англии, сложившиеся у него в результате долгих лет работы в различных областях этой истории. Такое построение работы открывает перед автором широкие возможности произвольного отбора фактов, в соответствии с политической направленностью его общей концепции. Автор не стремится полно изложить материал, что помогает ему легко, как бы невзначай обходить молчанием те события и факты английской истории, которые не укладываются в его общую схему. Это прежде всего относится к тем историческим периодам и к тем сторонам исторического процесса, в которых особенно ярко отражается тяжёлое положение эксплоатируемых классов, классовая борьба и революционные потрясения, нарушающие основное положение Тревельяна о мирном эволюционном развитии английской истории, о классовой гармонии внутри развивающейся и крепнущей нации. Так, в книге совершенно отсутствует упоминание о так называемом рабочем законодательстве XIV в., которое имело столь важное значение в социальной и политической жизни этого периода и очень сильно повлияло на подготовку крестьянского восстания 1381 года. Ничего не говорится о восстании Кэда в 1450 г. и восстании Кэта Норфокского в 1549 году. И, что кажется уже совсем невероятным, в разделе, посвященном эпохе Тюдоров, автор, пространно излагая историю английской реформации и морских экспедиций, ни слова не говорит об аграрном перевороте XVI в., о массовом обезземеливании крестьянства, которое явилось одной из важнейших предпосылок развития буржуазной Англии. Это "упущение" никак нельзя считать случайностью, так же как нельзя считать случайностью и то, что, посвятив сравнительно много места деятельности Томаса Мора как гуманиста, Тревельян ни слова не говорит о его "Утопии" и её социальном значении для XVI в. и для последующего времени. В изложении хода английской революции 1640 - 1660 гр. почти ничего не говорится о движении левеллеров и диггеров и вообще о борьбе, происходившей в парламентской армии после конца первой гражданской войны. Наконец, в изложении истории Англии XIX в. автор доводит свою фальсификацию до того, что даже не упоминает о чартистском движении, тогда как огромное внимание уделяет борьбе за парламентскую реформу 1832 г., деятельности "Лиги борьбы против хлебных законов" и кампании за отмену рабства в колониях. Человек, не знакомый с историей Англии этого периода, прочтя книгу Тревельяна, останется в полной уверенности, что никакого самостоятельного рабочего движения в Англии 40-х годов вовсе не было. Совершенно очевидно, что такие умолчания в книге, посвященной общей истории Англии, извращают действительную историю Англии в угоду общей концепции автора.

Тенденциозность книги не исчерпывается этими сознательными умолчаниями. Стоя на точке зрения мирного, эволюционного развития Англии с древнейших времён до наших дней и исключая из него все те явления, которые нарушают эту идиллическую картину, автор даже самые мрачные страницы английской историй, за очень немногим исключением, преподносит в розовом освещении, которое часто совершенно извращает их истинный смысл. Ярким примером такого извращения является характеристика феодализма, неоднократно повторяемая Тревельяном.

Констатируя развитие феодализма и начало закрепощения крестьянства в Англии X в., автор спешит заметить, что это был

стр. 147

единственный метод, при посредстве которого "беспомощное население могло получить защиту, эффективное руководство, при посредстве которого продвигалась колонизация и увеличивалась доходность земледелия" (стр. 71). В другом месте эта мысль звучит ещё более определённо: "Средневековое общество возникло в виде грубого соглашения между рыцарем, священником и крепостным крестьянином для защиты бедствующих сельских поселений от грабителей и насильников. Взамен этой защиты эти поселения подвергались должной эксплоатации в пользу рыцаря и священника" (стр. 102).

Такая трактовка феодализма совершенно извращает его социальную сущность, его эксплоататорский характер, изображая его как благодеяние для крепостного крестьянина, а в феодальной эксплоатации видит справедливую оплату "защитников" крестьянства- дворянина и священника.

В таких же тонах изображает автор и английскую манориальную систему XIII-XIV веков. Правда, он отмечает тяжёлое и бесправное положение крепостных крестьян в маноре, но тут же спешит указать, что крестьянин защищался от чрезмерной эксплоатации "манориальным обычаем", и затем делает следующий вывод: "Великой заслугой манориальной системы было в своё время то, что среди людей с примитивными страстями и привыкших к насилию она поддерживала устойчивость, уверенность и закон" (стр. 116). Естественно, что при таком подходе к вопросу причины восстания Уота Тайлера в книге, по существу, не вскрыты, тем более что автор совершенно игнорирует изменения, имевшие место в аграрном строе Англии в XIV веке. Хотя автор и замечает вскользь, что восстание имело скорее социальные, чем политические причины, но фактически изображает его как результат подушной подати 1380 г. и непомерных требований крестьян и особенно наёмных рабочих, которые, по мнению Тревельяна, часто требовали от своих нанимателей того, что было "экономически невозможно" (стр. 176).

Такая точка зрения у автора 40-х годов XX в., располагающего огромным материалом исследований по аграрной истории Англии XIII-XIV вв., не является случайной. В этом вопросе Тревельян отстал намного даже от некоторых современных буржуазных историков.

Не менее характерным примером такого тенденциозного освещения является изображение Тревельяном политической жизни Англии XVIII века. Он, конечно, не может отрицать, что установившийся в результате так называемой "Славной революции" (1688 г.) политический режим представлял собой бессовестное хозяйничанье денежных мешков Сити и новой аристократии. Он указывает на продажность министров и парламентских депутатов, на неправильность распределения парламентских мест. Но, с точки зрения Тревельяна, все эти недостатки искупались тем, что этот новый режим, установленный в результате компромисса между тори и вигами, основывался на строгой законности в противоположность деспотизму Стюартов, с одной стороны, и диктатуре Кромвеля - с другой. А сохранить этот компромисс можно было, только гарантировав аристократии и джентри право бесконтрольного влияния на выборы в палату общин. "После затянувшегося политического и религиозного кризиса "Стюартовской эпохи", - резюмирует Тревельян, - столь же долгий период равновесия под властью, в общем либеральных законов, был не так уж вреден, даже если он был куплен ценою некоторого застоя" (стр. 361).

Этот вывод есть прямой результат того, что автор рассматривает политический строй Англии XVIII в. не с точки зрения его социальных предпосылок, а как ступень в прогрессивном развитии парламентской системы управления, которая в эту эпоху переживала, по его мнению, стадию окончательного утверждения в форме системы ответственного министерства (стр. 359 - 362). Наконец, очень любопытно то, как Тревельян оценивает значение и характер промышленного переворота и аграрных сдвигов, имевших место в Англия конца XVIII века. На этот раз он, вопреки своему обычному правилу умалчивать о резких изменениях в сфере социально-экономических отношений, уделяет довольно много места этому вопросу. При этом он особенно подчёркивает успехи промышленного производства в связи с промышленным переворотом и интенсификацию сельского хозяйства в связи с массовыми парламентскими огораживаниями. Когда же автор касается ухудшения в положении рабочих в конце XVIII и в начале XIX в., то настойчиво подчёркивает, что это было неизбежное зло, так как без этого невозможно было бы снабдить всем необходимым быстро возраставшее в эту эпоху население Англии (стр. 430). Точно так же бедствия крестьян в результате массовых огораживаний XVIII в., по мнению Тревельяна, были лишь необходимой платой за рост интенсивности сельского хозяйства, который был необходим для прокормления растущего населения (стр. 436 - 437). Таким образом, Тревельян смазывает эксплоататорскую, хищническую сущность обоих этих процессов и откровенно признаёт, что больше сочувствия в нём вызывает трактовка промышленного переворота у Маколея и других его апологетов середины XIX в., чем у более объективных буржуазных исследователей конца XIX и начала XX в. (стр. 430).

Объясняя причины возникновения парламента в Англии, Тревельян в конечном итоге ссылается на то, что "английский народ всегда отличался любовью к комитетам, стремлением обсуждать все вопросы за круглым столом до тех пор, пока не будет достигнуто соглашение. Эта национальная особенность была истинным источником происхождения парламента" (стр. 136). Нетрудно понять, что это утверждение является сознательным извращением истории.

Ярко выраженная националистическая точка зрения, пронизывающая всё изложенное Тревельяном, придаёт своеобразную окраску его трактовке всех международных конфликтов, в которых участвовала Англия.

Столетнюю войну между Англией и Францией автор рассматривает как завершение "национального самоутверждения Англии",

стр. 148

причём совершенно игнорирует экономическую подоплёку этой первой торговой войны в средневековой Европе. Начиная с XVI в. Англия часто без всякого на то основания рассматривается как фокус всей международной политики, причём Тревельян всячески старается навязать ей роль передового борца против деспотизма и реакционных сил континентальной Европы (стр. 217, 345 - 359, 398 - 414). Если при рассмотрении борьбы с Филиппом Испанским в XVI в. для такой трактовки имеются хотя бы некоторые основания, то довольно жалко выглядят попытки автора изобразить как освободительные войны Вильгельма III и Мальборо, закончившиеся Утрехтским миром, Семилетнюю войну и затем войны с революционной и наполеоновской Францией, которые Англия вела якобы для спасения Европы от деспотизма Франции. Чтобы подчеркнуть роль "освободительницы Европы", которую Англия якобы постоянно выполняла с конца XVI в., автором совершенно затушёваны экономические интересы Англии в этих войнах, её торговое и морское соперничество с Францией, которое завершилось полной победой Англии в наполеоновских войнах. При изложении хода войн с Наполеоном решающая роль в победе над Францией отводится Англии, в то же время о решающей роли в войне России упоминается лишь вскользь (стр. 408, 412). Наконец, совершенно фальшивый характер носит изложение истории британских колоний. Тревельян всё время подчёркивает культуртрегерский характер британской колониальной политики и пользу, которую она якобы приносила колониальным народам.

Канаде Англия дала самоуправление, которого она была лишена под властью французов (стр. 418 - 420, 474). В Индии Англия ликвидировала анархию, царившую там после распада империи Моголов, и только ради этого, часто вопреки интересам самой метрополии, вынуждена была расширять сферу своего господства (стр. 484). В Египте английская оккупация была великим благодеянием для феллахов (стр. 498) и т. д. Единственное тёмное пятно во всей английской истории и, в частности, в колониальной политике Англии Тревельян, в полном соответствии с вигской традицией, видит в разрешении ирландского вопроса. Здесь начиная с XII в. вплоть до самого последнего времени Англия вела, по его мнению, неправильную политику, которая привела к столь резкому обострению отношений между Англией и Ирландией.

Особого внимания заслуживает изложение Тревельяном истории Англии при Тюдорах и его оценка английской буржуазной революции XVII века. Как уже было отмечено, основной недостаток трактовки Тревельяном тюдоровской эпохи заключается в полном игнорировании аграрного переворота XVI в., который в конечном итоге обусловил социальную политическую и культурную историю этого периода. На первый план в изложении выдвигаются реформация, морские экспедиции Кабота, Дрэка и др. и политика равновесия во внутренних и международных отношениях, которую проводила королева Елизавета. Основное отличие английского абсолютизма от французского и испанского Тревельян видит в том, что тогда как во Франции и Испании королевская власть в XVI в. вступила в союз со "старой", католической церковью, в Англии она, напротив, порвала со старой церковью и вступила в союз с парламентом. Но автор не пытается объяснить, на каких социальных основаниях базировался этот своеобразный "союз", в котором король управлял, а парламент раболепствовал. Он ограничивается лишь замечанием, что "сила Тюдоров носила скорее метафизический, чем материальный характер" (стр. 260). Таким образом, Англия XVI в. изображается как царство полного мира и классовой гармонии под эгидой тюдоровских королей, которые в лице Генриха VIII и особенно Елизаветы обладали, по словам автора, особым, "шестым чувством" понимания истинных стремлений своих подданных. При помощи этого "шестого чувства" Елизавета в течение долгого времени спасала Англию от внешних и внутренних религиозных войн, потрясавших в XVI в. всю Европу, поощряя в то же время заморскую торговлю и экспансию, выгодную английским купцам. Год её вступления на престол Тревельян называет "первым годом современной Англии" (стр. 221).

Однако усиление королевской власти, достигнутое в тюдоровскую эпоху, привело в следующий период к конфликту между парламентом и исполнительной властью короля. С этой чисто политической точки зрения Тревельян трактует все события революции 1640 - 1660 годов. Характерно уже то, что он включает историю обеих революций XVII в. в раздел IV - "Эпоха Стюартов", - что уже само по себе подчёркивает нежелание автора признать особое, самостоятельное значение революции. Ведь, с его точки зрения, революция 1640 - 1660 гг. является печальным исключением в истории Англии, до которого англичан довело упорство Карла I, Страфорда и Лода, совершенно чуждых интересам английского народа. В соответствии со своими общими методологическими установками Тревельян не пытается вскрыть социальную сущность революции 1640 - 1660 годов. Её основная причина, по его мнению, заключается в политическом конфликте между королём и парламентом и в религиозном конфликте между пуританизмом и англиканизмом. Конфликт между королём и парламентом был вызван исключительно дурной политикой Стюартов, которые в отличие от Тюдоров злоупотребляли теми прерогативами, которыми Тюдоры пользовались с молчаливого согласия народа. Парламент восстал в защиту своих старых привилегий, и началась революция, которая носила консервативный характер, так как парламент стоял в ней на почве закона, а королевская власть выступала как узурпатор (стр. 270, 274). Таким образом, Тревельян, в сущности, повторяет мысль, высказанную в своё время ещё Гизо1 . Однако революция, с его точки зрения, сразу же встала на неверный путь, так как парламент, для того


1 Guisot F. Pourquoj la revolution d'Angleterre a reussi? Discours sur l'histoire de la revolution d'Angleterre. Paris. 1850.

стр. 149

чтобы выиграть войну с королём, "вынужден был" покупать стеснительную помощь шотландских ковенантеров и сектантов Восточной Англии (т. е. индепендентов. - Е. Г. ) (стр. 284). В результате этой печальной "случайности", после гражданской войны власть оказалась в руках "восточных сектантов" во главе с Кромвелем, которые "предали короля суду незаконного трибунала" и казнили его. Казнь короля и установление республики Тревельян осуждает и называет действия индепендентов "авантюрой, на которую англичане не давали своего согласия" (стр. 285). Если учесть при этом, что Тревельян совершенно замалчивает левеллерское движение, то создаётся впечатление, что республика была создана в Англия вопреки воле всех слоев населения - капризом Кромвеля и его немногочисленных сторонников. В дальнейшем Тревельян называет республику "правительством цареубийц". Но так как вместе с тем Тревельян не может отрицать огромного положительного значения политики Кромвеля в эпоху республики и протектората для будущей буржуазной Англии, то он идёт на компромисс с "цареубийцами", указывая, что высокие личные качества Кромвеля и некоторых его соратников помогли им не только долго удерживать власть в своих руках, но и поднять международный престиж Англии. В этом смысле очень интересны настойчивые попытки Тревельяна представить Кромвеля, как ярого конституционалиста-монархиста, который только по необходимости выполнял роль диктатора и в душе всё время стремился к восстановлению равновесия сил между парламентом и королём, нарушенного революцией (стр. 295 - 296). Это равновесие было восстановлено реставрацией 1660 г., которую поэтому Тревельян также рассматривает как положительный факт, как новый шаг по пути к свободе. Однако легкомыслие Карла II и фанатизм Якова II привели к новому нарушению равновесия, которое, в свою очередь, вызвало "Славную революцию 1688". Как истинный английский либерал, Тревельян ставит эту вторую "революцию" выше первой. Её преимущества он видит в том, что, с одной стороны, она привела к окончательной победе парламентской системы управления над королевским деспотизмом, с другой стороны, эта победа была достигнута не в гражданской войне, а путём компромисса между тори и вигами. "Действительная слава британской революции заключается в том, - говорит он, - что она была бескровной, что она не сопровождалась гражданской войной, и, кроме того, в том, что с общего согласия было достигнуто урегулирование религиозных и политических споров, которые так долго и так жестоко разделяли людей и партии" (стр. 332). Таким образом, по мнению Тревельяна, "Славная революция" снова вернула английский народ на правильный путь мирной эволюции, с которого его насильно свели "фанатики-цареубийцы". Так современный английский историк повторяет почти без всяких изменений точку зрения Гизо и Маколея, которые ещё сто лет назад превозносили компромисс 1688 г., заключённый за счёт народа в интересах двух фракций эксплоататорского класса, и сознательно умаляли значение огромного социального переворота 40 - 50-х годов XVII в., заложившего основы буржуазной Англии.

Приведённые примеры касаются лишь наиболее существенных проблем английской истории. Их можно было бы бесконечно умножить. Но и они достаточно ясно показывают научное и политическое лицо Тревельяна. Он стоит на тех же методологических и политических позициях, на которых стояли в своё время историки либерально-буржуазного - "вигского" - направления в XIX веке. По своим общим методологическим установкам он примыкает к характерному для них позитивистскому направлению.

Как всякий позитивист, Тревельян - эклектик и ищет объяснения исторической: процесса в самых различных факторах, среди которых, как мы видели, фактор социально-экономический играет самую незначительную роль и зачастую совершенно игнорируется. Раса, география, культура, быт, язык и т. д. играют в его изложении куда большую роль, чем развитие хозяйства, столкновения классов, социальные интересы. Подобно всем историкам либерально-буржуазного направления, Тревельян стоит на точке зрения исторического прогресса в форме мирного, эволюционного развития, блестящий пример которого он видит в английской истории. Ему чуждо понятие классовой борьбы, которую он, даже вопреки историческим фактам, старается вычеркнуть из истории Англии, либо обходя её молчанием либо изображая её в виде чисто политических конфликтов. Наконец, все его представления проникнуты характерным умеренным либерализмом, который не устаёт восхвалять древнюю "английскую свободу", поскольку речь идёт о свободе господствующих классов, и с испугом отворачивается от неё, когда на неё начинают притязать эксплоатируемые. И хотя Тревельян постоянно подчёркивает свою нарочитую объективность умудрённого опытом летописца, который ничего не осуждает и во всём видит поступательный ход истории, на деле этот буржуазный объективизм заставляет его фальсифицировать историю в угоду его политической тенденции.

Неправильность и ложность либерально позитивистской концепции Тревельяна, с точки зрения научного, марксистско-ленинского исторического мировоззрения, совершенно очевидна. Её пороки и ошибки есть неизбежный плод порочной буржуазной методологии, которая не может и никогда не могла подняться до подлинно научного понимания истории.

Но краткая история Англии Тревельяна, как уже было отмечено, выделяется своей тенденциозностью даже на фоне английской буржуазной историографии XIX века. Это становится особенно очевидным при сравнении книги Тревельяна с очень схожей с ней по объёму, стилю и содержанию "Краткой историей английского народа" известного английского историка Джона Ричарда Грина, вышедшей в 70-х годах прошлого века. Несмотря на весь свой либерализм и нацио-

стр. 150

налистические настроения, Грин излагает историю Англии гораздо более правдиво, чем Тревельян. Он, по крайней мере, пытается дать социальное истолкование политической истории Англии, хотя и ему это не всегда удаётся.

В отличие от Тревельяна он подчёркивает бедственное положение крепостного крестьянства при феодализме, он посвящает целую главу восстанию Уота Тайлера и ищет социальные предпосылки восстания в тех сдвигах, которые происходили в XIV в. в английской деревне. Наконец, он останавливается на аграрном перевороте XVI в. и в связи с ним на "Утопии" Мора. Его обобщения часто слабы, беспомощны и неправильны, но его книга, во всяком случае, могла служить в своё время хорошим пособием для изучения конкретной истории Англии2 , Этого, к сожалению, нельзя сказать о рецензируемой работе Тревельяна. Она даёт много интересных деталей, много колоритных картинок из прошлого Англии, но вместе с тем она даёт превратное представление об английской истории в целом. По ней скорее можно изучить современный вариант буржуазно-либеральной концепции английской истории, чем самую эту историю.

Это различие между почти одноименными работами двух буржуазных историков - не простая случайность: оно очень характерно для общей эволюции буржуазной историографии вообще и английской в частности. Перед нами типичный представитель либерально-буржуазного направления, устоявший против "модных" течений современной буржуазной исторической мысли, отрицающих объективную закономерность исторического процесса, учёный, посвятивший свою жизнь изучению различных сторон и периодов английской истории, который не бежит от обобщений, как большинство современных буржуазных исследователей. И в итоге своих многочисленных исследований, во всеоружии современных исторических знаний он создаёт книгу, которая по своим научным качествам стоит значительно ниже аналогичной книги, написанной в 70-х годах прошлого века историком, стоявшим на тех же методологических позициях.

Очевидно, что это не только результат различия в личных качествах и симпатиях двух историков, но прежде всего следствие того общего кризиса буржуазной исторической науки, который начался ещё в начале XX в. и особенно обострился в период второй мировой войны. На фоне общего кризиса капиталистической системы, который после второй мировой войны становится все более и более очевидным даже для самых ярых её защитников, обостряется и общий кризис буржуазной идеологии. Перед лицом этой надвигающейся на капитализм катастрофы идеологи современной буржуазии с каждым годом теряют остатки своей научной объективности и своего былого традиционного либерализма. Это относится не только к тем историкам, которые окончательно порвали с понятием исторической закономерности и прогрессивного развития человечества и видят свой идеал в корпоративном государстве средних веков, но и к тем немногочисленным в наши дни буржуазным историкам, которые, подобно Тревельяну, ещё держатся за старые представления либеральной позитивистской историографии о прогрессивности и закономерности исторического процесса.


2 Не случайно К. Маркс, очень критически относившийся к буржуазной историографии, счёл возможным воспользоваться более полным вариантом этой работы Грина для изучения истории Англии. См. Архив Маркса и Энгельса. Т. VIII. Конспект книги Грина "История английского народа".


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ТРЕВЕЛЬЯН-Д-М-КРАТКАЯ-ИСТОРИЯ-АНГЛИИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Svetlana GarikContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Garik

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Е. ГУТНОВА, ТРЕВЕЛЬЯН Д. М. КРАТКАЯ ИСТОРИЯ АНГЛИИ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 14.11.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ТРЕВЕЛЬЯН-Д-М-КРАТКАЯ-ИСТОРИЯ-АНГЛИИ (date of access: 01.08.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Е. ГУТНОВА:

Е. ГУТНОВА → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Svetlana Garik
Москва, Russia
2132 views rating
14.11.2015 (2087 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Анонс Изучение новой теории электричества, пожалуй, нужно начинать с анекдота, который актуален до сих пор. Профессор задаёт вопрос студенту: что такое электрический ток. Студент, я знал, но забыл. Профессор, какая потеря для человечества, никто не знает что такое электрический ток, один человек знал, и тот забыл. А ларчик просто открывался. Загадка электрического тока разгадывается, во-первых, тем что, свободные электроны проводника не способны
Catalog: Физика 
Как нам без всякой мистики побеседовать с человеческой душой и узнать у нее тайны Мира.
Catalog: Философия 
2 days ago · From Олег Ермаков
АВГУСТ ФОН КОЦЕБУ: ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО УБИЙСТВА
3 days ago · From Россия Онлайн
ОТТО-МАГНУС ШТАКЕЛЬБЕРГ - ДИПЛОМАТ ЕКАТЕРИНИНСКОЙ ЭПОХИ
Catalog: Право 
3 days ago · From Россия Онлайн
ПРОТИВОБОРСТВО СТРАТЕГИЙ: КРАСНАЯ АРМИЯ И ВЕРМАХТ В 1942 году
3 days ago · From Россия Онлайн
ИСТОРИЯ ДВУСТОРОННИХ ОТНОШЕНИИ РОССИИ И БОЛГАРИИ В XVIII-XXI веках
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
Г. С. Остапенко, А. Ю. Прокопов. НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ ВЕЛИКОБРИТАНИИ XX - начала XXI века.
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
ЭУДЖЕНИО КОЛОРНИ: АНТИФАШИЗМ, ЕДИНАЯ ЕВРОПА, СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ИДЕЯ И ФЕДЕРАЛИЗМ
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
МЕЖДУ "ПРОЛЕТАРСКИМ ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗМОМ" И "СЛАВЯНСКИМ БРАТСТВОМ". РОССИЙСКО-ЮГОСЛАВСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В КОНТЕКСТЕ ЭТНОПОЛИТИЧЕСКИХ КОНФЛИКТОВ В СРЕДНЕЙ ЕВРОПЕ
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
Великая война 1914-18 гг. Наградной лист от 09.06.1915 на Начальника пулеметной команды 10-го Кубанского пластунского батальона, Прапорщика Ивана Дмитриева. Обоснования награждений орденами Св. Анны 4 ст. с надписью "За храбрость" (Аннинское оружие) за бои на ст. Сарыкамыш (Кавказский фронт), Св. Станислава 3 ст. с мечами и бантом, за бои в Галиции (Юго-Западный фронт), производства в чин хорунжего, за бои в с.Баламутовка (Юго-Западный фронт, Буковина,).

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ТРЕВЕЛЬЯН Д. М. КРАТКАЯ ИСТОРИЯ АНГЛИИ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones