Libmonster ID: RU-8721
Author(s) of the publication: Т. Д. ЛЕВИН

Понятие необходимости зародилось уже в религиозных мифах - учениях о карме, Дао, судьбе и т.д. Необходимость там понимается как некий мировой принцип, иногда даже как тонкий материальный субстрат, которому подчинено всё, даже жизнь богов. В греческой философии необходимость была отличена от судьбы и определена Аристотелем как "то, что не может быть иначе"1 . Это определение относилось как к эмпирическим, так и к теоретическим объектам. Например, квадрат гипотенузы не может не быть равным сумме квадратов катетов.

С возникновением науки необходимость по существу слилась с ее предметом: наука - это познание необходимости. Это положение осталось верным и с переходом к исследованию случайных процессов: необходимость предстала здесь в форме статистических законов, законов случая.

Термин "необходимое" употребляют в двух противоположных значениях. Когда говорят, например, что кислород необходим для горения, необходимой называют причину явления. Когда же утверждают, что вода является необходимым результатом соединения водорода с кислородом, необходимым называют следствие. В философии необходимым для называют то, что достаточно для возникновения явления. В математике понятия"необходимое" и "достаточное" различают. Необходимое может не быть достаточным, достаточное - необходимым.


Работа подготовлена при поддержке Российского гуманитарного научного фонда (проект N 03 - 030638а).

1 Аристотель. Вторая аналитика. Соч. Т. 2. М., 1972. 89 а.

стр. 7


Понятие "необходимое", обозначающее объект, однозначно детерминированный совокупностью фиксированных условий, играет ключевую роль при создании теории. Понятие "необходимое для", обозначающее саму совокупность этих условий, играет ключевую роль при применении теории на практике. В обоих случаях необходимыми называют стороны причинной связи: либо явление, которое порождает другое явление, либо порожденное явление. От этих двух видов необходимого нужно строго отличать необходимость - одно-однозначное отношение между необходимым-1 и необходимым-2.

Причина и следствие - классические примеры необходимого, а отношение причинности - классический пример необходимости. Но необходимость неверно отождествлять с причинностью. Необходимо связаны также следствия одной причины, скажем, танцующие фигурки на крышке музыкального ящика. Между ними существуют отношения, которые также "не могут быть иными". Они, как и каузальные отношения, описываются математическими уравнениями. Третьим видом необходимости являются статистические закономерности. Но о них - ниже. Здесь же рассмотрим необходимое, понимаемое как объект, который не может не возникнуть в фиксированных условиях. Случайным при этом будет называться объект, который при наличии данных условий может возникнуть, а может и не возникнуть. Из этих рассуждений следует, что "необходимое" и "случайное" - относительные понятия. Объект можно назвать необходимым, только указав совокупность факторов, при наличии которых он возникает однозначно. Назовем эту совокупность областью определения необходимого и случайного. Она может ограничиваться стенками реторты, в которой протекает химическая реакция, границами Земли, в которых исследуются погодные явления, границами Солнечной системы, внутри которых предсказываются солнечные затмения и т.д. Спрашивать, необходимым или случайным является объект, рассматриваемый сам по себе, в абстракции от области определения, так же бессмысленно, как вопрошать, единичным или общим является признак предмета, рассматриваемый в абстракции от признаков других предметов.

О необходимом и случайном говорят и в теоретическом, и в эмпирическом исследовании. Но это разные необходимое и случайное. В теории область их определения конструирует сам автор. Например, Евклид системой определений и аксиом задает мир, в котором квадрат гипотенузы не может не быть равным сумме квад-

стр. 8


ратов катетов, сумма внутренних углов треугольника не может не быть равной ста восьмидесяти градусам и т.д. В теоретическом мире случайно лишь то, что не задается положениями теории, например, величины сторон и углов треугольника. Так понимаемое случайное определяет лишь форму происходящих здесь процессов и никак не влияет на их суть.

В эмпирическом исследовании область определения необходимого и случайного не создается воображением исследователя, а существует объективно. Она представляет собой тот фрагмент Универсума, который освоен нашим знанием. По мере увеличения этих знаний область определения необходимого и случайного расширяется. В итоге объекты, считавшиеся случайными, истолковываются как необходимые. Например, погодные явления, которые трактовались как случайные в начале XX в., с большой точностью предсказываются в начале XXI в.

Итак: необходимым называют явление, однозначно детерминированное областью определения, неустранимое в ее границах и предсказуемое на основе знания о ней. Соответственно, случайным называют явление, привнесенное в область определения извне, устранимое в ее границах и, следовательно, не предсказуемое на основе знания о ней.

Рассмотрим пример эмпирической необходимости - траектории планет Солнечной системы. Область определения этой необходимости - сама Солнечная система. Случайное в этом примере имеет три источника. Во-первых, оно проникает извне, из пространства за пределами Солнечной системы. Во-вторых, оно появляется изнутри Солнца и каждой из девяти планет. Наконец, в-третьих, оно содержится внутри самой области определения. В нашем примере это малые космические объекты, которые входят в состав Солнечной системы, но не учитываются в силу их малости и многочисленности при описании траекторий планет.

Эти три типа случайностей оказывают разное воздействие на необходимость. Случайность, представленная примесями, входящими в состав области определения, в нашем примере - малыми космическими телами, детерминирует лишь форму проявления необходимости, в нашем примере - отклонения траекторий планет от идеальной, теоретической формы. Совершенно другую роль играют случайности, проникающие в область определения извне, в нашем примере - из пространства за пределами Солнечной системы, а также изнутри самих планет и Солнца: они могут не толь-

стр. 9


ко изменить траектории планет, но и уничтожить Солнечную систему. Отсюда следует, что на случайность неверно смотреть как на нечто второстепенное по отношению к необходимости. Она может оказаться сильнее данной конкретной необходимости. Это понятно, если считать, что случайность - это непознанная необходимость, т.е. не объективное свойство материальных предметов и процессов, а мера нашего неведения.

Из различения трех источников случайностей следует и метод их устранения. Прежде всего, он предполагает увеличение области определения вширь и вглубь: чем больше мы знаем о процессах за пределами Солнечной системы и внутри образующих ее объектов, тем больше событий, трактовавшихся как случайные, понимаются как необходимые. Кроме того, он предполагает все более скрупулезный учет примесей, входящих в область определения необходимости и случайности, в нашем примере - космических тел, входящих в состав Солнечной системы. Руководствуясь методом предельного перехода, можно заключить, что в конце движения по этим трем направлениям случайности будут полностью исключены, все события будут истолкованы как необходимые. Но на пути реализации этого проекта возникают два препятствия.

1. Решение всех трех задач упирается в проблему бесконечности: Универсум бесконечен вширь, бесконечен вглубь, а увеличение области определения до бесконечности увеличивает до бесконечности и число примесей. Полностью познать эти три бесконечности может лишь демон Лапласа. "Демон Лапласа" - это не голая фикция, а идеализация всезнания, такая же правомерная, как идеализация движения без трения или абсолютно черного тела. Она позволяет выделить в чистом виде и проанализировать важнейший аспект проблемы необходимого и случайного.

Представим себе, что демон Лапласа справился со всеми тремя задачами. Картина мира радикально меняется. Во-первых, теряет смысл определение случайности как привходящей в область определения извне: за ее границами больше не остается ничего. Во-вторых, теряет смысл определение случайного как непредсказуемого: демон Лапласа способен предсказать любое событие. В-третьих, необходимыми оказываются не только всеобщие, но и уникальные явления. Снова напрашивается вывод, что случайность - это непознанная необходимость, что "случайность" - это понятие, не просто выражающее наше незнание, но и оправдывающее его. Этот взгляд на соотношение необходимости и случайности называют лапласовским детерминизмом.

стр. 10


2. Второе препятствие на пути истолкования случайности как непознанной необходимости - возможность существования разрывов в каузальных цепях. Доказав их реальность, мы можем "спасти" объективную случайность, т.е. опровергнуть истолкование ее как непознанной необходимости. Ведь это означает, что существуют следствия, которые не являются ничьими причинами, и причины, которые не являются ничьими следствиями, ничем не детерминированные начала причинных рядов. Такие причины называют свободными. Свободная причина - это случайность, которую не способен истолковать как необходимость и, следовательно, предсказать даже демон Лапласа.

Итак, задача опровержения лапласовского детерминизма сводится к доказательству реальности свободных причин: если их нет, - Лаплас был прав, если они есть - ошибался. При этом нужно различать опровержение и высмеивание лапласовского детерминизма. Именно высмеивал, а не опровергал его Ф. Энгельс, когда писал: "Что этот цветок клевера был оплодотворен в этом году пчелой, а тот не был, причем этой определенной пчелой и в это определенное время... что в прошлую ночь меня укусила блоха в 4 часа утра, а не в 3 и не в 5, и притом в правое плечо, а не в левую икру, - все это факты, вызванные не подлежащим изменению сцеплением причин и следствий"1 . С точки зрения здравого смысла, это нелепо. Но здравый смысл - не судья в решении фундаментальных философских проблем. Не порывая ни с фактами, ни с логикой, мы обязаны признать одно из двух. Если разрывов в каузальных цепях нет, то факт, что "в прошлую ночь меня укусила блоха в 4 часа утра, а не в 3 и не в 5", однозначно детерминирован либо волей Бога еще до сотворения мира, либо "Большим взрывом" - в зависимости от точки зрения. Если такие разрывы существуют, тогда над примером Энгельса можно посмеяться вместе с ним. И верность детерминизму соблюсти, и объективность случайности признать можно только ценой логической непоследовательности или недомыслия.

Лапласовский детерминизм зиждется на том факте, что ни одного бесспорного факта свободной причины пока не обнаружено. Надежду обнаружить ее породила синергетика. Она придала принципиальное значение тому обстоятельству, что для перехода явления из одного состояния в другое одних внутренних количественных накоплений недостаточно. Например, абсолютно чистая вода


1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С. 533 - 534.

стр. 11


не превращается в лед даже при температуре ниже нуля градусов. Замерзание воды может вызвать микроскопическая пылинка, попадающая в нее извне и образующая основу кристаллизации. Это воздействие, проникающее в готовое к изменению явление извне и запускающее это изменение, называют пусковой причиной. По сравнению с событиями, которые она вызывает, пусковая причина ничтожна: лавину в горах может вызвать даже громкий звук.

В примере с водой пусковая причина лишь запускает процесс перехода явления из одного состояния в другое. Но в более сложных случаях она выполняет еще одну функцию. Дело в том, что в точке перехода явления из одного состояния в другое (ее называют точкой бифуркации) чаще всего существует не одна, а целый веер возможностей. И пусковая причина, во-первых, "выбирает" одну из них, а, во-вторых, запускает процесс ее превращения в действительность. Особенно наглядно эти две роли пусковой причины выступают в социальных процессах. Исследователи до сих пор недоумевают по поводу ничтожности тех пусковых причин, которые из всего веера возможностей, открывавшихся перед Россией в октябре 1917 г., выбрали именно ту, которая определила ее развитие в XX в.

Современная наука не в состоянии предсказать ни выбора одной из возможностей, существующих в точке бифуркации, ни времени ее превращения в действительность. Это порождает у противников тезиса, что случайность - это непознанная необходимость, надежду, что именно здесь, в точке бифуркации, сцепление причин и следствий разрывается и возникает объективная, подлинная случайность. Но ничто не дает нам оснований утверждать это, кроме того факта, что мы не можем проследить здесь сцепления причин и следствий. Но незнание - не аргумент. Следовательно, синергетика лишь конкретизирует задачу опровержения лапласовского детерминизма, но не решает ее.

Вторая область, в которой исследователи надеются обнаружить свободные причины и, следовательно, объективную случайность, - микромир. Физики говорят, например, о свободе воли электрона, входящего в электронную оболочку атома: предсказать, когда и на какую орбиту он перейдет, невозможно. Можно вычислить лишь вероятность его перехода именно на данную орбиту. Чтобы оценить надежду найти объективную случайность в микромире, примем во внимание, что человек - это макрообъект, и его жизнь в первую очередь зависит от макрообъектов. Органы чувств человека - также макрообъекты, исторически сформировавшиеся для

стр. 12


познания макрообъектов. Для этой же цели исторически сформировалось и рациональное познание. Но логика его саморазвития вывела процесс познания за пределы макромира - в мега- и микромир. При исследовании микрообъектов с помощью макроприборов (камер Вильсона, искровых камер и т.д.) возникает картина, которую можно сравнить лишь с картиной, открывающейся после вскрытия электронных часов топором. Использовать в этой ситуации "доказательство от знания", т.е. утверждать, что "квантовая механика полна", что микромирименно таков, каким нам его представляют наши макроприборы, - значит, на мой взгляд, переоценивать современное состояние наших знаний. Моей интуиции больше соответствует противоположная концепция, выраженная знаменитой фразой А. Эйнштейна "Бог не играет в кости". Согласно ей, квантовая механика, описывающая только статистические закономерности микромира, не исчерпывает его содержание. В основе статистических закономерностей и мега-, и макро-, и микромира лежат динамические. Статистические законы так же вторичны по отношению к динамическим, как и функциональные отношения между положениями фигур на крышке музыкального ящика - по отношению к детерминирующим их причинным отношениям внутри него. Возможно, что макроскопические размеры нас самих и наших приборов никогда не позволят нам открыть динамические законы микромира, проявляющиеся в его статистических закономерностях. Но вера в их существование продуктивна: не отвергая ни одного из результатов, полученных современной квантовой механикой, она позволяет сохранить единый принцип познания и макро-, и мега-, и микромира.

Третий аргумент в пользу тезиса, что случайность так же объективна, как и необходимость, ищут уже не в материальной действительности, а в сознании. Для верующего примером свободной причины является воля Бога: детерминируя все в мире, она не детерминирована ничем. Однако, во-первых, существование такой воли очевидно далеко не для всех исследователей. Во-вторых, даже те из них, кто признают ее реальность, не считают волю Бога примером объективной случайности. Эта воля, с их точки зрения, - свободная, но не случайная, а необходимаяпричина. Правда, она необходима не в том смысле, что однозначно детерминирована предшествующими условиями: они отсутствуют по определению. Она "необходима для" всего остального: Бог мыслится как необходимая и достаточная причина всего сущего.

стр. 13


Вторым претендентом на роль ничем не детерминированного начала причинного ряда является воля человека. Реальность человеческой воли, в отличие от воли Бога, никто из диспутантов не оспаривает. Сомнение вызывает лишь возможность ее свободы. По вопросу о свободе воли человека в философской и теологической литературе написано больше, чем по любой другой философской и теологической проблеме. Это и понятно: для верующего от его решения напрямую зависит решение основного вопроса теологии - о спасении. В самом деле, если разрывов в каузальных цепях нет, значит, от волений Бога к любому человеческому волению тянется непрерывная цепь однозначных детерминаций. А это значит, что его спасение или погибель предопределены еще до сотворения мира. Именно это утверждал Лютер, когда говорил о рабстве воли. Его оппонент, Эразм Роттердамский, обосновывал свой тезис о свободе человеческой воли на основе постулата, что разрывы в цепи причин существуют именно в точке порождения человеческого воления условиями, в которых человек находится. Эти условия детерминируют лишь сам факт воления, но не его содержание.

И тезис о рабстве, и тезис о свободе человеческой воли обосновывают методом от противного. Однако применение этого метода к проблемам, связанным с бесконечностью, обладает интересной особенностью, которую подметил Кант: в таких дискуссиях побеждает тот, кто нападает первым, при условии, что критикуемый может лишь защищаться. В самом деле, допустим, что свободных причин вообще и свободных волений в частности нет. Тогда теряют смысл понятия вины, заслуги, ответственности, вменяемости, т.е. все нравственные ценности. Спасение человека также не зависит от его свободной воли. Человек обрекается на беспросветный фатализм.

Допустим теперь, что разрывы в каузальных цепях и, следовательно, ничем не детерминированные воления существуют. Вывод тот же самый: о какой ответственности, вине, заслуге и просто вменяемости можно говорить по отношению к человеку, воля которого ничем не детерминирована и, следовательно, принципиально непредсказуема даже для него самого?

Рассуждая чисто умозрительно, можно предложить следующий способ разрешить спор между сторонниками и противниками свободы человеческой воли: перебрать все человеческие воления и попытаться найти среди них свободные. Для демона Лапласа это рутинная задача, для человечества же - выполнимая лишь в итоге его потенциально бесконечной истории. Пока же, за всю его прошедшую историю, не было обнаружено ни одного строго доказан-

стр. 14


ного случая свободного воления. На этот факт опираются те, кто отрицает свободу воли. Но класс волений еще не исследован, и нет никакой гарантии, что примеры свободных волений не обнаружатся в будущем, с появлением более совершенных методов анализа. На этом соображении основываются сторонники свободы воли. Отсюда следует, что сегодня и тезис о существовании, и тезис о несуществовании свободы воли - это предмет философской веры, а не демонстративного доказательства.

До сих пор мы анализировали соотношение свободы и необходимости, расширяя область их определения до бесконечности. Это могут позволить себе математики и философы, но не представители естественных наук. Они используют для выделения необходимости в чистом виде два других приема: во-первых, изоляцию области определения от внешних и внутренних неконтролируемых воздействий и, во-вторых, выделение ее в чистом виде, т.е. освобождение от примесей. При исследовании Солнечной системы это сделать, конечно, невозможно, но при исследовании макрообъектов, например, при проведении химических реакций, к этому идеалу можно подойти достаточно близко. Именно эти задачи решаются в эксперименте. Эксперимент позволяет не выдумывать, а выводить абсолютно необходимое поведение объекта из результатов эксперимента. Никакой эксперимент не позволяет, конечно, полностью изолировать исследуемый объект от всех трех видов случайности. Его назначение - обнаружить тенденцию, проявляющуюся в процессе все большего их устранения. Тогда методом предельного перехода можно представить себе поведение объекта, полностью избавленное от случайностей. Именно так был сделан вывод, что с полным устранением трения тело будет двигаться равномерно и прямолинейно до тех пор, пока на него не подействует сила.

Все сказанное распространяется на необходимое и случайное не только в объективной действительности, но и в сознании: необходимым называют знание, которое однозначно следует по общепризнанным правилам вывода из принятых аксиом и доказанных теорем. При этом необходимое знание связано с объективно существующей необходимостью: оно описывает ее.

Сказанное позволяет также понять связь необходимого с всеобщим. Для науки эта связь особенно важна, ибо ее предмет - не просто необходимое, а необходимое и всеобщее. Всеобщность является следствием необходимости. Признак, необходимо присущий одному объекту, всеобщ для класса таких объектов. Например,

стр. 15


форма монеты однозначно детерминирована матрицей и пуансоном пресса и в этом смысле необходима по отношению к ним. Одновременно она неразличимо сходна с формами других монет, вышедших из-под того же пресса. Следовательно, по отношению к этим монетам она всеобща. Это позволяет от необходимости признака заключать к его всеобщности. Но от всеобщности признака нельзя заключить к его необходимости: всеобщность может быть и случайной.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/Философия-и-наука-СЛУЧАЙНОСТЬ-НЕОБХОДИМОСТЬ-СВОБОДА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Polina YagodaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Yagoda

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Т. Д. ЛЕВИН, Философия и наука. СЛУЧАЙНОСТЬ, НЕОБХОДИМОСТЬ, СВОБОДА // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 10.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/Философия-и-наука-СЛУЧАЙНОСТЬ-НЕОБХОДИМОСТЬ-СВОБОДА (date of access: 17.04.2021).

Publication author(s) - Т. Д. ЛЕВИН:

Т. Д. ЛЕВИН → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Polina Yagoda
Kaliningrad, Russia
2451 views rating
10.09.2015 (2046 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
На фотографии, удостоверяющей личность, вольноопределяющийся с правами 2-го разряда, младший урядник Дмитриев Иван Сергеевич, из казаков станицы Новопокровской Кавказского отдела. Рожден 12 июня 1888 года. Православный. Женат. Имеет сына. Образование - общее домашнее. Выдержал испытание на чин прапорщика запаса в Комиссии при 117 пехотном запасном батальоне. Произведен в прапорщики 21 декабря 1914 года. Младший офицер 10-го Кубанского пластунского батальона. Воевал на Кавказском и Юго-Западном фронтах.
3 hours ago · From Анатолий Дмитриев
Русская гвардия в первой мировой войне
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
Американский раб и русский крепостной: типология и специфика принудительного труда
Yesterday · From Россия Онлайн
Тайны "Кремлевского дела" 1935 года и судьба Авеля Енукидзе
Catalog: Медицина 
Yesterday · From Россия Онлайн
В статье представлена главная идея науки имиджелогии – как особой науке о человеке - главной целью, которой, является самореализация личности. В статье рассмотрен анализ и современное понятие определений “имидж”, “профессиональный имидж”, «профессионально-имиджевый потенциал» “имидж педагога”. Анализ психологической литературы позволил сделать вывод, что сущность понятия “имидж” представлен через категории: “образ”, “мысль”, “суждение”, “представление”, “развитие” и другие. В статье раскрыт психолого-педагогический аспект формирования имиджа в профессиональной деятельности педагога, с точки зрения раскрытия профессионально-имиджевого потенциала учителя начального образования.
В статье представлена главная идея науки имиджелогии – как особой науке о человеке - главной целью, которой, является самореализация личности. В статье рассмотрен анализ и современное понятие определений “имидж”, “профессиональный имидж”, «профессионально-имиджевый потенциал» “имидж педагога”. Анализ психологической литературы позволил сделать вывод, что сущность понятия “имидж” представлен через категории: “образ”, “мысль”, “суждение”, “представление”, “развитие” и другие. В статье раскрыт психолого-педагогический аспект формирования имиджа в профессиональной деятельности педагога, с точки зрения раскрытия профессионально-имиджевого потенциала учителя начального образования.
Возвращение в историю. "...Всегда любезный, всегда молчаливый товарищ" 1
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
Февральская революция и права солдат. Опыт источниковедческого исследования
Catalog: История 
2 days ago · From Вacилий П.
Студенческое "Прошение на имя государя" осенью 1861 года
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
Рабочие Урала в 1914-1922 годах
Catalog: Экономика 
3 days ago · From Вacилий П.

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Философия и наука. СЛУЧАЙНОСТЬ, НЕОБХОДИМОСТЬ, СВОБОДА
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones