Libmonster ID: RU-9217

С. СМИРНОВ, кандидат экономических наук, замдиректора Института "Центр развития" ГУ-ВШЭ

Итоги кризиса: Россия на фоне крупнейших мировых экономик

Рецессия, начавшаяся в конце 2007 г. в США как обычная циклическая "заминка", после неожиданного банкротства банка Lehman Brothers осенью 2008 г. приобрела глобальный характер. По многим параметрам она стала самой серьезной со времен Великой депрессии. Для российской экономики кризис также оказался очень тяжелым: резко снизились объемы производства, внешней торговли, международных резервов; значительно обесценился рубль; серьезно пострадали доходы и сбережения населения; возросла безработица, особенно в моногородах, созданных вокруг крупных предприятий. Наконец, на смену громадному бюджетному профициту пришел существенный дефицит, что резко уменьшило потенциал "сопротивляемости" российской экономики к будущим шокам.

Подчеркнем: все эти негативные изменения были неожиданными. Вплоть до банкротства Lehman Brothers (то есть в течение почти целого года) большинство экспертов надеялись (или даже были уверены), что Россия сможет остаться "островом стабильности" в бушующем море мирового финансового кризиса. Этим надеждам не суждено было сбыться. Нестабильность российской экономики превзошла все ожидания и особенно впечатляет на фоне других 24 крупнейших экономик мира (см. табл. 1)1.

Россия оказалась бесспорным "лидером" по глубине спада годового ВВП (-7,9% в 2009 г.). В остальных странах снижение ВВП было меньше (обычно на 2 - 3 п. п.), а в ряде стран ВВП даже вырос: в Китае


Статья основана на результатах исследований, выполненных в Центре развития по заказу Минэкономразвития РФ (государственный контракт N 0101 - 03 - 09), а также в рамках проекта ТЗ-10.3 ЦФИ ГУ-ВШЭ. Автор выражает искреннюю признательность Н. С. Ивликовой и Н. В. Кондрашову за помощь в сборе и первичной обработке статистических данных.

1 Вместе с Россией на долю этих стран в предкризисном 2007 г. приходилось 82% мирового ВВП по ППС.

стр. 44

Таблица 1

Мировой кризис и динамика ВВП

Страна

ВВП по ППС, млрд. долл.

Прирост реального ВВП, %

Прирост реального ВВП, % г/г (по кварталам)а

2007

2008

2009

разность (2009 - 2007)

максимальный темп

минимальный темп

разность

США

13 808

2,1

0,4

-2,4

-4,5

2,7

-3,8

-6,5

Китай

7035

13,0

9,0

8,7

-4,3

13,0

6,2

-6,8

Япония

4292

2,4

-1,2

-5,2

-7,6

3,5

-8,8

-12,3

Германия

2812

2,5

1,3

-5,0

-7,5

3,5

-7,0

-10,5

Индия

2997

9,9

6,3

5,7

-4,2

10,6

3,1

-7,5

Великобритания

2168

2,6

0,5

-5,0

-7,6

2,7

-5,9

-8,6

Франция

2068

2,3

0,3

-2,2

-4,5

2,5

-3,5

-6,0

Россия

2090

8,1

5,6

-7,9

-16,0

9,3

-10,8

-20,1

Италия

1788

1,5

-1,0

-4,9

-6,4

2,4

-6,0

-8,4

Бразилия

1837

6,1

5,1

-0,2

-6,3

7,1

-2,1

-9,2

Испания

1352

3,6

0,9

-3,6

-7,2

3,8

-4,8

-8,6

Мексика

1486

3,3

1,3

-6,5

-9,8

3,9

-10,0

-13,9

Канада

1270

2,5

0,4

-2,6

-5,1

3,0

-3,5

-6,5

Южная Корея

1202

5,1

2,2

0,2

-4,9

5,7

-4,2

-9,9

Иран

757

7,8

2,3б

1,8б

-6,0

н. д.

н. д.

н. д.

Индонезия

838

6,3

6,0

4,5

-1,8

6,7

4,1

-2,6

Австралия

763

4,9

2,2

1,4

-3,5

5,9

0,7

-5,2

Тайвань

696

5,6

0,7

-1,9

-7,5

7,1

-9,1

-16,2

Нидерланды

648

3,6

2,0

-4,0

-7,6

4,3

-5,5

-9,8

Турция

886

4,7

0,9

-4,7

-9,4

8,1

-14,5

-22,6

Польша

622

6,8

5,0

1,7

-5,1

7,1

1,3

-5,8

Саудовская Аравия

555

3,3

4,5

0,2

-3,1

н. д.

н. д.

н. д.

Таиланд

520

4,9

2,5

-2,3

-7,2

6,4

-7,1

-13,5

Аргентина

524

8,7

6,8

0,9

-7,8

9,1

-0,8

-9,9

Южная Африка

467

5,5

3,7

-1,8

-7,3

6,5

-2,7

-9,2

Примечание. а Поквартальные темпы прироста ВВП (г/г) сопоставлялись в период с I квартала 2007 г. по IV квартал 2009 г. б По оценке МВФ. Национальные статистические данные за период после II кв. 2008 г. отсутствуют.

Источники: IMF; OECD; национальные статистические агентства; расчеты Центра развития.

на 8,7%, в Индии - на 5,7, в Индонезии - на 4,5, в Австралии, Иране и Польше - на 1,4 - 1,7, в Южной Корее, Саудовской Аравии и Аргентине - на 0,2 - 0,9%. Итого, в девяти крупнейших странах из 25 мировой кризис вообще не привел к падению годового ВВП.

По уровню максимального снижения квартального ВВП Россия (-10,8% г/г во II квартале 2009 г.) уступила только Турции (-14,5% г/г в I квартале). При этом в некоторых странах позитивная динамика ВВП наблюдалась на протяжении всего 2009 г. Например, в Китае квартальные темпы (к соответствующему периоду предыдущего года) не опускались ниже 6%, в Индии и Индонезии - ниже 3 - 4%. В течение всего года они были положительными в Польше и Австралии, совсем небольшой минус был зафиксирован в Аргентине2.


2 Квартальные данные по Ирану и Саудовской Аравии отсутствуют, но вряд ли там могло быть большое падение внутри года с учетом положительной динамики за весь год.

стр. 45

Источник: данные табл. 1.

Рис. 1

Еще более наглядно глубина кризиса проявляется в "перепаде" темпов ВВП разности между максимальным кризисным темпом падения (в 2009 г.) и максимальным докризисным темпом роста (в 2007 г.). В России "перепад" годовых темпов составил -16 п. п. (снижение ВВП на 7,9% в 2009 г. минус рост на 8,1% в 2007 г.), а в Мексике и Турции, которые заняли второе и третье места по этому показателю, он был в 1,5 раза меньше (соответственно -9,8 и -9,4 п. п.).

Сходная картина вырисовывается при рассмотрении "перепада" квартальных темпов ВВП (см. рис. 1). Правда, здесь несколько выделяются Турция и ряд стран Юго-Восточной Азии (Тайвань, Таиланд, Южная Корея), где в IV квартале 2009 г. восстановление экономики пошло по V-образной траектории, что заметно улучшило годовые показатели. Для остальных стран различия квартальных и годовых оценок резкости торможения темпов не столь велики3.

Заметим, что в Китае и Индии "перепад" темпов квартального ВВП составил около 7 п. п.; по данному показателю эти страны оказались в одной группе с США, Канадой и Францией. Таким образом, последствия рецессии для экономики США (где текущий кризис многие рассматривали как катастрофический, сопоставимый с Великой депрессией) и для экономики Китая (которая, как принято думать, в целом неплохо справилась с кризисом) с точки зрения потерь в темпах роста ВВП вполне сопоставимы.

Так или иначе, никакой "фатальности" в падении ВВП не было. Мировой кризис более или менее успешно преодолели не только Китай (который тоже от него пострадал), но и другие страны. Почему же экономика России оказалась столь уязвимой к нему? Рассмотрим несколько основных гипотез.

Гипотеза первая: чрезмерная зависимость от внешних шоков

Гипертрофированная зависимость от нефти. Одним из первых факторов нестабильности российской экономики обычно называют ее гипертрофированную зависимость от экспорта нефти. Однако в экономике большинства других стран - экспортеров "черного золота" роль нефти тоже чрезвычайно велика. Тем не менее их реакция на случившийся кризис была далеко не однотипной. С некоторой долей


3 Это позволило в дальнейшем анализе использовать только годовые данные.

стр. 46

условности страны-нефтеэкспортеры можно разделить на три группы (см. табл. 2, где приведены данные по 18 странам, экспортирующим свыше 1 млн. барр. в сутки)4.

Таблица 2

Показатели стран-нефтеэкспортеров: до и после кризиса

Страна

Экспорт нефти (2007 г.)

Добыча нефти (янв. - июнь 2008 г.)

Добыча в первом полугодии, % к первому полугодию предыдущего года

Прирост реального ВВП, %

тыс. барр./сутки

2008

2009

разность

2007

2009

разность

Саудовская Аравия

8728

10 786

+6,3

-10,9

-17,2

3,3

0,2

-3,1

Россия

6845

9756

-1,0

+0,6

+1,6

8,1

-7,9

-16,0

Иран

2719

4122

+1,9

+0,4

-1,5

7,8

1,8б

-6,0

ОАЭ

2700а

3071

+4,0

-9,1

-13,2

6,1

-0,7

-6,8

Канада

2421а

3302

-3,1

+0,6

+3,7

2,5

-2,6

-5,1

Норвегия

2383

2460

-5,4

-3,7

+1,8

2,7

-1,5

-4,2

Кувейт

2349

2748

+6,6

-8,7

-15,3

2,5

-2,7б

-5,2

Нигерия

2327

2168

-6,5

-0,7

+5,9

7,0

5,6б

-1,4

Венесуэла

2182а

2674

+0,6

-10,5

-11,1

8,2

-3,3

-11,5

Мексика

1986

3241

-10,1

-6,5

+3,5

3,3

-6,5

-9,8

Алжир

1891а

2177

+0,5

-3,7

-4,2

3,0

2,0б

-1,0

Ирак

1830а

2371

+17,8

-0,5

-18,3

1,5

4,2б

+2,7

Великобритания

1602

1661

-5,7

-3,3

+2,4

2,6

-5,0

-7,6

Ливия

1542а

1911

+4,7

-5,9

-10,7

7,5

1,8б

-5,7

США

1433

8709

+3,2

+1,9

-1,3

2,1

-2,4

-4,5

Ангола

1407

2037

+22,0

-7,1

-29,1

20,3

-0,4

-20,7

Казахстан

1313

1460

+1,1

+2,6

+1,5

8,9

1,2

-7,7

Катар

1043

1203

+9,2

-0,9

-10,1

13,7

9,0б

-4,7

Мир

н.д.

85 692

+1,8

-2,5

-4,3

5,2

-0,6

-5,8

Примечание. а Оценка за 2008 г. б По оценке МВФ.

Источники: CIA; EIA; IMF; национальные стат. агентства; расчеты Центра развития.

В первую группу входят "предусмотрительные" страны - Канада, Норвегия, Великобритания, Нигерия и Мексика. Они сократили добычу еще при первых признаках кризиса (в первой половине 2008 г.), а после его резкого обострения осенью 2008 г. дополнительно ее снизили уже не так значительно, а некоторые даже немного увеличили.

Вторую группу составляют "страны-регуляторы", входящие в ОПЕК, - Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Кувейт, Ливия, Ангола, отчасти Ирак, Катар, Венесуэла и даже Алжир. В первой половине 2008 г., когда нефтяные цены быстро росли, эти страны активно наращивали добычу, стремясь затормозить рост цен и одновременно воспользоваться благоприятной конъюнктурой рынка. А в первой половине 2009 г., когда цены на нефть упали, они,


4 В число крупных нефтеэкспортеров входят также Нидерланды и Сингапур, но они реэкспортируют чужую нефть, а собственная добыча у них незначительна.

стр. 47

напротив, сократили добычу (некоторые весьма значительно), что способствовало стабилизации цен.

Наконец, в третью группу входят "упертые" страны - Россия, США, Казахстан и Иран, которые наращивают добычу и экспорт, исходя из собственных соображений и возможностей, не обращая внимания на уровень цен на нефть. И если США от экспорта нефти зависят слабо (скорее они зависят от ее импорта), симптоматичен факт попадания в одну группу России, Казахстана и Ирана. Эти страны, видимо, либо стремятся вывезти максимальный объем нефти при любом уровне текущих цен, либо не имеют технической возможности регулировать ее предложение. Именно в "вынужденном" экспорте по низким ценам и в неспособности увеличить предложение при высоких ценах (а не в большом объеме добычи и экспорта нефти) проявляется чрезмерная зависимость этих стран от нефти. И если Саудовская Аравия во многом определяет рынок нефти, то Россия, напротив, определяется им. В этом смысле Россия зависит от рынка нефти гораздо сильнее, чем Саудовская Аравия (при том что в Саудовской Аравии доля нефти в общем объеме экспорта заметно выше, чем в России).

"Перепад" между докризисными (2007 г.) и кризисными темпами ВВП (2009 г.) в странах-нефтеэкспортерах оказался далеко не столь резким, как можно было ожидать. Больше всех пострадала Ангола, где он составил почти -21 п. п. (при этом в 2009 г. ВВП Анголы снизился незначительно, менее чем на 0,5%). Второе место у России (-16 п. п.), за которой с довольно большим отрывом следуют Венесуэла и Мексика (-12 и -10 п. п.). Все остальные страны-нефтеэкспортеры, как развитые, так и развивающиеся, пострадали гораздо меньше. Восемь стран (Иран, Ирак, Ливия, Катар, Алжир, Нигерия, Саудовская Аравия, Казахстан), то есть почти половина стран-нефтеэкспортеров, сохранили в 2009 г. положительные темпы. В двух (ОАЭ, Ангола) спад не превысил 1,5%. Из всех развивающихся нефтедобывающих стран только в Мексике падение ВВП в 2009 г. сопоставимо с российским, во всех остальных оно не превысило 3 - 3,5%. В Норвегии, где нефтяной сектор более значим для экономики, чем в Великобритании, спад ВВП в 2009 г. оказался в три с лишним раза меньше британского.

Таким образом, в условиях последнего кризиса наличие значительных природных ресурсов не было причиной глубокого экономического спада. Поскольку падение нефтяных цен в конце 2008 - начале 2009 г. было довольно кратковременным, для России ее нефтяная специализация в действительности оказалась скорее плюсом, чем минусом. Если бы не относительно стабильный внешний спрос на нефть и нефтепродукты, падение российского ВВП могло быть значительно больше.

Низкая диверсификация экспорта. Другой мерой уязвимости национальной экономики к внешним шокам может быть низкая диверсификация экспорта (или его узкая специализация). Этот показатель можно оценить, рассчитав удельный вес нескольких наиболее важных товаров в общей стоимости товарного экспорта.

В Приложении приведены перечень пяти наиболее значимых (для каждой из 25 крупнейших стран) экспортных товаров, а также рассчитанные на их основе коэффициенты специализации. В России, например, на долю сырой нефти, нефте-

стр. 48

Специализация странового экспорта, 2007 г., и "перепад" годовых темпов ВВП. 2007 2009 гг.

Источник: UN Comtrade, данные табл. 1.

Рис. 2

продуктов, газа, никеля и алюминия в 2007 г. (последний докризисный год) пришлось 64% товарного экспорта. Если не брать в расчет Саудовскую Аравию и Иран, где специализация еще выше (соответственно 91 и 88%), то по сравнению с остальными странами диверсификация российского экспорта выглядит очень низкой.

Считается, что при узкой специализации экспорта национальная экономика более чувствительна к колебаниям мировой конъюнктуры, поскольку резкое изменение внешнего спроса может лишить страну привычных рынков сбыта, подорвать основы ее роста. Однако в ходе кризиса 2008 - 2009 гг. этот риск фактически не реализовался: связь между степенью диверсификации экспорта и "перепадом" темпов роста ВВП отсутствует (см. рис. 2)5.

Открытость национальной экономики внешнему миру. Чувствительность национальной экономики к внешним шокам может определяться степенью ее открытости внешнему миру. Так, в кризисные времена сжатие мирового спроса на ту или иную продукцию может (в открытой экономике) повлечь за собой существенное сокращение национального экспорта и производства. Значительные риски связаны с недостаточностью валютных резервов и чрезмерным бременем внешнего (государственного или корпоративного) долга.

Однако на общем фоне экономика России с этих позиций выглядит достаточно защищенной (см. табл. 3). Отношение российского экспорта к ВВП не слишком велико, торговое сальдо устойчиво положительно, по размеру международных валютных резервов наша страна находится в числе лидеров, а объем внешнего долга (не только государственного, но и корпоративного, в том числе краткосрочного), напротив, довольно умеренный. Поэтому, хотя негативный импульс пришел в Россию из-за рубежа, неясно, почему именно российская экономика в ходе текущего кризиса пострадала сильнее, чем другие страны, гораздо более открытые мировой торговле и мировой финансовой системе.

Из данных таблицы 3 видно, что долговая нагрузка компаний из развитых стран заметно выше, чем из развивающихся. Есть два фактора (кроме величины процентной ставки), в силу действия которых одинаковая долговая нагрузка для компаний из развитых стран оказывается легче: во-первых, они занимают в валюте своей страны; во-вторых, имеют хорошую кредитную историю, и у них больше шансов рефинансировать свои долги в трудных обстоятельствах. Кроме того, поскольку


5 Анализ товарной специализации экспорта показывает, что в ходе текущего кризиса неожиданно сильно снизились темпы в странах, где велика доля передовой машиностроительной продукции, например легковых автомобилей. Это относится к экономикам Германии, Японии, Испании и Канады. Если бы в российской экономике машиностроительная продукция (прежде всего автомобили) играла большую роль, кризисное падение, очевидно, было бы сильнее.

стр. 49

Таблица 3

Показатели открытости стран внешнему миру (на конец 2007 г.)

Страна

Экспорт товаров и услуг

Внешнеторговый оборот

Экспортно-импортное сальдо

Валютные резервы

Внешний долг

государственный

корпоративныйа

краткосрочный корпоративныйб

% ВВП

% импорта

% экспорта

США

12,0

29,0

-5,1

2,5

148,9

426,0

172,3

Китай

38,8

68,7

8,9

147,7

н. д.

н. д.

н. д.

Япония

18,4

34,9

1,9

131,7

74,8

54,8

37,6

Германия

47,3

87,4

7,2

3,3

69,6

42,2

23,8

Индия

20,7

45,1

-3,7

95,8

22,5

44,7

15,6

Великобритания

25,7

55,1

-3,7

5,9

46,9

396,1

273,0

Франция

26,7

54,9

-1,5

6,2

134,9

82,2

33,3

Россия

30,4

52,3

8,6

165,1

9,5

58,3

11,1

Италия

29,1

58,4

-0,2

4,6

165,7

63,2

22,9

Бразилия

13,8

25,7

2,0

113,7

35,8

28,3

0,4

Испания

26,8

60,2

-6,5

2,4

75,5

187,5

7,8

Мексика

28,4

58,4

-1,6

28,5

20,9

42,2

6,4

Канада

34,6

67,4

1,9

8,7

29,7

68,0

8,6

Южная Корея

42,1

83,4

0,8

60,5

7,2

30,1

3,8

Иран

н. д.

н.д.

н.д.

н. д.

н. д.

н. д.

н.д.

Индонезия

30,1

55,5

4,8

50,2

58,9

38,8

6,4

Австралия

19,3

40,3

-1,7

12,4

19,1

114,5

7,0

Тайвань

72,2

137,5

6,9

107,6

н. д.

н. д.

н. д.

Нидерланды

70,7

134,5

6,9

2,1

45,2

79,0

25,7

Турция

21,9

48,9

-5,0

41,5

47,7

77,5

15,7

Польша

40,8

84,2

-2,6

34,2

45,7

33,7

10,9

Саудовская Аравия

63,1

92,7

33,5

29,8

н.д.

н. д.

н. д.

Таиланд

73,3

139,5

7,1

52,3

1,3

23,8

7,9

Аргентина

25,2

45,5

4,9

83,7

101,5

46,9

24,8

Южная Африка

31,6

66,3

-3,1

30,0

н. д.

н. д.

н.д.

Примечание. а Долг "прочих" секторов (исключая государство и банки). б Долг до 1 года.

Источники: IMF IFS; Joint BIS-IMF-OECD-WB Statistics on External Debt; расчеты Центра развития.

они базируются в странах с "твердой" валютой, им легче хеджировать валютные риски. Однако долговое бремя компаний из США и Великобритании столь велико (в том числе по краткосрочным обязательствам), что в случае снижения кредитных рейтингов этих стран риски, связанные с возникновением "эффекта домино", резко возрастут. Что будет с мировой экономикой, если эти риски реализуются, сейчас трудно даже вообразить.

Гипотеза вторая: низкое качество институтов

Качество государственных и корпоративных институтов может воздействовать на экономическую динамику не только в долгосрочном (как фактор долговременной конкурентоспособности национальной экономики), но и в краткосрочном плане (как показатель рисков потерять инвестиции в условиях экономического кризиса). Отсюда следует, что в ходе кризиса в странах с менее развитыми института-

стр. 50

ми может отмечаться более глубокое падение ВВП или более резкое торможение экономического роста.

Качество и силу институтов измерить непросто, поскольку по своей природе это факторы, во-первых, непосредственно не наблюдаемые, а во-вторых, качественные, а не количественные. Не останавливаясь на методических аспектах этой проблемы6, воспользуемся данными Всемирного экономического форума (ВЭФ, World Economic Forum), которые ежегодно собираются путем опроса экспертов почти в 140 странах мира. В рамках проекта построения глобального индекса конкурентоспособности (The Global Competitiveness Index) им задают 19 вопросов о качестве государственных и корпоративных институтов, отвечая на которые те выставляют баллы от 1 (самый низкий уровень) до 7 (самый высокий).

Согласно данным ВЭФ, Россия относится к числу стран с наихудшим развитием институтов. Среди 24 крупнейших стран7 Россия находится на последнем месте по двум из 19 "номинаций" (достоверность отчетности и права миноритариев), на предпоследнем - по трем (защита прав собственности, независимость судебной системы, уровень корпоративной этики), на третьем с конца - еще по пяти. Интегрально ситуация оценивается хуже только в Аргентине, а в Италии, если верить данным ВЭФ, общая картина напоминает российскую. При этом относительно высокое качество институтов присуще не только развитым, но и многим развивающимся странам, в частности Саудовской Аравии, Южной Африке, Тайваню, Южной Корее, Индии и Китаю, которые обычно находятся в верхней половине списка, упорядоченного по качеству институтов8.

При сопоставлении отдельных показателей качества институтов с "перепадом" в темпах экономического роста в некоторых случаях обнаруживается статистически значимая корреляция. Например, коэффициент парной корреляции между "перепадом" темпов в ходе кризиса 2008 - 2009 гг. и защищенностью прав собственности составляет 0,41 (а между "перепадом" темпов и защищенностью прав миноритариев - даже 0,47), что указывает на наличие значимой связи между качеством институтов и стабильностью национальной экономики. Впрочем, графический анализ этой зависимости вносит одно важное уточнение: следует говорить скорее не о монотонном возрастании стабильности по мере улучшения институтов, а о резком росте нестабильности после падения качества институтов ниже порогового уровня (см. рис. 3).

Четыре страны - Турция, Россия, Аргентина, Мексика (ТРАМ) - характеризуются, с одной стороны, наиболее сильным "перепадом" темпов экономического роста в ходе кризиса, а с другой - наименьшей защищенностью прав собственности. В то же время в странах, где пра-


6 О построении глобальных индексов конкурентоспособности подробнее см.: Дорогое В. А., Миронов В. В., Смирнов С. В. Анализ возможностей использования рейтингов конкурентоспособности WEF и IMD для выработки рекомендаций в сфере экономической политики // Модернизация экономики и государство. Кн. 1. М.: Изд. дом ГУ ВШЭ, 2007. С. 423 - 439.

7 Данные по Ирану в публикации ВЭФ отсутствуют.

8 Большие различия в качестве институтов (особенно государственных, а не корпоративных) между Россией и Китаем должны насторожить сторонников "китайского пути развития", поскольку очевидно, что Китай характеризуется не только высокой степенью централизации, но и соблюдением, в отличие от России, неких писаных и неписаных правил.

стр. 51

Защищенность прав собственности и "перепад" темпов ВВП, 2007 2009 гг.

Источник: WEF; данные табл. 1.

Рис. 3

ва собственности защищены лучше, заметного повышения стабильности не наблюдалось.

Усредненное качество институтов в группе ТРАМ во всех 19 "номинациях" ниже средней по остальным странам (см. табл. 4). Это, с одной стороны, подкрепляет тезис о том, что низкое качество институтов может привести к росту экономической нестабильности, а с другой - не позволяет конкретизировать институциональные параметры, от которых стабильность экономики зависит в первую очередь. Выявить их можно, исходя из следующего соображения: если страны ТРАМ по какому-либо показателю мало отличаются от более стабильных стран БИК (Бразилия, Индия, Китай), значит, он не относится к основным причинам циклических колебаний. Наоборот, если по некоему показателю страны ТРАМ значительно отличаются от стран БИК, значит, он может объяснять нестабильность первой группы и стабильность второй.

Мы выделили пять важнейших параметров, с которыми, возможно, связана нестабильность экономики в странах ТРАМ: защита прав собственности; независимость судебной системы; отсутствие фаворитизма в решениях госчиновников; качество корпоративного аудита и финансовой отчетности; правовая защита интересов миноритарных акционеров. По этим параметрам средние по группе ТРАМ значимо (на уровне 5%) отличаются от средних по группе БИК, тогда как последние не отличаются статистически значимо от средних по всем другим странам9.

Таким образом, низкое (возможно, ниже некоего порогового уровня) качество институтов по перечисленным выше "номинациям", похоже, действительно создает предпосылки для макроэкономической нестабильности. Однако значительный "перепад" темпов в условиях кризиса нельзя объяснять только плохими институтами хотя бы потому, что в Аргентине - при худшем, чем в России, качестве институтов - "перепад" темпов был почти в два раза меньше. Кроме того, в Италии, где институты по качеству сопоставимы с российскими10, макроэкономические результаты оказались не хуже, чем в большинстве других развитых стран Европы. Таким образом, хотя в России качество институтов весьма низкое, российская экономика по каким-то причинам отреагировала на внешний шок несоразмерно сильно.


9 См. табл. 4. Значимость различия между средними проверялась с помощью t-теста. Конечно, учитывая незначительность объема выборки, не следует настаивать на точности рассчитанных уровней значимости.

10 Правда, есть важное исключение: по защите прав собственности Италия значительно опережает страны ТРАМ.

стр. 52

Таблица 4

"Усредненное" качество государственных и корпоративных институтов (1 - очень плохие, 7 - хорошие)

Компоненты глобального индекса конкурентоспособности ВЭФ

Турция, Россия, Аргентина, Мексика (ТРАМ)

Бразилия, Индия, Китай (БИК)

Остальные крупные страны (17 стран)а

1.01

Защита прав собственностиб

3,5

4,8

5,4

1.02

Защита прав интеллектуальной собственности

2,8

3,5

4,8

1.03

Использование коррупционных схем при расходовании бюджетных средств

2,7

3,2

4,7

1.04

Доверие общества к этическим стандартам политических деятелей

2,0

2,7

3,5

1.05

Независимость судебной системыб

3,0

4,2

5,0

1.06

Отсутствие фаворитизма в решениях госчиновниковб

2,5

3,3

3,9

1.07

Эффективность бюджетных расходов

2,8

3,1

3,7

1.08

Бремя административных издержек

2,7

2,9

3,2

1.09

Эффективность легальных механизмов разрешения бизнес-споров

3,0

3,9

4,4

1.10

Эффективность легальных механизмов оспаривания действий государства

2,9

4,0

4,2

1.11

"Прозрачность" решений по экономической политике государства

3,8

4,4

4,5

1.12

Издержки бизнеса в связи с угрозой терроризма

5,2

5,7

5,3

1.13

Издержки бизнеса в связи с преступностью и насилием

3,9

4,6

4,8

1.14

Издержки бизнеса в связи с существованием организованной преступности

4,1

5,0

5,4

1.15

Доверие к полиции как к стражу законности и порядка

3,1

4,3

5,2

1.16

Уровень корпоративной этики в сравнении с другими странами

3,5

4,0

5,1

1.17

Качество корпоративного аудита и достоверность финансовой отчетностиб

4,1

5,0

5,3

1.18

Эффективность контроля собственников (советов директоров) за деятельностью корпораций

4,2

4,6

5,0

1.19

Правовая защита интересов миноритарных акционеровб

3,8

4,6

4,8

Примечание. а Данные по Ирану в публикации WEF отсутствуют. б Компоненты, по которым средние для стран ТРАМ и БИК отличаются статистически значимо на уровне 5% (см. пояснения в тексте).

Источники: The Global Competitiveness Report 2009 - 2010 / World Economic Forum. P. 346 - 364; расчеты Центра развития.

Гипотеза третья: предкризисный перегрев экономики

Исходя из общих соображений, рост экономики может быть "здоровым" и "нездоровым", "стабильным" или "лихорадочным". История знает немало примеров, когда накануне обвала в экономике наблюдался ускоренный рост. Так, Великой депрессии в США предшествовал небывалый бум на фондовом рынке. Другой пример: перед рецессией 2001 г. в США отмечался длительный (не подкрепленный фундаментальными факторами) рост капитализации интернет-компаний. Напротив, рецессию 2008 - 2009 гг. в США нельзя отнести к числу спадов,неожиданно разразившихся после бума. Хотя ей действительно предшествовал пузырь на рынке жилья, перелом тенденций в этом сек-

стр. 53

торе произошел за два года до начала общей рецессии, и число начатых строительством новых домов за это время уменьшилось вдвое. Хотя пузырь полностью не был ликвидирован, никакого общего перегрева американской экономики накануне кризиса не было.

Был ли такой перегрев в России? В 2007 - 2008 гг. в экспертной среде нередко высказывалось мнение, что в России он имеет место, поскольку темпы роста "слишком" велики и не могут поддерживаться долго без негативных последствий (например, ускорения инфляции). Однако оппоненты указывали на низкую базу роста как достаточное обоснование двузначных темпов11.

Поскольку для России модели потенциального ВВП только начинают строиться12, в контексте межстрановых сопоставлений можно попытаться диагностировать перегрев по косвенным признакам - сопоставляя динамику цен на акции, объемов банковского кредитования и цен на жилье. Соответствующие показатели по крупнейшим странам перед кризисом и в период спада приведены в таблице 5.

По всем косвенным признакам перегрева Россия относится к числу безусловных лидеров. По предкризисным темпам роста фондовых индексов (147% г/г) она пропустила вперед только Китай (153%) и значительно опередила Саудовскую Аравию (128%), Бразилию (106%), Аргентину (99%) и другие развивающиеся страны (в том числе Турцию и Мексику), не говоря уже о развитых странах, где темпы удорожания акций не превышали 50% г/г13.

По максимальным предкризисным темпам роста кредитов реальному сектору Россия (45% г/г с поправкой на инфляцию) оказалась на первом месте. За ней следуют Турция и Бразилия (по 40%), затем Саудовская Аравия (36%) и Польша (31%). Аргентина и Мексика, входящие в группу стран с наибольшими потерями в темпах ВВП, по темпам роста кредитов (26% г/г) никак не выделяются среди остальных развивающихся стран, при этом, впрочем, заметно опережая развитые страны, для которых характерны темпы 5 - 15% г/г.

Предкризисные темпы роста цен на недвижимость в России тоже были одними из самых высоких (48% г/г), однако здесь сравнения затруднены из-за отсутствия сопоставимых данных по многим странам, в частности Турции, Мексике, Аргентине и Индии. В развитых странах темпы удорожания жилья в предкризисном 2007 г. обычно не превышали 10% (во многих случаях - 3 - 5%), а в Китае максимальные темпы (29% г/г) были значительно ниже, чем в России.

Таким образом, перегретость российской экономики прослеживается по всем выделенным параметрам: ценам на акции, росту кредитова-


11 Разные мнения по вопросу о перегреве представлены, например, в: Доклад об экономике России N 16. Ч. 1: Последние тенденции экономического развития / Всемирный банк. 2008. С. 2 - 17; Улюкаев А. В. Проблема "перегрева" экономики и внешние шоки // Модернизация экономики и глобализация. Кн. 1. М.: Изд. дом ГУ ВШЭ, 2008. С. 199 - 204; Набиуллина Э. С. Риски и возможности, открываемые глобализацией для России // Модернизация экономики и глобализация. Кн. 1. С. 170 - 189.

12 См., например: Балацкий Е. В. Оценка объема потенциального ВВП // Проблемы прогнозирования. 2000. N 1. С. 39 - 48; Oomes N., Dynnikova O. The Utilization-Adjusted Output Gap: Is the Russian Economy Overheating? // IMF Working Paper No WP 06/68. 2006.

13 Впрочем, для развитых стран темпы 35 - 45% г/г тоже могут свидетельствовать об ажиотажном спросе.

стр. 54

Таблица 5

Динамика фондовых индексов, кредитов частному сектору и цен на жилье (%, г/г)

см. таблицу в печатной версии журнала

Примечание. а Минимальное и максимальное значения темпов определялись с января 2006 г. по сентябрь 2009 г. б Квартальные данные за 2007 - 2009 гг. в В Китае кредитная "накачка" экономики стала одним из ключевых элементов пакета государственных антикризисных мер, поэтому в таблице приведен максимальный темп роста кредитов (а не минимальный, как в других странах).

Источники: IMF; S & P; Global Property Guide; национальные источники; расчеты Центра развития.

ния, стоимости жилья. Хотя относительно других стран следует быть более осторожным (например, в Китае и Аргентине рост кредитования был весьма умеренным, а в Мексике и Турции отмечались не самые высокие темпы удорожания акций), предкризисный перегрев российской экономики (особенно в сфере банковского кредитования) вполне мог послужить важным фактором кризисного падения производства.

Гипотеза четвертая: циклически уязвимая структура экономики

Мировой опыт подсказывает, что разные отрасли или секторы экономики в ходе экономического цикла ведут себя не одинаково: одни

стр. 55

к нему более чувствительны, другие менее (см. рис. 4). Например, сельское хозяйство и строительство, как правило, растут медленнее других отраслей, но это и самые нестабильные секторы экономики. В наших расчетах, основанных на данных о динамике реального ВВП в 24 крупнейших странах (исключая Россию) за период с 1971 по 2008 г., средние темпы в сельском хозяйстве на 34% ниже темпов всей экономики, а среднее стандартное отклонение в 2,5 раза выше (по строительству соответственно на 26% и в 2,46 раза).

Характеристики циклической динамики различных секторов экономики: 24 крупнейшие страны мира, исключая Россию, 1971 - 2008 гг. (вся экономика = 100)

Источники: UN Statistical Division; расчеты Центра развития.

Рис. 4

Волатильность темпов в торговле, промышленности, на транспорте и в связи превышает среднюю волатильность темпов по экономике в целом, но не так сильно, как в сельском хозяйстве и строительстве (только на 65 - 75%). При этом средние темпы роста этих секторов тоже выше общеэкономических: в обрабатывающей промышленности и торговле - на 14 - 17%, а на транспорте и в связи - на 46%14. Однако в качестве реального стабилизирующего фактора можно назвать лишь "прочие секторы"15, куда входят финансовая деятельность и операции с недвижимостью, а также госуправление, образование, здравоохранение, услуги ЖКХ и др. Средние темпы "прочих секторов" превышают общеэкономические на 6%, а их волатильность, напротив, ниже общеэкономической на 12%.

Если рассматривать компоненты ВВП по направлениям использования, выясняется, что госрасходы нельзя "механически" отнести к безусловным стабилизаторам экономики: волатильность


14 Национальная статистика в том виде, в каком ее собирает ООН, позволяет рассмотреть как отдельно обрабатывающую промышленность, так и промышленность в целом (включая добывающую и электроэнергетику), но вычленить два последних компонента на основе этих данных нельзя. Из сопоставления средних по обрабатывающей промышленности и промышленности в целом можно заключить, что средние темпы добывающей промышленности и электроэнергетики ниже общеэкономических, а их волатильность примерно соответствует волатильности темпов обрабатывающей промышленности.

15 В статистике ООН эти секторы дальше, к сожалению, не дезагрегируются.

стр. 56

темпов их роста (в реальном выражении) превышает волатильность общеэкономических темпов на 41%. Наиболее стабильна динамика потребительских расходов, что естественно: в ходе кризиса население неохотно сокращает достигнутый объем потребления, а в фазе подъема с трудом наращивает компоненты потребительских расходов16. Однако и здесь волатильность темпов выше (на 16%), чем экономики в целом. Колебания темпов роста инвестиций в основной капитал (они сильнее сокращаются в фазе кризиса и быстрее растут в фазе подъема) в 2,8 раза превышают колебания общеэкономических темпов. Колебания запасов и объема внешней торговли также значительно превышают изменение темпов всего ВВП.

Таким образом, колебания всех компонентов ВВП по направлениям использования превышают колебания ВВП в целом. Это можно объяснить тем, что в ходе экономического цикла изменения одних компонентов компенсируют (а не усугубляют) друг друга. Например, замедление импорта компенсирует замедление экспорта, ускорение госрасходов компенсирует замедление частных инвестиций и т. п.

Исходя из этого, можно было бы предположить, что в ходе текущего кризиса наименее устойчивыми окажутся страны с высоким удельным весом промышленности и строительства, а наиболее устойчивыми - с высоким удельным весом "прочих секторов". Реальность, однако, оказалась несколько сложнее17. Хотя в странах с относительно низкой или умеренной (до 20%) долей обрабатывающей промышленности18 "перепад" темпов реального ВВП обычно не очень велик (не выше -8 п. п.), Россия, Мексика и Турция с их несоразмерно большим "перепадом" темпов ВВП относятся именно к этой группе. В то же время в Индонезии и Китае, где удельный вес обрабатывающей промышленности составляет 28 - 35% (в два раза больше, чем в России), темпы роста ВВП в ходе кризиса 2008 - 2009 гг. снизились гораздо меньше.

Для стран с высокой (8 - 12%) долей добывающей промышленности и электроэнергетики характерно умеренное сокращение темпов ВВП в ходе текущего кризиса. Россия, входящая в эту группу, составляет исключение: здесь сокращение темпов оказалось слишком сильным по сравнению с другими сырьевыми странами.

По мере увеличения доли строительства в ВВП никакого углубления кризисного спада не наблюдалось. В России, Мексике и Турции доля строительства во всей добавленной стоимости близка к средней (около 5%). Наибольший удельный вес строительства отмечается в ВВП Южной Кореи и Испании, но в этих странах кризисное падение ВВП было умеренным. Не прослеживается зависимость между глубиной кризисного падения ВВП и удельным весом сельского хозяйства или транспорта и связи.


16 Здесь речь идет о физических объемах потребления. Падение доходов обычно (не в экстремальных условиях войн и прочих катаклизмов) приводит к изменению структуры потребления в пользу менее дорогих и менее качественных товаров, а не к снижению потребления в физическом выражении. Аналогично рост доходов в фазе подъема больше влияет на качественную структуру потребления, а не на его объем.

17 Расчеты основаны на данных ООН (UN Statistical Division) об отраслевой структуре ВВП в 2007 г.

18 Сюда относятся большинство наиболее развитых стран.

стр. 57

В то же время все наиболее пострадавшие от кризиса страны (Россия, Мексика, Турция)19 отличаются высокой (выше 18%) долей оптовой и розничной торговли. На этом фоне Россия даже не слишком выделяется по темпам своего спада.

Связей между удельным весом того или иного компонента ВВП по использованию (в 2007 г.) и величиной кризисного "перепада" темпов мы не обнаружили. Так, по сравнению с другими странами в структуре российского ВВП очень мал (49%) удельный вес обычно относительно стабильных потребительских расходов (ниже только в Китае и Нидерландах). Однако очевидно, что не это стало причиной резкого торможения экономики России: с одной стороны, в Китае и Нидерландах "перепад" темпов ВВП был существенно меньше, а с другой - в странах с сопоставимым "перепадом" темпов доля потребительских расходов гораздо выше (например, в Мексике - 69%, в Турции - 67%). Не удалось выявить зависимость и между темпами торможения экономики и удельным весом инвестиций, госрасходов, внешнеторговых операций.

Гипотеза пятая: кризис отдельных секторов экономики

Чтобы оценить динамику отдельных секторов крупнейших стран в 2009 г., необходима оперативная информация, которая на данный момент имеется только на сайтах национальных статистических агентств. Обращение к ним позволило многое прояснить20.

На рисунке 5 показан вклад отдельных секторов экономики в торможение роста реального ВВП (в "перепад" между "кризисными" темпами 2009 г. и докризисными 2007 г.). Каждый столбик гистограммы соответствует одной из крупнейших стран, оставшихся в нашей выборке после исключения стран, которые не публикуют необходимую информацию (Саудовская Аравия, Иран, Япония и Китай). Например, в России разность темпов ВВП в 2009 и 2007 гг. составила 16 п. п. При этом темпы ВВП за два года сократились из-за падения в промышленности на 3,2 п.п., в торговле и на транспорте - на 5,6, в финансовом секторе (включая операции с недвижимостью) - на 3,2, в строительстве - на 1,9 п. п. и т.д. Суммарный вклад всех компонентов ВВП по производству (включая чистые налоги) равен как раз 16 п. п.

Что же дало обращение к детализированным данным из национальных источников? Во-первых, выяснилось, что в той или иной мере кризис охватил практически все отрасли крупных стран. Примеров положительного (даже небольшого) вклада какого-либо сектора в динамику ВВП немного: сектор социальных услуг в Индии, Бразилии и на Тайване; чистые налоги (включая ошибки и статистические расхождения) в Австралии и Таиланде; сельское хозяйство в США, Индонезии, Франции, Польше, Австралии и Турции (при этом только


19 А также Тайвань и Таиланд, где "перепад" годовых темпов ВВП был умеренным, но квартальных - существенно больше, чем в других странах (см. табл. 1).

20 Здесь и далее по тексту использованы неофициальные сокращенные названия секторов. В легенде к рисунку 5 приведены буквенные коды видов деятельности (по приближенной к международным стандартам ОКВЭД), вошедших в соответствующий сектор экономики.

стр. 58

Вклад отдельных секторов в кризисное торможение темпов ВВП (п. п.)

Источники: национальные статистические агентства; расчеты Центра развития.

Рис. 5

в двух последних его вклад составил 0,7 - 1,0 п. п., в остальных он не превысил 0,1 - 0,2 п. п.).

Во-вторых, оказалось, что наиболее сильно пострадала промышленность. В девяти странах (из 21) на долю этого сектора пришлось более 40% всего "перепада" темпов ВВП. При этом в восьми странах промышленный спад в 2009 г. превысил 10%. Очень сильным был кризис в промышленности наиболее развитых стран: Германии (-17,2%), Италии (-15,1%), Испании (-13,7%), Канады (-10,5%), Нидерландов (-10,3%), Великобритании (-10,2%)21. Скорее всего это связано с их специализацией на производстве машиностроительной продукции (в частности, автомобилей, спрос на которые в ходе кризиса резко сократился). Только в двух развивающихся странах промышленный спад оказался столь же сильным: в Турции (-11,8%) и России (-10,4%).

В-третьих, если исходить из величины промышленного спада, общеэкономический кризис в России и Турции оказался "чрезмерно" глубоким. Это означает, что какие-то секторы в их экономиках пострадали гораздо серьезнее, чем в других странах. Как видно на рисунке 5, главной причиной более глубокого падения ВВП России, Мексики и Турции стало сокращение добавленной стоимости в торговле и на транспорте. Вклад этого сектора в снижение темпов ВВП


21 К этому следует добавить, что физический объем промышленного выпуска уменьшился также в США (-9,8%) и Японии (-22,4%). Эти цифры в статистике США и Японии непосредственно не сопоставимы с данными по ВВП, но они дают адекватное представление о глубине промышленного спада в этих странах.

стр. 59

в России составил 4,7 п. п., тогда как в большинстве других стран он не превышал 2 п. п. (в Мексике и Турции он достиг 4,1 - 4,2 п. п., за счет чего эти страны вышли на "почетные" второе и третье места по "перепаду" темпов ВВП). Как показал более детальный анализ, для России главная "болевая точка" находилась в торговле: вклад этого сектора в снижение темпов ВВП равен -3,7 п. п. (В Турции, например, отрицательный вклад торговли и транспорта распределялся в пропорции 1:1.) Наконец, важную роль сыграл спад в строительстве (-1,7 п. п.; близкий показатель только в Турции: -1,3 п. п.), а также в секторе финансовой деятельности, включая операции с недвижимостью (-2,4 п. п.; в других странах обычно не больше -2,0 п. п. и только в Великобритании мировом финансовом центре - он составил -3,0 п. п.).

В-четвертых, Россия оказалась в числе лидеров спада почти по всем секторам экономики, кроме промышленности. Если ограничиваться данными только по России, это не очень заметно, поскольку спад в промышленности (особенно обрабатывающей) был гораздо глубже, чем в торговле или финансовой деятельности. Однако на фоне других стран российская промышленность пострадала не так сильно, как торговля, финансовая деятельность или строительство.

Таким образом, хотя в реальном секторе мировой экономики кризис 2008 - 2009 гг. проявился прежде всего как промышленный, в России не промышленность, а торговля, финансовая деятельность (включая операции с недвижимостью) и строительство оказались наиболее уязвимыми к воздействию внешних шоков.

Гипотеза шестая: спад производства как следствие сокращения спроса

В большинстве национальных экономик наиболее циклически уязвим сектор внешней торговли. Это связано с его чувствительностью к таким проявлениям кризиса, как кредитное сжатие, курсовая нестабильность, усиление протекционизма, разрыв международных производственных цепочек и др.22 В 2009 г. в большинстве крупнейших стран физические объемы экспорта и импорта товаров и услуг резко снизились (на 10 - 15% г/г и более). Однако совокупный вклад внешнеторгового сектора в динамику ВВП был не так уж велик, поскольку одновременное снижение объемов экспорта и импорта отчасти взаимно уравновесили друг друга. Более того, в действительности только в пяти из рассматриваемых 22 крупнейших стран23 вклад чистого экспорта в "перепад" темпов ВВП (между 2007 и 2009 гг.) оказался отрицательным: в Германии, Японии, Италии, Нидерландах и на Тайване.


22 В результате волатилыюсть мировой торговли существенно превышает волатильность мирового производства. Подробнее см., например: The Great Trade Collapse: Causes, Consequences, and Prospects / R. Baldwin (ed.); Centre for Economic Policy Research (CEPR). A VoxEU.org Publication, 2009.

23 Из первоначальной выборки (25 крупнейших стран мира) исключены Саудовская Аравия, Иран и Китай, по которым нет данных за 2009 г.

стр. 60

Во всех остальных странах положительный вклад от снижения импорта оказался больше, чем отрицательный от снижения экспорта24.

Особенно велик положительный вклад чистого экспорта в России (+8,7 п. п. при "перепаде" темпов ВВП -16,0 п. п.), что связано с рекордным среди крупнейших стран снижением физических объемов импорта (-30% в 2009 г.) и одним из наиболее умеренных сокращений экспорта (менее 5%, меньше только в Южной Корее; в Австралии физический объем экспорта товаров и услуг в 2009 г. вырос на 0,6%). Если бы не относительно устойчивый мировой спрос на товары российского сырьевого экспорта, с одной стороны, и не повышенная чувствительность российского импорта к девальвации рубля, снижению доходов населения и предприятий, а также к сокращению банковского кредитования - с другой, падение темпов ВВП в России было бы гораздо более сильным. Следом за Россией по величине положительного вклада чистого экспорта в динамику ВВП идут Польша (+4,8 п. п.) и Турция (+3,9 п. п.).

Помимо сокращения физических объемов импорта товаров и услуг, ставшего главным позитивным фактором с точки зрения динамики ВВП (см. рис. 6), положительный вклад в "перепад" его темпов во многих странах внесло госпотребление. Однако величина этого вклада очень умеренная: в большинстве стран в пределах +0,2 п. п. (выше только в Индонезии: +1 п. п.). В девяти странах из 22 вклад госпотребления в "перепад" темпов ВВП был отрицательным, хотя

Вклад разных типов спроса в кризисный "перепад" темпов ВВП, 2007 - 2009 гг. (п. п.)

Источники: национальные статистические агентства; расчеты Центра развития.

Рис. 6


24 Импорт входит в ВВП с минусом, поэтому его падение/рост ведет "при прочих равных условиях" к росту/падению ВВП.

стр. 61

Вклад потребительских расходов в "перепад" темпов ВВП, 2007 2009 гг.

Источники: национальные статистические агентства; расчеты Центра развития.

Рис. 7

тоже не очень значительным (максимум в Польше: -0,5 п. п.; в России, Испании, Бразилии, Таиланде - по -0,3 п. п.; в остальных странах еще меньше). Следовательно, хотя дополнительные бюджетные расходы и сыграли роль стабилизатора в ходе кризиса, однако вклад этого фактора в динамику ВВП был не слишком большим (в пределах ±1 п. п.), особенно по сравнению с другими компонентами ВВП. Вклад всех остальных элементов ВВП по использованию в "перепад" его темпов был отрицательным, причем во всех странах25.

Масштабы сокращения инвестиций в основной капитал в 2009 г., как правило, были значительными (до 15 - 20%), однако отнюдь не во всех странах, а в Индии, Индонезии и Южной Африке инвестиции даже выросли. Тем не менее вклад инвестиций в "перепад" темпов ВВП везде оказался отрицательным (там, где в 2009 г. инвестиции росли, в 2007 г. они увеличивались еще быстрее). Первое место по потерям темпов ВВП за счет сокращения инвестиций в основной капитал занимает Россия (-7,4 п. п.). За ней следуют Испания (-5,8 п. п.), Турция (-5,3 п. п.) и Бразилия (-4,1 п. п.). В других странах вклад инвестиций в "перепад" темпов ВВП находится в достаточно узком диапазоне: от -1 до -4 п. п.26

Наибольшую роль в кризисном торможении экономического роста почти везде сыграл потребительский спрос. Именно его вклад во многом определяет масштабы всего "перепада" темпов ВВП (см. рис. 7). Корреляция между этими переменными составила 0,75, что свидетельствует о тесной связи между ними. При этом потребительские расходы обычно действительно относятся к числу наиболее циклически устойчивых компонентов ВВП. В 2009 г., несмотря на кризис, расходы домохозяйств в реальном выражении выросли в 12 странах из 22, а там, где отмечалось их снижение, они уменьшились существенно меньше, чем, например, инвестиции в основной капитал. Однако в некоторых странах падение потребительского спроса в 2009 г. было довольно значительным. На первом месте здесь опять оказалась Россия (-7,7%), за ней следуют Мексика (-6,1%) и Испания (-4,9%). В Великобритании и Южной Африке сокращение потребительских расходов в реальном выражении лишь не-


25 В некоторых странах небольшой позитивный вклад внесли "ошибки и пропуски".

26 Судя по косвенным данным, иная картина наблюдалась в Китае, где масштабные государственные инвестиции стали основой пакета антикризисных мер. Однако данные об использовании китайского ВВП в 2009 г. пока не опубликованы, поэтому нельзя оценить особенности "китайского пути" с этой точки зрения.

стр. 62

много превысило 3%, во всех остальных крупных странах оно было еще меньше. Вклад сокращения расходов домохозяйств в "перепад" темпов ВВП (-10,4 п. п.) был наибольшим в России; за ней идут Мексика (-7,0 п. п.), Аргентина, Южная Африка и Турция (около -5,5 п. п.).

Вклад изменения запасов27 в "перепад" темпов ВВП в России также оказался максимальным (-6,6 п. п.). Значительно отстали от нее Польша (-4,2 п. п.), Южная Корея и Таиланд (по -3,5 п. п.); еще меньше вклад этого фактора был в других странах.

Таким образом, по отношению к другим странам масштабы "перепада" темпов российского ВВП определяются следующими факторами (знак "минус" означает отставание России от ближайших "преследователей", знак "плюс" - ее превосходство): потребительский спрос (-4... -5 п. п.); инвестиционный спрос (-2... -3 п. п.); изменение запасов (-2... -3 п.п.); чистый экспорт (+4...+5 п.п.).

Поскольку различия во вкладе госпотребления не так уж значительны, суммарное отставание России от следующих за ней стран, согласно этому расчету, составляет до 6 п. п., что согласуется с фактическими данными по "перепаду" темпов всего ВВП. Заметим также, что явная слабость российского внутреннего потребительского и инвестиционного спроса, выразившаяся в резком сокращении запасов в торговле и строительстве, позволяет объяснить, почему именно в России падение в торговле и строительстве оказалось гораздо сильнее, чем в других странах.

Гипотеза седьмая: экономический цикл как цикл запасов

О роли запасов в формировании циклической динамики ВВП написано много работ28, суть которых можно изложить достаточно просто: если раньше изменение запасов играло определяющую роль в циклическом движении производства, то по мере появления и распространения новых методов управления запасами (поставка "с колес" и т. п.) менеджеры стали корректировать запасы при первых признаках сокращения спроса. Это препятствует "затовариванию", сглаживает динамику производства и уменьшает амплитуду циклических колебаний.

Большинство эмпирических исследований циклической динамики запасов выполнены на материалах США. Роль изменения запасов в российской экономике изучена недостаточно29. Поэтому кратко рассмотрим соотношение делового цикла и цикла движения запасов в России.


27 Сюда же во многих странах отнесены "ошибки и пропуски". Для сопоставимости России с другими странами мы включили их в этот компонент.

28 См., например: Bils M., Kahn J. A. What Inventory Behavior Tells Us about Business Cycles // The American Economic Review. 2000. No 3. P. 458 - 481; McCarthy J., Zakrajsek E. Inventory Dynamics and Business Cycles: What Has Changed? // Journal of Money, Credit & Banking (Blackwell). 2007. Issue 2/3. P. 591 - 613; Piger J.M. Is the Business Cycle Still an Inventory Cycle? // National Economic Trends. 2005. No 1 / Federal Reserve Bank of St. Louis, и др.

29 К числу немногих публикаций можно отнести: Петроневич М. Эффект бабочки // Кризис, Государство, Бизнес: [Бюллетень]. 2009. N 23. С. 12 - 13. www.dcenter.ru/pdf/2009/macro_09 - 09.pdf.

стр. 63

На рисунке 8 приведены квартальные данные о темпах роста реального ВВП с выделением вклада изменения запасов и совокупного вклада всех прочих компонентов ВВП по шести странам: наиболее пострадавшим от текущего кризиса (Россия, Мексика, Турция, Аргентина) и развитым (США и Германия). Для России, Аргентины, США и Германии расчеты охватывают период с I квартала 1996 г. по IV квартал 2009 г. (более ранние данные по России недоступны), для Турции ряды начинаются с I квартала 1999 г., для Мексики - с I квартала 2004 г.

Вклад изменения запасов в динамику ВВП (п. п., г/г)

Источники: национальные статистические агентства; расчеты Центра развития.

Рис. 8

Сопоставление страновых данных о динамике ВВП и запасов показывает, что ситуация в России радикально отличается от других стран. Только в нашей стране в период кризисов (1998 и 2008 - 2009 гг.) весь спад ВВП практически совпадает с негативным вкладом снижения запасов. В других странах запасы в кризис снижаются, однако суммарный вклад остальных компонентов также сильно сокращается.

стр. 64

Особенно это заметно в США и Германии, где фактор внезапного снижения запасов наименее значим, поскольку там широко используются передовые методы управления ими.

Наоборот, российские менеджеры до последнего времени не осознавали, насколько важно правильно управлять запасами, да и вряд ли умели это делать. Поэтому экономический цикл в России (но не в других странах) пока во многом остается циклом изменения запасов. Следовательно, в нашей стране внедрение современных методов управления запасами может стать значительным ресурсом стабилизации темпов экономического роста.

Заключение: болевые точки российской экономики

Мировой кризис 2008 - 2009 гг. стал для российской экономики настоящим "крэш-тестом", который выявил многочисленные "точки уязвимости". Прежде всего оказалось, что сильная зависимость России от экспорта сырья, а также низкая конкурентоспособность отечественной продукции по сравнению с импортной препятствуют динамичному развитию российской экономики только в долгосрочной перспективе. С точки зрения кратко- и среднесрочных (циклических) флуктуации эти факторы, напротив, обеспечивают российской экономике большую (при прочих равных условиях) устойчивость. И если применительно к "нефтяной зависимости" это более или менее понятно (в ходе текущего кризиса мировой спрос на энергетическое сырье и цены на него снизились умеренно), то в отношении низкой конкурентоспособности отечественных товаров требуется пояснение.

Поскольку потребительские и инвестиционные импортные товары превосходят российские не только по качеству, но и по цене, до кризиса их в значительной мере приобретали за счет банковских кредитов, причем именно здесь наблюдался явный перегрев. После начала кризиса - в условиях значительной девальвации рубля, снижения доходов всех экономических агентов и кредитного сжатия - закупки импортных товаров резко упали. При этом спрос на отечественную продукцию снизился существенно меньше. Если бы импорт и отечественное производство сократились в одинаковой степени, падение производства в России было бы гораздо более сильным.

Значимость других каналов воздействия внешнего мира на российскую экономику не следует преувеличивать. Ни масштабы ее открытости, ни обремененность внешними долгами на фоне других стран не выглядят чрезмерными. Хотя у некоторых крупных российских компаний (прежде всего металлургических) в начале кризиса возникли серьезные проблемы из-за невозможности перекредитования на мировых финансовых рынках, они вряд ли были более острыми, чем у компаний из других развивающихся стран (Индии, Бразилии, Турции и др.). Со временем кредиторы согласились реструктурировать задолженность, кроме того, на помощь крупным отечественным компаниям пришло государство.

стр. 65

Слабость институтов российской экономики не только препятствует ее долгосрочному росту, но в какой-то мере вывела Россию в "лидеры" по темпам торможения ВВП в ходе текущего кризиса. Механизм влияния этого фактора на кратко- и среднесрочную динамику национальной экономики может быть связан как с ускоренным бегством капитала, ослаблением платежного баланса и нестабильностью валютного рынка, так и с общим уровнем квалификации экономических агентов, не способных принимать качественные управленческие решения в экстремальных условиях мирового кризиса.

Хотя по итогам 2009 г. спад в российской обрабатывающей промышленности почти вдвое превысил сокращение в торговле, на фоне других крупных стран ситуация здесь представляется не такой уж острой. Напротив, по степени ухудшения положения в торговле, строительстве и в секторе финансовых услуг (включая операции с недвижимостью) Россия оказалась в числе наиболее пострадавших стран. В значительной степени это, видимо, объясняется тем, что до кризиса рост этих секторов в России был сильнее, чем в других странах, "завязан" на банковское кредитование, резко сократившееся в ходе кризиса.

Еще одной заметной на фоне других стран "болевой точкой" российской экономики оказалась нестабильность потребительского спроса (инвестиционный спрос тоже внес значительный вклад в торможение роста российского ВВП, но это нельзя назвать совсем неожиданным). В предкризисный период реальные потребительские расходы в России росли чрезвычайно быстро (в среднем на 10% в год за 2000 - 2008 гг.), при этом их подстегивали опережающий рост реальных располагаемых доходов и реальной заработной платы, а также ускоренное развитие потребительского и ипотечного кредитования. Потребительский бум в России явно имел признаки перегрева, поэтому в результате кризиса произошло рекордное для крупнейших стран сокращение потребительского спроса. Если опережающему росту заработной платы относительно производительности труда не будет положен конец, вновь будет заложена база не только для новой фазы лихорадочного потребления, но и для последующего резкого сокращения потребительских расходов. Поэтому в России потребительский спрос может выступить дестабилизирующим фактором, хотя в большинстве стран (особенно в развитых) он играет стабилизирующую роль.

Теоретически повышению стабильности российской экономики может способствовать переход компаний к более совершенным методам управления запасами, но никаких признаков этого процесса пока не видно.

Вообще, оснований для особого оптимизма мы не видим. Приближение президентских и парламентских выборов только усилит тенденцию к популистскому повышению зарплат, пенсий и других социальных выплат. Если цены на нефть не будут расти, возникнут проблемы с финансированием новых обязательств, а значительный бюджетный дефицит усилит формирующиеся диспропорции. Как следствие, в ближайшие годы российская экономика может оказаться в числе наиболее циклически неустойчивых стран.

стр. 66

Приложение

Специализация экспорта крупнейших стран, 2007 г. (по 5 важнейшим товарам)

стр. 67

Окончание приложения

см. таблицу в печатной версии журнала
см. таблицу в печатной версии журнала

Примечание. а Удельный вес 5 важнейших экспортных товаров в общей стоимости товарного экспорта. б Сокращенные названия товарных групп и их четырехзначные коды по ТН ВЭД. По кодам можно восстановить полные названия.

Источники: UN Comtrade; расчеты Центра развития.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ФАКТОРЫ-ЦИКЛИЧЕСКОЙ-УЯЗВИМОСТИ-РОССИЙСКОЙ-ЭКОНОМИКИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Elena CheremushkinaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Cheremushkina

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

С. СМИРНОВ, ФАКТОРЫ ЦИКЛИЧЕСКОЙ УЯЗВИМОСТИ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 17.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ФАКТОРЫ-ЦИКЛИЧЕСКОЙ-УЯЗВИМОСТИ-РОССИЙСКОЙ-ЭКОНОМИКИ (date of access: 04.08.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - С. СМИРНОВ:

С. СМИРНОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Elena Cheremushkina
Актобэ, Kazakhstan
1212 views rating
17.09.2015 (2148 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Творцы Сфинкса и Пирамид, его свиты — Атланты, Луны древний люд.
Catalog: Философия 
15 hours ago · From Олег Ермаков
КРУГЛЫЙ СТОЛ" НА ИСТОРИЧЕСКОМ ФАКУЛЬТЕТЕ МГУ
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
Р. В. Долгилевич. СОВЕТСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ И ЗАПАДНЫЙ БЕРЛИН (1963-1964 гг.)
Catalog: Право 
2 days ago · From Россия Онлайн
Анонс Изучение новой теории электричества, пожалуй, нужно начинать с анекдота, который актуален до сих пор. Профессор задаёт вопрос студенту: что такое электрический ток. Студент, я знал, но забыл. Профессор, какая потеря для человечества, никто не знает что такое электрический ток, один человек знал, и тот забыл. А ларчик просто открывался. Загадка электрического тока разгадывается, во-первых, тем что, свободные электроны проводника не способны
Catalog: Физика 
Как нам без всякой мистики побеседовать с человеческой душой и узнать у нее тайны Мира.
Catalog: Философия 
6 days ago · From Олег Ермаков
АВГУСТ ФОН КОЦЕБУ: ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО УБИЙСТВА
6 days ago · From Россия Онлайн
ОТТО-МАГНУС ШТАКЕЛЬБЕРГ - ДИПЛОМАТ ЕКАТЕРИНИНСКОЙ ЭПОХИ
Catalog: Право 
6 days ago · From Россия Онлайн
ПРОТИВОБОРСТВО СТРАТЕГИЙ: КРАСНАЯ АРМИЯ И ВЕРМАХТ В 1942 году
6 days ago · From Россия Онлайн
ИСТОРИЯ ДВУСТОРОННИХ ОТНОШЕНИИ РОССИИ И БОЛГАРИИ В XVIII-XXI веках
Catalog: История 
6 days ago · From Россия Онлайн
Г. С. Остапенко, А. Ю. Прокопов. НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ ВЕЛИКОБРИТАНИИ XX - начала XXI века.
Catalog: История 
7 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ФАКТОРЫ ЦИКЛИЧЕСКОЙ УЯЗВИМОСТИ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones