Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-15512
Author(s) of the publication: А. И. ЯКОВЛЕВ

Share with friends in SM

Согласно обычаям ваххабитов, на его могиле нет ни мавзолея, ни надписи. Да и ни в каком ином месте Аравии нет ему памятника. Тем не менее память об этом государственном деятеле жива. В частности, его имя носят в Саудовской Аравии ультрасовременная медицинская клиника и военно-воздушная академия. Он прожил без малого 70 лет. За эти годы Саудовское королевство совершило рывок из средневековья в XX век: когда Фейсал (1906 - 1975) родился, пустыни Аравии были населены кочевниками-верблюдоводами, а оседлые племена занимались в оазисах примитивным земледелием и разведением коз. К концу же его жизни Аравия неслась по пути индустриализации, а на нефтедоллары ею закупались инженеры и компьютеры, французские духи и американские истребители, телевизоры, автомобили, драгоценности, спутниковая связь, мясные и молочные консервы из Голландии, учителя из Египта, рабочие из Южной Кореи, Тайваня, Индии, Пакистана, Бангладеш и других афро- азиатских стран. На каждом новом этапе развития Фейсал участвовал в принятии важных решений, а потом, будучи уже королем, выступал в роли реформатора.

История семьи Аль Сауд типична для бедуинской знати. Своему возрождению угасавший клан Саудидов обязан Абдель Азизу ибн Абдель Рахману, более известному как Ибн Сауд. В 1902 г. этот 20-летний эмир, нарушив запрет отца, собрал отряд, чтобы захватить прежнюю столицу Саудидов - городок Эр-Рияд в центре Аравии. Внезапным нападением воины Ибн Сауд а изгнали гарнизон враждебного им рода Шаммаров, потеряв убитыми всего двоих. Покоренные удалью эмира, горожане поклялись ему в верности. Способности сына оценил и отец и принес ему присягу как главе рода, а себе оставил звание советника.

Вскоре Ибн Сауд был провозглашен правителем государства Неджд. В 1913 г. он присоединил земли Эль-Хасы, в 1921 г. - горные районы Джебель-Шаммара, в 1925 г. завоевал Хиджаз со священными для мусульман городами Меккой и Мединой. С ним заключили соглашения основные западные державы. Лондонские политики поддерживали и одновременно сдерживали новое государственное образование в песках Аравии: одной рукой предоставляли финансовые субсидии, другой - давали деньги и оружие противникам Ибн Сауд а, чтобы сохранить контроль над регионом.

Советский генеральный консул вручил верительные грамоты в Хиджазе в


Яковлев Александр Иванович - кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института востоковедения Российской АН.

стр. 62


августе 1924 г., а в феврале 1926 г. СССР признал государство Ибн Сауда как короля Неджда, Хиджаза и присоединенных территорий, в 1932 г. получившее название Саудовская Аравия. В начале 30-х годов СССР ввозил туда не только сахар, спички, лес и самовары, но и нефтепродукты1 .

Объединительное движение, начатое Ибн Саудом, приняло религиозную оболочку, ибо ислам был и остается единственной массовой идеологией в стране. Подчинив под ваххабитскими лозунгами возвращения к нормам "истинного ислама" и единства арабов племена бедуинов, король создал при содействии улемов новую форму организации (по сути дела - подчинения) бедуинов, переведя их на оседлый образ жизни и объединив в ихваны (братства). Отказываясь от междоусобиц и кровной мести, ихваны приносили клятву верности эмиру, чью власть ставили выше кровных уз и племенных обязанностей. При создании первых их поселений Ибн Сауд выдавал ссуды на строительство мечетей, школ и жилых домов, обеспечивал семенами, оружием и амуницией2 .

Позднее о добровольности уже не было речи: племена переводились в ихваны под угрозой расселения, объявления врагами Неджда и лишения пастбищ. Насаждался дух нетерпимости к "неверным", к которым причисляли христиан, иудеев и мусульман, отвергающих учение ваххабитов. Энтузиазм ихванов перерождался в фанатизм. Ибн Сауд создал слепое, хотя и не всегда покорное, орудие объединения Аравии. Ихваны долго оставались ударной силой армии, а когда в конце 20-х годов восстали против короля, то подверглись жестокой расправе, и ихванское движение было ликвидировано3 . Такой была обстановка в Саудовской Аравии, когда на ее исторической сцене появился Фейсал.

Фейсал ибн Абд аль-Азиз ас-Сауд был четвертым сыном Ибн Сауда. Основатель Саудовского государства вступил в несколько десятков династических или обычных браков и оставил после себя 35 сыновей, а всего свыше 300 детей и внуков. Мать Фейсала была его второй женой, умерла рано, и ее смерть стала вторым, после кончины старшего брата Турки (в 17-летнем возрасте), потрясением для впечатлительного Фейсала. Как было принято, первые годы жизни Фейсал воспитывался на женской половине, потом его стали обучать чтению, письму и знанию Корана. Он декламировал Коран наизусть раньше, чем научился хорошо читать; изучал древнюю арабскую литературу, писал стихи. Дед Фейсала по матери - потомок основателя ваххабитского учения - привил мальчику глубокую религиозность. Светских школ в Аравии тогда не существовало, и Фейсал постепенно восполнил недостатки традиционного образования: хорошо знал английский и турецкий языки, стал европейски просвещенным человеком. "Я не получил формального образования в школе, - рассказывал он позднее, - все, что я приобрел, - это благодаря прямому влиянию и руководству моего отца, которому я пытался во всем следовать"4 .

Впервые он пересек границу своей страны 13-ти лет, в сопровождении опытного дипломата Ибн Сунайяна, посетил Англию как представитель короля и глава делегации на переговорах по урегулированию пограничных споров с королем Хиджаза Хусейном. Уже тогда Ибн Сауд разглядел в сыне ум и самообладание. Лондон, встречи с лордом Керзоном, ход переговоров произвели на мальчика сильное впечатление. Наследником престола был в ту пору старший брат Фейсала, Сауд, которому отец отвел военные дела, предназначив Фейсалу дипломатическое поприще, но не исключая его и из военной сферы: в 1922 г. он возглавил поход на Хиджаз. Серьезным испытанием для него стало назначение в 1926 г. вице-королем Хиджаза, только что присоединенного к владениям Ибн Сауда.

Веками Хиджаз жил в ореоле родины ислама, Джидда был одним из крупных портов и торговых центров региона. Эта обретенная провинция была сравнительно более развитой: в пустынном Неджде бедуины и улемы еще считали телефон, радио, автомобили и самолеты изобретением дьявола. Первый увиденный ими автомобиль был сожжен, а с телефоном и радио они примирились после того, как услышали из эфира строчки Корана5 . Жители Неджда были исполнены религиозного рвения в борьбе с кяфирами - отступниками от ортодоксального ислама, которых они видели ив хиджазцах, и в тысячах паломников, "развращенных" чуждой исламу культурой. А Хиджаз уже имел административную структуру управления, газету и зачатки регулярной армии. Правда, понятия "законность" и "государственность" были там неизвестны. Паломников грабили, доходы торговцев и

стр. 63


владельцев верблюдов нередко изымались в пользу правителя, горные племена не подчинялись властям, а источником существования считали ограбление караванов.

Главной задачей Ибн Сауда и Фейсала стало проведение компромиссной политики для постепенного слияния обеих провинций - Неджда и Хиджаза. Фейсал получил тогда от отца ряд уроков государственного управления и сформировался как дальновидный, осторожный и гибкий, но твердый и решительный политик. Путь уступок и соглашений был сохранен и в сфере духовной жизни, и в сфере государственности. В Хиджазе осталась прежняя структура власти, но под контролем вице-короля. В августе 1926 г. была опубликована "конституция" и создан консультативный совет. Это был жест Ибн Сауда в сторону аристократии и богатых торговцев, претендовавших на самостоятельную роль. Эти демократические акты имели декларативный характер. Ибн Сауд не хотел делиться властью и, как только укрепил свое положение, свел "конституцию" на нет.

Открытой силой король укреплял государственность, наводил порядок. В Хид-

стр. 64


жазе это означало обеспечение паломничества как основного источника пополнения казны, способствовавшего признанию Ибн Сауда хранителем святых мест. В Неджде оставалась задача подчинения всех племен. Король продолжал выплату субсидий ряду племен при условии прекращения ими грабежей караванов, но размер субсидий он уменьшил, а меры наказания ужесточил. Были созданы летучие отряды ихванов для борьбы с нарушителями порядка. Суд вершился по законам шариата6 . Вору отрубали руку, которую вешали ему на шею. Рецидивисту отрубали ступню левой ноги. За убийство отсекали голову. Ихваны не знали снисхождения, и через несколько месяцев после завоевания Хиджаза в каждом населенном пункте можно было видеть людей, понесших наказание. Характерным для нравов страны был случай, происшедший спустя два десятилетия. Подвыпивший в гостях у английского консула в Джидде один из младших сыновей Ибн Сауда застрелил своего гостеприимного хозяина. Отец предложил вдове на выбор - голову своего сына или пожизненную пенсию. Практичная женщина выбрала второе.

Поощрялось развитие автомобильного транспорта. Автомобили, оснащенные пулеметами, стали в руках Ибн Сауда оружием против непокорных племен или роптавших ихванов. Социальной опорой Ибн Сауду служила верхушка общества. Шейхам была дана свобода действий внутри племени, но на них возлагалась ответственность за поведение соплеменников. Подчиненные королю и получающие субсидии, они постепенно превратились в высших администраторов. Ради успокоения улемов и ихванских фанатиков была создана религиозная полиция - Лига поощрения добродетели и осуждения греха - для наблюдения за исполнением норм шариата. Был введен единый государственный налог, "закят", что для населения означало усиление гнета, но было выгодно купечеству, для которого устанавливалась норма налога в размере 2,5% капитала или стоимости товаров. Данный акт наряду со снижением таможенных пошлин, наведением порядка на дорогах и автомобильным бумом способствовал поддержке короля хиджазским купечеством.

В 20-е годы Ибн Сауд создал в Аравии единое государство и расчистил путь к абсолютной монархии. А Фейсал в начале 30-х годов уже выполнял обязанности вице-короля и председателя Совета, министров Хиджаза, стал первым министром иностранных дел королевства. После наследника престола Сауда он был третьим человеком в государстве. В Джидде у него имелся свой двор с административным аппаратом. В те же годы зародилось соперничество двух братьев. В 1926, 1932 и 1939 гг. Фейсал совершает поездки по Европе, изучает чуждые нравы, знакомится с политическими системами и учениями, постигает законы международных отношений. В 1926 г. он посетил и СССР.

Запад все больше нуждался в жидком топливе для автомобилей, самолетов, судов. Господствовавшие на Ближнем Востоке британские нефтяные компании успешно добывали нефть в Иране, а в начале 20-х годов обратились и к Аравии. Поиски там нефти оказались для Англо-Иранской нефтяной компании (АИНК) неудачными, и она отказалась от концессии. После этого мало кто верил в нефтяное будущее Аравии. Но зимой 1931 г. в стране появились американские геологи. Они посоветовали королю решить финансовые затруднения предоставлением компаниям США концессии на добычу нефти. В переговорах с американской "Стандард Ойл Компани оф Калифорниа" ("Сокал") в составе саудовской делегации участвовал Фейсал. Позднее льстецы называли его "отцом Арамко", хотя вернее отнести это определение к главе делегации, министру финансов Абдалле Сулейману.

Эти переговоры в конечном счете определили будущее страны. Соглашение с "Сокал" было подписано в мае 1933 г., и ей отдали на откуп обширные территории на побережье Персидского залива. Первая нефть была там найдена в августе 1935 г., в марте 1938 г. - уже в коммерческих количествах, а в 1939 г. началась промышленная разработка месторождений, богатейших в мире и весьма рентабельных. Добыча саудовской нефти принесла немалую прибыль: себестоимость продукции в 1948 г. составляла 0,4 долл. за баррель (нефтяной баррель - около 159 л), тогда как на мировом рынке цена барреля аравийской нефти равнялась 2,22 долл. и выше. В первые два десятилетия доходы "Арамко" (куда кроме "Сокал" вошли еще три американские компании) составляли в среднем 57,6% невложенный капитал, в 1961 г. - 81,5%. В нефтяной же промышленности США чистый доход составлял в те годы 10 - 12% на вложенный капитал7 .

Правительство США не сразу оценило важность Аравии как экспортера нефти

стр. 65


и в начале 40-х годов отказало "Арамко" в предоставлении помощи Саудовской Аравии по ленд-лизу. С началом второй мировой войны компания сократила добычу, а Ибн Сауд требовал увеличения отчислений. Между тем правительство У. Черчилля предоставило королевству займы на 17 млн. долларов. Активность англичан обеспокоила деловых людей в Вашингтоне. В феврале 1943 г. президент Ф. Рузвельт направил в конгресс США письмо, где отмечал, что "защита Саудовской Аравии жизненно важна для обороны Соединенных Штатов". При встрече с Ибн Саудом весной 1945 г. он сказал, что "президент США является прежде всего бизнесменом... и как бизнесмен проявляет интерес к Аравийскому полуострову"8. Это способствовало налаживанию "особых отношений" между двумя странами.

События 30 - 40-х годов завершили формирование Фейсала как дипломата и политика. Уроки, которые он извлек из взаимоотношений с западными державами, состояли в том, что в международных отношениях следует учитывать и силу, и слабость королевства. Единственный фактор силы его страны в те годы - нефтяные месторождения, хотя саудовская сторона была лишь юридическим их владельцем. Слабость же королевства вынуждала его правителей лавировать между США и Англией. Тогда Фейсал и сделал свой выбор в пользу США как основной внешней опоры, чему способствовали и объективные, и субъективные обстоятельства.

Первым следствием деятельности американских нефтяных компаний стал строительный бум, повлекший за собой отток бедноты из пустыни и городов: бывшие ремесленники, торговцы, ловцы жемчуга, водоносы, разорившиеся земледельцы и часть кочевников составили ядро аравийского пролетариата. С того времени развитие страны пошло по двум направлениям. В районах нефтепромыслов создавалось современное промышленное производство и развивалась новая инфраструктура. На остальной территории развитие шло по-прежнему ни шатко, ни валко: кочевники пасли стада верблюдов, торговцы перепродавали товары Египта и Ирана и часть их быстро богатела благодаря посредническим операциям с западными компаниями. Сохранялись те же пыльные, узкие и темные по ночам улочки средневековых городов, построенные из камня крепости, шумные рынки, бесправие женщин и рабов, всесильность шейхов и улемов. Страна развивалась как бы в двух измерениях.

Королевство и королевская семья быстро богатели. За счет отчислений от доходов американских компаний правительство получило в 1938 г. около 500 тыс. долл., в 1940 г. - 2,5 млн., в 1945 г. - 5 млн., в 1948 г. - 50,8 млн., в 1952 г. - 212,2 млн. долларов9 . Но общие проблемы, стоявшие перед страной, не решались, а усложнялись. Деньги сами по себе - еще не решение проблем, богатство - еще не процветание. Ибн Сауд продолжал править страной как шейх племени. Возраставший поток доходов шел на нужды королевской семьи и использовался ею так, как делали это дети пустыни из арабских сказок. "Нефтяной джин" строил мраморные дворцы с роскошной мебелью, плавательными бассейнами и прохладными зимними садами, установками для кондиционирования воздуха. Появились сотни американских автомобилей, груды золота тратились на жен, наложниц, содержание собственных дворов. Ни о каком производительном использовании доходов не было речи. Саудиды жили по меркам феодального общества. Они восприняли нефтяные доходы как дар Аллаха и соответственно расходовали их.

Но Ибн Сауд дряхлел, и перед ним стал вопрос о преемнике. Пробыв абсолютным властителем более полувека, король за два месяца до смерти передал пост главы правительства Сауду, хотя были известны его слова: "Я хотел бы иметь несколько Фейсалов". Опасаясь соперничества старших сыновей, Ибн Сауд заставил их перед своей смертью поклясться не бороться друг с другом за власть. В ноябре 1953 г. он умер. Собравшиеся у его тела Саудиды принесли присягу Сауду как королю, Фейсалу - как наследнику престола. Новый монарх оставил себе пост премьер-министра, сохранив за братом министерство иностранных дел. Последний был оскорблен, но внешне смирился. Не все в стране одобрили такой ход событий. Один предприниматель позже сказал: "Из-за того, что Фейсал хранил верность своему слову, мы потеряли 11 лет и гору золота"10 .

Новый монарх видел свою задачу в продолжении политики отца, всемерном увеличении нефтедобычи. Тратить деньги он умел, владея 24 дворцами, из которых лишь строительство роскошного ан-Насранийя обошлось в 120 млн. долл.; его

стр. 66


автопарк насчитывал 250 "кадиллаков", личные доходы составляли около 48 млн. долл. в год. На содержание королевской семьи шла пятая часть нефтяных доходов, по 30 тыс. долл, и более в год на каждого принца. Монархия погрязла в долгах иностранным и местным банкам. Государственные чиновники месяцами не получали жалованья. К середине 50-х годов риал обесценился наполовину. Дефицит госбюджета составил 300 млн. риалов. Взяточничество расцвело махровым цветом. Правитель одной из провинций за 30 тыс. риалов избавил от годичного тюремного заключения и ежемесячной порки нескольких подрядчиков, арестованных за пьянство. Он заставлял местные банки продавать ему иностранную валюту по официальному курсу, а затем перепродавал ее на черном рынке. В стране сохранялось рабство. Нефтяные доходы тратились Саудидами и родоплеменной аристократией на приобретение рабов из Нигерии, Дагомеи, Эфиопии, Сирии, Ирака. Работорговля была прибыльным делом. У короля имелось около 10 тыс. рабов. Центрами работорговли служили Мекка и Эр-Рияд, где существовали невольничьи рынки.

Непроизводительные траты Сауда, финансовый кризис, поведение короля, представлявшее разительный контраст с пуританскими ваххабитскими нормами, вызывали массовое недовольство. Нарождающаяся саудовская буржуазия желала большей стабильности, а бедствующие народные массы хотели хотя бы не голодать: "Тому, кто украл лепешку, отрубают руку, а тому, кто украл миллион, целуют руку".

Сауд предпринимал, правда, шаги, направленные на развитие экономики, однако этого было недостаточно. Последней каплей для взрыва открытого недовольства стало сообщение об участии короля в заговоре с целью убийства президента Объединенной Арабской республики Г. А. Насера. Утром 24 марта 1958 г. во время праздничного завтрака перед королем предстали 12 принцев во главе с десятым сыном Ибн Сауда Фахдом: "Мы решили потребовать вашего отказа от своих полномочий, но ваш брат Фейсал возражал и просил сохранить вас на троне. Мы принимаем это с условием передачи ему всей королевской власти". Сауд отверг ультиматум и пригрозил принцам, потом остыл. Большая часть населения, армия, американские нефтяные компании и посольство США были за Фейсал а. Сауд был вынужден назначить Фейсала премьер- министром и существенно расширил права Совета министров в вопросах экономики.

В июне 1958 г. новое правительство с помощью экспертов из Международного валютного фонда разработало программу упорядочения финансов. Были введены жесткие ограничения на импорт, прекращен ввоз предметов роскоши и легковых автомобилей, введено валютное регулирование, уменьшены расходы королевской семьи, сокращены другие ассигнования, национализирован порт Джидда, ограничена свобода торговли для выходцев из других стран, которых обязали передать саудовским партнерам не менее 51% капитала. В январе 1960 г. Совет министров объявил о завершении программы стабилизации экономики.

Эти полтора года новой деятельности Фейсала вызвали и удовлетворение, но и сильное недовольство верхов и низов. Эмиры и шейхи возмущались запретом на импорт, мелкая буржуазия и городские жители стали жить еще хуже. Даже бедуины были недовольны: им сократили выплаты из королевской казны. Внутри королевской семьи была группа современно мысливших молодых эмиров, желавших проведения демократических реформ и модернизации страны, но даже они осуждали Фейсала за жесткие методы. Король Сауд использовал выгодную ситуацию и улучшение экономического положения как главный козырь в борьбе за укрепление своей власти. Шейхам он разрешил импорт автомобилей, племенам восстановил субсидии, эмирам-модернизаторам обещал реформы. В декабре 1960 г. было объявлено об отстранении Фейсала от власти и сформировании нового правительства.

Казалось, что это - поражение Фейсала. Но кризис монархии не ограничивался рамками экономики. Сауд, вернув себе полноту власти, вновь столкнулся с трудностями, которые разрешить не мог, ибо не понимал, что речь шла о кризисе феодального общества, втянутого в мировое капиталистическое хозяйство, что надо менять основы. Различные социальные группы выражали недовольство отсталостью страны, колониальной структурой экономики, проамериканским курсом внешней политики. Шла ожесточенная борьба в саудовском обществе. На одном полюсе находились могущественные традиционные силы, выступавшие с позиций

стр. 67


ислама за использование нефтяных богатств, "посланных Аллахом", при сохранении существующего положения и усилении изоляции страны от внешнего мира. На другом полюсе находились антиимпериалистические и антимонархические силы. Одно время к ним примыкали либералы-министры и некоторые принцы королевской семьи. Ядром этих сил стал Фронт национального освобождения (ФНО). В число его основных требований входили освобождение страны от господства "Арамко", развитие национальной промышленности, введение конституции, ликвидация рабства, борьба с неграмотностью, политика нейтралитета и мирного сосуществования. Обе группировки опирались на поддержку народных масс, но не были в состоянии самостоятельно решить ни одного из основных вопросов.

Между крайними группировками существовал спектр других, отличавшихся оттенками и составлявших большинство, которое отвергало крайности, но было готово к переменам. Во главе его стояла единственная реальная политическая сила в стране - большинство королевской семьи. Сауд лавировал. В 1961 г. он призвал мусульман объединиться в "Исламский союз". Тогда же, вопреки давлению американцев, закрыл базу ВВС США в Дахране. Его сын заявил, что Саудовская Аравия не будет воздерживаться от использования своей нефти как политического оружия, если арабские права в Палестине и дальше будут игнорироваться11 . В правительстве впервые большинство постов заняли лица не из клана Саудидов. Был создан национальный совет по доработке проекта конституции, в котором более трети составили представители местной буржуазии. Во главе Высшего комитета планирования был поставлен лидер левых радикалов среди Саудидов принц Талал. Отменили цензуру.

Однако Сауд не смог изменить политику в целом. Его действия были лишь маневром с целью разобщить противников и выиграть время, укрепив личные позиции. В марте 1961 г. был принят закон, по которому виновных в преступлениях против королевской семьи или государства и в попытке изменить существующий режим приговаривали к смертной казни или 25 годам заключения. В сентябре 1961 г. Талал и его сторонники были выведены из правительства. Талал вместе с четырьмя братьями уехал в Бейрут и там объявил о начале борьбы против режима Сауд а, заявив, что он и его последователи хотят установления демократического и конституционного правления в рамках монархии12 . Либеральный национализм не мог напугать Саудидов, и их объединяло против пяти принцев-бунтарей намерение отодвинуть соперников в тень, дабы освободить места у вершины власти для "своих".

Начало 60-х годов явилось порой выбора между двумя лагерями на земном шаре. И Фейсал выбирал, на кого сделать ставку. Главным доводом в пользу американцев стало уважение ими духовных традиций и веротерпимость. Но и американцы делали выбор. Задача казалась им простейшей: увеличить помощь надежному союзнику Сауду. Однако так не случилось. С приходом в Белый дом Дж. Кеннеди начались перемены в азиатской политике США. Его линия "новых рубежей" была переоценкой характера американских возможностей. Основой новой тактики послужила доктрина "перехвата революции", которая во многом оправдала себя. В области политической она допускала демократические преобразования, в социально-экономической - расширение сотрудничества Запада с национальным капиталом и поддержку реформ, чтобы устранить пережитки феодализма и освоить новые рынки сбыта. Радикальное течение, угрожающее геополитическим целям США, считалось враждебным.

Саудовский режим не препятствовал очень осторожному сближению с Западом13 . А тот стремился к другому: поддерживать те режимы в развивающихся странах, которые заняты экономической модернизацией и постепенным приобщением масс к политической власти14 . Интересам США соответствовал такой правитель Аравии, который был бы способен осуществлять реформы в рамках существующей политической системы, сохраняя верность отношениям с Западом. Именно таким человеком был Фейсал. 4 октября 1962 г. он встретился с Дж. Кеннеди, 17 октября был снова назначен премьер- министром, а 27 октября сформировал новое правительство.

Между тем в сентябре 1962 г. в соседнем, нищем и отсталом Северном Йемене произошла антимонархическая революция. Там были конфискованы земли и дворцы свергнутой династии Хамидаддинов, объявлено об уравнении в правах всех

стр. 68


граждан и установлены тесные связи с Египтом. Революция в Йемене прозвучала как последнее предупреждение Саудидам, в армии которых тоже имелось немало и патриотов, и честолюбивых офицеров, хотя в целом саудовское общество еще не поднялось выше феодально-племенного уровня, а массы населения не хотели знать никакой другой идеологии, кроме ислама в его средневековой форме15 . Инертность аравийского общества облегчала режиму достижение самосохранения, хотя и затрудняла преобразования. Опасность таилась в другом: в "Коммюнике N 1", подписанном президентом Йеменской Арабской республики, говорилось о необходимости свержения власти всех королей и эмиров и образовании единой Республики Аравийского полуострова. Таковы были внешние и внутренние условия возвращения Фейсала к власти.

Первые месяцы его правления были наполнены разнообразными действиями: 6 ноября 1962 г. разорваны дипломатические отношения с насеровским режимом, 7 ноября отменено рабство, 22 ноября создана национальная нефтяная компания "Петромин". Программа социально-экономических преобразований, предложенная Фейсалом на заседании Совета министров 6 ноября, открывала путь к решению насущных проблем с позиций дальновидных представителей правящего класса. Для достижения этих целей в распоряжении Фейсала оказалось чуть более 10 лет.

Иногда кажется, что короли вольны выбирать, когда и как проводить преобразования. Но на деле существуют факторы, которые невозможно обойти. Фейсал совершил то, чего не мог сделать Сауд: перехватил прогрессивную инициативу национально-патриотических сил и в то же время продемонстрировал традиционалистам верность исламу и обычаям. Если Ибн Сауд был занят прежде всего собиранием государства, то его сын рьяно укреплял свою власть, созидая в условиях капитализирующегося общества абсолютную монархию и с ее помощью обеспечивая успех реформ. Роль государства возросла и в сфере экономики, и в политике, за счет прекращения монополии религиозных институтов. В то же время Фейсал вовсе не отказывался от ислама как идеологической основы и использовал идеи исламских реформаторов. Такой дуализм сдерживал развитие страны, пока общество не синтезировало оба разнородных начала. В 1966 г. Фейсал сказал: "Мы намереваемся двигаться вперед благодаря широкому планированию, ведомые нашими исламскими законами и верой... Мы избрали экономическую систему, основанную на свободном предпринимательстве, так как мы убеждены, что она абсолютно подходит к нашим исламским законам и соответствует условиям нашей страны, предоставляя возможность людям, обладающим инициативой, и любым группам работать для общего блага"16 .

В условиях Аравии такая программа Фейсала имела положительное значение, и буржуазные преобразования стали значительным рывком вперед, хотя встретили неоднозначное отношение со стороны и традиционалистов, и левых радикалов. В 1967 г. ведущая оппозиционная организация - нелегальный марксистский Фронт национального освобождения Саудовской Аравии - призвала народ к вооруженной борьбе; реформы расценивались как попытка "хоть как-то ослабить в стране недовольство режимом". Фронт звал к освобождению от "реакционных элементов и империалистов", к установлению "справедливого, демократического правления"17 . Фейсал отмечал, что более высокий уровень процветания и стабильности достигается в странах, идущих по пути медленного прогресса, а не кровавых революций. Впрочем, с противниками режима король боролся и делом: их арестовывали, сажали в тюрьмы, высылали. В 1969 г. было казнено 30 участников попытки вооруженного переворота. Особенно большое внимание стало уделяться армии после ливийской революции 1969 г.: в противовес регулярным войскам была реорганизована Национальная гвардия.

Умеренная оппозиция, олицетворением которой служил эмир Тал ал, сошла на нет. В 1964 г. "свободным эмирам" разрешили вернуться на родину. Талал выступил с заявлением о признании своей деятельности вне Саудовской Аравии ошибочной. К середине 60-х годов либералы начали сознавать, что прочный политический режим Фейсала предлагает им больше, чем революция18 . Так среди трех политических сил в Саудовской Аравии, олицетворявшихся Саудом, Фейсалом и Талалом, стала доминировать одна: модернизаторы, усиленные за счет и традиционалистов, и либералов.

Тем не менее, решительный, волевой и жестокий политик Фейсал не сразу при-

стр. 69


нял высшую власть. С весны 1963 г. полномочия короля стали призрачными, он подолгу путешествовал за границей. В марте 1964 г. Фейсал получил королевские полномочия при сохранении Сауда на троне, а в октябре улемы выпустили фетву, провозглашавшую Фейсала королем, но он не пожелал нарушить слово, данное отцу, и отнять власть у брата, опиравшегося на королевскую гвардию. Лишь после отречения Сауда 1 ноября 1964 г. на следующий день новым королем был официально провозглашен Фейсал ибн Абдель Азиз. Ожесточеннейшая борьба за власть закончилась бескровной победой.

И сразу же основное внимание Фейсал обратил на экономику. Вокруг него сложилась группа способных высококвалифицированных специалистов. Компетентными были Совет министров, королевские советники, помощники. Однако он старался сам входить во все дела и принимать окончательные решения. Главными направлениями его политики стали создание национальной нефтяной промышленности, широкое развитие транспорта и связи, увеличение притока валюты.

Арабские страны долгие годы боролись против диктата Запада в нефтяных делах, но успехи были невелики. Единственное, на что пошла "Арамко", - повысила жалованье саудовским рабочим, перевела штаб-квартиру компании из Нью-Йорка в Дахран и ввела двух саудовцев в совет директоров. В целом же она продолжала оставаться "государством в государстве", имела свои флот, авиацию, охрану, систему магазинов, радио, телестанцию. Фейсал вознамерился изменить такое положение. Еще в конце 50-х годов саудовский министр по делам нефти А. Турайки выдвинул лозунг "Арабскую нефть - арабам!" и был горячо поддержан на Арабском Востоке. Позднее он же предложил, не откладывая, национализировать американскую нефтяную промышленность, даже при временной утрате прибылей19 . Фейсал в 1962 г. выслал Турайки из страны и два года спустя лишил его подданства.

Если линия Турайки носила ярко выраженную антиимпериалистическую окраску, то Фейсал предпринимал лишь отдельные акции такого рода, а как только дело касалось сути прежних отношений с Западом, менял позицию. Кроме того, Аравия пока не располагала возможностями самостоятельного обслуживания нефтяного хозяйства, не имела специалистов, опыта, связей на рынке, транспорта, многого другого. Яркая политическая акция обернулась бы ухудшением экономического положения. В условиях конфликта с Западом это привело бы к необходимости контактов с СССР, что породило бы новый комплекс проблем, и Фейсал предпочел начать с малого.

Основным орудием он сделал государственную нефтяную компанию "Петромин", созданную в ноябре 1962 г. независимо от могущественной "Арамко". На "Петромин" возлагалась задача реализовать государственные проекты по линии ресурсов, импорта, разведки полезных ископаемых и создания компаний для добычи, транспортировки и сбыта нефти и ее производных. "Петромин" стала главным агентом саудовского государства в нефтяных делах, начала самостоятельно осуществлять новые проекты и на равных участвовать с западными компаниями в уже реализуемых. В сентябре 1960 г. Саудовская Аравия стала одним из основателей Организации стран - экспортеров нефти (ОПЕК), в рамках которой участвовала в борьбе за равноправные отношения с нефтяными монополиями, в 1972 г. подписала с "Арамко" соглашение о передаче к 1982 г. 51% участия в нефтяной концессии.

В других отраслях также происходили перемены. Первым металлургическим предприятием в стране стал в 1966 г. Хиджазский комбинат. При Сауде в год строилось 132 км дорог с твердым покрытием, при Фейсале - до 850 км; были реконструированы старые порты, построены новые, улучшился воздушный флот; почтовые отправления возросли с 6,5 млн. единиц в 1955 г. до 92,4 млн. в 1972 году. Были приняты закон, поощряющий развитие национального капитала, и закон об иностранных инвестициях, дававший им те же привилегии, что и национальным. К середине 60-х годов в Саудовской Аравии имелось три частных банка, спустя десять лет - более дюжины национальных и иностранных. Развитие банковского дела сдерживал запрет на взимание процентов, связанный с осуждением в Коране ростовщичества. Поэтому саудовские банки, не выплачивая и не взимая ссудных процентов, получали лишь "комиссионные". Создавались государственные фонды для оказания помощи сельскому хозяйству, обрабатывающей промышленности, жилищному и промышленному строительству. Превратив "Петромин" в много-

стр. 70


отраслевой концерн, государство в 80-е годы начало его приватизацию путем продажи акций. Та же судьба предназначена авиакомпании "Саудия", промышленной компании "Сабик" и некоторым другим. Так режим растит свою массовую опору - средний класс. Правда, наибольшие выгоды от такой политики получили крупная буржуазия, предприниматели и банкиры из королевской семьи.

Фейсал не проявил желания заняться бизнесом (в отличие от нынешнего короля Фахда, который по размерам личного состояния входит в мировой клуб миллиардеров), но своих детей готовил к такой деятельности и ежегодно переводил десятки миллионов долларов в западные банки. Из его сыновей крупнейшим предпринимателем стал эмир Абдаллах. Он занимал посты вице-губернатора Хиджаза,. министра здравоохранения и внутренних дел, затем обратился к бизнесу и ныне возглавляет более 10 компаний и агентств по сбыту американских автомобилей, японской электроники, морским перевозкам, производству стройматериалов. Совместно с англичанами он создал крупнейший сахарный завод. Из внуков короля очень активны в бизнесе сыновья Абдаллаха: известный поэт эмир Мухаммед стал монополистом в производстве хлебобулочных изделий, эмир Халед - одним из основателей национальной цементной промышленности. Создавая тепличные условия для частного сектора, Фейсал улучшал и положение широких масс, гарантировал право на труд и положил начало новой социальной политике в отношении аравийских рабочих, принесшей монархии успех. Введение прогрессивного трудового законодательства, защита от безработицы, строительство дешевых домов для рабочих, высокая заработная плата были дарованы сверху. Так была сужена база социальных конфликтов, а Саудиды обрели славу благодетелей.

С 60-х годов в бюджете увеличиваются расходы на здравоохранение и образование. Полностью реализован программный пункт о бесплатном медицинском обслуживании и снабжении лекарствами подданных с оплатой их лечения за границей, хотя кочевники еще долгие годы предпочитали амбулаториям и врачам сурьму и верблюжью мочу. В 120 км от столицы построена клиника имени Фейсала как показательный центр медицины. Ее здания возведены по проекту английских архитекторов, самое современное оборудование было привезено из США, Италии, Японии и ФРГ. Первая очередь клиники обошлась почти в 100 млн. фунтов стерлингов. Клиника рассчитана на 500 коек, палаты одноместные, имеются собственная электростанция, система мощных кондиционеров, студия цветного телевидения, вычислительный центр, бассейн. Для 1200 врачей, медсестер и служащих выстроен отдельный поселок.

В 1956 г. в стране были грамотными лишь 5% населения, спустя 20 лет - более 30%. Так как бедуины не сразу поняли важность учения, им стали выплачивать компенсацию за сыновей-учеников как за "потерянных работников". Пятерых собственных сыновей Фейсал послал учиться в Англию, двоих - в США, дочерей - в Швейцарию. Третья его жена Иффат, с которой он прожил 40 лет (с первыми двумя он разошелся), открыла в летней королевской столице Эт-Таиф светскую школу для мальчиков, потом первую в стране школу для девочек, позднее помогла становлению женского педагогического колледжа. Согласно саудовскому законодательству, при выдаче лицензии на предприятие предпочтение отдается той компании, которая сама готовит для себя кадры из местного населения. В пять раз выросло число студентов, обучающихся за счет государства за границей, причем практически все они после получения дипломов возвращаются на родину.

Фейсал уделял также большое внимание исламу. К концу его правления в стране с 8 млн. жителей насчитывалось более 20 тыс. мечетей, 40 тыс. священнослужителей, десятки духовных училищ, три духовных университета. Ежегодно строилось до 20 новых мечетей, в проектах которых сочетаются аравийские традиции и архитектурный модерн. Фейсал, как и его отец, не любил обращения "Ваше Величество", не терпел называться королем, именуя себя "первым среди других шейхов". Раз в неделю двери его дворца были открыты для всех. К нему шли обедневшие кочевники, паломники, иностранные журналисты и многие другие. Фейсал, старея, оставался таким же худым, с сухим лицом, на котором выделялись ввалившиеся щеки и глубоко запавшие глаза. На Западе в 70-е годы широко распространялись слухи о его болезнях, пресса стала обсуждать грядущую смену власти. Между тем ему предстояло еще одно крупное деяние.

Широкие круги мировой общественности по-настоящему узнали о Саудовской

стр. 71


Аравии в октябре 1973 г., когда слова "нефтяное эмбарго", "арабы", "король Фей-сал" и "ближневосточный конфликт" сплелись в один узел. Фотографии Фейсала в традиционном головном уборе - "укале", перевитом четырьмя шнурами, замелькали в газетах. В отношении ближневосточного урегулирования его политика была противоречивой. Он не признал территориального расширения Израиля, но и не отрицал его права на существование20 . Еще в 50-е годы он, тогда министр иностранных дел, поддерживал Египет в требовании национализации Суэцкого канала и во время тройственной агрессии Англии, Франции и Израиля против Египта. Охлаждение саудовско-египетских отношений в конце 50-х годов перешло в начале 60-х в открытый конфликт, и нормализовались они спустя 10 лет.

Фейсал решил "оторвать" Египет от СССР и действительно преуспел в этом. Особенность его политики состояла в том, что он всегда ставил лишь реальные задачи, потом неспешно брался за дело и доводил его до конца. Один из примеров его успеха - создание организованного движения исламской солидарности вопреки сопротивлению некоторых арабских стран. Наибольшие трудности у Фейсала имелись в отношениях с США, причем его проамериканская политика объяснялась не только субъективными причинами. Саудовская Аравия не испытала прямого колониального гнета, а прежнее господство Великобритании в арабском мире питало антианглийские настроения. Экспансия США, не связанная с политической зависимостью, рассматривалась как нечто отличное от традиционной колониальной линии. Хотя Фейсал выступил против доктрины Эйзенхауэра (укрепление позиций США на Ближнем Востоке), он сохранил хорошие отношения с "Арамко".

Признавая империализм основной угрозой арабскому и исламскому миру, он не испытывал к Западу личной вражды. С одной стороны, он относился к США как к защитнику арабо-мусульманского мира от коммунизма, а с другой - как к покровителю сионизма21 . В 1966 г. во время его визита в США между ним и президентом Л. Джонсоном был согласован вопрос о содействии экономическому подъему развивающихся стран, с тем "чтобы они были в состоянии сами противостоять коммунизму". После 1973 г. Фейсал увеличил помощь слаборазвитым странам Азии и Африки, ассигнуя на эти цели до 10% расходов бюджета. Условие было одно: отход от СССР, снятие социалистических лозунгов и переход к капиталистическому развитию. До сих пор королевство оказывает такую финансовую помощь бедным странам, помимо выделения десятков миллиардов долларов Египту, Сирии и Иордании как участницам ближневосточного конфликта. Фейсал вложил немало и во Всемирную антикоммунистическую лигу.

Только открытая поддержка США политики Израиля и нежелание американских монополий установить равноправные отношения с арабскими странами вызвали кризис, переросший в открытый конфликт. В мае 1973 г. в Женеве состоялась закрытая встреча Фейсала с руководителями "Арамко". Его положение было затруднительным: как "хранитель святых мест" он приложил немало стараний для политического объединения мусульманских государств. Но его следование американскому курсу вызывало недовольство в арабском мире. Фейсалу пришлось выбирать между общеарабским делом и союзом с Западом. Он выбрал первое и в Швейцарии разъяснил лидерам "Арамко", что выступает за расширение дружбы с США, однако не хочет оказаться в изоляции в арабском мире22 . Тогда же министр по делам нефти А. Заки Ямани открыто заявил об использовании Саудовской Аравией нефти как политического оружия. Вместе с тем саудовские министры напомнили, что их королевство является единственным верным защитником американских интересов в регионе, который подрывается сионизмом и коммунизмом.

"Арамко" развернула в США пропагандистскую кампанию, пытаясь оказать влияние на Белый дом и конгресс, но она вызвала негативную реакцию, и нефтяным магнатам пришлось публично оправдываться. Президент Р. Никсон не счел серьезными угрозы слабых арабских стран, ибо помнил неудачу первого нефтяного бойкота в 1956 году. 6 октября 1973 г. вспыхнула четвертая арабо-израильская война. 19 октября, узнав о распоряжении Никсона предоставить Израилю военную помощь, Фейсал принял решение о сокращении добычи нефти на 10% и спустя месяц - о взятии под контроль всех операций "Арамко", не дожидаясь 1999 г. (время окончания срока концессии). Такой поворот в политике Фейсала изменил ситуацию в нефтяном мире, хотя эйфория, охватившая советские средства массовой информации по поводу "радикальных антиимпериалистических действий" араб-

стр. 72


ских нефтедобывающих стран, быстро утихла. Стало ясно, что и эмбарго, и национализация нефтяных компаний Запада в арабском мире есть не противоборство двух лагерей, а конфликт двух неравноправных сторон внутри одного лагеря.

Эмбарго было отменено через пять месяцев и не оказало существенного влияния на экономику стран Запада23 . Более важным оказалось повышение арабскими странами цен на нефть. Это вызвало трудности для нефтеимпортирующих стран. Однако действия Фейсала предстали в новом свете после появления в 1974 г. серии сенсационных статей: нефтяные монополии обвинялись в сговоре с Саудовской Аравией по вопросам сокращения добычи и повышения цен на нефть24 . Действительно, чистая валовая прибыль "Арамко" к концу 1973 г. составила 3,2 млрд. долл., увеличившись по сравнению с 1969 г. на 350%25 . Наконец, национализация тоже оказалась не слишком революционной. К началу 70-х годов для акционеров "Арамко" доходы от добычи нефти снижались и они готовы были уступить эти позиции саудовцам, сохраняя в своих руках обслуживание предприятий, транспортировку и сбыт нефти и нефтепродуктов. Получив компенсацию за свое имущество, нефтяные компании обратили взор к другим видам энергетического сырья, постепенно становясь энергетическими монополиями.

Фейсал знал, что делал: меняя характер отношений с Западом, он не хотел менять их суть. Предложения Ирака осенью 1973 г. о национализации в арабских странах всего имущества американских компаний и изъятии арабских капиталов из западных банков были им отвергнуты. А без Саудовской Аравии нефтяные санкции арабов не могли иметь серьезных последствий для Запада.

Между тем в США пресса нагнетала вражду к королевству, публиковались "планы" разделения его на три части, появились сообщения о подготовке десанта американской морской пехоты для захвата нефтепромыслов. Фейсал еще в августе 1969 г. призвал мусульман к священной войне за освобождение мусульманских святынь в восточной части Иерусалима от иноверцев. Осенью 1973 г. он часто повторял: "Ни при каких обстоятельствах мы не согласимся отказаться от арабского Иерусалима", поддерживал требование создания государства, возглавляемого Организацией Освобождения Палестины, и приложил немало усилий для переориентации Египта на сотрудничество с США, чтобы упрочить противостояние Израилю.

И все-таки он "перемудрил", не учтя того, что инициативу могут у него перехватить. Президент Египта А. Садат перешел на рельсы, проложенные для него госсекретарем США Г. Киссинджером. Фейсал нечаянно способствовал будущему сближению Египта и Израиля и ослаблению единого фронта арабских стран. Он пытался предотвратить сепаратные сделки с Израилем и в начале 1975 г. выступил за возобновление прерванной работы Женевской мирной конференции. 24 марта 1975 г. сессия совета Лиги арабских стран занялась выработкой общей позиции, но на следующий день Фейсал был убит.

Утром он принимал родственников, шейхов племен и богословов, пришедших с поздравлениями по случаю празднования дня рождения пророка Мухаммеда. К королю приблизился его племянник эмир Фейсал ибн Мусаед и несколько раз выстрелил в него из пистолета. Фейсал упал, истекая кровью, и вскоре скончался. В первом сообщении радио Эр-Рияда говорилось, что молодой эмир сошел с ума. Потом следствие утверждало, что убийца руководствовался личными мотивами: он был помолвлен с дочерью бывшего короля Сауда, которого Фейсал принудил отречься от престола; в 1966 г. его старший брат Халед был застрелен полицией, когда шел во главе толпы фанатиков громить телевизионную станцию; наконец, он считал, что получал от королевской казны недостаточно денег на свое содержание. Возникали и другие версии, хотя все они и звучали правдоподобно, заметим, что 29-летний принц имел и прежде немало возможностей для сведения счетов с королем. Однако саудовская сторона не показала заинтересованности углубляться в них. По решению суда 18 июня 1975 г. палач в присутствии многотысячной толпы отрубил убийце голову.

Сегодня роль Фейсала можно оценивать уже в достаточно широком историческом контексте. Как правило, революции сметают правителей, мешающих переменам. Но отчего гибнут потом реформаторы? Что касается Фейсала, то заслуживает внимания идея западного ученого арабского происхождения М. Абира, писавшего еще при жизни короля: "Эволюционные реформы Фейсала были приемлемыми и

стр. 73


полезными для Саудовской Аравии в 50-е - начале 60-х годов. Но в 70-е годы, после фундаментальных перемен в экономике и обществе, такая политика стала анахронизмом"26 .

Почему же так сравнительно мирно развивался этот капитализм, пришедший без революции?

Социальная революция - это наиболее острое проявление классовой борьбы. В Саудовской Аравии ее проведение сверху и наличие нефтяного фактора сняли ожесточение классовых столкновений. Политическая власть там сохранилась в монархической форме, и Фейсал сделал все, что мог, для ее укрепления. Однако, говоря его же словами, "важно не то, как называется тот или иной режим, а как он действует. Существуют коррумпированные республиканские режимы и прочные монархические. Единственно верный критерий - степень взаимодействия между правителем и управляемыми, уровень процветания, прогресса и здоровой инициативы"27 .

С самого начала преобразований в саудовском обществе, несмотря на различия в уровне материального потребления, образ жизни и склад мышления остались одинаковыми у рабочего второго поколения и у предпринимателя, у кочевника и у принца. Фейсал осуществлял охранительные реформы, а не преобразующие (как шах Ирана): при поощрении национальной промышленности кочевники сознательно поддерживались материально; новая система образования была за короткий срок создана на пустом месте, но отдана под контроль духовенства; обрели право на жизнь радио и телевидение, но в передачах основное место занимала религиозная тематика; получило развитие женское образование, однако женщины не могут там пользоваться равными правами с мужчинами. Полностью оправдались слова Фей-сала, сказанные им в начале правления: "Мы достигнем уровня жизни, который остается мечтой во многих странах мира", однако новейшие события показывают, что новых коллизий в саудовском обществе не избежать.

Примечания

1. Страны Востока. Экономический справочник. Т. 1. М. -Л. 1934, с. 531.

2. DISKCON H. R. P. Kuwait and Her Neighbours. Lnd. 1956, pp. 282 - 284.

3. ПРОШИН Н. И. Саудовская Аравия. М. 1964, с. 63 - 81.

4. KHADDURI M. Arab Contemporaries. Lnd. 1973, p. 91.

5. ВАСИЛЬЕВ А. М. История Саудовской Аравии. М. 1982, гл. XII.

6. КЕРИМОВ Г. М. Шариат и его социальная сущность. М. 1978.

7. АНДРЕАСЯН Р. Н., ЭЛЬЯНОВ А. Я. Ближний Восток: нефть и независимость. М. 1960, с. 38.

8. ЗИНН Г. США после второй мировой войны. М. 1977, с. 43.

9. MICDASHIZ. A. A Financial Analysis of Middle Eastern Oil Consessions: 1901 - 1965, N. Y. 1965.

10. AL-MANA M. Arabia Unified. Lnd. 1982.

11. Arab World. Political and Diplomatic History of the Arab World, 1900 - 1967. Washington. 1972.

12. GAURY de G. Faisal, King of Saudi Arabia. Lnd. 1966, p. 105.

13. PARTNER P. A Short Political Guide to the Arab World. N. Y. 1960, p. 76.

14. Зарубежный Восток и современность. Т. 3. М. 1981, с. 505.

15. ВАСИЛЬЕВ А. М. Ук. соч., с. 414.

16. King Faical and the Modernization of Saudi Arabia. Lnd. 1980, p. 60.

17. Проблемы мира и социализма, 1968, N 4, с. 94.

18. STOCKING G. Middle East Oil. Lnd. 1971, p. 457.

19. STORK J. Middle East Oil and the Energy Crisis. N. Y. -Lnd. 1975, p. 179.

20. ВАЛЬКОВА Л. В. Саудовская Аравия в международных отношения. М. 1979, с. 105.

21. King Faisal and the Modernization of Saudi Arabia, p. 181.

22. Hearings before the Subcommittee on Multinational Corporations of the Committee on Foreign Relations, United States Senat, February 20, 21, March 27, 28,1974. Washihgton. 1974, p. 504.

23. ТЬЮГЕНДХЭТ К., ГАМИЛЬТОН А. Нефть: самый большой бизнес. М. 1978, с. 281.

24. Washington Post, 28.I.1974.

25. Hearings, p. 187.

26. ABIR M. Power and Politics. Lnd. 1974, p. 61.

27. KHADDURI M. Op. cit., p. 88.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ФЕЙСАЛ-АС-САУД-согласно-обычаям-ваххабитов-на-его-могиле-нет-ни-мавзолея-ни-надписи

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. И. ЯКОВЛЕВ, ФЕЙСАЛ АС-САУД: согласно обычаям ваххабитов, на его могиле нет ни мавзолея, ни надписи... // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 04.11.2019. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ФЕЙСАЛ-АС-САУД-согласно-обычаям-ваххабитов-на-его-могиле-нет-ни-мавзолея-ни-надписи (date of access: 22.11.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. И. ЯКОВЛЕВ:

А. И. ЯКОВЛЕВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Rating
0 votes

Related Articles
Рассматривается вопрос равенства массы и энергии при расширении Вселенной. Закон сохранение полной энергии Вселенной. Роль градиента гравитационного потенциала взаимодействия гравитирующих объектов, который образуется в точке взаимодействия объектов. Различать коэффициенты гравитационного взаимодействия для микромира и макромира. Квадрат скорости света равен Гравитационному Потенциалу Вселенной. Произведение массы на гравитационный потенциал имеет размерность энергии. Установим закон сохранения полной энергии Вселенной при расширении и структурной единицы энергии. Закон сохранения количества нуклонов при расширении Вселенной.
Catalog: Физика 
5 days ago · From Владимир Груздов
Событие №-105 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление ночью в саду одного из жилых домов городка Донкастер необычно яркого белого светового шара неизвестного происхождения. (Англия.2019 г.) Событие №-106 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в небе над северными районами Калужской области необычного атмосферного явления.(Россия.2019 г.) Событие №-107 --- Знаковое событие природного характера нашего времени - это появление на берегу реки Пене портового городка Вольгаст несколько тонн мертвой рыбы без головы.(Германия.2019 г.)
Catalog: Философия 
9 days ago · From Ваха Дизигов
Рассматривается гипотеза образования лёгких ядер посредством гравитационного взаимодействия. Гипотеза будет основана на сохранение энергии структурной единицы энергии частицы при расширении Вселенной и сохранение нуклонов во Вселенной при расширении. Гравитационный потенциал Вселенной обеспечивает своей энергией, однозначность частиц материи, нейтрон, протон, электрон и позитрон. Фотон, результат взаимодействия, частиц
Catalog: Физика 
12 days ago · From Владимир Груздов
Рассматривается сравнительные определения Большого Взрыва и Нейтронной Вселенной. Различия заключаются в образовании и существовании нуклонов в своём развитии. Место нуклонных ядер в развитии расширяющей Вселенной. Роль гравитационного взаимодействия между нуклонами в процессе расширения Вселенной. Синтез и распад ядер нуклонных объектов.
Catalog: Физика 
12 days ago · From Владимир Груздов
1 ноября 2019 года в Российском государственном университете правосудия при Верховном суде РФ состоялся научный семинар на тему «Международное право, национальное и международное правосудие и национальный суверенитет на примере взаимодействия стран в Южно-Китайском море».
13 days ago · From Марина Тригубенко
4 ноября, в рамках 35-го саммита Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) Вьетнам официально принял от Таиланда председательство в АСЕАН, которое начнётся с 1 января 2020 года и продлится один год. Ожидается, что председательство в АСЕАН предоставит Вьетнаму возможность для дальнейшего укрепления роли и позиций страны не только в Юго-Восточной Азии, но и на международной арене. 2020 год считается ключевым годом процесса реализации видения АСЕАН до 2025 года.
13 days ago · From Марина Тригубенко
ЖИВАЯ ИГРА - ЭМОЦИИ И КОМФОРТ (на примере казино Вулкан в Интернете)
Catalog: Лайфстайл 
13 days ago · From Россия Онлайн
Экономическая цивилизация как-то незаметно превратилась в среду обитания человечества как воздух, которым дышат, а часто и не могут надышаться. Есть весомые основания считать, что это не воздух, а «веселящий газ», ведущий к эйфории мировой социум, но как всякая искусственность, в конечном итоге, пагубный для него. Такая ситуация, в которой находится человечество, требует глубокого осмысления. Путеводителем осмысления заявляет себя и метатеория хозяйствования, с подтверждением права на подобные полномочия.
Catalog: Экономика 
15 days ago · From Алекс Ральчук
От момента своего возникновения в древности, когда экономику относили к сфере этики и теперь, с ее превращением в новейшую технологию «умения жить», между ними образовался разрыв не только по времени, а и по содержанию, и целевой направленности. Не есть ли такая эволюция экономики и экономического знания (теоретической экономии) одним из признаков назревающего цивилизационного кризиса? Не необходима ли здесь принципиально иная теоретическая экономия, которая относительно существующей будет восприниматься весьма эпатирующе – подобно «черному лебедю» (у Н. Талеба)?
Catalog: Экономика 
16 days ago · From Алекс Ральчук
ЗИМНИЙ ДВОРЕЦ ДО И ПОСЛЕ 25 ОКТЯБРЯ 1917 ГОДА
16 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ФЕЙСАЛ АС-САУД: согласно обычаям ваххабитов, на его могиле нет ни мавзолея, ни надписи...
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones