Libmonster ID: RU-8860

В XVII в. на Западе в недрах феодального хозяйства интенсивно развивались капиталистические отношения и непосредственный производитель - крестьянин - отрывался от средств производства, от земли. В передовой западноевропейской стране, Англии, в XVII в. заканчивалась перестройка английской деревни на капиталистический лад и крестьянство как класс исчезало. Капиталистическая мануфактура достигла необычайного расцвета и стояла на пороге превращения в крупную машинную индустрию.

Народное хозяйство России было в это время крайне отсталым. В нём господствовали феодально-крепостнические отношения. Барщина, ранее известная главным образом лишь в старом земледельческом районе - в междуречье Волги и Оки, - получила распространение на поволжских и заокских землях. Крепостной гнёт усилился. Соборное уложение 1649 г. окончательно закрепостило крестьян. Дворяне становились полновластными хозяевами своих земель, переходивших из поместного в вотчинное владение.

Промышленность развивалась крайне слабо. Господствующими формами промышленности были домашняя промышленность, ремесло и крестьянские промыслы. Домашняя промышленность составляла, говорил Ленин, "необходимую принадлежность натурального хозяйства"1 .

Крестьянские промыслы, как и ремесло в более развитой форме, являясь первой стадией капитализма в промышленности, были не в состоянии в условиях XVII в. подняться на высшую ступень и превратиться в капиталистическую мануфактуру. Для этого у ремесленника и крестьянина-промышленника не было достаточных материальных средств. Феодально-крепостническая система и стоявшая на страже её царская власть препятствовали накоплению капитала и задерживали процесс образования кадров свободных рабочих. В XVII в. в России появились крупные промышленные предприятия - заводы. Их было незначительное количество, не больше 20 - 30. Они также не могли превратиться б подлинно капиталистические мануфактуры. Недостаток в стране свободных рабочих рук заставлял заводчиков применять принудительный труд. Эти мануфактуры были крепостническими, и Урал в XVII в. не был исключением.

В XVII в. на Урале были широко развиты железные промыслы. Они известны в устье р. Обвы, в верхнем течении р. Нейвы, на р. Железянке, р. Сысерте и в бассейне р. Сылвы2 .

В сутки крестьяне выплавляли в своих домницах до 5 пуд. металла (крицы), а в год - до 300 пудов.

Ещё в 30-х годах XVII в. казна сделала попытку организовать на Урале в заводском масштабе плавку железных, а несколько позднее и медных руд. С этой целью на р. Нице был построен небольшой казённый железный завод кустарного типа. На р. Камгорке, вблизи Пыскорского монастыря, был построен медный завод с одной плавильней и четырьмя обжигательными печами. Но эти заводы существовал" недолго. Первые попытки казны наладить на Урале плавку руды в заводском масштабе окончились неудачей. Вследствие этого - огромные богатства Урала лежали нетронутыми. Из векового сна вывела Урал промышленная политика Петра I.

(В России в конце XVII в. стал остро вопрос о ликвидации отсталости народного хозяйства. С ростом общественного разделения труда и с разделением страны на два основных экономических района - чернозёмный и нечернозёмный - небольшие местные рынки, существовавшие до" этого времени изолированно, стали сливаться, как отметил Ленин, "в один всероссийский рынок"3 . Внутренний рынок вырос и окреп. Усилилась торговля с заграницей. Вместе с тем значительно увеличивалась потребность государства в предметах вооружения.

Крепостное сельское хозяйство, а также хозяйство государственных крестьян, приспособляясь к развивавшимся товарно-денежным отношениям, не только полностью удовлетворяло запросы внутреннего рынка, но часть своей продукции выбрасывало на внешний рынок.


1 Ленин. Соч. Т. III, стр. 254.

2 Дмитриев А. Пермская старина. Т. VII, стр. 77. Пермь. 1897. Дополнение к актам историческим. Т. V, стр. 14. Шишонко В. Пермская летопись. V период. Ч. 1-я, стр. 516. Пермь. 1885. Ч. 3-я, стр. 114 и др.

3 Ленин. Соч. Т. I, стр. 73.

стр. 12

В другом положении находилась промышленность. Домашняя промышленность вообще не работала на рынок. Ремесло и крестьянские промыслы работали лишь на узкие, местные рынки. Крепостные мануфактуры обслуживали главным образом нужды казны и притом выпускали продукцию в небольшом количестве и довольно часто плохого качества. Особенно неудовлетворительно работали железные заводы.

В конце XVII в. в Русском государстве железные заводы находились в двух районах - Тульско-Каширском и Олонецком. В 1670 г. все русские заводы и кустарные домницы давали, по данным акад. С. Струмилина, не больше 150 тыс. пуд. металла1 . Эти заводы снабжали казну пушками, а отчасти работала и на вольный рынок. Но продукция этих заводов часто не удовлетворяла казну. Ещё Кильбургер отмечал, что "чугунные пушки, отливавшиеся Марседиусом, без перетяжки обручами лопались"2 .

Во время Северной войны, в декабре 1702 г., Пётр I писал Никите Демидову, что "московских, тульских и каширских и истринских заводов железа кропки и в пушечных и в колёсных оковах лапались, и тем в промыслах воинских и намерениях удобных артиллерии многое чинилась помеха и остановка". Пушки, изготовлявшиеся московскими мастерами, "оказывались криворотыми, со Жякими охулками, худыми и к делу негодными"3 . Учитывая плохое качество русского железа, правительство вынуждено было ещё в XVII в. покупать "доброе и "мягкое железо" в Швеции.

Пётр I не ставил и не мог ставить перед собой задачу направить развитие страны по капиталистическому пути. Он поставил перед собой более скромную, но, тем не менее, весьма ответственную задачу: в интересах развивающихся товарно-денежных отношений и складывающегося "всероссийского рылка" поднять народное хозяйство и укрепить государство, освободив его от экономической зависимости От Западной Европы. В этих целях Пётр I решил, сохраняя основы существующего строя, европеизировать страну, заимствуя у Западной Европы технику производства и управления. Он открыл широкую дорогу для проникновения в Россию западноевропейского просвещения. Для развития России необходимо было возможно скорее получить свободный доступ к морям, откуда шли удобные пути в Западную Европу. "Ни одна великая нация, - говорил Маркс, - не находилась в таком удалении от всех морей, в каком пребывала вначале империя Петра Великого, Никто не мог себе представить великой нации, оторванной от морского побережья"4 . За европеизацию Русского государства Пётр взялся под непосредственным влиянием Северной войны.

Учитывая слабость Турции, Пётр Великий предполагал сначала пробиться в Западную Европу через Чёрное море, находившееся в руках Турции. Турция настойчиво отстаивала свои права на Чёрное море, считая его своим внутренним морем. Она, как образно говорил один русский дипломат того времени, берегла его, "как чистую и непорочную девицу", и не допускала мысли, чтобы кто-нибудь лишил ее права обладать Чёрным морем. Захватив в 1696 г. Азов, Пётр не в состоянии был продолжать борьбу за Чёрное море. Австрия не разделяла намерений Петра и не поддержала его. Тогда он решил пробиться к берегам Балтийского моря. Война началась в 1700 г.; она остро поставила перед Петром вопрос о создании отечественной промышленности.

Во время войны со Швецией вывоз железа оттуда, естественно, прекратился. В Тульско-Каширском и Олонецком районах в это время (стал остро ощущаться недостаток руды и леса.

При таких условиях Пётр вынужден был создать новую базу для развития тяжёлой промышленности и идти на Урал, о богатствах которого давно ходили сказочные слухи. Пётр с большой осторожностью приступал к постройке заводов на Урале. Ещё во время второго Азовского похода, в 1696 г., в Сибирь верхотурскому воеводе Дмитрию Петровичу Протасьеву "с товарищи" был послан указ осмотреть места с "камнем-магнитом". Осмотр дал прекрасные результаты.

Сибирское железо, говорил Никита Антуфьев (Демидов), - "самое доброе, неплоше свицкого, а к оружейному делу лутче свицкого"5 .

Благоприятные сведения о высоком качестве уральских руд рассеяли сомнения Петра и укрепили его намерения строить железные заводы на Урале. Урал был призван на службу родине. Он должен был превратиться в арсенал, снабжающий армию пушками и снарядами. Он должен был помочь стране разбить врага и вывести её из состояния отсталости. "Когда Пётр Великий, имея дело с более развитыми странами на Западе, - говорил товарищ Сталин, - лихорадочно строил заводы и фабрики для снабжения армии и усиления обороны страны, то это была своеобразная попытка выскочить из рамок отсталости"6 .


1 См. Струмилин С. Чёрная металлургия в России и в СССР, стр. 180. М. и Л. 1936.

2 Кильбургер. Сочинение о русской торговле в царствование Алексея Михайловича, стр. 45. Киев. 1915.

3 Шишонко В. Указ. соч. Ч. 3-я, стр. 32.

4 Цит. по "Истории СССР". Т. I, стр. 596. Под ред. проф. В. И. Лебедева, акад. Б. Д. Грекова, чл. -корр. АН СССР С. В. Бахрушина. М. и Л. 1939.

5 Шишонко В. Указ. соч. Ч. 2-я, стр. 190.

6 И. Сталин. Об индустриализации страны и о правом уклоне в ВКП(б), стр. 17. Партиздат. 1937.

стр. 13

Правительство решило немедленно приступить к постройке крупного железного завода на Урале. В грамоте верхотурскому воеводе от 15 июня 1697 г. были изложены глубоко продуманные и чёткие правила, которыми он должен был руководствоваться при выборе места постройки завода. Но эти правила не были им выполнены. Первоначально место для постройки завода было намечено на р. Федковке, притоке р. Нейвы, но вскоре выяснилось, что выбор был сделан неудачно. Завод решено было строить в верховьях р. Нейвы. Невьянский завод был построен в 1701 г., строительство его обошлось казне в 11888 рублей1 .

Правительство могло гордиться своим первым горным заводом на Урале. Он давал продукции больше, чем тульско-каширские заводы. Среднесуточная выплавка чугуна на тульско-каширских заводах не превышала 100 пуд.2 , между тем как одна домна Невьянского завода даже в первое (время давала 120 пудов3 . Невянский завод недолго находился в руках казны. Указом 8 марта 1702 г. он был передан тулянину - мастеру оружейного и железного дела Никите Демидову. Вследствие недостатка лесов под Тулой Демидов просил Петра передать ему Невьянский завод, обещая доставлять с него боевые припасы по ценам не выше существующих. Пётр согласился и бесплатно передал Невьянский завод Н. Демидову.

Никита Демидов был искусным оружейным мастером и пользовался особым расположением Петра. "Пётр Великий, - говорил товарищ Сталин, - сделал много для возвышения класса помещиков и развития нарождавшегося купеческого класса". Демидов принадлежал к группе посадских людей - промышленников, - интересы которых были близки Петру I.

Передавая Невьянский завод Н. Демидову, Пётр надеялся, что заводы Демидова лучше, чем казна, будут снабжать армию боевыми припасами и вместе с тем послужат хорошим примером для казённых заводов. И он не ошибся. Демидовский чугун отличался высоким качеством, пушки и снаряды - добротностью. Невьянский завод пользовался долгое время славой лучшего завода на Урале. Он стал образцовой школой горного дела на Урале и воспитал4 десятки опытных мастеров горного дела, содействовавших развитию уральской горнозаводской промышленности. Никита Демидов заботился о том, чтобы к его сыновья хорошо изучили горное дело,. Он передал свои знания и опыт своему сыну Акинфию Демидову, впоследствии также немало сделавшему для процветания уральской промышленности.

Передав Невьянский завод Никите Демидову, казна стала строить новые заводы на Урале. В 1701 - 1703 гг. было построено два каменских завода - один - доменный, другой - молотовой5 ; в 1702 - 1704 гг. был построен доменный Уктусский зазод6 ; в 1704 г. был построен до медный Алапаевский завод7 .

В эти же годы уфимец Молодой построил Мазуевский железный завод (1704) на речке Мазуевке, в Кунтурском уезде; московитин Игнатьев-Шувакинский (1704), у озера Шувакинского, в верховьях р. Пышмы8 . Оба завода были кустарного типа.

В первые годы Северной войны (1701 - 1704) было построено 7 железных заводов, в том числе 4 доменных, один молотовой и 2 завода кустарного типа. Казна построила все 5 крупных заводов, а частные лица построили всего 2 небольших завода кустарного типа.

После 1704 г. в течение нескольких лет на Урале почти не возникало новых казённых заводов. Основная причина, побудившая казну отказаться от дальнейшего развёртывания отечественной промышленности на Урале, заключалась в том, что "энергичное строительство заводов в разных местах страны до 1705 г., видимо, имело результатом более или менее достаточное удовлетворение нужд государства, для которых в первую очередь строил заводы на Урале"9 .


1 Де Геннин В. Описание уральских и сибирских заводов 1735 года, стр. 612. М. и Л. 1937.

2 Кильбургер. Указ. соч., стр. 45.

3 О производительности Невьянского завода имеются противоречивые данные. Кнаббе определяет суточную продукцию домны в 120 пуд., указ 6 декабря 1702 г. - до 400 пуд., а де Геннин считает, что одна домна завода давала в сутки от 220 до 280 пуд. чугуна (Кнаббе В. Чугунолитейное дело стр. 145. СПБ. 1900; Шишонко В. Указ. соч. Ч. 3-я, стр. 38; де Геннин В. Указ. соч., стр. 613).

4 И. Сталин. Беседа с немецким писателем Эмилем Людвигом, стр. 6. Партиздат. 1937.

5 Дата постройки каменских заводов не всегда точно указывается в исторической литературе. По Чулкову, Каменский завод был построен в 1723 г., по Любомирову - в 1700 - 1701 гг., по Кириллову - в 1700 г.; по данным де Геннина, строительство Нижне-Каменского завода было начато - 8 июля 1700 г., а окончено 15 октября 1701 г.; Верхне-Каменский завод был построен в 1703 г. (Чулков М. Историческое начертание российской коммерции. Т. VI. Кн. 2-я, стр. 579. СПБ. 1781 - 1782; Кириллов И. Цветущее состояние всероссийского государства. Кн. 2-я, стр. 61. М. 1831; де Геннин В. Указ. соч. стр. 425 - 476).

6 Де Геннин В. Указ. соч. стр. 447 - 448.

7 Там же, стр. 487.

8 Шишонко В. Указ. соч. Ч. 3-я, стр. 305, 643; Любомиров П. Очерки по истории металлургической и металлообрабатывающей промышленности в России, стр. 67. Л. 1937.

9 Любомиров П. Указ. соч., стр. 70.

стр. 14

Берг-коллегия, учреждённая Петром в 1719 г., в начале своей деятельности заявляла, что железных заводов "везде довольно"1 .

Лишь с 1712 г. на Урале вновь стали строить заводы. В 1712 г. в Кунгурском уезде рудопромышленник Огнёв построил возле Кунгура небольшой медный завод. По описанию, относящемуся к 1717 г., на нём плавили медь ручными мехами. Завод существовал недолго, до 1718 года2 . В 1716 г. Демидов построил молотовой Шуралинский завод, а в 1718 г. - доменный Тагильский и молотовой Бынговский заводы3 .

Общую производительность уральских доменных заводов для 1718 г. можно определить ориентировочно в 160 тыс. пуд. чугуна.

Международная обстановка в 1719 - 1720 гг. осложнилась. После неудачных переговоров о мире на Аландских островах Англия открыто стала на сторону разгромленной Петром Швеции. Она опасалась возраставшего могущества России и усиления её влияния на Балтийском море. Англия была склонна заменить ослабленную Швецию в её борьбе с Россией из-за Балтийского моря. "К силе вашего величества, - доносил царский посол в Лондоне Веселовский, - такую зависть (в Англии. - М. М. ) питают, что никаких резонов не принимают; опасаются, что ваше величество намерены встать повелителем на Балтийском море"4 . Англия добилась того, что Дания и Пруссия заключили союз со Швецией. Австрия, Англия и Речь Посполитая заключили оборонительный союз, направленный, по существу, против России, Англия вступила в союз со Швецией. Английский флот дважды, в 1720 и 1721 гг., появлялся Балтийском море.

С 1718 г. в России началась чеканка медной разменной монеты. Содержание вновь созданной армии требовало огромных средств, а денег не хватало. "Страна, - по словам А. Брейтермана, - испытывала в то время медный голод"5 . Потребность в меди настолько возросла, что Пётр вновь стал склоняться к мысли перелить колокола для чеканки монеты6 .

Всё это побудило Петра вновь обратить внимание на Урал, богатый железными и медными рудами. Он снова стал строить здесь казённые заводы, а вместе с тем стремился пробудить частную инициативу, взяв под строгий контроль частные заводы.

С этой целью Пётр упразднил восстановленный незадолго до того Рудокопный приказ и учредил в 1719 г. Берг-коллегию. На основании "Привилегии о рудах и минералах", изданной при учреждении Берг-коллегии, верховным собственником всех заводов было объявлено государство в лице монарха, а заводчиков признавали лишь "содержателями", условными владельцами заводов. "Токмо нам одним, - читаем в "Привилегии", - яко монарху принадлежащие рудокопные заводы и оных употребление каждому и вообще всем... милостиво соизволяем". Заводы бы ли изъяты из ведения воевод. "Власть и мощь" над ними были переданы Берг-коллегии. "Привилегия" предоставляла право каждому свободному человеку как самостоятельно, так и "в товариществе" заниматься добыванием и плавкой руд.

Развивая частную инициативу в области промышленности, Пётр I не побоялся посягнуть на священное право собственности дворян на землю. Он разрешил промышленникам добывать руду "как на собственных, так и на чужих землях". "Привилегия" обещала не отнимать у промышленников заводы и разрешала им передавать заводы по наследству, если заводчики будут содержать заводы по уставам Берг-коллегии и иметь "довольных работников". Промышленникам для постройки завода отводился участок земли в размере около 2,6 десятины и выдавалась ссуда. Заводчики были обязаны отдавать в пользу казны десятую часть своей продукции, которая сначала взималась натурой, а с 1722 г. - деньгами7 .

На второй год после издания "Привилегия" правительство направило на Урал капитана артиллерии В. Н. Татищева. По отзыву де Геннина, Татищев был "к строению заводов смыслен, рассудителен и прилежен". Татищеву было дано поручение построить новые казённые заводы на Урале, "где обыщутся удобные разные места"8 . В то же время он должен был стро-


1 Кашинцев Д. История металлургии Урала. Т. I, стр. 68. М. и Л. 1939:

2 Шишонко В. Указ. соч. Ч. 2-я стр. 146.

3 Крамаренков, Чулков, Чупин и другие авторы относят постройку Тагильского завода - к 1716 г.; де Геннин считает, что завод был построен в 1718 г., причём первая домна его вступила в строй лишь с 1720 года (Чулков М. Указ. соч. Т. VI. Кн. 2-я, стр. 359; Гессен Ю. История горнорабочих России до 60-х годов XIX в.. стр. 78; де Геннин В. Указ. соч. стр. 616).

4 Соловьёв С. История России с Древнейших времён. Кн. 4-я стр. 574. СПБ. 2-е изд.

5 Брейтерман А. Медная промышленность России и мировой рынок. М. 1925.

6 Любомиров П. Указ. соч., стр. 72;. Соловьёв С. Указ. соч. Кн. 4-я, стр. 774.

7 Полное собрание законов (ПСЗ) Т. V. N 3464, стр. 760 - 761. 1830.

8 Русский биографический словарь. Том, "Суворов-Ткачёв", стр. 331. СПБ. 1912.

стр. 15

го наблюдать за действием частных заводов, собирать с них десятину и отстаивать - интересы казны.

Татищев недолго пробыл на Урале. Он возбудил сильное недовольство со стороны Демидова, пользовавшегося расположением в придворных сферах. Демидов был самым крупным после казны заводовладельцем и стремился захватить в свои руки всю горную промышленность Урала. Он был своего рода горным королём Урала.

Сначала Демидов сделал попытку подкупить Татищева, но она не увенчалась успехом. Тогда Демидов выдвинул против Татищева несколько ложных обвинений, надеясь, что благодаря покровительству Апраксина и Меншикова, а также богатым подаркам он добьётся увольнения Татищева. По настоянию Демидова Татищев был отозван с Урала. Однако вскоре он был реабилитирован, но на Урал не вернулся. Вместо него в 1722 г. на Урал был отправлен генерал-лейтенант артиллерии В. И. де Геннин.

Де Геннин поступил на русскую службу в 1697 году. Сначала он принимал участие в войне России со Швецией, а затем (1713 г.) был назначен начальником горных заводов в Олонецком крае и зарекомендовал себя как хороший администратор и изобретатель. Оттуда Пётр направил его на Урал.

Де Геннину были даны широкие полномочия. Ему было поручено "исправить" железные и медные заводы. Сибирскому и казанскому губернаторам, а также воеводам были посланы "послушные" указы о посылке крестьян "а заводы. Сенату было повелело приписать деревни и земли для каменских и уктусских казённых заводов. Вместе с тем де Геннину было приказано беспристрастно ("не маня ни для кого") расследовать дело Демидова я Татищева.

Перед, де Генниным стояла трудная и вместе с тем весьма щекотливая для того времени задача: он должен был, выполняя золю Петра, построить на Урале первоклассные по технике производства и "прибыльные" казённые заводы и вместе с тем содействовать деятельности частных промышленников на Урале. В лице де Геннина Пётр нашёл прекрасного организатора и в то же время умелого и гибкого администратора.

Приехав на Урал, де Геннин был поражён тяжёлым состоянием казённых заводов. - "Его, Демидова, старые и новые заводы осмотрел, - писал он Апраксину 17 декабря 1722 г., - которые в хорошем состоянии и в самых лучших местах построены. А на государевы заводы сожалительно смотреть, что оные (заводы. - М. М. ) здесь заранее в добрый порядок не произведены, понеже удивительно... оные (заводы. - М. М. ) весьма ныне в худом порядке"1 .

Печальное положение казённых заводов не смутило де Геннина, которого ещё С. М. Соловьёв назвал "замечательным деятелем эпохи преобразования". Он быстро и умело взялся за переустройство старых и за постройку новых казённых заводов, обратив особое внимание на медные заводы.

Де Геннин переоборудовал и усовершенствовал технику производства старых казённых заводов. При Петре де Геннин построил один доменный Екатеринбургский завод (1723)2 , молотовой Толмачевский завод (1725) и 6 медных заводов: Екатеринбургский (1724), Лялинскмй (1723) 2 пыскорских - Нижний и Верхний (1723), Ягушихинский (1723) и Полевской (1724)3 .

Самым крупным промышленным предприятием в те годы были екатеринбургские заводы. Де Геннин предполагал превратить их в образцовые заводы на Урале. Уже при Петре они представляли собой крупнейший промышленный комбинат с доменными и медеплавильными печами, формовой, молотовой, крышечной, жестяной, якорной, укладной, стальной и другими фабриками (цехами). Заводы имели мощную гидроэнергетическую базу - 2 плотины, из которых одна была длиной 98 саж., шириной 20 саж. и высотой 3 сажени. На доменном заводе были 2 домны высотой по 3,4 м; каждая из них выплавляла в сутки в среднем 176 пуд. чугуна. Годовая производительность завода в 1725 т. - достигала 82 тыс. пуд. чугуна.

Захваченные начавшейся промышленной лихорадкой, частные промышленники также стали строить заводы. В 1721 г. Демидов построил медный Выйский завод, в 1725 г. - крупный доменный Нижне-Тагильский завод.


1 Берх Д. Жизнеописание генерал-лейтенанта Вилима Ивановича Геннина, основателя российских горных заводов. "Горный журнал". Кн. VII - XI за 1826 год. Прил. 87, стр. 103.

2 По Герману, Екатеринбургский завод был основан в 1722 г., а по Мозелю - в 1721 году. Де Геннин сообщал, что "плотина, разные фабрики и протчее, зачатое строить с марта месяца 1723 года, построено в одном том 1723 году". По табели заводов, ковка железа началась с 1723 г., а плавка чугуна и меди - с 1724 г. (де Геннин В. Указ. соч., стр. 75; Кириллов И. Указ. соч. Кн. 2-я, стр. 65, 66; Мозель Х. Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами генерального штаба. Т. XXVI - XXVII, стр. 175. Пермская губ. СПБ. 1864).

3 О времени постройки Полевского завода существуют разноречивые сведения. Кириллов датирует постройку заводов 1724 г., Чулков - 1727, Мозель - 1724 - 1727 годами. По сообщению де Геннина, первые постройки на р. Полевой появились ещё до 1718 г. (не раньше 1710 г.), но в 1718 г. башкиры уничтожили их. В 1723 г. началась добыча руды я были построены "квартиры". Тогда же стали строить плотины и фабрики. По табели де Геннина, сведения о выплавке меди на Полевском заводе даны начиная с 1724 г. (де Геннин В. Указ. соч., стр. 509, 510; Кириллов И. Указ. соч. Г. И, стр. 67; Чулков М. Указ. соч. Т. VI. Кн. 2-я, стр. 582, 662; Мозель Х. Указ. соч., стр. 248).

стр. 16

В это же приблизительно время другие Частные лица, а также компанейщики построили 6 медных заводов и 2 железных, из них компанейщики построили 3 завода, в том числе 2 медных и 1 железный. Среди компанейщиков были местные администраторы: вятский комиссар Иван Тряпицын и казанский комиссар Иван Небогатое. В компании Тряпицына принимали участие башкиры: Иматкалов и др. Компанейщиком Небогатова был тулянин Марков. Состав лиц, входивших в подобные компании, подбирался не случайно. Местные администраторы, не имевшие ни опыта, ни денег, но пользовавшиеся влиянием, входили в компанию с промышленниками и строили заводы, для того чтобы получить ссуды и разные привилегии.

В то время как на Урале лихорадочно строились крупные заводы с водяными двигателями, мелкой крестьянской промышленности была объявлена настоящая война. В 1722 г. в Кунгуре де Геннин издал указ, по которому запрещалось выплавлять сыродувное железо в "малых печах и рубить лес для заводиков"1 . Он приказал мелким промышленникам копать железную руду и "нам к заводам продавать по указной цене".

Как Пётр Великий загонял своей дубинкой русских купцов, в "кумпанства" для постройки заводов, так его ставленник на Урале насильственно загонял мелких промышленников на крупные казённые заводы. Он разорял крестьянские промыслы и стремился использовать рабочую силу кустарных заводиков на казённых заводах.

За сравнительно короткий срок (1722 - 1725) на Урале было построено 18 заводов, из них 9 казённых и 9 частных.

Железные заводы были размещены на восточном склоне Уральских гор, в верховьях р. Тагила, на р. Нейве, в верхнем течении р. Исети и в верховьях р. Пышмы; медные заводы строились преимущественно на западном склоне Уральских гор и в Приуралье, в верховьях р. Чусовой, на р. Сылве и в районе нижнего и среднего течений р. Камы. Восточные склоны Уральских гор, богатые железными рудами, при Петре покрылись железными заводами, а западные склоны Уральских гор и Приуралья, богатые медными рудами, - медными заводами. Территориальная база для строительства уральских заводов была выбрана удачно, что было одной из основных причин процветания и дальнейшего развития уральской промышленности.

По своему оборудованию уральские заводы не только не уступали лучшим мануфактурам Западной Европы, но даже превосходили их. Из 16 железных заводов 12 имели водяные двигатели, 2 завода были кустарного типа, и у 2 заводов характер оборудования не выяснен. Из 16 медных заводов 8 имели водяные двигатели, 2 завода были кустарного типа, и у 6 заводов характер оборудования не выяснен.

Водяная энергия была одним из крупных факторов производства. Заводы строились на берегах быстрых горных речек. Плотина Каменского завода была длиной в 50 саж., шириной в 16 саж. и высотой в 3 сажени2 . На Алапаевском заводе плотина была длиной в 85 саж., шириной в 16 саж. и высотой в 3% сажени3 .

Плотины, построенные де Генниным, были более совершенными, чем плотины на тульско-каширских заводах. Учитывая специфические условия уральских рек, де Геннин стал строить более короткие, но широкие плотины. Ширина Екатеринбургской плотины вдвое превышала среднюю ширину плотины XVII века4 .

С устройством плотин вода в реке поднималась и по ларям шла на завод, приводя в движение деревянные колёса с механизмами. Лари на уральских заводах сооружались более узкие и глубокие, чем на тульско-каширских заводах; благодаря этому глубина воды всегда была 5 аршин и вода шла "сильно" на колёса5 . Развивая большую скорость, она давала значительную энергию. Плотина на р. Исети приводила в движение 50 колёс, действующих без перебоя в течение всего года6 .

При помощи водяной энергий нагнетали воздух в домны, расплавляли руду, поднимали и опускали тяжёлые молоты и пускали в ход разнообразные станки. Однако на уральских заводах, как и на западноевропейских мануфактурах, преобладал ручной труд, мускульная рабочая сила. При де Геннине на уральских казённых заводах была проведена специализация труда, которая далеко превосходила специализацию труда на тульско-каширских заводах XVII века. Вместо 9 цехов, существовавших на заводах XVII в., на екатеринбургских заводах при де Геннине было 32 цеха7 .

Вместо 90 инструментов, употреблявшихся на заводах XVII в., число их возросло до 6808 . Таким образом, общее количество орудий производства увеличилось больше чем в 7 раз.

Одновременно с ростом специализация труда развивалось характерное для мануфактуры широкое разделение труда. По системе организации труда железные и медные заводы Урала стали настоящими мануфактурами высшего типа. В этих мануфактурах товар, писал Маркс, своей готовой формой был обязан не "чисто механическому соединению самостоятельных частных продуктов", как это имеет место в мануфактурах низшего типа, в гетерогенных мануфактурах, а


1 Свердловский областной архив, ф. 24, Д. N 5а, лл. 495 - 613.

2 Де Геннин В. Указ. соч., стр. 477.

3 Там же, стр. 488.

4 Бакланов Н. Техника металлургического производства XVIII в. на Урале, стр. 36. М. и Л. 1936.

5 Там же, стр. 39.

6 Де Геннин В. Указ. соч., стр. 131.

7 Бакланов Н. Указ. соч., стр. 159 - 160.

8 Там же, стр. 162.

стр. 17

"последовательному ряду связанных между собой процессов и манипуляций"1 .

Железная руда, очищенная от примесей, плавилась в доменной пета и превращалась в слитки ("штыки"). Слиток чугуна направлялся на кричную фабрику, где переваривался на кричном горне и поступал под обжимку на кричном боевом молоте. Здесь он рассекался на куски и вытягивался в полосы, которые шля на молотовую фабрику и в кузницу для дальнейшей обработки2 .

Медная руда после обжигания с примесью "флюсов" направлялась в плавильные печи ("крумофени"). Полученный сплав, известный под названием "роштейн", обжигался в печах-стойлах, откуда полученная чёрная медь шла в "гаомахерские", или разделительные, печи. Новые слитки ("гаркупфер") подвергались очистке, а затем переплавке в "штыковых" горнах, где медь разливалась в формы и направлялась для дальнейшей обработки3 .

Организация производственного процесса, существовавшая на уральских железных и медных заводах, значительно уменьшала интервалы между отдельными фазами производства продукта, а вместе с тем сокращала время, затрачиваемое на его изготовление.

Повышению производительности труда значительно способствовало также и то обстоятельство, что процесс производства железных и медных изделий обычно происходил на том же заводе, где шла плавка руд, или в непосредственной близости от него, на специально построенных вспомогательных заводах. Кооперация отдельных цехов (фабрик) дополнялась кооперацией заводов.

Казна, имевшая на Урале 15 заводов, являлась крупным вотчинником, снабжавшим продукцией своих заводов армию и флот, дворцы, а также частный рынок. Частные лица владели заводами на основе поместного права и являлись условными, ограниченными собственниками. Не случайно Демидов в официальных документах именуется "уговорщиком" или комиссаром. Разрешая заводчикам передавать заводы по наследству, правительство в то же время оставляло за собой право отбирать заводы и изменять характер их наследования. Таким правом правительство часто пользовалось в XVII в. на тульско-каширских заводах4 . Пётр не только не отказался от прав, принадлежавших ему как верховному собственнику всех заводов, но подтвердил их "Привилегией о рудах и минералах".

При Петре было отобрано несколько заводов у заводчиков. В 1713 г. Молодой, владелец Мазуевского кустарного завода, использовал крестьян на своих работах. Его арестовали, увезли в Тобольск, а завод отобрали в казну5 . Такая же судьба постигла медный Саралинский завод; основанный подьячим Калугиным "с товарищи", он "был взят" от компанейщиков и "содержа" был казёнными деньгами"6 .

"Привилегия о рудах и минералах", изданная в 1719 г., ничего не говорит о феодальных правах заводчиков над заводскими людьми. Пётр Великий, рассматривая заводчиков как помещиков, повидимому, не был склонен распространять на них права, предоставленные дворянству и казне. Однако по отношению к Уралу правительство сделало исключение. Принудительный труд на заводах был широко распространён задолго до того, как заводчики получили феодальные права в законодательном порядке.

По своей роли в производственном процессе заводские люди делились на две группы: основную и вспомогательную. Основная группа заводских людей - мастеровые и работные люди - принимала участие в выплавке чугуна и меди и в обработке железных и медных изделий; вспомогательная группа заводских людей добывала руду, заготовляла уголь, перевозила сырьё на завод и доставляла продукцию заводов на рынки сбыта.

На Невьянском заводе до передачи его Н. Демидову основными рабочими были присланные "с Москвы" мастера и подмастерья. За свою работу они получали плату деньгами и натурой. Они были прикреплены к заводу и не имели права уйти с него, так же как "были прикреплены заводские люди тульско-каширских заводов XVII века7 .

Н. Демидов, ходатайствуя о передаче ему Невьянского завода, в то же время добивался от правительства, чтобы оно разрешило ему, создать более прочные и постоянные кадры заводских людей. Он хотел, чтобы около завода были образованы заводские слободы с постоянными кадрами заводских людей, имеющих скот, сенные покосы и пастбища. Он предполагал населить заводские слободы крестьянами, купленными у помещиков, и просил правительство "дать" ему


1 К. Маркс. Капитал. Т. I, стр. 324, 325. М. 1937.

2 Де Геннин В. Указ. соч., стр. 167, 215. См. также Бакланов Н. Указ. соч., стр. 180.

3 Бакланов Н. Указ. соч., стр. 87.

4 В. В. Мавродин привёл много подобных фактов в статье "О возникновении тульско-каширских заводов". В 1642 г. правительство отобрало все заводы у Виниуса, Акемы и Марселиуса и передало их в казну. В 1649 г. оно вернуло городищенские заводы Марселиусу и Акеме. В 1672 г. заводы Марселиуса, а быть может, и Акемы вновь перешли в казну. Данные убедительно говорят о том, что владельцев тульско-каширских заводов нельзя приравнивать к собственникам капиталистической мануфактуры (Бакланов Н., Мавродин В., Смирнов И. Тульские и каширские заводы XVII в. М. и Л. 1934).

5 Шишонко В. Указ. соч. Ч. 3-я, стр. 305.

6 Де Геннин В. Указ. соч., стр. 632.

7 Этого обстоятельства не учёл И. И. Смирнов, рассматривая заводских людей тульско-каширских заводов как рабочих капиталистической мануфактуры (Бакланов Н., Мавродин В., Смирнов И. Указ. соч., стр. 75 - 121, 140 - 151 и особенно 112, 119, 146, 147).

стр. 18

"для работных людей на селитьбы дворов и для скотинного выпуска и сенных покосов... угожие места, чтоб к заводам были в близости, а буде он, Никита, похочет себе к тем заводам в русских городах и у вотчинников покупать крестьян и тех бы крестьян ему, Никите, покупать и на заводы свозить и для работы у заводов селить было возможно"1 .

Правительство пошло навстречу Демидову. Указами от 4 и 8 марта 1702 г. оно разрешило ему построить у Невьянского завода слободу, отведя для неё под сенные покосы и выгоны от 200 до 300 дес. "поросшей" земли2 , а также покупать у вотчинников крестьян и "свободно" селить их в слободе3 . Предполагая, что из купленных крепостных крестьян Демидов может создать" основные заводские кадры, правительство дало ему право находящихся на заводе мастеров "разобрать", годных "держать", а негодных отпустить. Правительство предоставило Демидову как настоящему феодалу судебные права над мастеровыми и работными людьми. Оно разрешило ему "самому чинить в малых делах наказания работникам своим"4 .

Демидов полностью использовал предоставленные ему права. Он закрепил за заводами отданных ему казённых мастеровых людей, включив сюда переведённых и купленных в Туле, а также некоторых крестьян, повидимому, промышленников Верхотурского уезда. Демидов купил крепостных крестьян у помещика Нижегородской губернии Головина. Таким образом, общее количество мастеровых и работных людей на Невьянском заводе достигло 705 .

У Петра было несомненное желание ввести в русской промышленности вольнонаёмный труд. Это всецело отвечало интересам широких слоев дворянства, заинтересованных в монопольном владении крепостными людьми. Пётр, как царь "помещиков и торговцев", не мог не принимать во внимание интересы господствующего класса страны - дворян. Поэтому даже тогда, когда Пётр издавал указы о применении на заводах вольнонаёмного труда, он не стоял, как это кажется Б. Сыромятникову, на "антифеодальных позициях"6 .

Вскоре правительство изменило отношение к Демидову. Оно отказалось от присылки на его заводы бесплатной рабочей силы, предоставив ему в 1705 г, право "нанимать своими прокормы работных и мастеровых людей", а также "принимать всяких пришлых, но только свободных, нетяглых людей, и с паспортами"7 . В 1709 г. правительство предписало Н. Демидову открыть на Невьянском заводе "арифметическую", или "цыфирную", школу для подготовки мастеров из малолетних детей мастеровых8 . Демидов, повидимому, открыл такую школу, но он не возлагал на неё больших надежд.

Новые распоряжения правительства мало отвечали интересам Демидова. Вольнонаёмных людей на Урале было мало, и их труд ценился высоко. Демидов нашел другой, более лёгкий и дешёвый способ увеличить кадры основных заводских людей: он стал принимать на заводы беглых людей. Беглые люди шли на его заводы из разных концов России: Устюга, Сольвычегодска, из строгановских вотчин, из-под Нижнего Новгорода, Москвы, Симбирска, Архангельска и других городов. Во время переписи, произведённой Воронцовым в 1717 г., один беглец показывал, что он "шёл без отпуска", другой - "ради хлебной скудости", третий - "от пожарного разорения" и т. д. Среди беглецов были рекруты. "Многие рекруты, - писал вятский воевода в декабре 17?? г., - живут на заводах Демидова". Мастеровые и работные люди с казённых заводов, как русские, так и шведские пленные, искали пристанища на заводах Демидова. Гнёт крепостного права, высокие подати, рекрутчина и стихийные бедствия разоряли крестьян и посадских людей и заставляли их идти на заводы Демидова, где они надеялись жить более свободно, "лучше". Люди шли на заводы Демидова, замечает один исследователь, охотно, "избегая кабалы, крепости, разбоя или кары за вины; они не подозревали, что впоследствии все поголовно будут закрепощены навечно"9 .

Демидов давал принят и защиту беглым людям, но превращал их в крепостных рабов.

Иначе обстояло дело с обеспечением заводов Демидова вспомогательной рабочей силой. Передавая Невьянский завод Н. Демидову, правительство разрешило ему брать дли "дровяного сечения" всяких людей. В 1703 г, правительство приписало к Невьянскому заводу Демидова Аядскую и Краснопольскую слободы и монастырское село Покровское. Приписка была совершена на условиях, которые скорее напомина-


1 Шишонко В. Указ. соч. Ч. 3-я, стр. 2.

2 Там же, стр. 3.

3 Ю. И. Гессен утверждал, что Н. Демидов не получил права покупать крепостных людей. А между тем указ от 8 марта 1702 г. предоставил Н. Демидову подобные права. "Буде он, Никита, похочет, - говорится в указе, - себе к тем заводам в русских городех и у вотчинников покупать крестьян и тех бы крестьян ему, Никите, покупать и на заводы свозить и для работы у заводов селить было возможно" (Шишонко В. Указ. соч. Ч. 3-я, стр. 27; Гессен Ю. Указ. соч., стр. 46).

4 Шишонко В. Указ. соч., стр. 27.

5 Там же, стр. 45; Гессен Ю. Указ. соч., стр. 27.

6 Сыромятников Б. "Регулярное государство Петра I и его идеология, стр. 144. М. 1943.

7 Гессен Ю. Указ. соч., стр. 46; Шишонко В. Указ. соч. Ч. 3-я, стр. 45.

8 Сигов С. Очерки по истории горнозаводской промышленности Урала, стр. 29. Свердловск. 1936.

9 Шишонко В. Указ. соч., стр. 46.

стр. 19

ли пожалование вотчинами, чем приписку государственных крестьян к заводам. Аядская и Краснопольская слободы к монастырское село Покровское "отдавались в работу с деревнями и всеми крестьянами, с детьми и с братьями и племянниками, и землёй, и со всякими угодиями". Поступающие с крестьян в казну и монастырь денежные и натуральные поборы перечислялись на Демидова. Он был обязан расплачиваться за это с казной "железом по договорённой цене или деньгами". Демидову разрешалось "ослушников и ленивых... смирять батогами и плетьми и железами"1 . Общее количество приписанных к Невьянскому заводу крестьян было 16472 .

Пользуясь своим привилегированным положением, Демидов в короткое время на выгодных для себя условиях создал необходимую для заводов рабочую силу. Другие частные заводчики были поставлены в худшие условия, и поэтому процесс формирования рабочей силы у них шёл медленно и с большими затруднениями. Правительство неохотно приписывало государственных крестьян к заводам, требуя от заводчиков, чтобы они нанимали мастеровых и работных людей и не надеялись на приписку государственных крестьян. Беглый человек не шёл к мелкому, незнатному заводчику, опасаясь, что он выдаст его помещику. Между тем развивавшаяся промышленность настоятельно требовала новых кадров заводских людей.

18 января 1721 г. Пётр I, заинтересованный в развитии горных заводов, издал указ, который предоставил русскому купечеству право создавать кадры заводских людей из среды крепостных крестьян. Указ разрешал купцам наравне с дворянами покупать деревни с крепостными людьми для работы на заводах, требуя от заводчиков, чтобы деревни были "всегда... при тех заводах неотлучно" и чтобы заводчики не продавали и не закладывали их без заводов и не отдавали на выкуп3 . Указ значительно расширял права русских купцов, которым Соборное уложение 1649 г. запрещало покупать крепостных крестьян. Указ положил начало образованию особой группы заводских людей, известных впоследствии под названием "поссессионных". В состав этой вновь образованной группы вошли вечно отданные, беглые, арестанты, казённые мастеровые и т. п. На основании указа 1721 г. заводчики набирали заводских людей как для основных, так и для вспомогательных работ на заводе. В 30 - 50-е годы XVIII в. на Урале образовалась довольно большая группа поссессионных рабочих.

Помогая заводчикам создавать основные кадры заводских людей, Пётр разрешал им не возвращать беглых холопов и крепостных крестьян. Именным указом 15 апреля 1722 г. было разрешено "не ссылать неволею работных людей с заводов, дабы тем заводов не опустошать". Беглым людям предлагалось платить полагающиеся с них деньги на полки, а также подати помещикам4 .

В 1722 - 1723 гг. на уральских заводах была произведена перепись пришлых людей. Она показала, что общее количество пришлых людей - более 5 тысяч. Указом 26 июня 1724 г. заводчикам было разрешено оставлять на заводах тех беглых людей, которые научились какому-либо мастерству, заплатив помещику 50 руб. за каждого человека5 . Указами 1722 и 1724, гг. была закреплена за заводами большая часть беглых людей и включена в состав основных кадров рабочих.

Процесс формирования кадров заводских людей на казённых заводах происходил с некоторыми особенностями. Недостаток опытных мастеров тормозил лихорадочную деятельность по строительству новых заводов. Стремясь превратить казённые заводы в образцовые предприятия, де Геннин использовал иноземцев как для работы на заводах, так и для подготовки русских квалифицированных мастеров. Наряду с иноземцами на екатеринбургских заводах работали русские мастера, привезённые с олонецких заводов: 2 мастера укладного и молотового дела, 2 доменных мастера, а также мастера формового, железорезного и стального дела6 .

Де Геннин глубоко верил в творческие силы русского народа и в его замечательные способности. Стремясь создать и расширить русские технические кадры, он настойчиво требовал от иноземцев, чтобы они привели "в добрый порядок" оборудование заводов и "обучали к лучшему искусству" отданных им в науку русских людей7 .

Вместе с тем де Геннин заставлял русских людей учиться у иноземцев горному делу "с великим радением и охотою", чтобы после отъезда иноземцев "во отечество" русский человек "горное дело мог править и руской нации людем показывать так, как и иноземцы"8 . Де Геннин отправлял мастеровых людей с казённых заводов для обучения и на демидовские заводы. Он предоставил мастеровым и работным людям широкую возможность повышать квалификацию непосредственно на производстве, введя испытания и переводя достойных подмастерьев в мастера. В каждом цехе имелись ученики, которых назначали "на упалые места". Мастера должны были обучать своих учеников. При де Геннине была образована "словесная и арифметическая школа" из 50 учеников. Из этой школы вышли изобретатель первой паровой машины в России Ползунов, гидротех-


1 Шишонко В. Указ. соч. Ч. 3-я, стр. 293 - 294.

2 Де Геннин В. Указ. соч., стр. 613.

3 ПСЗ. Т. VI, N 3711, стр. 311. 1721.

4 ПСЗ. Т. VI, N 3919, стр. 516. 1722.

5 ПСЗ. Т. VII, N 4533, стр. 516. 1724. N 4736, § 14, стр. 507. 1725.

6 Свердловский областной архив, ф. 24, д. N 5а. лл. 495 - 613.

7 Там же, лл. 495 - 612.

8 Де Геннин В. Указ. соч., стр. 93.

стр. 20

ник Фролов и многие другие выдающиеся люди.

Вследствие недостатка квалифицированной рабочей силы де Геннин разрешал беглым людям оставаться на заводах, где они обучались заводскому мастерству. Он предоставил широкую возможность старообрядцам свободно жить да казённых заводах. Де Геннин использовал в качестве мастеровых и работных людей также беглых рекрутов и вольнонаёмных людей1 .

Вспомогательные работы на казённых заводах выполняли главным образом приписные крестьяне. К казённым заводам на Урале было приписано к 1725 г. до 25 тыс. государственных крестьян, из которых трудоспособных числилось около 6 тысяч. Кроме того для помощи им в "чрезвычайных" заводских работах "употреблялись арестанты и бобыли"2 . Мастеровые и работные люди уральских заводов за свой труд получали, во-первых, усадебную и сенокосную землю в заводской слободе, а, во-вторых, жалование. При де Геннине существовала двоякого рода оплата труда: окладная и сдельная. Мастера доменного, фурмового (литейного) и плотинного дела получали окладную оплату - от 30 до 60 руб., подмастерья - от 20 до 24 руб., ученики - 12 руб. в год. На молотовой фабрике мастер получал сдельную оплату по 4 коп, подмастерье по - 1 1/4 коп., а работник - по 3/4 коп. с пуда железа, "которое с пробы устоит и с обрасцом сходно"3 .

Оплата труда, установленная де Генниным, была не ниже, а выше оплаты труда, существовавшей на Невьянском заводе в 1700 г., и могла обеспечить довольно высокий материальный уровень жизни основных кадров заводских людей. Ещё Н. Чупин, один из лучших историков Урала, отметил, что в 20-х годах XVIII в. "плата за труд в сравнении с ценностью жизненных припасов была значительно высокая. Главнейшие жизненные припасы, равно как и кожи, сало, деревянные изделия и лошади, были очень дёшевы"4 .

Крепостная фабрика, в первоначальный период своего существования испытывавшая острую нужду в квалифицированных рабочих, высоко оплачивала их труд. Еще выше она оплачивала труд иноземных мастеров.

Однако мастеровые и особенно работные люди далеко не всегда получали следуемое им жалование. Управители заводов, пользуясь отсутствием контроля, нередко ничего не платили мастеровым и работным людям я присваивали их жалование.

В совершенно другом положении были приписные к заводам государственные крестьяне. Прикрепляя в 1702 г. крестьян Аятской и Краснопольской слобод и монастырского села Покровское к Невьянскому заводу, правительство требовало от Демидова, чтобы он давал им "удобный и пристойный наём.., чтоб им работникам сытым быть". Крестьяне были освобождены от податей. За свой труд они должны были получать плату, установленную казной.

Казённые расценки были значительно ниже вольных цен. По авторитетному мнению акад. С. Струмилина, "уже к концу XVII в. вольные расценки рабочей силы раза в два превзошли ставки подневольного труда, и это соотношение продержалось с известными колебаниями вплоть до падения крепостного права"5 . Как на демидовских, так и на казённых заводах крестьяне иногда не получали за свою работу платы и не освобождались от податей. В 1708 г. пашенные крестьяне Невьянской слободы, работавшие на Невьянском заводе Демидова, пахали десятинную пашню, делали "всякое сделье", давали подводы и вместе с тем платили в казну ежегодно по 20 алтын и одной деньге (повидимому, со двора) и кроме того поворотные, ямские, седельные, уездные и банные деньги.

Заводские работы разоряли крестьян Невьянской слободы. Крестьяне работали "зимнею порою" по четыре недели и больше. За свою работу они, как видно из "сказки", поданной крестьянами, денег не получали. Вследствие этого они "от его Акинфия налоги и непомерной изгони обнищали, задолжали и всеконечно разорились".

Крестьяне выражали свой протест в примитивной, неорганизованной форме: они "разбредались неведомо куда"6 .

На казённом Кунгурском заводе в 1713 - 1715 гг. было такое же положение. Татары деревни Янычи и русские крестьяне различных деревень "работали на заводе как пешими, так и конными и ничего не получали за свою работу"7 .

Правительство, заинтересованное в развитии уральских заводов, было вынуждено установить обязательные для всех заводов России нормы оплаты труда приписных крестьян. Указом 20 января 1724 г. было предписано, чтобы заводчики платили крестьянину в летнее время без лошади по 5 коп., а с лошадью - по 10 копеек. Для зимнего времени были установлены более низкие пены: крестьянин без лошади получал по 4 коп. в день, а с лошадью - по 6 копеек.


1 ПСЗ. Т. VII, N 4237. 1723.

2 Свердловский областной архив, ф. 24, д. N 5а, лл. 495 - 613; д. N 70, л. 491. См. также Берх Д. Указ. соч., стр. 110. М. Злотников, не указывая источника, также определяет количество крестьян, приписанных в 1725 - 1727 гг. к казённым заводам Урала, в 25 тысяч. Между тем источники относят это количество исключительно к 1725 г. (де Геннин В. Указ. соч., стр. 30).

3 Де Геннин В. Указ. соч., стр. 199.

4 Чупин Н. Цены различных товаров в Пермском крае в 1721 - 1722 годах. "Ирбитский ярмарочный листок" N 20 за 1865 год.

5 Струмилин С. Указ. соч., стр. 137.

6 Шишонко В. Указ. соч. Ч. 3-я, стр. 410.

7 Шишонко В. Указ. соч. Ч. 2-я, стр. 147.

стр. 21

Указ требовал, чтобы крестьяне "без платежа денег в работах не употреблялись"1 .

Указ 1724 г. должен был несколько улучшить положение приписных крестьян, особенно на тех заводах, где им не платили денег и не зачитывали подушных денег за работу. Однако этот указ далеко не везде проводился в жизнь. Заводчики, заинтересованные в поднятии интенсивности крестьянского труда, стремились ввести сдельную оплату труда, между тем как указ 1724 г. устанавливал лишь подённую.

Заводы требовали всё больше и больше приписных крестьян. Крепостное право, на основе которого вырастала уральская промышленность, тяжёлым бременем ложилось на плечи уральского крестьянина. Крестьянское хозяйство разорялось. "Возвышение класса помещиков, содействие нарождавшемуся классу торговцев и укрепление национального государства этих классов происходило, - говорил товарищ Сталин, - за счёт крепостного крестьянства, с которого драли три шкуры"2 .

Пашенные крестьяне Шадринского и Окуневского дистриктов Тобольской провинции, приписанные в 1725 г. к екатеринбургским заводам, были возмущены тяжёлыми заводскими работами. Их требовали на заводы, заявляли они в челобитной, "беспрестанно, отчего пришли они в великую скудость и в полную нищету"3 . Государственные крестьяне, превращаемые в крепостных людей, в то же время страдали от злоупотреблений, вымогательств и взяточничества администрации.

Основанная на крепостном труде, уральская промышленность к концу царствования Петра Великого тем не менее достигла замечательных успехов. "Крепостное право служило, - писал Ленин, - основой высшего процветания Урала и господства его не только в России, но отчасти и в Европе"4 . Урал превратился в самый крупный район отечественной тяжёлой промышленности. Он сохранил за собой это положение вплоть до середины XIX века. За первую четверть XVIII в. на Урале был построен 31 завод. Главным строителем крупных заводов была казна; она основала 15 заводов. Н. Демидов построил 4 крупных завода. Другие частные лица построили 12 небольших заводов: 9 - индивидуально и 3 - "товариществами". Казна и Н. Демидов построили все доменные и молотовые заводы с водяными двигателями: казна - 5 доменных и 2 молотовых, а Демидов - 2 доменных и 1 молотовой.

В 1725 г. на всех доменных заводах Урала было выплавлено до 424 тыс. пуд. чугуна, т. е. больше чем в два с половиной раза по сравнению с 1718 годом.

По количеству выплавляемого чугуна демидовские заводы не уступали казённым.

Они выплавляли до 210 тыс. пуд. чугуна, т. е. почти 50% всего выплавлявшегося на Урале чугуна, а казённые заводы-214 тыс., т. е. несколько больше 50%.

На Урале находилось больше четверти всех доменных заводов России (7 из 26), 3/4 всех молотовых заводов (5 из 7) и 4/5 всех медных заводов (8 из 10).

К концу царствования Петра уральский чугун стал занимать почётное место в России. По ориентировочным данным, удельный вес уральского чугуна составлял 39% всего выплавлявшегося в России чугуна. Ещё более значительными были успехи в области плавки меди. В этом отношении роль Урала была исключительной. Петровская Россия получала почти всю медь с Урала. По штатам де Геннина 1723 г., на казённых заводах предполагалось получить свыше 7 тыс. пуд. меди. В 1725 г. производительность казённых заводов достигла 6125 пуд. меди. По количеству выплавляемой меди казённые заводы значительно превосходили частные: они давали не менее 90% всей меди.

В эпоху Петра I русская горнозаводская промышленность по объёму продукции не уступала английской. В 20-х годах XVIII в. в Англии насчитывалось 60 доменных печей, выплавлявших ежегодно 1020 тыс. пуд. (17 тыс. т) чугуна, между тем как Россия в 1725 г. выплавила не менее 1073 тысяч5 .

В техническом отношении уральские казённые заводы стояли выше тульско-каширских заводов XVII в. и по своей производительности не только догнали, но и перегнали западноевропейскую промышленность. Плотины уральских заводов были более массивными и широкими, чем плотины тульско-каширских заводов. Они были способны выдержать сильный напор многоводных горных рек. Недаром многие плотины, выстроенные при Петре, до сих пор снабжают заводы Урала дешевой водяной энергией. По штатам 1723 г. домны уральских казённых заводов давали 188 пуд. чугуна в день - раза в полтора больше, чем тульско-каширские домны6 . Тонна кричного железа на тульско-каширских заводах XVII в., в трудовой оценке, стоила 287 дней, а по штатам де Геннина 1723 г. - 240 дней, т. е. на 17% дешевле7 . Экономия на уральских заводах была достигнута главным образом за счёт широкой специализации труда и увеличения его производительности. На Урале было в 7 раз больше орудий горнозаводского промысла, чем на тульско-каширских заводах XVII века.

Ежегодная производительность одной английской домны в 1720 г. равнялась 17 тыс. пуд. чугуна, а в 1740 г. - 22 тыс. пудов. По данным де Геннина 1723 г., домны уральских казённых заводов давали в среднем по 47 тыс. пуд. чугуна в год, а фактически в 1725 г. - 52800 пудов. Домны уральских казённых заводов выплавляли в


1 ПСЗ. Т. VII, N 4425. 1724.

2 И. Сталин. Беседа с немецким писателем Эмилем Людвигом, стр. 6 - 7. Партиздат. 1937.

3 Свердловский областной архив, ф. 24. д. N 82, л. 451. Премория от 15 июня 1725 года.

4 Ленин. Соч. Т. III, стр. 376.

5 Струмилин С. Указ. соч., стр. 147.

6 Там же, стр. 171.

7 Манту П. Промышленная революция XVIII столетия в Англии, стр. 148. Л. 1925

стр. 22

три раза больше чугуна, чем английские домны в 20-х годах, и почти в два с половиной раза больше, чем английские домны в 40-х годах XVIII века1 .

Далеко не все заводы, построенные на Урале в течение первой четверти XVIII в., сохранились. Мелкие промышленные предприятия кустарного типа, а также группа заводов, характер оборудования которых остался невыясненным, влачили жалкое существование, а частично прекратили свою деятельность. Так, скоро перестал работать небольшой Мазуевский железный завод. Та же судьба постигла железный Шувакинский завод, железный завод на р. Шудинге, медный завод на р. Логве, на реках Ляля и Познянке и т. д. Из 11 мелких железных и медных заводов к 1734 г. сохранилось всего 4: Анцубский, Давыдовский, Саралинский и завод на р. Кырге. Остальные 7 заводов перестали существовать. Наиболее жизнеспособной оказалась компания Вяземских. Две остальные компании - подьячего Калугина и Тряпицына - распались.

В другом положении находились казённые и демидовские заводы. Они успешно действовали в конце царствования Петра, расширили производство и стали работать не только на оборону страны, но и на внутренний и внешний рынки. Уже в 1716 г. Россия вывозила в Англию 2,2 тыс. пуд., а в 1730 г. - 22,6 тыс. пуд. железа2 .

Задача, поставленная Петром в начале Северной войны, была блестяще решена: была создана отечественная горнозаводская промышленность. Она стала применять технику производства западноевропейских капиталистических мануфактур, хотя и была крепостнической по своей классовой сущности. Она освободила страну от экономической зависимости от иноземцев и полностью удовлетворяла потребности как обороны страны, так и внутреннего рынка.

Во время Северной войны Урал снабжал русскую армию и флот пушками и снарядами. Уральские пушки били шведов под Шлиссельбургом, Полтавой и Гангутом3 . В царствование Петра, писал И. Фокердот в 1737 г., "разработаны были и рудники в Сибири, особливо старанием одного простого кузнеца Демидова. Вместо того, чтобы получать железо и медь из Швеции, как бывало в старые годы, Россия может отправлять и то и другое, особливо железо, в чужие страны"4 .


1 Манту П. Указ. соч., стр. 220.

2 Сигов С. Указ. соч., стр. 31.

3 Необходимо отметить явно ошибочное мнение К. Базилевича. "Русская промышленность, пользуясь подневольным трудом, в значительной степени сохраняла, - пишет он, - крепостнический характер и, разумеется, ни по уровню производительности труда, ни по объёму продукция не в состоянии была догнать производство передовых европейских стран, вступивших на путь капиталистического развития. Именно поэтому поставленная Петром цель - освобождение России от экономической зависимости - не могла быть достигнута" ("Большевик" "N" 17 за 1943 г., стр. 61 - 62). В действительности основная отрасль русской промышленности - горнозаводская - уже при Петре стала давать продукция не меньше, чем горнозаводская промышленность Англии. Русская горнозаводская промышленность по технике не уступала лучшим западноевропейским капиталистическим мануфактурам. Производительность русских домен была выше производительности английских. В области горнозаводской промышленности Россия полностью освободилась от экономической зависимости от Западной Европы.

4 "Россия при Петре Великом" по рукописному известию Иоанна Годгильда Фокердота. "Чтение в Обществе истории и древностей российских". Кн. 2-я, стр. 75. М. 1874.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/УРАЛЬСКАЯ-ГОРНОЗАВОДСКАЯ-ПРОМЫШЛЕННОСТЬ-В-ЭПОХУ-ПЕТРА-ВЕЛИКОГО

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Valentin GryaznoffContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Gryaznoff

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

УРАЛЬСКАЯ ГОРНОЗАВОДСКАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ В ЭПОХУ ПЕТРА ВЕЛИКОГО // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 11.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/УРАЛЬСКАЯ-ГОРНОЗАВОДСКАЯ-ПРОМЫШЛЕННОСТЬ-В-ЭПОХУ-ПЕТРА-ВЕЛИКОГО (date of access: 05.08.2021).

Found source (search robot):


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Valentin Gryaznoff
Ufa, Russia
2684 views rating
11.09.2015 (2155 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ОДОНТОЛОГИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ К АНТРОПОЛОГИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ КАВКАЗА
10 hours ago · From Россия Онлайн
СТОЛ И КРАСНЫЙ УГОЛ В ИНТЕРЬЕРЕ КРЕСТЬЯНСКОЙ ИЗБЫ СЕВЕРО-ЗАПАДА РОССИИ И ВЕРХНЕГО ПОВОЛЖЬЯ
10 hours ago · From Россия Онлайн
РУССКИЕ РАЗГОВОРЫ С НЭНСИ РИС
10 hours ago · From Россия Онлайн
О ВКЛАДЕ НЭНСИ РИС В "РУССКИЙ МИФ"
10 hours ago · From Россия Онлайн
ОТРЫВКИ РУССКИХ РАЗГОВОРОВ
11 hours ago · From Россия Онлайн
Творцы Сфинкса и Пирамид, его свиты — Атланты, Луны древний люд.
Catalog: Философия 
Yesterday · From Олег Ермаков
КРУГЛЫЙ СТОЛ" НА ИСТОРИЧЕСКОМ ФАКУЛЬТЕТЕ МГУ
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
Р. В. Долгилевич. СОВЕТСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ И ЗАПАДНЫЙ БЕРЛИН (1963-1964 гг.)
Catalog: Право 
2 days ago · From Россия Онлайн
Анонс Изучение новой теории электричества, пожалуй, нужно начинать с анекдота, который актуален до сих пор. Профессор задаёт вопрос студенту: что такое электрический ток. Студент, я знал, но забыл. Профессор, какая потеря для человечества, никто не знает что такое электрический ток, один человек знал, и тот забыл. А ларчик просто открывался. Загадка электрического тока разгадывается, во-первых, тем что, свободные электроны проводника не способны
Catalog: Физика 
Как нам без всякой мистики побеседовать с человеческой душой и узнать у нее тайны Мира.
Catalog: Философия 
6 days ago · From Олег Ермаков

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
УРАЛЬСКАЯ ГОРНОЗАВОДСКАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ В ЭПОХУ ПЕТРА ВЕЛИКОГО
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones