Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-14217
Author(s) of the publication: В. В. ПОХЛЕБКИН

Share with friends in SM

William R. COPELAND. The Uneasy Alliance. Collaboration between the Finnish Opposition and the Russian Underground. 1899 - 1904. Helsinki. 1973. 224 p.

Уильям Р. Коуплэнд принадлежит к молодому поколению американских историков, занимающихся изучением русских политических партий конца XIX- начала XX века. Его диссертация - вторая в ряду зарубежных работ, посвященных связям русского антицаристского движения со Скандинавией и Финляндией. Первая работа такого рода написана английским историком М. Фатреллом; в ней рассматривается деятельность русских подпольных организаций на территории Скандинавии в 1863 - 1917 годах1 . В работе же Коуплэнда затрагивается совершенно иной аспект - сотрудничество русской и финляндской либеральной оппозиции царизму (хотя в заглавии тема обозначена иначе и шире). В целом обе работы как бы взаимодополняют друг друга, но не исчерпывают тему, интерес к которой только начинает проявляться в зарубежной буржуазной историографии. Тема эта - отношения оппозиционных кругов России и Финляндии между собой - до сих пор сформулирована нечетко и решена крайне фрагментарно. Трудность ее разработки связана с тем, что по своей источниковой базе она существенно отличается от того, чем располагает история официальных взаимоотношений двух стран.

Основные источники, которыми пользовался Коуплэнд, не только и не столько государственные архивы (Финляндии, Швеции, Дании), но и в значительной степени архивы финляндских политических партий, а также частные архивы и коллекции финляндских политических деятелей либерального толка. Кроме того, привлечены материалы находящихся за границей архивов народников, легальных марксистов, кадетов, Бунда и других. Однако основной "русский" материал автор извлек из архива охранки, вывезенного во время гражданской войны из России и находящегося ныне в Стэнфордском университете (Калифорния).

Хронологические рамки темы определены автором искусственно, по внешним вехам - от издания царского манифеста от 3 февраля 1899 г. до окончания первого этапа русско-японской войны весной 1904 года. Такую периодизацию он мотивирует тем, что лишь после издания манифеста появилась финляндская оппозиция царизму2 , а как только инициатива в войне стала переходить к Японии - основа для сотрудничества русской и финляндской оппозиции царизму исчезла. Подобная постановка вопроса говорит о том, что в центре внимания Коуплэнда-либеральная буржуазия. Поэтому работу правильнее следовало бы назвать "Политические отношения русской и финляндской либеральной буржуазии в 1899 - 1904 годах"3 .


1 М. Futrell. Northern Underground. L. 1963. Характерно, что именно Фатрелл написал рецензию на книгу У. Коуплэнда в "Slavonic and East European Review", 1975, N 4.

2 Это фактически неверно. Первые контакты революционных организаций России и Финляндии относятся по крайней мере к началу 1898 года.

3 Факты о социал-демократическом и эсеровском движении приведены автором суммарно, не в исследовательском плане, а по имеющимся литературным источникам, в основном в части II (главы V, IX).

стр. 184


Применение термина "оппозиция" в отношении не только русской, но даже и финляндской стороны крайне условно. Во-первых, нельзя объединять русское революционное движение и деятельность либералов единым понятием "оппозиция царизму", ибо это явления принципиально классово противоположные, во-вторых, неверно определять политическое движение финляндской либеральной буржуазии как оппозицию. В Финляндии либеральная буржуазия фактически была господствующим классом и в начале XX в. уже отчасти входила в правящие круги. Борьба финляндской либеральной буржуазии против царизма являлась поэтому борьбой господствующего класса другой страны и: ставила перед собой внешнеполитические задачи. Оппозиция же русских либералов царизму была поведением класса, рвущегося разделить господство; цели этой оппозиции были чисто внутриполитическими. Таким образом, однородности, одномерности в области программы, задач и идеологии, которая помогла бы в одной плоскости вести рассмотрение сотрудничества двух национальных оппозиций против царизма, фактически не существовало. Но Коуплэнд не анализирует существа двух исследуемых оппозиций и их противоречий.

Новый материал концентрируется в книге в основном в двух последних частях - в третьей и четвертой. Первые же две посвящены обобщению вопросов, уже получивших освещение в литературе, -реакции финляндского общества на царский манифест 1899 года. В этой части работы, страдающей по меньшей мере политической наивностью, существен лишь вывод о неожиданности "финляндской оппозиции" царизму, или, иными словами, о том, что обострение политических отношений между финляндской буржуазией и царизмом не вытекало из политики царизма до 1899 года. Коуплэнд не затрагивает, истинной причины этого поворота (экономические противоречия). Вслед за финляндскими историками он повторяет измышления о "русификации" Финляндии, о росте якобы панславистских тенденций в государственном руководстве России. Однако факты, полученные на основе изучения архивного материала, заставляют Коуплэнда, по существу, опровергать эти басни, ибо они свидетельствуют о том, что все "финляндское национальное сопротивление" носило превентивный характер (стр. 31), то есть не было, как убеждали Западную Европу финляндцы, ответным действием на русский нажим, на "русификацию").

Автор подчеркивает, что поскольку финляндское буржуазное сопротивление царизму было неожиданностью для русских политических организаций, привыкших в XIX в. к финляндской лояльности по отношению к царизму, то они лишь в 1900 г. обратили внимание на Финляндию как на территорию, удобную для транспортировки литературы и оружия. С этим выводом нельзя полностью согласиться, поскольку Коуплэнд базирует его исключительно на материалах архивов финляндских активистов. Зато справедлив другой вывод (точнее - констатация) автора о том, что Финляндию "облюбовали" в первую очередь русские анархисты и эсеры (то есть террористические организации), а также пацифисты (например, толстовцы). Дело в том, что и те и другие легче находили общий язык с финляндской либеральной буржуазией. В то же время финляндское рабочее движение искусственно изолировалось местной буржуазией от контактов с русским революционным движением, а также не допускалось до участия в руководстве так называемым национальным движением.

Характерно, что даже У. Коуплэнд не может не подчеркнуть крайнюю социальную и политическую узость этого "общенационального" движения, в котором на первых порах финны даже почти не участвовали. Это были шведо- финляндские офицерские круги, университетская верхушка и "представители крупного бизнеса" (!) (стр. 204). Все политически активные члены данного движения составляли группу в 50 человек и принадлежали к "высшим социальным стратам"4 Финляндии. Поэтому их целью было сохранение политического и социального status quo, и только в конце 1901-начале 1902 г. они крайне неохотно пошли на частичный допуск правой верхушки финляндских социал-демократов к участию в "национальном сопротивлении царизму". Таким образом, Коуплэнд против своей воли развеивает миф о массовости, народности, всеобъемлющем характере финляндского "национального движения". Это лишний раз подтверждает тот неоспо-


4 Для автора весьма характерно применение современной терминологии и фразеологии при описании и оценках политических и социальных явлений прошлого, что придает исследованию "модернистский" оттенок и лишает его тем самым историчности, научной точности и четкости.

стр. 185


римый исторический факт, что русско-финляндский конфликт начала XX в. был чисто верхушечный5 . Именно внутри этой верхушки между "пассивистами" и "активистами" и существовали различные взгляды на методы и приемы, какими можно было вырвать дальнейшие уступки у царизма, не колебля его устоев. Эти различия и определили раскол данных группировок финляндской буржуазии в 1902 году.

Первое время (1899 - 1902 гг.), как совершенно правильно подчеркивает автор, связи русских легальных марксистов (группа "Жизнь"), либеральной буржуазной интеллигенции, меньшевиков и эсеров с финляндской буржуазией строились исключительно на основе сочувствия финляндцев ко всем и всяческим противникам царизма, которым предоставлялись убежище, питание, одежда, Проводники, транспорт, связи, деньги, оружие и тому подобное техническое обеспечение для продолжения их деятельности, независимо от их политических взглядов, в суть которых финляндская сторона намеренно не вникала. Коуплэнд правильно отмечает, что установление политических связей запаздывало по сравнению с техническими контактами (вернее было бы говорить практически об отсутствии политических связей). Однако, отметив этот феномен, автор не вскрывает его сути. Он просто не видит колоссального значения этого явления для объяснения всего комплекса русско-финляндских отношений того времени. Между тем установление четкого различия между техническими контактами и политическими связями сразу же снимает одно из давних противоречий при объяснении деятельности русских революционных организаций в Финляндии. Широко известно, что и в массовой, популярной и в научной общественно-политической литературе обращается внимание на то, сколь значительны и важны были контакты русских революционеров с финляндцами - поэтому утверждения некоторых исследователей об изолированности русского и финляндского рабочего движения друг от друга, об отсутствии взаимодействия между ними порой встречаются непониманием. Но ведь речь идет о совершенно разных понятиях: в первом случае - о технической помощи, во втором - о политических связях. Последних действительно не существовало, а без них движения были фактически и формально изолированы.

Финляндия и в 1902 - 1904 гг. (да и позже, особенно в период революции 1905- 1907 гг.) продолжала играть роль технической базы русского подполья (то есть РСДРП и эсеров), но ни с одной из его политических группировок так и не вступила в официальный политический контакт на уровне центральных организаций, хотя финляндские активисты-террористы и предполагали достичь политического соглашения с эсерами. Что же касается партий русской либеральной буржуазии, которые (за исключением легальных марксистов) не использовали Финляндию в качестве технической базы, то они, как показывает автор, подошли постепенно к тому, что с натяжкой можно было бы назвать политическим сотрудничеством с финляндскими либералами, но фактически также не осуществили его. Для выяснения причин этого книга дает лишь материал, иллюстрацию, но не объясняет само явление. Сотрудничество, инициаторами которого выступили с русской стороны либеральные интеллигенты, а с финляндской стороны - террористы, в принципе не было осуществлено, ибо слишком различными были коренные экономические и внешнеполитические интересы русской и финляндской буржуазии. Но автор не исследует этот факт. Он лишь констатирует, что временно подписанное соглашение о сотрудничестве (январь 1904 г.) оказалось связывающим обе стороны документом, и отсюда их альянс, формально продолжавшийся несколько месяцев, был "беспокойным и неудобным".

Финляндской буржуазии союзники нужны были лишь для нанесения внешнеполитического ущерба России. Поэтому финляндцы были более склонны устанавливать связи с националистическими буржуазными движениями в других частях империи - в Польше, Литве, Латвии, Эстонии, и в первую очередь с такой националистической буржуазной организацией, как "Польская национальная лига", штаб которой в то время находился в Париже. Политические


5 Этот факт признают ныне и некоторые финляндские историки младшего поколения (см.: М. Клинге. О социальном характере различных течений в финском национальном движении. Доклад на советско-финском симпозиуме. М. 1969, ст.р. 29, а также "Ведомость наиболее злонамеренным агитаторам финляндской смуты", составленную в 1902 г. царской охранкой. В этом списке были представители титулованного дворянства, крупной буржуазии и ни одного рабочего (см. Государственный архив Финляндии - VA, ф.AGGG, д. 121).

стр. 186


цели, идейные установки и тактика этих организаций почти совпадали с финляндскими. Поэтому связи с ними, как отмечает автор, были установлены раньше всего - в 1902 году. Из фактов, приводимых в книге, явствует, что для финляндской буржуазии главным в таком сотрудничестве было то, что оно открывало широкие возможности для вмешательства во внутренние дела России, систематического подрыва ее внешнеполитических позиций, создания вокруг нее отрицательного общественного мнения в Европе. Речь шла, таким образом, отнюдь не о сотрудничестве для борьбы против самодержавия как строя, ибо в расчеты реакционной финляндской буржуазии вовсе не входило расшатывать устои царизма и тем самым "развращать" собственный народ подрывом авторитета власти. Это не имело ничего общего и с борьбой против "русификации", ибо подлинная борьба вообще выносилась за рамки империи. Кроме того, финляндская буржуазия уже имела свою агентуру в высших кругах России. Из среды царского окружений к ней принадлежала вдовствующая императрица Мария Федоровна (датская принцесса Дагмар), на которую датская буржуазия оказывала давление через своего постоянного представителя по связям с финляндскими либералами И. Берендсена. В этих условиях сотрудничество с русской либеральной буржуазией не представляло для финляндских кругов особой ценности.

Но поскольку русские и финляндские либералы чрезвычайно плохо знали друг друга, они были заинтересованы в том, чтобы прощупать друг друга, особенно в отношении политических планов на будущее (основные данные об этих контактах содержатся в третьей части книги). При этом русские либералы, питавшие кое-какие иллюзии на счет финляндской либеральной буржуазии, были в большей степени заинтересованы в указанном зондаже и поэтому выступили инициаторами встреч и переговоров о сотрудничестве (стр. 166). Организацией, от имени которой русская сторона пошла на переговоры с финляндцами, был "Союз освобождения". Финляндцы, как подчеркивает автор, были потрясены, узнав, что даже представители самого умеренного крыла русских либералов исходили из возможности изменения существующего строя в ближайшем будущем. Что касается "Союза освобождения", то он, ознакомившись с финляндской политической программой, предусматривавшей сохранение монархии и всех ее установлений при условий юридического признания фактически существующей финляндской автономии и ее небольшого расширения по сравнению со статусом 1899 г., пришел к выводу о Крайнем консерватизме финляндцев (стр. 165- 166). Тем не менее переговоры между финскими и русскими либералами продолжались. Финляндцы поддерживали отношения с русскими либералами потому, что их интересовал вопрос, что же придет на смену самодержавию Й России й какая политическая партия в этом случае возглавит правительство. По оценке финляндских политиков, самой сильной политической группой в России являлись либералы, и поэтому было решено поддерживать с ними хорошие, но ни к чему не обязывающие отношения (стр. 197 - 198). Однако в связи с тем, что во время русско-японской войны стала ясна антирусская заостренность внешнеполитических акций финляндской буржуазии, русские либералы (кадеты) прервали с нею контакты. Таким образом, альянс фактически не состоялся.

К каким же выводам приходит Коуплэнд, помимо констатации эфемерности русско-финляндского либерального сотрудничества?

Он правильно подчеркивает, что финляндская буржуазия обогатилась значительным политическим опытом в результате своего зондажа и использовала этот опыт, успешно начав в 1908 - 1909 гг. новый тур своей борьбы с Россией. При этом он обращает внимание, что произошла метаморфоза финляндского отношения к русской "оппозиции". Начав с симпатий ко всем русским "борцам против царизма" в 1899 г., она уже к 1904 г. испытывала к ним если не враждебность, то по крайней мере сильную настороженность и даже неприязнь. Это, как нам представляется, объяснялось тем, что "русская оппозиция" во всех своих ответвлениях не оправдала надежд финляндской буржуазии подчинить ее своему влиянию, но главным образом сказались экономические и политические противоречия с русской буржуазией и боязнь революционного духа большевизма.

Как отмечалось выше, для русских политических партий Финляндия являлась каналом связи с Западной Европой.

Однако автор склонен преувеличивать значение технической помощи со стороны финляндцев для развития русского либерального и революционного движения и тем

стр. 187


более судеб революции в России в целом. Еще более неверны его выводы о том, что финляндская либеральная буржуазия оказала выдающиеся услуги русской революции не только как "техническая база", но еще и тем, что объединяла (!?) русское революционное движение (попытки активистов "помирить" эсеров и большевиков, большевиков и меньшевиков), добиваясь, чтобы оно стало "более грозной силой для царизма" (стр. 208). Кроме того, автор серьезно полагает, что финляндская буржуазия будто бы помогла русским антиправительственным группам уяснить, как они должны подходить к национальному вопросу, а также дала им образцы организации, с которой-де у русских дело обстояло плохо. Примечательно, что данные частных архивов финляндских буржуазных деятелей помогли автору прийти к выводу о том, что финляндская буржуазия располагала проектами подчинить своему влиянию все русское антиправительственное движение, особенно либеральное, а также и революционное, подпольное, унифицировать его и играть в нем роль лидеров. Уже летом- осенью 1903 г. лидер прогерманской группировки финляндских либералов Л. Михелин написал проект конституции России, который он стремился навязать русским либералам как образец (стр. 172). В свете этих претензий финляндской буржуазии в новом ракурсе предстает как ее "техническая помощь" (она являлась не столь альтруистичной, как казалось прежде), так и ее отношение к различным политическим партиям в России после Февральской и Октябрьской революций.

Значение рецензируемой работы состоит в том, что она не только расширяет наши представления о характере и существе связей русских и финляндских либеральных организаций, но и помогает прийти к выводам, лежащим за пределами данной темы и относящимся к проблеме русско-финляндских отношений в начале XX в. вообще. В частности, она методом, так сказать, от противного еще раз подтверждает, что главным в русско-финляндском конфликте конца XIX - начала XX в. были экономические противоречия между русской и финляндской буржуазией. Эти противоречия предопределяли их антагонизм. Вот почему их политический союз даже в той ограниченной форме, как он был замыслен, не мог состояться и превратился в тот "неудобный и беспокойный" для обеих сторон альянс, от которого каждая из них стремилась избавиться.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/У-Р-КОУПЛЭНД-НЕУДОБНЫЙ-И-БЕСПОКОЙНЫЙ-АЛЬЯНС-СОТРУДНИЧЕСТВО-ФИНЛЯНДСКОЙ-ОППОЗИЦИИ-И-РУССКОГО-ПОДПОЛЬЯ-1899-1904-гг

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Alexander PetrovContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Petrov

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. В. ПОХЛЕБКИН, У. Р. КОУПЛЭНД. "НЕУДОБНЫЙ И БЕСПОКОЙНЫЙ АЛЬЯНС". СОТРУДНИЧЕСТВО ФИНЛЯНДСКОЙ ОППОЗИЦИИ И РУССКОГО ПОДПОЛЬЯ. 1899-1904 гг. // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 15.07.2017. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/У-Р-КОУПЛЭНД-НЕУДОБНЫЙ-И-БЕСПОКОЙНЫЙ-АЛЬЯНС-СОТРУДНИЧЕСТВО-ФИНЛЯНДСКОЙ-ОППОЗИЦИИ-И-РУССКОГО-ПОДПОЛЬЯ-1899-1904-гг (date of access: 21.07.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - В. В. ПОХЛЕБКИН:

В. В. ПОХЛЕБКИН → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Alexander Petrov
Volgodonsk, Russia
329 views rating
15.07.2017 (736 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Симультанный художественный образ Ирины Мирошник «Одиночество Христа» объединяет комплементарные (взаимодополняющие) художественные образы: изобразительный — картина Ивана Николаевича Крамского «Христос в пустыне», и музыкальный — Bach. Prelude No.14 F sharp minor WTC V2 в исполнительской интерпретации Ирины Мирошник. Симультанные художественные образы создаются на основе законов и принципов Координационная парадигма развития (КПР) и метода координации И.М.Мирошник.
Важность военной ветеринарии в развитии нашего общества и отдельных отраслей знаний неоценима, так же как и ее практическое применение в организации материально-технического обеспечения войск и сил флота,, в различных видах ее деятельности.
Харизма и ораторское искусство – залог успеха в любом начинании
11 days ago · From Россия Онлайн
Два матерых лжеца предлагают народу поход к ложной, внешней опоре, чтобы под шумок движения к ней чистить его карманы. Оплот же страны — в ней самой. Two seasoned liars offer people a crusade to a false, external support in order to clean out their pockets under the guise of movement to it. But the strength of the country is in itself.
Catalog: Философия 
13 days ago · From Олег Ермаков
27 июня в Москве состоялась международная конференция «Споры в Южно-Китайском море и поиск мирного решения». Конференция была организована совместно Международной ассоциацией юристов-демократов (IADL) и Международным фондом "Дорога Мира" в контексте многих напряженных и сложных событий в регионе Южно-Китайского моря. В конференции приняли участие представители из Ассоциации юристов Вьетнама и Вьетнамской Дипломатической академии.
14 days ago · From Марина Тригубенко
Великая Отечественная война оставила столь сильный и незаживающий след в судьбах людей бывшего СССР, что неуместными выглядят жалкие потуги современных некоторых кинематографистов представить это великое событие мировой истории как лёгкую и беззаботную компьютерную "стрелялку". данная статья представляет собой рецензию на фильм "Т-34".
Метафизика исторического процесса. Metaphysics of the historical process.
Catalog: Философия 
19 days ago · From Олег Ермаков
Центральный Совет МОО Ветеранов Тыла Вооруженных сил Российской Федерации (МТО ВС РФ) сердечно поздравляет полковника ветеринарной службы ЗАНОЗИНА АЛЕКСАНДРА ФЕДОРОВИЧА с Днем Рождения, его 97 - летием! Желает доброго здоровья и прекрасных дней на пороге Столетия! Действующий состав и Ветераны Тыла ВС РФ, в частности Военной ветеринарии, любят, уважают, чтут Заслуги уважаемого Ветерана и самого крайнего участника Великой Отечественной войны в военной ветеринарии - АЛЕКСАНДРА ФЕДОРОВИЧА! Передают нынешнему поколению все его наставления, заветы и пожелания! Заместитель председателя Центрального Совета Ветеранов Тыла ВС РФ, генерал-майор ветеринарной службы запаса Виталий Ветров

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
У. Р. КОУПЛЭНД. "НЕУДОБНЫЙ И БЕСПОКОЙНЫЙ АЛЬЯНС". СОТРУДНИЧЕСТВО ФИНЛЯНДСКОЙ ОППОЗИЦИИ И РУССКОГО ПОДПОЛЬЯ. 1899-1904 гг.
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones