Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-8747
Author(s) of the publication: К. В. МОЛЧАНОВ

Share with friends in SM

Философия - это стихия всеобщности, а не некоторое, что могут, сформулировать люди, включая науки, теории и домыслы. Хотя... учения (истинно) философов суть философия (суть ее часть).

1

Существует множество пониманий термина "философия", но ни одно из них не раскрывает ее существо. Обычно в том или ином виде "философия" по тем или иным причинам или в силу тех или иных возможностей определялась, например, как некоторая область познания или исследований, что априори придавало ей и субъективный, и относительный смысл. Именно поэтому ее можно было низвести даже до классовых представлений. Но ранее множественность понимания философии не могла быть осознана и тем более исправлена, ибо не было пониманияфилософии.

О философии пойдет речь в настоящей работе.

И следует сказать, что, во-первых, рано или поздно все же должна была случиться надлежащая актуализация философии (объективизация для бытия), в первую очередь раскрывающая ее безотносительный смысл. Хотя, во-вторых, актуализация философии - это не вдруг раскрывшееся понимание философии: оно для философов было. И, в-третьих, надлежащая актуализацияфилософии могла произойти только в определенный момент времени и при определенных условиях, но полагаемых не (столько) общим уровнем познания человечества, а (сколько) состоянием общества. Это - зако-

стр. 173


номерность, которая определяет надлежащую актуализацию философии в определенный момент, соответствующий и качественно новому состоянию познания - новому этапу познания (здесь:новому этапу развития философии в бытии - новейшей философии, о котором речь пойдет в отдельной статье), и критическому состоянию общества (о чем уже достаточно много написано).

2

Не будем углубляться в рассуждения о неизбежности и объективности перехода познания в другую сферу, которые только и могут пролить свет на движение познания, ибо философия Гегеля до сих пор и потаенна, и малоизвестна. Дадим некоторое введение к вопросу о надлежащей актуализации философии во вполне достаточном для понимания концептуальном виде.

В середине XX в. философ Дж. Дьюи актуализировал тезис о необходимости определения философских исследований принципиально нового типа (см., например: [2]). Он определил неэффективность "предыдущей" философии, в частности, в силу использования логического метода, вовлекающего исследования в обсуждение проблем, но не позволяющего выйти за область гносеологических ухищрений. При этом важное место в исследованиях Дьюи занимала критика распространившейся метафизики, исследования на основе которой не могут проникнуть в область, лежащую вне эмпирического опыта (!). (В этом смысле интересным будет не столько известное, но не понятое до конца утверждение И. Канта о "вещи в себе", сколько малоизвестный вывод, сделанный Гейзенбергом, о том, что необходимо изыскивать новые формы опыта, основывающиеся на некоторых логических порядках [3].)

Важной является позиция Дж. Дьюи, касающаяся осмысления "сфер, трансцендентных опыту", в определенном смысле неподвластных традиционным (известным) видам опыта, но не как непостижимых кантовских "вещей в себе", а как определяющих новые механизмы познания и как таковые, и, в частности, опыта. Дж. Дьюи доказал [4], что необходимо изменять метафизически-гносеологический инструментарий познания в философии. Тогда будут исключены бесплодные попытки выхода в сферы, трансцендентные опыту, и безличные и известные спекулятивные попытки наблюдать "вещи в себе". (В частности, эти рассуждения Дж. Дьюи определяют рассуждения о новом опыте, которые уже были приведены в ряде наших статей в журнале "Философские исследования".)

стр. 174


А относительно сложившейся в начале XXI в. ситуации, в целом, как отметил В. А. Лекторский, "...стало ясно, что, во-первых, нельзя ныне анализировать эти проблемы (проблемы современной философии и гносеологии. - К. М. ), не учитывая их современного, т.е. неклассического смысла, и что, во-вторых, необходимо пересмотреть некоторые догматически принимающиеся в нашей эпистемологии положения (курсив наш. - К. М. )" [5].

Таким образом, из сферы классического познания (и представления о философии) уже видно некоторое новое, адекватное окружающей действительности. Естественно, что оно - иное, более того, не имеет в своем основном классический характер, что и отмечено ведущим специалистом в области философских наук. Оно имеет свой характер, который никак, кроме "неклассического", и назвать-то нельзя. Но если с позиций классического познания можно лишь говорить о некоторых различиях, то, находясь (попав) в сферу неклассического познания, можно уже действовать, ибо наличествует даже опыт этой, новой сферы - трансцендентный опыт [6, 7].

Итак, стало ясно, что, во-первых, нельзя ныне анализировать современные проблемы и проблемы современной философии и гносеологии на основе имеющихся знаний и представлений. Неизбежно появление новых подхода и понимания. Во-вторых, нельзя не учитывать неклассического смысла современных проблем и познания - а) смысла не только нетрадиционного, но и принципиально нового, еще непонятого, и б) современных проблем и познания уже... свершивших изменение общества (это положение достаточно освещено в современной философии хозяйства, поэтому сейчас обсуждаться не будет). При этом современные проблемы и методы познания уже вступили в силу, только это или не признается, или не видится многими специалистами, или то и другое. В-третьих, крайне необходимо пересмотреть некоторые догматически принимающиеся в гносеологии положения, которые морально и возрастно устарели, не могут дать новых знаний и только тормозят развитие познания и общества.

При этом становится ясным по крайней мере застой философского познания, а в некоторых случаях говорится даже о вырождении философии - слишком существенны доводы относительно"вырождения философии до уровня лишь "маленьких философий", никак не сопоставимых с тем, что созидалось Платоном, Кантом, Гегелем и другими крупными творцами (курсив наш. - К. М.)" [8]. (Существенны и иные положения, в частности, рассмотренные в наших статьях в "Философских исследованиях".)

стр. 175


Таким образом, во-первых, для философии является востребованным, по меньшей мере, говоря словами Б. Рассела, "обрести вновь ту энергию и независимость, которые были свойственны предшественникам Сократа" [9].

Во-вторых, неклассический смысл не столько отвергает известные знания, сколько выражает некоторые принципиально новые аспекты философии и гносеологии, которые не могут быть связаны только с наличествующей окружающей действительностью, ибо и гносеологические моменты (точнее - в первую очередь именно они) должны быть переосмыслены. Более того, необходимо углубление в трансцендентные сферы.

В-третьих, существен вопрос о самой философии, имеющей место быть в начале XXI в. или должной быть, отражающий, по меньшей мере, следующее:

* окружающая действительность требует своего осмысления несомненно на основе принципиально новой системы рассуждений, которая и обусловливает необходимость пересмотра некоторых догматически принимавшихся в гносеологии положений;

неклассический смысл (т.е. новый смысл) проблем общества и гносеологии, отмеченный многими ведущими специалистами, отражает, по сути, неизбежность изменения философии;

* слишком существенны доводы относительно вырождения философии.

Иными словами, не только философия должна обрести независимость и вновь свою энергию. Сначала следует получить понимание самой философии на современном ее этапе.

Таким образом, в XXI в. осмысление и переосмысление философии - объективны и неизбежны, или, стало быть, переосмысление философии - само по себе объективно и неизбежно. При этом определяется, что посылка осмысления философии (включая ее основание) на современном этапе ее развития - объективна (другое дело - что се причина). Тогда посылка осмысления философии лежит вне человеческого сознания, что возможно только при наличествовании нечто философского, как внешнего по отношению к человеческому сознанию, независимого от него и, очевидно, не материального!

Определенное положение кажется бессмысленным, но только если продолжать стоять на известных позициях и понимать "философию", как ее понимали прежде, что, быть может, и ведет квырождению философии. А придание жизненности философии и анализ (актуализация) неклассического смысла ведут к новому

стр. 176


определению философии, точнее, - в первую очередь к пониманию философии.

Иными словами, неизбежно определение философии, или должна быть надлежащая актуализация философии.

3

В то время, когда познание, бытуя в окружающем бытии, оставалось на уровне осознания себя, оно было лишь осознанием происходящего, оно ограничивало себя, бытуя единичностью.

В смысле единичных, которые суть бесконечное соотношение только с собой, познание представляет определенное соотношение с собой, но оно имеет (приобретает) и новые определения. Но единичные не могут полностью осознать бытие (тем более, во времени), ибо, бытуя в нем, не видят и не могут видеть его полностью, обозначая, в частности, "вещи в себе"; а, имея возможность увидеть его извне, следовательно, они уже будут вне него, например, в царстве чистого сознания, чуждого им, и "нечто вне" является в силу иного качества объема для нихнеизведанным простором. Но он есть, поэтому для-себя, не ограничиваясь достигнутым, познание, с другой стороны, в силу и своей диалектики (ибо оно имеет хотя бы некоторое содержание, например, достигнутое среди единичных, а "движет... вперед содержание внутри себя, диалектика, которую оно имеет в самом себе" [1. Т. 5. С. 3]) должно определиться с этим, т.е. измениться, двигаться к возвышению, определяясь в особенном.

В особенном познание становится собой, давая иные определенности и определенности новым, получая общие определенности и обособляя новые положения.. Познание единичное, таким образом, осталось как таковое и соотношением с собой.

Познание, приобретя особенность, отторгается от бытия, влечется во всеобщность, где оно уже больше не принадлежит лишь самому себе, находится во внешней связи и к наличному бытию, и к определенной области вовне, и, стало быть, определяется (первое) опосредствование познания. Оно вливается в постижение, становится с ним. И единичное уже больше не принадлежит лишь самому себе, отдаляется от своей конкретной самости.

Тогда сознание приходит во всеобщность для обретения ее, возвышается и поэтому находится во внешней связи к бытию, которое все видно как частность, и в целом остается под восхождением единичных, ни в нем, ни вне него, тем единичных, еще не раскрывающих бытие (для этого нужно отдельное положение - ниспадение, о котором будет сказано ниже).

стр. 177


Только когда отторгнутые единичные собою, снимая себя, а, затем и свою особенность, выступают вовне, находясь во внешней связи к бытию, они не несут себя как таковых, они не принадлежат самим себе, они становятся иными. Главенствующее, в том числе ушедших от себя единичных, воспринимается ими с этих пор как свое, они растворяются в нем, обретая для себя истинно себя самих. Выступив во вне, находясь во внешней связи к бытию, единичные подчиняются воспринимаемому ими их же всеобщности, которая становится главной. И нельзя сказать уже ничего конкретного относительно взошедших единичных, ибо они потеряли себя в главенствующем, находящим себя еще до них, но лишь для себя и бытовавшим в-себе.

Таким образом, в силу обретения им себя от единичного и соотношения с бытием извне таковое познание уже есть некоторое принадлежащее всеобщности. Но смысл этого утверждения состоит и в том, что познание (единичных) как таковое есть определенное соотношение с собой, но оно выступает благодаря особенности во всеобщность; и единичное, приходя во всеобщность, уже больше не принадлежит себе, отдаляет себя от своей же конкретной самости. С другой стороны, определенное значение этого утверждения состоит и в том, что единичное выступает благодаря особенности в наличное бытие, как во всеобщность, получает всеобъемлемость; единичное уже больше не принадлежит лишь самому себе лишь потому, что отдаляет себя от своей конкретной самости, приходя к главенствующему, к всеобщности, обретая ее, возвышается. Отсюда - оно именно во всеобщности находится во внешней связи к бытию, которое остается под восхождением (единичных).

4

a1. Отторгаутые единичные, снимая себя, а, затем, и себя особенность, относятся к всеобщности напрямую, представляя себя в ней вообще, но тем и в некоторой (своей) области, по крайней мере, впитывающей, т.е. в дышащей области, определенной, таким образом, некоторым себя движением (хотя бы этим), но непростым, а, по меньшей мере, воспринимающим. В ней, как в некотором содержании, положена некоторая диалектика, причем в содержании (области) и в своем некотором. ("Некоторость" определена тем, что определяемое движение не является вообще движением.) Но диалектика есть высшее разумное движение [1. Т. 5. С. 96], тем некоторая диалектика - это некоторое движение, относящееся к разуму.

стр. 178


Таким образом, приходя во всеобщность, сознание в силу обретения им себя от единичного и соотношения с бытием извне уже становится некоторым принадлежащим всеобщности, где оно относится к области во всеобщем - к разуму. Поэтому единичные, присоединяясь к всеобщности, отказываются от себя, перестают быть, вливаясь в бесконечный поток разума.

Иными словами, познание, восходя от своих простейших форм, проходя все ступени сознания, достигает разума (что, с первой стороны, уже было известно из труда Гегеля "Феноменология духа"), но сначала в определенной области, находящейся во внешней связи к бытию, воспринимающей разумное движение. Для данной работы это - главное.

Итак, восходящее сознание достигает определенной области (разума), находящейся во внешней связи к бытию и имеющей некоторую диалектику, т.е. говорится о единстве определенной области разума и движения в ней (постижения).

Это единство есть философия.

(Недаром Гегель определил, что "философия по существу своему относится к стихии всеобщности" [1. Т. 4. С. 1].)

Тем самым для нас сначала определяется область философии, как существующее разума.

Сознание приходит к философии на ступени разума.

а2. Но разум есть дух [1. Т. 4. С. 233], а наука "есть его (духа. - К. М. ) действительность и царство, которое он создает себе в своей собственной стихии" [1. Т. 4. С. 13]. Таким образом, во-первых, действительно некоторое царство духа - некоторая определенная область. Во-вторых, следует понимать, что "наука" диалектически актуализируется не как (некоторая конкретная) "наука" (без курсива), в частности, философская (например, этика), а, согласно труду Гегеля "Наука логики", как наука вообще: и как "наука логики", и как "научная область, ведущая к постижению философии или способствующая этому".

Так было, когда познание достигло уровня феноменологии духа.

Теперь познание двигается уже на уровне феноменологий идеи [10, 11], и говорится, в частности, о движении (о рефлексии, которую не следует понимать только в смысле учения И. Канта; см. ниже) в действительном разума.

А действительное разума есть царство философии, философия.

Именно поэтому философия, в частности:

стр. 179


1. "по существу своему относится к стихии всеобщности" (курсив наш. - К. М. );

2. главным образом "...имеет дело с конкретными предметами - Богом, природой, духом..." [1. Т. 5. С. 9].

Теперь, поэтому, следует сказать, что наука является и началом пути к философии и, в определенном смысле, ее частью; философия образует науку и науки, но только паука представляетфилософию. И ясно, что наука - не философия, и философия для бытия являет не только науку.

б. Философия есть духа действительность и царство, которое он создает себе в своей собственной стихии. В этой стихии неизбежно (или ей соответственно) некоторое движение, которое есть (себя) постижение, дающее (в ниспадении) в непосредственности бытия философские учения, знаменующие познание и его восхождение (см. труд Гегеля "Феноменология духа").

Тогда, с одной стороны, во-первых, следует говорить о движении познания, о движении и о качестве познания, об исследовании движения познания, и, следовательно, меняется качестворассуждений и о философии, и относительно (движения) постижения. Если говорится о движении постижения, то, во-вторых, говорится о некотором непосредственном, - говорится одвижении некоторой материи познания (в определенном разумного), включающей, в частности, его предмет и понятия. А в стихии всеобщности, в частности, познается всё (согласно Гегелю, разум есть вся реальность).

С другой стороны, во-первых, так как говорится о существенности нечто как такового, пусть еще не определенного, явно не данного в ощущения (любым образом), то говорится не оматериальном, а об объективном (определение понятий "реальное" и "объективное" см. в [12]). Поэтому, в частности, об обсуждаемом движении (познания) следует говорить как обобъективном. Во-вторых, при этом является и то, что определяется как смысл движения познания - появление нового (проявление порождаемого), постижение. (Это соответствует пониманию нового опыта - трансцендентному опыту [6; 7].) Тем существенна стала определенность познания как таковая, но не как существенная или материальная, а как объективная и как та, котораяначисто не определенна в своей сути (хотя, несомненно, присутствует) в науках, но действительна в философии - в движении знания (что, в свою очередь, и определяет вопрос о соответствующих опыте, качестве и области познания, обсужденных ранее), в движении в некоторой области.

Обобщая, определим, что, во-первых, философия предстает,

стр. 180


стало быть, как объективное, как движение в определенном (области) разумного.

Философия - это единые область и процессы.

Поэтому философия вечна и вечно изменяется: и объективно в силу своего собственного движения, и субъективно в силу восхождения единичных.

Во-вторых, философия определяется как движение в разумном, в частности, включающем взошедшие (и отторгнутые) единичные (именно поэтому посылка ее изменения - объективна и вне человеческого сознания, хотя оно оказывает определенное влияние).

Таким образом, философия объективна и сама, другое дело, что она образуется (насыщается) и внешним.

И, в-третьих, сама философия - объективна также, как и ее изменение (развитие): как обладающая (своим) движением (рефлексирование вне человеческого сознания), она изменяется, что влечет обозначенную неизбежность ее и изменения (себя), и переосмысления (людьми), а также адекватного (нового) понимания (восприятия, отражения...).

А в определенном смысле можно сказать, что философия - это, в частности, опосредствование вообще движением познания неизведанного. Поэтому философия - безбрежна и хранит для человечества "вещи в себе" и "понятия в себе"; ее непознанное - неизменно для человечества, но влечет через проявление себя новые знания ему, Поэтому и следует делать отличие междуфилософией и философией, понимая, что "философия" это не "философия", она - ее проявление в бытии.

Философия, дает философию...

Замечание А. Таким образом, следует отличать самость и видеть различия

а) философии, которая сама;

б) философии (теоретической философии1 ), которая существует в непосредственности бытия (не бытия !), которая так или иначе определена философами;

в) наук и философских наук (последние - также науки).


1 На первый взгляд, тело теоретической философии еще не создано или не может быть создано. По крайней мере, в этом уверяют профессионалы в области философских наук. Однако скажем, что уже существенна и практическая философия, противопоставленная оккультизму.

стр. 181


Замечание Б. На первый взгляд, предлагается углубиться в идеализм. Но здесь, в целом, уже нет ничего особенного: мир давно уже погрузился в виртуальность и иррациональность, что со всей ясностью показала современная философия хозяйства. Но если компьютерные игры, жизнь бирж, Интернет, субъективность СМИ и др. еще как-то воспринимаются как реальность, то к восприятию идеализма и тем более сознания вообще мало кто готов. Почему? В первую очередь, потому что существующее напрочь материалистическое образование уже не способно само и не дает другим выйти за некогда предписанные ему рамки. Да и восприятие самого идеализма "по-материалистически" явно не добавляет к нему интереса. Более того, идеализм - это не Идеализм, а именно только последний может воспринимать и понимать сознание, ибо в некоторой мере сам им является. В частности, Гегель указал, что сознание, лишь удостоверившись "в самом себе как в реальности, или в том, что вся действительность есть не что иное, как оно... относится к ней как идеализм. Когда он постигает себя таким образом, ему кажется, что мир лишь теперь возник для него; до этого оно не понимает мира, оно вожделеет и обрабатывает его, уходит из него во внутрь себя и искореняет его для себя и себя само в качестве сознания - и в качестве сознания мира как сущности, и в качестве сознания его ничтожности... Разум есть достоверность сознания, что оно есть вся реальность; так идеализм провозглашает свое понятие"[1. Т. 4. С. 124 - 125].

* Иными словами, идеализм это не Идеализм, последний сам определен.

Таким образом, предлагается не углубляться в идеализм, а хотя бы осознать возможность восхождения к Идеализму (см. также п. 10).

К тому же следует отметить, что Идеализм уже познается на основе трансцендентной философии, как уже указывалось в предыдущих наших статьях, имеющей свой опыт - опыт разума. Более того, что тоже указывалось, уже актуализирована несомненно реалистическая конфигурация познания - объективный материализм, в определенном смысле противоположный современному материализму. Так что Идеализм совсем не стоит идеализовывать - он реален и более чем практичен...

стр. 182


5

а. Разум, с другой стороны, "...порождает всеобщее и постигает в нем особенное" [1. Т. 5. С. 4], или уже обретшие себя единичные находятся лишь во внешней связи к бытию, к существенности своего прежнего - они отрицаются обратно в наличное бытие, не принадлежа себе, но ища себя там. Возрожденное для-себя бытование возвращается, будучи внешним, снимая предположения единичных. И в этом главным стало явление, получившее себя в единичных, явление объективного [6], имеющего, но еще ищущего свое отражение в единичных. И познание обращается, давая место своей достаточности.

Всеобщее, определяющее себе непринадлежность возвысившегося единичного, освещает его связи с наличным бытием и определяет его как таковое и, стало быть, некоторым внешним, что, благодаря особенности, позволяет ему отдаляться обратно и обретать себя в соотношении с собой, необязательно в первоначальном, тем самым находиться в многообразной связи с собой.

Тем снимается опосредствование единичных, давая (обратно) само особенное, но теперь как промежуточное. И обретшие себя промежуточно единичные вступают в наличное бытие, ища себя; но они находятся лишь во внешней связи к бытию, к существенности своего прежнего. Таким образом, они определяются (дают определения), тем они являются (в бытие) именно и сами, и обратно.

Это - ниспадение (в определенном значении). Оно было рассмотрено в [13].

Когда выступает ниспадение, снимается опосредствование единичным, а постижение обращается к отправному (к бытию), определяя себя в многообразной связи, и актуализируется пятая фигура умозаключения: "В - О - Е" (точнее - "В - О - Е... Е"; ее значение важно в качестве основания полагания комплекса областей познания философии на современном этане ее развития). Но если пятая фигура умозаключения обретается в ниспадении, то ее структура определяется равнением [14].

Всеобщее значение умозаключения пятой фигуры состоит, в частности, в том, что всеобщее, определяющее непринадлежность себе возвысившегося единичного, освещает его связи с наличным бытием и определяет его как таковое и, стало быть, некоторым внешним, что, благодаря особенности, позволяет ему отдаляться обратно и обретать себя в соотношении с собой, тем самым находиться в многообразной связи с собой.

стр. 183


Значение умозаключения пятой фигуры состоит в определении восстановления и порождения. Последнее определяет, в частности, то, что путь восхождения не равен путям ниспадения. (В частности, можно сказать, что движение познания философии Гегеля определено становлением восхождения, позволяющего постигать недоступное единичным, в то время как длявоспроизведения - последующей, современной части диалектической философии - более существенным является ниспадение - раскрытие сокровенного всеобщего в непосредственности бытия.)

Таким образом, познание обращается к своему началу, но в многообразной связи.

б. Но познанию необходимо находиться во внешней связи к бытию, не раскрываемому единичными, возвышаться над единичными, только в кругу воспринимая главное, вверяя знания, например бытия, проверке на единичных (таким образом, получая частные знания - науки). Следовательно, опять необходимо, благодаря приобретенной особенности, выступать вовне, двигаясь на кругу, или уходить во всеобщность опять.

Его (выступления, уход) рефлексия, как полагается, "есть, во-первых, полагающая рефлексия; она, во-вторых, начинает с предположенного непосредственного (здесь: единичного. - К. М. ) и есть, таким образом, внешняя рефлексия (здесь: к бытию. - К. М. ); но, в-третъих, она снимает это предположение, и так как она в этом снятии предположения вместе с тем сама оказывается предполагающей, то она есть определяющая (здесь: через всеобщее. - К. М. ) рефлексия" [1. Т. 5. С. 467 - 468]. Тогда движение на кругу есть рефлектирующее движение полного представления единичных, знания их о себе. Но именно оно-то и есть главенствующее, ибо единичные стремятся2 к нему, и именно оно рефлексивно обращается к единичным, вверяя уже некоторое свое им, но как частное (в том числе определяются частные знания - науки). Тогда и происходит постижение движения и материи познания [6], которое может являться в единичном или начинаться с него, но и быть само может как постижение (движение постижения), в своем высшем и действительном (т.е. разумном) бытующем, как сама философия, но являющееся вниз(для-других) в силу рефлексирующего проявления разумного, как рефлексии для бытия.

Таким образом, философия - в движении вообще постижения,


2 Стремление - само, оно не означает то, что развитие наук ведет к знанию. Последнее - удел немногих...

стр. 184


она рефлексирует, себя-бытуя, но и для-других-бытуя, в силу рефлексии она является: в определенном, в своих частностях она появляется, ниспадая в схождении в проявляемые бытия знания (философские учения, теории и прикладные науки или иные моменты человеческого познания)...

Как не абсолют, философия вечно изменяется: и объективно в силу своего собственного движения, и субъективно в силу восхождения единичных.

Философия, таким образом, происходит, она вся всегда в движении, в изменении, в проявлении; в последнем она, в частности, существенна, когда проявлена хотя бы частично, например, в том или ином учении...

* Философия определяет философию и затем науки и философские науки.

6

В конкретном понимании, достаточном для настоящего этапа освещения проводимых исследований, философию следует определить следующим образом.

Философия для непосредственности бытия - это диалектика Постижения3 .

Если диалектика, как определил Гегель, - это высшее разумное движение [1. Т. 5. С. 96], то философия, таким образом, - это определенное высшее разумное движение; она - действительна,ибо, как определил Гегель, все, что разумно, то действительно [1. Т. 7. С. 15].

Она, как любое высшее разумное, вечна, непреходяща и, бесспорно, прекрасна.

Поэтому философия сама и вечна.

Тогда философия есть рефлексирующая область высшего разумного, знаний и прекрасного, ниспадающих в бытие.

В отрицании процесса - в объектном - философия и выступает как диалектика постижения, определенная диалектика рефлексирующего высшего и прекрасного.

Понимание философии соответствует поэтому постижению и


3 Если это определение по каким-либо причинам (например, по организационно-бюрократическим) не отнесется к философии, так пусть оно будет определением новейшей философии.

стр. 185


определенному движению вообще разумного, актуализирующего некоторую область и выступающего самим вначале в ней, и себя-движения его атрибута (или ипостаси) - знаний ("знаний", а не "знаний").

Тогда философия - это не наука, философия - нечто (более) высокое, высшее, отражающее разумное, она - движение постижения, в частности, постигающего себя. И именно в этом онаобъективна, независима от познания (наук) и сознания людей.

7

Философия может являться в своих частностях в мышлении людей (и, затем, в науках); однако самое главное, - что объединяет и то и другое (то и другое в единстве), - когда онапроявляется, что и полагает улавливание (актуализацию, нахождение-понимание) частного философии, нисхождение философии в определенные особенные, рождаемые в бытии, в мышлении людей4 .

В связи и в обращении - в восхождении и его обратном - единичные явились, появились для людей, но не обратное действительно, ибо не сознание людей определяет вообще бытие. При этом для восхождения было принципиальным лишь то, что "Е - О - В" было заключением наличного бытия, когда единичное, восходя, смыкается с (неким) всеобщим определением. В ниспадении же полагается постижение философии, которое или не несет, или не содержит еще единичных, но уже отражается в ее особенном - в философских учениях; они не столько опираются на единичные, сколько обретают себя в рефлексии философии, нисходящей извне в свое особенное, давал особенные или проявленное.

Но таковое порождение - не физическое и не самосознательное, оно порожденное в мышлении человека извне (но с его участием), когда рефлексивное движение извне проникает в мышление человека, соединяется с движением его мысли и в совокупности движений приходит на осознаваемый уровень. И именно поэтому проявленное (философии) или философия есть лишь результат.

Тогда появляются философские учения, дающие картину мира.

При этом следует учитывать, что, во-первых, философия определяет извне в первую очередь, философские учения, затем - на-


4 Это - один из процессов рефлексирования сознания, что будет рассмотрено в одной из последующих работ.

стр. 186


уки. Во-вторых, философия может являться в своих частностях в мышлении людей, но проявляться, - в мышлении малого числа людей - философов. В проявлении актуализируются учения философов, а в явлении - некоторые знания, философские науки и науки.

Философия порождает философию, сначала или в основном из философских учений.

При этом, с одной стороны, само порождение может происходить и в ряде случаев, и повторно, и по-иному; но очевидно одно, - восприятие зависит от накопленных и осознанных знаний, тем самым последующие восприятия (при знании предыдущих) богаче и правильнее, ближе к истине, хотя также далеко от нее. (Это было доказано в философии Гегеля.) Но, главное, сохраняется неопределенность: "... Каждый шаг вперед в поступательном движении, каждое дальнейшее определение, удаляясь от неопределенного начала, представляет собой также ивозвратное приближение к последнему" [1. Т. 6. С. 316].

С другой стороны, постижение для бытия начиналось с бытия, хотя обращаться нужно к тому главенствующему, которое содержит в себе постижение или, можно сказать, отторгает его для бытия; - тогда только возвращаясь из всеобщности, сознание сможет лицезреть в умозаключениях некоторые единичные (в первую очередь, науки), которые принимаются и за отправное.

Поэтому и исторически посылка философии исходила от единичных в бытии, которые, с другой стороны, не погибли, всходя, и остались, как они были сами, для бытия, но, обратившись,многообразно. Или философия начинается для человечества в бытии, с эмпирического (исторически начинала с наблюдений), с единичных и развивается для него в его истории. И как определил Гегель, "то, что является первым в науке, должно было явить себя первым также и исторически" [1. Т. 5. С. 75].

А при положении фактов, экспериментов и наук как единичных, философских учений (теоретической философии) как особенного, а философии как всеобщего, актуализируется известная из трудов Гегеля структура определенного движения (познания, но не постижения) от эмпирики, от единичных фактов к разумному, к всеобщему....

И становится в достаточном необходимым то, что философия - это диалектика Постижения, рефлексирующее вообще знание, являющееся, в своем особенном, как философские учения или труды, а в своем единичном - как науки.

Для непосредственности же бытия достаточным оказывается

стр. 187


понимание того, что философия - это некоторое постижение, диалектика которого определена своей собственной областью, или определенная область разумного, несущая диалектику или определяющая движение постижения (диалектическое постижение) в определенной области разумного...

8

Итак, философия определяет философию, хотя последняя, особенно в последнее время, и извращается, и неправильно определяется (представляется): в частности, ранее неразличимостьфилософии и философии давала множество определений последней.

Иными словами, определяется следующее.

Философия - это не любительство мудрствовать, и не истина, якобы рождающаяся в диалогах, и не предмет, и не вид деятельности, и не размышления о чем-либо (например, о тех же размышлениях), и не прочее, что ранее обсуждалось.

Философию не следует также понимать и как одну из форм общественного сознания. В таком смысле в силу общественных противоречий и антагонизмов она становится относительной: в частности, она представляет (собой) мировоззрение того или иного класса или тех или иных слоев общества.

Философию не следует считать и особой наукой, исследующей отношения мышления к бытию, форм и законов мышления к формам и законам материального мира и разрабатывающей общие основы научного метода познания и преобразования природы, общественной жизни и сознания. Это обусловлено тем, что замыкать познание лишь только на бытии и материи - явно нельзя: это ведет, в частности, к ограничению и, следовательно, к нежизненности и, по всей видимости, к неистинности (что и актуализируется, например, в вырождении); да и преобразование природы, общества и сознания не только удел наук, но и предполагает насилие, что не может быть свойственно разумной и прекрасной философии.

Философия поэтому не может являться наукой, "мировоззрением, одновременно мировоззрением и теорией мировоззрения, теоретическим ядром мировоззрения" [15], но также и совокупностью творческого мышления и его реализаций (философская система, ее разделы и направления) - это философские учения и исследования в области философских наук.

Философия - это и не философские науки, которые являются частным отражением (проявлением) философии, да еще в непосред-

стр. 188


ственности бытия, но где она проявляется, давая этому миру знания, обретая себя в своем частном в нем и от него. (Например, А. Шопенгауэр определил, что философия начинается там, где заканчиваются науки [16].)

Таким образом, философия - это не совокупность исследований, критики и размышлений: они - ее явления, требующие исправлений явленного в сознании.

Философия познает неизведанное вообще и бытия; например, постигаемое либо как изучаемое остается еще для нее, либо как осознанное, в частности, предоставляется наукам. Это - не парадокс, это следствие возвышенности философии над единичными и ее внешней связи к бытию, так как философия - вне бытия, она созерцает и осознает его, постигает еще неизведанное бытия и вне него, давая последующее движение наукам. Это науки - единичное - бытия определения, а "философия по существу своему относится к стихии всеобщности, которая включает в себя особенное" [1. Т. 4. С. 1], т.е. философия - не особенное (особенное - это теоретическая философия, философские труды или учения), а относится к всеобщности, бытует в ней,рефлексирует, себя-бытуя, порождая особенное, впитывающее единичные и подпитываемое ими, дает философию, передавая ей свое...

9

Философия взаимодействует с неизвестным, с неизведанным (для наук). Это ее статус, для нее взаимодействие с неизвестным, с неизведанным - возможно, неизбежно и есть жизнь. И только философия может осмыслить любое, но к ней надо приобщиться, возвысить постижение до стихии всеобщности или, по меньшей мере, обеспечить его возможности в ней. Это обусловливается поднятием постижения над бытием, нахождением сферы его беспокойства (бытие идеи) и инструмента решения задачи (философия Гегеля и ее воспроизведение).

Философия позволяет, в первую очередь, и вместе с тем призвана актуализировать, открывать и затем осознавать неизведанное и сама по себе, и в единичных (науки без размышлений не существуют). Ей не страшна бездна неизвестности, окружающей маленький остров познанного. Стоя на тверди изведанного, философия, и только она, может в той или иной мере погрузиться в темень окружающей неизвестности. Философия, таким образом, вынося на свет нечто ранее неизвестное или непонятное, или участвуя в этом,

стр. 189


присоединяет это к островку знаний и тем самым позволяет другим наукам проводить исследования и ставить новое на службу человечеству.

А науки познают бытие, двигаясь от данного, или воспринимаемого, или изведанного, или изученного (что отражено диалектически в труде Гегеля "Феноменология духа"). Наукам подвластно лишь только явление неизвестного, которое по природе своей в бытии, в ограничениях восприятия не всегда истинно, но всегда ограничено. Так как ограничены, науки - не истинны, следовательно, не они могут вести к прогрессу. Ограниченностью объясняется и невозможность постижения известным образом многого вообще теми или иными науками. Они все бессильны ограниченностью себя, отсутствием полета над наличествующим. Поэтому была неясность по отношению к философии, но для наук она останется, если до них не снизойдет философия; без нее науки не могут вести к прогрессу...

Теперь можно актуализировать определенное различие: ни одной науке постижение еще неизведанного и тем более Всеобщего и не подвластно, и не дозволено, и ни одна наука не может этого сама (без философии) и не может столько, сколько дозволено философии. Без философии науки не мыслимы и сами, и в другом смысле: только она явно и чаще всего неявно дает возможность наукам не только осознавать неизведанное, но и формировать себя, свои начала и процессы исследований. Именно поэтому философия - царица цариц наук в естествознании и обществоведении (физики и политической экономии) и, тем паче, властительница остальных наук и областей познания. (Относительно математики Гегель, в частности, сказал, что она "подчиненная наука" [1. Т. 5. С. 4], т.е. ниже по рангу, чем философия.)

10

Итак, философия, во-первых, - это единые разумного область и процесс, и, во-вторых, философия является рефлексирующим вообще знанием.

Философия есть знания, но не как сила (что есть одно из значений), а как защита и возможность восхождения, стремления.

Непризнание первых положений - уже не критично и потому может не дискуссироваться (но, в частности, может быть использовано в индивидуальных целях).

А вот непризнание вторых положений приведет к догматизации

стр. 190


философии и деградации философского познания в непосредственности бытия, что пагубно для общества, ибо философия - это потенциал, который, хотя и опосредованно, но соответственпостижению. В прагматическом срезе только оно и стремление (к разуму) могут вырвать общественное сознание из опутавших его щупалец экономизма, бытоугодничества и других заблуждений, что соответствует восстановлению в бытии феноменологических аспектов и истинного хода, пусть даже только в малом5 ...

Замечание. Быть может, будут интересны темы, следующие из проведенного обсуждения:

1. постижение и познание;

2. новейшая философия и современный этап диалектической философии;

3. суть (предвидение) дальнейшего развития цивилизации.

ЛИТЕРАТУРА

1. Гегель Г. В. Ф. Соч. М. -Л.

2. Dewey J. Reconstruction in Philosophy. Boston, 1957.

3. Гейзеиберг В. У истоков квантовой теории. Сборник. М., 2004. С. 108.

4. Dewey J. Experience and Nature. Chicago, 1926.

5. Лекторский В. А. Эпистемология классическая и неклассическая. М., 2001. С. 102.

6. Молчанов К. В. Трансцендентный опыт или о нервом моменте трансцендентного познания // Философские исследования. 2003. N 1.

7. Молчанов К. В. Качество трансцендентного опыта // Философские исследования. 2003. N 2.

8. Вестник философского общества. 2001. N 1. С. 30.

9. Рассел Б. История западной философии и ее связи с политическими и социальными условиями от античности до наших дней. В трех кн. Изд. 3-е, стереотип. М., 2000. С. 82.

10. Молчанов К. В. С чего следует начинать сызнова науку. М., 2003.

11. Молчанов К. В. Что делать? - 3. М., 2004.

12. Молчанов К. В. Трансцендентное познание и его значение // Философские исследования. 2004. N 1.

13. Молчанов К. В. Различенная философская основа: воспроизведение философии Гегеля и два из ее собственных моментов // Философские исследования. 2004. N 2.


5 Хотя восстановление не означает, что постижение и стремление смогут спасти всех. Это положение раскрывается в философии знаний.

стр. 191


14. Молчанов К. В. Третий из собственных моментов воспроизведения философии Гегеля или одно из отличий потаенной диалектики и известной логики // Философские исследования. 2005. N 1.

15. Юркевич Г. П. Философия и философоведение // Философские исследования. 2004. N 2. С. 87.

16. Шопенгауэр А. Мир как воля и представление. СПб., 1898. С. 84.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ФИЛОСОФИЯ-САМА-И-В-НЕПОСРЕДСТВЕННОСТИ-БЫТИЯ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Polina YagodaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Yagoda

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

К. В. МОЛЧАНОВ, ФИЛОСОФИЯ САМА И В НЕПОСРЕДСТВЕННОСТИ БЫТИЯ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 10.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ФИЛОСОФИЯ-САМА-И-В-НЕПОСРЕДСТВЕННОСТИ-БЫТИЯ (date of access: 19.09.2019).

Publication author(s) - К. В. МОЛЧАНОВ:

К. В. МОЛЧАНОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Polina Yagoda
Kaliningrad, Russia
647 views rating
10.09.2015 (1470 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Преграды к созданью Единой Теории Поля и путь одоления их. Barriers to the creation of the Unified Field Theory and the path of overcoming them.
Catalog: Философия 
6 hours ago · From Олег Ермаков
ЯНТАРНЫЙ ПУТЬ
Catalog: География 
2 days ago · From Россия Онлайн
ПЕРВАЯ В РОССИИ КНИГА О ФРАНЦУЗСКОЙ БУРЖУАЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ КОНЦА XVIII ВЕКА
2 days ago · From Россия Онлайн
АЛЕКСЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ БРУСИЛОВ
2 days ago · From Россия Онлайн
ЕГИПЕТ: ЭВОЛЮЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ
2 days ago · From Россия Онлайн
А. Т. БОЛОТОВ - УЧЕНЫЙ, ПИСАТЕЛЬ ЭНЦИКЛОПЕДИСТ
2 days ago · From Россия Онлайн
Несмотря на недолгое существование казино Crystal Casino на онлайн-рынке, сейчас оно является одним из самых развитых и уважаемых онлайн-казино. Это российское онлайн-казино предлагает несколько сотен различных игр, доступных на настольных компьютерах, а также на смартфонах и планшетах.
Catalog: Лайфстайл 
2 days ago · From Россия Онлайн
МОСКОВСКИЕ ОХОТНИКИ ПРЕДПОЧИТАЮТ ЯСТРЕБОВ И СЕТТЕРОВ
Catalog: Лайфстайл 
7 days ago · From Россия Онлайн
НЕНУЖНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ
Catalog: Лайфстайл 
7 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ФИЛОСОФИЯ САМА И В НЕПОСРЕДСТВЕННОСТИ БЫТИЯ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones