Libmonster ID: RU-8904

В истории наполеоновских войн экспедиция французской армии в Египет и Сирию занимает особое место. Ошибочность самой стратегической ее идеи, грубейшие просчеты в замысле и выполнении приближают ее к роковой для Наполеона кампании 1812 года.

Уроки Восточной экспедиции. Наполеона сохранили все свое значение и для той борьбы, которая развернулась в наши дни на Средиземном море. Египетская авантюра Германии и Италии вызвана теми же побуждениями и теми же ошибочными стратегическими расчетами, которые приве-

стр. 111

ли французскую армию в страну пирамид. Неудачи этой авантюры обусловлены многими из тех причин, которые привели к крушению и французскую армию.

Вступление "Римской империи" Бенито Муссолини в войну по указке фашистской Германии не случайно произошло в тот самый момент, когда командование немецкой армии, увлеченной в глубь Франции, получило наглядную возможность убедиться в том, что Ла-Манш все еще сохранил свое значение трудно преодолимого барьера между континентальной Европой и Британскими островами. Наступление Италии на Египет, ее попытки раздвинуть рамки своих владений в Восточной Африке и должны были нанести Британской империи удар на ближневосточном фланге, который казался менее защищенным и потому легче доступным, чем центр. Этот удар, как тешила себя надеждой клика Гитлера и Муссолини, должен был разрушить Британскую империю, стратегическое положение которой после капитуляции Франции маршала Петэна ухудшилось, передать державам оси ключи Суэца, всю Африку, весь Ближний Восток и открыть триумфальную дорогу в Индию. В выполнении этого плана особая роль отводилась Мальте, Корфу, Ионическим островам, которые должны были послужить мостом через Средиземное море к Египту. Особое внимание было уделено Сирии, не раз уже служившей плацдармом для вторжения в Египет. Определенные расчеты были возложены и на ту позицию, которую, как предполагали в Берлине и Риме, должен будет занять Египет.

Действительность показала несостоятельность этого плана. Кратковременные успехи римского воинства в Западной пустыне и в Восточной Африке, обусловленные внезапностью нападения, сменились полным разгромом итальянских армий. Армия генерала Роммеля, попытавшаяся спасти Киренаику, была с большими потерями отогнана на большое расстояние от границы Египта. Жемчужина Восточной Африки выпала из итальянской короны. Мальта оказалась недоступной для итальянских войск, а использование оперативных возможностей, открывшихся после захвата Корфу, Ионических островов, Крита, пришлось не по плечу командованию держав оси. Вылазки агентуры этих держав в Ираке и Сирии были отбиты. Правительство и население Египта заняли позицию, далеко не благоприятную для итало-германской авантюры.

Все расчеты, которые были положены в основу этой авантюры, почти полностью, как мы увидим, воспроизводили расчеты Наполеона. И опрокинули их те же пружины. Это - британский военно-морской флот, сумевший завоевать и сохранить свое господство в Средиземном море; специфические условия войны в пустыне, к которой противники Наполеона были подготовлены лучше, чем его экспедиционная армия; моральное разложение, которое под влиянием трудностей и неудач начало охватывать эту армию.

И поход Наполеона и африканская авантюра Гитлера и Муссолини были попытками добиться большой цели негодными средствами.

Имеется и отличие в ходе этих двух войн. Заключается оно в том, что наполеоновской армии все же удалось проникнуть в древнюю страну фараонов и продержаться там три года. Гитлер же и Муссолини с первых дней поломали свои зубы об египетский барьер. Известно, впрочем, что "Гитлер походит на Наполеона не больше, чем котенок на льва..." (Сталин).

17 октября 1797 г. Наполеон Бонапарт от имени Французской республики и граф Меервельдт и барон Дегельман от имени Австрии заключили в Кампо-Формио договор, провозглашавший "вечный, прочный и неразрывный мир" между обеими сторонами. Этот договор укреплял положение Франции в Средиземном море, обеспечивал на некоторое время ее тыл от вылазок беспокойной австрийской соседки и позволял направить все усилия на борьбу против главного врага - Англии.

Стратегическое положение Франции, казалось, вполне благоприятствовало успешному для нее развертыванию этой борьбы. Северный фланг Франции обеспечивала союзная Голландия, южный ее фланг был укреплен союзной Испанией, и французский флот, действующий совместно с флотом голландским и испанским, получал больший, чем когда-либо, простор для своих операций. Французский флот мог опираться на порты Голландии, на Кадикс и Картахену, а это открывало перед ним широкие возможности инициативы и выбора направления для удара против Англии. Эти возможности возрастали еще и потому, что система английской обороны была подорвана на самых решающих участках. В Ирландии происходили восстания, колебавшие здание империи у самого его фундамента, а британские военно-морские силы должны были покинуть Средиземное море, оставив без защиты интересы Англии, связанные с Ближним Востоком и Египтом.

Из этого положения Франция сделала свои выводы. Она попыталась ворваться в Англию через ирландскую дверь. Она попыталась стать крепкой ногой на Ближнем Востоке, чтобы превратить Средиземное море во "французское озеро" и выйти к берегам Индийского океана. Такими попытками и были экспедиции в Ирландию Гоша, Эмбера и Бомпара и поход Бонапарта в Египет и Сирию.

Выбрав два направления для развертывания военных действий против Англии - и северное и восточное, - Франция распылила свои силы. Борьба против Англии на два фронта пришлась ей не по плечу. В результате Директория не добилась в Ирландии даже части тех успехов, которые некогда выпали на долю Людовика XIV.

стр. 112

Египетская экспедиция только отвлекла ее силы, средства и внимание в сторону от ирландского плацдарма, на котором в те годы сложилась особо благоприятная для Франции обстановка.

Наполеон в своих ранних планах войны с Англией тесно переплетал борьбу за ирландский плацдарм с непосредственной высадкой на английском острове. Он предполагал одновременно с переправой через Ла-Манш произвести крупную диверсию на севере Ирландии, направив в бухту Лох-Суилли 18-тысячный корпус маршала Ожеро. Но и с этим глубоким заходом в тыл неприятеля успех перенесения войны на территорию Англии не казался ему обеспеченным. Он отчетливо представлял те трудности, а возможно, и тяжелые последствия, которые сулила Франции эта экспедиция. Через несколько лет, уже после египетской катастрофы, Наполеон вернулся к этому плану, придав ему особый размах. На французском берегу Ла-Манша была сосредоточена огромная для того времени армия, предназначенная для высадки в Англии. Но в 1798 г., уже получив титул главнокомандующего "Английской армией" - "громкий, но пустой, мечтательный титул", как иронизирует Жомини1 - и осмотрев приготовления на французском берегу Ла-Манша, Наполеон решительно заявил Директории, что он не может поставить судьбу Франции на такую рискованную карту, как экспедиция на Британские острова.

"Бонапарт никогда не считал высадку в Англии серьезною, - пишет Ланфре. - Он знал недостаточность средств, предоставляемых в его распоряжение. Он знал.., что если было нелегко проникнуть на этот знаменитый остров, о который разбивались столько раз наши усилия, то выйти из него еще труднее. Поэтому он не хотел рисковать своей славою в таком неверном предприятии"2 .

Более верным предприятием казался Наполеону поход на Восток, в Египет. Он думал, что именно на Востоке удастся добиться успеха скорее и легче и с затратой меньших сил, чем на Севере, что именно на Востоке удастся нанести тяжелый удар английской торговле и английским колониям. Англо-французская война была перенесена в бассейн Средиземного моря и на Ближний Восток.

Этот новый театр военных действий образовался под давлением многих стратегических и экономических причин, среди которых главное место занимали стремление дать Англии, неприступной на островах, бой та ее открытом восточном фланге к стремление французской торговой буржуазии к новым колониальным владениям, которые могли бы с лихвой возместить потери и неудачи в Индии и на Антильских островах.

Эти вожделения торговой буржуазии с предельной откровенностью сформулировал вождь так называемой колониальной партии генерал Мену - диктатор Египта после убийства Клебера. Через два месяца после высадки французской армии под Александрией он писал Наполеону из Розетты в Каир: "Я думаю, что Египет должен заменить нам Антильские острова... Здесь сахар, хлопчатая бумага, кофе, индиго. Из Египта вывезен сахарный тростник... Красное море сделается нашей собственностью, оттуда до Индии расстояние не слишком велико; торговля восточного берега Африки может некогда достаться в наши руки; мы можем завести сношения с Центральной Африкой посредством караванов и, может быть, найдем средства к соединению Нила с Нигером в Сенегалии"3 .

В этой "африканской программе" французской буржуазии не случайно упоминается Индия. Стремление поразить Англию в Индии и являлось основной стратегической идеей Восточного похода Наполеона. Именно в Индии рассчитывал он найти ключи к своей победе над Англией. Ближний Восток представлялся Наполеону только первым этапом на пути к этой победе. Ланфре называет этот замысел плодом "необузданного воображения". Он даже уверяет, что "Наполеон не мог иметь серьезного намерения осуществить этот проект". Однако переписка Наполеона, его приказы, "Комментарии", продиктованные на острове Св. Елены, мемуары его современников, наконец, основная, хотя отдаленная цель, которую преследовал поход в Сирию, - разрушение Оттоманской империи и выход к границам Месопотамии - все это не оставляет сомнения в том, что именно Индии предназначалось увенчать Восточный поход.

"Чтобы начать войну на столь отдаленном театре и рассчитывать при этом на успех, - писал Наполеон, - нужно было иметь в своем распоряжении какую-нибудь промежуточную позицию, которая могла бы служить плацдармом. Египет, находящийся на расстоянии 600 лье от Тулона и 1500 лье от Малабара, является таким плацдармом. Прочно обосновавшись в этой стране, Франция рано или поздно станет хозяйкой Индии. Богатая торговля Востока снова пойдет прежним путем - через Красное и Средиземное моря. Таким образом, Египет заменит, с одной стороны, Сен-Доминго и Антильские острова, а с другой - будет дорогой к завоеванию Индии"4 .

Мы еще увидим, действительно ли время и средства, необходимые для повторения Индийского похода Александра Македонского, были рассчитаны так точно, как


1 Жомини "Политическая и военная жизнь Наполеона". Ч. 1-я, стр. 96. СПБ, 1844.

2 Ланфре П. "История Наполеона". Т. I, стр. 291. СПБ. 1870.

3 "Записки Бурьена о Наполеоне". Т. II. Ч. 4-я, стр. 271 - 272. СПБ. 1834.

4 "Commentaires de Napoleon Premier". Т. III, p. 20 ed. Paris, 1868.

стр. 113

писал об этом Наполеон в своем изгнании, и не объяснялась ли неудача его экспедиции на Восток именно неточным расчетом времени и средств. Но в "Комментариях", написанных много лет спустя после этой неудачи, Наполеон все еще уверял, что армия его могла пройти через Басру и Шираз в Индию и что, выступив из Египта в ноябре, она в марте следующего года уже достигла бы своей цели.

Как угрозу, направленную в сторону Индийского океана, восприняла Восточный поход Наполеона и Англия Питта. Неслучайно адмирал Нельсон, преследуя Наполеона, направился к Александрии, а затем к берегам Леванта; именно здесь, на окраине Турецкой империи, в стратегическом узле, связывающем Африку с Азией, Англия еще задолго до прорытия Суэцкого канала видела область своих жизненных интересов. А после Абукирского боя Нельсон направил весть о своей победе в первую очередь в Индию, губернатору Бомбея.

*

12 апреля 1798 г. Директория подписала тайный указ об экспедиции в Египет. Бонапарт был уполномочен "взять с собой столько войска, сколько он найдет нужным", включить в экспедиционный корпус дивизии, находящиеся в Генуе, Чивита-Веккии и Корфу, овладеть Мальтою и Египтом, изгнать англичан из их владений на Востоке. 3 мая Бонапарт выехал из Парижа в Тулон, а 10 мая из Тулона в Париж было сообщено о том, что "генерал Бонапарт прибыл сюда вчера около 8 часов вечера и предполагает выступить через два дня" и что "посадка войск на корабли почти закончена, а лошади будут погружены на суда сегодня"1 . Вместе с Наполеоном в поход отправились лучшие генералы республики. Это были Дезе, Клебер, Даву, Рейнье, Каффарели, Беньяр и прежние ближайшие помощники Наполеона: Мюрат, Ланн, Мармон, Бертье, Андрасси и Жюно.

В состав французского флота, эскортировавшего экспедицию, входило 13 линейных кораблей и 7 фрегатов. Линейному флоту были приданы 3 вооруженных торговых корабля, 6 канонерок. 6 посыльных бригов и 36 одномачтовых судов-тартанов. Часть сухопутных войск, нестроевой состав, огромное количество военного снаряжения и других запасов были размещены на 125 транспортных судах. Всего на кораблях находилось 12907 матросов и 20080 солдат и офицеров.

Из Тулона экспедиция вышла 19 мая и направилась в Генуэзский залив, где к ней присоединился отряд из Генуи, а затем - к южному берегу Корсики, где произошла встреча с корсиканским отрядом. 9 июня французские корабли подошли к Мальте, у берегов которой их поджидал отряд из Чивита-Веккии. 12 мая мальтийские рыцари сдались после слабых попыток к сопротивлению, и наполеоновский флот в составе уже 300 кораблей вошел в гавань Ла-Валетты.

Мальте в планах похода на Восток Наполеон отводил крупную роль. Он понимал, какое значение имел этот остров в борьбе за Средиземное море и как важна эта опора в центральной части Средиземного моря для осуществления его дальнейших планов. Еще в сентябре 1797 г. он писал министру иностранных дел: "Остров Св. Петра, уступленный нам королем Сардинии, Мальта, Корфу делают нас хозяевами Средиземного моря"2 .

Нельсон знал о грозных приготовлениях в Тулонском порту, но выяснить что-либо о назначении их он не смог. Буря заставила его отойти от Тулона к Сардинии, и ему не удалось выполнить предписание С.-Винцента - "отыскивать экспедицию, приготовлявшуюся в Тулоне и Генуе", целью которой, как полагал лорд адмиралтейства, было "нападение на Неаполь или Сицилию, переправа армии в Испанию, чтобы послать ее против Португалии, или проход через пролив с намерением высадить десант в Ирландии"3 . О направлении, взятом французским флотом, Нельсону удалось узнать только 14 июня, в то время, когда он находился у северного берега Сицилии, а французский флот уже стоял на якоре у Ла-Валетты. С этого дня и началась та знаменитая погоня английской эскадры за наполеоновской флотилией, которая привела к Абукирскому финалу - неизбежной встрече двух флотов, один из которых имел талантливого и смелого адмирала и лучшую в те годы судовую артиллерию, а другой - слабое вооружение, плохо обученную команду и адмиралов, не веривших в свои силы. Только игра случая позволила французскому флоту избежать встречи с Нельсоном в открытом море. Эта встреча привела бы к полной катастрофе египетской экспедиции в самом ее начале.

Неполнота состава английской эскадры - отсутствие посыльных судов, - безусловно, способствовала тому, что Нельсон не обнаружил французской флотилии, проходя мимо нее почти параллельным курсом на расстоянии всего лишь 60 миль. Это тоже была случайность, на которую Наполеон, предпринимая свой рискованный переход через Средиземное море, конечно, не мог рассчитывать. Ни на этой, ни на других случайностях нельзя было основывать столь сложного предприятия, как переправа в Египет большого войска и огромного количества припасов. Все исследователи наполеоновских войн отмечают, что ни соотношение сил на море в 1798 г., ни состояние французского флота не свидетельствовали о том, что переход через Сре-


1 Jurien de la Graviere "Cuerres maritimes sous la Republique et l'Empire". T. I, p. 236 - 237.

2 "Correspondance de Napoleon". T. III, p. 492. Paris. 1858 - 1870.

3 Джемс Д. "История Великобританского флота". Т. II. стр. 173, г. Николаев. 1845.

стр. 114

диземное море был солидно обоснованным предприятием.

Наполеону не удалось обеспечить безопасность на Средиземном море, а без этой безопасности весь его Восточный поход заранее был обречен на неудачу. Мальта, Корфу, Кефаллиния не оправдала тех надежд, которые Наполеон на них возлагал. После того как средиземноморский флот Франции очутился на дне Абукирской бухты, обладание этими опорными пунктами уже теряло свой прежний смысл. Французский флот, доставив армию в Египет и выполнив этим благодаря цепи счастливых случайностей первую часть своей задачи, не имел никаких шансов на успешное выполнение второй части своей задачи - охраны путей сообщения между Египтом и Францией. В Абукирском бою он потерял 11 линейных кораблей из 13. Только двум кораблям - "Вильгельму Теллю" и "Женере" - удалось спастись бегством. На одном из них и находился адмирал Вильнев, которому суждено было пережить через несколько лет еще одну катастрофу на море - под Трафальгаром. Французы потеряли 3500 человек убитыми и ранеными. Среди убитых находился и адмирал Брюйес. Потери англичан составили 896 убитыми и ранеными. Это была одна из самых решительных побед, которые знала морская война, и последствия ее были неисчислимы.

"Наш флот, - пишет Гравьер, - уже не мог оправиться от тяжелого удара, нанесенного его значению и его силе. Это сражение на два года передало Средиземное мере в руки англичан. В результате наша армия была отрезана от своей родины, а Порта обрела решимость подняться на нас. Индия сделалась недосягаемой для наших предприятий. Франция очутилась на краю гибели, так как в результате этой битвы вновь разожглась недавно окончившаяся война с Австрией, а войска Суворова подступили к самым нашим границам..."1 .

Средиземное море очутилось во власти англичан. Были потеряны Ионические острова, Корфу, Минорка, а затем и Мальта. Лорд С.-Винцент перенес свою штаб-квартиру в Гибралтар - как бы в знак того, что Англия теперь крепко держит в своих руках ключ от Средиземного моря. Наполеоновская армия одерживала в Египте победы, на которые с изумлением взирали "сорок веков с высоты пирамид", но, отрезанная от Франции, окруженная враждебным населением, имея в тылу море, на котором полностью господствовал неприятельский флот, она шла дорогой этих побед к неизбежному финалу - к гибели или капитуляции.

*

Абукирская битва произошла в августе 1798 года. Французские войска высадились у мыса Марабу, к западу от Александрии, за месяц до этой битвы. Высадка была начата вечером, а ночью, не дожидаясь ее окончания, Бонапарт двинулся по пустынному берегу с тремя колоннами к Александрии. После непродолжительного, но ожесточенного боя Александрия была взята. В порт вошли транспортные суда. Наполеон, избрав кратчайшее направление на Каир, направился через пустыню в Даманхуру. Дождавшись в Даманхуре генерала Мену и своей нильской флотилии, он выступил дальше на юг, одержал победу над мамелюками Мурад-бея у деревни Хебрейса, а 21 июля - победу в знаменитой битве у пирамид, открывшей двери в Каир. На 25-й день после высадки у мыса Марабу Бонапарт перенес сдаю квартиру в Каир.

Но эти его успехи были обеспечены не столько стратегией стремительного и неожиданного удара, сколько превосходством французского оружия и незнакомством мамелюков с новой европейской тактикой. И первое и второе его столкновения с войсками Мурад-бея походили больше на избиение плохо вооруженных партизанских отрядов, храбрость и отвага которых были бессильны перед картечью и оградой штыков наполеоновских карре. В битве у Эмбабега, происходившей на грандиозном фоне тысячелетних пирамид и развалин древнего Мемфиса, мамелюки потеряли 2 тыс. человек, часть которых утонула в Ниле, а французы - только 10 убитых и 30 раненых.

Но победа у Эмбабега и падение Каира не завершили кампании. Мамелюки продолжали сопротивление, разделившись на два отряда. Один из них - под начальством Мурад-бея - отступал по дороге в Верхний Египет, теснимый генералом Дезе, а другой - под командой Ибрагим-бея - к Суэцу, преследуемый самим Наполеоном. В середине августа Ибрагим-бей, выбитый из укрепленного лагеря у деревни Селех, оставил Суэц и, совершив девятидневный переход через пустыню Синайского полуострова, укрылся в Газе, где был благосклонно принят акрским пашой Ахмед Джеззаром. Здесь, в Суэце, Наполеон и узнал из письма Клебера о катастрофе у Абукирского мыса. Эта катастрофа резко изменила ход событий в Египте. Она как бы вдохнула новые силы в мамелюков, которые уже готовы были сложить оружие, подкрепила позиции Джеззар-паши, который теперь решительно отверг сделанные ему мирные предложения, а главное - вывела на арену борьбы за Египет новую силу. Этой силой была Турция.

Наполеон знал о той опасности, которая могла грозить ему со стороны Константинополя. Он сделал все, что было доступно его дипломатическому искусству, чтобы эту опасность предотвратить. Еще осенью 1797 г. он просил Талейрана выяснить, какое впечатление может произвести в Константинополе экспедиция в Египет, и убедить Порту в том, что армия Французской республики не является угрозой для магометанства. С оглядкой на Константинополь готовился Наполеон и к походу из


1 Jurien de la Graviere. Op. cit. T. 1, p. 227 - 228.

стр. 115

Египта в Сирию. Посол Директории Бошамбо, отправленный из Александрии в Константинополь, должен был уверить Порту в том, что и поход в Сирию, являясь только карательной экспедицией против Джеззар-паши, приютившего у себя "беспокойных" мамелюков, отнюдь не угрожает интересам султанской империи.

Пока французская эскадра находилась в Тулоне, а затем под Александрией, эти дипломатические аргументы могли пользоваться весом в Константинополе. Но как только средиземноморский флот Франции был уничтожен, Турция почувствовала себя свободной. В сентябре 1798 г., через полтора месяца после Абукира, она формально объявила войну Франции. Таким образом, опасения Бонапарта оправдались. Французской армии, запертой в Египте, угрожал теперь удар не только с моря, но и со стороны Сирии. И Наполеон решил, воспользовавшись своей центральной позицией, ударить по Сирии, чтобы разбить врага еще до того, как он соберет все свои силы, обезопасить этим восточный фланг обороны Египта, а затем уже обратить все внимание на защиту побережья. Пока за это побережье Наполеон был спокоен: зимою высадка в Египте считалась предприятием неосуществимым. Наполеон рассчитывал и на то, что захват Сирии укрепит оборону морской границы Египта, поскольку он лишит англо-турецкий флот сирийских портов - этой опоры для морских операций против Египта.

В начале 1799 г. главнокомандующий прибыл в Суэц. Перейдя пустыню Синайского полуострова, французские войска захватили укрепленный лагерь Эль-Ариша, где находился передовой отряд Джеззар-паши, а в начале марта подступили к Яффе. После нескольких дней осады крепость пала, не выдержав ожесточенного штурма, и Наполеон, оставив в разрушенном городе гарнизон, двинулся дальше на север. Хайфа была занята без боя. Но под стенами Акры дальнейшее продвижение победоносной армии, не знавшей еще преград, приостановилось.

Акра явилась переломным пунктом в Восточной кампании Наполеона. Это произошло потому, что она получала энергичную поддержку с моря. Эскадра сэра Сиднея Смита сыграла решающую роль в этой операции на берегу Сирии. Под ее прикрытием турецкие суда доставляли осажденным из Родоса подкрепления, боевые припасы и продовольствие. Британские корабли прервали связь наполеоновской армии с Александрией. Они поддерживали своим фланговым огнем оборону Акры. Английские моряки находились во главе колони, производивших вылазки из крепости. Английские офицеры руководили фортификационными работами. "Батареями в крепости также управляли канонеры этого народа", - отмечал в своих записках маршал Бертье1 .

Значительный ущерб наносили осаждающей армии вылазки экипажа британских кораблей на берег. "Наши канонерки, - сообщал Сидней Смит Нельсону 23 марта 1799 г., - хорошо вооружены, снабжены огнеприпасами и успешно атакуют армию Бонапарта под Акрой"2 .

Сирийская кампания показала, какую огромную роль в береговой войне может сыграть крепость, получающая поддержку с моря. "Этот человек помешал моему счастью", - говорил впоследствии Бонапарт о Сиднее Смите. "Это убеждение вполне понятно, - добавляет английский исследователь египетского похода, - Сидней Смит был настоящим героем осажденной Акры"3 .

20 мая 1799 г., после 62 дней бесплодных усилий, осада Акры была снята. Дальнейшее пребывание французской армии в Сирии становилось бессмысленным и опасным. Армия понесла большие потери. Вокруг нее и в ее глубоком тылу происходили восстания. Наполеоновские войска начали отступление на юг, вдоль линии берега, оставляя за собой пепелища арабских деревень и разрушенные склады продовольствия. Это отступление далеко не походило на триумфальное возвращение победоносной армии. Армия оставляла артиллерию, раненых, больных. Были покинуты Хайфа, Яффа, Газа. Задачи, поставленные перед сирийской кампанией, не были выполнены. Наоборот, положение французской армии в Египте после сирийского похода стало еще более тяжелым. Единственным ее приобретением явился оставшийся в ее руках Эль-Ариш - этот аванпост, выдвинутый в Восточную пустыню.

Официальная история Восточного похода дает совершенно искаженную картину сирийской кампании. "Главная цель была достигнута, - уверяет Бертье. - Бонапарт уничтожил грозную армию, назначенную для похода в Египет"4 . В донесении Директории от 28 июня 1799 г. Бонапарт писал: "Кампания в Сирии дала большие результаты: мы стали хозяевами всей пустыни, и мы привели в замешательство на этот год все проекты наших врагов... Наше положение весьма благоприятно. Александрия, Розетта, Дамиетта, Эль-Ариш сильно укреплены... Если мы получим 15 тыс. солдат, мы пройдем всюду, в тот же Константинополь"5 .

Дальнейшие события показали, однако, насколько далеки были от истины утверждения о разгроме неприятельской армии, вторгшейся в Египет, и об окрепшей обороноспособности Египта. Не прошло и месяца после того, как было написано это письмо, а турецкий военный флот уже подошел к Абукиру в сопровождении 74 транспортов, на которых находилась армия в


1 "Записки маршала Бертье, князя Невшательского и Ваграмского", стр. 115. М. 1848.

2 "Life and Correspondence of Admiral sir Sidney Smith", p. 118. Lond. 1850.

3 Elgood P. "Bonaparte's adventure in Egypt", p. 213. London 1931.

4 "Записки маршала Бертье...", стр. 160 - 161.

5 "Correspondance de Napoleon". T. V, p. 484 - 485.

стр. 116

18 тыс. человек под командованием Саида Мустафа-паши. Правда, высадка турецких войск окончилась неудачей: в сражении на Абукирском полуострове 25 июля они были опрокинуты в море, - но уже одно появление у берегов Египта турецкого флота и армии говорило о том, что Наполеону далеко не удалось "привести в замешательство" проекты врагов.

Бонапарт знал и видел, в каком тяжелом положении очутились его войска, которым Франция ничем не могла помочь: ни людскими пополнениями, ни оружием, ни медикаментами. Он прибегал к чрезвычайным усилиям, чтобы расширить в Египте экономическую базу войны, создать новые источники снабжения армии и пополнить ее состав за счет местного населения. Но он все отчетливее убеждался в том, как трудна и бесперспективна будет дальнейшая война. Приведенное выше письмо Наполеона, содержавшее победные реляции, заканчивалось подробным перечнем снаряжения, необходимого армии, и указанием, что если эту помощь оказать невозможно, то следует заключить мир. Через три недели после этого письма, так и не дошедшего до Парижа, Наполеон уже официально предлагал Порте начать мирные переговоры. А через несколько дней, покидая и армию и Египет, он оставил Клеберу полномочие "заключить с Портою мир, хотя бы главнейшим условием и была эвакуация Египта"1 .

9 октября 1799 г., после долгого блуждания по Средиземному морю, фрегаты адмирала Гантома доставили во Фрежю, на французский берег, главнокомандующего английской армией и находившихся вместе с ним Бертье, Ланна, Мюрата, Мармона и Бурьена. Наполеона ждала впереди победа под Маренго и слава великого полководца, но ничто уже не могло вернуть Египта ни ему, ни Франции.

"Блестящий период" оккупации Египта, связываемый некоторыми историками с именем Клебера, был началом агонии французской армии. В распоряжении Клебера находилась лишь 20-тысячная армия, занимающая территорию, ограниченную Нильскими порогами на юге, Эль-Аришем на востоке и Александрией на западе. Армия испытывала острый недостаток в оружии и амуниции. Тяжелой артиллерии не было. Между тем неприятель все ближе подступал к границам Египта. В Верхнем Египте все еще находились отряды Мурад-бея. В конце октября турецкие войска под прикрытием эскадры Сиднея Смита вновь высадились на египетском берегу, у Дамиетты. Их удалось отбить и на этот раз. Но на востоке гарнизон Эль-Ариша, охранявшего подступы к Египту со стороны пустыни, сложил оружие. Это (произошло в конце декабря 1799 года. 24 января 1800 г. в том же Эль-Арише уполномоченные Сиднея Смита и Клебера подписали соглашение о возвращении Египта султанской Турции и о почетной капитуляции французских войск.

Адмирал Кейс отказался ратифицировать Эль-Аришское соглашение и потребовал сдачи французских войск в качестве военнопленных. Клебер ответил на это требование призывам к оружию, и битва за Египет возобновилась. Но утомленная и плохо снаряженная французская армия не имела сил для продолжительного сопротивления. Фронт начал приближаться к Каиру. В самом Каире вспыхнуло восстание. 14 июля Клебер был убит в парке своего каирского дворца.

"Клебер пользовался всеобщими симпатиями, и единодушное сожаление провожало его в могилу, - вспоминал впоследствии одни из участников египетского похода. - Но заменивший его Мену был мало известен и не пользовался уважением. Над ним подсмеивались за то, что он перешел в мусульманство"2 . Но Мену был старейшим дивизионным генералом и первым "патриотом" французской колонии на берегах Нила. Ему и пришлось вынести на своих плечах всю тяжесть ответственности за события заключительного акта Восточного похода Наполеона.

Эти события развернулись именно так, как опасался Наполеон в своих "Заметках об обороне Египта".

"Египет, - писал он, - может быть атакован: 1) армией, которая сосредоточится в Сирии, выступит из Газа, пройдет пустыней Суэцкого перешейка и выйдет в долину Нила; 2) армией, которая высадится на побережье Средиземного моря; 3) комбинированной операцией обеих армий, из которых та, что выступит из Газа, проникает в страну через пустыню, а другая высадится на побережье Средиземного моря. Турецкая армия предпочтет воспользоваться первым способом, английская - вторым, а если возникнет вопрос о применении третьего способа, то турки будут действовать со стороны пустыни, а англичане - со стороны моря"3 .

Так и произошло. В ночь с 7 на 8 марта 1801 г. 18-тысячная английская армия высадилась под прикрытием линейного флота и канонерок в Абукирской бухте, а 15-тысячная турецкая армия Юсуф-паши начала наступление с востока. К этому времени строевой состав французской армии уже не превышал 15 тыс. человек. Но и эти силы были рассеяны по границам оккупированной территории. 30 августа 1801 г. Мену капитулировал в Александрии на условиях Эль-Аришского соглашения. Каир находился уже в руках англо-турецких войск. Кампания была закончена. По мирному договору, заключенному в Амьене 27 марта 1802 г., Египет был возвращен Турции. К этому времени последний французский солдат из "Английской армии" Наполеона уже покинул Египет.

Наполеон сделал все, что было в его силах, чтобы выручить эту "Английскую армию". Но все его попытки были обречены


1 "Correspondance de Napoleon". T. V, p. 573

2 "Memories militaires du colonel Vigo-Roussillon". См. Chelamet A. "Guerres de Napoleon", p. 83. Paris. 1869.

3 "Commentaries de Napoleon Premier". T. III, p. 139.

стр. 117

на неудачу. Британский флот прочно завладел Средиземным морем, и хотя британские корабли и были рассеяны на всем пространстве от Гибралтара до Александрии, прорыв к Александрии был предприятием невыполнимым.

*

План Восточного похода Наполеона содержал в себе просчет, касавшийся не только Средиземного моря. В этом плане было немало и других изъянов. Главнейшие из них касались неподготовленности французской армии к войне в пустыне или в полупустынной местности, в недооценке силы сопротивления мамелюков и турецкой армии и в совершенно неправильном представлении о настроениях жителей Египта и Сирии.

На первом же переходе из Александрии, в Даманхур французским войскам пришлось встретиться с тяжелым своеобразием нового для них театра военных действий. Перед ними простиралась пустыня, раскаленная июльским солнцем, лишенная малейшей растительности и годной душ питья воды. Пешком, с тяжелой ношей на спине, без обоза, без запасов воды солдаты должны были пересечь негостеприимную пустыню.

"Солдаты с первого перехода начали ощущать нестерпимую жажду, очень плохо утоляемую соленою, мутною и испорченною водою, - пишет Бурьен. - Колодцы, однажды начертанные, наполнялись не иначе, как через долгое время. Войска часто обнаруживали свои страдания ропотом и унынием"1 . С самого же начала армию охватила тревога, больше того - отвращение к этой непривычной войне. И это чувство росло по мере продвижения в глубь страны и переходило уже в частые случаи нарушения дисциплины.

Большую тревогу возбуждали и партизанские отряды арабской конницы, которые преследовали французские войска во время самых тяжелых переходов, жестоко расправляясь со всеми отставшими. Бурьен приводит следующую красноречивую выдержку из письма, написанного одним из участников экспедиций: "Неприятель у нас повсюду: впереди, позади и по сторонам, - точно как в Вандее... В армии царствует всеобщее неудовольствие... Несколько солдат закололось в присутствии главнокомандующего, сказав ему: "Вот твое дело". Солдаты говорит, видя проходящих генералов: "Вот палачи французов"2 .

Пустыня вызвала и транспортные затруднения, с которыми за все время оккупации Египта французская армия так и не смогла справиться. Снабжение продовольствием происходило главным образом за счет местных ресурсов и складов, покинутых неприятелем. Но эти ресурсы были ограниченны, а в неприятельских складах находили обычно лишь сухари, рис и ячмень. В результате армия терпела большие лишения. Весь путь от Каира до Хайфы, включая и изнурительный 12-дневный переход через пустыню, она совершала без хлеба.

Все это заставило Наполеона придти впоследствии к тому выводу, что пустыня "может погубить армию или ослабить ее физически и морально выше всякой меры", что "из всех препятствий, которые могут прикрывать границы государства, пустыня, неоспоримо, самое большое". Горным хребтам, как Альпы, Наполеон отводил второе место в ряде этих препятствий, а рекам - третье. "Потому что, -добавлял он, - если вообще трудно перевозить продовольствие для армии, то в 20 раз труднее, когда нужно еще брать с собою воду, фураж, дрова - три предмета большой тяжести". И на основании своего опыта Наполеон приходил к следующему выводу о тактике войны в пустыне: "Теперешняя армия должна переправляться через пустыню постепенно, оставляя гарнизоны и магазины"3 . Именно так и протекали после похода Наполеона все войны в пустыне.

Большим просчетом в плане Восточного похода было и неправильное представление о мамелюках и турецких войсках и о той встрече, которая ожидает французскую армию со стороны населения Египта и Сирии. Несмотря на несколько серьезных поражений мамелюки не сложили оружия и боролись с оккупационной армией в течение всех трех лет ее пребывания в Египте - боролись с редким мужеством и упорством. Расчеты Наполеона на то, что Египет встретит французскую армию как избавительницу от ига мамелюков, не оправдались. Его попытки найти среди населения Египта социальную опору не увенчались благоприятным результатом. Его прокламации, уверявшие, что французы являются "истинными мусульманами", потому что они "уничтожили папу" и "истребили мальтийских рыцарей", не имели успеха. Мятежи в Каире, в которых принимало участие население окрестных деревень, участие феллахов в партизанских отрядах мамелюков, наконец, даманхурское восстание Эль-Мади, называвшего себя ангелом, обещанным кораном, - явились красноречивым ответом на эти прокламации.

Внимательные исследователи единодушно осудили и замысел Восточного похода и средства его выполнения, указывая не то, что эти средства были несоразмеримо малы по сравнению с объемом поставленной задачи и что успех экспедиции не мог быть обеспечен при существовавшем тогда соотношении сил на море и состоянии французского флота.

Суровую оценку дает наполеоновскому предприятию Н. Голицын. "С политической и военной точки зрения, - пишет он, - всю эту новейшего времени французскую Илиаду можно рассматривать не иначе, как одно из самых неразумных и несбыточных предприятий в истории, которое могло меть успех вначале, но, несомненно, должно было кончиться неудачей... После первых двух подлинно блистательных походов Бонапарта в 1796 - 97 гг. в Италии,


1 "Записки Бурьена..." Т. I. Ч. 2-я, стр. 93 - 94

2 Там же, стр. 128.

3 "Gommentaires de Napoleon". T. III, p. 15 - 17.

стр. 118

два следующие за ними - в Египте и Сирии - едва ли можно даже поставить наряду с первыми, едва ли не следует назвать их обманчивым увлечением и великою ошибкою"1 .

Авторы истории наполеоновских войн указывают на то, что основной ошибкой Наполеона было отвлечение сил от главного театра войны на второстепенный. Восток не был тем местом, где Наполеон мог добиться разрешения своего спора с Англией.

П. Ланфре пишет: "Мысль увлечь из Франции в отдаленную и мало известную страну, сообщения с которой должны были быть насильно прерваны, цвет наших солдат, генералов, ученых в минуту, когда мир не был еще подписан, когда нам еще угрожала вооруженная Европа, мысль эта была почти столь же неразумная, как и внушавшая впоследствии войну с Россией"2 .

Интересна оценка, которую дает стратегической идее Восточного похода адмирал Мэхэн. "Была одна радикальная ошибка, - пишет он, - в конечной цели Египетской, или, скорее, Восточной, экспедиции Наполеона, потому что его мысль витала далеко за пределами долины Нила, - и эта ошибка заключалась в расчете его воздействовать этою экспедицией на Великобританию решительным образом... Если бы мечты Бонапарта осуществились и он действительно завладел Индией, Великобритания все-таки не была бы побеждена... Британцы обеспечены своим могущественным флотом, и пока эта броневая зашита их не пробита над сердцем британского организма, над самыми Британскими островами, до тех пор Великобритания, хотя и не неуязвима, но непобедима..."3 .

Налолеон потерял Египет. Двери на Восток уже ни разу не открылись перед ним. Акра так и осталась последним, крайним на Востоке пунктом, до которого ему удалось дойти.


1 Голицын Н. "Всеобщая военная история новейших времен", Т. II, стр. 194 и 484. СПБ 1874.

2 Ланфре П. Цит. соч. Т. I, стр. 293.

3 Мэхэн А. "Влияние морской силы на французскую революцию и империю", стр. 359, 360. СПБ. 1897.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/УРОКИ-ВОСТОЧНОЙ-ЭКСПЕДИЦИИ-НАПОЛЕОНА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Yanis ValdarisContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Yanis

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. ЛИНЕЦКИЙ, УРОКИ ВОСТОЧНОЙ ЭКСПЕДИЦИИ НАПОЛЕОНА // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 11.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/УРОКИ-ВОСТОЧНОЙ-ЭКСПЕДИЦИИ-НАПОЛЕОНА (date of access: 18.06.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - В. ЛИНЕЦКИЙ:

В. ЛИНЕЦКИЙ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Yanis Valdaris
Palanga, Lithuania, Russia
1572 views rating
11.09.2015 (2106 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Энергия Дао как суть НЛО. Tao energy as the essence of UFO.
Catalog: Философия 
7 hours ago · From Олег Ермаков
ИСТФАК МГУ 1947-1952 гг. (Окончание)
Catalog: История 
17 hours ago · From Россия Онлайн
ПОСЛЕ РОСПУСКА КОМИНТЕРНА
17 hours ago · From Россия Онлайн
ОБЪЕДИНЕНИЕ ГЕРМАНИИ 1989-1990 гг.: ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЙ АСПЕКТ
17 hours ago · From Россия Онлайн
ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ ГЛОБАЛЬНОЙ ИСТОРИИ
Catalog: История 
17 hours ago · From Россия Онлайн
При любом взаимодействии масс, на любом уровне, создаются потенциалы взаимодействия масс в любых процессах расширения Вселенной. Этим определением рассмотрим вопросы, связанные с массой и энергией взаимодействующих объектов. Когда объекты (частицы, молекулы) потенциально взаимодействуют, они создают градиенты потенциального взаимодействия. Эти градиенты регулируют энергию и массу объектов и Вселенной в целом.
Catalog: Физика 
ПЕТР I В ДАНИИ В 1716 году
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
РОССИЙСКОЕ ПОСОЛЬСТВО В КОНСТАНТИНОПОЛЕ И ЕГО РУКОВОДИТЕЛЬ Н. П. ИГНАТЬЕВ (1864-1876 гг.)
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
МЕТОДОЛОГИЯ ИСТОРИИ В СИСТЕМЕ УНИВЕРСИТЕТСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ
Yesterday · From Россия Онлайн
В оптике фундаментальной онтологии М. Хайдеггера рассматривается триада Единого «культура – цивилизация – язык». Ключевым является понимание культуры как Ответа на Вызов бытия/Бытия, что предполагает сущностное форматирование сопряженных с культурой цивилизации и языка. Исследуется состояние триады в фокусе первого и другого начал фундаментальной онтологии и возможных для них социально-политических систем. / In the optics of M. Heidegger's fundamental ontology, the triad of the Unified «culture – civilization – language» is viewed. The key thing is to understand culture as the Response to the Challenge of being/Being, which implies the essential formatting of civilization and language associated with culture. The state of the triad in the focus of the first and the other beginnings of fundamental ontology and socio-political systems possible for them is considered.
Catalog: Философия 
2 days ago · From Алекс Ральчук

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
УРОКИ ВОСТОЧНОЙ ЭКСПЕДИЦИИ НАПОЛЕОНА
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones