Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-15863

Share with friends in SM

Финансовая политика коммунистов. Товий Аксельрод. Адольф Иоффе, высмеивая в марте 1919 г. финансовую щепетильность советских лидеров в Мюнхене, в качестве образца имел в виду молниеносную операцию, которую провели в банковской сфере сами большевики. В "Апрельских тезисах" 1917 г. Ленин требовал "слияния всех банков страны в один общенациональный банк и введение контроля над ним со стороны С. Р. Д.", добавив накануне захвата власти, что только таким образом "можно добиться того, что государство будет знать, куда и как, откуда и в какое время переливают миллионы и миллиарды" 1. Он неустанно убеждал своих сторонников в том, что национализация банков "абсолютно никаких ни технических, ни культурных трудностей не представляет и задерживается исключительно интересами грязной корысти ничтожной горстки богачей". Но и для слома их сопротивления у вождя большевиков был готовый рецепт: "достаточно бы, например, объединить отдельно бедных служащих (банков. - А. В.) и выдавать им премию за обнаружение обмана и оттяжек со стороны богатых, - и национализация банков прошла бы глаже гладкого, быстрее быстрого" 2. Как видим, идея комбедов в банковской сфере родилась у Ленина даже раньше деревенских комбедов, хотя в отличие от последних и не была реализована на практике.

Требуя от Временного правительства скорейшего принятия законов о жестком государственном контроле над финансовой деятельностью, большевики, получив власть в свои руки, предпочли действовать иначе. Утром 14 декабря 1917 г. (ст. ст.) отряды вооруженных рабочих заняли помещения всех банков Петрограда. Лишь после этого Ленин внес на утверждение заседания ВЦИК декреты о национализации и "О ревизии стальных ящиков (сейфовых ячеек. - А. В.) в банках" 3.


Продолжение. Начало см.: Вопросы истории. 2014. N 6.

Ватлин Александр Юрьевич - доктор исторических наук, профессор Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова.

стр. 37

О большевистских методах решения финансовых вопросов баварские коммунисты знали далеко не понаслышке. Евгений Левинэ полгода работал в информационном отделе советского полпредства в Берлине, его соратники Товий Аксельрод и Александр Абрамович являлись старыми большевиками, пассажирами известного "пломбированного вагона", вернувшимися в Западную Европу из Советской России для продвижения вперед дела мировой революции. Следует признать, что финансовая ситуация в России конца 1917 и Германии начала 1919 г. была достаточно похожей. Война привела в полное расстройство государственные финансы, в обеих странах наряду с карточной системой процветал черный рынок, демонстрировавший рабочим и служащим прелести инфляции, прикрытой государственным регулированием цен.

Кое-какие из мер, которые осуществили большевики в России, были предложены властью уже в дни существования первой БСР. Речь шла о сокращении наличного обращения и ограничении доступа состоятельных граждан к своим банковским вкладам 4. Однако все они так и остались на бумаге. Лидеры баварской революции первого призыва не имели необходимого аппарата и административного опыта для претворения в жизнь подобных мероприятий, они предпочитали прятаться за спины приглашенных в Мюнхен ученых-экономистов, безосновательно рассчитывая, что у тех в запасе есть некое "чудо-оружие".

У коммунистов был иной подход к теории: она должна была оправдывать и обосновывать их революционный волюнтаризм. Обращаясь к своим оппонентам при обсуждении декрета о национализации банков, Ленин расставил точки над "и": "Вы исходите из правильной научной теории, но для нас теория есть обоснование предпринимаемых действий для уверенности в них, а не для мертвого страха" 5. После победы над путчистами 13 апреля 1919 г. баварским коммунистам предстояло доказать собственное бесстрашие.

Одним из условий, которое выдвинул Левинэ при формировании первого советского правительства, был "немедленный захват банков пролетарской красной гвардией" 6. Однако данное требование лидера баварской КПГ так и осталось на бумаге даже после того, как к власти пришли сами коммунисты. Утверждение советской историографии о том, что во второй БСР "банки были поставлены под суровый контроль пролетарской диктатуры и фактически национализированы" 7, выдавало желаемое за действительное. В кадровой обойме коммунистов не нашлось никого, кто обладал бы достаточной компетентностью для того, чтобы взять на себя радикальную перестройку финансовой системы. Левинэ и его соратники пошли на риск, приняв в свои ряды "чужака" - вошедший в состав Комитета действия Эмиль Мэннер 15 апреля 1919 г. был назначен народным уполномоченным по делам финансов, что соответствовало рангу министра в "старой" Баварии 8.

Первым делом Мэннер заручился поддержкой Ревбанксовета, который был переведен из Виттельсбахского дворца в здание Народного дома финансов. Он заявил своим соратникам, что "принимает этот пост только при условии, что будет осуществлять свою деятельность не как политик, а как управленец. Кроме того, он сказал, что

стр. 38

не издаст ни одного постановления без согласования с нами, и будет ровно столько оставаться на этом посту, сколько позволит его совесть" 9. В состав финансовой комиссии вошли члены Ревбанксовета Людвиг Раммлер и Вильгельм Май, который стал кассиром советского правительства.

Выражением особого отношения баварских коммунистов к Мэннеру стало назначение в финансовую комиссию "политического комиссара" (это был единственный случай в советском правительстве), которому предоставлялось право подписи и контроля над принятыми решениями. Им стал Товий Аксельрод - выходец из России, участник революционного движения с 1905 г., познакомившийся с Лениным в швейцарской эмиграции. В момент краха монархии Гогенцоллернов Аксельрод находился в Германии, возглавляя Бюро советской пропаганды, а с января 1919 г. проживал в местечке Эбенхаузен под Мюнхеном, где был интернирован по пути в Швейцарию. Ни экономического образования, ни опыта работы в финансовой сфере у него не было, однако Аксельрод, официальный представитель Советской России в Германии, олицетворял собой живое воплощение победоносного опыта большевиков.

Решающим фактором экономической жизни второй БСР стала всеобщая стачка, объявленная Комитетом действия 14 апреля. Стачка должна была продемонстрировать силу и сплоченность рабочего класса, который получил в свои руки оружие и в любой момент должен был отразить нападение правительственных войск с северного направления. Для хозяйственной жизни Мюнхена стачка оказалась настоящей катастрофой - бастовавшие предприятия, в том числе транспорт и сфера обслуживания, не сдавали свою выручку в банки (которые продолжали работать), что резко обострило дефицит наличных денег. В то же время, по решению Комитета действия, предприниматели должны были полностью оплатить рабочим и служащим дни простоя, хотя у торговых и гастрономических заведений для этого не было никаких финансовых возможностей.

Уже с первого дня существования второй БСР финансовую комиссию захлестнул поток просьб и требований о выдаче наличных денег - они должны были пойти на оплату бойцов создаваемой Красной Армии и сотрудников нового управленческого аппарата 10. Аксельрод потребовал немедленной конфискации всех ценностей, хранившихся в банках, объявив, что иного пути, кроме пути русских большевиков, не существует 11. Мэннер с большим трудом смог отговорить его от "красногвардейской атаки" на банковский капитал, предложив тактику постепенного изъятия наличности у состоятельной части населения.

16 апреля по всему городу были расклеены объявления, подписанные только что назначенным на свой пост народным уполномоченным по финансам. Владельцам банковских ячеек предписывалось явиться к своим сейфам завтра с утра - обнаруженные там деньги будут зачислены на счет владельца и пущены на покрытие самых неотложных расходов советской власти. Проведенная во всех банках операция принесла всего лишь 20 тыс. марок, так как большинство владельцев сейфов попросту проигнорировало постановление новых властей. Законопослушных баварцев с каждым днем становилось все

стр. 39

меньше и меньше, множились акты прямого саботажа и сопротивления со стороны финансовых и предпринимательских кругов. Вскоре стало известно, что в банках продолжалась выдача наличности вплоть до 50 тыс. марок, крупные суммы всеми доступными путями пытались вывести за пределы Южной Баварии.

Аксельрод, продолжая ссылаться на опыт большевиков, требовал идти до конца по пути конфискаций, в частности, взламывать те банковские ячейки, владельцы которых не открыли их добровольно, изымать оттуда иностранную валюту и драгоценности. Это не только превосходило самые страшные кошмары мюнхенской буржуазии, но и повергло в трепет членов Ревбанксовета, которые не желали видеть себя соучастниками "террористических действий" 12. Мэннеру приходилось балансировать между радикальными требованиями "русских" и увещеваниями своих товарищей, большинство из которых продолжало находиться в тесном контакте с руководителями своих банков. Несомненно, на него оказывала свое воздействие тактика последних: переждать смуту, идя на компромиссы с советской властью, и уберечь таким образом свои финансовые институты от "национализации", которая в их понимании отождествлялась с полным разграблением.

Собрав в первый день своей работы на новом посту чиновников Министерства финансов, Мэннер потребовал от них признания советской республики и честной работы на ее благо, в противном случае им следовало ожидать немедленного увольнения. В самом здании перемены бросались в глаза - из кабинетов были убраны помпезные картины, целый этаж освобожден для того, чтобы разместить там нуждающиеся в жилье семьи. Чиновникам запретили в общении упоминать титулы и ранги, вводилось общее для всех обращение "господин" 13. Коридоры Народного дома финансов заполнили просители и лоббисты, на сей раз представлявшие не предпринимательские круги, а профсоюзы рабочих и служащих.

Не в силах противостоять большевистской креативности Аксельрода, предлагавшего проводить все новые конфискации у "буржуев", Мэннер одновременно разрабатывал меры системного характера, отвечавшие его представлениям о рабочем контроле над производством и денежным обращением. Постановлениями финансовой комиссии было запрещено выплачивать дивиденды по акциям, фабзавкомы получили право проверять безналичные переводы хозяев предприятий, что де факто означало отмену банковской тайны. 17 апреля появилось обращение Мэннера к мюнхенцам, выдержанное в ключе ортодоксального марксизма. "Накопление бумажных денег является капиталистическим преступлением по отношению ко всему народу, а особенно - к пролетариату". Вывод капиталов за пределы Баварии ведет к подорожанию жизни в городе, бьет по интересам неимущих. Народный уполномоченный по финансам в очередной раз пообещал, что никаких конфискаций банковских вкладов не будет, а тем, кто отказывался нести наличность в банки, грозил наказаниями вплоть до ревтрибунала 14. Поскольку подобные увещевания не помогали, сумма, которую можно было ежедневно снять с собственного вклада в банке, вновь понизилась с 600 до 100 марок.

При всем своем радикализме Мэннер не был готов встать в ряды твердокаменных большевиков, ни в грош не ставивших право част-

стр. 40

ной собственности. Это запрограммировало его конфликт с коммунистическим руководством второй БСР, который был вынесен на собрание фабзавкомов 18 апреля. Мэннер потребовал немедленного прекращения всеобщей стачки, которая с каждым днем ухудшала положение самих рабочих, и нашел горячую поддержку собравшихся. Поведение Аксельрода отражает его некомпетентность в финансовых вопросах 15, простыми конфискациями не добиться экономического подъема, утверждал Мэннер. Его оппонентом выступил сам Левинэ, вновь разыгравший русскую карту: "В Революционном банковском совете заседают весьма достойные товарищи. Но в силу того, что они все время работали с капиталистами, они до сих пор не могут избавиться от их влияния" 16. Поэтому в качестве политического комиссара им и был придан "опытный деятель первой советской республики в России".

Первое столкновение завершилось боевой ничьей. Члены фабзавкомов приняли решение о проверке деятельности финансовой комиссии, но Мэннер остался на своем посту, равно как и Аксельрод. Левинэ пришлось согласиться с необходимостью прекращения стачки. Городские предприятия возобновили свою работу после завершения пасхальных празднеств и проведения Дня единства пролетариата 22 апреля, однако это не ослабило дефицита наличности в кассе советского правительства. Отряды Красной Армии, отправленные на фронт, грозили покинуть позиции, если не получат обещанного жалования. Неспокойно было и в частях мюнхенского гарнизона, солдаты которых дожидались демобилизации. 23 апреля представители казарменных советов заявили на собрании фабзавкомов, что, если им не выплатят жалованья, они не будут больше поддерживать БСР. Идея решить проблему одним ударом, напечатав новые деньги "по потребностям", витала в воздухе.

Арестованный в Бамберге профессор Поленске писал жене 23 апреля, что "наши наследники в Мюнхене в этом смысле (печатание бумажных денег. - А. В.) строят совершенно дикие планы. Естественно, это вновь будут банкноты для накопления, а не свободные деньги (Hamstergeld, kein Freigeld)" 17. Соратники Мэннера утверждали в ходе следствия, что он выступал против подобной меры, заявив на заседании Ревбанксовета, что не является фальшивомонетчиком. Однако доклад Груни свидетельствует об обратном, да и сам Мэннер на одном из заседаний собрания фабзавкомов увязывал достижение финансовой стабильности с удержанием города Дахау к северо-западу от Мюнхена, где находилась фабрика, производившая бумагу с водяными знаками, которая была необходима для печатания банкнот 18.

В судебном деле членов Ревбанксовета сохранились изъятые у его деятелей документы, в том числе и шуточный эскиз новой "революционной банкноты" достоинством в 20 марок, на котором были изображены подписи реальных руководителей второй БСР - лидеров КПГ Евгения Левинэ и Макса Левина, а также Товия Аксельрода. Подпись Мэннера на этом рисунке отсутствует - очевидно, его автор Людвиг Раммлер хотел донести до своего товарища мысль о том, кто на самом деле является хозяином положения в Мюнхене. Явно сгущая краски, об этом писал в своем докладе и Карл Груни: "Каждый раз после возвращения с заседания Комитета действия или после

стр. 41

общения с русскими большевиками Мэннер выдвигал невероятно радикальные планы и идеи, не отдавая себе отчета в том, к каким последствиям может привести их практическая реализация. В любом случае властители оказывали на него явное давление, которому он неизменно уступал в силу собственного фальшивого тщеславия" 19.

Мэннер, молодой человек с минимальным политическим опытом, ежедневно находился перед необходимостью принимать решения, затрагивавшие судьбы десятков тысяч людей. Технические решения давались ему легко - так, вместо создания "революционных банкнот" он предпочел воспроизводить фотомеханическим способом баварские денежные знаки, введенные в оборот в годы первой мировой войны. Обоснование данного выбора было простым и понятным - рабочие, солдаты и крестьяне не уверены в прочности Советской республики, они откажутся принимать в счет жалования и оплаты поставленных продуктов деньги, освященные ее сомнительным авторитетом 20.

Второй уровень принятия решений был ограничен давлением со стороны коммунистических лидеров БСР, требовавших проводить финансовую политику по принципу "грабь награбленное". В первые дни своего пребывания на посту Мэннер воспринимал это давление как временный и преходящий перегиб, порожденный как балансированием новых властей на грани жизни и смерти, так и их идеологическим догматизмом, слепым следованием "русскому примеру". Стремясь смягчить или оттянуть их практическую реализацию, члены Ревбанксовета фактически действовали по тому же принципу, что и руководители мюнхенских банков, - спасти то, что еще можно спасти.

Тактический союз "верхов" и "низов" в финансовой сфере диктовался отнюдь не совпадением классовых интересов, но профессиональным пониманием тех катастрофических последствий, к которым неизбежно приведет "красногвардейская атака" коммунистов на банковский капитал. Не случайно в ходе следствия по делу членов Ревбанксовета директора крупнейших банков засыпали военные власти письмами с оправданием своих бывших сотрудников. Да и сами обвиняемые в своих показаниях переходили от простого оправдания к настоящей героизации собственных действий: "Да, мы отправились в логово льва. Но не для того, чтобы помогать. Мы искренне сражались с бессмыслицей и терроризмом" 21.

Наконец, третий уровень принятия решений ставил перед Мэннером вопрос о личной ответственности за происходившее в городе, о границах соучастия в реализации решений, которые противоречили его собственным убеждениям. По мере того, как баварский большевизм приобретал все более гротескные формы, росло и его неприятие союзниками из числа левых социалистов, представлявших НСДПГ. Помимо Мэннера к их числу следует отнести народного уполномоченного по военным делам Вильгельма Рейхарта, а также Эрнста Толлера и Густава Клингельхофера, отправленных командовать участком фронта к северу от Мюнхена.

Все они считали правление коммунистов "меньшим злом" по сравнению с реставрацией капиталистических порядков и парламентаризма. Понимая, что не могут претендовать на роль равноправного партнера, они все же пытались свести к минимуму просчеты Левинэ

стр. 42

и его соратников. Автор ни в коей мере не склонен идеализировать деятельность баварских "независимцев", однако следует признать, что она представляла собой не частную корректировку курса КПГ справа, а вполне самостоятельную политическую программу 22.

У левых социалистов не было возможности предложить ее на конкурентной основе собранию фабзавкомов. Этот орган, ежедневно собиравшийся в огромном зале пивной "Хофбройхауз", формально играл во второй БСР роль пролетарского парламента (съезда советов рабочих и солдатских депутатов), однако на деле не обладал реальной властью. Подсчитать голоса более чем тысячи присутствовавших было невозможно, решения принимались методом аккламации, причем случалось, что на одном и том же заседании представители городских предприятий одобряли взаимоисключающие постановления 23. И все же открытое столкновение мнений, пусть даже по частным вопросам, неизбежно придавало дебатам на собраниях фабзавкомов политический оттенок.

О значении финансового вопроса в баварской революции свидетельствует тот факт, что судьба коммунистической БСР была предрешена в ходе конфликта Мэннера и Аксельрода, вынесенного на заседание собрания фабзавкомов 26 апреля. За два дня до этого последний в очередной раз потребовал изъять из банковских ячеек частных вкладчиков иностранную валюту и драгоценности, чтобы отправить полученные средства на оплату солдат Красной Армии. Не говоря уже о трудности перевода подобных активов в наличные деньги, проведение данного решения в жизнь (банки должны были предоставить в финансовую комиссию все ключи от сейфов) неизбежно привело бы к социальному взрыву. Нельзя исключать, что это было осознанной частью плана коммунистов по мобилизации своих сторонников и подготовке Мюнхена к "последнему и решительному бою".

На сей раз Мэннер отказался от увещеваний и проволочек, на правив в Комитет действия ультиматум. "В настоящее время я работаю над программой чрезвычайного налога на имущество. После завершения работы, которая ведется уже две недели, вообще не останется крупных состояний. Но эта мера должна опираться на точные данные, ибо значительная часть облагаемого имущества не находится в банковских ячейках. Товарищ Аксельрод представляет себе дело так, что он просто завладеет ключами от сейфов, в то время как остальные ценности останутся вне нашего контроля. Подобный образ действий я могу расценить только как дилетантскую забаву". Уполномоченный по финансам по пунктам разобрал негативные последствия экспроприации банковских ячеек, на которой настаивал его политический комиссар. Ведь там хранятся семейные реликвии, рукописи и художественные произведения. Решающая фраза содержалась в конце ультиматума - в случае, если Комитет действия не согласится с его доводами, Мэннер обещал в тот же день объявить на заседании в "Хофбройхауз" о своей отставке 24.

Чтобы лишний раз подчеркнуть отличие своего курса от бессистемных экспроприаций коммунистов, уполномоченный по финансам объявил о новом пакете мер, призванных решить проблему дефицита наличных денег. Они оказались в тени политического конфликта, развернувшегося вечером того же дня, однако совре-

стр. 43

менниками были оценены как "самые радикальные" 25. Речь шла о том, что наниматели жилья должны вносить квартплату в банк, а не отдавать ее напрямую владельцу недвижимости. Фабзавкомы получили новые полномочия по контролю над финансовой деятельностью мелких и средних предприятий, дневная выручка последних должна была в обязательном порядке сдаваться в банк. Была запрещена выдача зарплаты авансом, которую практиковали предприниматели, чтобы избежать изъятия наличных средств, каждый из них отныне не мог иметь более одного расчетного счета. Частным банкам следовало раскрывать всю свою отчетность перед контролирующими органами БСР, что означало полную отмену банковской тайны 26. Остававшийся в Мюнхене Отто Нейрат впоследствии признавал, что постановления Мэннера от 26 апреля шли в русле его концепции о сведении к минимуму оборота наличных денег, хотя и отрицал свое прямое участие в их подготовке 27.

Мэннер еще больше укрепил свои позиции в предстоящем столкновении с коммунистами, сделав в тот же день щедрый подарок - из государственной казны было выделено 800 тыс. марок на компенсацию зарплаты рабочим и служащим мелких предприятий, принимавших участие во всеобщей стачке 28. Очевидно, что его ультиматум не был спонтанным протестом одиночки - находившийся на фронте Толлер прислал в Мюнхен аналогичное заявление об отставке: "Нынешнее правительство я считаю настоящей катастрофой для трудящегося народа Баварии. С моей точки зрения его руководители олицетворяют угрозу для идеи советской власти. Не в состоянии ничего создать, они занимаются бессмысленным разрушением" 29. Поддержал Мэннера и Ревбанксовет, заявивший, что сотрудники банков не будут исполнять распоряжение о вскрытии ячеек и конфискации их содержимого.

Свою речь на собрании фабзавкомов 26 апреля Мэннер начал с рассказа о достигнутых успехах: рабочим начали выплачивать компенсацию за дни стачки, завершается подготовка законопроекта о чрезвычайном налоге на имущество. Но позитивная работа перечеркнута радикальными требованиями Аксельрода, которые выступавший сравнил с "политическим воровством" 30. Мэннер не смог вынести спорный вопрос на заседание Комитета действия, так как тот не собирался на протяжении последних дней. Все вопросы келейно решаются в Исполкоме, где собрались одни русские большевики, остальные члены революционного правительства сведены до роли марионеток, - утверждал народный уполномоченный по финансам. Согласно докладу Груни, оппонировавший Мэннеру Левинэ предложил членам фабзавкомов выбирать между прямым путем к социализму, которым идут коммунисты, и зигзагами, как предлагают двигаться "независимцы".

Время ораторского красноречия, которое на протяжении двух недель управляло "пролетарским парламентом", закончилось. Атмосферу взаимного недоверия и упреков дополнило сообщение о том, что представители КПГ изъяли в управлении полиции бланки паспортов, чтобы облегчить своим лидерам бегство из Баварии. Собрание взорвалось возгласами негодования, коммунистам вновь пришлось оправдываться. В воскресенье, 27 апреля, судьба второй БСР

стр. 44

была окончательно решена - собрание фабзавкомов высказалось в поддержку программы Мэннера, после чего Левинэ заявил об уходе коммунистов из правительства.

Лидеры НСДПГ не вошли в новый состав Комитета действия, избранного 28 апреля, однако именно они контролировали его деятельность. Освободившись от опеки Аксельрода, Мэннер развил невероятную активность. Воспользовавшись слухами о том, что КПГ готовит вооруженный путч, он предложил арестовать Левинэ и его соратников, однако не был поддержан однопартийцами. Не менее радикально повел он себя и по отношению к банкирам - глава мюнхенского отделения Рейхсбанка тайный советник Хейн был вызван в финансовую комиссию и под угрозой ареста сообщил о том, сколько денег и золота находится в хранилищах вверенного ему учреждения. Мэннер направил в Бамберг посланца, который должен был сообщить правительству Гофмана, что в случае задержки с поставкой наличности из Берлина он начнет реализацию золота, хранившегося в сейфах Рейхсбанка 31.

Отто Нейрату поручили составить сводный доклад об экономическом положении БСР, который он представил Комитету действия уже через два дня. Нужно было спешить - город со всех сторон окружали правительственные войска, среди горожан ходили упорные слухи о том, что штурм назначен на 1 мая. Нейрат пришел к выводу, что без окончания продовольственной и топливной блокады со стороны северян дни Советской Баварии сочтены, необходимо было немедленно начать переговоры с правительством Гофмана. Однако именно этот, решающий, пункт его рекомендаций Комитет действия отверг 32.

Последние дни существования Советской Баварии выглядели настоящей агонией. Командование Красной Армией продолжало находиться в руках коммунистов, и оно действовало независимо от гражданских властей, пообещав, что не сдаст город без боя. Советские учреждения закрывались одно за другим, их руководители раздавали последние деньги в качестве аванса своим сотрудникам, чтобы хоть как-то отблагодарить их за проделанную работу. Кое-кто из первых лиц БСР пытался бежать, прихватив с собой огромные суммы 33. 30 апреля Мэннер подготовил последнее постановление финансовой комиссии, грозя штрафами и революционным трибуналом банковским работникам, которые занимаются саботажем, ожидая скорого падения советской власти. Этот документ даже не успели напечатать.

Советская республика в Баварии, ставшая полем разнообразных экономических и финансовых экспериментов, погибла не от их последствий. Коммерсанты из Мюнхена, принятые 29 апреля в Берлине, в ведомстве рейхсканцлера Шейдемана, рассказывали о том, что советское правительство решило вопрос с дефицитом наличных денег - во-первых, за счет печатания баварских купюр достоинством в 20 марок, а во-вторых, за счет поставок фальшивых банкнот крупного номинала из России 34. Даже если и то и другое объяснение являлись продуктами "машины слухов", сам факт постепенного преодоления кризиса наличности в последние дни существования БСР не вызывает сомнений.

Правительственные войска спешили войти в Мюнхен, не считаясь с разрушениями и жертвами среди мирного населения, отнюдь

стр. 45

не потому, что в городе кончились деньги или под угрозой находились хранилища местного отделения Рейхсбанка. С точки зрения генералов, так и не снискавших себе славы на полях сражений первой мировой войны, следовало преподать урок "зарвавшимся пролетариям", и чем страшнее будет этот урок, тем стабильней окажется реставрация "старого порядка". Этот расчет сработал лишь наполовину - кровавое подавление Мюнхенской коммуны обернулось не возвратом к старым добрым временам, а дискредитацией принципов демократии в целом и правительства социал-демократов - в частности. Что касается социализма, то искоренить его на германской почве так и не удалось. После поражения революции 1918 - 1919 гг. он дал разнообразную поросль, и подлинной трагедией для миллионов немцев стало то, что самым мощным политическим ростком в истощенной внутренними неурядицами Веймарской республике оказался национал-социализм Гитлера.

(Окончание следует)

Примечания

1. ЛЕНИН В. И. ПСС, т. 31, с. 115; т. 34, с. 163.

2. Там же, т. 34, с. 162, 164.

3. Там же, т. 35, с. 274.

4. В работе "Грозящая катастрофа и как с ней бороться" Ленин предлагал "поощрять чековое обращение для борьбы с чрезмерным выпуском бумажных денег" См.: там же, т. 34, с. 188 - 189. В декрете о национализации банков речь шла о том, что "лица богатых классов" смогут получать со своих счетов не более 100 - 125 руб. в неделю для личного потребления, а на производственные расходы средства им будут выдаваться только с письменного разрешения органов рабочего контроля. Там же, т. 35, с. 176.

5. Там же, т. 35, с. 172.

6. См.: Доклад А. Абрамовича о пребывании в европейских странах от 29 сентября 1919 года. Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ), ф. 495, оп. 293, д. 2, л. 21.

7. ЗАСТЕНКЕР Н. Баварская советская республика. М. 1934, с. 117 - 118.

8. GERSTL M. Die Munchener Rate-Republik.Munchen. 1919, S. 66.

9. Показания члена Ревбанксовета Богнера в ходе следствия. StaB. Staatsanwaltschaft. 2885.

10. Уже 17 апреля Мэннер и Аксельрод получили в государственном казначействе 100 тыс. марок на неотложные расходы Комитета действия и выплату жалования его сотрудникам. StaB. Staatsanwaltschaft. 2017. B1. 228.

11. См. показания членов Ревбанксовета в следственном деле Аксельрода. Ibid. 1939.

12. См. доклад Труни, который отмечал, что Аксельрод являлся "кнутом для Мэннера". Ibid. 2885, S. 14.

13. Ibid., S. 13.

14. GERSTL M. Op. cit, S. 73.

15. Вот лишь один пример: взяв письменное предписание Левинэ на получение 100 тыс. марок, Аксельрод явился в Баварский банк за деньгами, но директор банка отправил его обратно, заявив, что не может провести перевод без чека государственного казначейства. StaB. Staatsanwaltschaft. 1939. Удалось ли Аксельроду во второй раз преодолеть бюрократические препоны или он перепоручил получение денег сотрудникам финансовой комиссии, неизвестно.

16. StaB. Staatsanwaltschaft. 2106. B1. 32.

стр. 46

17. Ibid. 2017.

18. GERSTL M. Op. cit, S. 106.

19. StaB. Staatsanwaltschaft. 2885, S. 14.

20. У нас нет точных данных о том, успели ли советские власти ввести часть напечатанных денег в наличный оборот. Правительство Гофмана, благодаря шпионам прекрасно осведомленное о всех шагах советских властей, разбрасывало с самолетов над Мюнхеном листовки, предупреждая население о появлении "фальшивых денег". GERSTL M. Op. cit., S. 106. Противники БСР утверждали, что в оборот попало более 2,5 млн. марок, однако эти данные не подтверждаются иными источниками.

21. Показания члена Ревбанксовета Богнера в ходе следствия. Он не был привлечен к судебной ответственности. StaB. Staatsanwaltschaft. 2885.

22. Закономерно, что тезис о "предательстве независимцев", об их содействии буржуазным силам и отказе от диктатуры пролетариата впоследствии стал краеугольным камнем коммунистической трактовки событий в Советской Баварии.

23. KOGLMEIER G. Die zentralen Raegremien in Bayern 1918/19. Legitimation - Organisation- Funktion. Munchen. 2001, S. 365 - 371.

24. Письмо Мэннера без даты, с факсимильной подписью. StaB. Staatsanwaltschaft. 2885. Его копия находится в судебном деле самого Аксельрода. Ibid. 1939.

25. Die Schreckensherrschaft in Munchen und Spartakus im bayrischen Oberland. Tagebucher und Ereignisse aus der Zeit der "bayrischen Raterepublik" und der Munchner Kommune im Fruhjahr 1919. Munchen. 1919, S. 63.

26. GERSTL M. Op. cit., S. 104 - 105.

27. Протокол допроса Отто Нейрата от 16 мая 1919 года. StaB. Staatsanwaltschaft. 2139.

28. Уже на следующий день деньги были переведены в кассу городского магистрата, откуда они выдавались по заявкам фабзавкома того или иного предприятия.

29. Заявление Эрнста Толлера от 26 апреля 1919 года. GERSTL M. Op. cit., S. 108 - 109. С аналогичным заявлением выступил еще один лидер первой БСР - председатель Центросовета Густав Клингельхофер.

30. Протокол заседания не сохранился, ход дискуссии реконструирован по репортажу газеты "Мюнхенер Пост" от 28 апреля 1919 года. GERSTL M. Op. cit., S. 105 - 106.

31. Хейн в беседе с Мэннером указывал на то, что золото находится под охраной Антанты, однако это не испугало народного уполномоченного по финансам. Посланный чиновник был арестован еще на пути в Бамберг. StaB. Staatsanwaltschaft. 2885, S. 16.

32. На оригинале доклада сохранилась пометка, сделанная рукой Нейрата: "Организационные меры и кредиты одобрены единогласно, переговоры отвергнуты". Ibid. 2139.

33. Народный уполномоченный по социальным вопросам Курт Попп был схвачен на границе Баварии и Вюртемберга 5 мая 1919 г. с 400 тыс. марок, похищенных из кассы своего ведомства. Ibid. 3124. В1. 42.

34. Запись беседы представителя рейхсканцелярии с делегацией мюнхенских коммерсантов от 29 апреля 1919 г. (PAAA. R2733).

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/Финансовая-политика-советских-властей-Баварии-в-1919-г-2020-02-26

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. Ю. Ватлин, Финансовая политика советских властей Баварии в 1919 г. // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 26.02.2020. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/Финансовая-политика-советских-властей-Баварии-в-1919-г-2020-02-26 (date of access: 10.04.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. Ю. Ватлин:

А. Ю. Ватлин → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
63 views rating
26.02.2020 (44 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Рассматривается вопрос закона сохранения энергии частицей при синтезе и распаде ядер. Синтез ядер в процессе расширения Вселенной происходит с целью снижения энергии в зонах распада нейтронных объектов. В зоне распада нейтронов образуются свободные нейтроны и протоны. Эта зона представляет собой нейтрона - протонную среду с высокой энергией частиц. Рассмотрим процесс сохранения структурной энергии частицы нейтрон при трансформации нейтрона в протон. Доказывается гипотеза - сохранение энергии частицы.
Catalog: Физика 
15 hours ago · From Владимир Груздов
В общей системе химической, биологической защиты войск (сил) осуществляет свою деятельность ветеринарно-санитарная служба ВС РФ, дополняя деятельность войск РХБЗ, медицинской службы путем решения специфических задач. В частности, ветеринарно-санитарная служба осуществляет: эпизоотическую и ветеринарно-санитарную разведку; мониторинг эпизоотической ситуации и прогнозирование ее с учетом всех факторов, влияющих на ход и течение эпизоотического процесса; специфическую индикацию биологических агентов внешней среды и др.
Думный дворянин генерал-поручик Г. И. Косагов
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
Московские служилые люди в духовных грамотах конца XV-XVI в.
3 days ago · From Россия Онлайн
Об имперском государственном устройстве Древней Руси X-XI вв.
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
Ближневосточный кризис 1895-1897 гг. и планы раздела Османской империи
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
В преддверии полного раскола. Противоречия и конфликты в российской социал-демократии 1908-1912 гг.
3 days ago · From Россия Онлайн
Письмо В. М. Молотова в ЦК КПСС (1964 г.)
3 days ago · From Россия Онлайн
В преддверии полного раскола. Противоречия и конфликты в российской социал-демократии 1908-1912 гг.
3 days ago · From Россия Онлайн
Влияние строительства железной дороги на развитие виноделия в Дагестане в конце XIX - начале XX в.
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Финансовая политика советских властей Баварии в 1919 г.
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones