Illustrations:
Libmonster ID: RU-18232

ФРАНЦКЕВИЧ АДАМ ИВАНОВИЧ.РЕВОЛЮЦИОНЕР, ПАТРИОТ, УЧЕНЫЙ, БОТАНИК и КОРМОВЕД

[Автор. 20.01.2023 15:21] Игорь Францкевич:Автобиография Францкевича Адама Ивановича

(24 декабря 1897 г. (6 января 1898 г.) – 7 декабря 1965 г.)Написана им собственноручно 18 июня 1954 г. Орфография и пунктуация сохранена

 

АВТОБИОГРАФИЯ

Францкевич Адам Иванович родился 1897 года 24 декабря в с. Бугаевке, Киевской губ. Таращанского уезда. Происхожу из рабочей семьи, отец работал в Бугаевском сахарном заводе в качестве кузнеца, машиниста, механика и там же умер в 1920 году, а мать, домохозяйка, умерла в 1913 году. Я учился в Борщаговском городском 4-х кл. училище, которое окончил в 1912 году. После окончания школы летом поступил учеником на сахарный завод в лабораторию во время производства, а когда завод останавливался на ремонт, работал учеником возле отца.  В начале 1916 года поступил инструментальщиком на гранатный завод в г. Самаре, работал слесарем в железнопрокатном цехе. В 1917 г. Был избран секретарем Самарского профсоюза металлистов. В конце 1917 г. Поступил добровольцем в Красную армию и в начале 1918 года в 1-й Самарский боевой коммунистический отряд, с которым 30 марта был отправлен на Оренбургский фронт для борьбы с дутовским белоказачеством, где служил рядовым, начальником эшелонов, начальником разведки, летом был переведен в Жлобинскую дивизию на должность начальником разведывательного бюро по борьбе с контрреволюцией. (далее одно слово неразборчиво).

Во второй половине лета был отправлен с фронта в Ташкентский военный госпиталь после ранения в бою с казаками под ст. Маржук.

Из госпиталя откомандирован в декабре 1918 года в Ташкентскую крепость при штабе по делопроизводству и после для поручений. Стоял на страже Советской власти во время Осиповского восстания в январе 1919 г.

После январских событий был избран от 1 Сововетского полка членом Совдепа и членом рев. Комиссии 7 сессии К-48 именная карточка.

С 1 Советским полком отправлен на Аблыкский фронт, где выполнял должность обязанности котолея и фельдшера, дальше служба в Ташкенте. Кор. Полку и в конце 1920 года поступил слушателем военного факультета Т.Г.У. по 1922 год. Реорганизован. 1922 – 1927 гг. учеба на сельскохозяйственном факультете САГУ и работа. 1925 – 1928г. Младший научный сотрудник научно-исследовательского института почвоведения и геоботаники САГУ. Работа в ряде экспедиций по исследованию  кормовых ресурсов Средне -азиатских Республик и технических лекарственного сырья. См. издание института от 1927 г. Димо Н.А.

Экспедиции в Кара-Кумы 1926-27 г., в Киргизию 1925 г., Заилийский Ала Тау, Тянь Шань, Кзыл Кумы, Чаткальские горы, Антенная полоса Южного Казахстана, пойма Аму Дарьи, Нарын Дарьи, Сыр Дарьи.

Пришлось пострадать в Кара- Кумской экспедиции остались в течении 6 дней без воды под палящими лучами солнца. Об этой катастрофе есть напечатано в книге Лоскутова, Москва, Рассказы о дорогах, обстоятельная статья  «Жажда» и в журнале «Огонек» за 1926 год «В Советской Сахаре»

Отчеты экспедиций на правах рукописей материалы использованы в ряде специальных и учебных изданий.

После окончания университета был назначен членом и секретарем Оргкомитета по постройке и организации Ср. Аз.  Зоотехникума в Капланбеке, где и остался работать преподавателем кормопроизводства и других агродисциплин. За это время работал директором техникума, зав. Учебной частью, агрономом, директором учебного хозяйства, участвовал в целом ряде комиссий по организации комбината в Капланбеке, крупного совхоза, племхоза, в организации земельного массива. Постоянная работа со студентами в организующихся колхозах тогда Келесского района. В течение 7 лет избирался ответственным секретарём ком ячейки и парткома при техникуме.

В 1940 году Обком партии предложил мне принять работу заместителем  начальника Областного Земельного Управления по животноводству, на что я не дал согласия, но за это получил выговор и согласился на работу, более связанную с производством – начальником РайЗО Келесского района.

В декабре 1941 года был призван в действующую Армию. В феврале 1942 года заболел сыпным тифом с осложнениями и операцией. Летом 1942 года райкомом партии был направлен на работу директором опытной станции животноводства в Капланбеке. Осенью 1943

[20.01.2023 15:21] Игорь Францкевич: года по рекомендации обкома партии принял работу председателя правления колхоза им. Кирова Сары-Агачского района.

С 1 января 1946 года по командировке райкома партии вернулся снова на работу в Капланбекский зооветтехникум на должность зам. директора по хозяйственной части и преподавателя и с 1947 года преподавателем, гл. агрономом, управляющим учхоза по 1953 год. С этого времени перешел на работу в коллекционном питомнике и руковожу практическими занятиями с учащимися вследствие заболевания тяжелой аллергической болезнью бронхиальная астма, которую получил от пыльцы растений во время экспедиционных работ по гео ботанике.

18 июня 1954 г.

СПРАВОЧНО;

«Учхоз КАПЛАНБЕК», а исторически - «местечко Капланбек», как до 1963 года официально писалось в почтовых реквизитах, являлся не просто поселком— географической точкой в центральной Азии, но и своеобразным центром научной, культурной и спортивной жизни в Южном Казахстане и в Сары-Агачском районе в частности. По некоторым историческим сведениям, поселок Капланбек получил свое название от правившего в XVIII веке в долине реки Келес местного бека по имени Каплан. Основой для его создания послужили удачное географическое положение в пойме реки Келес, наличие орошаемого земледелия, близость к центру древнейшей цивилизации— городу Ташкенту, а также развитые транспортные коммуникации, административная граница между Узбекистаном и Казахстаном и, пожалуй, Главное—наличие до 1929 года в Капланбеке учебного хозяйства Среднеазиатского государственного университета. Затем—постановление совнаркома советской республики об организации в Средней Азии учебного заведения сельскохозяйственного профиля—Капланбекского зооветеринарного техникума—для подготовки специалистов бурно развивающегося в то время сельского хозяйства Южно-Казахстанского края. В 1929 году он получает наименование «Среднеазиатский зооветеринарный техникум». Одним из основателей техникума и местечка Капланбек является Францкевич Адам Иванович, участник русско-японской войны, экспедиций по исследованию Юго-Восточных Каракумов, ученый, просветитель, ботаник и кормовед. В 1936 году был сделан первый набор студентов из числа коренного населения республики и лиц, направленных для получения образования по путевкам.

Основное здание техникума, общежитие для студентов (С-образный корпус), клуб, столовая, ветеринарная клиника были построены с период с 1933 по 1936 год. Для обеспечения строительства даже был организован собственный кирпичный завод, который располагался примерно на участке Бурлуцкого Юрия Ивановича и его соседей. Дед автора—Ветров Тихон Тимофеевич—по специальности был столяром-краснодеревщиком, он строил это здание, и до сих пор сохранились в некоторых местах окна округлой формы его исполнения. В Капланбеке были размещены и дислоцированы Среднеазиатская машинотракторная испытательная станция, отделение зональной станции виноградарства и садоводства, а также зональное отделение хлопководства одного из ведущих НИИ академии наук Каз. ССР.

В период Великой Отечественной войны, с 1942 года, в помещениях техникума располагался тыловой военный госпиталь. В 1941 году прибыл и в послевоенное время в самом поселке дислоцировался Центр радиоэлектронной и радиотехнической разведки союзного значения. Сам центр находился на берегу арыка «Рамадан» в С-образном корпусе, рядом был бассейн для водяного охлаждения работающей аппаратуры, а передающий центр располагался в 28 км от Капланбека, на 52 разъезде САЗ ЖД, на 120 га., огороженный богары. Рядом с поселком, в степи, также были разбросаны военные «точки» главного разведывательного управления.

В 1943 году в Капланбек был эвакуирован из Ставрополя Зооветеринарный институт. В том же году из Алма-Аты переведена Республиканская Советская партийная школа. В поселок прибывали эвакуированные жители из Украины, Белоруссии, Ленинграда и других городов. С середины 60-х годов функционировали Советская партийная школа республиканского подчинения, филиал Ташкентского ипподрома, вернее, его тренировочная база. На стадионе техникума в летний период проводились спортивные бега и устраивался конкур, собирающий множество зрителей. При техникуме была прекрасная спортивная база, стадион; в 1964 году выстроен спортивный зал, работало до 20 спортивных секций и групп.

Команды КЗВТ занимали призовые места по всем видам легкой и тяжелой атлетики, у студентов был очень популярен бокс и вид казахской национальной борьбы «казакша корес». Все студенты обучались на курсе военной подготовки, которой руководил полковник Фоменко Егор Михайлович. Футбольные матчи районного и выездного областного масштаба проводились только в Капланбеке. Кроме того, все зональные соревнования средних учебных заведений сельскохозяйственного профиля проводились в трех местах: в Кзыл-Орде, Алма-Ате и Капланбеке. Каждый выпускник техникума имел I или II разряд по основным видам спорта. Это была спортивная школа, которой заведовал Владимир Федорович Федюнин.

В районе петли «Рамадана» (у нынешней Гагаринской трассы) располагался грунтовой аэродром, куда два раза в неделю прилетали из Чимкента самолеты АН-2 или ПО-2 с почтой, медикаментами или другими грузами для государственных учреждений. Первая минеральная вода «Сарыагачская» разливалась именно в Капланбеке, в цехе минеральной воды, которым заведовал кореец Миша Ли, и подавалась она из скважины, около кладбища за мастерскими. Температура этой минеральной воды была +70 градусов по Цельсию. Крупнейшее в Казахстане учебно-производственное и показательное хозяйство «Учхоз Капланбек» располагалось на громадной территории с общей площадью до 1280 кв. километров: от реки Келес до станции Ченгельды с юга на север, и примерно от станции Кызыл-ту до поселка Садвинтрест с запада на восток. Кроме того, хозяйству была выделена квота на альпийские пастбища в урочище Алимтау Каратауского хребта. Это было крупное аграрное хозяйство широкого профиля. На базе хозяйства создавалась модель социалистического сельскохозяйственного предприятия периода Хрущевских сельскохозяйственных новаций. Там испытывалась вся новейшая техника сельскохозяйственного назначения, апробировался семенной фонд, минеральные удобрения и ядохимикаты. Это была отличнейшая база для подготовки студентов техникума, слушателей совпартшколы и получения ими практических навыков. Кстати, срок обучения на пяти отделениях техникума составлял тогда 4 года и три месяца, как сейчас в современных вузах страны. На богарном земледелии выращивался отличный ячмень, пшеница, овес и другие культуры, на поливном земледелии выращивали арбузы, лук, помидоры, корма и прочее. Был громаднейший фруктовый сад (от старой больницы до перекрестка дорог с п. Чичерино), который вымерз в дикие зимние холода 1956 года. Шикарные виноградники—от дома Евгения Францкевича до старого маслозавода. Своя винокурня с подвалами в четыре уровня, где бродило и выстаивалось вино по специальному заказу для столов членов политбюро ЦК КПСС. Только одного спиртасырца (турхума) для технических нужд хозяйства и сдачи государству за сезон перегонялось до 25 тыс. декалитров. Был свой маслобойный цех по производству сливочного масла и других молочных продуктов. Машинотракторный парк был самым энергоемким в области, поскольку в учхоз поступало все новейшее оборудование и технические средства. Мастерские самостоятельно выполняли ремонт техники на уровне среднего ремонтного предприятия. Учхоз был крупным животноводческим хозяйством. В 1965 году в нем содержалось более 18 тысяч овец, из них до 30% каракульских пород.

С одной овцы настригалось в среднем тонкорунной шерсти до 4,5–5 кг. Основные пастбищные угодья—урочища «Беш-кудук» и «Елюбай», а в летний период «Алимтау» давали рекордные привесы молодняка. По крупнорогатому скоту учхоз был в передовиках по Сары-Агачскому и Келесскому району. Оборот стада достигал до 2500 голов коров. Работала птицетоварная ферма на 80 тысяч голов птицы, на конюшне содержалось до 800 голов лошадей, из них 400 голов были основной тягловой силой в хозяйстве. На свинотоварной ферме выращивалось более 5 тысяч голов свиней. На ферме «Беш-кудук» содержалось 395 голов верблюдов породы дромедар, там же практиковалось получение шубата. Вот это была мощь! И на всей этой базе отрабатывались передовые технологии ветеринарной и зоотехнической науки и практики, внедрялись на фермах передовые методы и средства механизации всего животноводства. Областная станция юных натуралистов готовила молодое поколение к самостоятельной жизни, уже с малолетства сориентированное на профессиональный подход в решении своих задач. Был крупнейший дендропарк с 1480 видами растений и кустарников.

Инициатором создания этого уникального «райского уголка» на краю полупустыни был крупнейший ученый, ботаник и просветитель Францкевич Адам Иванович. Капланбек был центром административной и культурной жизни района. Все партийно-хозяйственные активы, партийные конференции и съезды местного масштаба проводились в клубе техникума, рассчитанном на 800–1000 посадочных мест. В период массовых партийных мероприятий весь поселок на 3–4 дня превращался в один помпезный, празднично-нарядный и щедрый балаган. Везде стояли прилавки с различными товарами, одеждой, обувью, едой, закусками.

Целые ряды шашлычников, громадных котлов с пловом, чайханщиков, продавцов самсы и горячих лепешек, торговцев мантами, лагманом и прочей прекрасной азиатской кухни. И вся представленная прелесть стоила просто копейки! Конечно, там, где молодежь— всегда весело. Танцы—прообраз нынешних дискотек—проводились только в клубе Капланбека, поскольку в других населенных пунктах подходящих помещений просто не было. В этом же клубе был оборудован первый в области широкоформатный кинотеатр, а затем и летний зал, созданный директором КЗВТ М. П. Почановым, капитан-инженером ВМФ Владимиром Бегичевым и энергетиком П. Т. Ветровым.

В техникуме был единственный в районе духовой оркестр, который воспитал целую плеяду молодых талантливых людей.

Мир духовой музыки для многих из нас, в том числе для меня, стал своеобразным трамплином к дальнейшему самосовершенствованию. Затем создали первый эстрадный оркестр, снискавший популярность в области и за ее пределами. В этом большая заслуга Игоря Сергеевича Иващенко, в прошлом военного капельмейстера, и музыканта-самоучки Александра Зеренцева.

Почти все учреждения в Капланбеке имели статус государственных (союзных) образований. В поселке Капланбек в 1960 году проживало (в том числе студенты) около трех тысяч жителей. Это было поселение, вернее колония, русских, поволжских немцев, татар и казахов. До 1954 года в соседнем селе Чичерино проживало много высланных чеченцев и карачаевцев с северного Кавказа—одним словом, у нас был полный интернационал. Капланбекский Зооветеринарный техникум—одно из первых учебных заведений ветеринарного и зоотехнического профиля. Он также являлся одним из ведущих учебных заведений для животноводческой отрасли Средней Азии Весь его профессорско-преподавательский состав состоял из пострадавших в смутное время от репрессий, преследований и гонений преподавателей многих вузов страны. Местом ссылки для лиц, неугодных власти, была Средняя Азия. Кроме того, много преподавателей было из числа эвакуированных во время войны, из высших ветеринарных заведений страны. В период, с 1964 по 1967 год нас обучали известные на всю страну ученые.

С большой благодарностью я вспоминаю преподавателя нормальной анатомии и физиологии Римму Ивановну Нежельскую которая дала мне много полезных знаний. Благодарен преподавателям акушерства и гинекологии Галине Сергеевне Шуклиной, заведующему отделением искусственного осеменения животных Василию Павловичу Антоненко, преподавателю коневодства и терапии Саякпаю Сатенову, паразитологии и арахноэнтомологии — Федору Ивановичу Нежельскому, микробиологии и эпизоотологии—Александру Ивановичу Щупко, и особенно—директору техникума Мырзахану Почанову, открывших мне дорогу в большую жизнь! Все мы благодарны Алексею Карповичу Когдась, бессменному директору учхоза, и Николаю Карповичу Когдась, всю свою жизнь проработавшего в учебном хозяйстве Капланбек. Вечная им память! Ветеринарная школа, заложенная в техникуме, дала в дальнейшем для страны и Казахстана в частности невообразимо богатые всходы. Техникум и учебное хозяйство, неразрывно связанные друг с другом, составляли единое целое. Несмотря на некоторую иерархию в положении людей, это была крепкая советская семья, которую объединила местность под названием Капланбек!

Автор Председатель Совета ветеранов Ветеринарно-санитарной службы Вооруженных Сил, заслуженный ветеринарный врач Российской Федерации, генерал-майор ветеринарной службы запаса Виталий Ветров. 

Опубликовано в Журнале 1 (17) 2010 ВЕТЕРИНАРИЯ РК  15 Валентина Константиновна Щербакова, В. Ветров и Л. Ященко Азы музыкальной культуры мы получали на духовой самодеятельности. Капламбек.1964 год. Сбор хлопка. Перегон отар (сопровождается цистернами с водой) 14 ВЕТЕРИНАРИЯ 1 (17) 2010

Продолжение следует

[22.01.2023 23:02] Игорь Францкевич:

МИХАИЛ ЛОСКУТОВ. ЖАЖДА

Бывают рассказы, похожие на длинные реки: не видно, где они начинаются - они одним концом упираются в землю, в долины, пустыни, а вытекают с гор, под небесами, там грохочут обвалы, идут облака, хаос, вообще несведущий человек не разберет, что к чему.

Вопрос о воде в Средней Азии. Стар и сложен этот вопрос. И начало нашей истории было задолго до того, как пятнадцать человек вышли на верблюдах из города Керки в пустыню, и даже до того, как они выехали на поезде из Ташкента, и до того, как они сидели над калькой чертежей и проектов.

История транскаракумского канала в среднеазиатских научных учреждениях - старая мечта энтузиастов, груды исписанной бумаги, протоколы заседаний и докладные записки и еще какие-то похождения какой-то изыскательской партии. В коридорах учреждений говорят, указывая на широкоплечего мужчину: "Это человек, который был на транскаракумском канале. Знаете - Келифский Узбой, в юго-восточных Каракумах. Проникали туда отдельные исследователи, всякое говорят. Знаете, вопрос об Узбое - туман..."

В XV веке туркмены Мургабского оазиса пели песни о том, что в пустыне лежит река, которая скрылась от людей. Города Мерв, Колотань, Байрам-Али мучатся из-за недостатка воды. Река Мургаб, которая течет здесь, "никуда не впадает": она распадается на тысячи оросительных каналов и канавок, уходит в пески. Карта оросительной системы оазиса похожа на паутину или на артериальную систему из учебника анатомии. Человек, живущий среди этой водной сети, в оазисах Мерва, Байрам-Али, Иолотани, не чувствует окружающей пустыни. Лишь работники водного хозяйства постоянно, как врачи, видят перед собой сетку артерий, от которых зависит жизнь страны. Потому что за оазисом притаилась пустыня - юго-восточные Каракумы.

Здесь, на пространстве юго-восточных Каракумов, и разворачивались похождения экспедиции транскаракумского канала.

Что такое этот канал? В юго-восточных Каракумах лежит высохшее русло Узбоя, в отличие от первого, западного Узбоя, называемого Келифским. Узбой номер два также имеет свою историю и свои споры в научной литературе. Одни ученые называют его бывшим руслом Амударьи. Другие говорят, что это русло иных рек. В 1907 и 1921 годах в русле видели даже воду. Эта вода пришла, очевидно, из афганских рек. В 1925 году один ученый писал, что никакого Узбоя, то есть старого русла, вообще нет, а "каждому исследователю предоставляется возможность восстанавливать русло, как ему покажется удобным".

Почему же так много разговоров о русле, да к тому же еще высохшем? Это древние вопросы туркестанских пустынь и оазисов - вопросы воды.

Это - жажда. Она мучает огромную страну, лежащую под солнцем, среди песков.

В 1925 году было предложено несколько проектов оживления Келифского Узбоя. Идея орошения Закаспийской низменности при помощи огромного канала, для которого были бы использованы естественные впадины и русла, возникла уже давно. От экспедиции, исследовавшей Келифский Узбой в начале столетия, до последних работ можно назвать десятки фамилий различных исследователей.

В 1926 году ирригационные учреждения стали перед двумя течениями в исследовательской литературе. Оба они предполагали разными путями создание транскаракумского канала.

Экспедиция первого варианта в 1925 году отправилась в юго-восточные Каракумы для поисков Узбоя. Экспедиция вышла двумя отрядами, но ни один из них ничего не нашел, кроме остатков вод Балха, лежащих в небольших разрозненных выемках...

Экспедиция по одному из проектов отправилась в апреле 1926 года, выйдя в пески от Амударьи, выше города Керки. Состояла экспедиция из пятнадцати человек, и ехала она на четырех верблюдах и нескольких ишаках. В экспедицию входили профессор, гидрогеолог, кормовед-ботаник, энтомолог, два инженера, два туркмена-проводника и несколько рабочих.

Фамилия гидрогеолога Александров, ботаника – Францкевич Адам Иванович. Францкевич - коммунист, поляк, светловолосый, широкоплечий мужчина выше среднего роста. Энтомолог Жезлов был в 1926

[22.01.2023 23:02] Игорь Францкевич: году полным молодым человеком лет двадцати пяти. Вот все известные мне биографические детали относительно участников экспедиции.

Багаж подобной экспедиции представляет собой сборище чемоданов, ящиков, брезента, лопат. В багаже преобладают предметы почвоведов: "монолитные ящики" -- 1 метр 20 сантиметров, "тещи" - лопатки особой кривизны, связки пергамента для стерильных проб почвы, мешочки. Толпой мелочей следуют суконки, карты, компасы, клубки шпагата. Все это висит на верблюдах и ишаках; стоит пыль, верблюды топают копытами, ишаки трубят свои ослиные песни, путешественники тыкают в ишаков палочками - погонялочками, это напоминает детскую игру и смешно.

Старики шутят по адресу молодого Жезлова: всем известно, что он везет с собой в ящике кусочек цианистого калия, он прячет его на всякий случай, а "всякие случаи" вычитаны им в юношеских книжках. Это какие-то там невероятные самумы, не бывающие в жизни, песчаные заносы и страдания путешественников.

Перед самым выходом экспедиции инженер сказал Жезлову:

Скоро будем попивать чаек на берегу Узбоя. Тогда пожалеете, что берете с собой всякую ерунду. Лучше возьмите лишний кусок сахару, молодой человек. Люблю в пустыне распивать кок-чай...

 В задачи экспедиции входило изучить трассу будущего канала. Она ставила теодолит, делала почвенные разрезы, брала пробы почв и грунтовых вод, встречавшихся в колодцах.

Воду закупоривали в бутылки, к ним привязывали номерки и прятали.

Первые затруднения пришли со стороны проводников. Старые туркмены никак не могли понять цель путешествия: "Канал? Какой канал? Река? Вы хотите реку? Вы плохо говорите по-туркменски, и получается очень смешно; будто вы хотите устроить здесь реку. Какая же здесь река, когда аллах устроил здесь пустыню, вечные пески". Благодаря этому экспедиция делала лишние крюки по пустыне, и путь ее, нарисованный в моем блокноте, похож на кривой знак "М".

Покинув один колодец, экспедиция шла уже пятые сутки до того места, где на карте был обозначен следующий колодец. К этому времени у каждого участника экспедиции осталось только по четверти фляжки воды, и люди выбивались из сил. Но самое худшее, что отказывались идти верблюды. Их стегали веревкой, били ногами, но обессилевшие животные лежали без движения. А нужно было спешить к колодцу.

 Наконец придумано было средство для того, чтобы поднять верблюдов с земли - под ними разводили костер. Верблюды с ревом поднимались на ноги.

На следующие сутки экспедиция вышла к тому месту, где должен был быть колодец. Но колодца не было. Он оказался засыпанным песком. В этих местах колодцы отличаются большой глубиной; откапывать колодец на глубину 120-130 метров у людей уже не было сил. Случай с колодцем произвел на экспедицию гнетущее впечатление. Нужно учитывать, какое действие оказывает на психику и силы человека жажда в пустыне. С этого дня похождения экспедиции сразу вступают в такую полосу, что мне приходится сокращать ряд деталей, совершенно достоверных, но которые могут показаться наиболее неправдоподобными...

 Моча содержит в себе отработанные части воды и очень низкий процент веществ, годных для питания организма. В исключительных случаях жажды она может давать лишь краткий психологический эффект, при котором организм работает, как сердце, пульсирующее под воздействием электрических токов. Ее пили. Но в ящиках, закупоренные в бутылки, еще хранились пробы грунтовых вод. Это была научная ценность, это была просто нужная вещь, за которой пришлось бы опять снаряжать экспедицию в пустыню.

На следующие сутки пал первый верблюд. Организм верблюда отличается способностью запасать воду впрок. У него особый желудок. И даже когда верблюд гибнет, в нем может оставаться какое-то количество воды. Один из почвоведов взял нож и с уверенностью, с какой он делал почвенные разрезы, вскрыл верблюда, в нужном месте разыскал воду и поделил ее между всеми. Но ее оказалось слишком мало, чтобы утолить жажду.

 На следующий день все материалы, приборы и дневники экспедиции решено

[22.01.2023 23:02] Игорь Францкевич: было оставить. Их засыпали песком и над холмом поставили флаг. В таких случаях обычно говорят без особого пафоса. Инженер просто сказал:

Люди погибнут, материалы останутся. Наш транскаракумский канал...

Он посмотрел на товарищей. Люди лежали у песчаного холма неподвижно, разбросав руки. Они были полуголыми. Вся одежда и брезенты были изорваны на узкие полоски и разбросаны по дороге для отметки пути. Лежали верблюды. Ишаки высунули языки и закрыли глаза.

По карте до Иолотани оставалось 70 километров совершенно голых, сыпучих песков. Но здесь между туркменами и русскими произошел раскол по вопросу о дороге. Проводники не верили в кратчайшее направление по карте, а предлагали идти по прямой, в несколько ином направлении. Тогда инженер, рассматривая карту, предложил иной проект. В нескольких километрах в сторону должны быть каки - стоки талых вод. Сейчас еще начало лета, в каках можно добыть воду.

Экспедиция разбилась на три отряда. Инженер и два проводника с верблюдами отправились искать воду. Францкевич, Александров, Жезлов и еще четыре человека пошли дальше, в сторону Иолотани. Остальные же остались на месте.

 Отряд Францкевича, медленно передвигая ноги, проваливаясь в песке, пошел на запад, время от времени оглядываясь с надеждой назад. Если к флагу вернется инженер с водой, там, как было установлено, должны раздаться выстрелы.

Люди, оставшиеся лежать у флага, скрылись за холмами. Вскоре исчез и флаг. И ровно через час оттуда донесся выстрел. Александров прибежал назад, к флагу. Когда ему сказали, что инженера нет и воды нет, а выстрел вышел случайно, Александров упал без сознания.

Остальные шесть человек иолотанской группы ушли вновь, но Александров остался лежать на песке. Когда он пришел в себя, то увидел лежащих людей и флаг на палке, торчащей из пригорка, и вспомнил, что под флагом, в ящике, лежат пробы грунтовых вод. Люди подползли к холму, разрыли песок и открыли ящик. Каждому досталось по полбутылки воды - вода была горьковатая, но прохладная. К горлышкам бутылок были привязаны таблички с номерами. Воды хватило людям на сутки, и следующие двое суток они опять не пили. На третьи сутки они коллективно отгребли верхние слои песка, докопались до нижних, более прохладных, и легли в яму. Они лежали в ней, никто не говорил, но все видели, что яма очень похожа на братскую могилу.

Шесть человек во главе с коммунистом-ботаником, широкоплечим человеком Адамом Ивановичем Францкевичем, шли к Иолотани. Адам Иванович шутил и говорил об иолотанских кабанах, которые скоро им встретятся. В первый день эта группа прошла пятнадцать километров, на второй день десять километров. Шли главным образом ночью, а днем лежали, прикрываясь тряпками.

На третью ночь они ползли. Тряпки казались тяжестью. Люди оставили при себе наганы, трусики, один клубок шпагата и пустые фляжки. Утром они перестали ползти. Начиналось солнце. Оно вставало сзади, со стороны Келифского Узбоя, красное и большое. Один рабочий сказал:

Я покупаю канал. Десять каналов. Вы хотите воды, но я не могу разбрасываться водой...

Адам Иванович посмотрел ему в глаза. Они были пустые, холодные, ничего не видели. Рабочий бредил.

 Так они пролежали день. Второй инженер, тот самый, что любил пить кок-чай в пустыне, лежал на пригорке в странном состоянии.

 Миражи объясняются различными причинами. Слово "мираж" существует на многих языках; есть слова, соответствующие этому, и в туркменском и узбекском языках, но в среднеазиатских условиях они не всегда обозначают одно и то же явление. Солончаки - шоры и такыры в Каракумах и Кызылкумах часто кажутся вполне нормальному человеку озерами; солнечные лучи отсвечивают голубоватым блеском, колеблются. В степях Казахстана иногда накаленный воздух преломляется возле предметов - деревьев или аулов: кажется, будто озеро, деревья растут из воды.

Но бывает иной мираж - психологического порядка, мираж жажды. Человеку с ним почти невозможно бороться. Он видит реку на горизонте. По реке плывут баркасы. Река

[22.01.2023 23:02] Игорь Францкевич: холодна и спокойна. Это Амударья. Это транскаракумский канал. Это пришла последняя степень жажды. Язык распух, превратился в корку, мешающую говорить, пить воду. Кружка же с холодной водой стоит у самого рта.

Инженер открыл глаза и увидел товарищей. Никакой кружки не было. Два человека, лежа, приподнимали третьего, и он пытался водрузить на кустик какую-то тряпку, чтобы устроить тень, но падал, и все трое минуту отдыхали и опять начинали подниматься. А что же это за ними? За песчаными холмами течет голубая река и плывут опять баркасы. Они похожи на желтые пятна в глазах, когда зрение устало и, куда ни кинешь взгляд, везде пятна, везде баркасы.

Много видов имеет вода.

Росли иолотанские камыши. Вода среди камышей тихая, и по ней скользят паучки, как на коньках. Как близко и как далеко лежит отряд от Иолотани? Очевидно, он ее больше не увидит... Кто-то поставил ведра с водой на пол. Звук ведер с водой, поставленных на пол: звякнули железные ручки, вода равномерно заколыхалась.

Из графина докладчик наливает воду в стакан, и вода булькает в горлышке. Бутылки с лимонадом; лимонад сладко-кислый, но холодный, со льда. Нарзан отличается своими пузырьками, целым роем поднимающимися со дна бутылки.

В лодку набирается вода; ее сгребают черпаком, это темная, грязная, прекрасная вода. И вдруг пошел дождь, везде дождь, капли стучат в окна, вода стекает по черному зонтику, косой дождь, все люди мокрые, у них смешные капельки висят на носу. Вода течет по желобам, по тротуарам, вместе с красной краской, босые ребятишки, засучив штаны, шлепают по воде...

Инженер повернулся и увидел перед собой на песке лицо энтомолога Жезлова, которому он советовал вместо цианистого калия взять кусок сахару, и заплакал. Инженер снял с голых плеч ремень с наганом. Он еще раз посмотрел на бледное лицо энтомолога и его синие губы, чтобы проверить, действительно ли все это может быть. Оказалось, что все было на самом деле. Он удивился - как быстро: каких-нибудь несколько дней назад он бежал по улице Ташкента и прыгал на ходу в трамвай, чтобы успеть в управление Водхоза, на заседание, а Францкевич выступал на заседании с язвительными замечаниями. Сейчас же они оба лежат на песке в таком безобразном и ненужном положении, как какие-то вещи. Докладчик Францкевич! Кстати инженер вспомнил, что нужно еще подработать докладную записку. Но появилась жена, она шла по барханам, держа в руке кружку с водой, и опять показался энтомолог Жезлов.

Инженер отстегнул наган от ремня. Когда он пытался застрелиться, неожиданно к нему подскочил Францкевич. Он отнял наган и швырнул в сторону. Инженер вспомнил опять, что он инженер и член исследовательской комиссии, которого стали считать почти вещью, и обиделся.

Это хамство - сказал он.-- Это вас не касается, товарищ...

Но губы так шевелились, что слова были едва слышны.

Подождите, батенька, я вас еще вот поколочу, если будете делать глупости - ответил Францкевич.

Инженер взглянул на Францкевича. Тот сидел на песке, с бледным и смертельно похудевшим лицом, поминутно протирая глаза. К нему также пришли реки, лодки, шел дождь.

Потом опять началось заседание, и все участники пили остывший чай, стуча ложками о стаканы и бросая окурки в блюдца.

 Потом энтомолог Жезлов вынул из сумки кусочек цианистого калия. Для того чтобы отравиться, он до последнего дня сохранял во фляжке две капли воды. Но фляжки около него не оказалось. Он оглянулся на рабочего. Тот лежал с его фляжкой в руках и говорил:

-- Товарищ Францкевич, я покупаю канал.

В фляжке не было воды: рабочий в бреду ее выпил.

Тогда энтомолог попытался проглотить яд без воды, но распухшие губы и чудовищный высохший язык никак не могли справиться с колючим кристаллом - они ворочали его, пока опять не подскочил Францкевич и не отнял яд.

К вечеру, когда остыли пески, шесть человек поползли дальше и неожиданно невдалеке увидели... колодец!

Колодец был очень неглубоким, но в нем валялись трупы животных. Это не смутило людей. Они привязали

[22.01.2023 23:02] Игорь Францкевич: фляжку к шпагату и опустили в колодец.

Шпагат был короток. Его не хватило до воды. Тогда были разорваны остатки рубашек и трусики и из лоскутов сделана лента, которую надвязали к шпагату.

Фляжка опустилась к воде. Но поверхность ее была покрыта густой коркой, и фляжка не могла ее пробить. Шесть человек, лежа у края колодца, опускали веревку и били фляжкой о корку, кусая руки от досады. Корка не поддавалась.

Один из них кинул вниз какой-то предмет, и в дыре заблестела вода. Через минуту была выпита первая фляжка воды. Эта была густая и вонючая жижа, которую случается пить разве только один раз в жизни.

- Ничего, ребята, смотри веселее! -- сказал Адам Иванович - Сейчас мы дадим знать о себе. Наши, конечно, нашли воду и скоро придут к нам. То-то будет пир горой!

Он еще держался на ногах. Он взобрался на пригорок и стал стрелять из нагана в воздух. Но никто не откликался в барханах. Выстрелы в пустыне сухи, как треск ломаемых веток...

Первый же инженер с проводниками через два дня после того, как экспедиция разделилась у флага, нашел воду. Он послал проводников с водой и верблюдами обратно к экспедиции, но те отказались идти обратно.

Тогда инженер вынул револьвер и пригрозил расстрелять каждого, кто останется у колодца. Когда проводники ушли, он отправился напрямик через барханы к городу, но заблудился и на пятый день вернулся к флагу. Здесь уже была вода и сидели веселые люди, распевая песни.

Одного рабочего с ишаком, груженным водой, отправили вдогонку группе Францкевича. Но в песках прошел за эти дни большой ветер, он замел следы шести человек. Долго бился человек с ишаком и хотел уже возвращаться назад, когда услышал частые револьверные выстрелы за барханами. Это были выстрелы Францкевича.

Нет нужды описывать, как радовались люди, увидев ишака с водой, и как они ругались с человеком и лезли на него с кулаками, а тот неумолимо отцеживал им по маленькой порции воды.

Когда же они напились, а рабочий ушел собирать саксаул для костра, то люди, не евшие несколько суток, почувствовали, как они голодны. Поведение человека в таких случаях - очень темная кривая, которая годна разве только для исследователя. Несколько человек, приподымаясь на слабых ногах, окружили ишака: они подымались по очереди, кололи ишака ножами, но ничего не могли сделать и падали; удивленный ишак кричал и отскакивал, люди опять подымались и кололи его, ишак опять кричал. Рабочий услышал это, пришел и отогнал их прочь. Ишак был благодарен, и все вообще успокоились.

 Стоит ли рассказывать, как странный караван -- экспедиция людей в трусах и кальсонах, верхом на верблюдах въехала в город?

Адам Иванович, если ему случится прочитать эти строки, будет, наверно, недоволен. Он пожмет плечами и скажет: "Что ж тут? Нужно всегда, в любых условиях, сохранять присутствие духа. Это ясно каждому ученому и коммунисту".

[22.01.2023 23:11] Игорь Францкевич: Расшифровка рукописи Францкевича Адама Ивановича

 

Некоторые исторические справки о Капланбеке

Урочище «Капланбек» расположено по правому берегу р. Келес от поселка Горный до райцентра Сары-Агач протяженностью свыше 10 км и носит название от ранее существовавшего Капланбек-базара, развалины которого сохранились до наших дней на землях колхоза «Ленин жол».

Земли, на которых организован техникум, до революции 1917 года входили в состав Г.З.И. (Государственного Земельного Имущества Министерства Земледелия) и арендовались ташкентским купцом Ивановым до 1913 года для возделывания различных овощей, перерабатываемых здесь же на овощные консервы в доме, где в н/время находится почта.

С 1915 года организована Средне-Азиатская зоотехническая станция, построены здания молочной фермы и конюшни.

Молочная ферма была укомплектована 4 породами облагороженных кровей крупного рогатого скота и конюшня 2 породами лошадей.

Рядом с этим хозяйством в 0,5 километре уже существовала с 1905 г. САМИС (Средне-Азиатская машино-испытательная станция), где в н/вр.  расположена Южно-Казахстанская станция животноводства (позднее – восьмилетняя школа им. Ленина, еще позднее переименована в имени Гагарина)

Первые сельскохозяйственные машины и орудия, поступающие в Среднюю Азию, испытывали на этой станции, первые тракторы «неразборчиво» фордов., первый комбайн испытывались на землях в Капланбеке.

На САМИС работали знаменитые машиноведы профессора Дебу, Горячкин, Якуб и др. В Капланбеке жил и работал Навроцкий, сорт хлопчатника которого известен хлопкоробам.

1 января 1919 года Наркомзем Туркреспублики передал земельный участок с постройками, животными и имуществом под организацию учебного хозяйства Сельскохозяйственному факультету Туркестанского Государственного Университета, в подчинении которого учебное хозяйство состояло до конца 1929 года.

 В этом году учебное хозяйство было разделено на 2 части, одна из которых была переведена под Ташкент, вторая явилась первоначальной базой для организации ныне существующего при техникуме крупного учебного хозяйства.

Совет Труда и Обороны (СТО) на заседании от 28.V.1931 года (не уверен, что правильно разобрал в рукописи год. Наверное 1928, но в рукописи, написанной карандашом, ручкой четко видна последняя цифра «1», написанная чернилами ) (протокол №301) открыть Средне-Азиатский неразборчиво в Ташкенте с целью подготовки кадров средней квалификации для обслуживания Средне-Азиатских республик в области животноводства и на этом основании Средне-Азиатский Земельный Совет санкционировал организацию Средне-Азиатского Зооветтехникума на уже существующей базе учхоза сельхозфака ТГУ в Капланбеке.

При Средне-Азиатском ЭКОСО был создан оргкомитет под председательством декана сельфака профессора Димо, членов: полпреда Киргизской Республики Виноградова и автора этой статьи (Францкевича Адама Ивановича).

Летом 1928 года был получен первый аванс в сумме 75000 руб, после чего оргкомитет приступил к заготовке местных строительных материалов, подвозке на место стройки бутового камня, песка, гравия. Было сформировано 0,5 миллиона кирпича сырца и проделаны другие подготовительные работы.

Первым был построен склад и рабочий барак (кишлак Крившича), простоявший до осени 1955 г. (не уверен, что правильно разобрал в рукописи год) и построен тупик на ж/д разъезд Кзыл-Ту для разгрузки привозных стройматериалов.

Здания были спроектированы лучшими архитекторами г. Ташкента, а именно: учебный корпус архитектором Маркевичем, клуб-столовая и административный корпус (ныне школа) архитектором Горшениным, студенческое Собрание, общежитие и коммунальный дом архитектором Валентником (не уверен, что правильно разобрал в рукописи эту фамилию).

В конце 1928 года оргкомитетом был заключен договор со строительной организацией «Узгосстроем» на производство строительных работ.

18 мая 1929 года состоялась торжественная закладка здания учебного корпуса стоимостью 490 тыс. руб. с цокольным этажом с длиной по фасаду 101 метр с общей площадью пола 3500 кв. м.,

[22.01.2023 23:11] Игорь Францкевич: рассчитанное на 600 человек учащихся.

Обусловленные договором сроки окончания строительных объектов были выполнены. Учебный корпус в ноябре 1929 г. уже был закончен вчерне, произведен набор учащихся в количестве 105 человек. Первый год учащиеся были размещены в учебном корпусе.

Так 25 лет (33 года) тому назад начались первые занятия в техникуме, который за четверть века (за этот период) дал около 2000 (5000) специалистов для 

Далее рукопись утеряна. Продолжение следует.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ФРАНЦКЕВИЧ-АДАМ-ИВАНОВИЧ-РЕВОЛЮЦИОНЕР-ПАТРИОТ-УЧЕНЫЙ-БОТАНИК-и-КОРМОВЕД

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Виталий Петрович ВетровContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Genvssl

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Игорь Францкевич. Виалетта Сафронова. Виталий Ветров., ФРАНЦКЕВИЧ АДАМ ИВАНОВИЧ. РЕВОЛЮЦИОНЕР, ПАТРИОТ, УЧЕНЫЙ, БОТАНИК и КОРМОВЕД. // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 21.01.2023. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ФРАНЦКЕВИЧ-АДАМ-ИВАНОВИЧ-РЕВОЛЮЦИОНЕР-ПАТРИОТ-УЧЕНЫЙ-БОТАНИК-и-КОРМОВЕД (date of access: 05.02.2023).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Игорь Францкевич. Виалетта Сафронова. Виталий Ветров.:

Игорь Францкевич. Виалетта Сафронова. Виталий Ветров. → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
Rating
2 votes

New Publications:

Popular Publications:

Editor's Choice (Worldwide):

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ФРАНЦКЕВИЧ АДАМ ИВАНОВИЧ. РЕВОЛЮЦИОНЕР, ПАТРИОТ, УЧЕНЫЙ, БОТАНИК и КОРМОВЕД.
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2023, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones