Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-7741

Share with friends in SM

МИТЕЛЬМАН М., ГЛЕБОВ Б., УЛЬЯНСКИЙ А. История Путиловского завода. Под ред. В. А. Быстрянского. Ленинградский институт истории ВКП (б). Соцэкгиз. М. и Л. 1939 г. 756 стр. 17 руб.

Историческая литература обогатилась новой книгой. Она создана в результате пятилетней работы, начатой по инициативе А. М. Горького. В ней читатели найдут много нового, интересного и ценного по истории революционного рабочего движения в нашей стране, по история большевистской партии.

Авторы книги указывают в своем предисловии, что они "ставили своей целью показать роль Путиловского завода "как двигателя промышленности, как школы техников и школы революционеров, завода как воспитателя классового, революционного самосознания рабочих и как организатора, участника гражданской войны" (стр. 11). Авторы не стремились, и это совершенно правильно, дать в равной мере и технико-экономическую и социально-политическую историю завода. Сильной стороной книги является показ завода как "воспитателя классового, революционного самосознания рабочих", как "школы революционеров". В этом плане главным образом и будем мы рассматривать в этой статье сильные и слабые стороны рецензируемого труда.

Одной из особенностей книги является полубеллетристическая форма изложения. Авторы умело "персонифицируют" исторические явления и события в жизни завода. Галерея хозяе:в завода ярко характеризует особенности каждого этапа в истории русской промышленности, в развитии капитализма в России. Интересно сопоставить фигуру владельца- завода в 70-х годах прошлого века - Н. И. Путилова, ловкого дельца, инженера-предпринимателя - с председателем акционерного общества путиловских заводов последнего десятилетия перед революцией 1917 г. - банковским воротилой А. И. Путиловым. Первый все же интересовался техникой своего производства. "Целые дни находился он на заводе... Он прикидывал, как бы устранить потери времени и материала, как бы заставить мастеровых работать еще производительнее, еще прибыльнее" (стр. 22). Второму "Путиловский завод в натуре, с его полусотней цехов и запутанными ходами, был... незнаком... новый Путилов хозяйствовал по-новому, за чужой счет. Он был представителем международного финансового капитала, притекавшего в русскую промышленность в поисках прибыли" (стр. 365).

История Путиловского завода как форпоста революции воплощена в ряде незабываемых образов борцов против гнета и эксплуатации. Можно проследить, как в ходе борьбы с эксплуататорами растут передовые рабочие, как эта борьба под руководством партии Ленина - Сталина просвещает, закаляет и политически воспитывает рабочую массу. Вся история Путиловского завода с 1789 по 1917 г. дает картину неуклонного роста сил революции.

1-я глава, охватывающая период 1789 - 1880 гг., беглыми штрихами рисует докапиталистическое прошлое завода и возникновение его как капиталистического предприятия в период хозяйничания Н. И. Путилова. Умело показывают авторы ужасающее бесправие первых мастеровых завода, в то время принадлежавшего казне, поручившей руководство работами "художникам", специалистам по чугунному литью, выписанным из Англии: "Под кнутом и палкой заводской стражи работали строители чугунолитейного завода и первые его мастеровые... Рабочие надрывались от непосильного труда и гибли несчетно от голода, холода и болезней" (стр. 14 - 15). Этот завод-тюрьма, завод-каторга, отгороженный высокими стенами, мрачным пятном выделялся среди зелени и мрамора дворцов "петергофской перспективы".

Первый протест против этого каторжного режима, первое "неповиновение начальству" на заводе в 1809 г., было вызвано лишением рабочих единственной "праздничной" передышки, на которую они претендовали, - трехдневного отдыха на масляной неделе. Проработав 2 дня на третий рабочие не вышли на работу. Это была первая стачка. Рабочие жестоко поплатились за нее. Возмущение продолжало расти. У рабочих "нашелся руководитель - кузнец Иван Гаврилович Сучков, грамотный, знающий себе цену, с начальством дерзкий и неуживчивый" (стр. 18). За "подстрекательство" военный суд приговорил его к 105 ударам кнутом и ссылке в Нерчинские рудники. "Но не пришлось начальству привести приговор в исполнение. Уже в ту пору показала свою великую силу рабочая солидар-

стр. 139

ность. Мастеровые С. -Петербургского казенного завода еще на суде всячески выгораживали своего руководителя, отказывались подписываться под показаниями, а когда узнали о приговоре, подали прошение царю, жалуясь на несправедливость к Сучкову. Им грозили, их били розгами, сажали в тюрьму. Но они добились своего. Сучков был освобожден, а на завод прибыла правительственная комиссия" (стр. 19). Этот эпизод открывает славную историю борьбы путиловцев против гнета, бесправия, эксплуатации.

Следующее выступление путиловцев происходит уже в иных условиях - условиях пореформенной России, когда завод стал капиталистическим предприятием. В октябре 1876 г. задержка в выдаче заработной платы вызвала взрыв возмущения у рабочих. Когда директор завода Воронцов в ответ на требование рабочих выругался и ушел, пригрозив немедленно позвать полицию, "зазвенели оконные стекла... В руках мастеровых взметнулись ломики, палки, железные прутья. Около 2-х часов осаждали контору рабочие" (стр. 35). Но вот появился начальник пригородной полиции со стражниками, и вспышка угасла. В тот же день был арестован кузнец Григорий Муравьев. "Муравьев не был ни зачинщиком, ни руководителем путиловских волнений. Как и все, он кричал под окнами конторы и даже помогал литейщикам бить стекла" (стр. 36 - 37). Но это был передовой рабочий, читавший "крамольные книжки". Он получал их от путиловца Герасимова, ближайшего помощника Степана Шмидта, участника "Северного союза русских рабочих", тесно связанного с Халтуриным. Последний и сам бывал за Нарвской заставой, где находился завод, так же как и Плеханов. Таким образом, путиловские рабочие вошли в соприкосновение с революционерами. На заводе появились первые рабочие-революционеры. Если Иван Сучков в 1809 г. писал прошение царю, то Муравьев ругал царя не только в тесном кругу друзей, но и дерзко выразился о нем на допросе. Однако это был скорее бунтарь, чем революционер-подпольщик. Можно ли говорить о влиянии нелегальных кружков на выступления путиловских рабочих в конце 70-х годов, - на этот вопрос читатель не найдет ответа. Нет здесь ленинской постановки вопроса о рабочих "бунтах", о стихийности рабочего движения этого периода.

Авторы отмечают немногочисленность таких передовиков, как Шмидт и Муравьев, и то, что большинство из них работало на заводе, недолго - до тех пор, пока полиция не обнаруживала следов их деятельности. "Тем не менее, - говорится в рецензируемой книге, - их влияние сказывалось. Волнения на заводе продолжались и в следующие годы, стачки проходили организованней и сплоченней" (стр. 37). Четкой, продуманной и обоснованной постановки вопроса о степени влияния рабочих-революционеров на массовое движение в книге нет. Рабочие-большевики на заводе также обычно работали недолго, они были немногочисленны, а между тем их влияние на многотысячную массу рабочих-путиловцев бесспорно. Они были признанными вожаками, об их влиянии можно говорить без того преувеличения, которое имеет место в данном случае.

В разделе "Василий Буянов" следующей, 2-й главы хорошо показан рост передовиков-рабочих, их превращение в подпольщиков-революционеров, их искания путей к передовой, действительно революционной теория, их трудный и сложный путь к марксизму.

Рабочему-путиловцу Василию Буянову, вовлеченному в народовольческий кружок, претит теория героев и толпы, ему "обидно за своих товарищей, за таких же, как он, рабочих, которым в борьбе за свободу народовольцы отводили последнее место" (стр. 82). Он знает, что когда рабочие избили "одного мастера, другие от этого лучше не стали". Лишь связавшись с группой Точиского и встретившись с марксистами, Буянов "почувствовал, что теперь он прочно, обеими ногами встал на твердую почву" (стр. 87). Ознакомившись с такими работами Маркса, как "Коммунистический манифест", и с брошюрой Плеханова "Наши разногласия", Буянов начал самостоятельно выступать против народников. Возражая одному из них, он говорил: "Знаю я вас, мужицких доброхотов. Силу-то в одном мужике нашли и молитесь на него. А мы, 20 рабочих, сильнее целой твоей деревни (стр. 89).

Этот раздел книги удался авторам, но слабым местом его является отсутствие четкой постановки вопроса о роля передовиков-рабочих в массовом движении.

В 1894 г. от своего товарища В. Шелгунова передовые рабочие-путиловцы впервые услыхали о Ленине. "Шелгунов подробно рассказывал Егору о своих встречах с молодым "волжанином", как называли Ленина в группе технологов. Он передавал, что Ленин добивается от своих учеников работы непосредственно в массах. Рабочие же кружки должны стать ячейками политической партии, задачей которой является организация масс для борьбы против самодержавия и капитализма" (стр. 104).

Ученик Ленина Шелгунов и его товарищи попытались применить ленинскую тактику агитации в массах на Путиловском заводе. Один из них, Егор Климанов, прошедший школу марксистского кружка 80-х годов, в 1894 г. выступает в качестве руководителя стачки в прокатном цехе. Об этой стачке прокатчиков В. Шелгунов рассказал В. И. Ленину. Вскоре Ленин побывал сам на Путиловском заводе и связался с кружками за Нарвской заставой. Он несколько раз бывал на квартире путиловца Б. Зиновьева, служившей штабом кружка этой рабочей окраины.

Однако нельзя сказать, чтобы авторам удалось выявить существо ленинской постановки вопроса о необходимости агитации в массах. Не показано содержание этой агитации, ее отличие от крохоборческой "борьбы за копейку" сначала "молодых" социал-демократов, а затем и "экономистов". То же надо сказать и о фактах применения новой ленинской тактики, приведенных в следующем разделе.

стр. 140

Единственный случай, когда читатель может узнать о содержании агитации, о том, что она велась в ленинском духе, - это рассказ о листовке, написанной путиловцем Борисом Зиновьевым к рабочим паровозомеханической мастерской. Но авторы не дают анализа этой листовки, не разъясняют на ее примере, как рабочие социал-демократы проводили в жизнь ленинскую установку о необходимости на каждом конкретном случае эксплуатации политически воспитывать рабочих. В книге не показано, что "под руководством Ленина "Союз борьбы за освобождение рабочего класса" связывал борьбу рабочих за экономические требования - за улучшение условий труда, за сокращение рабочего дня, за повышение заработной платы - с политической борьбой против царизма"1 .

Авторы сводят новую ленинскую тактику лишь к "переходу от пропаганды к агитации". Это неверно. Необходимо было показать революционно-марксистское содержание этой агитации.

В разделах, посвященных рабочему и социал-демократическому движению 90-х годов, авторы развернули замечательную картину роста и формирования кадров рабочих-ленинцев. Рост этих передовиков очень хорошо можно проследить на примере молодого токаря Михаила Ивановича Калинина, который успешно выступает на диспутах с интеллигентами-оппортунистами и либералами - и в то же время умеет найти подход к рядовым рабочим, которых он увлекает на стачку. "Кадровые путиловцы видели в нем своего сотоварища, грамотного, передового, знающего. Чернорабочие также видели в нем своего: в дни получек он, как и они, первым делом вместе с ними шел на почту и отправлял часть заработка в деревню - семье" (стр. 133).

Говоря о том, как Ленин, "встречаясь с передовыми рабочими", учил, "как нужно вести агитацию, как поднимать на выступления рабочую массу" (стр. 111), авторы в то же время недостаточно обрисовывают характерные для этого периода формы агитации. Обличительным листкам уделено небольшое место, не показано, как обличительные листки способствовали пробуждению классового самосознания рабочих, как даже среди самых отсталых рабочих "развилась настоящая страсть "печататься" - благородная страсть к этой зачаточной форме войны со всем современным общественным порядком, построенным на грабеже и угнетении"2 .

Раздел "Продолжатели" посвящен работе кружков "Союза борьбы" после ареста Ленина. В разделе говорится о связях "молодых" социал-демократов с путиловскими кружковцами, но нет попытки вскрыть новые антиленинские тенденции в "Союзе" и "попятное движение", разброд и кустарничество. У читателя может возникнуть представление, что все, кто вел работу среди путиловцев после ареста Ленина, были продолжателями начатой им работы.

Первое столкновение сторонников политической агитации с "экономистами" в кружках Нарвской заставы, отраженное в книге, относится к январю 1901 года. Для характеристики настроений "экономистов" на Путиловском заводе приведено стихотворение путиловского поэта В. Шувалова (позже галоновца):

"Нам некогда стремиться 
К заоблачному миру, 
А будем мы трудиться 
За стол и за квартиру".

"Шувалов сам говорил, что пишет для той публики, которая, как говорится, "от деревни отстала, а к городу не пристала, и среди которой я у себя дома" (стр. 144). Авторы тут же указывают и на другую прослойку рабочих, также склонную к экономизму, - хорошо оплачиваемых высококвалифицированных рабочих, особенно среди мастеровых пушечной мастерской, которые не чувствовали ударов кризиса, которым были обеспечены "стол и квартира".

Хорошо дан в разделе "Большевики и меньшевики" пропагандист Малкин - "экономист", перекрасившийся в искровца и примкнувший затем к меньшевикам. Он умело уводит слушателей своего кружка от острых вопросов современности, сосредоточивая все их внимание на изучения "Очерков политической экономии" Железнова и "Истории культуры" Липперта. После II съезда "путиловские кружки определились, как большевистские. Только один кружок Малкина оставался, казалось, безучастным к вопросу о расколе" (стр. 173). Руководитель кружка умел протаскивать меньшевизм под видом "внефракционности. "Он часами мог говорить и за и против, и трудно было понять, на чьей он стороне - большевиков или меньшевиков" (стр. 174).

Авторы сумели вскрыть тактику врага, в меньшей степени удалось им показать борьбу с этим врагом. Такая фраза, как "путиловские большевики... захаживали на кружок Малкина" (стр. 173), ничего не говорит читателю.

Вдумчиво и умело освещена в книге "гапонада". Читатель видит, как трактир "Старый Ташкент", где помещался отдел гапоновского "Собрания русских фабрично-заводских рабочих", становится сначала центром притяжения более квалифицированной и культурной части рабочих, а затем отсюда нити гапоновской паутины начинают обволакивать многотысячную массу рабочих. "Массовый наплыв рабочих в "Старый Ташкент" показал, что всякий, кто по-настоящему связан с массами, должен пойти туда, чтобы оторвать рабочих от Гапона... Большевики стали частыми посетителями гапоновского общества, некоторые вошли в число членов "Собрания" (стр. 187). В книге показано (см. стр. 188, 198, 199 и др.), что большевики не только успешно, боролись с полицейской демагогией, но и вели свою революционною работу в этой реакционно-полицейской организации.


1 "История ВКП (б)". Краткий курс, стр. 18.

2 Ленин. Соч. Т. IV, стр. 403.

стр. 141

Ярко обрисованы забастовка на заводе, коллективное обсуждение петиции, надежды рабочих на лучшую жизнь. "Старая жизнь должна была завтра навсегда уйти в прошлое. С надеждой и страстью повторяли взволнованные люди слова своей петиции: "У нас только два пути - или вперед, к свободе и счастью, или назад - в могилу". По одному из этих путей должен был завтра направить их царь. "Смерть или свобода", - говорили друг другу" (стр. 202).

В немногих словах, но выразительно показано настроение рабочих после зверского расстрела 9 января: "Нет больше царя! Нет бога! Теперь у нас одна надежда: на самих себя. Вечером за Нарвской было удивительно тихо... Городовые и дворники сгребали окровавленный снег, сваливали его в бочки и увозили" (стр. 207).

В книге хорошо даны дальнейшее нарастание революционной волны, столкновение сил революции и контрреволюции после появления манифеста 17 октября 1905 г., зверское избиение рабочих-путиловцев в один из первых "дней свободы" (стр. 249- 251). Рабочие, воодушевленные ленинской идеей подготовки вооруженного восстания, 29 октября приступили к массовому изготовлению оружия: "Во всех мастерских Путиловского завода целый день готовили оружие - для себя, для знакомых, для друзей. Работали с радостью, с воодушевлением, со страстью... У каждого находилось дело: кто принес полосу стали, чтобы превратить ее в саблю, кто хотел сделать наконечник пики, кто плавил свинец, чтобы налить его в просверленное отверстие палки" (стр. 256). Когда большевики начали создавать свои боевые дружины и обучать их военному делу, многие рабочие-меньшевики из паровозомеханической мастерской "также проводили в своем цеху боевые учения. Иногда они приходили на занятия большевистской дружины. Меньшевиков спрашивали, зачем они, собственно говоря, продолжают обучаться..." (стр. 260). В этой связи бегло намечены две тактики в революции 1905 г., борьба большевиков и меньшевиков, но почти не показано, как Иуда-Троцкий, будучи председателем Петербургского совета, делал все, чтобы сорвать восстание.

Когда началось вооруженное восстание в Москве, путиловский большевик М. И. Калинин, подготовляя взрыв моста на Николаевской железной дороге, "договорился с местными эсерами: большевики все осуществляют своими силами, а эсеры дают динамит... Калинин должен был повести группу на взрыв моста. Часы шли за часами. Ожидавшие то и дело прислушивались, нет ли гонца от эсеров. Гонца не было. Всю ночь читали Некрасова и Лермонтова. Наконец, начало светать. Стало ясно, что эсеры не выполнили своего обещания" (стр. 266 - 267).

Сильно и правдиво написана глава, посвященная периоду реакции. После поражения революции правительство и администрация завода старались согнуть рабочего "в бараний рог". "Поклонись силе", - говорят они ему.

Эти черные годы принесли рабочему классу неслыханный гнет, бесправие, безработицу, нищету. В первую очередь хозяева выбрасывали рабочих, замеченных в активном участии в революции и попавших в особые списки - в "евангелие". "Если рабочий шел наниматься на другое предприятие, "евангелие" следовало за ним... Сговор предпринимателей преследовал его повсюду" (стр. 290). Тем, кого принимали на завод, говорили: "Так помни: петь "Марсельезу" тебе уже не придется" (стр. 291). Нищета и безработица давали себя чувствовать все сильнее. "Домовладельцы, чтобы скорее выбросить безработных из квартир, вынимают оконные рамы, двери, и домишки зияют черными впадинами, как пустые глазницы черепа. Безработные женщины на улицах вечерами робко и с отчаянием предлагают свое тело" (стр. 307).

Книга рисует мрачную, но не безотрадную картину. Умелыми штрихами авторы показывают, как среди развалин и пепла тлеет огонь рабочей ненависти, как зреют силы для новых революций. Вот ребятишки, изможденные голодом, сидящие на полу, на груде грязного тряпья в опустошенной нищетой комнате и поющие "Марсельезу". Вот подвыпивший рабочий грозит городовому: "Пятый год забыл, что ли? Смотри, вернется такое время". Вот случайно обнаруженное во время пожара оружие: "Оружие ржавое и неизвестно чье. Но есть люди, которые его хранят" (стр. 300).

К сожалению, недостаточно вскрыто, как массы в эти годы затишья осваивали богатейший опыт революции 1905 г., как рабочий класс готовился выйти вновь на арену борьбы, закаленный, возмужалый, просвещенный годами революции и реакции, готовый нанести более глубокий и сокрушительный удар основам буржуазно-помещичьей России.

В книге показана лишь одна, правда, важнейшая, сторона этого процесса роста сил революции - рост новых кадров партийных работников из среды рабочих, рост и закалка большевистской организации в рабочем районе за Нарвской заставой.

В эти годы происходит двуединый процесс: очищение партии от "попутчиков", с одной стороны, и обратная тяга рабочих в партию, рост новых кадров партработников, стойких ленинцев - с другой. Авторы, показав отход от революции "околопартийных" людей вроде инженера Цейтлина, не сумели более глубоко вскрыть ренегатство известной части партийной интеллигенции, пополнявшей ряды ликвидаторов. Книга указывает на два пути отхода некоторых рабочих от революции: через "эксизм" к уголовщине и через индивидуальное повышение своего уровня (ради того, чтобы "выйти в люди") к обывательщине.

Главными проводниками буржуазного влияния на рабочих были ликвидаторы. В книге показаны ликвидаторы "в действии": в легальных обществах, противопоставляемых подпольной партии, и в цехах, где они неизменно выступают против "стачечного азарта".

стр. 142

На борьбе с ликвидаторством, на преодолении трудностей годов реакции вырастали руководители-большевики. В книге даны люди разных поколений: здесь и молодой рабочий Буйко, и старый партийный работник вроде Н. Г. Полетаева, и выросшие в годы революции и реакции партийцы-"профессионалы" вроде Антона Васильева, безработного путиловца, ставшего грузчиком. "После увольнения Антон не имел доступа на завод и связь с цехами налаживал по квартирам. Он умел находить и связывать людей. Искал ощупью, от человека к человеку, преодолевая настороженность и недоверие... Антон бился за каждого человека. Он долго и упорно удерживал тех, кто начинал отходить от организации" (стр. 319).

Удалось ли авторам показать рост новых большевистских кадров рабочих-руководителей? Не всегда. Шура Буйко, в дни революции способный рабочий кружковец, в годы реакции становится партийным работником "профессионалом". Сказано об этом очень бегло: "После увольнения с завода Шура Буйко стал профессионалом-революционером, или, как тогда говорили, "интеллигентом". То же, что с Шурой, происходило со многими молодыми рабочими" (стр. 304). Создается впечатление, что решающее значение в данном случае имело увольнение Буйко с завода. Это чисто внешнее обстоятельство, очевидно, не может объяснить перехода многих молодых рабочих в ряды "профессионалов". Совсем не показан рост Шуры Буйко, его путь от рабочего-кружковца к члену Петербургского комитета большевиков. Зато очень хорошо обрисован этот путь - путь роста на практической большевистской работе - другого подпольщика, Антона Васильева. Он прекрасный организатор, "душа" нелегальной большевистской организации Нарвского района. Когда особенно остра стала нужда в пропагандистах и ждать их было неоткуда, он берется и за эту работу, растет на ней, восполняет недостаток знаний умелым сочетанием теории с практикой. Такие верные сыны рабочего класса, как Антон Васильев, Буйко, Полетаев, вели самоотверженно повседневную революционную работу и в подполье и в легальных организациях.

В книге показано, как большевики сочетали нелегальную работу с использованием легальных возможностей в интересах рабочего класса, в интересах революции. Наши пропагандисты, лекторы, преподаватели найдут здесь конкретный и интересный исторический материал по этому вопросу. Хорошо выявлено различие в подходе к легальным организациям большевиков и ликвидаторов. Эта разница в подходе сказывалась даже в такой мелочи, как сбор членских взносов в профсоюз: "Сборщик-меньшевик удовлетворялся тем, что ему аккуратно платили взносы. Сборщик-большевик рассматривал профессиональный союз, как организацию, связывающую массу с партией, и при сборе взносов вел политическую агитацию" (стр. 322). Нередко он попутно производил сборы и в пользу семей арестованных товарищей.

Упорная кропотливая повседневная работа большевиков - то легальная, то нелегальная, но неизменно революционная - подготовляла завоевание большинства рабочего класса. Новый подъем рабочего движения, нарастание нового революционного кризиса неразрывно связаны с победой ленинско-сталинской линии в рабочем движении России.

Прекрасно показано в книге, как волна гнева, порожденная расстрелами на Лене, сломала лед молчания. Замечательна сценка на рабочей окраине в ленские дни: "На углу Огородного переулка, напротив полицейского поста, хромой рабочий кричал городовому: "Мы вам попомним это, попомним за все!" Собравшимся вокруг него людям он добавлял: "Не свернули ему головы тогда, так вот что он делает!" "Тогда" звучало угрожающе. Все понимали, что "тогда" - это незабываемый 1905 год, а "ему" - это значит царю" (стр. 390).

Запоминается "Вечная память", которую пропели рабочие ночной смены завода в полуосвещенном цехе, при колеблющемся свете свечей. Этот же напев прозвучал и в день демонстрации 18 апреля. В описании этой демонстрации есть замечательная фраза: "Шествие двигалось неспаянными группами, медленно, точно нащупывая старую дорогу пятого года" (стр. 391).

Как раз в это время, когда рабочее движение так нуждалось в руководстве, в Петербурге появляется ближайший соратник Ленина - Сталин, бежавший четвертый раз из ссылки. "С первых дней нового революционного подъема Сталин возглавил борьбу петербургских рабочих против самодержавия. Он укреплял партийные организации, руководил "Звездой" и своими пламенными статьями подымал питерский пролетариат на борьбу против палачей ленских рабочих" (стр. 392 - 393).

Прекрасно дан образ Сталина, окунувшегося в самую гущу революционной борьбы. Вот он руководит в Петербурге выборами по рабочей курии в IV государственную думу. На статьях Сталина в "Социал-демократе" о ходе выборной кампании целое поколение партийных работников училось ленинскому искусству руководить массами.

После "знаменитой стачки-протеста против "разъяснения" выборов, на ряде предприятий, за Нарвской заставой, происходит партийное собрание, где путиловцы впервые увидели Сталина, которого они знали тогда под кличкой "Василий". Обсуждались жгучие вопросы тактики большевистских групп во время выборной кампании. Один за другим выступали партийные работники. После выступления путиловского большевика "люди заговорили, перебивая друг друга, горячась и споря... Сталин приглядывался к людям, вслушивался в их речи. Наконец" взял слово и тихо, но внятно начал "излагать главное, существеннейшее в борьбе за полную победу большевиков на выборах по рабочей курии в Петербурге. Сталин говорил о том, что преуменьшать ликвидаторскую опасность не следует... В комнатке стало тихо. Напряженно, внимательно слу-

стр. 143

шали рабочие простую, ясную и убедительную речь товарища "Василия" (стр. 411). Особо Сталин подчеркнул значение наказа петербургских рабочих своему депутату. "Собрание затянулось допоздна. Уходили поодиночке, соблюдая все предосторожности конспирации. Сталин остался на квартире Савинова, чтобы выработать текст наказа. Работал долго. Для него было постлано на полу. Он отказался от кровати, сказав Савинову: "Вам нужно отдохнуть, вам завтра на работу" (стр. 412).

Разделы "Страховая кампания", "Завоевание большинства", "Георгий Шкапин" дают много ценного для понимания того, как большевики добивались завоевания большинства сознательных рабочих в условиях того времени. Перед нами проходят, как живые, путиловские большевики. Особенно запоминается Георгий Шкапин, пламенный революционер, массовик. Его работа в путиловской больничной кассе показывает, как большевики умело использовали каждую возможность, чтобы продвинуться еще на шаг вперед к победе пролетарской революции, как они пядь за пядью теснили меньшевиков, завоевывая одну позицию за другой.

Убедительно показано полное банкротство ликвидаторов. Ликвидаторы в неудаче стачки видели свой успех. Эти злопыхатели, поносившие подпольную партию, кричавшие о вреде "стачечного азарта", все больше вызывали чувство возмущения даже у рядовых рабочих. Рабочий, участвовавший в ряде стачек, не раз попадавший под казацкую нагайку, понявший, что значит бороться в рамках "законности", изумлялся, как можно выступать против подпольной организации. В утверждении, что следует покончить с подпольем, рабочий чувствовал подвох, опасность и отбрасывал ликвидаторов. "Лозунг "снятия с постов" меньшевиков был тогда популярнейшим лозунгом рабочего движения"1 . Заканчивается эта интересная глава описанием июльских событий в Петербурге.

Особенно нужно отметить в книге такие разделы, как "Торговцы смертью" и "Путилове кий инцидент". На основе большого фактического материала в них показана борьба пушечных королей, Круппа, Шнейдера, Виккерса и др. - за монополию на снабжение царской армии вооружением новейших образцов. Особое внимание уделено "поединку" германского "торговца смертью" - Круппа - с французским - Шнейдером - в связи с вопросом о новых заказах царского правительства и о финансировании новых капиталовложений для Путиловского завода. Здесь читатель найдет материал, говорящий о полуколониальной зависимости царской России от Англии и Франции и о бесплодности попыток российской буржуазии в какой-либо степени ослабить эту зависимость.

Глава VII ярко и правдиво рисует начало первой империалистической войны. Неожиданность мобилизации, проводы мобилизованных и их обещание; остаться верными традициям путиловцев-пролетариев, первые прокламации Петербургского комитета большевиков, жалкие попытки домовладельцев, лавочников и путиловской администрации инсценировать патриотический подъем, сдержанный гнев рабочих, их насмешки над оробевшими "ура-патриотами" - такими выразительными штрихами обрисовано настроение путиловцев в момент объявления войны.

Война создала новые трудности для революционной работы большевиков. В цехах был установлен военно-каторжный режим: "За уход с работы или забастовку рабочего предавали военному суду как дезертира. Заводская администрация пользовалась этим. В моду вошел окрик "К воинскому захотел?" (стр. 504). На завод пришло много вчерашних крестьян. "Деревенские люди пришли сюда в надежде поправить за счет войны свои деревенские дела и получить отсрочку" (стр. 521). Они сначала и слышать не хотели о забастовках. Появились в цехах кустари и торговцы. Но наперекор всем трудностям через год после объявления войны большевики подняли весь завод на политическую забастовку.

Лето 1915 г. было богато событиями, ускорившими новый подъем рабочего движения. В седьмой главе раздел - "Лето 1915 года", к сожалению, не дает всесторонней и правильной картины перелома в рабочем движении и начала революционного кризиса2 . Раздел на девять десятых посвящен экономическим предпосылкам нового подъема, говорит о дороговизне, очередях, об изнурительной сверхурочной работе. О поражениях на фронте сказано вскользь. Совсем ничего не сказано об оппозиционных выступлениях в Государственной думе. Не показано, как начавшееся брожение в рабочей массе усиливалось под влиянием всей суммы событий в тылу и на фронте. Не видно, что первая политическая общезаводская стачка 1915 г. происходила в условиях революционного кризиса. Хорошо в седьмой главе обрисована повседневная работа большевиков, их борьба на заводе с оборонцами и просто шкурниками. Характерно, что толчком к забастовке в начале сентября 1915 г. послужил арест 30 работников путиловской больничной кассы. Рабочие решили забастовать, выставив одним из главных требований освобождение товарищей: "В течение часа удалось снять весь завод... Путиловский завод бастовал, как в старые боевые дни" (стр. 542). Движение перекинулось и на другие предприятия. В главе дано много интересного и свежего материала об антивоенной работе большевиков Петрограда и стачечном движении в период войны. Особого внимания заслуживает описание стачки путиловцев в феврале 1916 г., переросшей в


1 И. Сталин "К десятилетию "Правды". Воспоминания. "Правда" N 98 от 5 мая 1922 года. Цитирую по рецензируемой книге, стр. 450.

2 Блестящая характеристика кризиса дана Лениным в 1915 году. См. Ленин. Соч. Т. XXX, стр. 236.

стр. 144

широкое движение против милитаризации и военно-каторжных мероприятий правительства. Это нарастание революции дано очень выразительно. Здесь же бегло обрисована борьба в буржуазных и правительственных кругах вокруг вопроса о секвестре Путиловского завода и попытка его хозяев "сделать большого Круппа".

Последняя глава открывается замечательным по силе и правдивости описанием февральских дней 1917 г., закончившихся свержением самодержавия. На этот раз авторы выходят за пределы завода за Нарвской заставой и дают широкую картину народного движения за мир, землю и свободу. Трудно более убедительно показать ведущую роль рабочего класса и большевистской партии, чем это дано здесь. Путиловцы-большевики везде, где решается судьба революции: они снимают караулы у Литейного моста, увлекают за собою солдат-волынцев, а затем и другие полки и идут с ними на Выборгскую сторону, они разоружают жандармов и вооружают рабочих, они организуют питательные пункты, штурмуют адмиралтейство.

В первый же день возобновления работы на заводе было принято предложение большевиков: "Работаем по-новому: восемь часов и ни минуты больше" (стр. 593). По инициативе путиловских большевиков за Нарвской заставой создаются бесчисленные самодеятельные организации. В районном совете рабочие депутаты-большевики ведут борьбу против меньшевистской линии на превращение совета в орган мирного самоуправления, задачи которого сводятся лишь к "удовлетворению повседневных нужд жителей местного района" (стр. 603). Путиловские большевики, вооруженные статьей Сталина о Советах в "Правде" 14 марта, добились победы.

Много интересного в книге находим о первых шагах в деле осуществления рабочего контроля. Путиловские рабочие уже в апреле 1917 г. заботятся о закупке топлива и металла, о правильной расстановке рабочей силы. Авторы правильно отмечают, что "рабочий контроль становится одним из путей, по которому рабочие на опыте вплотную подводятся к задаче подготовки социалистической революции" (стр. 629).

В книге прекрасно показано, как идет формирование большевиками политической армии революции и в дни апрельской демонстрации, и в июльские дни, и во всех последующих крупнейших политических событиях. Большой интерес представляет раздел "Володарский". Володарский показан не только как трибун, но и как воспитатель агитаторов и передовых рабочих. Он говорил: "Не щадите противника. Бейте по слабым местам и шатким аргументам" (стр. 641).

Незабываемое впечатление осталось у путиловцев от выступления Ленина на заводском митинге 12 мая 1917 г.: оно всколыхнуло рабочих, показало им, "кто действительно защитник народа". Тут же рабочие начали сбор на большевистскую "Правду". Обсуждая последующие события, Путиловцы "все больше убеждались в правоте каждого слова Ленина и твердо становились под знамена партии большевиков" (стр. 646).

После июльских дней Нарвская застава стала оплотом большевиков. Здесь нашел временное местопребывание Петербургский комитет. Свердлов дал задание районному комитету обеспечить возможность работы VI съезда за Нарвской заставой. Съезд 30 июля работал под охраною путиловцев.

Большой интерес представляет раздел "Корниловщина". Путилов - участник корниловского заговора, путиловцы - застрельщики организованного большевиками отпора Корнилову. Путиловцы в эти дни получили задание - "Дать орудия!" Очень хороша картина кипучей работы в пушечном цехе завода. За три дня выпустили столько пушек, сколько раньше не выпускали и за две недели. Когда в разгар этой работы мастер спросил рабочего: "Чего гонишь-то?", - впервые в стенах пушечной мастерской послышался гордый ответ: "Не для хозяина, для себя работаем" (стр. 684).

Рост сил социалистической, революции, пробуждение в рабочем сознания необходимости взять в свои руки фабрики, заводы, все богатство страны, всю власть в государстве - вот основное содержание последующих разделов книги. Авторы умело показывают, как в разрешении своих заводских вопросов путиловцы упирались в основной вопрос - о власти, как в борьбе за рабочий контроль сплачивались путиловцы "вокруг главной задачи, поставленной партией большевиков перед рабочим классом, - задачи подготовки пролетарской социалистической революции" (стр. 694).

В этой замечательной книге читатель найдет величественную картину подготовки октябрьского вооруженного восстания. Вот последнее перед штурмом собрание красногвардейцев: "В ответ на каждый призыв к выступлению, красногвардейцы вставали с мест. Лес винтовок высился в поднятых руках. Тысячи людей одновременно кричали: - Выступаем, - пусть только дадут сигнал. Выступаем по первому сигналу большевистской партии!" (стр. 709). Понятно, какой взрыв возмущения среди путиловских большевиков вызвало предательство Каменева и Зиновьева.

Блестящей иллюстрацией ленинского положения о том, что с победой социалистической революции будет создана власть, силы которой удесятерит поддержка рабочих и крестьян, является описание подготовки путиловцами в ночь с 28 на 29 октября, по заданию Ленина, вооруженной помощи фронту против Краснова - Корнилова. Приказ Совнаркома был сообщен петергофскому районному совету 28 октября: "На мгновение в комнате заседаний стало тихо: все задумались о том, где достать фураж, телефоны, проволоку, лошадей. О пушках не беспокоились - Путиловский завод даст их к сроку" (стр. 726). К утру приказ был выполнен: "И все это сделано в одну ночь! В этом сравнительно небольшом факте путиловцы почувствовали силу организованности рабочего класса, способного творить чудеса" (стр. 728). Читатель книги проникается уверенностью в неистощимые силы советской власти, убежден-

стр. 145

ностью, что "нет таких крепостей, каких не могли бы взять большевики".

Одновременно путиловцы выполняли другое задание Ленина - оборудование импровизированного бронепоезда. В ночь с 28 на 29 октября Ленин приехал на завод проверить, как идет выполнение задания: "Путиловцы рассказали Ленину о задержке с площадками и твердо заявили, что к утру следующего дня бронепоезд будет в бою против мятежных генералов... Ленин, улыбаясь, поглядывал на рабочих. Было видно, что он верит им, в то же время его взгляд говорил: "Слова проверяются делами. Посмотрим, товарищи-путиловцы, как вы выполните свое обещание"... В это время принесли печеную картошку и кипяток. Путиловцы предложили Ильичу разделить с ними скромную трапезу. Ленин присел и, продолжая беседу, съел несколько картофелин и выпил кружку горячей воды. Уезжая, Владимир Ильич сказал путиловцам, что надеется на них и напоминает об обещанных ими орудиях. Слово, данное Ленину, путиловцы сдержали" (стр. 729). Это была одна из многих побед на трудовом фронте, открывающая новую, величественную главу в истории человечества - историю первого в мире социалистического государства.

Шаг за шагом можно проследить творчество новой жизни на рабочей окраине вокруг завода-большевика: создание народного суда, управление заводом по-новому, охрана его от бывших хозяев, культурное строительство. Заводской комитет 3 ноября выпустил воззвание к рабочим, в котором говорилось: "Вопросы культуры и просвещения являются теперь вопросами жгучими и самыми животрепещущими... Нам надо не только догнать, но и перегнать борющиеся с нами классы" (стр. 743 - 744).

Книга заканчивается декретом СНК от 27 декабря 1917 г. о национализации завода, подписанным за председателя СНК И. В. Сталиным.

Сила книги - в ее целеустремленности. Авторы сумели правильно поставить задачу, сумели выбрать основную линию в развертывании истории Путиловского завода как цитадели большевизма, как форпоста революции, как школы революционеров. Историю завода "они дали, как органическую часть истории нашей страны, истории большевистской партии. Книга чужда узко цеховой трактовки истории завода, она идейно насыщена.

Слабая сторона книги - в недостаточном показе роли завода "как двигателя промышленности, как школы техников". Только беглыми штрихами обрисована техническая отсталость российской промышленности. С этой точки зрения любопытна сценка в мартеновской, где завалка печей сопровождалась "Дубинушкой". Сравнивая Путиловский завод с Крупповским, акционер Лясский говорит: "У Круппа печка 40 тонн. Никаких голиафов. Мелкий народ. Шаржирный кран, мульды. 25 минут вся загрузка. У вас печи в 7 тонн. Голиафы, - загрузка 2 часа!" (стр. 58). Эти размышления заканчиваются сентенцией насчет "самобытности". Но это лишь случайная зарисовка, попутный штрих. Авторы не поставили перед собой задачи показать, как весь строй царской России обрекал ее промышленность на техническую отсталость. Не освещены идеей, не обобщены и разрозненны факты о безуспешных попытках путиловских хозяев добиться независимости от "заграницы". Есть яркая картина, рисующая судьбы изобретательства на заводе (стр. 165), но и она носит случайный характер, не подводит к обобщению.

Имеются в книге, сделанной в целом тщательно и любовно, и отдельные неточности и неудачные выражения. Например на стр. 569 о листовке, выпущенной в октябре 1916 г., говорится, что она появилась в ноябре. Мало понятное современному читателю слово "учетчик" авторы не поясняют сразу.

Но таких мелких недочетов немного. В целом книга прекрасна. Для каждого изучающего историю ВКП (б), для каждого пропагандиста, лектора, преподавателя она будет ценнейшим пособием, настольной книгой. Историк-исследователь найдет в ней ряд новых, свежих и интересных фактов и документов. Это книга, которую с одинаковым интересом будут читать и профессор, и пионер, и руководящий работник, и колхозник. Художественный образ, умело зарисованную сценку из жизни завода и рабочей окраины авторы сочетают с сообщением строго проверенных фактов и цитированием документов. Таких исторических книг ждет советский читатель.

 

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ФОРПОСТ-РЕВОЛЮЦИИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Lidia BasmanovaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Basmanova

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Д. БАЕВСКИЙ, ФОРПОСТ РЕВОЛЮЦИИ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 24.08.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ФОРПОСТ-РЕВОЛЮЦИИ (date of access: 22.09.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Д. БАЕВСКИЙ:

Д. БАЕВСКИЙ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Lidia Basmanova
Vladivostok, Russia
1238 views rating
24.08.2015 (1856 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Новый социализм нужно строить, опираясь на новую теорию социализма. Новая теория социализма отказывается от диктатуры пролетариата, ибо практика развития старого социализма показала, что диктатура пролетариата не может быть не чем иным, как только диктатурой кучки коммунистических чиновников, или, как очень остроумно назвала её Роза Люксембург «диктатурой НАД пролетариатом». А появление у руля этой диктатуры таких предателей как Ельцин, неизбежно ведёт социализм к краху. Новый социализм, построенный на старой теории, ждёт такая же участь.
Малоизвестные страницы истории Великой Отечественной войны. Сейчас, когда открылись как отечественные, так и зарубежные архивы, стало возможным воссоздать картину одного из драматических эпизодов самого начального периода войны..... Западный фронт, бои в июне-июле 1941 года на втором стратегическом рубеже..... 22-ая армия под командованием генерал-полковника Ф.А. Ершакова..... Бои армии в Белоруссии на берегах реки Западная Двина на участке Дрисса - Дисна - Полоцк..... Начало широкого наступления немцев на восток было положено с маленького плацдарма в районе города Дисна
Catalog: История 
В статье рассматривается отражение образа Соловья-разбойника в романе М. А. Булгакова "Мастер и Маргарита" в связи с эпизодом свиста Бегемота и Коровьева при прощании героев с Москвой, а также связь образа Бегемота с образом Соловья-разбойника и героя древнеиндийского эпоса - Панду, а шире - связь русской литературы через "Закатный роман" Булгакова и поэму "Руслан и Людмила" А. С. Пушкина с древнеиндийскими произведениями: "Махабхаратой" и "Рамаяной".
Солнечная система является фрагментом распада нейтронного ядра нашей Галактики Млечный путь. Выброс нейтронного фрагмента Солнца из нейтронного ядра нашей Галактики произошёл приблизительно 10млр. лет назад. Всё это время нейтронный фрагмент перемещается по одному из спиральных рукавов нашей Галактики. Расширение происходит примерно по гиперболической траектории, которая вращается вокруг центра. Полный оборот вокруг центра нейтронного ядра Галактики, Солнце совершает примерно за 230млн.лет. Удаление от центра Галактики до Солнечной системы \simeq27700св. ле
Catalog: Физика 
10 days ago · From Владимир Груздов
Раскрытие тайны диалектики идеального и материального в реальном мире и в сознании человека
Catalog: Философия 
20 days ago · From Аркадий Гуртовцев
Энергия частицы является ключевым объяснением расширения Вселенной. В процессе расширения Вселенной участвуют пять частиц. Четыре массовые - нейтрон, протон, электрон и позитрон. Пятая частица условно без массовая - фотон. Позитрон и фотон не являются строительными кирпичиками материи Вселенной. Эти частицы выполняют вспомогательные функции в процессах преобразования материи и расширения Вселенной. Окружающий материальный мир организован из нейтронов, протонов и электронов. Сочетания, комбинации и перестановки этих трёх частиц, образуют окружающий нас мир
Catalog: Физика 
24 days ago · From Владимир Груздов
При любом взаимодействии масс, на любом уровне, создаются потенциалы взаимодействия в любых процессах расширения Вселенной. Этим определением рассмотрим вопросы, связанные с массой и энергией взаимодействующих объектов. Когда объекты (частицы, молекулы) потенциально взаимодействуют, они создают градиенты потенциального взаимодействия. Эти градиенты регулируют энергию и массу объектов и Вселенной в целом.
Catalog: Физика 
40 days ago · From Владимир Груздов
Жан Ланн
Catalog: История 
44 days ago · From Россия Онлайн
Кризис муниципальных финансов в России в 1917 г.
Catalog: Экономика 
44 days ago · From Россия Онлайн
Благотворительная деятельность предпринимателей Парамоновых на Дону. 1914-1915 гг.
Catalog: История 
44 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 
Наталья Свиридова·jpg·25.22 Kb·132 days ago

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ФОРПОСТ РЕВОЛЮЦИИ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones