Libmonster ID: RU-16672
Author(s) of the publication: В. В. Шелохаев

В последнее десятилетие в исторический контекст возвращаются имена тех, кто был репрессирован в период тоталитаризма. В их числе известный ученый, инженер- мостостроитель, профессор П. А. Велихов и его двоюродный брат, профессор-экономист, депутат IV Государственной думы, член ЦК кадетской партии Л. А. Велихов 1 . Общественная и научно-педагогическая деятельность братьев Велиховых оставила свой след в литературе того времени; их ученые труды ныне все чаще привлекают внимание специалистов и представляют более широкий интерес, так как в них затронуты многие вопросы, в решении которых нуждается практика наших дней. Не случайно, например, книга Л. А. Велихова "Основы городского хозяйства" переиздана в 1996 году 2 .

Павел Аполлонович Велихов родился 7 (19) декабря 1875 г. в Петербурге. Отец, Аполлон Тимофеевич Велихов, родом из Харькова, служил юрисконсультом в Морском министерстве, затем в Государственном контроле, Синоде. Мать, Елизавета Андреевна (в девичестве Лушева), была дочерью художника- самородка из крестьян Архангельской губернии. В их семье было четверо детей: два сына и две дочери; Павел был самым младшим.

В 1891 г. Аполлон Тимофеевич покончил жизнь самоубийством. После его смерти семья оказалась в стесненном материальном положении. Тем не менее Елизавете Андреевне удалось на пенсию, которая ей выплачивалась пожизненно как вдове действительного статского советника, дать детям высшее образование. В 1894г. Павел с золотой медалью окончил гимназию и поступил в престижный петербургский Институт инженеров путей сообщения. Как и большинство студентов того времени, он помимо посещения лекций и практических занятий включился в общественную работу; его избирали старостой курса, членом библиотечной комиссии; на последнем курсе, весной 1899 г.,- председателем совета старост института. В этом качестве Павел Велихов председательствовал на всех студенческих сходках и собраниях; участвовал он и в организации всеобщей забастовки петербургских студентов, получившей широкий резонанс в обществе.

Выпуск состоялся 22 июня 1899 года. Молодой инженер получил предложения из Варшавы, Киева и Москвы. По совету своего наставника, профессора Л. Д. Проскурякова, он остановил свой выбор на московском Инженерном училище, причем в течение первых двух лет совмещал преподавание со службой в Московском обществе подъездных путей в качестве заместителя главного инженера по сооружению Рязано- Владимирской железной дороги. Училище направило молодого ин-


Шелохаев Валентин Валентинович - доктор исторических наук, главный научный сотрудник Российского независимого института социальных и национальных проблем.

стр. 128


женера в 1900 г. в научную командировку в Германию, Францию и Австрию, там он прослушал лекции в ряде университетов, ознакомился с достижениями в области строительной механики и мостостроения. По возвращении в 1901 г. Велихов был назначен исполнять обязанности помощника заведующего механической лабораторией Московского инженерного училища, вел занятия по строительной механике и строительным материалам. Вскоре появились его первые научные публикации в журнале "Инженерное дело", в периодических сборниках училища 3 . На III съезде по техническому и профессиональному образованию, проходившем в конце декабря 1903 - начале января 1904 гг. он выступил с докладом.

В личной жизни Велихова важная перемена произошла в 1904 г.: он женился на Вере Александровне Захаровой, девушке из купеческой семьи. Родившегося в следующем году первенца они назвали Павлом. В дальнейшем он по примеру отца стал инженером-мостовиком. Родившийся в 1907 г. второй сын, Евгений, избрал актерскую профессию и заслужил звание народного артиста России.

Для российской интеллигенции было естественно сочетать профессиональную деятельность с общественно- политической. Начавшаяся революция вызвала взрыв общественного энтузиазма, интеллигенция принимала участие во многих революционных актах, ею овладела эйфория, ощущение близкого избавления от ненавистного режима, установления в России основ демократии и парламентаризма. Весной 1905 г. Павел Велихов участвовал в организации профессионально-политических союзов интеллигенции - Академического союза и Союза инженеров, вошедших затем в Союз союзов. После образования конституционно- демократической партии (учредительный съезд проходил 12- 18 октября 1905 г.) он вступил в нее. Он выступал с лекциями перед рабочими фабрики Дукс, на Миусских вечерних курсах, знакомя своих слушателей с программой и тактикой кадетской партии. 16 октября в связи с всеобщей политической забастовкой занятия в Московском инженерном училище были прекращены. 20 октября Совет училища избрал для решения неотложных вопросов специальную комиссию, в которую вошел и Велихов. Вместе с профессорами и студентами училища он участвовал в митингах и собраниях, выступал с речами. После возобновления занятий в январе 1906г. Совет училища утвердил Велихова профессором-наблюдателем третьего курса и секретарем Совета.

Осенью 1906г. из-за активного участия в работе Лиги образования он был арестован, но, не имея достаточных улик, полиции пришлось его вскоре освободить. Тем не менее этот арест и продолжавшаяся деятельность Велихова в кадетской партии сказались на его преподавательской карьере: вплоть до 1913г. его не утверждали в должности профессора.

Несмотря на разного рода административные придирки, в декабре 1906г. Велихов был избран в комиссию по изданию "Известий Московского инженерного училища", а в 1907 г. стал редактором этого журнала. Он участвовал в работе ряда проходивших в те годы специальных съездов: 10-м цементном и 7-м водопроводном в Москве в 1905г., 4-м Международном конгрессе по испытанию материалов в Брюсселе в 1906 г., на 12-м цементном в Москве в 1908 году. В научных командировках он побывал в 1909 г. в Германии и Швейцарии, в 1910 г. - во Франции и Бельгии, в 1912 г. в Англии и США. Часто появлялись в печати его научные труды; он стал специалистом с мировым именем по мостостроению. По его проектам сооружались мосты Московской окружной железной дороги, мост через реку Виндаву.

Февральскую революцию 1917 г. Павел Велихов встретил восторженно; как и в 1905 году его можно было видеть выступающим на митингах, призывающим рабочих и солдат, служащих и студентов поддерживать и защищать Временное правительство, считая его способным решить широкий комплекс объективно назревших проблем. Избранный гласным Московской городской думы, Велихов вошел в ряд комиссий: по благоустройству города, водопроводно- канализационную, по выборам в районные думы. Одновременно он являлся агитатором кадетской партии по Сущевскому району, участвовал в кампании по выборам в Учредительное собрание, часто бывал в клубе кадетской партии в Брюсовском переулке, где проходили собрания Московского городского комитета.

Октябрьский большевистский переворот Велихов, как и большинство российской интеллигенции, не принял. Несмотря на декрет Совета народных комиссаров

стр. 129


от 28 ноября 1917 г., объявивший кадетов партией врагов народа, а ее лидеров - подлежащими немедленному аресту, он продолжал участвовать в заседаниях как городского комитета, так и ЦК, проходивших, после закрытия клуба кадетской партии, на нелегальных квартирах. В нашем распоряжении нет конкретных сведений о непосредственном участии Велихова во Всероссийском Национальном центре, Тактическом центре, действовавших нелегально в Москве в 1918-1919 гг., но в том, что он разделял их установки, можно не сомневаться. Не случайно в августе 1919 г., когда производились массовые аресты участников Национального центра, заключению в Бутырскую тюрьму подвергся и Велихов. 5 сентября 1919 г. в Московскую ЧК обратились и. о. ректора института инженеров путей сообщения Н. Т. Митюшин, профессор и секретарь Совета П. П. Лебедев с просьбой о скорейшем рассмотрении дела Велихова и "о возвращении его к столь нужной государству продуктивной работе" 4 Видимо, это обращение руководства училища возымело действие: после допроса Велихова освободили, не предъявив ему каких-либо обвинений.

Однако весной 1920 г. он вновь подвергся аресту и после месяца, проведенного в Бутырках, за неимением против него прямых улик, был освобожден. Несмотря на преследования, Велихов не прекратил своего участия в политической деятельности. В 1921г. по приглашению видного кадета П. А. Садырина он вошел в состав Комитета помощи голодающим, где работал по транспортной части. Осенью 1921 г. последовал третий арест и еще месяц заключения в Бутырской тюрьме, откуда он был освобожден по ходатайству и поручительству Л. Д. Троцкого и Л. Б. Красина.

В первые годы советской власти аресты "по политическим мотивам" еще не были препятствием для профессионального карьерного роста. Более того, Советская власть стремилась привлечь на свою сторону деятелей науки и культуры, научно- техническую интеллигенцию, опыт и знания которой требовались для решения хозяйственно-политических задач. Велихов продолжал преподавательскую работу в московских вузах: Институте инженеров путей сообщений (с 1924 г. - МИИТ), Московском высшем техническом училище (МВТУ), экспериментальном Институте путей сообщения. В МИИТе он возглавлял кафедру, в МВТУ был деканом инженерно- строительного факультета; с 1919г. по приглашению наркома путей сообщения М. Т. Елизарова руководил работой мостовой комиссии Наркомата путей сообщения (НКПС), стал членом Научно-технического комитета НКПС, в 1920-1921 гг. возглавлял конкурсную комиссию Моссовета по рассмотрению эскизных проектов Большого Каменного, Большого Краснохолмского и Крымского мостов.

Весной 1922г. Велихов развелся со своей первой женой и женился вторично - на Евгении Александровне Евреиновой. Однако научные успехи и личное счастье были недолгими. Он не подозревал, что уже на протяжении нескольких лет находился в оперативной разработке отдела контрразведки ОГПУ, установившего за ним негласный надзор и через агентуру собиравшего компромат. Вначале ГПУ вынашивало идею высылки Велихова заграницу, как то было сделано в отношении многих ученых, деятелей русской культуры, представителей технической интеллигенции 5 . В следственном деле N 15603, хранящемся в Центральном архиве ФСБ, имеется постановление коллегии ОГПУ от 23 августа 1922 г., утвержденное ВЦИК, о высылке П. А. Велихова за антисоветскую деятельность за границу бессрочно. Если бы это постановление было реализовано, жизнь Велихова была бы сохранена. Однако судьба распорядилась иначе.

16 августа 1922г. его заключили под домашний арест, а 22 августа доставили во внутреннюю тюрьму Лубянки. 29 августа он обратился с заявлением, в котором просил срочно его допросить и "вернуть к исполнению... прямых обязанностей". В ГПУ обратилось также руководство МИИТа и МВТУ с просьбой отдать Велихова на поруки. Однако 2 сентября было принято постановление о содержании его под стражей. Больше месяца прошло в ожидании допросов. "Прошу взять меня для допроса, - говорится в заявлении заключенного, поданном 25 сентября. - Прошло 40 дней со дня домашнего ареста и 35 со дня заключения в тюрьму". Наконец, в последних числах сентября состоялась встреча со следователем, который предъявил ему обвинения в контрреволюционной деятельности, связях с кадетским подпольем и эмиграцией. Допросы, состоявшиеся 7 и 8 октября, ничего не дали, и наступила встревожившая Велихова пауза. 30 октября он вновь подал заявление:

стр. 130


"Прошу вызвать! - физические и умственные силы иссякли". 29 декабря Велихов обратился с очередным заявлением к члену коллегии ОГПУ А. X. Артузову: "Уважаемый Артур Христианович! Вторично, как человек и как семьянин, отчаянно прошу Вас - не мучьте меня и осуществите к праздникам Ваше обещание домашнего ареста. Кому нужно, чтобы страдала моя семья, чтобы стояли не оконченными мои работы! Я знаю, что Вы можете это сделать, я верю, что захотите. Вы обещали это 42 дня назад! Жду вызова с нетерпением, верю, что не обманусь" 6 .

Возможно, столь демонстративная неторопливость имела целью оказать психологическое воздействие на подследственного. Возможно также, следователь не знал, что делать и с ним, и с неуклюже собранным "компроматом". В деле имеется заключение следователя от 4 ноября 1922г., в котором подчеркивалось, что "Велихов, стоявший на платформе вооруженной борьбы с Советской властью, усиленно помогал двум белогвардейским группировкам консультациями политического характера и попытками предоставления им связей с целью контактирования с иными однородными силами. Велихов еще в Помголе Кишкина намечался на видный государственный пост в случае переворота в период 1921-1922 гг., не прерывал связи с активным белогвардейским подпольем, обещая о подборе (к моменту активной борьбы) группы ЦК КД, могущей возглавить движение. Одновременная связь Велихова с различными активными кругами- группа членов ЦК КД, левые монархисты, студенческие монархические и кадетские кружки, военные группы- дает возможность широкого развития дальнейшей агентурной и следственной разработки". Следователь просил продлить срок следствия на два месяца, 28 ноября эта просьба была удовлетворена Президиумом ВЦИК, 27 декабря срок следствия был продлен еще на два месяца, а затем еще дважды продлевался на месяц.

С просьбой освободить Велихова из тюрьмы обращались в ОГПУ и лично к Ф. Э. Дзержинскому С. В. Бернштейн-Коган (26 января 1923 г.), М. Н. Покровский (30 января 1923 года). 25 января с просьбой к А. И. Рыкову об освобождении своего мужа обратилась Е. А. Велихова. Однако руководство ОГПУ оставалось непреклонным.

Нервы у Велихова начали сдавать, состояние его здоровья ухудшилось. Он был помещен в Институт судебно- психиатрической экспертизы им. Сербского, где 21 апреля 1923 г. был освидетельствован. В заключении врачей записано: "Тюремный режим усугубляет его болезненное состояние". На основании этого документа 23 апреля 1923 г. коллегия ОГПУ постановила: "Освободить П. А. Велихова под подписку о невыезде из города Москвы. Дело продолжить". Очевидно, решено было сделать упор на "агентурную разработку".

А для самого подследственного возникла другая проблема: результаты медицинской экспертизы ОГПУ попыталось использовать для того, чтобы "не допустить гр-на Велихова до занятия какого-либо ответственного поста". Для того, чтобы сохранить за собой руководящие посты в МИИТе и МВТУ, Велихову пришлось заручиться поддержкой со стороны зам. наркома В. Н. Яковлевой, а также руководства НКПС. В результате 20 июня 1923 г. постановлением коллегии ОГПУ подписка о невыезде была аннулирована, но дело не прекращено. Лишь 14 апреля 1927 г. коллегия ОГПУ пришла к заключению, что "предъявленное гр-ну Велихову обвинение в участии его в антисоветской деятельности следственным производством подтверждено не было, в силу чего в отношении его постановлением ОГПУ от 20 апреля 1923г. была аннулирована мера пресечения - подписка о невыезде с места жительства, дело же было временно, в силу некоторых агентурных соображений, оставлено в отделении. Дело Велихова в данное время производством прекратить и сдать в архив" 7 . 21 апреля на своем заседании коллегия ОГПУ подтвердила это решение.

"Ошибка" ГПУ дорого обошлась подследственному, пагубно сказавшись на его душевном состоянии. Все же, выйдя на свободу, он нашел в себе силы возобновить преподавательскую и научную работу. Период с 1923 по 1929 г. оказался самым плодотворным: он подготовил и издал свои наиболее крупные труды: "Теория инженерных сооружений" (М. 1924), "Теория упругости" (М. 1926), "Краткий курс строительной механики" (М. 1927). Его исследования публиковались в журнале "Инженерное дело"; в журнале "Строительная промышленность" в 1923-1927гг. было напечатано более 20 статей. Велихов также

стр. 131


принимал активное участие в работе издательства "Советская энциклопедия", в подготовке научно-технических периодических изданий.

После образования в 1925 г. Научно-исследовательского института при МИИТе Велихов возглавил в нем секцию материалов и конструкций, вел исследования по теории сооружений и руководил работой аспирантов. В 1927г. он участвовал в Международном конгрессе по испытанию материалов в Амстердаме. По его предложению было принято решение учредить Международную комиссию по изучению рельсового вопроса, в которой он и представлял НКПС. Кроме того, он являлся членом коллегии Научно-экспериментального института строительства при Высшем совете народного хозяйства СССР и вице-председателем общества испытания материалов Всесоюзной ассоциации инженеров. В 1927г. Велихов по линии военного ведомства получил премию на конкурсе за проект моста стратегического значения. В 1928 г. он стал проректором МВТУ по научной работе. Однако творческие успехи Велихова, рост его авторитета в научных и преподавательских кругах московской технической интеллигенции не добавляли ему политической благонадежности. В 1928 г. его не отпустили на XI Международный конгресс по мостам в Вене, а затем на Международное совещание по рельсам в Швейцарию 8 . Тучи над его головой сгущались.

В начале июня 1929г. Велихов выехал в командировку в город Николаев. А тем временем ОГПУ выписало (8 июня) ордер на его арест. В отсутствие хозяина в его квартире был произведен обыск, изъято "около 12 пудов" книг, журналов, чертежей 9 . 12 июня в Николаеве на вокзале агент ОГПУ из Харькова арестовал его.

Снова Бутырки, одиночная камера. Велихов проходил по делу "О вредительско-шпионской организации в центральном и местном управлениях шоссейно-грунтовых путей сообщения СССР" (составная часть сфабрикованного ОГПУ процесса "Промпартии"), Привлеченные по этому делу (вначале 30 человек) обвинялись в "подрыве обороноспособности страны путем разрушения военно-стратегических безрельсовых путей сообщения и переправ через реки в приграничной зоне. Руководящие члены вредительско-шпионской организации через посредство германского консульства в Москве, финляндского и польского в Ленинграде, и иностранных фирм, передавали за границу шпионские сведения о состоянии безрельсовых путей сообщения в приграничной зоне и получали оттуда директивы о направлении вредительской деятельности по военно-стратегическим проектам". Велихов обвинялся в том, что, якобы "являясь непримиримым врагом рабоче-крестьянской власти, вошел членом в указанную контрреволюционную вредительско-шпионскую организацию, осуществлял вредительские действия как по директиве членов руководящего центра организации, так и проявляя собственную инициативу" 10 . По сравнению с прежними арестами и обвинениями данное "тянуло" на расстрельную статью 58-7. В отличие от арестов 1919, 1920, 1922гг., Велихов не только сидел в одиночной камере (за время последнего ареста он сменил шесть камер), но и оказался в полной изолящии: не получал газет, в течение восьми месяцев ему не передавали письма от родных и близких. Отсутствие известий с воли угнетающе действовало на заключенного, о чем свидетельствуют его письма из тюрьмы. "Детки мои, - писал он, - я ко всяким ужасам и возможностям приготовился и обещаю вам всякие горькие сообщения принять сравнительно спокойно, но незнание - ужаснее, ибо заставляет думать о бесчисленном множестве ударов судьбы!.. Я ничего не знаю, ведь я даже газеты не достоин читать - может, весь мир преобразился, а я не знаю... Хлопочите обо мне - я ведь полезный для СССР труженик, хочу трудиться, хочу видеть Вас и работать для Вас, хочу общаться с Природой! А я - один, один, один!".

Из одиннадцати писем, отправленных им из тюрьмы, семья получила только четыре. И всего лишь одно письмо из дома дошло до узника. В ответ он писал: "Мне обещали, что меня скоро отпустят к Вам, к Вам, бесценные мои!! Правда, я помню в тюрьме мудрую пословицу: "Надейся на лучшее, но готовься к худшему", а все же живу надеждой!!! Вы, свободные люди, и в качестве таковых всемогущие и всесильные, следите за моей судьбой, хлопочите обо мне - со мной приключился СОС - как написано на стене одной из камер, где я сидел! Лишь бесконечная любовь к Вам удерживает мое здоровье от разрушения, но мои силы не беспредельны; мне 55-й год!"

стр. 132


Однако ни свиданий с родными, ни тем более освобождения, которое ему обещали следователи, Велихов так и не дождался. В заявлении следователю Б. П. Трофимову от 21 января 1930 г. он писал: "Страдания мои все продолжаются, хотя я уже около 7,5 месяцев нахожусь под стражей и около четырех недель прошло со дня, когда Вы мне сказали, что мне осталось ждать несколько недель! Но если окончание дела нельзя ускорить, то я вновь прошу о свидании, ибо каждый новый день отсрочки тяжело переносится мною! Во время следствия я всячески старался помочь делу, давал подробнейшие ответы на все вопросы, усердно выискивая свои "вины". Очень прошу дать мне свидание".

Велихов не знал, что обещания скорейшего освобождения заключенного, если он будет давать "правдивые" показания, являлись одним из приемов давления на подследственного. Еще 3 ноября 1929 г. Велихов писал в своем очередном заявлении на имя следователя Трофимова: "Я твердо верю, что Коллегия ОГПУ оценит мою работу в ее совокупности, взвесит все сделанное мною на разных поприщах за последние 12 лет, и особенно за последние 6 лет, в которые моя деятельность развивалась особенно широко, взвесит мою готовность и впредь работать усердно в интересах социалистического строительства и вынесет свое справедливое решение, которое, я надеюсь, позволит мне после полугода мучительного бездействия вновь приступить к посильной и усердной работе" 11 .

Следователь Трофимов оказался прав в одном, что "ждать осталось несколько недель". Постановлением коллегии ОГПУ от 4 апреля 1930г. Велихов в числе 12 человек, привлеченных по делу "О вредительско-шпионской организации в центральном и местных управлениях шоссейно-грунтовых путей сообщения СССР", был приговорен к расстрелу. Казнь состоялась 27 мая 1930 г., и расстрелянные захоронены в общей могиле на Ваганьковском кладбище.

Постановлением коллегии ОГПУ от 4 апреля семья казненного подлежала высылке из Москвы; правда, 7 октября 1931 г. это решение было отменено. Сам же Велихов более 30 лет продолжал считаться "вредителем и шпионом", и лишь 17 декабря 1963 г. Военная коллегия Верховного суда СССР отменила постановление коллегии ОГПУ - за отсутствием состава преступления.

Весьма сложной и драматической была и судьба двоюродного брата П.А. Велихова - Льва Александровича. Он родился 17 (30) января 1875г. в Петербурге в семье потомственного дворянина, инженера путей сообщения. Судя по показаниям Л. А. Велихова, его отец был крупным домовладельцем (пятиэтажный дом в Петербурге и дача под Выборгом), имел акции, зарабатывал до 33 тыс. рублей в год как товарищ председателя Общества российских железных дорог, председатель правлений частных железных дорог, председатель советов Русского и Международного банков. Лев с детства владел четырьмя европейскими языками, с отличием окончил классическую гимназию, а затем поступил на юридический факультет Петербургского университета. В студенческие годы входил в совет объединенных землячеств, где познакомился с будущим наркомом просвещения - А. В. Луначарским.

После окончания университета служил в хозяйственном департаменте Министерства внутренних дел и Главном управлении по делам местного хозяйства, в городском и земском отделениях. В 1905 г. Л. А. Велихов - помощник секретаря второго департамента Правительствующего Сената.

Либеральные взгляды привели его в 1904 г. в "Союз освобождения", а в октябре 1905 г. - в ряды кадетской партии. В связи с запрещением чиновникам участвовать в политических партиях Велихов решил покинуть государственную службу и заняться частным предпринимательством, а также общественно-политической деятельностью. Он создал крупное издательство, книжный склад и организовал торговлю книжной продукцией. Обладая несомненным литературным даром и стремясь к распространению либеральных идей, Велихов подготовил и издал популярные брошюры "Таблица политических свобод" (СПб. 1906) и "Таблица современной конституции" (СПб. 1906). Пользовалась популярностью и "Сравнительная таблица русских политических партий (систематизация современных политических направлений)", выдержавшая в 1906г. три издания. Затем она неоднократно переиздавалась с дополнениями и изменениями (последний раз - в 1917 году).

Крупный домовладелец, он был избран в 1909г. гласным Петербургской городской думы и членом городской управы, работал во многих ее комиссиях. Как

стр. 133


член городского и районного комитетов кадетской партии он участвовал в создании в Петербурге общества обывателей и избирателей, которое поддерживало тесные контакты с думскими прогрессивными гласными, участвовало в избирательных кампаниях по выборам депутатов в Государственную думу, сыграло важную роль и в благоустройстве столицы. Подобного рода внепартийные общества помогали кадетам, мирнообновленцам и октябристам обеспечивать поддержку либеральных инициатив как в Государственной, так и в городской думе.

По предложению и при деятельном участии Велихова в 1908 г. стали издаваться журналы "Городское дело" и "Земское дело", пропагандировавшие идеи местного самоуправления и организации новых современных форм муниципального хозяйства. На страницах этих журналов (особенно в "Городском деле") Велихов опубликовал десятки статей, с одной стороны, знакомивших читателя с состоянием муниципального дела в западноевропейских странах, а с другой - намечавших программу муниципальной реформы в России, основанной на всеобщем избирательном праве, с привлечением масс избирателей к управлению местным хозяйством. По существу это была кадетская программа реформы местного самоуправления. Издаваемые Велиховым журналы пользовались спросом среди деятелей земского и городского самоуправления, становясь, без преувеличения, настольными книгами. Несколько изданий выдержала подготовленная Велиховым уникальная "Таблица благоустройства городов Российской империи". Довольно часто печатался Велихов в либеральных журналах "Русская мысль", "Московский еженедельник", в газетах "Речь", "Русские ведомости". В ходе избирательной кампании в IV Государственную думу под его редакцией издавалась газета "Русская молва" - орган формировавшейся партии прогрессистов. Задача газеты состояла в том, чтобы на выборах сформировать блок всех прогрессивных сил, включая кадетов, мирнообновленцев и левых октябристов.

Кадетский ЦК выдвинул Велихова кандидатом в депутаты IV Государственной думы. Опираясь на поддержку городских избирателей первого разряда, среди которых определяющую роль играли домовладельцы, он прошел в Думу депутатом от Петербурга, вошел в кадетскую фракцию, был избран в состав комиссий: финансовой и по городским делам. Подпись Велихова стоит под рядом законопроектов ("Основные положения закона о печати", "О свободе совести", "О союзах", "О неприкосновенности личности", "О введении всеобщего обучения", "Об изменении положения о выборах в Государственную думу"), а также запросов. Однако сам он поднимался на думскую трибуну довольно редко. В стенографических отчетах зафиксировано лишь несколько его кратких выступлений: о проверке выборов в Думу от г. Одессы; по законопроекту об установлении размера обложения государственным налогом доходности недвижимых имуществ в городах, посадах и местечках; по порядку занятий Государственной думы.

В сентябре 1913 г. Велихов принял участие во Всероссийском съезде представителей городов, проходившем в Киеве. Он был избран в президиум съезда и выполнял секретарские обязанности. Кроме того он выступил с двумя докладами ("О государственном налоге на недвижимые имущества", "Предложения правительства об улучшении городских финансов"), вызвавших резонанс на заседаниях съезда и в ходе обсуждения этих проблем в его кулуарах 12 .

Важна также "масонская деятельность" Л. А. Велихова, о которой он кратко рассказал на допросе 25 августа 1938 г.: "В IV Государственной думе я вступил в так называемое масонское объединение "левых" прогрессистов (Ефремов), "левых" кадетов (Некрасов, Волков, Степанов и др.), трудовиков (Керенский), с.-д. меньшевиков (Чхеидзе, Скобелев), которое принципиально ставило себе целью блок всех оппозиционных партий Думы для свержения самодержавия" 13 . Основываясь на этом "рассказе" Велихова и показаниях Н. В. Некрасова, некоторые литераторы и историки создали версию о так называемом масонском заговоре 14 . Фактически же речь шла о создании надпартийного думского объединения, которое должно было сыграть мобилизующую, консолидирующую роль для всех прогрессивных элементов страны с целью оказать давление на авторитарный режим, чтобы заставить его дать необходимые реформы.

С началом первой мировой войны Велихов вместе с членом кадетского ЦК партии А. М. Колюбакиным отправился на фронт, где в составе Московской гренадерской бригады служил фейерверкером. Прапорщик Велихов участвовал в боях,

стр. 134


был контужен, получил ряд орденов и чин подпоручика. В 1915 г. он вошел в состав Военной комиссии Думы. На пленарном заседании ЦК кадетской партии 10-11 мая Велихов был избран в комиссию для организации избирательной кампании при ЦК 15 .

В дни Февральской революции он являлся помощником коменданта Государственной думы; на VII съезде кадетской партии Велихова избрали в ЦК. Будучи членом Временного комитета Государственной думы, он получил назначение правительственным комиссаром сначала в Новгород, затем комиссаром с чрезвычайными полномочиями в Одессу, а после возвращения в Петроград стал комиссаром над Всероссийским Красным Крестом с правами товарища министра. 8(21) августа 1917 г. Велихов принимал участие в частном совещании общественных деятелей в Петрограде, обсуждавшем возможные меры против "углубления революции".

После большевистского переворота Велихов присутствовал на нескольких нелегальных заседаниях Совета министров. Опасаясь физической расправы (особенно после убийства членов ЦК кадетской партии А. И. Шингарева и Ф. Ф. Кокошкина в январе 1918 г.), Велихов с женой Софьей Васильевной (урожденной Красовской), бросив все свое имущество и лишь с чемоданом, уехал из Петрограда в небольшое имение жены под городом Ельцом. Однако угроза крестьянских погромов заставила семью перебраться в город Елец, где Велихов работал на кооперативных курсах лектором по вопросам городского хозяйства, а затем читал в Народном университете курсы политической экономии, истории освободительного движения и иностранной литературы.

Неоднократно приезжал он в Москву, для участия в заседаниях ЦК кадетской партии. Являясь последовательным сторонником Антанты, он выступал за созыв партийной конференции для разрешения дискуссионного вопроса о внешнеполитической ориентации. 17 мая 1918 г. на заседании ЦК он заявил: "Опыт нашей работы подсказывает, что, стоя на союзнической ориентации, мы правильно выразим мнение партии" 16 .

Когда Добровольческая армия взяла Елец, Велихов переехал в Новочеркасск, а затем в Ростов-на-Дону, где работал в Политическом совещании при А. И. Деникине, участвовал в деятельности Освага, выступал с докладами и лекциями. Одновременно он редактировал газету "Донская речь". На харьковской кадетской конференции 3 ноября 1919г. он высказывался против блокирования как с правыми монархистами, так и с левыми социалистами, настаивая на сохранении самостоятельной тактической линии партии. Остановившись на аграрном вопросе, Велихов высказался против "узаконения" произведенного крестьянами захвата земель, а также против очуждения крупных земельных владений. По его мнению, "надо отчудить все те земли, которые сдавались владельцами в аренду, но не трогать тех земель, на которых владельцами велось хозяйство" 17 .

Трудно сказать, на что рассчитывал он, оставаясь в Ростове- на-Дону после поражения белого движения. Он имел все возможности эмигрировать. Единственное, что он сделал - переехал в Новочеркасск, где стал профессором педагогического института, преподавал на хозяйственных курсах в совпартшколе. В 1921 г. он стал профессором Донского сельскохозяйственного института и Политехнического института, а в 1923 г.- Ростовского университета. Однако в сентябре 1923 г. на квартире Велихова в Новочеркасске был произведен обыск, сам он попал сначала в Ростовское ГПУ, а затем (без конвоя) отправлен в Москву. Остановившись у своего двоюродного брата, Павла, Лев Велихов в течение шести дней ходил на допросы в ГПУ. Судя по его показаниям 1938 г., следователь Алексеев, который вел допросы, предложил ему стать агентом-осведомителем, угрожая в случае отказа выслать его в концентрационный лагерь. "Я, - писал в своих показаниях Велихов, - наотрез отказался подписывать предлагаемую бумагу", несмотря на все уговоры и угрозы. На сей раз этим дело и обошлось, и следователь "при мне приказал сдать дело в архив" 18 .

Отпущенный на свободу, Велихов возвратился на Дон и продолжал преподавать в высших учебных заведениях Новочеркасска и Ростова-на-Дону, часто выступал с лекциями в рабочих центрах Донбасса. Два его фундаментальных исследования "Опыт муниципальной программы" и "Основы городского хозяйства" высоко оценивались как в советской, так и зарубежной прессе. Монография

стр. 135


"Основы городского хозяйства" была переведена на французский и английский языки. В 1931-1932гг. Велихов подготовил еще две монографии: "Экономика коммунально- санитарных предприятий" и "Экономика коммунально- транспортных предприятий" объемом более 40 печатных листов, которые, однако, так и не вышли в свет.

Весной 1930г. по требованию университетского начальства Велихов прошел "советскую чистку" в Клубе металлургов, что позволило ему остаться на должности профессора. Однако в связи с заболеванием сердца он в 1937г. получил инвалидность второй группы и вынужден был уйти на пенсию. Но в 1938 г. органы НКВД по всей стране занялись "зачисткой" оставшихся на свободе "контрреволюционных элементов", которые в свое время имели то или иное отношение к различным небольшевистским партиям и организациям. Арестованный 21 августа 1938 г., Велихов был доставлен в Ростов-на-Дону и заключен во внутреннюю тюрьму УНКВД Ростовской области. За время следствия, сроки которого неоднократно продлевались (в октябре, декабре 1938г., январе, марте, апреле, июне 1939г.), его допрашивали 16 раз, он был вынужден был писать многостраничные показания.

Материалы следственного дела Велихова составляют пять томов. 63-летнего профессора обвиняли сразу по пяти пунктам (2, 7, 8, 10, 11) 58-й ст. Уголовного кодекса, причем обвинение было предъявлено лишь 28 ноября 1938 года. Он якобы являлся "организатором и руководителем нелегальной организации кадетов в Ростовской области, которая вела активную борьбу против Советской власти путем вредительства, организации кадров для вооруженного восстания против Советской власти и создания террористических групп, для совершения террористических актов над руководителями ВКП(б) и Советского правительства". Начальник УНКВД по Ростовской области капитан госбезопасности В. С. Абакумов работал с размахом. Дело, в котором названы десятки имен бывших лидеров кадетской партии, сулило продвижение в карьере (действительно, вскоре он оказался на ключевых постах в НКВД СССР). Неудивительно поэтому, что с "террористом" работали так "плотно", пытаясь сфабриковать дело в масштабах всей страны.

Сломив волю старого больного человека, следователи заставили его признаться в том, что он якобы с 1925 г. проводил контрреволюционную деятельность, регулярно встречался с бывшими членами ЦК кадетской партии в Москве и Ленинграде, получал от них соответствующие инструкции по формированию террористических групп в Ростове и Новочеркасске, готовил вооруженное восстание в казачьих районах, разрабатывал планы покушения на руководителей партии и правительства. Следователи хотели получить также признание о наличии связей кадетской "контрреволюционной террористической организации" внутри страны с эмигрантскими кадетскими организациями, в частности, с П. Н. Милюковым, а также с фашистской агентурой.

Однако, создав "пухлое дело", ростовские следователи перестарались. В показаниях зафиксированы фантастические сведения о том, например, что в кадетскую контрреволюционную террористическую организацию завербовано "свыше 1 млн. граждан", что кадеты готовили покушение на Ленина в 1918г., о якобы имевшей место встрече Милюкова с Г.Е. Зиновьевым в 1917г., о связях кадетов с Н. И. Бухариным и Г. Л. Пятаковым, с Троцким и А. С. Енукидзе, М. П. Томским и Л. М. Караханом, с А. В. Чаяновым и Н. Д. Кондратьевым и, наконец, с самим Г. Г. Ягодой. Вначале военный прокурор Северо-Кавказского военного округа (СКВО) несколько раз продлевал сроки следствия, но нужда в дальнейшей разработке версии о подобном заговоре, видимо, отпала, и 28 июня 1939г. он отказался удовлетворить просьбу следственных органов об очередном продлении срока следствия, вызвал Велихова на допрос, а затем вынес решение об окончании дела в пятидневный срок и направлении его в Военный трибунал СКВО.

Когда многотомное дело поступило в Военную прокуратуру, там, видимо, учитывали, что в руководстве НКВД происходят перемены (некоторые "отличившиеся" при Н. И. Ежове мучители с переходом ведомства в руки Л. П. Берии сами попали под следствие по обвинениям в "нарушениях социалистической законности"). 23 августа 1939г. помощник военного прокурора СКВО военюрист 2 ранга Копылов, изучив дело и обвинение, пришел к выводу: "Учитывая изложенное и принимая во внимание, что все обвинения Велихова в проводимой им контр-

стр. 136


революционной работе базируются на его собственных признаниях и агентурных материалах, не нашедших себе достаточного преломления в материалах дела, что лица, проходящие по показаниям Велихова, частью осужденные к В[ысшей] М[ере] Н[аказания], в отношении его не дали показаний, часть находится на свободе, не допрошены, разрабатываются и часть умерли и эмигрировали заграницу, - вследствие чего дело рассматривать в суде невозможно. Признавая Велихова, безусловно, социально опасной личностью и руководствуясь постановлением ЦИК и СНК СССР от 10/VII 1934г., считаю необходимым дело направить на рассмотрение Особого совещания НКВД СССР".

До Особого совещания НКВД дело Велихова дошло только 27 декабря 1939г.: "заговорщик-террорист" оказался в тюремной больнице с инфарктом миокарда. Лишь 4 января 1940 г. его доставили во внутреннюю тюрьму НКВД в Москве. 5 января 1940г. состоялось заседание Особого совещания. В выписке из протокола N 1 читаем: "Велихова Льва Александровича за контрреволюционную деятельность заключить в исправительно-трудовой лагерь сроком на 8 лет, считая срок с 19 августа 1938 года " 19 .

Дальнейшая судьба его неизвестна. 19 мая 1989г. Л. А. Велихов был реабилитирован на основании статьи 1 указа Президиума Верховного Совета СССР от 19 января 1989г. "О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30-40-х и начала 50-х годов".

Следовательно, декрет СНК от 28 ноября 1917г., объявивший кадетов партией врагов народа, органами ВЧК-ОГПУ-НКВД реализовывался последовательно и беспощадно. Практически все члены ЦК кадетской партии, оставшиеся на территории советской России, были неоднократно репрессированы, как, впрочем, и бывшие руководители других политических партий. Слово "кадет" в понимании чекистов ассоциировалось с контрреволюцией, антисоветскими действиями. На примере братьев Велиховых эта чекистская ментальность прослеживается достаточно четко. Карательные органы мало считались с тем, что бывшие кадеты, оставшиеся на территории России, были открыты для сотрудничества с новой властью, работали, как могли, на благо своей родины и своего народа. Как правило, репрессиям подвергались видные ученые и деятели культуры, преподаватели высшей школы, являвшиеся членами кадетской партии. Так случилось и с Велиховыми, которые своими научными трудами, подготовкой кадров интеллигенции немало способствовали сохранению жизнеспособности отечественной науки и культуры. Репрессиям подверглись уже старые и физически немощные люди, органически неспособные к насилию, посвятившие всю свою сознательную жизнь демократическому и культурному преобразованию России, проповеди социальной справедливости и политического компромисса.

Примечания

1. Брошюра "Павел Аполлонович Велихов - ученый и человек" (М. 1994) содержит биографический очерк, воспоминания учеников, некоторые материалы из архива ФСБ. Биографическая справка о нем приведена также в книге "Просим освободить из тюремного заключения. Письма в защиту репрессированных" (М. 1998). Что же касается Л. А. Велихова, то о нем имеются лишь скупые сведения (БОЙОВИЧ М.М. Члены Государственной думы (Портреты и биографии). Четвертый созыв, 1912-1917 г.) Фрагментарные данные - в статье (без подписи) о Л. А. Велихове в первом издании Большой советской энциклопедии (т. 9. 1928).

2. См. ШЕВЕРДИН С. Н. Лебединая песня русского муниципализма. К 70-летию выхода в свет "Основ городского хозяйства" Льва Велихова. - Муниципальная власть, 1998, N 5.

3. Список опубликованных работ П. А. Велихова. В кн.: Павел Аполлонович Велихов, с. 84.

4. Просим освободить из тюремного заключения, с. 33.

стр. 137


5. ЛЕНИН Е. И. Неизвестные документы. 1891-1922. М. 1999, с. 551.

6. Центральный архив Федеральной службы безопасности РФ (ЦА ФСБ), д. 15603 (Р-16152), л. 17, 55, 42. Выражаю благодарность академику Е. П. Велихову за предоставленную возможность ознакомиться с материалами следствия.

7. Там же, л. 74, 77, 78, 100, 104, 109, 114.

8. Павел Аполлонович Велихов - ученый и человек, с. 28.

9. ЦА ФСБ, д. 543283 (Р-24997), л. 99.

10. Обвинительное заключение по делу о вредительско- шпионской организации в центральном и местных управлениях шоссейно-грунтовых путей сообщения СССР. М. 1929 (там же, л. 98, 110).

11. Павел Аполлонович Велихов - ученый и человек, с. 86-87, 89, 95, 97-98.

12. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ), ф. 102, 4-е д-во, 1913 г., д. 28, ч. 9.

13. Архив управления ФСБ по Ростовской области, д. 0455774 (П-36484), т. 1, л. 2.

14. Подробнее см.: Из следственных дел Н. В. Некрасова 1921, 1931, 1939 годов. - Вопросы истории, 1998, N 11-12.

15. Протоколы Центрального комитета конституционно- демократической партии. 1915 - 1920 гг. Т. 3. М. 1998, с. 304- 318, 356.

16. ГАРФ, ф. 579, oп. 1, д. 621, л. 7.

17. Бахметьевский архив. Коллекция С. В. Паниной. Бокс 13.

18. Архив управления ФСБ по Ростовской области, д. 045574, т. 1, л. 11.

19. Там же, л. 3; т. 5, л. 140. 147.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/Трагедия-братьев-Велиховых

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. В. Шелохаев, Трагедия братьев Велиховых // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 06.04.2021. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/Трагедия-братьев-Велиховых (date of access: 11.04.2021).

Publication author(s) - В. В. Шелохаев:

В. В. Шелохаев → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Россия Онлайн
Москва, Russia
35 views rating
06.04.2021 (5 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Рассматриваются сравнительные определения гипотез Большого Взрыва и Нейтронной Вселенной. Различия заключаются в образовании и существовании нуклонов в своём развитии. - Место нуклонных ядер в развитии расширяющей Вселенной. - Роль гравитационного или потенциального взаимодействия между нуклонами в процессе расширения Вселенной. - Синтез и распад ядер нуклонных объектов. - Какие силы расширяют Вселенную.
Catalog: Физика 
5 hours ago · From Владимир Груздов
Проблемы гипотезы Большого Взрыва можно решить с помощью гипотезы Нейтронной Вселенной. В основу гипотезы Нейтронной Вселенной положена гипотеза образования Вселенной из нейтронного ядра, конечных размеров. При своём вращении нейтронное ядро распадалась на фрагменты, которые в свою очередь распадались на более мелкие нейтронные фрагменты.
Catalog: Физика 
21 hours ago · From Владимир Груздов
Гипотеза построена в первую очередь на данных полученных Бюраканской астрофизической обсерваторией в середине двадцатого века. Многочисленные работы В.А. Амбарцумяна без спорно доказали образование крупных астрономических объектов из сверхплотных объектов, которые являются потенциально взаимодействующими связанными системами.
Catalog: Физика 
Очерки из моей жизни
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
Чтобы выделить энергию при распаде ядра, её надо накопить при синтезе. При любом распаде масса дочернего ядра увеличивается. Это заложено в основе расширения Вселенной. Когда анализируется масса-энергия при ядерных реакциях, принимается во внимание Δ
Catalog: Физика 
3 days ago · From Владимир Груздов
На последней сессии 14-го созыва Национального собрания Социалистической Республики Вьетнам господин Выонг Динь Хюэ стал новым председателем Национального собрания Социалистической Республики Вьетнам. С 98,54% голосом присутствующих делегатов проголосовали за то, чтобы утвердить, член Политбюро, секретарь партийного комитета, глава ханойской делегации XIV Национального собрания (Национальное собрание) XIV созыва Выонг Динь Хюэ был избран председателем Национального собрания, председателем государственной избирательной комиссии. Это одна из четырех важнейших руководящих должностей в госаппарате. Избрание г-на Выонг Динь Хюэ председателем Национального собрания высоко оценено отечественной и международной общественностью.
3 days ago · From V. Grachev
Причины присоединения Поволжья и Приуралья к России
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
"Кристаллизация" горского освободительного движения. Размышления Б. Байтугана об истории мусульман Северного Кавказа и Дагестана
3 days ago · From Россия Онлайн
Великая княгиня Елена Павловна
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
При любом взаимодействии масс, на любом уровне, создаются потенциалы взаимодействия масс в любых процессах расширения Вселенной. Этим определением рассмотрим вопросы, связанные с массой и энергией взаимодействующих объектов. Когда объекты (частицы, молекулы) потенциально взаимодействуют, они создают градиенты потенциального взаимодействия. Эти градиенты регулируют энергию и массу объектов и Вселенной в целом.
Catalog: Физика 
4 days ago · From Владимир Груздов

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Трагедия братьев Велиховых
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones