Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Illustrations:

Libmonster ID: RU-7496

Share with friends in SM

I

Основную массу крестьян - непосредственных производителей - в Адыгее составляла преобладающая часть так называемого свободного сословия - "тльфокотль", находившегося в зависимости от феодальной верхушки.

Это был как раз тот знаменитый тльфокотль, который издавна вел длительную борьбу с дворянством, стремившимся феодализировать все свободнее крестьянство, т. е. непосредственных производителей родовых общин, экспроприация и закрепощение которых составляют важнейший момент в историческом развитии и углублении феодальных отношений у большинства народов.

Взаимоотношения и классовая борьба тльфокотля с "благородными" сыграли огромную роль в исторических судьбах адыгейского феодализма. Достаточно напомнить о бзиюкской битве (конец XVIII в.) или борьбе вокруг Адагумского собрания (1848 - 1849 гг.) и мюридизма в период наибства Магомет-Амина (так называемая бжедухская революция 1854 - 1856 гг.) и др.1 , чтобы оценить удельный вес тльфокотля и понять опасность причисления его целиком к среднему и низшему дворянству или только к азатам2 . Подавляющая часть тльфокотля, принадлежавшая к прибрежным племенам (натухайцы, шапсуги, убыхи) и к абадзехам, была выселена в Турцию. Но все же, как увидим далее из цифр, группа "простого народа" составляла огромный процент горского населения и в годы "реформ".

В адатах черкесов, записанных Кучеровым в 1845 г., есть указания


Сокращенная глава из подготовленной автором к печати монографии "Колониальное закабаление и крестьянская реформа в Адыгее (Черкессия)". Из-за недостатка места опущены разделы, в которых даны: общая характеристика письменных источников, эволюция и структуры адыгейского феодализма, анализ положения господствующего класса и иерархия внутри его, оценка роли работорговли и места родовых отношений в социально-экономическом строе Адыгеи в первой половине XIX в.

1 Эти моменты подробно освещены нами в сданном в печать отдельном исследовании "Борьба за независимость горцев северо-западного Кавказа".

2 Ошибка допущена в своде "о зависимых сословиях в горском населении Кубанской области", составленном чиновниками в 1806 - 1867 гг.: "Горское население в сословной отношении разделяется на три главных разряда. К высшему сословию, пользовавшемуся нравами, подобными феодальным, принадлежат султаны, князья и уздени первой степени, к среднему - уздепи остальных двух степеней, свободные люди (азаты или вольноотпущенники), к низшему же - все зависимые сословия" (ЛОЦИА. Фонд Кавказского комитета, N 1169. Опись дела за 1866 г., д. N 138 за 1866 - 1868 гг., л. 61). Свод опубликован в газетах "Кубанские войсковые ведомости" N 16 - 18 за 1867 г. и "Кавказ" N 37, 38, 44, 50, 61 за 1867 г. Растворение простого народа в низшем дворянстве и азатах, как увидим, не случайно, хотя подобная классификация не соответствует действительному положению вещей.

стр. 3

на существование определенных форм феодальных повинностей, которые нес "простой народ". "Князья все работы по хозяйству своему производят крестьянами своими, но для пахания земли, жатвы хлеба и сенокоса, а иногда и рубки и вывоза леса употребляют и свободный простой народ... На работы сии выходит народ с собственными волами, арбами и нужными рабочими орудиями, а продовольствие получает от того, кому работает... Первостепенные и низшие дворяне также имеют право приглашать простой народ на таковых же совершенно правилах, но только того аула, в котором дворяне имеют свое жительство"3 . Тльфокотль также не ног без разрешения князя рубить лес для "промена на меновых дворах" и обязан был платить князю за проданный лес "калым" (дань). Хотя по адату простой народ и имел право уходить из княжеских аулов под покровительство другого князя или дворянина, но фактически "подобные переходы... большей частью и всегда почти делаются тайно - уходом - ив сем только случае ушедший может воспользоваться своим скотом и другим имуществом; в противном же случае остается все сие у владельца, от повиновения которому он отстал"4 .

Нельзя конечно весь тльфокотль считать единой, социально однородной массой. Часть тльфокотля пробивалась в низшее дворянство, в узденство, из него образовалась верхушечная зажиточная группа, связанная с торговлей и ростовщичеством, эксплоатировавшая массу. Она-то, помимо феодалов, и имела крепостных, боролась за дворянские права, поставляла духовенство и старшин у абадзехов и прибрежных племен, входя в состав эксплоататорского класса и оформляясь в "новое" дворянство и купечество. Такая тенденция вела, с одной стороны, к выделению из этой группы новых эксплоататорских слоев, пополнявших господствующий класс феодального общества, с другой - к закрепощению и экспроприации ее. Причем основным моментом явилось сведение большей, части этой группы к положению фактически закабаленного и экономически зависимого крестьянства.

Сословная неполноправность тльфокотля и экономическая зависимость большинства его от феодалов и ростовщиков были предвестниками будущего закрепощения массы.

II

Исходя из правовой концепции, царские чиновники устанавливали три категории видов зависимости: административную, политическую и личную5 . Совершенно ясно, что разграничение этих видов "зависимости", доходящее до противоречий, имеющихся в документах помещичьих чиновников, не выдерживает критики. Отрыв "поземельной" зависимости от "личной", противопоставление им "административной" являются следствием сословно-правового подхода и конечно не имеют ничего общего с марксистско-ленинским пониманием феодальных отношений.


3 Сведения об обычаях кавказских горцев, Ф. И. Леонтович, "Адаты кавказских горцев", в. 1, с. 121. Из княжеского и других аулов дворяне "делать такового приглашения... могут".

4 "Алата кавказских горцев", в. 1, с. 148 - 149.

5 ОГИА; Фонд канцелярии начальника Терской области. Дела холопские. Св. 24, д. N 1 за 1864 - 1867 гг. "Об освобождении сословий в Кабардинском округе". Копия журнала заседаний комитета по освобождению зависимых сословий у горских племен Кавказа, д. 50.

стр. 4

Внеэкономическое принуждение, экспроприация земли у крестьян и "наделение" крепостных землей - моменты, неразрывно связанные один с другим. Но большее или меньшее оформление всех этих моментов и "видов зависимости" конечно отражает степень развитости феодализма у данного народа и характеризует сочетание конкретных форм крепостнической эксплоатации, имевшейся у кавказских горцев. Попытаемся проанализировать с этой точки зрения материалы о "положении зависимых сословий", собранные накануне реформы.

Нетрудно установить, что административная зависимость, "проистекая, - по мнению начальства, - из тех полицейских и судебных прав, коими пользовались... отдельные личности или целые роды высших сословий"6 , относилась колонизаторами к "правам, подобно феодальным". Черкесские князья и владетельные дворяне имели в своих аулах эти права, ибо их "покровительство" аулам заключалось и в полицейско-судебных прерогативах. Права, "подобные феодальным", вовсе не "проистекали из полицейских и судебных прав", но вместе с ними являлись орудием классового угнетения крестьянства и рабов, политически оформляя господствующее положение эксплоататоров-горцев. Отношение агентов царизма к ликвидации этого типа "зависимости" ярко отражено в журнале первого заседания комитета по, освобождению: "Дальнейшее ее существование не соответствует настоящему порядку вещей, при котором правительство, приняв на себя управление народом, не может уже терпеть какой-либо другой власти, не ими поставляемой"7 . Упразднение власти туземных правителей и "владетельных родов"8 было естественным следствием применения этого принципа к созданию аппарата колониального угнетения. В ноябре 1866 г. начальник Кубанской области сообщал в комитет, что административная зависимость среди черкесов прекращена "вместе с преобразованием военно-народных управлений... на новых началах, так как старшины и судьи выбирались закрытой баллотировкой из всех свободных сословий"9 .

Ответ подтверждает правильность нашей трактовки существа реформы аульной власти у горцев как звена мероприятий по устранению туземных правителей10 . Вместе с тем наличие административно-полицейских прав у феодальной верхушки черкесских племен, в масштабе аула (в то время как например в Дагестане и в Абхазии были "правители" крупных районов), подтверждает правильность характеристики адыгейского феодализма, как раннего, несмотря на сравнительную длительность его существования. В медленности темпов перехода от "удельного периода" к более широкому объединению заключается


6 ОГИА. Фонд канцелярии начальника Терской области. Дела холопские. Св. 24. д. N 1 за 1864 - 1867 гг.

7 Там же, л. 52. Дигорские баделята начали проект освобождения холопов со ссылки на лишение их прав над "подвластным народом" в 1863 г. Начальник Осетинского округа пишет сбоку: "Права над народом перешли в руки законного правительства". Эта лапидарная фраза объясняет суть; "законная власть" - русский царизм, местная же - феодалы - только агенты этой власти. Упоминание же о 1853 г. было нужно баделятам для обосновании своих притязаний на огромные нормы выкупных платежей. ОГИА. Фонд канцелярии начальника Терской области. Дела холопские. Св. 25, д. N 1 за 1886 - 1867 гг. "Об освобождении зависимых сословий в Осетинском округе", л. 122.

8 В Дагестане - Шамхал Тарковский (1867 г.), хан Кюринский (1865 г.), хан Аварский (1863 г.), правители Кайтага и Табассарани (1866 г.), хан Мехтулинский (1867 г.), родовые кадии Даргинского округа (1867 г.). В Абхазии - владетельный род кн. Ширвашидзе (1864 г.).

9 КОСККАУ. Фонд канцелярии п. н. по уп. гор., ст. 2, оп. 4, св. 7, д. N 107 за 1866 - 1870 г. л. 51.

10 Этот вопрос освещен в особой главе ("Колониальный режим") подготовленной к печати монографии.

стр. 5

тоже одна из своеобразных черт исторического развития местного феодализма, связанная с констатированной выше особенностью и производственной основой социального строя в Адыгее.

Для иллюстрации этого своеобразия еще большее значение имеет анализ состояния "поземельной, зависимости". В записке кавказского горского управления суть, ее определяется так: "Сословия, зависимые по земле, неся известные повинности, временем и обычаем освященные, находятся как бы в договорных отношениях к владельцам земель. Повинность их заключается в плате владельцам сельскими произведениями, домашними животными и известным числом дней работы"11 . Нет необходимости разоблачать "договорный" характер отношений между эксплоатируемым крестьянством и феодалами, подчеркиваемый в документе. Не договор, а внеэкономическое принуждение определяло этот тип "поземельной зависимости", как и всю систему эксплоатации в крепостном обществе. Эту группу крестьян после специального обследования 1866 г. установили "только" в горных обществах Кабарды (Балкарии) - каракиши и ясакчи, у кумыков - терекеменцы, в Северном Дагестане - рояты и часть узденей, водворенных на бекских землях, и в Самурзакани - пиоши12 .

Ясно, что существование этой группы крепостного крестьянства помимо прочих слоев предполагает более глубокую степень феодализации. Мы не будем здесь подробно останавливаться на анализе положения этой группы по сравнению с другими, закрепощенными "лично". Но например по характеру и формам эксплоатации каракишей таубиями (балкарскими князьями) можно судить о судьбе определенной части черкесского тльфокотля, в случае если бы процесс углубления адыгейского феодализма дошел до более высокой ступени и борьба "простого народа" с аристократией привела бы к разгрому первого.

В одном интереснейшем документе рисуется картина системы феодальной эксплоатации, из которой ясно видно, что тип зависимости каракишей от таубиев (балкарских князей) является несомненным оформлением тенденции, заложенной в формах зависимости тльфокотля от черкесских князей13 . Этот документ представляет собой перечень повинностей и прав балкарских каракишей, зафиксированных при разборе в 1864 г. в народном суде жалобы владельцев на "подвластных"14 .

Если согласно данным адатов тльфокотль работал в поле по "приглашению" князя и эти работы производились от случая к случаю, без точных норм, то было точно установлено, что должен выполнить каждый двор каракишей. Так, во время сенокоса он должен был дать одного косца на один день, во время уборки сена - то же самое, при перевозке сена - одного человека на один день с парой быков; во время пахоты - то же самое плюс "земледельческий инструмент", во время полки проса и жатвы, перевозки хлеба - то же самое и т. д. Каракиши обязаны были дать таубию с каждого двора "по одной скотине" на покупку "холопа", если владелец был "беден". Недвижимое имущество они могли продавать только таубию или его подвластным с уплатой


11 ЛОЦИА. Фонд канцелярии начальника, N 1169. Оп. д. за 1866 г.; д. N 138 за 1866 - 1868 гг., л. 34 об.

12 Там же, л. 35.

13 По адатам, собранным Кучеровым.

14 ОГИА. Фонд канцелярии начальника Терской области. Дела холопские. Св. 24, д. N 2 за 1867 г. "Об освобождении зависимых сословий в Кабардинском округе", л. 129 - 134. Зафиксировано 40 параграфов.

стр. 6

владельцу 10 руб. серебром от вырученной суммы (если она превышала 30 руб.); в случае смерти каракиша, не имеющего прямого наследника, все его имущество переходило таубию и т. д. Словом, совокупность всех повинностей составляет систему регулярной, вполне оформленной эксллоатация труда крепостных крестьян и право на отчуждение части имущества "подвластного". Перечисление повинностей дагестанских роятов в пользу беков, имеющееся в особой инструкции ген. -майора Юсуф-хана, почти повторяет картину взаимоотношений каракишей и таубиов15 . Та же система наблюдается, при сочетании оброка с барщиной (ренты продуктами с отработочной), которую отбывали рояты за "пользование" землей, экспроприированной у крестьян феодалами.

Необходимым условием существования этой группы крепостных крестьян был захват феодалами больших участков земли и оформление их теперь как землевладельцев в большем размере, чем это имело место у адыгейских племен. Сталь по этому поводу пишет: "По понятиям черкес земля принадлежит не лицу, но целому обществу... о продаже земли, передаче ее в наследство, уступке за калым не было никогда и речи, и русские впервые познакомили черкес с мыслью, что землю можно превратить в деньги"16 . Только в отношении абадзехов он указывает: "Землею абадзехи дорожат, и бывали примеры, что участки обработанной земли продавались"17 . Но вместе с этим в сборнике Кучерова записано, что князь "почитается владельцем покровительствуемых им аулов и земель, им принадлежащих, и обязан их оберегать и защищать", что князья "пользуются лучшими местами для пастбищ своего скота на всем пространстве земли, на которой жительствуют покровительствуемые ими аулы.., а близ того аула, в котором живут сами, даже пользуются правом ограничивать для себя собственно удобнейшую землю под хлебопашество и сенокос"18 . Все это свидетельствует о том, что верхушка господствующего класса восточных адыгейских племен росла в том же направлении.

Здесь процесс перехода от общинно-родовых форм хозяйства к индивидуальным формам находился на первых ступенях развития, и это налагало отпечаток на сочетание феодализма с рабством и патриархально-родовыми отношениями. В основе этого сочетания лежал производственный базис - мелкое земледельческое хозяйство переплеталось со скотоводством (имевшим огромный удельный вес в экономике всех племен) и не отделившимся от земледелия ремеслом. Низкий уровень развития производительных сил и неглубокое общественное разделение труда определяли медленную эволюцию аристократии по пути превращения ее в крупных землевладельцев-вотчинников. Массовая экспроприация общинной земли, закрепощение на ее основе новых слоев крестьянства из полуродовых общин еще не завершились. Но развитие шло в этом направлении. "Право ограничения для себя удобнейшей землей" было переходной ступенью к захвату более широких пространств и к установлению крепостнической "поземельной зависимости" широких масс крестьянства.


15 Архив канцелярии наместника Е. И. В. на Кавказе. 1865 г. Св. N 8711, д. N 21 - 19 - 22. Мы пользовались копией инструкции, извлеченной из Тифлисского архива и хранящейся в АГНИИ.

16 "Адаты кавказских горцев", в. 1, с. 175;

17 Там же, с. 193.

18 Там же, с. 120 - 122;

стр. 7

III

Специфически правовой подход при собирании сведений, касающихся "лично зависимых", затушевывает классовую, производственную характеристику их состава. А между тем именно состав угнетенных масс, устанавливаемый собранными сведениями, дает материал для констатации одной очень важной особенности. Анализ ее подтверждает и уточняет данную выше оценку состояния и степени развитости адыгейского феодализма. Эта особенность связана с проблемой унаутов как особой группы, включенной во всех документах в состав крепостных крестьян.

Внимательное изучение всего материала, касающегося происхождения и положения унаутов, убеждает нас в том, что отношение к средствам производства, тип эксплоатации, классовое положение этой группы выводят ее за рамки собственно феодальных отношений. Недаром Кубанский комитет по освобождению, разрабатывавший проект оснований реформы и кодифицировавший сведения о положении зависимых, не смог приравнять унаутов к аналогичной группе в русской крепостной деревне XIX в., в то время как в отношении других групп попытался провести эту аналогию19 .

Вот обобщающая характеристика положения этого слоя у всех народов, приведенная в "Записке" кавказского горского правления: "К I-й категории принадлежат сословия, за членами которых не признается каких-либо личных, семейных или имущественных прав, - это суть в полном смысле слова рабы. По коренному обычаю они сами признаются, как имущество своего господина, живут в доме своего владельца, который располагает неограниченно трудами их, за убийство и нанесение обид этим людям получает вознаграждение владелец, как за вред, нанесенный его имуществу"20 . Добавлением к ней служит следующее резюме в "своде" по Кубани: "Можно" сказать, что бесправные рабы (унауты - Н. Л.) были в горских обществах не людьми, а рабочими животными"21 . Это определение относится не к крепостному, а к рабу, стоявшему вне сословного общества. В официальной переписке русских властей первую категорию называли безобрядными холопами, или безадатными, т. е. такими, для которых "адат не установил никаких определенных, ограждающих личность их отношений, а предоставил их полной власти своих владельцев"22 .

Ленин так определяет разницу между крепостным и рабом: "Рабовладельцы считали рабов своей собственностью, закон укреплял этот взгляд и рассматривал рабов, как вещь, целиком находящуюся в обладании рабовладельца. По отношению к крепостному крестьянину осталось классовое угнетение, зависимость, но крепостник-помещик не считался владельцем крестьянина, как вещи, а имел лишь право на его труд и на принуждение его к отбыванию известной повинности"23 . Унауты и прочие группы зависимых крестьян, представляя разные тины эксплоатируемых, отличаются как раз тем признаком, который подчеркнут Лениным.


19 ЛОЦИА, Фонд канцелярии К. N 1169. Оп. д. за 1866 г., д. N 138 за 1866 - 1868 гг." О зависимых сословиях в горском населении Кубанской области", д. 66.

20 Там же, "Краткая записка о зависимых сословиях в областях Терской, Кубанской и Дагестанской и Сухумском отделе", л. 28, об., 29.

21 Там же. "О зависимых сословиях в горском населении Кубанской области", л. 56. Раб назывался: унаут у адыгее-черкесов и кабардинцев, казах и караваш у балкарцев, джолсыскул у карачайцев и ногайцев, кул у кумыков, кусак у осетин, ахатал у абхазцев.

22 Там же, л. 80, об.

23 Ленин, О государстве. Соч., т. XXIV. изд. 3-е, с. 367.

стр. 8

Чрезвычайно характерным показателем именно рабской формы эксплоатации унаутов является лишение их права вступления в брак и в то же время поощрение внебрачного полового их сближения.

"Все лица этого сословия лишены права вступать в брак, - констатируется в цитированном "своде" по Кубани, но тем ее менее - половые сношения их весьма свободны, многие унаутов имеют детей, и это не ставится им в порок". Почему? Вот объяснение: "В прежнее же время, когда мальчики и девочки продавались в Турцию по высоким ценам, некоторые владельцы сама содействовали незаконному сближению унауток, получая иногда за это некоторую плату от мужчин, которые однако не приобретали через это родительских прав над своими детьми"24 . Непосредственная связь работорговли с рабской эксплоатацией в хозяйстве феодала находит здесь яркое выражение.

Что рабство у черкесов не может быть сведено только к работорговле, подтверждают следующие данные: "Унауты для владельцев были всегда важнее и необходимее пшитлей. Они не только исполняли все работы, относящиеся к домашнему хозяйству их владельцев, но мужчины нередко занимались полевыми работами, скотоводством, пчеловодством и другими отраслями сельского хозяйства, женщины же унаутки, кроме услуг владельцам и их гостям, совершенно избавляли своих владелиц от труда и забот по домашнему хозяйству"25 .

Эта цитата подтверждает факт использования унаута в качестве орудия производства. Таким образом, тезис Маркса "в лице раба похищаются непосредственно орудия производства"26 в известной степени относится и к черкесской аристократии, издавна рассматривавшей войну и набеги как средство захвата кроме прочей добычи и пленных.

Широкое развитие работорговли среди горских народов Кавказа обусловливалось не только внутренними экономическими причинами (слабое развитие способа производства, основанного на рабском труде, и пр.), но и внешними - соседством более развитых стран с громадным невольничьим рынком (античная Греция, затем Византия, наконец Крым и Турция).

Упомянутое в приведенной цитате особое "пристрастие" дворян к унаутам проливает свет на одну из причин медленного развития адыгейского феодализма. Он сочетался с рабством, а превращение последнего в крепостное право, имевшее место, по словам Ленина, "в громадном большинстве стран"27 , не завершилось до крестьянской реформы. Рабство здесь превратилось в один из "укладов" и сильно давило на весь социально-экономический строй феодализма, задерживая превра-


24 ЛЦИА, цит. дело. "О зависимых сословиях в горском населении Кубанской области", л. 52.

25 КОСККАУ. Фонд канцелярии п. н. К. о. по уп. гор. От. 2, оп. 4, св. 7, д. N 107 за 1866 - 1870 гг. "Извлечение из правил, предл. ком., обсуждавшим основания и порядок освобождения крестьян", л. 269, об. Характерный факт: женщина унаутка не только количественно преобладала по сравнению с мужчиной рабом, но и пенилась часто дороже. Черкесское дворянство особенно противилось освобождению унауток. Известно, что например в древней Греции обращение в рабство женщин-пленниц было сильно распространено. Вообще на первом этапе развития рабства и работорговли женщина составляла больший процент среди порабощенных и играла особую роль в домашнем хозяйстве рабовладельцев. Так как рабство у горских народов никогда конечно не достигало форм рабства в античном мире, а задержалось в своем развитии на ступенях "патриархального" и домашнего рабства, то это наложило свой отпечаток на остатки рабства в горском феодализме.

26 К. Маркс, К критике политической экономии, Партиздат, 1932 г., с. 30.

27 "Рабство в громадном большинстве стран в своем развитии превратилось в крепостное право" (Ленин. О государстве. Соч. т. XXIV, с. 366).

стр. 9

щение аристократии в крупных помещиков. В то время как например в России вотчинники отказывались от "холопского" труда, сохранившегося там еще в XV в., в Черкесии в XIX в. унаут-раб-холоп считался наиболее ценным типом эксплоатируемого. Разницу между положением (по отношению к господствующему классу) унаута и крепостного крестьянина - пшитля - черкесские эксплуататоры понимали прекрасно и в силу "отсталости" адыгейского феодализма в своей аксплоатации делали упор на унаутов. Это подтверждается фактом избрания в Урупском округе депутатов по обсуждению условий освобождения только из числа пшитлей: "От унаут депутаты не были избраны, потому что это сословие рабов... не привыкших иметь... свою самостоятельную разумную волю"28 . А на собрании депутатов Лабинского округа, "как ни подготовлены уже (были) горцы к уничтожению рабства, но большинство доверенных не удержалось от такого рода заявления, что они унаутов не подводили под общие правила освобождения зависимых сословий"29 .

Не может быть сомнения в том, что положение унаутов является примером не сближения крепостничества с рабством, характерного для позднего этапа в развитии крепостничества, например в России30 , а именно прямым продолжением и пережитками рабства в его древних и в том числе "патриархальных" формах, в условиях феодального строя. Это доказывается и источником, из которого черпался состав унаутов. В подавляющем большинстве они происходили из пленных. "Во время междоусобных войн и войн горцев с соседями пленные обоего пола обращались в упауты"31 . Исключительное значение купли-продажи в пополнении контингента рабов проистекает отсюда. Недаром представители владельцев Лабинского округа в "проекте правил освобождения" начали раздел об унаутах с фразы: "унауты (рабы)... покупались за дорогую цепу. Цены эти увеличивались или уменьшались согласно с физическими силами, красотой и способностью к работам"32 . Роль пленных в образовании древнего "патриархального" рабства общеизвестна. Касаясь общественного устройства Греции героической эпохи, Энгельс отмечает, что там уже имело место "начало разрушения" родовой организации. Как на элемент, характеризующий этот процесс, он указывает на "рабство сперва одних только военнопленных, но уже открывающее возможность обращения в рабство собственных соплемен-


28 КОСККАУ, Фонд канцелярии п. н. К. о. по уп, гор. От. 2. оп. 4. св. 7, д. N 107 за 1866 - 1870 гг., л. 286, об.

29 Там же, "Пояснения заведующего округом по поводу проекта правил, выработанных депутатами", л. 393. Есаул Пентюхов дает любопытную формулировку причин, вызвавших заявления владельцев: "В жизни горца унауты составляют насущную потребность в домашнем быту - унаут в одно и то же время полный раб и семьянин". Пом. нач. области Дукмасов поставил сбоку знак вопроса. Но если вспомнить описания роли рабов в домашнем хозяйстве древних греков, то смысл употребления термина "семьянин" станет ясен. У греков рабы не только выполняли все работы, но иногда и "управляли" хозяйством. У Перикла, по свидетельству Плутарха, было хорошо организованное хозяйство, и "человек, который в таком порядке держал хозяйство Перикла, был его раб Евангел" ("Античный способ производства в источниках", изд. ГАИАК, 1933, с. 41). Если у греков раб "управляющий" часто имел отношение к руководству сельскохозяйственными работами и торговыми операциями, то у черкесов он "заведывал" домашним хозяйством.

30 "На практике, как вы все знаете, крепостное право, особенно в России, где, оно наиболее долго держалось и приняло наиболее грубые формы, оно ничем не отличалось от рабства" (Ленин. О государстве, т. XXIV, с. 367).

31 ЛОЦИА, Ф. К. К. N 1169, Оп. д. за 1866 г., д. N 138 за 1866 - 1868 гг., л, 52

32 КОСККАУ, Ф. к. п. и. К, об. по уп. гор. Отд: 2. оп. 4, св. 7, д. N 107 за 1865 - 1870 гг., л. об.

стр. 10

ников и даже сородичей"33 . Источник формирования рабов эпохи разложения родового общества сохранился у кавказских горцев и в период их феодального развития.

Наконец в этой же связи нужно оттенить и сравнительно широкую распространенность закрепощения унаутов, не только дворянами и духовенством, но тльфокотлем и даже крепостными крестьянами - пшитлями и огами. Все подневольные сословия "состоят в крепостной зависимости у лиц первых двух разрядов; но бывают случаи, что даже крестьяне имеют у себя крестьян"34 . В проекте правил освобождения, составленном депутатами Лабинского округа, имеется специальный раздел "О крестьянах и унаутах, находящихся у пшитлей и огов", в котором сказано, что "выкупная плата таких крестьян делится между крестьянином-владельцем и владельцем крестьянина пополам"35 . Изучение типа феодала-горца, положения собственно крепостных и хода реформы на Северном Кавказе вскрывает ряд моментов, которые не могут быть правильно поняты и объяснены без учета факта переплетения крепостничества с рабством36 .

IV

Господство феодально-крепостной эксплоатации как преобладающей формы присвоения прибавочного труда непосредственных производителей, со всеми чертами, характерными для феодальной системы, сложилось в Адыгее еще до начала русского завоевания. Поэтому адат дает очень подробную регламентацию прав и обязанностей пшитлей и огов, т. е. собственно крепостного крестьянства. Именно эти две группы вместе с "зависимыми по земле" составляли главную массу эксплоатируемого посредством внеэкономического принуждения крестьянства не только у адыгейцев, но и у всех кавказских горцев37 . Во всех


33 Энгельс, Происхождение семьи, частной собственности и государства. Партиздат, 1932, с. 107. О плене, посредством которого добывались кадры рабов в Греции, свидетельствую все источники. Аристотель пишет в "Политике": "Что касается науки о приобретении рабов", то она "являлась чем-то вроде науки о войне или науки об охоте" ("Античный способ производства в источниках", изд. ГАИМК, с. 70).

34 ЛОЦИА, Ф. К, К. N 1169. Оп. д. за 1866 г., д. N 138 за 1866 - 1868 гг., л. 51.

35 КОСККАУ, Ф. к. п. н. К. о. по уп, гор. От. 2, оп. 4, св. 7, д. N 107 за 1865 - 1870 гг., л. 390 об., 391.

36 В этом отношении любопытна характеристика крепостной Кабарды в рапорте начальника Терской области от 8 сентября 1866 г. В рапорте констатируется неравномерность распределения "зависимых; сословий" среди горских народов и особо подчеркивается Кабарда как место наибольшего распространения "холопства" (на 38800 душ людей свободного состояния приходится 16097 душ). Объясняя причины этого, Лорис-Меликов пишет: "Понятие о возможности безбедной и спокойной жизни только при условии владения холопьями сделалось в Кабарде не только достоянием высших сословий, но распространилось во всей народной массе и выработало исключительное право - право холопа владеть холопом. Обеднение высших сословий, происшедшее вследствие развившейся роскоши и отсутствия всякой предприимчивости, повело к тому, что в настоящее время люди низших классов общества и бывшие холопья, выкупившиеся на волю, сделались едва ли не самыми значительными рабовладельцами: Та же роскошь и желание высших сословий удовлетворить ее путем наиболее легком, а именно отпуском холопей на волю, породила многочисленные случаи освобождения, а вследствие сего исключительное числовое отношение свободных к зависимым и дробность владения холопьями" (ОГИА, Фонд канцелярии начальника Терской области. Дела холопские. Св. N 24, д. N 1 за 1864 - 1867 гг., л. 85) Ясно, что "распространение во всей народной массе" владения холопами и "исключительное право" было следствием консервации в Кабарде, как и в Адыгее, рабских отношений и работорговли, оказывавших огромное влияние на крепостничество, которое именно на этой основе сближалось с рабством. Отсутствие "предприимчивости" у аристократии наряду с любовью к роскоши в условиях натурального в своей основе хозяйства, хотя и связанного с рынком, базируется на этом нее сочетании.

37 Адыгейскому пшитлю соответствовали: у кабардинцев логанапуты (пшитлем у них называли все "зависимые сословия"), в горных обществах Кабарды (Балкапиц) - чагары, у карачайцев - джоллукулы, в Абхазии агыруа или ахуе; адыгейскому огу соответствовали: у кабардинцев тоже ог, у кумыков - чагари, у абхазцев - амацюрасгу "(часть анхайве), в Самурзакани - мойнале-пиоши." ЛОЦИА, Ф. К. К. N 1169 оп. д. за 1866 г д. N 138 за 1866 - 1868 гг. л. 32, об., 34.

стр. 11

документах, откосившихся к кануну реформы, эти группы рассматриваются как разные типы зависимых сословий. По существу же это были разные степени крепостной зависимости, следовательно и группы эти представляли собой единый угнетенный класс феодального общества.

Дадим краткую характеристику двух групп крепостного крестьянства: пшитлей и огов. Вот одна из черт, отличающая пшитлей - низший слой среди крепостных, - от унаутов: "Такие крепостные люди, хотя и живут по большей части при дворе своего владельца, но особыми домами, и не обязаны, как унауты и другие подобные лица, нести безотчетной службы в качестве домашней прислуги"38 . Пшитль не "рабочее животное", он имеет известные, но чрезвычайно ограниченные права. Он, по формулировке цитированного документа, обрядный холоп. Вот обобщающее определение правового положения этого слоя, взятое из той же записки Кавказского горского управления: "Оставаясь в личной зависимости от владельцев (они) несут последним службу в известных, обычаем установленных размерах, за лицами этих сословий в некоторой степени уже признаются права как личные, так равно и имущественные и семейственные. Владелец имеет право продавать их, но не всякому, кому он пожелает, а... должен предоставить им самим приискать для себя покупщиков, и только.., когда таковые не будут приисканы лицами продаваемыми, владелец продает их кому пожелает"39 . В "своде" по Кубани констатируется: "Пшитли ведут свое начало или от пленных и унаутов, или же... от свободных, которые за долги и вследствие крайней бедности должны были стать в обязательные отношения к заимодавцам или благодетелям их... Многие из теперешних крестьян с незапамятных времен служат роду настоящих их владельцев"40 , Превращение рабства в крепостное право, подчеркивавшееся Лениным, находит живой пример в лице пшитля, вышедшего из унаутов Превращение же свободного в крепостного "за долги" напоминает нам знакомую картину: знаменитая "ссуда" в статье Ключевского "Происхождение крепостного права в России". Кавказские бюрократы и историк буржуазно-помещичьей России отмечают один и тот же источник, так как одинаково исходят из правовой концепции. Следствие земельной или хозяйственной экспроприации крестьян они принимают за причину. Своеобразие адыгейского феодализма, указанное выше, проявляется и в происхождении крепостных: "большая часть (пшитлей) перешла к ним посредством купли, дара идя же наследства"41 . Таким образом веками продвигавший способ приобретения крепостных путем купли-продажи нашел здесь свое яркое отражение.

В отличие от приобретения рабов приобретение пшитлей связывалось с процедурой дефтера (договора). Он заключался, - в устной или письменной форме, - при свидетелях с обеих сторон, и содержал перечень повинностей и прав продаваемых крестьян. Феодальный характер зависимости выражался и в том, что, во-первых, пшитля могли продавать, как правило, целыми семействами, без дробления, и, во-вторых, владельцы обязаны были покупать жену своему крестьянину42 . Картина заключения дефтера воспроизведена в записи Адиль-Гирея.


38 ЛОЦИА, Ф. К. К. N 1169. Оп. д. за 1866 г. д. N 138 за 1866 - 1868 гг., л. 31.

39 Там же, л. 30. об.

40 Там же, л. 53.

41 Там же.

42 Если же он бил не в состоянии женить пшитля, то "должен продать крестьянина со всем семейством, нераздельно в другие руки" (там же, л, 61).

стр. 12

Она типична для эпохи феодализма, к которой относятся слова Маркса об "эксплоатации, прикрытой религиозными и политическими илюзиями"43 . Крестьянин, перечисляя свои права, заканчивает: "В случае если бы наши господа впали в бедность или постигло их какое-либо другое несчастье, принуждающее продать нас, то они присягой обязаны не разделять наши семейства, продавать тому, кого мы сами изберем, и ни в коем случае не употреблять прошву нас ни лома, ни палок, ни веревок (т. е. насилия - Н. Л. ), а мы с своей стороны присягнули драгоценной книгой (алкораном - Н. Л. ) не изменять им никогда, если они не нарушат наши права"44 . На практике же эксплоатация сопровождалась палками и веревками", хотя адатное право отделяло в этом отношении крестьян от рабов. Обязанность владельцев поддерживать именно семейную ячейку напоминает заботу русского дворянина об укреплении "тягла" как объекта эксплоатации в натуральном хозяйстве поместья.

В кодифицированном "своде" положения зависимых сословий у горцев Кубанской области больше всего места отведено пшитлям. Простой перечень названий разделов подтверждает оценку их как типично-крепостных крестьян: "о натуральных повинностях пшитлей к их владельцам - а) по посеву и сбору хлебов, б) сенокос, в) домашние работы", "права пшитлей на имущество", "о некоторых правах пшитлей и обязанностях к ним владельцев", "о денежных и вещественных заработках пшитлей и о правах их на этот заработок", "о продаже пшитлей и освобождении их за выкуп", "о калыме"45 .

Не будем здесь детально анализировать этот документ. Выделим только основное и решающее - натуральные, повинности. При изучении документа бросается в глаза присвоение прибавочного труда этой группы в виде ренты продуктами и отработочной. "Все полевые и другие работы вне господского дома лица этих сословий обязаны исполнять безоговорочно.., но за то получают для своего пропитания известную долю из урожая", - это общая установка. У черкесов, как правило, не было деления на барскую и крестьянскую запашку; крепостной обрабатывал тот участок, который указывал ему владелец, и "натуральную плату" он получал с урожая. Таким образом "барщина", которая практиковалась в России, для пшитлей не существовала, а была "барщина", предполагающая обработку всей земли для господина, причем причитающееся за свой труд вознаграждение пшитль получал из общего урожая. При обработке земли владелец обычно наделял пшитля одной или двумя парами быков, последний же обязан был на каждой паре быков вспахать по 4 загона (около 4 дес). Орудия - плуг, арба и пр. он должен был изготовить сам, получая от хозяина только железо. Зерно же для засева поступало от владельца Уборка хлеба, провоз в аул и молотьба лежали на семье пшитля. Дележ урожая производился так: 1/10 выделялась духовенству (зякат), затем выделялся фонд на семена и продовольствие табунщиков, пчеловодов и прочих лиц, не занимающихся земледелием, а также для полевых работ в будущем году, выделялся фонд для гостей дворянина и после этого остаток делился между владельцем и крепостным46 . Бросается в глаза


43 К. Маркс и Ф. Энгельс, Коммунистический манифест, Гиз, 1933 г., с. 74.

44 Адиль - Гирей, Об отношении крестьян к владельцам у черкесов. Сб. газ. "Кавказ", 1846 г., 1-е полугодие, с. 86; разрядка автора.

45 ЛОЦИА. Ф. К. К. N 1169. Оп. д. за 1866 г., д. N 138 за 1866 - 1868 гг., л. 53, об. 64.

46 Этот порядок варьировался в деталях по племенам и народам.

стр. 13

внешнее сходство положения пшитля с переводившимися на "месячину". Так как часто крестьянину не хватало хлеба, выделенного по разделу, то помещик пли давал ему голодный паек, или отправлял на заработки, и последние тоже делились пополам между пшитлем и господином47 . Земледельческие работы составляли только часть повинностей. Поскольку скотоводство имело огромный удельный вес в черкесском хозяйстве, повинности, связанные с ним, имели не меньшее значение в системе крепостнической эксплоатации. Сенокос лежал целиком на крестьянах, причем, как правило, скошенное сено все передавалось владельцу, пшитль же кормил скотину "господским сеном"48 .

Пастьба и уход за барским скотом обычно вменялись в обязанности пшитлей.

Имущественные права крепостных распространялись главным образом на скот. Крестьянин обычно наделялся рабочим скотом, на который пшитль не имел никаких прав, кроме права пользования им (даже приплод от этого скота считался собственностью владельца). Крепостной имел право собственности только на скот, приобретенный заработками на стороне, или полученный в подарок (дишерик) и по брачному договору (накях)49 . Элементом отработочной ренты были так называемые "домашние работы"; "постройка саклей, зимовников, кошей, делание изгородей и плетней, ремонтирование построек, возка дров... уход... за, пчелами, - все это лежит на обязанности пшитлей"50 . Сближение крепостного с рабом яснее всего видно из повинностей этого рода. Так, жены пшитлей обязаны, если у господина нет унаутки, выполнять все функции рабыни в доме владельца. "Чтобы избавиться от этих тяжелых обязанностей, пшитли помогают своему владельцу купить унаут"51 . Наконец калым за девушку из пшитлей получает господин, выделяя из него только часть отцу невесты: у бжедухов - пару быков и корову, у кабардинцев и абадзехов - 10 р. или корову с теленком. Размер калыма, принятый у черкесов, составлял: 200 р. за девушку и 100 р. за женщину, уже бывшую в замужестве52 . Обычно калым платился скотом.

Вторая группа закрепощенных крестьян - оги - являлась, по мнению составителей свода, переходом "от крепостного сословия к классу свободных землевладельцев"53 . Оги, по указанию цитируемого документа, происходили, "обыкновенно от пшитлей, которым в награду за отличную службу владелец предоставлял полные имущественные и семейные права". Но были случаи, когда крестьяне из группы огов переводились в группу пшитлей "за нерадение" к хозяйству или "какое-либо преступление". Наиболее значительна эта группа была у ку-


47 В Карачае владелец получал все заработанное на стороне крепостным, который только "одевался и кормился у нанимателя" (ЛОЦИА, Ф. К. К. N 1169. Оп. д., за 1866 г. д. N 138 за 1866 - 1868 гг., л. 61).

48 Исключение было у бжедухов - сено делилось пополам; у карачайцев крестьянин мог косить для себя только в праздничный день (там же, л. 59).

49 Мы опускаем многие детали, которые ограничивали права крестьян и на эту часть имущества (особенно у карачайцев и ногайцев).

50 ЛОЦИА. Ф. К. К. N 1169. Оп. д. за 1866 г., д. N 138 за 1866 - 1868 гг., л. 59.

51 Там же, л. 60. Интересная вариация: "У кабардинцев и абадзехов... владелец может заставлять жен пшитлей исполнять обязанности унаут только в течение известного срока, и ежели владелец в течение оного не приобретет унаутки, то жена его должна сама заниматься домашними работами".

52 У бесленейцев, абазинцев и ногайцев (Зеленчуковский округ) и у карачайцев за девушку платили 300 руб., а за женщину - 150 руб. (ЛОЦИА, Ф. К. К. Оп. д. за 1866 г.. д. N 138 за 1866 - 1868 гг., л. 53, об.).

53 Там же, л. 64.

стр. 14

мыков (чагары) и в Самурзакани (пиоши), где феодальное крестьянство, "зависимое по земле" (по классификации Комитета), составляло большую массу, но зато группа, аналогичная пшитлю, или совсем отсутствовала (кумыки), или имела, меньший удельный вес по сравнению с черкесами (Самурзакань). Это показывает, что основная тенденция внутреннего развития феодализма у горских народов вела к расширению крепостничества за счет свободного крестьянства и сведению "полусвободных отношений" к крепостным или к сближению их с рабством.

По формулировке "Записки" Кавказского горского управления, оги "несут повинности, размер коих не зависит от произвола, владельца, а по обычаю ограничен положительно или числом дней работы, или мерой отдаваемых владельцу сельских произведений"54 . Ог не наделяется рабочим скотом и коровами. Он является владельцем всего своего имущества, пользуется участком земли, получает калым при выдаче дочери замуж сам, а также покупает сыну жену, "без участия (владельца". Ога нельзя продать без особой с его стороны вины, но "если почему-либо продажа происходила, то цены огам бывали одинаковые с ценами пшитлей"55 . Ог обязан был выделить господину одну арбу вымолоченного проса (30 мер или 6 чувалов) с каждой работавшей пары быков, выделить ему часть мяса от зарезанного быка, привести "в подарок" пару быков и корову из получаемого калыма за дочь, принимать и кормить у себя приехавших к господину гостей (также кормить и волов, на которых приехали гости). Отработочная рента выражалась в косьбе и уборке господского сена (3 дня), в устройстве и обработке огорода (пололи жены и дочери ога) наравне с пшитлями, в постройке стен и очага сакли для владельца, в ремонте крыши во дворе господина, в привозе в феврале от каждой семьи 15 арб дров и пр.56 . Таким образом эксплоатация этой категории крестьян путем взимания ренты продуктами и отработочной свидетельствует о том, что оги были местной разновидностью крепостного крестьянства вообще, отличавшейся от пшитлей лишь большими имущественными правами и количественно меньшими размерами отчуждаемого в пользу господствующего класса прибавочного продукта.

V

Представители "военно-народной администрации" пытались приравнять различные группы черкесских угнетенных масс к русскому крестьянству. Они искали черты сходства чисто внешнего правового порядка и часто делали явно нелепые выводы. Так Абдурахманов, начальник Лабинского округа, писал: "Ог - соответствующего сословия в России нет,пшитль - крестьянин-земледелец, унаут - дворовая прислуга"57

Юров, начальник Псекупского округа, в аналогичном документе утверждал: "Унауты - крепостные люди, как прежде были дворовые крестьяне в России, пшитли - хлебо-пашцы, соответствуют бывшим крепостным крестьянам в России и именно тягловым"58 . В результате же изучения всего материала, собранного в округах, Кубанский комитет пришел квыводу, что "участь" пшитлей "может быть сравнена с быв-


54 ЛОЦИА, Ф. К. К. Оп. д. за 3866 г., д. N 138, л. 33.

55 Там же, "О зависимых сословиях в горском населении Кубанской области", л. 66 об

56 Если ог не привезет дров, владелец берет у него пару быков.

57 КОСККАУ, Ф. к. п. н. К. о. по уп. гор. От. 2, д. N 1/67 за 1867 г. Доклад "Ведомость о распределении народонаселения по аулам Лабинского округа", л. 68.

58 Там же, л. 33.

стр. 15

шим положением дворовых людей у некоторых мелкопоместных помещиков, которые имели право переводить тягловых крестьян в дворовые, не лишая их имущества, оги же могут быть приравнены скорее к бывшим оброчным крестьянам, чем к несшим барщину"59 . От сравнения унаутов с группами русских крестьян он уклонился.

По основному критерию - "непосредственное отношение собственников условий производства к непосредственным производителям", раскрывающее "сокровенную основу всего общественного строя"60 , - мы имеем у горцев феодальные производственные отношения, аналогичные русскому крепостничеству, но опутанные элементами рабства Черкесский дворянин как собственник средств производства "наделяет" ими непосредственного производителя - пшитля, прикрепляет его к своему участку земли и на этой основе эксплуатирует его. То же с огом. Только здесь отношение собственника к производителю маскируется большей имущественной самостоятельностью крестьянина, но зато еще ярче выступает внеэкономическое принуждение как характерная черта феодальной експлоатации Ленин писал: "Формы и степени этого принуждения могут быть самые различные, начиная от крепостного состояния и кончая сословной неполноправностью крестьянина"61 . На примере горского феодализма - пшитль, ог, масса тльфокотля - мы видим яркую иллюстрацию разнообразия форм этого принуждения.

Адыгейский феодализм (и вообще горский) отличается от русского феодализма. XIX в. по своему производственному базису.

По степени общественного разделения труда отделение ремесла от сельского хозяйства и города от деревни), оформления слоя купцов-посредников и внедрения рыночных, торгово-денежных отношений - адыгейский феодализм не может итти в сравнение с русским крепостничеством.

В лице горского и русского феодализма мы сталкиваемся прежде всего с разными стадиями развития одной и той же формации62 . У горцев имелись формы отношений, характерные для ранних ступеней, в России же, где крепостное право "наиболее долго держалось", оно приняло более развитые формы, пройдя ступень так называемого "всеобщего закрепощения крестьян" Поэтому нельзя сравнивать положение пшитля с положением переведенных в "дворовые" тягловых крестьян. Распространение "месячины" было следствием наметившегося вырождения русского крепостного хозяйства. "Дворовый" же характер отношений феодала с пшитлем являлся выражением недоразвитости барщинной системы хозяйства и влияния на черкесское крепостничество элементов рабств" и подовых отношений, консервировавшихся в своих "патриархальных" формах Месячник - это барщинный крестьянин, взятый от "своего" надела, чтобы увеличить господскую запашку интенсифицировать барщину и выбросить больше хлеба на рынок. Пшитль - это вчерашний унаут или экспроприированный крестьянин полуродовой общины с "родимыми пятнами" патриархального и домашнего рабства и родовых отношений. Именно поэтому имелось распространение рабских отношений и право на обладание крепостны-


59 ЛОЦИА. Ф. К. К. Оп. д. за 1866 г. д. N 138 за 1866 - 1868 гг. л. 66.

60 Маркс. Капитал т. II. ч. 2. изд. Гиз. 1929 г. стр. 267.

61 Ленин. Развитие капитализма в России. Соч. т. III, стр. 140.

62 Разумеется, что кроме этого основного имелись различия и в ряде других моментов. Нельзя рассматривать конкретный английский или французский или русский феодализм и в абсолютно однородные явления. Местное своеобразие и "вариации" имели место в развитии феодализма почти у каждого народа.

стр. 16

ми среди тльфокотля и даже самих крепостных63 . Этого права лишен был только унаут. Наконец простое сравнение политической надстройки, созданной русскими крепостниками еще в XVI - XVII вв. (самодержавие), и политического оформления горского феодализма, (попытки перехода от "племенного быта и удельного раздробления" к созданию централизованного феодального объединения свидетельствует о том же.

VI

Анализ цифрового материала, характеризующего сословный состав черкесских племен, целиком подтверждает нашу оценку феодальных отношений кануна реформы.

Возьмем данные 1867 г. по всему народонаселению64 . В четырех черкесских округах Кубанской области горцев было 70977 душ обоего пола (адыгее-черкесы, абазинцы, ногайцы)65 . Из них дворян - 2110 д. о. п. или 2,95%, духовенства - 1208 или 1,7%, простого свободного сословия - 53052 или 74,78%, крепостных крестьян и рабов - 14607 или 20,57% 66 .

Проанализируем сперва данные о составе господствующего класса. Цифра простого свободного сословия составилась из тльфокотля и узденей низших степеней, так как в сведениях из округов их включили в одну группу67 . Следовательно в нее вошли низшее дворянство и масса "свободного" крестьянства, имевшая прослойку владельцев крепостных и рабов. Ксожалению, нет точных цифр о численности этой группы тльфокотля. Но определенную часть из "простого сословия" нужно отнести к дворянству и духовенству.

Более точное представление о количестве эксплоататоров-крепостников можно получить из данных о числе семейств владельцев, имеющихся в своде 1867 г. "О зависимых сословиях". В четырех черкесских округах имелось владельческих семейств 2811, в состав которых входило владельцев пшитлей 1516 или 53.94%, огов - 7 или 0.24%, унаутов - 1288 или 45,82%68 . Если принять среднее количество членов семьи в 5 человек69 , то общее число владельческих д. о. п. будет


63 Начальник Псекупского округа, "углубившись" в "сравнительную характеристику русских и черкесских сословий", писал: "Свободные горцы-собственники соответствуют классу свободных сельских обывателей в России. Отличие свободного горца от простолюдина в России состоит в том, что первый имел право приобретать и владеть крестьянами". Этот же Юров приравнивал унаутов к крепостным дворовым крестьянам в России. КОСККАУ, Ф. к. п. н. К. о. по ул. гор. От. 2, д. N 1/67 за 1867 г. "Подробная ведомость о числе народонаселения Псекупского округа с подразделениями по сословиям", л. 33.

64 Аналогичных цифровых подсчетов по эпохе независимости нет. Цифры 60-х годов тоже расходятся в сотнях и даже тысячах по сличение данных за 1866 1867, 1868 гг. показывает, что соотношение групп в основном совпадает. Нужно иметь в виду, что помимо неточности "камерального описания" количество населения менялось в связи с выходом из гор.

65 Вместе с Эльбрусским округом (карачаевцы и абазинцы) имелось 87423 д. о. п.

66 КОСККАУ. Ф. к. п. н. К. о, по уп. гор. От. 2, д. N 1/67 за 1867 г. "Ведомость о числе жителей по сословиям в военно-народных округах Кубанской области", л. 179 и 192. Используем черновик, так как листы 180 и 191 в деле отсутствуют.

67 В некоторые округах, например в Лабинском, сюда включили даже узденей второй степени.

68 ЛОЦИА, Ф. К. К. Оп. дел за 1806 г., д. N 138 за 1866 - 1868 гг., л. 51 об.

69 В ведомости беднейших владельцев имеются цифры: по Лабинскому округу 97 д. о. п. на 27 владельческих семейств, по Урунскому округу 77 д. о. п. на 19 семейств, по Зеленчукскому округу 39 д. о, п. на 12 семейств (КОСККАУ, Ф. к. п. н. о. по уп. гор. От. 2, оп. 4. ев, 7, д. N 107 за 1865 - 1870 гг., л. 592), В списке по Зеленчукскому округу семейство узденя Саит Ний имело 4 д., семейство Хадягимет Кучьба 8 д., семейство вдовы Куршхажан Мансурова 2 д. (там же, л. 451, 454). В списки по Урупскому округу бесленейский князь Мирза бек-Каноков 3 д., уздень Батмурва Гуншев 6 д., ротмистр Тау-султан-Кургоков 6 д.. уздень Карамурза Хуажев 2 д, (там же, д. 587, 588).

стр. 17

2811X5=14055 или 18,5% от 70977. Путем вычета 3318 д. о. п. (дворянства и духовенства по вышеприведенным цифрам из 14055 д. о. и. получаем 10737 д. о. п. владельцев из низших дворян и тльфокотля, что составляет 20,22% от указанного числа простого свободного сословия. Это явно преувеличенные цифры, так как в действительности, как правило, владельцы пшитлей имели унаутов и наоборот. Учет этого дает сокращение общего количества владельцев на 1288 (владельцы унаутов). Будем считать общим числом владельческих семейств 1523, т. е. владельцев пшитлей и огов. Тогда получим 1523 X 5 = 7615 д. о. п. или 10,7% от 70977. Число владельцев из низшего дворянства и тльфокотля составит 4297 д. о. п. (7615 - 3318) или 8,09% из общего количества простого свободного сословия.

Итак, максимальный процент эксплоататорского слоя 18,5, минимальный - 10,7. Это несомненно высокий процент, свидетельствующий о наличии плотного слоя эксплоататоров и об относительной глубине феодальной диференциации черкесского общества.

Сведения по округам за 1868 г. позволяют установить количественное соотношение княжеской верхушки с массой первостепенного и низшего дворянства. Султанских фамилий было 62 д. о. п., княжеских - 433, всего знати - 495 д. о. п.70 . Получаются следующие ориентировочные цифры диференциации господствующего класса:

 

 

 

в %

1 Султанско-княжеские фамилии

495

д. о. п.

- 6,5

2 Родовитые дворяне

1615

"

- 21,2

Духовенство

1208

"

- 16,9

4 Низшее дворянство и владельцы из тльфокотля

429771

"

- 66,4

Итого

7615

д. о. п.

- 100

Эти данные, не претендуя на точность, дают все же верное представление о составе владельческого класса по сословно-родовому признаку. Количественно самой большой группой было низшее дворянство с духовенством и эксплоататорским слоем из тльфокотля - 72,3%. Именно эта группа являлась опорой движения мюридизма в 40 - 50-х годах XIX в. Представители ее часто были экономически мощнее ряда фамилий родовитого дворянства. Мы не имеем цифр распределения крепостных и рабов по этим группам, но имеются отдельные факты, показывающие обеднение даже некоторых князей. Так, выше указан бесленейский князь Мирза-бек-Каноков, включенный в список беднейших владельцев. С другой стороны, дворяне Докшуновы, принимавшие активное участие в движении на Ходзь, имели 13 семейств крестьян72 . Соотношение владельцев пшитлей к унаутов (53,93% и 46,81%) подтверждает нашу оценку значения рабства и означает, что огромная часть владельцев была одновременно крепостниками и рабовладельцами. Это сказывалось на типе феодала-горца, больше похожего на князя и дружинника древней Руси, чем на помещика XVIII и начала XIX вв.

Перейдем к угнетенным массам. Здесь имеются более точные цифры.


70 КОСККАУ, Ф. к. п. н. К. о. по уп. гор. От. 2, д. N 65 за 1868 - 1869 г. "Сведения о количестве жителей по сословиям, по округам", л. N. 43, 49.

71 Цифра 4297 д. о. п. - минимальная по расчета, приведенному выше.

72 КОСККАУ, Ф. к. п. н. К. о. От. 1, оп. 23, д. N 15 за 1872 - 1873 гг. По отношению начальника Кавказского горского управления с просьбой жителей аула Кошехабльского Асланбека Докшукова, л, 5, об.

стр. 18

Распределение зависимых сословий по черкесским военно-народным округам в 1867 г. было таково73 :

Округа

Общее число народонаселения

% к общему числу

Крепостных и рабов

% к общему количеству крепостных и рабов

1. Псекупский

19155

25,39

1927

12,99

2. Лабинский

20088

31,56

6456

43,51

3. Урупский

12039

18,91

1628

10,97

4. Зеленчукский

15361

24,14

4826

32,53

Всего

63643

100

14837

100

По группам эксплоатируемая масса разбивалась так:

Округа

Унауты

% к общему числу

Пшитли

% к общему числу

Оги

% к общему числу

1. Псекунский

438

17,33

1489

12,25

-

-

2. Лабинский

982

38,86

5365

44,17

109

66,88

3. Урупский

469

18,56

1113

9,16

46

28,22

4. Зеленчукский

638

25,25

4180

34,42

8

4,90

Всего

2527

100

12147

100

163

100

На первом месте идет Лабинский округ, самый населенный, имевший наибольший процент крепостного крестьянства и рабов. Здесь жили беглые кабардинцы, абадзехи, темиргойцы, махошевцы, хатукайцы, егерукайцы, шапсуги, хакучи и несколько семейств бжедухов. Абадзехи составляли оплот в борьбе за независимость, были базой мюридизма на Северо-западном Кавказе, считались "демократическим" племенем (не было князей), но крепостнические и рабские отношения у них были не менее сильны. После выселения в Турцию осталась небольшая часть абадзехов, разбросанная по всем округам74 . Но больше всего задержалось их в Лабинском округе. Второй по удельному весу племенной группой являлись кабардинцы, вместе с егерукайцами, темиргомцами и махошевцами составляющие самую "аристократическую" группу, т. е. имевшую наибольшее количество дворянской родовитой верхушки в мощную по количеству крепостных и рабов.

На втором месте идет Зеленчукский округ. В нем жили бесленейцы, кабардинцы и абадзехи - племена адыге, затем абазинцы - особая этническая группа, родственная абхазцам, и ногайцы. Это самый неоднородный в этническом отношении округ. Феодальные же отношения во всех племенах были господствующими и по степени развития стояли примерно на одном уровне.


73 ЛОЦИА, Ф. К. К. Оп. д. за 1866 г., д. N 138 за 1866 - 1868 гг., л. 61, об; Общее количество народонаселения взято из "Сборника сведений о кавказских горцах", в. 1, стр. 5.

74 В 1883 г. абадзехов было 15758 д. о. п. К 1889 - 1890 гг. почти все выселились в Турцию. Данные из таблицы Е. Д. Фелицына. "Сборник сведений о Кавказе", т. IX, стр. 94.

стр. 19

На третьем месте шел Псекунский округ, наиболее однородный в племенном отношении с преобладанием бжедухов (14172 - 87,09% ко всему населению округа); с ними перемешивались шапсуги (1323 - 8,19%), абадзехи (737 - 4,5%) и натухайцы75 . Несмотря на обычное причисление бжедухов к "аристократическим" племенам, они дают наименьший процент зависимого населения. Экономически это самый бедный округ, с худшей землей.

Последнее место по общему количеству горцев занимал Урупский округ. Кроме бесленейцев, натухайцев и части абадзехов здесь жили горские армяне, составлявшие консолидированную группу крепостников-владельцев и одновременно торговцев. Размещение господских семейств по округам76 показывает в общем равномерное соотношение владельцев унаутов и пшитлей. Исключением является отсутствие огов в Пескупском и преобладание владельцев унаутов в Урупском округах.

Наличие аналогичных данных по всем горским народам позволяет проанализировать состав "зависимых" в общегорском масштабе.

Количество крепостных и рабов по областям военно-народного управления было таково77 (см. табл. на стр. 21).

Эти суммарные цифры скрадывают действительный удельный вес зависимых по народностям в общем количестве крепостных и рабов. Цифры по округам и народам дают более ясную картину78 (см, табл. на стр. 21).

Черкесы по количеству зависимых занимают третье место, а среди народов Северного Кавказа - второе. Вместе же с Кабардой, этнически родственной черкесам, они дают 39,9% всего крепостного и рабского населения Северного Кавказа и б. Сухумского отдела и 66,23% одного Северного Кавказа (36186 из 54631).

Нужно иметь в виду, что такое высокое место по количеству зависимых адыге-черкесы (вместе с абазинцами и ногайцами) занимали и после выселения в Турцию огромного большинства народа. По сильно преуменьшенным официальным данным, выехало к 1865 г. около 50 тыс. чел., следовательно цифра крепостных и рабов до 1860 г. могла доходить до 90 - 100 тысяч, т. е. равняться, если не превосходить, общему количеству зависимых по всем остальным горским народам.

Мы еще не ввели в анализ цифры, характеризующие состав угнетенных масс. Только они в соединении с приведенными дадут правильное цифровое выражение места адыгейского феодализма среди горских народов Северного Кавказа. В ведомости, использованной для составления предыдущих таблиц, цифра 90552 делится, по классификации


75 Цифры взяты из "Ведомости по племенам" и а 1807 г., представленной начальником Псекупского округа. КОСЕКАУ, Ф. К. п. н. К. о. по уп. гор. От. 2, д. N 1 /67 за 1867 г., л. 33 об.

76 Цифры приведены в использованном нами своде "О положении зависимых сословий в Кубанской области". ЛОЦИА, Ф. К. К. Оп. д. за 1806 г., д. N 138 за 1866 - 1868 гг., л. 61 об.

77 Вычислено по "Ведомости численности лиц зависимых сословий в горских племенах Кавказа", составленной Кавказским Горским управлением (ЛОЦИА, Ф. К. К. Оп. д. за 1866 г., д. N 138 за 1866 - 1868 гг., л. 36 об. 37). Ведомость составлена в 1867 г. и не точна, позже цифры менялись. Так, на Кубани освобождено по нашему подсчету (за 1865 - 1869 гг.) 19279 д. о. п. Общее народонаселение взято из "Сборника сведений о кавказских горцах", в. 1, стр. 14 (данные 1866 - 1867 гг.). По Сухумскому отделу не вошло количество выселившихся после восстания 1866 г. - до него здесь числилось 79195 д. о. п. По Кубани не сходится цифра народонаселения 4-х округов с приведенной выше 70977. В "Сборнике" опубликованы данные камерального описания 1866 г.

79 ЛОЦЦА, там же, л. 36. В ведомости кавказского горского управления ошибка по Карачаю: уменьшение на 1000 д., что мы установили из сличения с цифрами в своде по Кубани. "О положении зависимых сословий"; там показано 17630 д. о. п.

стр. 20

кавказского начальства, на две группы угнетенных - лично зависимых - 52334 д. о. п. и зависимых по земле 38218. Последний тип крепостных царские исследователи не нашли на Кубани Значения этой группы мы касались выше. Классификация колонизаторов конечно неверна, но эти 38218 чел, характеризуют более оформленный тип крепостного землевладения - большую экспроприацию свободного кресть-

Области

Общее количество горского народонаселения

Количество крепостных и рабов

% зависимых к общему количеству народонаселения данной обл.

% к общему количеству крепостных и рабов по всем областям

1. Сухумский отдел (Абхазия, Пебельда. Самурзакань)

164933 д. п. о.

35721

55,01

39,45

2. Терская область (кабардино-балкарцы, кумыки, осетины, кеченцы)

285569 "

25605

8,97

28,27

Кабардинский округ

54224 "

21348

39,36

23,57

3. Кубанская область (адыге-черкесы, абазинцы, ногайцы, карачаевцы)

79459 "

16630

20,92

18,37

В 4-х черкесских округах

63641 "

14837

23,27

16,37

4. Дагестанская область

425457 "

12596

2,95

13,91

Всего

855418 д. п. о.

90552

 

100

Народы или округа

Количество крепостных и рабов

% к общему количеству крепостных и рабов во всех областях

1. Самурзакань

21400 д. о. п.

23,64

2. Кабарда, Балкария (Кабардинский округ)

21348 "

23,58

3. Адыгея-Черкессия (4 черкесских округа)

14837 "

16,37

4. Дагестан

12 596 "

13,91

5. Абхазия

12493 "

13,79

6. Кумыки (Кумыкский округ, Терская область)

3257 "

3,59

7. Цебельда

1828 "

2,05

8. Карачай (Эльборусский округ, Кубанская область)

1793 "

1,98

9. Осетия

706 "

0,77

10. Чечня и Ингушетия "Ингушский и Чеченский округа. Терская область)

294 "

0,32

Всего

90552 д. о. п.

100%

янства из родовых общин, наоборот, - меньшее сохранение рабских отношений. Данное положение подтверждается цифрами. В Самурзакани пиошей было 16943 д. о. п.79 и отсутствовала группа аналогичная унаутам. В Дагестане роятов числилось 12130 д. о. п., но не было


79 Самое большое количество из всех горских народов.

стр. 21

группы, подобной пшитлям и огам, и всего лишь 466 д. о. п. рабов80 .

У кумыков терекеменцы составляли 1257 д. о. п., имелось самое большое количество соответствующих огам чагаров - 1056, отсутствовали пшитли и было менее, чем у черкесов, рабов - 944. В Кабарде насчитывалось 7888 д. о. п. каракишей и ясакчей, живущих в горах у балкарцев. Но зато в Балкарии имелось гораздо меньше рабов по сравнению с собственно Кабардой. Не случайно там, где наиболее развился крупный феодал-землевладелец и оформились "родовые правители" (шамхалы, ханы, князья Ширвашидзе и пр.), образовалась именно эта разновидность крепостного состояния.

Если взять удельный вес Черкессии в распространении среди горских народов Кавказа тех групп угнетенных, которые имелись в ней, то получится следующая картина:

1. Адыгея-Черкессия (4 округа Кубанской области)

14837

28,37%

2. Кабардино-Балкария (Кабардинский округ)

13460

25,72 "

3. Абхазия

12493

23,83 "

4. Самурзакунь

4457

8,52 "

5. Кумыки

2000

3,82 "

6. Цебельда

1828

3,50 "

7. Карачай

1793

3,42 "

8. Осетия

706

1,34 "

9. Дагестан

466

0,88 "

10. Ингушетия

294

0,57 "

Всего

52334

100

Черкесы выходят на первое место, оставив позади даже Кабарду. Не менее ясно видно это первенство из сравнения по группам81 :

 

Унауты

%

Пшитли

%

Оги

%

1. Адыгея-Черкессия

2527

24,9

12147

30,8

163

6,0

2. Кабарда-Балкарня

2395

23,6

10990

27,9

75

2,8

3. Абхазия

1490

14,7

11003

27,9

-

-

4. Самурзакань

-

-

3057

7,7

1400

51,9

5. Цебельда

665

6,6

1163

2,9

-

-

6. Карачай

645

6,4

1148

2,9

-

-

7. Кумыки

944

9,3

-

-

1056

39,3

8. Осетия

706

6,9

-

-

-

-

9. Дагестан

466

4,7

-

-

-

-

10. Ингушетия

294

2,9

-

-

-

-

Всего

10132

100

39508

100

2694

100

 

 

 

52334

 

 

 

Число зависимых в Адыгее-Черкессии и Кабарде составляло 54,7% общего числа зависимых, число унаутов - 48,4%, пшитлей - 58,5 и огов 8,8%. "Первое" место уступается только огам, зато первые две категории имеют огромный перевес, особенно пшитли. Эти данные подтверждают ту же закономерность: большему количеству рабов обычно


80 Дагестанская область имела пеструю картину ступеней социального развития: вполне оформившиеся феодальные отношения в Шамхальстве, Кайтаге, Табассарани, с одной стороны, и недалеко ушедшие от Чечни и Ингушетии районы Нагорного и Верхнего Дагестана (Гумбет, Дидо и др.).

81 Соответствующее адыгейскому название раба и разрядов крепостных в таблице не приводится, так как оно указано выше. Данные взяты из ведомости Кавказского горского управления, архивная ссылка на которую дана выше:

В ведомости опущены осетинские кавдасарды или кумияки. Они происходили от "незаконного" брака владельца с женщиной "простого свободного сословия", купленной за особый калим в закрепостившейся. Дети от этих браков эксплоатировались как крепостные, но по смер-

стр. 22

соответствует больший процент пшитлей - группы крестьянства, наиболее сближавшейся с ними. Элементы "патриархального" и домашнего рабства наиболее сохранялись в адыгейском феодализме и наложили свой отпечаток на его структуру. Значительная глубина и сила феодально-крепостных отношений сочеталась с недоразвитостью их форм и медленностью процесса общественного разделения труда. Поэтому-то крестьянская реформа не могла быть следствием внутреннего разложения адыгейского феодализма, связанного с зарождением в его недрах капиталистического способа производства.

Во внутренних "преобразованиях" 30 - 50-х годов XIX в. (мюридизм, Адагумское собрание и пр.), в обстановке обострения классовой борьбы вполне проявилась тенденция расширения крепостничества, и большей консолидации господствующего класса. Опираясь на местную феодальную верхушку, царизм превратил массы черкесского крестьянства в колониальных рабов. "Освобождение" было важнейшим звеном в процессе установления этого "рабства", выражением и следствием колониальной политики царизма в первое десятилетие после завоевания.

Если старая аристократия причисляется царизмом к группе привилегированных "за родовые права и знатное происхождение" ("участки почетных туземцев"), то низшее дворянство, духовенство и верхушка тльфокотля оставшихся племен в значительной части устраняются из этой категории, а если и включаются, то лишь "за услуги правительству". Проникновение в аппарат колониального угнетения (старшина, суд и пр.) и получение таким путем частновладельческих участков - вот выход, который представлялся для низшего дворянства и духовенства. И этим выходом они поспешили воспользоваться.


ти "отца" освобождались, не могли продаваться и получали имущество. Осетинские дворяне стремились оставлять их в зависимости от третьего поколения. В "Записке о кавдасардах" происхождение этого типа зависимости Кодзоков объясняет так: Допущены они (браки - И. Л.) по дороговизне и редкости в Осетии рабов, почему знатные и богатые люди подобного рода браками приобретали себе в дом рабочие руки для таких работ, кон казались несвойственными женщинам высшего происхождения" (л. 112). Кавдасарды - результат своеобразного переплета горского феодализма с рабскими отягощениями и родовым "бытом". Изучение проблемы кавдасардов заслуживает особого внимания.

Чечня показана в ведомости совершенно не имеющей зависимых. Это неверно. В Чечне были рабы. В именном списке владельцев и холопов Чеченского округа (сост. в 1866 г.) показано во владельческих и 56 холопских семейств с 229 рабами о. п., в "перечневой ведомости условий освобождения" - 336 д. о. п.; из 66 гл. - 30 дворян (3 князя, остальные офицеры), 35 - из "вольных людей". Преобладали владельцы, имевшие 2 - 3 раба (ОГИА, фонд канцелярии начальника Терской области. От. 2, ст. 1. - Дела холопские. Св. 24, д. N 39 за 1864 - 1868 гг. "Об освобождении зависимых сословий в среднем военном отделе", л. 47 - 57). В сведениях "о числе душ зависимых сословий" в Терской области, имеющихся в Кабардинском деле, указаны цифры отдельно по Чеченскому и Ингушскому округам: в Чечне - 277 д. о п. в Ингушетии - 34 д. о. п. всего 311 д. о. п. (ОГИА, тем же, св. 24, д. N 1 за 1864 - 1867 гг., л. 129).

 

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ФЕОДАЛИЗМ-В-АДЫГЕЕ-НАКАНУНЕ-КРЕСТЬЯНСКОЙ-РЕФОРМЫ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Lidia BasmanovaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Basmanova

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Н. ЛИХНИЦКИЙ, ФЕОДАЛИЗМ В АДЫГЕЕ НАКАНУНЕ КРЕСТЬЯНСКОЙ РЕФОРМЫ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 22.08.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ФЕОДАЛИЗМ-В-АДЫГЕЕ-НАКАНУНЕ-КРЕСТЬЯНСКОЙ-РЕФОРМЫ (date of access: 26.09.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Н. ЛИХНИЦКИЙ:

Н. ЛИХНИЦКИЙ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Lidia Basmanova
Vladivostok, Russia
1290 views rating
22.08.2015 (1861 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Новый социализм нужно строить, опираясь на новую теорию социализма. Новая теория социализма отказывается от диктатуры пролетариата, ибо практика развития старого социализма показала, что диктатура пролетариата не может быть не чем иным, как только диктатурой кучки коммунистических чиновников, или, как очень остроумно назвала её Роза Люксембург «диктатурой НАД пролетариатом». А появление у руля этой диктатуры таких предателей как Ельцин, неизбежно ведёт социализм к краху. Новый социализм, построенный на старой теории, ждёт такая же участь.
Малоизвестные страницы истории Великой Отечественной войны. Сейчас, когда открылись как отечественные, так и зарубежные архивы, стало возможным воссоздать картину одного из драматических эпизодов самого начального периода войны..... Западный фронт, бои в июне-июле 1941 года на втором стратегическом рубеже..... 22-ая армия под командованием генерал-полковника Ф.А. Ершакова..... Бои армии в Белоруссии на берегах реки Западная Двина на участке Дрисса - Дисна - Полоцк..... Начало широкого наступления немцев на восток было положено с маленького плацдарма в районе города Дисна
Catalog: История 
В статье рассматривается отражение образа Соловья-разбойника в романе М. А. Булгакова "Мастер и Маргарита" в связи с эпизодом свиста Бегемота и Коровьева при прощании героев с Москвой, а также связь образа Бегемота с образом Соловья-разбойника и героя древнеиндийского эпоса - Панду, а шире - связь русской литературы через "Закатный роман" Булгакова и поэму "Руслан и Людмила" А. С. Пушкина с древнеиндийскими произведениями: "Махабхаратой" и "Рамаяной".
Солнечная система является фрагментом распада нейтронного ядра нашей Галактики Млечный путь. Выброс нейтронного фрагмента Солнца из нейтронного ядра нашей Галактики произошёл приблизительно 10млр. лет назад. Всё это время нейтронный фрагмент перемещается по одному из спиральных рукавов нашей Галактики. Расширение происходит примерно по гиперболической траектории, которая вращается вокруг центра. Полный оборот вокруг центра нейтронного ядра Галактики, Солнце совершает примерно за 230млн.лет. Удаление от центра Галактики до Солнечной системы \simeq27700св. ле
Catalog: Физика 
13 days ago · From Владимир Груздов
Раскрытие тайны диалектики идеального и материального в реальном мире и в сознании человека
Catalog: Философия 
24 days ago · From Аркадий Гуртовцев
Энергия частицы является ключевым объяснением расширения Вселенной. В процессе расширения Вселенной участвуют пять частиц. Четыре массовые - нейтрон, протон, электрон и позитрон. Пятая частица условно без массовая - фотон. Позитрон и фотон не являются строительными кирпичиками материи Вселенной. Эти частицы выполняют вспомогательные функции в процессах преобразования материи и расширения Вселенной. Окружающий материальный мир организован из нейтронов, протонов и электронов. Сочетания, комбинации и перестановки этих трёх частиц, образуют окружающий нас мир
Catalog: Физика 
27 days ago · From Владимир Груздов
При любом взаимодействии масс, на любом уровне, создаются потенциалы взаимодействия в любых процессах расширения Вселенной. Этим определением рассмотрим вопросы, связанные с массой и энергией взаимодействующих объектов. Когда объекты (частицы, молекулы) потенциально взаимодействуют, они создают градиенты потенциального взаимодействия. Эти градиенты регулируют энергию и массу объектов и Вселенной в целом.
Catalog: Физика 
43 days ago · From Владимир Груздов
Жан Ланн
Catalog: История 
47 days ago · From Россия Онлайн
Кризис муниципальных финансов в России в 1917 г.
Catalog: Экономика 
47 days ago · From Россия Онлайн
Благотворительная деятельность предпринимателей Парамоновых на Дону. 1914-1915 гг.
Catalog: История 
47 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 
Наталья Свиридова·jpg·25.22 Kb·135 days ago

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ФЕОДАЛИЗМ В АДЫГЕЕ НАКАНУНЕ КРЕСТЬЯНСКОЙ РЕФОРМЫ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones