Libmonster ID: RU-9176

Одним из магистральных сюжетов в культурно-исторической реальности эпохи Серебряного века является проблема отношения добра и зла, персонифицированная в образах Христа и Иуды Искариота. К образу Иуды Искариота обращались многие писатели и философы. Проблема предательства Иуды рассматривалась на протяжении многих веков, но исследователи так и не смогли дать однозначного определения поступку Апостола Предателя. Уже в концепциях манихеев и каинитов вопреки христианской традиции Иуда не только оправдывается, но является самым сильным и самым посвященным из учеников Христа.

Человек у Андреева, подобно бердяевскому человеку, переживает агонию, и он хочет знать, кто он, откуда он пришел и куда он идет. В начале XX в. тема предательства Иуды вновь поднимается в трудах русских писателей и философов. Почти все они, включаясь в разговор друг с другом, пытаются оправдать Искариота и понять, что толкнуло Иуду на предательство Иисуса Христа. Образ Иуды рассматривался в начале XX в. С. Соловьевым в эссе "К легенде об Иуде предателе", Н. Н. Головановым в драме в стихах "Искариот", Леонидом Андреевым в рассказе "Иуда Искариот и другие", Алексеем Ремизовым в поэме "Иуда", М. Муретовым в исследовании "Иуда предатель", Д. Мережковским в сочинении "Иуда предатель", о. С. Булгаковым в трактате "Иуда Искариот - Апостол Предатель", в работах В. Розанова "О понимании", "Русский "реалист" об евангельских событиях и лицах". Через несколько лет образ


Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ. Проект N 10 - 03 - 00077 а.

стр. 160

Иуды будет рассматривать И. О. Лосский в своем труде "Условия абсолютного добра". Известно немало других попыток рассмотреть образ Иуды и мотивы его предательства.

В рассказе "Иуда Искариот и другие" 1907 г. Андреев оправдывает Иуду. Леонид Андреев, как и о. Булгаков, высказывает предположение, что "в свою любовь к Иисусу Христу Иуда вложил фанатическую мечту о Мессии как о земном царе, который освободит еврейский народ"1. Любя Иисуса Христа, он хочет "путем предательства" заставить его вступить на путь Мессии. В 1908 г. А. А. Селиванов в своей статье "Оклеветанный Апостол", посвященной разбору рассказа Л. Андреева "Иуда Искариот", оправдывая андреевского Иуду, запишет: "Иуда избирает предательство как единственный путь к скорейшему, и притом земному, реальному возвеличиванию Иисуса"2.

У Андреева, как и у С. Булгакова, Иуда принимает жалкие тридцать сребреников лишь для того, чтобы не выдать своего истинного мотива предательства. Диалог Иуды с первосвященником Анной одно из самых сильных мест рассказа. С. Булгаков пишет, что эти деньги "лишь занавес, за которым происходит трагедия титанизма"3. Трагичен образ Иуды Искариота у Булгакова, но еще более трагичен и одинок андреевский Иуда. Иуда до последнего верит, что люди одумаются, прозреют, поймут, Кто перед ними: "Все кончено. Вот сейчас закричат они: это наш Иисус, что вы делаете? И все поймут и ..."4. Однако насмешливые и бездеятельные люди не прозревают, не пытаются спасти своего Бога - они лишь заняты насущными проблемами5. Не пытаются спасти своего Учителя даже ученики Иисуса. Они трусливо и подло бегут, не слушая пытающегося остановить их Иуду. Ученики были привязаны к Христу, но Его сила, как отмечает В. Мескин вслед за Вл. Соловьевым, так и не переродила их (9, с. 87). Народ распял Сына Человеческого. И за свой позор все грядущие поколения заклеймили Иуду, назвав его Предателем: "И все - добрые и злые - одинаково предадут


1 Булгаков С. И. Иуда Искариот - Апостол Предатель. Цит. по: Лосский И. О. Условия абсолютного добра. М., 1991. С. 173.

2 Селиванов А. А. Оклеветанный Апостол // Андреев Л. А. Иуда Искариот. М., 1999. С. 569.

3 Булгаков С. Н. Иуда Искариот - Апостол Предатель. Цит. по: Лосский И. О. Условия абсолютного добра. М., 1991. С. 174.

4 Андреев Л. Н. Собр. соч. В 6 т. М., 1990 - 1996. Т. 2. С. 253.

5 Об этом Леонид Андреев очень хорошо напишет в своем рассказе "Бен-Товит" 1905 года.

стр. 161

проклятию позорную память его; и у всех народов, какие были, какие есть, останется он одиноким в жестокой участи своей - Иуда из Кариота, Предатель"6. (курсив мой. - Д. С.). В этом и состоит трагедия Иуды. Иуда в понимании о. С. Булгакова, Л. Андреева и многих других писателей XX в. вызывает жалость, но это и есть, по мнению Лосского, правильное отношение к грешному человеку и его вине - ужасаться греха и жалеть грешника.

Представленный "разговор" между приведенными выше философами и Леонидом Андреевым указывает на ведущий характер темы отношения добра и зла в культуре русского Ренессанса. Перекрестный анализ этих произведений не только демонстрирует общность тематики, но и показывает, как через творчество этих двух мыслителей отражается духовная атмосфера начала прошлого века. Современники Андреева, включаясь в скрытую беседу между собой, дали неоднозначную оценку этому произведению. Многие философы и богословы критиковали его за столь вольную интерпретацию Евангелий, но были и благожелательные критические отзывы. Всегда строгий известный критик Львов-Рогачевский восторгался повестью: "Иуда Искариот и другие" - выдающееся произведение нашего времени, оно займет видное место в мировой литературе, а новый образ Иуды предателя станет перед людьми, перед "другими" наряду с Юлианом Отступником Г. Ибсена, сверхчеловеком Ницше, Великим Инквизитором Достоевского... Это наше время диктовало Леониду Андрееву его произведение, а не легенда минувших тысячелетий"7.

В 1919 г. зрелый Леонид Андреев, как и многие представители русской философской мысли, затрагивает тему добра и зла в своем неоконченном романе "Дневник Сатаны". Облик Люцифера на протяжении всей истории литературы рисовался двойственным и противоречивым. К образу Сатаны на рубеже веков обращаются многие писатели, философы, религиозные мыслители и критики. Сатана, как и Иуда Искариот, переосмысливается и заново интерпретируется, он уже перестает быть Исчадием Ада и абсолютным злом. Н. О. Лосский в книге "Условия абсолютного добра" приводит цитату из "Фауста" Гете, вложенную в уста карамазовского черта Достоевского. "Я - часть той силы, что вечно хочет зла и вечно свершает благо". Сатана, по Лосскому, выступает с намерением не губить, а создавать, однако непременно свое царство, по своему


6 Андреев Л. Н. Собр. соч. В 6 т. М., 1990 - 1996. Т. 2. С. 263.

7 См.: Образование. 1907. N 6. Отд. III. С. 67.

стр. 162

плану, вопреки воле Бога. Леонид Андреев, как и Лосский, назовет Падшего Ангела не Люцифером, не Мефистофелем, не Воландом, а Сатаной, так как следует христианской традиции.

В "Дневнике Сатаны" Л. Андреев вступает в скрытых диалог с Вл. Соловьевым, у которого в "Краткой повести об Антихристе" Антихрист, как и главный герой в "Моих записках", оказывается "великим спиритуалистом, аскетом и филантропом"8, желающим облагодетельствовать весь мир и построить свое царство, повествуется о земных несчастьях обманутого Проклятого Ангела, который, поддавшись силе земной любви к прекрасной девушке Марии с ликом Богородицы, Мадонны, решает забыть творимое им зло и навсегда остаться в облике человека: "Она же приказывает, чтобы я принял человека всего"9.

Земная любовь имеет силу усмирить даже гордыню Сатаны. "Созерцание красоты, радость творчества, связанного с переживанием высоких ценностей, и особенно любовь хотя бы к одному существу могут совершить чудеса преображения даже и крайнего гордеца"10, - запишет в своей работе Н. О. Лосский. Андреев вступает в диалог с Толстым, Достоевским, Куприным, у которых благодаря любви возрождаются многие герои, отбрасывая гордыню, честолюбие. Лосский, поразительно созвучен этим писателям, когда приводит в пример преображение Дмитрия Карамазова, который полюбил истинной любовью Грушеньку. Но ловко обманут людьми Сатана. Чистая Мария оказалась падшей женщиной, а верный помощник Фома Магнус просто желал завладеть его миллионами. Человек не только обманывает Сатану, но и издевается над ним, говоря: "Если ты Сатана, то ты и здесь опоздал. <...> Надо было приходить раньше, а теперь земля выросла и больше не нуждается в твоих талантах"".

Андреев обращается на протяжении всего своего творчества к теме добра и зла. В 1911 г. он пишет философский рассказ "Правила добра", повествующий о злоключениях пожилого черта Носача, решившего научиться делать добро. Андреев, как и многие философы, пытается понять, что такое по своей природе добро, когда оно становится злом, а когда наоборот - зло превращается в добро. Андреевский черт, как и карамазовский черт Достоевского,


8 Соловьев В. С. Краткая повесть об Антихристе. Избранное. М., 1990. С. 389.

9 Андреев Л. Повести и рассказы. В 2 т. Т. 2. М., 1971. С. 347.

10 Лосский Н. О. Условия абсолютного добра, М., 1991. С. 179.

11 Андреев Л. Повести и рассказы. В 2 т. Т. 2. М., 1971. С. 410.

стр. 163

мучительно пытается постичь добро, хочет доискаться "что есть добро и как его делать так, чтобы не вышло зла"12. Черт Андреева читает Библию, творения святых отцов, но не находит ответа, так как везде видит противоречия. Бедный черт пытается возлюбить ближнего, как самого себя, но люди его не понимали и били, пытается не противиться злу, но его обирали грабители и издевался над ним добрый люд.

Реконструируя неявный диалог Андреева с Л. Н. Толстым, можно увидеть, что первый спорит с этим великим художником-мыслителем, с его учением о непротивлении злу насилием, несмотря на то, что для Андреева, особенно в годы ученичества, Толстой имел "особенное значение"13. Андреев в беседе со Львом Толстым показывает, что бывает, если не противиться злому. Леонид Андреев приходит к выводу, что "хорошо любить, а иногда хорошо и ненавидеть; иногда хорошо, чтобы тебя били, а иногда хорошо, чтобы ты и сам кого-нибудь ударил"14.

Размышляя над проблемой борьбы со злом, Лосский приходит к тому же выводу, что и Л. Андреев, и соглашается с И. А. Ильиным в том, что "Прав тот, кто оттолкнет от пропасти зазевавшегося путника; кто вырвет пузырек с ядом у ожесточившегося самоубийцы, <...> кто бросится с оружием на толпу солдат, насилующих девочку"15.

Андреевский черт так и не приходит к решению, что есть истинное добро и что являет собой зло, поэтому он решает удалиться в своей темный чердачный угол и там застыть в бездействии. Рассказ Андреев заканчивает риторическим философским вопросом с ироническим оттенком: "Кто не любит добра?".

Размышления Л. Андреева на тему непротивления злу можно проследить и в повести "Мои записки" 1908 г. "Мои записки" - одно из самых сложных творений философской прозы Андреева. Не одно поколение критиков и литературоведов обращалось к этому философскому произведению. В. Поссе считает, что в лице своего главного героя Андреев изобразил Л. Толстого: "Несомненно, Андреев думал о Толстом, когда писал "Мои записки". <...> Преклоняясь перед Толстым, он издевается над ним: издеваясь, преклоняется"16.


12 Андреев Л. Повести и рассказы. Кишинев, 1989. С. 588.

13 Гроссман Л. Беседы с Леонидом Андреевым // Россия. N 4. 1925. С. 244.

14 Андреев Л. Повести и рассказы. Кишинев, 1989. С. 596.

15 Ильин И. А. О сопротивлении злу силою. Берлин, 1925. С. 54.

16 Поссе В. Мой жизненный путь. М., 1929. С. 165.

стр. 164

Многие современные литературоведы, например, В. А. Мескин, отмечают, что "Мои записки" перекликаются с "Краткой повесттю об Антихристе" Вл. Соловьева. "Андреев вступает в полемику (точнее, инсценирует ее) со многими современными ему политиками, философами, включая религиозных, выросших на "Чтениях о Богочеловечестве" Соловьева, - с Булгаковым, Флоренским и другими"17. Но Андреев перекликается не только с этими философами, но в чем-то предвосхищает философию свободы Н. А. Бердяева. В "Моих записках" "тюремный философ", как и "великий спиритуалист, аскет и филантроп" в "Краткой повести об Антихристе", видит себя спасителем всего человечества. Он, открывший философский закон "железной решетки", является "носителем новой веры в неволю"18. Все общественное устройство Леонид Андреев представляет в виде тюрьмы, которая, по мнению андреевского героя, "построена по крайне целесообразному плану"19, поэтому бегство из нее не только невозможно, но и немыслимо благодаря ее бессмертности. Формула "железной решетки" упраздняет хаос и на его место восстанавливает забытый людьми строгий, железный, ненарушимый порядок, тем самым лишая людей свободы. Но люди с радостью принимают этот ненарушимый порядок лишь потому, что "душа человеческая, мнящая себя свободной и постоянно томящаяся лживой свободой, неизменно требует для себя уз"20. Свобода по Андрееву, как и по Бердяеву, "совсем не есть легкость, свобода трудна и тяжела"21, но тяжесть свободы не хочет принять на себя человечество, так легко принявшего нового Учителя в лице господина N. "Где счастье предпочитается свободе, где временное ставится выше вечности, где человеколюбие восстает против боголюбия, там - Великий Инквизитор"22 или тюремный философ Леонида Андреева, или Антихрист Владимира Соловьева.

Леонид Андреев словно продолжает свой непрерывный разговор с Ф. М. Достоевским. Герой "Моих записок" подобен Великому Инквизитору в его понимании свободной воли человека. Если ис-


17 Мескин В. А. Грани русской прозы: Ф. Сологуб, Л. Андреев, И. Бунин. Южно-Сахалинск, 2000. С. 89.

18 Там же.

19 Андреев Л. Н. Собр. соч. В 6 т. М., 1990 - 1996. Т. 3. С. 125.

20 Там же. С. 147.

21 Бердяев Н. А. О человеке, его свободе и духовности // Бердяев Н. А. Избранные труды, М., 1999. С. 79.

22 Бердяев Н. А. Великий Инквизитор // О великом инквизиторе: Достоевский и последующие. М., 1992. С. 219.

стр. 165

точник зла и несчастий - свобода человека, то от этого непосильного бремени человека необходимо избавить. "И все будут счастливы", объявляет Инквизитор, "все миллионы существ, кроме сотни тысяч, управляющих ими"23. Главный герой Андреева отнимает свободу творчества у молодого художника К., "который был свободен в цепях"24, ломая его чертежную доску, и бедный художник, лишившись творческой свободы, кончает жизнь самоубийством. Творческая свобода у Леонида Андреева соотносится с тайной творчества в философии Н. А. Бердяева. Андреевский герой, как и Люцифер в "Краткой повести об Антихристе", стремится облагодетельствовать человечество, но источник всей деятельности господина N не любовь к человеку, а безмерное самолюбие, побуждающее его объявить себя Учителем, а Христа лишь своей предтечей. Вспомним, что Антихрист Вл. Соловьева объявит себя "единственным истинным воплощением верховного божества вселенной"25.

Леонид Андреев в повести "Мои записки", следуя в какой-то мере за Шопенгауэром, Ницше, вновь поднимает тему самоубийства, затронутую им в таких рассказах, как "Рассказ о Сергее Петровиче", "Герман и Марта", "Весной", "Нас двое", "Молчание". Позиция Андреева перекликается со взглядами Бердяева и с его исследованием "О самоубийстве", посвященном этому трагическому явлению в русской молодежной эмигрантской среде. Герой "Моих записок" считает, что "только глупцы, умирая, думают, что они кончают с собой - они кончают только с одной формой себя, чтобы немедля принять другую"26. У Н. Бердяева мы можем прочитать, что человек "перед вечностью отвечает"27. Многие исследователи назовут XX в. веком самоубийств, поэтому экзистенциальные взгляды Леонида Андреева, "истинного сына своего века"28, будут лишь фрагментарным отражением превратностей духа эпохи.

Другой фрагмент той эпохи дает нам сопоставление экзистенциальной прозы Андреева с работой Лосского "Условия абсолют-


23 Достоевский Ф. М. Собр. соч. В 10 т. Т. 9. М., 1958. С. 326.

24 Бердяев Н. А. О человеке, его свободе и духовности // Бердяев Н. А. Избранные труды, М., 1999. С. 78.

25 Соловьев В. С. Краткая повесть об Антихристе. Избранное. М., 1990. С. 412.

26 Андреев Л. Н. Собр. соч. В 6 т. М., 1990 - 1996. Т. 3. С. 157.

27 Бердяев Н. О самоубийстве. М., 1992. С. 10.

28 Андреев Л. S.O.S.: Дневник (1914 - 1919); Письма (1917 - 1919); Письма (1919); Воспоминания современников (1918 - 1919) / Ред. и вступ. ст. Р. Дэвиса и Бена Хеллмана. М. -СПб., 1994. С. 62.

стр. 166

ного добра". Лосский так же, как и Андреев пытается разрешить проблему мирового зла. Откуда берется зло в мире? По Лосскому, Бог здесь не при чем. Процесс движения всех субъектов к добру создается Богом, но люди свободны сами творить не только добро, но и зло. Они могут обладать "сатанинской природой", завершенное ее выражение - восстание против Бога, даже попытка поставить себя на Его место. Что же все-таки позволяет безусловно надеяться на торжество добра в мире? Это Любовь. Здесь автор "Условий абсолютного добра" довольно традиционен, хотя страницы, посвященные любви в ее различных формах, написаны ярко и не могут не вызывать сочувствия. Ведь верно, что любовь относится к тем "вечным вопросам" этики, которые заново решаются каждым поколением, о которых надо писать вновь и вновь, даже если эти размышления во многом повторяют друг друга. Этический абсолютизм автора, следовательно, можно назвать и своеобразной теософской "этикой любви".

Пытаясь понять, почему "сатанинская природа" не может противостоять пути к Божественному Царству, не может считаться равноценной Абсолютному добру, Лосский исследует художественный мир Ф. М. Достоевского, но даже опора на творчество этого писателя не может помочь философу ответить на этот вопрос.

Обращаясь к вечным проблемам, Лосский, так же, как Андреев, соотносит свои идеи с творчеством Л. Н. Толстого, Ф. М. Достоевского, Ф. Ницше, А. Шопенгауэра и других известных писателей и философов.

В главе "О борьбе со злом", размышляя о гордости и богоборчестве, Лосский пишет о том, что "встречаясь с честолюбием, властолюбием или гордостью, возросшими до титанических размеров, многие люди видят в проявлении этих страстей нечто красивое, принадлежащее скорее к области добра, чем зла. Значительное зло им кажется уже не злом. Так, например, в литературе есть попытки показать, что предательство Иуды Искариота обусловлено не мелким сребролюбием, а гораздо более глубокими духовными страстями. Очень показательны в этом смысле суждения, вызванные замечательным трактатом СИ. Булгакова "Иуда Искариот - Апостол Предатель"29. Лосский указывает на то, что СИ. Булгаков, как и многие художники, "байронизируют Иуду" и пытаются его оправдать.

В представлении христианского мира существуют два Иуды


29 Лосский Н. О. Условия абсолютного добра. М., 1991. С. 173.

стр. 167

Искариота: Иуда Предатель, продавший Христа за 30 сребряников, символ всего безобразного, подлого и преступного в человечестве, Иуда-Чудовище и телом и духом. Таков Иуда ортодоксального церковного предания, запечатленный в каноническом Евангелии.

И совершенно иной Иуда, сохраненный христианскими еретиками первых веков, этими хранителями эзотерических учений церкви.

Иуда, сохранившийся в учениях офитов, каинитов и манихеев, является самым высоким, самым сильным и самым посвященным из учеников Христа.

Так как принесение Христа в жертву требует, чтобы рука первосвященника была тверда и чиста, то только самый посвященный из апостолов может принять на себя бремя заклания - предательство. Этому апостолу Христос передает свою силу - кусок хлеба, омоченный в соль, - причастие Иудино. Это образ человека, достигшего высшей чистоты и святости, добровольно принявшего на свою душу постыдное преступление как подвиг высшего смирения.

Важно отметить, что Леонид Андреев в рассказе ничего не добавляет к событиям, описанным в Новом Завете. Характеризуя поведение учеников Христа, автор открывает чрезвычайно драматический внутренний мир Иуды. Это евангелие от Иуды свидетельствует, что зло таилось вне "предателя", трагедия была предопределена тем, что люди не признают - без крови, без чуда воскресения - Сына Человеческого, своего Спасителя. Иуда наказывает себя за свой поступок, но без этого поступка не состоялось бы первое Пришествие, не дошло бы до человечества Слово Божие. Иуда до последнего момента, как это представлено у Андреева, надеется, что люди на Голгофе прозреют, однако этого не происходит. Иуда знал это, поэтому его жертва еще более трагична и ужасна.

Человечество не выдержало "проверки", это показано автором как трагедия и последнее предостережение. Ее не выдерживают даже избранные - ученики Христа.

В главе "Сатанинское зло" Лосский говорит о гордости и самолюбии Павшего Ангела, восставшего против Бога.

Андреев идет вслед за Толстым, Достоевским, Куприным, у которых благодаря любви возрождаются многие герои, отбрасывая гордыню, честолюбие. И. О. Лосский приводит в пример преображение Дмитрия Карамазова, который полюбил настоящей любовь Грушеньку.

Лосский, вновь и вновь обращаясь к Вл. Соловьеву, пишет, что в "Краткой повести об Антихристе" Люцифер, став вселен-

стр. 168

ским императором, стремится облагодетельствовать человечество государственным строем, обеспечивающим всякому гражданину "хлеб и зрелища", но источник всей его деятельности не любовь к человеку, а безмерное самолюбие, побуждающее его в конце концов объявить себя "единственным истинным воплощением верховного божества вселенной"30.

Господин N в "Моих записках" Л. Н. Андреева видит себя благодетелем человечества, носителем новой веры - в неволю. Его миссионерская роль, естественно, не могла быть выполнена без дискредитации Христа и его учения, основанного на свободном волеизъявлении.

Господин N читает "Евангелие", в тюрьме у него - Распятие, перед которым осужденный ерничает, оставаясь без свидетелей. Он привлекает людей христианским смирением, словом любви. "Придите ко мне... здесь ... у моего любвеобильного сердца, вы найдете покой и отраду". "Придите же ко мне теперь все голодные и холодные, - взывал Антихрист в повести Соловьева, - чтобы я насытил и согрел вас". Взамен же господин N, как и "положено" сатане, требует "душу"... отдайте же ее мне, и я направлю ее к свету, порядку и разуму. Я знаю истину!... "Тот Христос - мой предтеча, - говорит "благодетель" в "Краткой повести об Антихристе", - Христос... был исправителем человечества, я же призван быть благодетелем...". Также рассуждает тюремный философ Андреева. Антихрист Соловьева гордился собой - "учителем", "спасителем". И у господина N наступил момент торжества, когда в конце концов художник называет его "спасителем". "Учителем" назвала его пресса. Паломники стремятся к нему на тайную исповедь. О том, что Андреев идет от Соловьева, косвенно может говорить и тот факт, что в "Моих записках" есть скрытое цитирование известных стихов этого мыслителя. "Много званных, но мало избранных..." - острит господин N. У Соловьева: "Много еще званных в царстве песнопений; Избранных, как эти, уж почти не стало...". Впрочем, это может быть и прямым обращением к тексту Евангелия, где есть выражение: "много званных, а мало избранных".

В исторической эпохе, тем более такой яркой и идейно насыщенной, как Серебряный век, отчетливо проявляется перекличка идей, аргументов, умонастроений. Поэтому во многом созвучные мысли, темы, аргументы и настроения (концепции смысла жизни и человеческой свободы; соотношения добра и зла, одиночества


30 Лососий И. О. Условия абсолютного добра. М., 1991. С. 115.

стр. 169

человека) отмечены и в философской прозе Леонида Андреева, и в трудах таких известных русских философов и мыслителей, как B.C. Соловьев, Н. А. Бердяев, С. Н. Булгаков, Н. О. Лосский. Леонид Андреев не был лично знаком с этими философами, но многие его взгляды удивительно созвучны философским концепциям этих мыслителей. Рассмотрение творчества этих философов приводит к осознанию культурных и исторических оснований той эпохи, ее духовных элементов, без выявления которых не был бы возможен целостный предметный анализ реалий XX столетия и начала XXI.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ФИЛОСОФСКИЕ-АСПЕКТЫ-ПРОБЛЕМЫ-ТЕОДИЦЕИ-В-ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЙ-ПРОЗЕ-СЕРЕБРЯНОГО-ВЕКА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Tatiana SemashkoContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Semashko

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

С. А. Демидова, ФИЛОСОФСКИЕ АСПЕКТЫ ПРОБЛЕМЫ ТЕОДИЦЕИ В ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЙ ПРОЗЕ СЕРЕБРЯНОГО ВЕКА // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 15.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ФИЛОСОФСКИЕ-АСПЕКТЫ-ПРОБЛЕМЫ-ТЕОДИЦЕИ-В-ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЙ-ПРОЗЕ-СЕРЕБРЯНОГО-ВЕКА (date of access: 03.08.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - С. А. Демидова:

С. А. Демидова → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Tatiana Semashko
Казань, Russia
958 views rating
15.09.2015 (2149 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Творцы Сфинкса и Пирамид, его свиты — Атланты, Луны древний люд.
Catalog: Философия 
44 minutes ago · From Олег Ермаков
КРУГЛЫЙ СТОЛ" НА ИСТОРИЧЕСКОМ ФАКУЛЬТЕТЕ МГУ
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
Р. В. Долгилевич. СОВЕТСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ И ЗАПАДНЫЙ БЕРЛИН (1963-1964 гг.)
Catalog: Право 
Yesterday · From Россия Онлайн
Анонс Изучение новой теории электричества, пожалуй, нужно начинать с анекдота, который актуален до сих пор. Профессор задаёт вопрос студенту: что такое электрический ток. Студент, я знал, но забыл. Профессор, какая потеря для человечества, никто не знает что такое электрический ток, один человек знал, и тот забыл. А ларчик просто открывался. Загадка электрического тока разгадывается, во-первых, тем что, свободные электроны проводника не способны
Catalog: Физика 
Как нам без всякой мистики побеседовать с человеческой душой и узнать у нее тайны Мира.
Catalog: Философия 
5 days ago · From Олег Ермаков
АВГУСТ ФОН КОЦЕБУ: ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО УБИЙСТВА
5 days ago · From Россия Онлайн
ОТТО-МАГНУС ШТАКЕЛЬБЕРГ - ДИПЛОМАТ ЕКАТЕРИНИНСКОЙ ЭПОХИ
Catalog: Право 
5 days ago · From Россия Онлайн
ПРОТИВОБОРСТВО СТРАТЕГИЙ: КРАСНАЯ АРМИЯ И ВЕРМАХТ В 1942 году
5 days ago · From Россия Онлайн
ИСТОРИЯ ДВУСТОРОННИХ ОТНОШЕНИИ РОССИИ И БОЛГАРИИ В XVIII-XXI веках
Catalog: История 
5 days ago · From Россия Онлайн
Г. С. Остапенко, А. Ю. Прокопов. НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ ВЕЛИКОБРИТАНИИ XX - начала XXI века.
Catalog: История 
6 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ФИЛОСОФСКИЕ АСПЕКТЫ ПРОБЛЕМЫ ТЕОДИЦЕИ В ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЙ ПРОЗЕ СЕРЕБРЯНОГО ВЕКА
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones