Libmonster ID: RU-8744
Author(s) of the publication: К. В. МОЛЧАНОВ

В смысле того, что разум "...порождает всеобщее и постигает в нем особенное" в предыдущей статье [1], в частности, было актуализировано ниспадение , но в частном своем проявлении - когда познание обращается, и снимается опосредствование восхождения единичных (постижения), давая обратно само особенное , но не только как собственное, но и как промежуточное; тогда постижение обращается к отправному, но в многообразной связи .

Само ниспадение в своем частном выступило не только как одна из технологий нового философского времени, но и как деликатность , отражающая качество постижения, которое известно также и в отличии рассудка и разума [2], но теперь получает новое обозначение. Его соответственные значимы для получения определенностей многих диалектических категорий и процессов познания в непосредственности бытия. Одним из них является равнение .

Настоящая статья дает представление о диалектике равнения для непосредственности бытия, определяющего и положенность различений в ниспадении . При этом ряд положений дается в свете диалектического отрицания обычной логики : так легче оценить значение равнения, и в достаточной мере обозначается различие логики и диалектики. Это не менее важно для современного этапа развития познания, именно на котором следует признать диалектику, понять ее и использовать, а, например, не вводить в учебные курсы метафизические воззрения (в смысле "антидиалектики").

стр. 185


Равнение

1

Не вызывает сомнения то, что нечто равно себе (хотя понимается, например, отличие равенства от уравнения ). Однако когда говорится, что нечто равно себе , этим, по сути, ничего не говорится. Обозначается лишь наличие , а далее актуализируется пустая абстракция, так радующая бытия помыслы, ибо они настолько ласкают этим пониманием себя, что не могут от него оторваться, в частности, потому что дают возможность разговорам, зачастую замещающим научность. И именно тогда не видится различие , хотя оно выступает в самом любом нечто, будь то даже науки. Это, в частности, обусловлено тем, что равенство спекулятивно в некоторой мере отражает тождество , но при этом упускается суть самого тождества (хотя понимается отличиетождества от равенства ), ибо даже предложение о тождестве "содержит в себе лишь формальную , некую абстрактную, неполную истину " [3. Т. 5. С. 485]. Это, в свою очередь, обусловливает, несмотря на множество многообразий, всего лишь ограничения, которые определяют ограничение понимания и тождества, и равенства, тем дают необоснованное начало инсинуациям вокруг обсуждений этих, одних из важнейших категорий. Более того, этим определяется немыслимое возвращение в лоно философских наук математической проблематики и символики, давно отторженных в конкретную определенность, приобретших там себя для непосредственности бытия.

Но не столько о нечто пойдет речь, сколько о неизбежно выступающем некотором соотношении, которое обычно почему-то априори приводится к равенству .

2

Для тождества определены противоположение и простая отрицательность, понимается различие [3. Т. 5. С. 487 - 488], которое выступает и как отрицательность. При этом если различие есть простое понятие, то в его отрицательном, как определенно новое, выступает различенность ; она есть обретенное. Она - последующа для тождества, уже присоединяет не только отрицание , но и его действие.

Различенность важна не столько для тождества, сколько для его продолжения или равенства, которое тем само обретает себя в некотором

стр. 186


другом и в силу отрицательности не может оставлять нечто собою в последействии субъектом из класса нечто, ибо она в силу отрицательности сама становится двойственной: себя несет в начале, но и обретает в перемене. И здесь не столь определяется в действии имеющееся в тождестве отрицание отрицания , сколько оно непосредственно влияет , причем на каждый термин, да еще с учетом некоторого перехода (так точнее будет определить в обобщенном виде обозначаемые действие и перемену ).

Рассматривается и распадение тождества в самом себе на разность, его положение как отрицательного самого себя, - именно при этом различие служит моментом и себя, и тождества; этим, далее, кладется понимание снятия себя тождеством и своего процесса отрицания, в чем выступает его известное рефлексирование в себя [3. Т. 5. С. 482 - 484].

Иными словами, получает свое наличие возвращение противоположения в нечто третье (ибо возвращаемое не может быть при изменении ни первым, ни его отрицательным вообще), которое, стало быть, было вначале, как само или (его) отрицание. Поэтому обозначается неизбежность возвращения противоположности, как чего-то самостоятельного, через свое же противоположение в нечто такое, которое следует определять только как (определенное) основание 1 . Тогда противоположность становится одновременно и чем-то первым, с которого, теперь оказывается, лишь было начато действие , а снятая противоположность, стало быть, была снятой положенностью . Поэтому отдельное (здесь : только сущности ) может быть некоторым опять ставшим , что и определяет результат возвращения только как (определенное) основание . (Именно эти положения обуславливают начало исключенного третьего .)

Так как с положительной стороны, по сути, исключающая рефлексия делает себя положенностью, противоположность возвращается в свое основание . Однако при этом само отрицающее определение есть не только для себя, но и другое, отрицанием которого, с другой стороны, оно является. Именно на основе этого нельзя говорить о нечто, как только о нем самом, и равенство неизбежно выступает как простая отрицательность: нечто неизбежно соотносится и с собой в данности и, например, хотя бы через ее опосредствование (не с собой). Тем определяется, с одной стороны, некоторая


1 Именно его, а также обозначенное Гегелем рефлексирование требуется учитывать при рассмотрении начала исключенного третьего , что, обычно, не делается.

стр. 187


различенность, и, с другой стороны, то, что равенство (нечто с собой) содержит, причем в себе, другое себя же, т.е. имеется еще и противоречие, ибо равенство само содержит действованиеили результат его 2 , по крайней мере, когда приравнивание уже осуществлено. Поэтому, во-первых, равенство оказывается обозначаемым в результате, во-вторых, равенство оказывается (есть), следовательно, нечто иным для себя же, и, в-третьих, обозначаемое в результате равенство следует рассматривать как нечто выходящее из себя, с другой стороны, потенциальное к себя разложению.

Иными словами, при наличии первого термина должно далее быть не равенство, а определенность, в которой только будет иметь смысл само нечто .

Тогда, если для тождества определены противоположение и простая отрицательность, то для равенства же обретается еще и перемена , которая сменяет его значение : исключает его тривиальность, граничащую с пустотой значения, сменяет его значение на новое. (В этом сменяется или имеет развитие начало исключенного третьего .) Это обусловлено хотя бы тем, что рефлексия для первой пары уже обратилась в (определенное) основание, что, с другой стороны, являет пройдение некоторой заранее отмеченной точки, которую следует определять (в смысле наличия определенного - известного - основания) только как начало, которое было.

3

А. Только в определенном смысле или в смысле обычной логики начальная (отмеченная) точка считается (за) нечто; но она была не как только нечто, ибо, например, и его определенность следовало учитывать, но в той своей непосредственности, которая снимает неопределенность, что не замечает (и не использует) обычная логика , и чем нарушается начальность , например, априорной определенностью .

Тогда можно определить, что не могло возникнуть для обычной логики опосредствование равенства, ибо ее схема сразу давала (имела) непосредственную определенность нечто для него, в том числе и в равенстве. Таким образом, непреодолимым образом клалось в результате, по сути, непосредственное значение, а не усердно обсуждаемое в обычной логике равенство. Но само значение также имеет особый (непреодолимый) смысл для равенства, но не как


2 В силу неизбежности обретенной отрицательности.

стр. 188


нечто его собственное, а как неизбежно результирующее в некотором действии , обычно вызываемом (например, переходом). Это следует из не обсуждаемого ранее для тождества момента, который в своей неявной форме сразу выступил в значении, хотя сам полагается качеством, возникающем в отрицании. В силу отрицания, или его возникновения, или его результативности, как угодно, и обретается некоторая перемена , которая существенна не столько в изменении, сколько вообще в некотором движении3 . Так как в этом случае в смысле первополагаемого объективна рефлексия, то некоторое движение является некоторой рефлексией . Ее собственное исследование является отдельным вопросом, но достаточным является ее явленная свойственность. В частности, в некоторой рефлексии, в исключающей себя рефлексии (для начала исключенного третьего - возвращение в некоторое основание) самих себя снимают в своей обособленности и положительное, и отрицательное; именно тем они суть а) перемещение себя или в противоположность (определено Гегелем) или б) некоторый переход (обозначено выше).

Но известно, что их перемещение представляет собой в любом случае постоянное исчезновение одного в противоположном другом, что есть некоторое единство. В единстве имеется не только отрицательное, но и положительное; в этом значении исключающая себя рефлексия есть не иначе как полагающая рефлексия. Тем рефлексия имеет значение быть в себя, через что стороны противоположности обращаются в значения или же в самостоятельные моменты положенности. Последние могут быть лишь как в себе самостоятельность, ибо не снято рефлексирование для них, но тем и поэтому имеется сразу положенность (см.: [3. Т. 5. Гл. "Определенности сущности или определения рефлексии"]).

Исключающая же рефлексия по отношению к положенности снимает ее, делает моменты положенности "самостоятельными": тем они имеются не только в себе, но и для других (!). Через это полагание сами моменты положенности определены, в первую очередь, как тождественные с собою, но, в тоже время, и как отрицательные, что и дает соотношение с другими (или - при рефлексировании - соответствует ему). Более того, при снятии положенности, которая обретается уже в утвердительном, единство оказывается наличной положенностью, причем, как отрицание в этом


3 Напомним, что для тождества всегда присутствует, по крайней мере, исключающая рефлексия .

стр. 189


смысле, не восстанавливается однозначно только первое, например, потому, что исключающая рефлексия, наличиствуя как исключающая, определяет положенностью и снятие вместе с тем исвоей положенности. Именно поэтому исключающее положение есть для себя одновременно и другое, отрицанием чего является вместе с тем и сама исключающая рефлексия; поэтому снятие положенности не ведет в данном случае только к ней, а определяет положительное единство с собой же. Тогда некоторая самостоятельность возвращается через определенное отрицание своей же положенности. Но в этом аспекте (движения) можно получить лишь понимание тождества; с другой стороны, следует понимать, что положительное, как появляющееся, и отрицание на данном этапе есть одно и то же, ибо исключающая рефлексия по отношению к положенностям представляла собою (для нас ) внешнюю рефлексию. Но следует рассматривать и их собственную рефлексию, например обращаемую и в то, что положительная рефлексия одного не есть нечто тождественное, но есть и некоторое отрицательное (противоположное), в частности, для своего же положительного. Поэтому и отрицательное отчасти заключено в ее значении, и без положительного оно обладает некоторым собственным значением - тождественно с собою, что определяет, в смысле рефлексии тождества то, что оно само обладает достатком положительности.

Б. Но здесь следует обратить внимание на то, что не говорится уже о самом тождестве. Выступил достаток положительности, который связан с тождеством как с определенным основанием, но и не связан с ним, ибо уже имеется в другом. При этом определилось и некоторое значение, которое присовокуплено к положительности или имеет свое достоинство само в ней.

Это выражается (в отрицании отрицания только двух моментов) и в переходе от тождества, и в переходе от начала исключенного третьего , что обозначает наполнение или положениеполного (полноты) начала исключенного третьего или завершение включенного пятого , о чем будет отдельное изложение.

Таким образом, определилось некоторое следствие, которое должно отражать положительное значение существа тождества, но вне него, хотя и быть в отрицательности одним его. В этом положении можно обозначить то, что равенство становится определенным или определяется надлежащим образом. Но не это является положительным, определенность равенства - не самое главное, она была; основное восстанавливается из отрицательности, но при условии значения, т.е. имеется теперь и неприсущее (имеющейся

стр. 190


определенности равенства) качество . Само оно неизбежно выступает в силу исключающей рефлексии, но, по причине ее же указанного свойства, сразу снимается (по отношению к ней), тем определяя себя незаметным , уступая свое место, которое восстанавливается в значении ("заполняется в качественном смысле") качеством (обозначается неприсущее качество ), но не обращающегося в определенное основание тождества, а качеством являемого равенства, ибо именно оно выступило в положительном. Тогда неприсущее качество, как новое качество , должно определять (новые) свойства равенства для нечто, но в смысле определенности отрицательности, что в общем случае (с учетом свойств равенства и тождества) и определяется какравнение .

В. В смысле выступившего в положительном равенства равняемого самому нечто явно демонстрируется отличие принимаемого от нечто. И принимаемое в непосредственности бытия не следует знаменовать им же, но это меняет картину: оно тем самым выступает, обозначая себя, но, как уже было сказано выше, не как нечто, хотя определено остается им. Тогда имеет место прихождение, которое само является в переходе к равняемому (здесь: положение, обозначение равняемого), но в некотором отрицании как к нему, так и к оставляемому для себя нечто, и именно в этой последовательности: иначе придется обратиться к первоначальному (рассмотрению равенства нечто), что ведет лишь к положительному определению.

Иными словами, опять станет лишь оно и только, либо будет допустимо оно и ему равное, т.е. будет возвращение либо к прежнему, либо к выступившему обратно для себя нечто4 . Обычно это и принималось - в этом и заключается особое свойство обычной логики , когда она для себя просто есть, хотя в этом и не понимает своего бытования. Но оно не только ее, оно (например, в основании) и вне нее, что необходимо хотя бы замечать.

В указанном смысле, равняемое и нечто выступили , но получились вне обычной логики , вне (ее) равенства. Тем самым, во-первых, различено равнение , и с учетом указанного выше имеют место также уже обретенные равняемое и нечто, поэтому, во-вторых, наличествует положительность равенства в обоих пройденных положениях и, в-третьих, восстановлена в обращении рефлексия (возвращение


4 Можно было бы говорить о качестве нечто, но то был бы переход, ведущий к некоторой определенности в положительности равенства, уже уводящей от параметров равнения.

стр. 191


в положительности от тождества) к ним - она была исключена в самостоятельности моментов положенности. Поэтому, в-четвертых, для диалектики (в обращении понятия равенства себянечто) нельзя положить равенство нечто только самому себе, а равняемое является, в первую очередь, как для нечто его значение.

Следует отметить, что в результативности можно, конечно же, перейти к самому нечто, восстановив и его для себя, но то будет, по сути, обратный переход; он-то сам диалектичен, но его вызывание простым сознанием есть неправильная посылка. (Ее могут реализовать желающие, ибо в этом есть некоторый смысл, или это будут делать критики, так как им нужно искатьоспариваемое , но не к ней вело обращение .) Определились равняемое и нечто, и, таким образом, не следует возвращаться обратно, что к тому же неинтересно в своей непосредственности. Такое оно и для диалектики, и для обычной логики с той лишь разницей, что последняя пытается в нем что-то найти и, что самое интересное, находит, но как обособленное (см. последние "работы по логике" в ряде изданий)...

4

По сути, нечто обратилось для себя в одном случае в свое продолжение, но осталось собою и для себя (следует заметить, что существенны два положения , соотносящиеся с отрицательностью), в другом случае оно равным образом обозначено продолжениями . При наличии своего продолжения нечто сняло себя, но тем и сохранило себя. Сейчас не стоит обсуждать изменения, которые действительны, ибо рефлексирование произошло. Другое дело, что оно не было и не стало основополагающим для равняемых. Но оно было, это главное, - оно содержится в результате, но не в нечто и не в его развитии напрямую: любое равняемое обозначает другое, снимает так или иначе нечто - полностью или в смысле трансформации - и это обозначение есть в силу рефлексии. При этом полученными-то оказались равняемое и нечто, а также равняемое и его, хотя во втором случае следует принимать одно (равняемое) и за продолжение.

Но нечто и его, фактически, определенность в первоначально являемом равенстве себе нечто обратились (для диалектики) в продолжения нечто . (Можно сказать, что явилось новое понимание нечто, которым может быть и процесс явления умозаключений.) Но актуализировалась и альтернатива 5 : нечто исключилось, оставив


5 Ее основание отображено в [4].

стр. 192


в одном случае продолжение и равняемое, но сохранив себя, чем обозначаются многие варианты, в том числе включающие и уже известные (в частности, это определяет понятие "многопозиционность").

При этом, во-первых, следует отметить, что, когда говорится о нечто и равняемом, то отличенность "равняемого" и "продолжения" существенна не только для них, но и по отношениям к себе, ибо снятие не только двойственно 6 . Оно имеет и иные проявления (иное ), которые пока слиты для данного рассмотрения, но, например, восстановление уже приведено для некоторой определенности, которая, с другой стороны, показывает возможность . Это - не менее важное диалектическое положение, так как может являться одним из факторов влечения продолжения, например, того же любого нечто; но при этом следует учитывать, что сам "прогресс принадлежит вообще области чуждой понятию рефлексии" [3. Т. 6. С. 314]. Она имеет свое значение не только в категориальном значении, но и в процессуальном, который, с другой стороны, так же, как и рефлексирование, имеет свое значение относительно основания . ("Равняемое" и "продолжение" тем имеют свое отличие и в смыслах рефлексии и прогресса.) В смысле обычной логики - это ограничение, которое как определенность (но не отрицание!7 ) дает основание для трансформации, для развития, которое может быть . Тем, оказывается, и полагается не столько сама разница, требуемая для развития, сколько ее применимость в действии - будущая определенность.

Более того, во-вторых, когда предыдущее положение отразится лишь в оставляемых продолжении и равняемом, которое было принято с учетом равнения нечто, то равняемое в этом (втором) понимании выступает и как... продолжение.

При этом, в-третьих, можно сказать, что, с одной стороны, в своем продолжении нечто сравнялось и с собой для продолжения. Но это не удивительно, ибо было снятие, и нечто сохранилось, как это ему и было положено. С другой же стороны, сравнялось с самим собой и продолжение нечто. (Желающим стоит рассмотреть возможность различий продолжений нечто, что, однако, лишь приведет


6 В современных философских науках, даже в энциклопедических изданиях, подразумевается вообще лишь единичная природа снятия.

7 Утверждение о том, что ограничение есть отрицание , обычно в советских философских науках приписывалось Спинозе.

стр. 193


к пониманию продолжения нечто и уже его равняемого так же, как и имевшего быть ранее соотношения самого нечто и его собственного равняемого.) Продолжение нечто возможно в двойственности обратно, но как к предыдущему, что вызывает опять нечто, но теперь биективно с его равняемым тогда (этим доказывается обращение посылки), так и к альтернативному варианту - продолжению нечто, которое явно сохраняет его. Таким образом, даже сравненное с собой продолжение есть, отражено в продолжении; требуется тем говорить о сравнении , как и о сравнении продолжения нечто и его равняемого.

Тогда, в-четвертых , можно повторять рассуждения относительно нового (нечто), т.е. можно также различить положение сравнивания без самого нечто или его равняемого. (Это положение пока запутанно полностью для обычной логики , однако проявляются некоторые качества, приводящие к новому образу .) При этом в данном случае само продолжение в положениисравнивания без самого нечто не требуется раскрывать, ибо это содержательность работы иной направленности. Но следует сказать, что из А = В , не всегда следует В = А , ибо, по крайней мере, следует установить (теперь) то, что В есть само, а не как, например, равняемое.

И необходимо говорить о равняемом или продолжении (В ) и нечто (А ), но и, в силу положения "самостоятельности", о равняемом или продолжении (В ) и о равняемом ему (В или А ). Тогда уже, как видно, определяется двойственность , в одном термине которой первоначальное бытует полностью, а в другом его нет: стала определенность, или возникло (может возникнуть) другое, которое может быть сравниваемо, но может и не быть.

Определенное - не нечто и его равенство, которое теперь осталось только в своем, они были вначале. Тем для обычной логики осталось "А = А " или {если "А = В ", то "В = А "}, а для диалектики, как и было, "А = В " (где В субъект не из класса нечто) или {если "А = В ", то из этого не следует, что "В = А "}.

Или: равенство есть тавтология (оно - для обычной логики ), а в диалектике, в частности, равнение есть повторение (в широком смысле), или определенность (многопозиционность ; ее значение - в определенности перехода, смены), или в определенно полагаемом значении - сужение . Сужением, во-первых, реализуется ограничение обычной логики или ограничение имеющегося познания, давно уже конкретно обозначенное, как "вещь в себе". Во-вторых, в частности, при этом равно как равенство нечто себе ничего не несет, так и обычная логика в отрицательности полагает разнящееся

стр. 194


определение, которое, с другой стороны, открывает просторы, но в которые еще нужно суметь войти.

Диалектика и логика

5

Итак, с позиций диалектики освещены различия, выступившие для нечто в последействиях. Они многообразны и в качестве, и в количестве в смысле различенных их значений. (В частности, одни имеют смысл для прогресса, другие - для теории, третьи - для постижения, четвертые суть сами и т.д.) Кроме осмысления происходимых с понимаемым нечто метаморфоз, необходимо обдумать различие вообще полученного .

Во-первых, выступила та двойственность, которая и полагает различия диалектики и обычной логики . Кроме того, во-вторых, относительно продолжения вообще нечто обозначаетсяпорождение 8 , причем установлено, что его результат имеет значения (в силу относительности здесь положения равнения с собой первого или второго некоторые читатели смогут обрестипорождение и в смысле первого случая; тогда, правда, следует рассматривать оставление нечто). Тем порождение долженствует, что ну никак не хочет принимать обычная логика и не может его принять, ибо она - не диалектика, от которой сугубо отлична в своем ограничении. Это положение - принципиальное и очень важное, ибо имеет многие практические выводы. Например, следует пересмотреть аксиоматику математической топологии: ее положения не учитывают операции порождения, делая ее невозможной для математики и теоретического аппарата физики. В этом смысле остаются неопределенными многие теоретически определенные феномены, например, "мгновенность" перехода электрона с одного уровня на другой, явное противоречие основоположения электродинамики и Первого постулата Н. Бора и многое другое.

В-третьих, не только осталось развитие нечто, которое может быть в тех или иных формах или ипостасях (не все виды которых, как было сказано вначале, рассмотрены), но и актуализированоновое , которое вылилось в обсужденном случае в равняемое и его же. Можно сказать, что новое вылилось в обсужденном случае и в продолжение, и равняемое его же; но отличенность "равняемого" и


8 В данном случае имеется в виду, конечно же, не чистое порождение и не порождение вообще.

стр. 195


"продолжения" для приведенного построения несущественна, она имеет значение для многопозиционности , и то в обращении.

При этом, в-четвертых, и нечто есть при его равняемом, и продолжение есть в нечто и для него.

6

В отличии продолжения (любого) нечто и его самого по сравнению с равняемыми и равняемого для него определяется некоторое ограничение (здесь : не вообще), даваемое в бытии, определенное И. Кантом как "вещь в себе". Оно и проявляет отдельные, но предельно важные, отличия обычной логики от диалектики, которые теперь можно определить как ограничения . Ограничения извне не рассматривались, ибо таковые вообще не существуют для ограниченной обычной логики . Достаточным является ограничение для себя ее. Но оно естественно и само по себе, а в положении органичного для всеобщего понятия ограничения, в данном случае лишь присовокупляемого, отражается движение рассудка в любых пределах для него возможного, но до некоторого предела ("вещи в себе"). Им исчерпываются возможности обычной логики , касающиеся и самого нечто, что, в частности, обозначается его равенством себе (тривиальным, недиалектическим равенством ), хотя она и строит далее многие свои заключения. Они справедливы в той мере, в какой люди хотят следовать соответствующему и использовать его для своих нужд. Но это не главное, хотя таковые исследования тоже должны быть. С другой стороны, они объективно не могут не быть , хотя именно этого и не видит обычная логика . Она для себя просто есть, хотя здесь или в этом и не понимает своего бытования, ибо даже в попытках возвыситься она опять возвращается только к себе .

В отрицательности ограничений проявляется и отрицание опыта, т.е. опыт вообще несет в себе отрицание, что, в свою очередь, дает обоснование отрицательному опыту или обозначенному в предыдущих статьях трансцендентному опыту . Если ранее он обозначался как опыт разума , что было необычным определением для рассудка, в своих представлениях отторгающего новый опыт , то теперь новый опыт может быть определен (стать ) и как опыт разницы .

Неизбежность возвращения только к себе обычной логики также будет органичной рассудку , что делает их несовершенными в том смысле, что они обязаны отрицать себя, давать разность, которая

стр. 196


тем отрицает их самих. Но, во-первых, кто это будет делать? - заранее обрекая себя на утверждения о собственной прежней ошибочности (ибо посылки были неправильны), и, во-вторых, потребуется определение дополнения , ибо необходимо будет увидеть где-то разницу. Тем придется не только преодолеть ограничения, например, "вещь в себе", но и отличить наличествующее от себя, отвергнуть многие имеющиеся (устоявшиеся) философские представления, убрать их собственное основание, что не только в значительной мере перечеркивает имеющееся, но истрашно . Тем, получается, получение разницы себя, будь то для обычно понимаемого опыта или для обычной логики , означает отрицание себя в той мере, когда требоваться будет (постоянное) переосмысление достигнутых позиций и отрицание достигнутых знаний. Но если таковое даже и декларируется (ибо отрицать возможность нового просто глупо), то делаться это может только в непререкаемых размерах, когда разница сама выступает столь очевидно, что перемены требуются, ибо их самих неприятие уже вызывает отторжение. Но тем происходят лишь частные изменения, которые лишь добавляют малую толику к имеющемуся и оприходуют их в положенной (заданной) форме. Тогда и получаемые в современной философии толики имеют если и иное содержание, то прежнюю логику, или укладываются в нее.

С другой стороны, в смысле несправедливого отрицания (невидения) внутреннего отрицания обычной логики определенные ее возможности служат в своем кругу, а если улавливаются иррациональные для него деяния, то, так как их область сама иррациональна данной, они утверждаются как нелепые или невозможные. Тем и происходит замыкание обычной логики в себя, неизбежность ее возвращения к себе в любом, даже в новом. Тогда и оно остается в старых представлениях , трансформируя разность в новый оттенок или конкретное положение, которым если и любуются, но стараются приспособить под старое. Но тождественное действование вообще противоречит самому себе, и в отрицательности оно не столько ограничивает себя (в этом есть смысл), сколько ограничивает и свои возможности (после чего и появляются псевдофилософские темы).

Но это (в другом виде) и известно из работ И. Канта - рассудок и есть нечто ограниченное ("вещью в себе"), которое не может не быть ограниченно по существу и не воспринимает иносторонее, например, продолжение и равняемое для него. Рассудок бытует, понимает лишь нечто, но которое не исключительно: имеется другое, принимаемое лишь разумом или в разуме . (Именно это доступно

стр. 197


диалектике и раскрывает возможности трансцендентного опыта.) Поэтому в диалектике "вещь в себе" рассматривается, как и любое нечто, как одно из них, ничем не выделяющееся; но то -нисхождение из всеобщего , где бытует разум . (Разум , как показал Гегель, есть высшая ступень сознания, при этом термин "сознание" в данном случае следует воспринимать диалектически, а не с позиций обычной логики .) И, в частности, в определенности ограничения для себя обычной логики полагается то, что рассудок есть некоторая определенность разума (обратное неверно), которая должна существовать в ограничении.

7

Различение и противоречие отделяет от диалектики обычную логику и, как корень всякого движения и жизненности , дает в данном случае для самой диалектики, и в противодвижении , движение некоторому продолжению, подлежащему идентификации, но уже исходящему из рассмотрения именно равняемого, а не самого нечто, что есть отторженное для обычной логики . Еще раз следует оговориться, что для обычной логики или воспринимаемого положения вещей в бытии рассмотрение равняемого может выглядеть необычным, но, с другой стороны, никто не будет отрицать ограниченность самого бытия, например, во всеобщности , или присутствия его в ней как ее части, что дает основание для анализа новых процессов. Тем также обозначаются один взгляд для бытия и другой для всеобщности - для диалектики. Это и хотелось подчеркнуть, когда говорилось о фактической отличности обычной логики и диалектики.

И нетрудно заметить, что диалектика определена и в порождении, и в обращении, для нее не является критичной "вещь в себе", ибо она может быть положена или существовать (здесь : опять отрицание) и в определенности (качество нечто не оговаривалось заранее).

Всегда восприятие иного и есть отличие диалектики, и указанное должно пониматься как одно из определений отличий обычной логики и диалектики. Хотя, с другой стороны, все обозначенное - лишь промежуточное состояние , начало нового становления , продолжение развития , которое не опосредовано наличным бытием и не может быть опосредовано им. Можно сказать и по-другому: представление о диалектике не есть она сама , что имеет стратегические аспекты.

стр. 198


Диалектика, как высшее разумное движение , была, есть и будет, точнее - всегда есть ; она, в частности, - сущность развития для бытия, исходит для него, обращается в него для своей той или иной определенности, но бытует в философии , которая "есть его (духа. - К. М .) действительность и царство, которое он создает себе в своей собственной стихии" [3. Т. 4. С. 13]. Диалектику, поэтому, испорченное сознание может свести к логике или вообще извратить ее, но то будет лишь его удовлетворение, но не правда и не истина. То - видимость торжества обычной логики , но в себе, то - ее обман, который уже не только ее обман, а наваждение для самого испорченного сознания, все более погружающегося в (свое) падение .

С другой стороны, в отрицании падения объективизируется само (актуализируется новое) понимание философии , ибо возможно теперь и ее понимание в восхождении или извне (для бытия), что является ее собственным, ее для себя значением.

ЛИТЕРАТУРА

1. Молчанов К. В . Различенная философская основа: воспроизведение философии Гегеля и два из ее собственных моментов // Философские исследования. 2004. N 1.

2. Молчанов К. В . Качество трансцендентного опыта // Философские исследования. 2003. N 2.

3. Гегель Г. В. Ф . Соч. М. -Л.

4. Молчанов К . В . С чего следует начинать сызнова науку. М., 2003.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ТРЕТИЙ-ИЗ-СОБСТВЕННЫХ-МОМЕНТОВ-ВОСПРОИЗВЕДЕНИЯ-ФИЛОСОФИИ-ГЕГЕЛЯ-ИЛИ-ОДНО-ИЗ-ОТЛИЧИЙ-ПОТАЕННОЙ-ДИАЛЕКТИКИ-И-ИЗВЕСТНОЙ-ЛОГИКИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Polina YagodaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Yagoda

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

К. В. МОЛЧАНОВ, ТРЕТИЙ ИЗ СОБСТВЕННЫХ МОМЕНТОВ ВОСПРОИЗВЕДЕНИЯ ФИЛОСОФИИ ГЕГЕЛЯ ИЛИ ОДНО ИЗ ОТЛИЧИЙ ПОТАЕННОЙ ДИАЛЕКТИКИ И ИЗВЕСТНОЙ ЛОГИКИ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 10.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ТРЕТИЙ-ИЗ-СОБСТВЕННЫХ-МОМЕНТОВ-ВОСПРОИЗВЕДЕНИЯ-ФИЛОСОФИИ-ГЕГЕЛЯ-ИЛИ-ОДНО-ИЗ-ОТЛИЧИЙ-ПОТАЕННОЙ-ДИАЛЕКТИКИ-И-ИЗВЕСТНОЙ-ЛОГИКИ (date of access: 15.06.2021).

Publication author(s) - К. В. МОЛЧАНОВ:

К. В. МОЛЧАНОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Polina Yagoda
Kaliningrad, Russia
256 views rating
10.09.2015 (2104 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
БЕСЕДА ПРОФЕССОРА Г. А. КУМАНЕВА С М. Г. ПЕРВУХИНЫМ (из магнитофонной записи 4 мая 1975 г.)
13 hours ago · From Россия Онлайн
ОПЕРАЦИЯ "ТОЛСТОЙ". ВИЗИТ У. ЧЕРЧИЛЛЯ В МОСКВУ В ОКТЯБРЕ 1944 г.
Catalog: История 
13 hours ago · From Россия Онлайн
НОВЫЕ ДАННЫЕ О КАРИБСКОМ КРИЗИСЕ 1962 г.
Catalog: История 
13 hours ago · From Россия Онлайн
ЛЕГЕНДА О НАУМАНЕ
Catalog: История 
13 hours ago · From Россия Онлайн
Между тем, ларчик просто открывался. Загадка электрического тока объясняется, во-первых, тем что, токи бегут не внутри проводников, а вокруг них, в прилегающем к проводнику эфире. А, во-вторых, тем, что квантами электрической энергии являются не только электроны, но и плюсовые электроны. И в третьих тем, что если минусовые электроны могут распространяться внутри проводников в качестве свободных электронов, то плюсовые электроны могут существовать только как эфирные токи, которые способны генерировать плюсовые электроны в качестве античастицы минусовым электронов.
Catalog: Физика 
Потенциалы взаимодействия всех масс Вселенной, образуют энергетическую структуру Вселенной во всей сфере Вселенной однородным физическим потенциалом взаимодействия всех масс Вселенной Ф
Catalog: Физика 
2 days ago · From Владимир Груздов
РУССКОЕ ОТКРЫТИЕ АМЕРИКИ. СБОРНИК СТАТЕЙ, ПОСВЯЩЕННЫХ 70-ЛЕТИЮ АКАДЕМИКА НИКОЛАЯ НИКОЛАЕВИЧА БОЛХОВИТИНОВА. М., 2002
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
Б. Н. КОМИССАРОВ, С. Г. БОЖКОВА. ПЕРВЫЙ РОССИЙСКИЙ ПОСЛАННИК В БРАЗИЛИИ Ф. Ф. БОРЕЛЬ. СПб., 2000
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
РОССИЙСКИЙ ДИПЛОМАТ Р. Р. РОЗЕН
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
КАНЦЛЕР А. М. ГОРЧАКОВ: ТРИУМФ В ЛОНДОНЕ И ЧЕРНЫЕ ДНИ В БЕРЛИНЕ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ТРЕТИЙ ИЗ СОБСТВЕННЫХ МОМЕНТОВ ВОСПРОИЗВЕДЕНИЯ ФИЛОСОФИИ ГЕГЕЛЯ ИЛИ ОДНО ИЗ ОТЛИЧИЙ ПОТАЕННОЙ ДИАЛЕКТИКИ И ИЗВЕСТНОЙ ЛОГИКИ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones