Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-7992

Share with friends in SM

150 лет назад во Франции началась революция.

Процесс вызревания и роста форм нового, капиталистического уклада в недрах феодального общества привел к такой перегруппировке общественных сил во Франции конца XVIII века, которая должна была кончиться и кончилась победоносной революцией против королевской власти я дворянства В истории Франции наступил переломный момент, когда "господствующие классы, превращаются в ту "непреодолимую" преграду, которую можно снять с дороги лишь путем сознательной деятельности новых классов, путем насильственные действий этих классов, путем революции..."1 .

Французская буржуазная революция конца XVIII века, боевой армией которой была восставшая беднота города и деревни, разбила феодальные оковы, тормозившие развитие земледелия и промышленности, осуществила коренной переворот в аграрных отношениях, по-революционному решительно расправилась с монархией и феодальным землевладением и на развалинах монархии установила в момент своего наивысшего под'ема буржуазную демократическую республику. Эта революция заслуженно называется великой, ибо она не только проложила дорогу к свержению феодализма в других странах, но и послужила классическим образцом наиболее радикального и последовательного его уничтожения.

Историческое значение буржуазной революции во Франции выходит далеко за пределы исторических судеб самой Франции. Это была вторая после английской революции XVII века буржуазная революция европейского масштаба. Об английской революции 1648 года и о французской революции 1789 года Маркс писал: "Эти революции выражали еще больше потребности тогдашнего мира, чем потребности тех частей мира, где они происходили, т. е. Англии и Франции"2 .

Действия французских буржуазных революционеров, сумевших благодаря своей решительности и связи с массами смести, отбросить и устранить все путы феодального общества, потрясли до основания весь остальной феодальный мир того времени.

Французская буржуазная революция очистила общественную почву Франции от всех феодальных оков, мешавших оформлению национального единства французского народа, сооружению здания не н трал изо ванного буржуазного государства, под'ему и расцвету буржуазной культуры, ее победе над феодальным суеверием и застойностью. Этим самым французская революция создала и во всей остальной Европе условия для утверждения нового, капиталистического строя, строя более прогрессивного чем феодально-абсолютистский, которому она нанесла сокрушительный удар.

Победа новых, более прогрессивных форм общественной жизни и общественных отношений над формами устаревшими и отжившими не могла быть уничтожена никакими об'единенными полчищами европейской реакции, восстановившими во Франции легитимного короля. "... Весь XIX век, - говорит Ленин, -тот век, который дал цивилизацию и культуру всему человечеству, прошел под знаком Французской революции. Он во всех концах мира только то и делал, что проводил, осуществлял по частям, доделывал то, что создали великие французские революционеры буржуазии..."3 .

Вот почему в замечаниях о конспекте учебника по новой истории товарищей Сталина, Кирова и Жданова подчеркнуто, что "самое главное в новой истории буржуазных стран, если иметь в виду период до Октябрьской революции в России, это победа французской революции и утверждение капитализма в Европа и Америке"4 .

Всемирноисторические победы буржуазной революции конца XVIII века, ее великие завоевания, ее широкий размах, придавший ей характер революции народной, вызывали глубокое уважение и получили высокую опенку классиков марксизма-ленинизма - Маркса - Энгельса - Ленина -


1 "Краткий курс истории ВКП(б)", стр. 125.

2 К. Маркс и Ф. Энгельс. Собр. соч. Т. VII, Ч. 2-я, стр. 55.

3 В. И. Ленин. Соч. Т. XXIV, стр. 304.

4 "К изучению история", стр. 25. Партиздат. 1937.

стр. 10

Сталина. "Нельзя быть марксистом, не пятая глубочайшего уважения к великим буржуазным революционерам, которые имели всемирно-историческое право говорить от имени буржуазных "отечеств", поднимавших десятки миллионов новых наций к цивилизованной жизни в борьбе с феодализмом"1 .

Маркс и Энгельс, создатели новой общественной теории - научного социализма, доказывающего неизбежность гибели капитализма и вскрывающего революционную роль пролетариата, - использовали опыт великих классовых боев и массовых выступлений периода, буржуазной революции для обогащения стратегии и тактики революционного пролетариата. Ленин и Сталин, развившие дальше учение Маркса и Энгельса о пролетарской революции, постоянно указывали на то огромное значение, которое имеет завершенная буржуазная революция для пролетариата в его борьбе за социализм. "Буржуазная революция безусловно необходима в интересах пролетариата. Чем полнее и решительнее, чем последовательнее будет буржуазная революция, тем обеспеченнее будет борьба пролетариата с буржуазией за социализм"2 .

Маркс, Энгельс, Ленин и Сталин тщательно изучали и анализировали факты и обобщали богатый, многосторонний исторический материал французской буржуазной революции. Они учили рабочий класс помнить об этом опыте грандиозных классовых боев минувшей эпохи и использовывать его при осуществлении своей роли - роли сознательного руководителя действиями широких трудящихся масс в социалистической революции. Перечень вопросов и проблем, которых касались великие классики марксизма-ленинизма при изучении и обобщении исторического материала буржуазной революции во Франции, неисчерпаем. Почетной задачей советских историков, работающих сейчас над созданием первой в мире марксистской всемирной истории, является освещение истории французской буржуазной революции конца XVIII века на основе учения Маркса - Энгельса - Ленина - Сталина.

1

Красной нитью, пронизывающей высказывания классиков марксизма-ленинизма о французской буржуазной революции, является вопрос о коренном принципиальном отличии буржуазной революции от революции социалистической. Товарищ Сталин дал блестящее определение сущности этого коренного принципиального отличия, указав, что социалистическая революция "ставит своей целью не замену одной формы эксплоатации другой формой эксплоатации, одной группы эксплуататоров другой группой эксплоататоров, а уничтожение всякой эксплоатации человека человеком, уничтожение всех и всяких эксплоататорских групп, установление диктатуры пролетариата, установление власти самого революционного класса из всех существовавших до сих пор угнетенных классов, организацию нового бесклассового социалистического общества"3 . Известно, какое огромное воспитательное значение придают правильному освещению этих вопросов товарищи Сталин, Киров и Жданов, которые в своих замечаниях о конспекте учебника попой истории писали: "Основной осью учебника новой истории должна быть эта именно идея противоположности между революцией буржуазной и социалистической. Показать, что французская (и всякая иная) буржуазная революция, освободив народ от цепей феодализма и абсолютизма, наложила на него новые цепи, цепи капитализма и буржуазной демократии, тогда как социалистическая революция в России разбила все и всякие цепи и освободила народ от всех форм эксплоатации. - вот в чем должна состоять красная нить учебника новой истории"4 .

Идет ли речь о предпосылках и характере революции, о ее движущих силах и размахе борьбы, о соотношении классов, о характеристике политических лозунгов и опенке действующих лиц, - вывод о буржуазной ограниченности стремлений и задач, лозунгов и программных деклараций всегда выдвинут на первый план, отчетливо выражен, - ничем не затемнен. Едко высмеивая трусливых лидеров Французской буржуазии в революции 1848 гола за их жалкие потуги подражать великим буржуазным, революционерам XVIII века - Робеспьеру, Сен-Жюсту и др. Маркс отдает должное революционному героизму и революционной инициативе этих последних. "Революционеры разбили феодальную землю на части и скосили выросшие на пей феодальные головы... Как ни мало героично буржуазное общество, для его появления на свет понадобились героизм, самопожертвование; террор, междоусобная война и битвы народов"5 . Но вслед за этим Маркс дает непревзойденный по четкости, яркости и образности вывод о классовой ограниченности задач буржуазной революции и ее последствий: "Едва новая общественная формация успела сложиться, -


1 В. И. Ленин. Соч. Т. XVIII, стр 250.

2 В. И. Ленин. Соч. Т. VIII, стр. 57.

3 И. Сталин. "Вопросы ленинизма", стр. 203.

4 "К изучению истории", стр. 26 - 26. Партиздат. 1937.

5 К. Маркс и Ф. Энгельс. Собр. соч. Т. VIII, стр. 324.

стр. 11

пишет он, - как исчезли допотопные гиганты и все римское, воскресшее из мертвых, - Бруты, Гракхи, Публикош, трибуны, сенаторы и сам Цезарь. Трезво-практическое буржуазное общество нашло себе истинных истолкователей и представителей в Сэях, Кузенах, Ройэ-Колларах, Бенжамен Еонстанах и Гизо; его настоящие полководцы заседали в коммерческих конторах, его политическим главой был жирноголовый Людовик XVIII"1 .

И дальше Маркс раскрывает одно характерное отличие социалистической революции от революции буржуазной - трезвое научное понимание борцами социалистической революции ее задач, ее исторического содержания, что освобождает их от формального подражания ложно понятым традициям прошлого, ложно оцененным героям прошлого, от преклонения перед революционной фразеологией в ущерб содержанию.

"В классически строгих преданиях римской республики борцы за буржуазное общество нашли идеалы и искусственные формы, иллюзии, необходимые им для того, чтобы скрыть от самих себя буржуазно-ограниченное содержание своей борьбы, чтобы удержать свое воодушевление на высоте великой исторической трагедии... Социальная революция XIX столетия не может черпать свою поэзию из прошлого: она должна ее черпать из будущего. Она не может стать сама собой, не отказавшись от всякого суеверного почитания старины. Прежним революциям необходимы были всемирно-исторические воспоминания о прошедшем, чтобы заглушить в себе мысль о собственном содержании.

Революция XIX века должна предоставить мертвецам хоронить своих мертвых, чтобы уяснить себе собственное содержание. Там фраза преобладала над содержанием, здесь содержание преобладает над фразой"2 .

Энгельс в своей работе "Анти-Дюринг", говоря о прогрессивной роли буржуазии в революции XVIII века, в то же время ярко вскрывает одну из характернейших черт буржуазной революции, принципиально отличающую ее от революции социалистической. Он указывает, что те же самые условия, которые дали возможность представителям буржуазии "явиться защитниками не какого-либо отдельного класса, а всего страждущего человечества"3 , что эти же самые условия, а именно факт существования "рядом с борьбой между феодальным дворянством и буржуазией" я антагонизма "эксплоататоров и эксплоатируемых, богатых тунеядцев и трудящихся бедняков", ограничивали революционные возможности буржуазии, отнимая от нее "боевую армию революции" - рабочих и крестьян, толкуя последних на путь самостоятельного движения.

"И хотя требования, которые защищало третье сословие в своей борьбе с дворянством, в общих чертах действительно соответствовали интересам различных слоев трудящегося населения того времени, тем не менее при каждом крупном восстании горожан вспыхивало самостоятельное движение того слоя, который был более или менее развитым предшественником современного пролетариата"4 .

Ленин и Сталин, стоявшие во главе первой в мире победоносной социалистической революции, развившие дальше марксову теорию, создавшие новую, законченную теорию социалистической революции, теорию о возможности победы социализма в отдельных странах, об условиях его победы, о перспективах этой победы, дали на основе анализа живого творческого опыта масс в социалистической революции полный и исчерпывающий ответ на вопрос о коренном отличии буржуазной революции от революции социалистической.

Ленин выдвигает на первый план одно из основных различий между революцией буржуазной и революцией социалистической - прибавление в социалистической революции к задачам разрушения старого строя новых труднейших задач - задач организационных. Осуществление этих задач в свою очередь становится возможным благодаря огромной роли революционной инициативы и творчества широких масс трудящихся, для выявления и роста которых социалистическая революция не ставят никаких преград, ибо эта революция совершается в интересах этих широких народных масс.

"Одно из основных различий между буржуазной и социалистической революцией состоит в том, что для буржуазной революции, вырастающей из феодализма, в недрах старого строя постепенно создаются новые экономические организации, которые изменяют постепенно все стороны феодального общества. Перед буржуазной революцией была только одна задача - смести, отбросить, разрушить все путы прежнего общества. Выполняя эту задачу, всякая буржуазная революция выполняет все, что от нее требуется: она усиливает рост капитализма.

В совершенно ином положении революция социалистическая. Чем более отсталой


1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Собр. соч. Т. VIII, стр. 324.

2 Там же, стр. 324, 325.

3 К. Маркс и Ф. Энгельс. Собр. соч. Т. XIV, стр. 18.

4 Там же.

стр. 12

является страна, которой пришлось, в силу зигзагов истории, начать социалистическую революцию, тем труднее для нее переход от старых капиталистических отношений к социалистическим. Здесь к задачам разрушения прибавляются новые, неслыханной трудности задачи - организационные"1 .

Товарищ Сталин на опыте Великой Октябрьской социалистической революции подвел блестящий итог высказываниям классиков марксизма-ленинизма о коренном различии между революцией социалистической и революцией буржуазной, указав, что "Октябрьская революция не является ни продолжением, ни завершением Великой Французской Революции. Целью французской революции была ликвидация феодализма для утверждения капитализма. Целью же Октябрьской революции является ликвидация капитализма для утверждения социализма"2 .

Развивая дальше теорию Маркса - Энгельса - Ленина о пролетарской революции, товарищ Сталин поставил вопрос о четком выявлении характерных черт пролетарской революции в отличие от революции буржуазной и свел это различие к следующим пяти пунктам:

"1) Буржуазная революция начинается обычно при наличии более или менее готовых форм капиталистического уклада, выросших и созревших еще до открытой революции в недрах феодального общества, тогда как пролетарская революция начинается при отсутствии, или почти при отсутствии, готовых форм социалистического уклада.

2) Основная задача буржуазной революции сводится к тому, чтобы захватить власть и привести ее в соответствие с наличной буржуазной экономикой, тогда как основная задача пролетарской революции сводится к тому, чтобы, захватив власть, построить новую, социалистическую экономику.

3) Буржуазная революция завершается обычно захватом власти, тогда как для пролетарской революции захват власти является лишь ее началом, при чем власть используется как рычаг для перестройки старой экономики и организации новой.

4) Буржуазная революция ограничивается заменой у власти одной эксплоататорской группы другой эксплоататорской группой, ввиду чего она не нуждается в сломе старой государственной машины, тогда как пролетарская революция снимает с власти все и всякие эксплоататорские группы и ставит у власти вождя всех трудящихся и эксплоатируемых, класс пролетариев, ввиду чего она не может обойтись без слома старой государственной машины и замены ее новой.

5) Буржуазная революция не может сплотить вокруг буржуазии на сколько-нибудь длительный период миллионы трудящихся и эксплоатируемых масс именно потому, что они являются трудящимися и эксплоатируемыми, тогда как пролетарская революция может и должна связать их с пролетариатом в длительный союз именно как трудящихся и эксплоатируемых, если она хочет выполнить свою основную задачу упрочения власти пролетариата в построения новой социалистической экономики"3 .

Эти 5 пунктов, сформулированных с предельной сталинской отчетливостью, представляют собой такую вершину марксистского обобщения, которая охватывает все коренные вопросы пролетарской революции. Эти 5 пунктов помогают строителям первого в мире социалистического государства осознать все величие возложенных на них историей задач и в то же время являются надежным марксистским критерием в руках советских историков, помогая им в изучении самых сложных и запутанных вопросов буржуазной революции.

Определяя характер французской революции конца XVIII века как революции буржуазной, направленной против королевской власти и дворянства, против всего феодально-абсолютистского строя в целом, классики марксизма-ленинизма не ограничиваются установлением общих черт революции, которые характеризуют всякую буржуазную революцию. Они стремятся точно очертить ту конкретно историческую роль, которую сыграла французская революция конца XVIII века, в отличие от других буржуазных революций, как предшествовавших ей, так и следовавших за ней.

"Не надо смешивать, - писал Маркс, - прусскую мартовскую революцию ни с английской революцией 1648 г., ни с французской 1789 г.

В 1648 г. буржуазия в союзе с новым дворянством боролась против монархии, феодального дворянства и господствующей церкви.

В 1789 г. буржуазия в союзе с народом боролась против монархии, дворянства и господствующей церкви"4 .

Маркс отмечает, что несмотря на различия французская буржуазная революция 1789 года имела много общего со своей


1 В. И. Ленин. Соч. Т. XXII, стр. 315.

2 И. Сталин. Беседа с немецким писателем Эмилем Людвигом, стр. 47.

3 И. Сталин "Вопросы ленинизма", стр. 107 - 108.

4 К. Маркс и Ф. Энгельс. Собр. соч. Т. VII. Ч. 2-я, стр. 54.

стр. 13

предшественницей - английский революцией XVII века, - хотя она и шагнула но сравнению с ней вперед на целое столетие. "В обеих революциях буржуазия была тем классом, который действительно стоял во главе движения. Пролетариат и не принадлежавшие к буржуазии слои городского населения либо не имели еще никаких отдельных от буржуазии интересов, либо еще не составляли самостоятельно развитого класса или части класса"1 .

Но боевой армией всех великих буржуазных революций были крестьянские и плебейские элементы городов; во всех этих революциях буржуазия только тогда одерживала победу, когда крестьянство и плебейские элементы городов выводили ее в процессе борьбы гораздо дальше тех классово ограниченных целей, которые вытекали из буржуазного характера революции.

"Буржуа на этот раз, как и всегда, были слишком трусливы, чтобы отстаивать свои собственные интересы, - писал Энгельс о революции 1789 - 1793 годов, - ...начиная с Бастилии, плебс должен был выполнять за них всю работу... без его вмешательства 14 июля, 5-б октября, 10 августа, 2 сентября и т. д. старый порядок неизменно одерживал бы победу над буржуазией, коалиция в союзе с двором подавила бы революцию.. таким образом, только эти плебеи и совершили революцию"...2 .

Об этих исторических наблюдениях или обобщениях Энгельса Ленин писал, что они подтвердились и ходом русской буржуазно-демократической революции 1905 года. "Подтвердилось и то, что только вмешательство крестьянства и пролетариата, "плебейского элемента городов", способно серьезно двигать вперед буржуазную революцию (если для Германии XVI века, Англии XVII и Франции XVIII века крестьянство можно поставить на первый план, то в России XX века безусловно необходимо перевернуть отношение, ибо без инициативы и руководства пролетариата крестьянство - ничто). Подтвердилось и то, что революцию надо довести значительно дальше ее непосредственных, ближайших, созревших уже вполне буржуазных целей, для того, чтобы действительно осуществить эти пели, чтобы бесповоротно закрепить минимальные буржуазные завоевания"3 .

Товарищ Сталин в беседе с английским писателем Уэллсом подчеркнул, что французская революция победила именно потому, что она была не адвокатской революцией, а революцией народной, поднявшей на борьбу против феодализма громадные народные массы.

Именно эти характерные черты, отмеченные Марксом, Энгельсом, Лениным и Сталиным кап общие черты действительно великих буржуазных революций, расширили сферу влияния французской буржуазной революции далеко за пределы той страны, в которой она происходила, и определили ее характер как революции европейского масштаба. "Они представляли не победу одного определенного класса общества над старым политическим строем; они провозглашали политический строй нового европейского общества" (К. Маркс).

Эти же именно черты сближают великую буржуазно-демократическую революцию XVIII века с буржуазно-демократическими революциями эпохи империализма в России.

Совсем по-другому обстояло дело в буржуазных революциях, подобных мартовской революции 1848 года в Пруссии. "Немецкая буржуазия развивалась так вяло, трусливо и медленно, что в тот момент, когда она враждебно противостояла феодализму и абсолютизму, она увидела себя враждебно противостоящею пролетариату и всем слоям городского населения, интересы и идеи которых были родственны пролетариату"4 . А это в свою очередь сузило размах и сферу распространения влияния революции.

"Далекая от того, чтобы стать европейской революцией, она представляла собою только хилый отголосок европейской революции в отсталой стране...

Прусская мартовская революция не была даже национальною, германскою, она с самого начала была провинциально-прусскою"5 .

Но не следует упускать из виду, что Ленин и Сталин, применявшие общие законы развития буржуазных революций для уяснения задач и хода развития буржуазно-демократической революции в эпоху империализма, всячески подчеркивали отличительные черты этой последней - иное соотношение классовых сил, иные законы развития.

"Русская буржуазно-демократическая революция (1905 г.), - писал товарищ Сталин, - протекала при условиях, отличных от условий на Западе во время революционных переворотов, например, во Франции и в Германии. В то время как


1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Собр. соч. Т. VII. Ч. 2-я, стр. 54.

2 Ф. Энгельс. Письмо Каутскому от 20/II 1889 г. "Историк-марксист" N 2 за 1933 год.

3 В. И. Ленин. Соч. Т. XII, стр. 211.

4 К. Маркс и Ф. Энгельс. Собр. соч. Т. VII. стр. 55.

5 Там же.

стр. 14

революция на Западе разыгралась в условиях мануфактурного периода и неразвитой классовой борьбы, когда пролетариат был слаб и малочислен, не имел своей собственной партии, могущей формулировать его требования, а буржуазия была достаточно революционна для того, чтобы внушить рабочим и крестьянам доверие к себе и вывести их на борьбу с аристократией, - в России, наоборот, революция началась (1905 г.) в условиях машинного периода и развитой классовой борьбы, когда сравнительно многочисленный и сплоченный капитализмом русский пролетариат имел уже ряд боев с буржуазией, имел свою партию, более сплоченную, чем буржуазная, имел свои классовые требования, а русская буржуазия, жившая к тому же заказам от правительства, была достаточно напугана революционностью пролетариата для того, чтобы искать союза с правительством и помещиками против рабочих и крестьян...

Обстановка требовала, чтобы пролетариат стал во главе революции, сплотил вокруг себя революционное крестьянство и повел решительную борьбу против царизма и против буржуазии одновременно, во имя полной демократизации страны и обеспечения своих классовых интересов"1 .

2

Свои гениальные исторические обобщения о характере, движущих силах, историческом значении французской буржуазной революции Маркс, Энгельс, Ленин и Сталин создавали па основе кропотливого изучения конкретного хода событий, на основе собирания и анализа фактов. Много блестящих страниц и метких оценок, бьющих по самому существенному и главному, мы находим у классиков марксизма-ленинизма по отдельным вопросам и событиям, об отдельных действующих лицах французской буржуазной революции.

Среди них и вопросы состояния промышленности и сельского хозяйства в дореволюционной Франции, и вопросы внутренней периодизации революции - определение грани между восходящей и нисходящей линиями ее развития, - и оценки конституции и законодательных актов (закон Ле-Шапелье), и тщательный анализ нарастания борьбы якобинцев с жирондистами. Блестящие, меткие характеристики, данные классиками марксизма-ленинизма отдельным деятелям революции: Марату, Робеспьеру, Дантону, Мирабо и другим, - сохранили всю свою остроту и свежесть и в свете последних новых данных, выявленных учеными в ходе дальнейшей разработки истории французской революции.

Но наибольшее внимание и место классики марксизма-ленинизма уделяли тому периоду французской революции, когда у власти находилась самая решительная, самая близкая к народным массам часть революционной буржуазии - якобинцы. О революционных якобинцах, установивших начиная с 31 мая 1793 года твердую, сильную власть, беспощадную к врагам народа, о вождях якобинцев, показавших примеры решительности и мужества в самые трудные моменты революции, классики марксизма-ленинизма отзываются как о подлинных революционерах, как о лучших, самых передовых людях своей эпохи.

Энгельс о якобинцах писал, что это "были люди, обладавшие мужеством беззакония, не отступавшие ни перед чем, - люди железной энергии, которым удалось добиться того, что, начиная с 31 мая 1793 г. до 26 июля 1794 г., ни один трус, ни один торгаш, ни один спекулянт, словом, ни один буржуа не решился показаться"2 .

Эту же оценку якобинцев мы находим у Ленина, который писал: "...великие якобинцы 1793 года не боялись об'явить врагами народа имени о представителей реакционного, эксплуататорского меньшинства народа своего времени... представителей реакционных классов своего времени"3 . Ленину принадлежит следующая замечательная характеристик" якобинского Конвента:

"...чтобы быть конвентом, для этого надо сметь, уметь, иметь силу наносить беспощадные удары контрреволюции, а не соглашаться с нею. Для этого надо, чтобы власть была в руках самого передового, самого решительного, самого революционного для данной эпохи класса. Для этого надо, чтобы он был поддержан всей массой городской и деревенской бедноты (полупролетариев)"4 .

Класс французской буржуазии в целом не был способен осуществить эту роль самого передового, самого решительного, самого революционного класса. По мере углубления революции и втягивания в нее широких масс народа революционность буржуазии убывала и прочность буржуазных завоеваний революции становилась под угрозу.

Роль самого передового отряда революция выполнила не вся буржуазия в целом, а только часть ее - якобинцы, - причем


1 И. Сталин "О Ленине", стр. 13 - 14, "Молодая гвардия". 1937.

2 К. Маркс и Ф. Энгельс. Собр. соч. Т. V, стр. 29.

3 В. И. Ленин. Соч. Т. XX. стр. 435.

4 В. И. Ленин. Соч. Т. XXI, стр. 51.

стр. 15

решающим условием, давшим возможность якобинцам добиться упрочения буржуазных завоеваний революции, являлась их близость к народным массам. "Историческое величие нестоящих "якобинцев", якобинцев 1793 г., - писал Ленин, - состояло в том, что они были "якобинцы с народом", с революционным большинством народа, с революционным и передовыми классами своего времени"1 .

Период якобинской диктатуры был высшей фазой развития французской буржуазной революции, и эта высшая фаза стала возможной только благодаря тому, что якобинцы, тесно связанные с народными массами и под напором этих народных масс, применили против сил феодальной контрреволюции "плебейские" методы борьбы, что борьба велась уже "не на буржуазный манер", как подчеркивает Маркс, хотя целью этой борьбы было "осуществление интересов буржуазии"2 . "Весь французский терроризм, - писал Маркс, - представлял не что иное, как плебейскую манеру расправы с врагами буржуазии, абсолютизмом, феодализмом и филистерством"3 .

Вот этой именно стороной якобинской диктатуры, ее "плебейскими" методами борьбы с феодализмом и контрреволюцией, больше всего и интересовались классики, марксизма-ленинизма, тщательно изучавшие и анализировавшие организацию власти якобинской диктатуры, ее опыт борьбы со шпионажем и диверсиями, опыт подавления контрреволюционных мятежей и всю богатую революционную инициативу, при помощи которой якобинцы добивались победы на фронтах.

В 1848 году Маркс и Энгельс призывали немецкую демократию бороться по-якобински с феодализмом и абсолютизмом. Ленин называл новоискровцев, меньшевиков, "жирондистами современной социал-демократии" и клеймил Плеханова, который в момент революции пугал якобинством. В своем докладе на III с'езде партии Ленин, приводя классическое определение якобинских методов борьбы, данное Марксом, заявляет: "Мы тоже предпочитаем разделываться с русским самодержавием "плебейским" способом и предоставляем "Искре" способы жирондистские"4 .

Развивая и разрабатывая вопросы о революционно-демократической диктатуре пролетариата и крестьянства, о вооруженном восстании, Ленин постоянно обращался к тому образцу организации революционной власти, который дали якобинцы. "Признавать Конвент и ратовать против захвата власти - значит играть словами. Признавать Конвент и распинаться против "революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства" - значит побивать самого себя"5 . Или другой пример: подготовляя материал к своему докладу на III с'езде партии о временном революционном правительстве, Левин делает следующую запись:

7) Самост[оятельность] "раб[очего] рев[олю]ц[ионного] прав[ительст]ва"... рабочие клубы,

р[абочие] к[омите]ты, etc., воор[ужение], пролет[арская] гвардия etc.

центр[а]л[иза]ция р[абочих] клубов etc"6 .

Тов. Сталин обращает внимание на следующий характерный момент из опыта организации революционной власти якобинцами - на создание Комитета общественной безопасности, специального органа власти по борьбе с контрреволюцией и шпионажем.

"ГПУ или ЧК есть карательный орган советской власти. Этот орган более или менее аналогичен Комитету общественной безопасности, созданному во время Великой французской революции. Он карает главным образом шпионов, заговорщиков, террористов, бандитов, спекулянтов, фальшивомонетчиков. Он представляет нечто вроде военно-политического трибунала, созданного для ограждения интересов революции от покушений со стороны контр-революционных буржуа, и их агентов"7 .

Но, высоко оценивая революционную решительность, мужество якобинцев и созданный ими тип твердой, сильной революционной власти, беспощадной к врагам народа, классики марксизма-ленинизма вскрыли и другую сторону якобинцев - их классовую буржуазную ограниченность, их неспособность улучшить коренным образом положение городской и деревенской бедноты, их непоследовательную политику в отношении тех самых широких народных масс, опираясь на которые, они сумели упрочить буржуазные завоевания революции. Классики марксизма-ленинизма делают этот вывод о буржуазной ограниченности якобинцев на основе конкретного анализа характера мероприятий якобинцев в области социально-экономической


1 В. И. Ленин. Соч. Т. XX, стр. 435.

2 К. Маркс и Ф. Энгельс. Собр. соч. Т. VII, стр. 54.

3 Там же.

4 В. И. Ленин. Соч. Т. VII, стр. 270.

5 В. И. Ленин. Соч. Т. IX, стр. 217.

6 Ленинский сборник V, стр. 254.

7 И. Сталин "Беседа с иностранными рабочими делегациями", стр. 44. ГИЗ. 1927. И. Сталин "Вопросы ленинизма", стр. 312. 9-е изд.

стр. 16

политики, в области государственного строительства и т. д.

Маркс напоминает, что якобинцы оставили в силе закон Ле-Шапелье, запрещавший союзы рабочих и каравший рабочих за стачки. Ленин напоминает о буржуазно-ограниченном характере разрешения якобинцами земельного вопроса, о непоследовательности их мероприятий по борьбе со спекуляцией и т. д.

В то время, когда существовала якобинская диктатура, еще не было материальных условий, создающих необходимые предпосылки для устранения буржуазного способа производства и свержения политического господства буржуазии; историческое значение якобинцев могло заключаться лишь в том, чтобы расчистить от феодализма дорогу для капитализма, для господства буржуазии.

"Господство террора во Франции могло поэтому послужить лишь к тому, чтобы ударами своего страшного молота стереть сразу, как по волшебству, все феодальные руины с лица Франции. Буржуазия, с ее тревожной осмотрительностью, не справилась бы с такой работой в течение десятилетий. Кровавые действия народа лишь выровняли ей, следовательно, дорогу"1 .

Ленин писал, что "...французский Конвент размахивался широкими мероприятиями, а для проведения их не имел должной опоры, не знал даже, на какой класс надо опираться для проведения той или иной меры"2 .

Из этой оценки классиками марксизма-ленинизма классового характера и исторического значения якобинской диктатуры вытекает и ответ на вопрос о причинах падения якобинской диктатуры. Якобинцы в силу своей буржуазной ограниченности не пошли на дальнейшее углубление революции. Якобинцы не провели конфискации помещичьей земли, так как не хотели покушаться на собственность, они не отменили максимума на заработок рабочего, они не провели в жизнь декретов об обеспечении бедноты за счет конфискованных земель контрреволюционеров.

Всем этим якобинцы лишили себя той опоры, которая составляла главную силу их власти, - они лишили себя поддержки масс, и тогда вступил в силу тот отличительный признак буржуазной революции, о котором говорит тов. Сталин: "Буржуазная революция не может сплотить вокруг буржуазии на сколько-нибудь длительный период миллионы трудящихся и эксплоатируемых масс именно потому, что они являются трудящимися и эксплоатируемыми..." 3 .

Неспособность революционной части буржуазии пойти на дальнейшее углубление революции в силу своей буржуазной классовой природы всегда оттенял Ленин. Говоря о том, что большевики хотят по-якобински разделаться с монархией и аристократией, он тут же показывает коренное принципиальное отличие программы большевиков в буржуазно-демократической революции от программы якобинцев.

"Это не значит, конечно, чтобы мы хотели обязательно подражать якобинцам 1793-го года, перенимать их взгляды, программу, лозунги, способ действия. Ничего подобного. У нас не старая, а новая программа - программа-минимум Российской Социал-Демократической Рабочей Партии. У нас новый лозунг: революционная демократическая диктатура пролетариата и крестьянства. У нас будут, коли доживем мы до настоящей победы революции, и новые способы действия, соответствующие характеру и целям стремящейся к полному социалистическому перевороту партии рабочего класса"4 .

3

Высказывания классиков марксизма-ленинизма о французской буржуазной революции конца XVIII века содержат оценки международного положения французской революции и характера войн, которые велись тогда революционной Францией. Против революционной Франции ополчилась вся феодальная Европа; феодальные монархи создали коалицию и непрерывно вели против Франции контрреволюционные войны. Причину этого классики марксизма видят в том колоссальном революционизирующем влиянии, которое оказывали французские "плебейские" методы расправы с феодализмом и абсолютизмом далеко за пределами Франции.

"Если французские революционные горожане и революционные крестьяне в конце XVIII века, свергнув у себя монархию революционным путем, установили демократическую республику, - расправившись со своим монархом, расправились по революционному и со своими помещиками, - то эта политика революционного класса не могла не потрясти до основания всей остальной самодержавной, царской, королевской, полуфеодальной Европы. И неизбежным продолжением этой политики победившего во Франции революционного класса явились войны..."5 .


1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Собр. соч. Т. V, стр. 206.

2 В. И. Ленин. Соч. Т. XXIV, стр. 164.

3 И. Сталин "Вопросы ленинизма", стр. 107.

4 В. И. Ленин. Соч. Т. VIII, стр. 65.

5 В. И. Ленин. Соч. Т. XXX, стр. 333 - 334.

стр. 17

Классики марксизма-ленинизма оценивали эти войны революционной Франция как войны справедливые и оборонительные, при помощи которых революционная Франция защищалась от реакционно-монархической Европы. Они учили различать оборонительные, справедливые войны 1792 - 1793 годов от- последующих воин, которые велись Францией после победы реакции внутри страны, после установления контрреволюционной диктатуры Наполеона. Войны наполеоновского периода Ленин определял как войны захватнические и несправедливые, имевшие целью порабощение и угнетение других народов.

Разрабатывая теорию и тактику пролетарской партии по вопросам войны, мира ж пролетарской революции, классики марксизма-ленинизма неоднократно обращались к истории войн французской революции, они черпали из их богатого опыта как материал для выработки отношения пролетарской партии к различного рода войнам, так и материал для выяснения историко-экономических условий, обеспечивающих победу той стране, которая ведет справедливые войны против захватчиков. Эти условия классики марксизма-ленинизма видели в расширении и углублении революции, в упрочении завоеваний революции.

"Ссылаются постоянно на героический патриотизм и чудеса военной доблести французов в 1792 - 1793 годах, - писал Ленин. - Но забывают о материальных, историко-экономических условиях, которые только и сделали эти чудеса возможными. Действительно революционная расправа с отжившим феодализмом, переход всей страны, и притом с быстротой, решительностью, энергией, беззаветностью поистине революционно-демократическими, к более высокому способу производства, к свободному крестьянскому землевладении)- вот те материальные, экономические условия, которые с "чудесной" быстротой спасли Францию, переродив, обновив ее хозяйственную основу"1 .

В вопросе о войнах французской буржуазной революции, как и во всех других вопросах, классики марксизма-ленинизма четко выделяют вопрос о принципиальном отличии буржуазной революции от революции социалистической. Ленин подчеркивает, что для того, чтобы сделать Россию в XX веке обороноспособной и добиться в стране такого же массового героизма, как по Франции в период якобинской диктатуры, надо не только смести феодализм, уничтожить помещичье землевладение, но и взять в свои руки, в руки социалистического государства, все орудия и средства производства.

Недостаток места не позволяет останавливаться на целом ряде частных вопросов, связанных как с оценкой международного положения Франции на разных этапах революции, так и с оценкой внешнеполитических позиций различных классовых групп и отдельных деятелей революции:, освещенных классиками марксизма-ленинизма в статьях, письмах и др. Богатство и обилие этих материалов заслуживает того, чтобы быть предметом специальной статьи.

* * *

Классики марксизма-ленинизма при изучении исторического опыта французской буржуазной революции уделяли большое внимание центральному вопросу всякой революции - вопросу о власти. В результате революции был свергнут абсолютизм во Франции, власть была вырвана у аристократии и приведена в соответствие с буржуазной экономикой. Но вопрос о том, как совершался в ходе революции и в ходе всей дальнейшей истории Франции процесс построения буржуазного государства, тщательно изучался классиками марксизма-ленинизма. Энгельс отмечал, что именно во Франции, где "историческая борьба классов больше, чем в других странах, доходила каждый раз до решительного конца... в наиболее резких очертаниях выковываются те меняющиеся политические формы, внутри которых движется эта классовая борьба и в которых находят свое выражение ее результаты"2 .

То же самое подчеркивает и Ленин.

"Государственная машина" есть бюрократически-военная машина в большинстве капиталистических государств... Во Франции с "особенной" "классической" ясностью обрисовался всеобщий капиталистический процесс - с одной, стороны, создание этой машины (средние века, - монархия абсолютная, - монархия конституционная, - парламентарная монархия или республика), с другой стороны, ее "сведения к ее самому чистому выражению"... и тем самым приближения борьбы за ее "разрушение"3 .

Гениальные работы Маркса "18-е Брюмера Луи Бонапарта" и "Гражданская война во Франции", в которых дано определение исторических задач диктатуры пролетариата по отношению к буржуазному государству как задач слома государственной машины угнетения, созданной буржуазией, содержат глубокий анализ истории развития и изменения форм правления буржуазного государства. Буржуазное го-


1 В. И. Ленин. Соч. Т. XXI, стр. 189.

2 К. Маркс и Ф. Энгельс. Собр. соч. Т. XVI, Ч. 1-я, стр. 189 - 190.

3 В. И. Ленин "Марксизм о государстве", стр. 20.

стр. 18

сударство, как указывает Маркс, начало формироваться еще в средние века, копа абсолютная монархия уже "служила сильным оружием нарождавшемуся буржуазному обществу в борьбе его с феодализмом"1 . Но абсолютная монархия не могла развиться в буржуазное государство, в государственный комитет по делам буржуазии: этому препятствовали "поместные и дворянские прерогативы, местные привилегии, городские и цеховые монополии и провинциальные уложения - весь этот средневековый хлам..."2 .

Задачу устранения препятствий для сооружения здания буржуазного государства могла выполнить только революция. "Исполинская метла французской революции XVIII столетия смела весь отживший сор давно минувших веков и очистила таким образом общественную почву от последних помех для сооружения здания современного государства"3 .

Роль и значение французской буржуазной революции в деле построения здания централизованного буржуазного государства очень велика. Она имела "своей задачей уничтожить все сепаратные, локальные, территориальные, городские и провинциальные власти, чтобы создать гражданское единство нации"4 .

Буржуазная французская революция выполнила эту свою задачу. Классики марксизма-ленинизма указывали, что и в этом вопросе, т. е. в вопросе проведения в жизнь необходимых буржуазии государственных преобразований, решающую роль играл размах революции, участие в тай широких народных масс, под напором которых была сметена монархия, провозглашена республика и выработана самая демократическая буржуазная конституция 1793 года - "...В эпохи буржуазных преобразований (или вернее: буржуазных революций) буржуазная демократия каждой страны оформливается так или иначе, принимает тот пли иной вид, воспитывается в той или иной традиции, признает тот или другой минимум демократизма, смотря по тому, насколько гегемония переходит в решающие моменты национальной истории не к буржуазии, а к "низам", к "плебейству" XVIII века, к пролета титр ту XIX и XX веков"5 .

Проведению в жизнь необходимых буржуазии государственных преобразований способствовал также и тот факт, что французская революция пережила полосу революции муниципальной, что она укрепилась в местных самоуправлениях, что Франция с 1792 по 1798 год управлялась местными выборными органами.

Но для того чтобы выполнить свои задачи, буржуазная революция не нуждалась в сломе старого государственного аппарата. Наоборот, для достижения своих целей она "должна была развить далее то, что было начато абсолютной монархией: централизацию, а вместе с тем об'ем, атрибуты и число прислужников правительственной власти"6 . Само здание буржуазного государства, отмечает Маркс, еще не было построено в годы революции, оно было создано лишь в годы первой империи. "Наполеон довел до совершенства, эту государственную машину"7 .

Все изменения, преобразования государственной машины, имевшие место до наполеоновской империи включительно, служили одной цели: они были "средством подготовления классового господства буржуазии" и усовершенствования формы правления, они помогали буржуазии бороться с феодализмом. Конституционная монархия лучше чем абсолютная; парламентская лучше чем конституционная. Лучше всего служила этой цели демократическая республика, установленная во Франции якобинцами в период наивысшего под'ема революции.

Ленин, высоко оценивавший опыт организации революционной власти в период диктатуры якобинцев, указывал, однако, что революционные якобинцы не шли то конца и в деле создания нового государственного аппарата. "Гильотина только запугивала, только сламывала активное сопротивление, - писал Ленин в 1917 году. - Нам этого мало.

Нам этого мало. Нам надо не только "запугать" капиталистов в том смысле, чтобы они чувствовали всесилие пролетарского государства и забыли думать об активном сопротивлении ему... Нам надо заставить работать в новых организационно-государственных рамках"8 .

Все изменения форм правления буржуазного государства, происходившие уже в пореволюционный период, в ходе дальнейшей истории Франции служили другой пели. Они вели к тому, что усиливали угнетательский характер буржуазной государственной машины, этого органа господства буржуазии над трудящимися массами.


1 Карл Маркс. Избранные произведения. Т. II. стр. 363. Госполитиздат. 1938.

2 Там же.

3 Там же.

4 К. Маркс и Ф. Энгельс. Собр. соч. Т. VIII. стр. 404.

5 В. И. Ленин. Соч. Т. XV, стр. 196.

6 К. Маркс и Ф. Энгельс. Собр. соч. Т. VIII, стр. 404.

7 Там же.

8 В. И. Ленин. Соч. Т. XXI, стр. 262-263.

стр. 19

Таким образом, блестящий анализ истории развития буржуазного государства, данный Марксом, включает два вывода:

Во-первых, вывод о том, что все буржуазные перевороты "совершенствовали эту машину, вместо того чтобы сломать ее"1 .

Во-вторых, вывод о том, что в процессе своего дальнейшего развития буржуазное государство перестало играть прогрессивную роль и превратилось в самую последнюю, самую проституированную форму "той государственной власти, которая была создана зарождавшимся буржуазным обществом как орудие его освобождения от феодализма и которую буржуазия, когда она вполне развилась, превратила в орудие порабощения труда капиталу"2 .

Анализ истории возникновения и развития буржуазной государственной машины, с одной стороны, и изучение практического опыта первой рабочей революции- Парижской коммуны, - с другой стороны, привели классиков марксизма-ленинизма к одному и тому же выводу о том, что "революция пролетариата не может "просто" взять в руки "готовую" государственную машину, революция должна разбить ее, эту готовую машину, и заменить новой"3 .

Товарищ Сталин рассматривает эту задачу пролетарской революции как одну из ее характернейших черт, принципиально отличающих ее от революции буржуазной.

"Буржуазная революция... не нуждается в сломе старой государственной машины, тогда как пролетарская революция... не может обойтись без слома старой государственной машины и замены ее новой"4 .

* * *

При изучении истории французской буржуазной революции следует иметь постоянно в виду то положение, которое отмечено в "Кратком курсе истории ВКП(б)": "Что касается значения общественных идей, теорий, взглядов, политических учреждений, что касается их роли в истории, то исторический материализм не только не отрицает, а, наоборот, подчеркивает их серьезную роль и значение в жизни общества, в истории общества"5 .

Этому вопросу, вопросу изучения и оценки исторической роли тех новых передовых идей, которые облегчали движение вперед французского общества, ускоряли приближение революционной развязки, классики марксизма-ленинизма придавали большое значение.

"Великие люди, которые во Франции просвещали головы для приближавшейся революции, сами выступали крайне революционно, - говорил Энгельс. - Никаких внешних авторитетов они не признавали. Религия, взгляды на природу, общество, государственный порядок - все подвергалось их беспощадной критике, все призывалось пред судилище разума и осуждалось на исчезновение, если не могло доказать своей разумности"6 .

"В течение "всей новейшей истории Европы, - писал Ленин, - и особенно в конце XVIII века, во Франции, где разыгралась решительная битва против всяческого средневекового хлама, против крепостничества в учреждениях и в идеях, материализм оказался единственной последовательной философией, верной всем учениям естественных наук, враждебной суевериям, ханжеству и т. п. Враги демократии старались поэтому всеми силами "опровергнуть", подорвать, оклеветать материализм"7 .

Ленин говорит, что просветители XVIII века своей борьбой с феодализмом и поповщиной обогащали общественную науку и двигали "ее вперед.

Но наряду с высокой оценкой революционизирующей роли французских материалистов и французских просветителей в борьбе с феодализмом классики марксизма-ленинизма вскрывали историческую ограниченность их идей, их неспособность выйти за пределы буржуазной идеологии.

"Мы знаем теперь, - писал Энгельс, - что это царство разума было не чем иным, как идеализированным царством буржуазии, что вечная справедливость осуществилась в виде буржуазной юстиции; что равенство ограничилось равенством граждан перед законом, а самым существенным из прав человека об'явлено было право буржуазной собственности. Государство разума, "общественный договор" Руссо, оказалось и могло оказаться на практике только буржуазной демократической республикой. Великие мыслители XVIII века, как и все их предшественники, не могли выйти за пределы, которые им ставила их собственная эпоха"8 .

Но если передовые идеологи, французские просветители, французские материа-


1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Собр. соч. Т. VIII, стр. 404.

2 Карл Маркс. Избранные произведения. Т. II. стр. 364.

3 В. И. Ленин "Марксизм о государстве", стр. 16. Партиздат. 1932.

4 И. Сталин "Вопросы ленинизма", стр. 107.

5 "Краткий курс истории ВКП(б)", стр. 111.

6 Ф. Энгельс "Развитие социализма, от утопии к науке", стр. 9. Партиздат. 1934.

7 В. И. Ленин. Соч. Т. XVI, стр. 350.

8 Ф. Энгельс "Развитие социализма от утопии к науке", стр. 10. Партиздат. 1934.

стр. 20

диеты, критикуя феодальные учреждения и идеи, облегчали и ускоряли движение французского общества к полному утверждению капиталистического строя, то уже сама революция, отмечает Маркс, "вызвала к жизни идеи, которые выводят за пределы идей всего старого мирового порядка. Революционное движение, которое началось в 1789 г. в Cercle social, которое в середине своего пути имело своими главными представителями Леклерка и Ру и, наконец, потерпело на время поражение вместе с заговором Бабефа, - движение это вызвало к жизни коммунистическую идею, которая, после революции 1830 г., снова введена была во Францию другом Бабефа, Буонарроти. Эта идея, последовательно разработанная, и есть идея нового мирового порядка"1 .

Почва для зарождения этих идей могла быть создана только теми особыми условиями французской революции, которые придали ей размах и силу, т. е. участием в пей широких масс трудящихся города и деревни. Участие в революции народных масс приводило к расширению и оформлению требований о демократизации государства и общественного строя. При этом народные массы вкладывали в эти "революционные требования буржуазии смысл, которого там не было, довели равенство и братство до крайних выводов, поставив буржуазный смысл этих лозунгов на голову"2 .

Энгельс отмечал, что в ходе самой революции и даже в период ее наивысшего развития эти требования масс носили крайне смутный, неоформленный характер "мечты" и что лишь позднее "... заговор Бабефа сделал во имя равенства заключительные выводы из идей демократии 93 года, поскольку выводы эти возможны были тогда"3 .

* * *

Энгельс писал об одной из годовщин французской буржуазной революции: "коммунисты всех стран имеют полное право участвовать в празднике французской республики, как бы там "превзойдена" она ни была"4 . Эти слова Энгельса полностью оправдываются сейчас, в 150-летний юбилей французской буржуазной революции.

Народы СССР, победившие контрреволюционную интервенцию, осуществившие самую демократическую в мире сталинскую Конституцию, построившие социализм и самоотверженно борющиеся за выполнение Третьей Сталинской Пятилетки, высоко оценивают доблесть, героизм, революционную самоотверженность народных масс Франции и их революционных вождей в период буржуазной революции конца XVIII века.

В самой Франции только коммунистическая партия стремится превратить этот юбилей во всенародное празднество и использовать его как действенное средство борьбы за единство французских трудящихся масс для защиты демократии и свободы, для борьбы против фашизма и империалистической войны.

Правящие классы современного, загнивающего капиталистического мира, давно уже переставшего быть прогрессивным, бешено ненавидят французскую революцию именно за то, что она была народной революцией, что ее боевую армию составляли рабочие, крестьяне, городская беднота.

Фашисты и их пособники - реакционеры всех стран, в том числе и самой Франции, - не останавливаются перед фальсификацией исторических документов, чтобы оклеветать народные массы, очернить их революционный порыв и изобразить в ложном свете великих революционеров, тесно связанных с этими массами.

Фашистские мракобесы и их пособники, зачинщики захватнических войн, ненавидят исторический опыт французских революционеров, организаторов и вдохновителей побед революционной Франции в ее справедливых войнах против интервентов. Они боятся, что этот опыт явится источником вдохновения для порабощенных фашизмом народов в их борьбе против фашистских интервентов.

Советская общественность встречает юбилей французской буржуазной революции новыми достижениями в деле научной разработки вопросов истории этой революция, на основе учения Маркса - Энгельса - Ленина - Сталине.


1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Собр. соч. Т. III, стр. 147.

2 Ф. Энгельс. Письмо к Каутскому от 20 февраля 1889 года. "Историк-марксист" N 2(30) за 1933 год, стр. 42.

3 К. Маркс и Ф. Энгельс. Собр. соч. Т. V, стр. 28.

4 Там же, стр. 29.

 

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ФРАНЦУЗСКАЯ-БУРЖУАЗНАЯ-РЕВОЛЮЦИЯ-1789-ГОДА-В-ОЦЕНКЕ-КЛАССИКОВ-МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Анна СергейчикContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Sergeichik

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

К. КАМЕНЕЦКАЯ, ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 1789 ГОДА В ОЦЕНКЕ КЛАССИКОВ МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 28.08.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ФРАНЦУЗСКАЯ-БУРЖУАЗНАЯ-РЕВОЛЮЦИЯ-1789-ГОДА-В-ОЦЕНКЕ-КЛАССИКОВ-МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА (date of access: 28.09.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - К. КАМЕНЕЦКАЯ:

К. КАМЕНЕЦКАЯ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Анна Сергейчик
Vladikavkaz, Russia
762 views rating
28.08.2015 (1858 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Новый социализм нужно строить, опираясь на новую теорию социализма. Новая теория социализма отказывается от диктатуры пролетариата, ибо практика развития старого социализма показала, что диктатура пролетариата не может быть не чем иным, как только диктатурой кучки коммунистических чиновников, или, как очень остроумно назвала её Роза Люксембург «диктатурой НАД пролетариатом». А появление у руля этой диктатуры таких предателей как Ельцин, неизбежно ведёт социализм к краху. Новый социализм, построенный на старой теории, ждёт такая же участь.
Малоизвестные страницы истории Великой Отечественной войны. Сейчас, когда открылись как отечественные, так и зарубежные архивы, стало возможным воссоздать картину одного из драматических эпизодов самого начального периода войны..... Западный фронт, бои в июне-июле 1941 года на втором стратегическом рубеже..... 22-ая армия под командованием генерал-полковника Ф.А. Ершакова..... Бои армии в Белоруссии на берегах реки Западная Двина на участке Дрисса - Дисна - Полоцк..... Начало широкого наступления немцев на восток было положено с маленького плацдарма в районе города Дисна
Catalog: История 
В статье рассматривается отражение образа Соловья-разбойника в романе М. А. Булгакова "Мастер и Маргарита" в связи с эпизодом свиста Бегемота и Коровьева при прощании героев с Москвой, а также связь образа Бегемота с образом Соловья-разбойника и героя древнеиндийского эпоса - Панду, а шире - связь русской литературы через "Закатный роман" Булгакова и поэму "Руслан и Людмила" А. С. Пушкина с древнеиндийскими произведениями: "Махабхаратой" и "Рамаяной".
Солнечная система является фрагментом распада нейтронного ядра нашей Галактики Млечный путь. Выброс нейтронного фрагмента Солнца из нейтронного ядра нашей Галактики произошёл приблизительно 10млр. лет назад. Всё это время нейтронный фрагмент перемещается по одному из спиральных рукавов нашей Галактики. Расширение происходит примерно по гиперболической траектории, которая вращается вокруг центра. Полный оборот вокруг центра нейтронного ядра Галактики, Солнце совершает примерно за 230млн.лет. Удаление от центра Галактики до Солнечной системы \simeq27700св. ле
Catalog: Физика 
16 days ago · From Владимир Груздов
Раскрытие тайны диалектики идеального и материального в реальном мире и в сознании человека
Catalog: Философия 
26 days ago · From Аркадий Гуртовцев
Энергия частицы является ключевым объяснением расширения Вселенной. В процессе расширения Вселенной участвуют пять частиц. Четыре массовые - нейтрон, протон, электрон и позитрон. Пятая частица условно без массовая - фотон. Позитрон и фотон не являются строительными кирпичиками материи Вселенной. Эти частицы выполняют вспомогательные функции в процессах преобразования материи и расширения Вселенной. Окружающий материальный мир организован из нейтронов, протонов и электронов. Сочетания, комбинации и перестановки этих трёх частиц, образуют окружающий нас мир
Catalog: Физика 
30 days ago · From Владимир Груздов
При любом взаимодействии масс, на любом уровне, создаются потенциалы взаимодействия в любых процессах расширения Вселенной. Этим определением рассмотрим вопросы, связанные с массой и энергией взаимодействующих объектов. Когда объекты (частицы, молекулы) потенциально взаимодействуют, они создают градиенты потенциального взаимодействия. Эти градиенты регулируют энергию и массу объектов и Вселенной в целом.
Catalog: Физика 
46 days ago · From Владимир Груздов
Жан Ланн
Catalog: История 
50 days ago · From Россия Онлайн
Кризис муниципальных финансов в России в 1917 г.
Catalog: Экономика 
50 days ago · From Россия Онлайн
Благотворительная деятельность предпринимателей Парамоновых на Дону. 1914-1915 гг.
Catalog: История 
50 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 
Наталья Свиридова·jpg·25.22 Kb·138 days ago

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ФРАНЦУЗСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 1789 ГОДА В ОЦЕНКЕ КЛАССИКОВ МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones