Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-9347

Share with friends in SM

О. ЗАМУЛИН, доктор экономики, профессор российской экономической школы (Нобелевская премия по экономике 2006 года)

В 2006 году Нобелевскую премию по экономике получил Эдмунд Фелпс, пополнив плеяду ученых - лауреатов этой престижной награды, совершивших в 1970-е годы революционный переворот в макроэкономической теории. Ранее Нобелевскую премию получили другие исследователи из этой плеяды - Милтон Фридмен (1976 год), Роберт Лукас (1995 год) - и совсем недавние лауреаты 2004 года Финн Кюдланд и Эдвард Прескотт.

Может показаться, что Фелпсу и нужно было давать Нобелевскую премию совместно с Фридменом или Лукасом. В конце концов, одна из самых главных его гипотез - о существовании "естественного" уровня безработицы - как правило, неформально именуется "гипотезой Фридмена-Фелпса". Да и утверждение о том, что в долгосрочной перспективе не существует выбора между инфляцией и безработицей - основная идея макроэкономической "революции" 1970-х - наиболее отчетливо прозвучало именно в работах Фридмена, Лукаса и Фелпса.

Однако если присмотреться, то окажется, что между концепциями этих экономистов существует принципиальная разница. И Фридмен, и Лукас, а позже Прескотт и Кюдланд, хотели похоронить раннюю кейнсианскую макроэкономику и создать вместо нее совершенно новую науку, основанную на идеях рациональных ожиданий и конкурентных рынков. Основной альтернативой кейнсианству стала теория реальных деловых циклов1. Фелпс же намеревался не отказываться от кейнсианской парадигмы полностью, а скорее провести ее "капитальный ремонт". Фактически он стал единственным из великих макроэкономистов, который не только участвовал в критике раннего кейнсианства, но и стоял у истоков "нового кейнсианства" - теории, которая сформировалась только в 1980-е годы на основе более ранних исследований Фелпса.


1 Об истории развития макроэкономической мысли и теории реальных деловых циклов см. в статье: Замулин О. Концепция реальных экономических циклов и ее роль в эволюции макроэкономической теории // Вопросы экономики. 2005. N 1. С. 144 - 153. Эта работа посвящена нобелевским лауреатам 2004 года Ф. Кюдланду и Э. Прескотту.

стр. 55


Работы Фелпса, таким образом, сыграли важную роль на переломном этапе развития макроэкономической мысли. Его идеи остаются востребованными до сих пор, причем не только в рамках абстрактной теории. Не случайно премия была присуждена ему за "анализ межвременного выбора в макроэкономической политике". В данной статье будет показано не только то, как идеи Фелпса используются в развитых странах, но и какие важные уроки для сегодняшней российской экономики и денежной политики мы можем извлечь из его концепции.

Естественный уровень безработицы

Как уже упоминалось выше, "визитной карточкой" Фелпса является гипотеза о существовании естественного уровня безработицы, к которому стремится экономическая система и который невозможно изменить средствами макроэкономической политики. Многим такая идея сегодня уже не кажется революционной, что очевидно, ведь именно благодаря Фелпсу, Фридмену и Лукасу эта мысль занимает почетное место в каждом вводном учебнике макроэкономики. Однако в конце 1960-х годов такая идея шла вразрез с существовавшим на тот момент пониманием функционирования экономических систем. Тогда доминирующей парадигмой в макроэкономике была ранняя версия кейнсианства, в рамках которой экономическая активность определяется уровнем спроса в экономике, а увеличение спроса способно понизить безработицу до сколь угодно низкого уровня. Повышение спроса, согласно кейнсианцам, может произойти или само собой (например, если среди потребителей или инвесторов вдруг воцарится оптимизм), или за счет экспансионистской политики государства. Государство стимулирует спрос либо повышая свои расходы, либо увеличивая денежную массу.

Фелпс и Фридмен практически одновременно выступили с критикой кейнсианской парадигмы2. Они выдвинули гипотезу, согласно которой безработица имеет некий естественный уровень, определяемый факторами, не зависящими от макроэкономической политики. Это реальная переменная, на которую, в свою очередь, могут влиять только реальные факторы, но не денежная политика. Справедливости ради следует сказать, что Фелпс неоднократно упоминал3 об А. Лернере и У. Феллнере, которые выдвинули такую идею еще в 1940 -1950-е годы4. Однако именно Фридмен и - быть


2 См.: Friedman M. The Role of Monetary Policy // American Economic Review. 1968. Vol. 58, No 1. P. 1 - 17; Phelps E. Phillips Curve, Expectations of Inflation and Optimal Unemployment over Time 1967 // Economica. Vol. 34, No 3. P. 254 - 281;Phelps E. Money Wage Dynamics and Labor Market Equilibrium // Journal of Political Economy. 1968. Vol. 76, No 2. P. 678 - 711.

3 Phelps E. The Origins and Further Development of the Natural Rate of Unemployment // Rod Cross (ed.) The Natural Rate Of Unemployment, Reflections On 25 Years Of The Hypothesis. Cambridge: Cambridge University Press, 1995.

4 См.: Lerner A. P. The Inflationary Process - Some Theoretical Aspects // Review of Economics and Statistics. 1949. Vol. 31, No 3. Р. 193 - 200; Fellner W. J. Demand Inflation, Cost Inflation, and Collective Bargaining // Bradley P. D. (ed.) The Public Stake in Union Power. Charlottesville: University of Virginia Press, 1959.

стр. 56


может, в еще большей степени - Фелпс представили анализ этого естественного уровня и описали его природу.

Фелпс утверждал, что в рамках традиционной кейнсианской теории не удалось понять сущность безработицы, поскольку эта теория не имела никаких микроэкономических оснований. Безработица, равно как и все остальные параметры экономической системы, определялась у Кейнса совокупным спросом. Отсутствие микроэкономического обоснования явилось одним из главных предметов критики традиционной теории в целом, поэтому многие экономисты сочли, что теорию надо "переписать" заново. Однако Фелпс полагал, что отсутствие микрооснований само по себе еще не является поводом для отказа от всей кейнсианской теории и ее основного постулата - доминирования стороны спроса в краткосрочной перспективе.

В классической микроэкономической теории, однако, вынужденной безработицы быть не могло: ведь если на рынке труда есть невостребованные рабочие, они должны согласиться работать за небольшие деньги, которые меньше текущей рыночной зарплаты. В результате рынок должен сам прийти в равновесие: рыночная зарплата упадет до уровня, при котором все желающие работать на таких условиях будут трудоустроены. Конечно, если добавить к этим рассуждениям предположение Кейнса, согласно которому зарплата долго адаптируется к равновесному уровню, то процесс возвращения к равновесию может оказаться долгим. Но все равно рано или поздно рынок должен уравновеситься. Тем не менее в рыночных экономиках мы наблюдаем безработицу всегда: ее уровень может быть высоким или низким, но избавиться от нее полностью не удастся никому - ни в краткосрочной, ни в долгосрочной перспективе.

Чтобы разрешить этот парадокс, Фелпс просто задумался над тем, как принимают решения работодатели. Ведь они заинтересованы не только в том, чтобы работники делали свою работу, но и в том, чтобы работа выполнялась хорошо. Более того, они не хотят, чтобы их лучшие работники увольнялись, например с целью занять более высокооплачиваемую позицию в другой фирме. Поэтому они платят надбавку, которая выше предельного продукта работника, в результате чего возникают так называемые стимулирующие зарплаты. Они выше тех, что существовали бы при конкурентном равновесии на рынке труда. Поэтому фирмы не готовы нанять на этих условиях всех существующих работников: всегда остаются те, кто был бы согласен выйти на работу при более низком уровне оплаты труда. Отсюда и возникает безработица, угроза которой становится методом стимулирования работников, - ведь они знают, что в случае плохого выполнения своих обязанностей они могут быть уволены. В классическом равновесии безработицы нет, поэтому работникам нет смысла старательно трудиться: в случае увольнения можно легко найти другую работу или сделать это, не дожидаясь увольнения5.


5 Идея стимулирующих зарплат в дальнейшем получила большое распространение и была представлена, например, в работе: Shapiro C., Stiglitz J. E. Equilibrium Unemployment as a Worker-Discipline Device // American Economic Review. 1984. Vol. 74. P. 433 - 444.

стр. 57


Именно по таким причинам увеличение спроса, стимулированное правительственной политикой, не может надолго снизить безработицу так, чтобы она была ниже естественного уровня. При повышенном спросе фирмы нанимают всех желающих работать и безработица пропадает, но тем самым повышается конкуренция фирм на рынке труда, и работодатели лишаются возможности угрожать работникам, плохо выполняющим свои обязанности, увольнением. Поэтому они предпочитают поднять зарплаты до стимулирующего уровня и не нанимать такое количество людей. Безработица возвращается к своему естественному уровню, а если работодатели достаточно быстро среагируют на увеличение спроса, то не будет даже временного ее падения - просто с самого начала повысятся зарплаты.

Именно такое повышение зарплат и цен и произошло в 1970-е годы в США (а также в Великобритании). В 1958 году А. Филлипс установил зависимость между инфляцией и безработицей6, и многим показалось, что у правительства есть выбор между этими экономическими параметрами. Разумеется, руководители западных стран сразу же захотели воспользоваться такой возможностью. В рамках традиционной кейнсианской парадигмы подобный выбор был вполне логичен: если правительство готово терпеть чрезвычайно высокую инфляцию, то оно может осуществить монетарную экспансию и таким образом расширить спрос. В результате безработица должна упасть, а цены - вырасти. Поэтому президент США Ричард Никсон отдал команду печатать деньги и повышать спрос. Но по логике Фелпса и Фридмена такие действия властей должны привести только к более высокой инфляции, в то время как занятость не могла надолго превысить естественный уровень. Так и произошло: 1970-е годы вошли в историю как период высокой инфляции, а сама идея выбора между инфляцией и безработицей была дискредитирована7.

Борьба за кривую Филлипса

Однако Фелпс был удостоен Нобелевской премии не за обоснование идеи естественного уровня безработицы, а, как уже говорилось выше, за "анализ межвременного выбора в макроэкономической политике". И действительно, отличие его взглядов от позиции многих других критиков традиционного кейнсианства заключалось в том, что он не отверг саму идею выбора между инфляцией и безработицей в краткосрочной перспективе. Такой выбор есть, считал он, но прежде чем осуществлять его, следует понять, в чем его суть. На это ушли многие годы, и сказать, что в данной области ученые пришли к консенсусу, пока нельзя.


6Phillips A. W. The Relationship between Unemployment and the Rate of Change of Money Wages in the United Kingdom, 1861 - 1957 // Economica. 1958. Vol. 25. P. 283 - 299.

7 Описание действий властей в 1970-е годы можно найти, например, в статье: De Long B. America's Peacetime Inflation: The 1970s // Romer C., Romer D. (eds.) Reducing Inflation: Motivation and Strategy. Chicago: University of Chicago Press, 1997.

стр. 58


Еще в своей статье 1967 года Фелпс предложил альтернативную модель кривой Филлипса, в рамках которой безработицу можно было понизить только при наличии неожиданной инфляции. Как уже говорилось выше, в моделях Фелпса работодатели начинали повышать зарплаты и увольнять людей, как только уровень безработицы становился слишком низким и переставал быть угрозой для не слишком трудолюбивых работников. Однако если работодатели заранее знали, что грядет расширение спроса, они не тратились на поиск и увольнение новых работников, а просто сразу поднимали зарплаты и, соответственно, цены конечных товаров и услуг.

Подобная логика в случае рациональных ожиданий была рассмотрена Р. Лукасом в его знаменитой модели неполной информированности работников8. При анализе рациональных ожиданий предполагается, что экономические агенты знают структуру экономики и формируют верные математические ожидания, исходя из всей имеющейся у них информации. Но производители могут не располагать полной информацией о денежной политике, если центральный банк не информирует население об увеличении денежной массы. Такое увеличение, однако, повышает уровень совокупного спроса и, следовательно, спрос на каждый отдельно взятый товар или услугу. Каждый производитель видит это увеличение, но не знает, является ли оно результатом роста совокупного спроса или же изменился только спрос на конкретный товар. В первом случае, как и выше, согласно логике Фелпса, имеет смысл просто поднять зарплаты и цены. Во втором случае следует расширить производство. Производители увеличивают как цены, так и производство до тех пор, пока не выяснится истинная причина повышения спроса.

Таким образом Лукас объяснил, почему кривая Филлипса существовала исходя из данных, полученных до 1970-х годов, а затем "исчезла". Дело в том, что до того времени, как президентом США стал Никсон, изменения денежной массы были преимущественно неожиданными. Работодатели не знали, что происходит, и на всякий случай увеличивали производство в ответ на изменение спроса. Однако после того как кривую Филлипса начали использовать при разработке экономической политики, все изменения спроса стали заранее известными и полностью предсказуемыми. Поэтому производители не затрудняли себя увеличением производства, а просто поднимали цены и зарплаты.

Модель Лукаса стала базовой моделью денежной политики на следующие полтора десятилетия. Лукас провел и эмпирические исследования в подтверждение своей теории9. Однако позднее эта модель потеряла популярность, так как не нашла поддержки в дополнительных эмпирических исследованиях с большим количеством данных и альтернативными гипотезами10. Но уже в 1970-е годы некоторые


8 См.: Lucas R. E. Expectations and the Neutrality of Money // Journal of Economic Theory. 1972. Vol. 4. Р. 103 - 124.

9 См.: Lucas R. E. Some International Evidence on the Output-Inflation Tradeoffs // American Economic Review. 1973. Vol. 63, No 3. P. 326 - 334.

10 См.: Ball L. N., Mankiw G., Romer D. The New Keynesian Economics and the Output-Inflation Trade-off // Brookings Papers on Economic Activity. 1988. No 1. P. 1 - 82; King R. G., Watson M. W. The Post-war U.S. Phillips Curve: A Revisionist Econometric History // Carnegie-Rochester Series on Public Policy. 1994. Vol. 41. P. 157 - 219.

стр. 59


экономисты не приняли лукасовский вариант кривой Филлипса и считали, что с его помощью нельзя исчерпывающим образом объяснить наблюдаемые факты. Главным среди них был Эдмунд Фелпс.

Хотя Фелпс солидаризировался с Лукасом по вопросу о том, почему попытки Никсона использовать кривую Филлипса потерпели фиаско, он считал, что Лукас не предложил взамен ничего конструктивного. Из модели Лукаса можно было сделать вывод, что центральный банк в рамках прозрачной и предсказуемой денежной политики вообще не способен ничего достичь, ведь любое заранее объявленное изменение денежной массы, по Лукасу, приводило исключительно к изменению цен. Согласно той же логике, центральный банк всегда может безболезненно уменьшить инфляцию, не вызывая никакой рецессии. Оба эти соображения казались Фелпсу нереалистичными, он считал, что Лукас впал в противоположную крайность: вместо уверенности администрации Никсона, что денежными мерами можно достичь сколь угодно низкого уровня безработицы на сколь угодно долгое время, появилась уверенность Лукаса в том, что предсказуемая денежная политика вообще ни на что не влияет. Фелпс же чувствовал, что денежные власти все-таки имеют возможность временно повлиять на экономическую активность за счет изменения уровня инфляции.

Интуиция Фелпса вполне соответствует многим наблюдениям и формальному эконометрическому анализу, особенно более позднему, появившемуся уже в 1990-е годы11. Например, снижение инфляции в США в начале 1980-х годов, инициированное главой Федеральной резервной системы П. Волкером, вопреки предсказаниям модели Лукаса привело к самой глубокой и продолжительной рецессии за всю послевоенную историю США. Даже фридменовское объяснение Великой депрессии, согласно которому она была вызвана масштабным падением денежного предложения, плохо сочеталось с моделью Лукаса. Все-таки кейнсианская идея доминирования стороны спроса оставалась востребованной, нужно было только разработать для нее правильное оформление.

Поэтому Фелпс стал создавать модели, объясняющие, каким образом денежная политика через совокупный спрос может влиять на экономическую активность. Ответ для него также исходил из традиционного кейнсианского предположения: дело в том, что рынок может долго идти к своему равновесному состоянию, так как цены и зарплаты, которые и приводят рынок в равновесие, меняются медленно. Это связано, например, с тем, что работодатели и работники заключают контракты, в которых зарплаты фиксируются, скажем, на год. Аналогичным образом цены на многие конечные товары фиксируются на некоторое время в каталогах или в меню. Даже если нет никаких контрактных обязательств, производители все равно добровольно держат цены неизменными в течение какого-то времени, чтобы оставаться лояльными своим постоянным покупателям. В таком случае если цены являются


11 См.: Bernanke B. S., Mihov I. Measuring Monetary Policy // Quarterly Journal of Economics. 1998. Vol. 113, No 3. P. 869 - 902; Christiano L. J., Eichenbaum M., Evans C. L. Monetary Policy Shocks: What Have We Learned and to What End? // Taylor J., Woodford M. (eds.) The Handbook of Macroeconomics. Amsterdam: Elsevier, 1999.

стр. 60


жесткими и медленно подстраиваются под изменившиеся условия, то увеличение денежной массы может привести к временному увеличению реального спроса и понизить безработицу.

Мысль о жесткости цен была развита Фелпсом в ряде работ совместно с Дж. Тэйлором и Г. Калво12. Эта мысль не была новой, однако необходимо было объяснить, почему такая жесткость, которая сохраняется для каждого отдельно взятого производителя не более года, может привести к длительному эффекту, оказывающему воздействие на деловую активность. Тогда появилась идея несинхронного изменения цен. Предположим, что экономика состоит из множества фирм - несовершенных конкурентов, каждая из которых фиксирует свою цену на некоторый период времени. При этом в любой отдельный момент времени только небольшая доля фирм меняет свои цены. Теперь предположим, что произошло неожиданное увеличение денежной массы, причем все производители сразу оказываются осведомлены об этом. В модели Лукаса подобное увеличение не имело бы никакого эффекта. Но в моделях Фелпса-Тэйлора-Калво такой эффект есть.

В момент увеличения спроса только часть фирм меняет свои цены. Причем, поскольку их ожидания рациональны, они с самого начала поднимают свои цены в меньшей пропорции, чем соответствующее изменение денежной массы, так как им известно, что их конкуренты еще некоторое время свои цены менять не будут, и они боятся потерять долю рынка. Через некоторое время наступает черед следующей группы фирм изменить свои цены. Они опять это делают непропорционально денежной массе, но повышение уже более значительное, чем у первой группы: общий уровень цен на тот момент уже выше. Этот процесс повторяется, и таким образом все фирмы постепенно меняют свои цены. В какой-то момент первая группа снова решает пересмотреть свои цены и поднимает их еще раз, так как реальный спрос до сих пор остается выше своего естественного уровня, а цены в экономике также повысились по сравнению с теми, что были на момент увеличения денежной массы. В конце концов цены вырастают пропорционально денежной массе, но для этого каждая фирма должна несколько раз поднять свою цену на небольшую величину, оглядываясь на конкурентов. В результате возвращение экономики к естественному состоянию может занять очень много времени.

Такие модели с несинхронным изменением цен легли в основу "новой кейнсианской" кривой Филлипса, предложенной в качестве альтернативы "новой классической". Новая кейнсианская кривая допускает наличие выбора между инфляцией и безработицей в краткосрочной перспективе, но не допускает его в долгосрочном периоде. Действительно, представим себе, что произойдет в моделях Фелпса, Тэйлора и Калво в случае, если денежные власти увеличат скорость печатания денег и повысят инфляцию до некоторого нового постоянного


12 См.: Phelps E., Taylor J. Stabilizing Powers of Monetary Policy under Rational Expectations // Journal of Political Economy. 1977. Vol. 85, No 1. P. 163 - 190; Taylor J. B. Staggered Wage Setting in a Macro Model // American Economic Review. 1979. Vol. 69, No 2. P. 108 - 113; Calvo G. A. Staggered Prices in a Utility-Maximizing Framework // Journal of Monetary Economics. 1983. Vol. 12, No 3. P. 383 - 398.

стр. 61


уровня. Производители, ожидания которых рациональны, понимают, что та цена, которую они назначают каждый раз при изменении цен, скоро станет заниженной в силу инфляционного тренда. Поэтому, меняя цену, они повышают ее "с запасом", то есть увеличивают на большую величину, нежели та, что диктуется текущими условиями. В конце концов в экономике будут присутствовать как фирмы, чья цена занижена (давно не пересматривавшие цены), так и фирмы с завышенной ценой, только что переписавшие свои ценники и каталоги. В среднем уровень цен будет таким, что реальный спрос останется на своем естественном уровне. При этом цены будут монотонно расти со скоростью роста денежной массы. Именно так все и произошло, по версии Фелпса, в начале 1970-х годов: Никсон заставил Федеральную резервную систему повысить темп роста денежной массы и подать сигнал, что этот рост будет продолжаться, а производители быстро отреагировали на это повышением цен.

Анализ новой кейнсианской кривой Филлипса, исходные положения которого разработал Фелпс, лег в основу целого направления современного анализа денежной политики13. С помощью этой кривой исследуется поведение центральных банков во всем мире. Так, считается, что центральному банку достаточно легко справляться с колебаниями спроса, возникающими внутри экономики: на увеличение, например, потребительской активности, которая заставляет производителей увеличить производство и начать по очереди поднимать цены, денежные власти должны отреагировать повышением процентных ставок (или сокращением денежной массы). Тогда совокупный спрос вернется к своему естественному уровню и удастся избежать ненужных взлетов и падений, сохранив выпуск на стабильном уровне.

Сложнее реагировать на колебания со стороны издержек. Например, если экономические агенты по каким-либо причинам ожидают инфляцию, то, согласно модели Фелпса-Тэйлора-Калво, производители начнут поднимать цены, что приведет к рецессии. Увеличение денежной массы в таком случае хотя и способствует смягчению рецессии, но приведет к еще большей инфляции, что может дестабилизировать экономику. Самая правильная политика в такой ситуации - не попадать в эту ситуацию. То есть денежные власти должны следить за тем, чтобы на ровном месте не появлялось инфляционных ожиданий. Именно эта идея лежит в основе популярной в наши дни политики таргетирования инфляции, при которой центральный банк своей профессиональной репутацией несет ответственность за стабильность цен. В случае если центральный банк сможет заслужить доверие населения, он сам сумеет формировать ожидания населения по отношению к инфляции и, таким образом, не попадать в сложные ситуации с растущими ценами. Одним из убежденных сторонников такой политики является нынешний председатель правления Федеральной резервной системы США Бен Бернанке14.


13 Отличное описание нового кейнсианского подхода к денежной политике можно найти в статье: Clarida R., Gali J., Gertler M. The Science of Monetary Policy: A New Keynesian Perspective // Journal of Economic Literature. 1999. Vol. 37, No 2. P. 1661 - 1707.

14 См. книгу: Bernanke B. S., Laubach T., Mishkin F. S., Posen A. S. Inflation Targeting: Lessons from the International Experience. Princeton: Princeton University Press, 2001.

стр. 62


Кривая Филлипса в современной России

Может показаться, что модели, разработанные Фелпсом, полезны только для развитых экономик, а России предстоит еще дорасти до того, чтобы применять подобную логику на практике. Однако это не так. Кривая Филлипса сейчас не воспринимается в узком смысле - как график, на котором по одной оси отложен уровень безработицы, по другой инфляция и некая линия показывает отрицательную корреляцию между ними. Легко увидеть, нарисовав такой график, что в России подобной корреляции нет. Но ее давно нет и в США. Весь пафос работ Фелпса заключался в том, что кривая Филлипса - это намного более сложное явление, которое является следствием структурных характеристик экономики. Обнаруженная в 1958 г. корреляция - просто интересное проявление этой логики, и существовала она только потому, что до 1970-х годов денежная политика была непоследовательна, а средний уровень инфляции относительно постоянен. В более широком смысле кривую Филлипса можно понимать как любое проявление отсутствия нейтральности денег: всякий раз, когда руководство центрального банка задает себе вопрос, может ли оно, увеличив денежную массу, временно повлиять на какую-либо реальную переменную, оно размышляет в терминах кривой Филлипса, даже если и не отдает себе в этом отчета. Оно размышляет в тех же терминах и тогда, когда решает временно пожертвовать экономическим ростом, пытаясь остановить высокую инфляцию.

Любой человек, читающий деловую прессу в современной России, понимает, что такие вопросы задаются нашими денежными властями постоянно. В качестве основной реальной переменной, на которую ссылаются в этой дискуссии, выступает реальный обменный курс рубля15. Главные дебаты о денежной политике в сегодняшней России сводятся к тому, как Банку России найти баланс между инфляцией и реальным укреплением рубля. Теория Фелпса может оказаться весьма полезной в этой дискуссии.

Во-первых, нужно вспомнить одно из самых ранних утверждений Фридмена и Фелпса о том, что в долгосрочной перспективе реальные переменные определяются реальными факторами, а номинальные - номинальными. Таким образом, для определения равновесного реального курса рубля стоит абстрагироваться от денежной массы, от уровня цен и инфляции и сначала просто подумать о том, что движет в сегодняшней России равновесным реальным курсом. Реальный курс - это относительная цена отечественных товаров по отношению к импорту, так что определяют ее в конечном счете относительные спрос и предложение этих товаров. Почему рубль укрепился с начала 1999 года уже более чем на 80%? То есть почему отечественные товары и услуги настолько подорожали относительно зарубежных?


15 Например, в "Основных направлениях единой государственной денежно-кредитной политики на 2006-й год" Банка России на с. 3 говорится: "Банк России может воздействовать на [динамику курса рубля] только в той мере, в которой она не противоречит главной цели денежно-кредитной политики - снижению инфляции".

стр. 63


Объяснений такого укрепления может быть много, но наиболее очевидный ответ заключается в мощном притоке нефтедолларов, который увеличил спрос внутри страны и поднял зарплаты и цены на товары и услуги, не конкурирующие с импортом16. Иными словами, наблюдаемое укрепление рубля имеет абсолютно реальное объяснение и является равновесным. При более высоком уровне дохода работники согласны работать только в обмен на более высокие реальные зарплаты. А работодатели в свою очередь готовы эти зарплаты платить, так как они способны продать конечные товары и услуги по более высокой реальной цене при высоком спросе. О реальном укреплении рубля стоит думать именно в таком ключе - подорожало производство товаров, так как выросли реальные издержки производства (зарплаты, тарифы на электричество и транспорт), не имеющие в долгосрочной перспективе никакого отношения к денежной политике.

Итак, можно провести параллель между естественным уровнем безработицы Фридмена- Фелпса и естественным уровнем реального курса, который определяется издержками производства, такими как зарплаты, которые, в свою очередь, определяются спросом и предложением рабочей силы. Неоправданно низкий реальный курс означает, что зарплаты слишком низкие, поэтому работники не боятся увольнений и перестают прилежно выполнять свои обязанности. Тогда работодатели повышают зарплаты для стимулирования работников и возвращают реальный курс к его естественному уровню.

В России можно наблюдать и тот же самый межвременной выбор в денежной политике, за анализ которого Фелпс получил Нобелевскую премию. За счет более высокой инфляции Банк России может добиваться временного реального удешевления рубля. Предположим, что повысились цены на нефть. В принципе, это должно привести к увеличению спроса, так как доходы населения выросли. Увеличение спроса должно привести к повышению зарплат и относительных цен. То есть естественный уровень реального курса повышается в ответ на повышение цены на нефть. Это может произойти двумя путями: либо за счет номинального укрепления рубля (курс иностранных валют падает, население может позволить себе больше иностранных товаров при тех же рублевых зарплатах), либо за счет роста российских рублевых цен и зарплат при неизменном номинальном обменном курсе. Номинальное укрепление может произойти мгновенно; оно и произойдет, если позволит Банк России. Однако Банк может отсрочить реальное укрепление, оставив номинальный курс на прежнем уровне. В таком случае более богатое население, обладающее нефтедолларами и желающее приобрести больше российских товаров и услуг, начнет менять часть своих долларов на рубли, которые предоставит им Банк России, печатая новые рубли. В итоге рублевые зарплаты и цены повысятся при неизменном номинальном курсе, создавая временную инфляцию. Таким образом, реальное укрепление все равно произойдет, но из-за жесткости цен и зарплат оно наступает не сразу. А пока цены не подстроились


16 Замулин О., Сосунов К. Могут ли цены на нефть объяснить реальное укрепление рубля в 1998 - 2005 гг.? / на англ. яз. // Научные труды ЦЭФИР и РЭШ. 2006. N 83.

стр. 64


к новому равновесию, Банк России может временно держать реальный курс ниже равновесного уровня, за счет большей инфляции.

Однако так же, как Федеральная резервная система в США не могла долго удерживать безработицу ниже естественного уровня, Банк России не сумеет долго занижать реальный курс. Он может постоянно девальвировать рубль, делая отечественные товары более дешевыми и таким образом повышая спрос на них. Однако в ответ производители будут с той же скоростью поднимать зарплаты и цены, чтобы вернуть производство на естественный уровень. Таким образом можно достичь сколь угодно высокой инфляции при неизменном реальном курсе17.

Заканчивая свою статью, посвященную нобелевским лауреатам 2004 года Кюдланду и Прескотту18, мы задались вопросом, почему премию получили представители теории реальных деловых циклов, а не новые кейнсианцы. Теперь на этот вопрос можно дать однозначный ответ: с интервалом в два года ученые, принадлежащие обоим этим основным направлениям современной макроэкономики, были отмечены Нобелевским комитетом. Это справедливо: представители обеих школ сформулировали важные выводы, касающиеся логики экономических процессов и разумной денежной политики. Более того, как мы видим, теории, разработанные этими экономистами, чрезвычайно актуальны не только для развитых стран, но и для современной России.


17 Справедливости ради стоит отметить, что власти могут повлиять на агрегированный спрос, изымая часть валютной выручки из оборота. В таком случае воздействие на реальный курс может быть и долгосрочным. Эффективнее всего это может делать министерство финансов, откладывая часть валютной выручки в Стабилизационный фонд. Однако это под силу и Центральному банку, если он скупает валютные резервы. Но в обоих случаях имеет место не денежная политика, а фискальная, так как реальные ресурсы изымаются из экономики при помощи налогов (в случае накопления резервов - через инфляционный налог). Соответствующие расчеты для России можно найти в статье: Zamulin O., Sosunov K. Inflationary Consequences of Real Exchange Rate Targeting Via Accumulation of Reserves // Науч. тр. / ЦЭФИР и РЭШ. 2006. N 82.

18 Замулин О. Концепция реальных экономических циклов и ее роль в эволюции макроэкономической теории // Вопросы экономики. 2005. N 1. С. 144 - 153.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/УРОКИ-ФЕЛПСА-ДЛЯ-МИРА-И-ДЛЯ-РОССИИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Elena CheremushkinaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Cheremushkina

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

О. ЗАМУЛИН, УРОКИ ФЕЛПСА - ДЛЯ МИРА И ДЛЯ РОССИИ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 17.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/УРОКИ-ФЕЛПСА-ДЛЯ-МИРА-И-ДЛЯ-РОССИИ (date of access: 11.12.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - О. ЗАМУЛИН:

О. ЗАМУЛИН → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Elena Cheremushkina
Актобэ, Kazakhstan
3179 views rating
17.09.2015 (1546 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Гравитация, как, свойство материи является постоянной проблемой во все времена во всём многообразии. Со времён Ньютона гравитация, так и остаётся сущностью притяжения. Как бы не были изобретательны мыслители в двадцатых годов двадцатого века, основывали свои мышления на замкнутой системе - звёзды, солнце, планеты, Земля. Галактики, расширение Вселенной, появились чуть позже.
Catalog: Физика 
1600 ЛЕТ АРМЯНСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ
2 days ago · From Россия Онлайн
К ПРОБЛЕМЕ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ТАТАРСКОГО АЛФАВИТА НА ОСНОВЕ ЛАТИНСКОЙ ГРАФИКИ
2 days ago · From Россия Онлайн
ЛОКАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ СОВРЕМЕННЫХ РОССИЯН (ОПЫТ ИЗУЧЕНИЯ НА ПРИМЕРЕ ПЕРЕСЛАВЛЯ-ЗАЛЕССКОГО)
2 days ago · From Россия Онлайн
Медаль была учреждена Декретом № 30 Республики Куба от 10 декабря 1979 года. Она выполняется в металле с различными слоями на поверхности: со слоем золота — I степень, со слоем серебра — II. Награждение ею производится указом Государственного совета Республики Куба за соответствующие боевые заслуги. Медалью «Воин-интернационалист» I степени награждаются «военнослужащие Революционных вооруженных сил, находящиеся как на действительной службе, так и в запасе и на пенсии, которые отличились в высшей степени в совершении боевых действий во время выполнения интернациональных миссий».
Учебное пособие составлено автором из отдельных глав и лекций, предварительно опубликованных онлайн в 2018-2019 гг. В пособии рассматриваются физические основания ряда применяемых моделей; некоторые аспекты нерелятивистского формализма в неупругом рассеянии протонов; взаимодействие нуклонов в свободном пространстве; метод связанных каналов; нерелятивистские и релятивистские подходы в изучении процессов рассеяния и ядерной структуры; релятивистские и нерелятивистские эффекты в рассеянии протонов; деформационная модель в методе искаженных волн, практическое применение деформационных моделей к неупругому рассеянию протонов. оптическая модель ядра в неупругом рассеянии протонов; применение некоторых элементов формализма для анализа экспериментальных данных по неупругому рассеянию протонов.
Catalog: Физика 
5 days ago · From Анатолий Плавко
В 2019 году Российская Федерация и Вьетнам проводят «Перекрёстный год Вьетнама и России», посвященный 25-й годовщине подписания Договора об основах дружественных отношений и приуроченный к 70-летию установления дипломатических отношений между Вьетнамом и Россией (30/01/1950-30/01/2020). Участвуя в мероприятиях в рамках Перекрёстного года, парламенты двух стран играют важную роль в развитии российско-вьетнамского сотрудничества, а также в углублении всеобъемлющего стратегического партнерства между двумя странами.
Рецензии. РЕЦ. НА: Н. Ф. МОКШИН. МИФОЛОГИЯ МОРДВЫ: ЭТНОГРАФИЧЕСКИЙ СПРАВОЧНИК
10 days ago · From Россия Онлайн
ВЫДАЮЩИЙСЯ ИССЛЕДОВАТЕЛЬ СЕВЕРНЫХ НАРОДОВ (К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ В. И. ИОХЕЛЬСОНА)
10 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
УРОКИ ФЕЛПСА - ДЛЯ МИРА И ДЛЯ РОССИИ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones