Libmonster ID: RU-10291

Головин Е.

Весёлая наука М.: Эннеагон, 2006

Евгений Головин - однокашник Сергея Аверинцева и Александра Михайлова по филологическому факультету МГУ - как и они, привлек к себе внимание в середине - конце шестидесятых годов блестящими статьями о зарубежной, в основном, немецкоязычной литературе, печатавшимися в популярном тогда в интеллигентской среде журнале "Вопросы литературы". Казалось, нашу германистику ждет яркое пополнение. Но внезапно столь обнадеживающий автор куда-то исчез - и надолго, на десятилетия. Как теперь выяснилось, он погрузился в дебри эзотерического, "тайного" знания, у которого своя, неведомая нам обязательная библиотека, на обзор, а тем более штудирование которой уходят годы и годы. И лишь в последнее десятилетие Головин снова выплыл - его острые, парадоксальные эссе, слегка кокетничающие небывалой эрудицией и отточенностью афористичного слога, появляются изредка в столичных газетах.

И вот вторая за десятилетие книга Головина. (Первым был вышедший лет пять назад сборник статей под названием "Путешествие к небесному кораблю".) Название "Весёлая наука" позаимствовано у Ницше. Тем самым указан вектор - свободного, не закованного размышления на любые темы из области истории и культуры с точки зрения не ангажированного идеологически, "подпольного", по-старинному говоря, мыслителя-одиночки. Как рекомендует себя сам автор, данный текст рассчитан на дилетантов, бездельников, вообще на людей легкомысленных, которые все же найти время, чтобы научиться читать.

стр. 83

Эдакая карнавализация задана и в названии отдельных глав: "Шутовская медицина", "Юбка с разрезом и без", "Блуждание лифчика в запутанной тематике", "Ведьмы и растения", "Двойные любовные движения", "Пьяные женщины и прочее", "Дионисийские разнообразия" и прочая, прочая в том же духе. Пресловутая "проблема пола", эрос как источник и регулятор жизненной силы проступают тут слишком внятно, хотя Головин вовсе не заморачивается постулатами авторитетного венского профессора Фрейда. Для Головина не столь важно, что из чего вырастает - культура из секса на основе сублимации или, напротив, секс разбухает благодаря гурманскому смакованию культурой. Ему важно показать, что (и как) обе эти силы сплетены в вечных объятьях и что без них бытие человека делается не значительнее существования амёбы. Как и положено эзотерику, Головин интересуется архаическими пластами человека и общества, не очень-то веря в позднейшие культурные, идеологические или религиозные напластования:

Мы рождаемся язычниками и только лет через десять попадаем в когти социальной или небесной номенклатуры. Поначалу, обожженные крапивным огнем, испуганные синими глазами жабы, исколотые боярышником, мы бродим по лугам и лесам вполне боязливо. Но попадаются хорошие, дивные дни: удар ослепительного дождя в молодой листве, гусеница пьет воду из копытцевой ямки, шмель врезается в одуванчик, бородатый голый человек рыдает, уткнувшись в ольху, иволга хохочет на розовой заре.

Потом научаемся читать: "дерево да рыжая собака - вот кого он взял себе в друзья" и, следуя за грезой Н. С. Гумилёва, выслеживаем солнцебога...

Потом худо-бедно осваиваем французский и переводим из Рембо: "Синими летними ночами я блуждаю в тропинках... мечтатель"...

По сути дела, это роман. Новый интеллектуальный роман, обходящийся без выдуманных героев и прочих условностей. А зачем, в самом деле, придумывать, как "встал, потянулся, сунул ноги в шлепанцы" какой-нибудь Иван Иваныч, как он брился, завтракал, одевался, да и встретился наконец с Ильей Ильичом, чтобы предаться с ним всяким интересным рассуждениям? Прежние, девятнадцатого, да еще и двадцатого века прозаики считали такие условности обязательными. Нынешние эссеисты вполне обходятся без них. И тем не менее пишут иной раз, как Евгений Головин, такую прозу, от которой "научившемуся читать" человеку трудно оторваться. А уж как подать да оформить такую прозу, не суть важно. Гачев называет ее "жизнемыслями", Галковский - автокомментарием, Гиренок - патологией собственного ума, а Головин - "протоколами совещаний" (подзаголовок издания). Совещаний с самим собой и с необъятным сонмом мудрецов и поэтов всех обозримых эпох.

Итог - в случае удач - один: достигается волшебство прозы, делающей необычными самые обычные вещи. У писателя свой эрос - проникновения за грань доступной привычному взору оболочки предметов. Только любимые глаза становятся бездонными и - "цветут на дальнем берегу".

Евгению Головину такое зрение дано, его книга полнится удачами подобного проникновения.

Ю. Архипов

стр. 84

Тарасов Б. Н.

Историософия Ф. И. Тютчева в современном контексте. М.: Наука, 2006

Что мы с вами знаем о Тютчеве? "Люблю грозу в начале мая"? "Умом Россию не понять..."? "Я встретил Вас..."? Вряд ли хоть кто-то, за исключением редких дотошных филологов, укажет на тютчевские статьи "Россия и Германия", "Россия и революция" и др. А ведь Тютчев не только "сильный и глубокий русский поэт, один из замечательнейших и своеобразнейших продолжателей Пушкинской эпохи", как когда-то назвал его Достоевский, он еще и самобытный мыслитель, которого ставили вровень с великими умами - Паскалем, Шеллингом, Владимиром Соловьевым. Мыслитель, впрочем, особый, не академический. Тютчевская мысль - как сияющий, бьющий живой жизнью фонтан, подобный тому, что описан в одном из его стихотворений ("Смотри, как облаком живым/Фонтан сияющий клубится..."). Мощной струей взмывает она из подземных глубин самосознающего духа и здесь, обретая плоть звучащего слова, разбивается на тысячи брызг, на мириады вдохновенных, играющих на солнце капель, в каждой из которых чудесным образом отражается целое.

"Первый русский поэт-мыслитель" (определение Достоевского) выразил свою думу о мире и человеке в своей философской публицистике и многочисленных письмах. В набросках остался трактат "Россия и Запад" с его панорамным видением всемирной истории. А сколько блестящих мыслей просияло и погасло в великосветских салонах, где Тютчев с его блестящими и тонкими "mots" всегда находился в центре внимания! Одушевленные строки его философских стихов запечатлели пророчества поэта о грядущих судьбах цивилизации, его мечты о назначении России и славянства. Переворот сродни коперниковскому (не в естествознании - в духе) стоит за строками знаменитого стихотворения "Два единства":

"Единство, - возвестил оракул наших дней, - Быть может спаяно железом лишь и кровью..." Но мы попробуем спаять его любовью - А там увидим, что прочней...

Всего в одном - но каком! - четверостишии выражена идея христианской политики, сокровенная и дорогая идея русской мысли XIX-XX веков, одушевлявшая и И. Аксакова, и Ф. Достоевского, и Н. Федорова, и В. Соловьева, и С. Булгакова, и Ф. Степуна. Здесь целая философия общества и государства, коим, по нерушимому убеждению поэта, надлежит держаться не принуждением, не внешней силой, не бездушными юридическими и экономическими законами, а единственным, но подлинно прочным евангельским законом любви.

Открыть нам такого Тютчева уже много лет в своих книгах, статьях, выступлениях стремится Б. Н. Тарасов, известный литературовед, публицист и философ, не уступающий по глубине и масштабности мысли объекту своих научных занятий. Его трудами был подготовлен третий том тютчевского Полного собрания сочинений, которое с 2002 года выпускается издательским центром "Классика": сделаны новые переводы публицистики Тютчева, написан обширный и содержательный комментарий, представивший историософские воззренья поэта в сопряжении со взглядами А. С. Пушкина, П. Я. Чаадаева, А. С. Хомякова, Н. В. Гоголя, Ф. М. Достоевского...

стр. 85

В своей новой книге Б. Н. Тарасов не просто излагает тютчевскую философию истории, знакомя вдумчивого читателя с мета-объектами его "духовной географии". Он стремится связать ее с современностью. Представить духовный облик цивилизации сквозь призму "длинной" тютчевской мысли. Продемонстрировать, как оживают в писаниях отечественных и зарубежных философов и культурологов, озабоченных судьбами России и мира, думы и пророчества "великого тайнозрителя" природы и истории, для которого в центре и той и другой стоит Бог.

Автор последовательно утверждает религиозно-философский подход к публицистике Тютчева, подчеркивая христианские корни его философии бытия и человека. И вместе с героем своей книги напоминает нам, живущим в начале XXI века, о высших целях и ценностях, о нравственных основаниях истории и культуры, без которых обречено на провал даже самое победоносное, самое ликующе-уверенное движение вперед.

Своего рода художественным ключом к главным идеям книги Тарасова смотрится великолепная подборка иллюстраций: сцены из русской и европейской истории, книжные миниатюры и фрески, иконы и произведения светской живописи, автографы стихотворений поэта, портреты и даже карикатуры. А завершается книга прямым тютчевским словом: в ней печатаются "Записка" поэта императору Николаю I и его знаменитая статья "Россия и революция".

А. Гачева

Бодрийяр Ж.

Общество потребления. Его мифы и структуры. М.: Республика; Культурная революция, 2006

Живой классик французской общественной мысли Жан Бодрийяр выпустил одну из своих главных работ в 1970 году, после "парижской весны" 1968-го, лишь подчеркнувшей незыблемость "прекрасного нового мира". По прошествии почти сорока лет направления, отмеченные Бодрийяром, стали значительно чётче. Возможно, книгу Бодрийяра подводит чрезмерное наукообразие - этакая игра в междисциплинарность, а также эссеистическая заклинательная избыточность, свойственная очень многим его коллегам и современникам - взять хотя бы Мишеля Фуко. Однако в наши дни (и особенно в нынешней России) бодрийяровские раздумья, пожалуй, понятнее, а выводы очевиднее, чем для первых читателей. Жан Бодрийяр пишет о новом уровне, на который (в несбывшемся "конце истории") вышли взаимоотношения свободы и принуждения: Система производства... создает и потребности, систему потребностей...

Мир вещей и потребностей ...подобен распространившейся истерии.

Наслаждение... сегодня принудительно и утверждается не как право или удовольствие, а как долг гражданина.

Особый драматизм нашему восприятию бодрийяровских тезисов придан политическим аспектом: применительно к нынешней России речь в большинстве случаев идёт о нашем потреблении и не нашем производстве, следовательно - о диктате внешнего коллектива.

Для Бодрийяра же особенно важно, что новизна общества потребления не сводится к избыточной купле-продаже и гипертрофии моды. Половой инстинкт и родительское чувство, успех и уверенность, ужас и скорбь, эстетика и убеждения начинают жить по принципам товарного оборота и волн попу-

стр. 86

лярности. Зависимость социальной надстройки от экономического базиса становится теснее, чем в самой вульгарной трактовке марксизма. Всякое размышление о потребностях покоится на наивной антропологии: на естественной склонности к счастью. Счастье, вписанное огненными буквами в рекламу Канарских островов или солей для ванн, - это абсолютная точка отсчёта общества потребления; собственно, это эквивалент спасения. Как любят повторять, утешая себя, фарисеи индивидуального российского спасения, "жизнь удалась!"

Д. Завольский


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ФИЛОСОФИЯ-2015-10-24

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Alex LapeninContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Lapenin

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

ФИЛОСОФИЯ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 24.10.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ФИЛОСОФИЯ-2015-10-24 (date of access: 19.06.2021).

Found source (search robot):


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Alex Lapenin
Moscow, Russia
930 views rating
24.10.2015 (2065 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
А. В. Ревякин. СОЦИАЛИЗМ И ЛИБЕРАЛИЗМ ВО ФРАНЦИИ В СЕРЕДИНЕ XIX века. М., 1999
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
ПРОЕКТ СОЗДАНИЯ ЕВРЕЙСКОГО ГОСУДАРСТВА НА ГЕРМАНСКОЙ ЗЕМЛЕ В 1945 году
Yesterday · From Россия Онлайн
ОПЫТ МЕЖЦИВИЛИЗАЦИОННОГО СИНТЕЗА НА РУБЕЖЕ XIX И XX ВЕКОВ
Yesterday · From Россия Онлайн
Энергия Дао как суть НЛО. Tao energy as the essence of UFO.
Catalog: Философия 
2 days ago · From Олег Ермаков
ИСТФАК МГУ 1947-1952 гг. (Окончание)
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
ПОСЛЕ РОСПУСКА КОМИНТЕРНА
2 days ago · From Россия Онлайн
ОБЪЕДИНЕНИЕ ГЕРМАНИИ 1989-1990 гг.: ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЙ АСПЕКТ
2 days ago · From Россия Онлайн
ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ ГЛОБАЛЬНОЙ ИСТОРИИ
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
При любом взаимодействии масс, на любом уровне, создаются потенциалы взаимодействия масс в любых процессах расширения Вселенной. Этим определением рассмотрим вопросы, связанные с массой и энергией взаимодействующих объектов. Когда объекты (частицы, молекулы) потенциально взаимодействуют, они создают градиенты потенциального взаимодействия. Эти градиенты регулируют энергию и массу объектов и Вселенной в целом.
Catalog: Физика 
3 days ago · From Владимир Груздов
ПЕТР I В ДАНИИ В 1716 году
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ФИЛОСОФИЯ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones