Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-8880

Share with friends in SM

14 февраля 1871 г. на торжественном заседании Петербургского славянского комитета были объявлены результаты конкурса на премию за лучшее сочинение на тему "О трёх первых попытках государственного объединения западных славян". Лучшее сочинение на эту тему, получившее блестящие отзывы К. Бестужева-Рюмина и В. Ламанского, принадлежало перу студента IV курса историко-филологического факультета Петербургского университета - Фёдора Ивановича Успенского. Оно было напечатано в 1872 г. под названием "Первые славянские монархии на северозападе". Так состоялось первое выступление на арене научной деятельности Ф. И. Успенского, которому суждено было стать главою русского византиноведения.

Научная деятельность Ф. И. Успенского охватывает период в 60 лет. Его литературное наследство необычайно велико. Список его научных трудов превышает 250 названий, причём многие из них представляют собой капитальные произведения. Его исследования охватывают буквально все стороны политической, социально-экономической и культурной истории Византийской империи и затрагивают взаимоотношения Византии с южными славянами. Труды Ф. И. Успенского, заложившие прочные основы русского научного византиноведения, получили широкое признание в мировом византиноведении. Работы Ф. И. Успенского по исследованию аграрных отношений в Византии и других сторон внутренней истории Византии придали русскому византиноведению особую окраску. Они явятся ценным вкладом в советское марксистское византиноведение и послужат прочной основой для дальнейших исследований в этой области.

I

Ф. И. Успенский родился 7 февраля 1845 г. в погосте Горки, Галичского уезда, Костромской губернии. По окончании духовного училища он поступил в костромскую духовную семинарию, которую окончил в числе первых учеников в 1866 году. Но Ф. И. Успенского не привлекала духовная карьера. Со школьной скамьи он стремился к научной работе и мечтал о поступлении в Московский университет. Осуществлению этой мечты мешало отсутствие средств, и он поступил преподавателем русского языка в галичское уездное училище. Отказывая себе во всём, Успенский за год работы собрал 30 рублей. Узнав, что в Петербурге открывается институт истории и филологии, где студенты будут содержаться за счёт государства, Ф. И. Успенский решил отправиться в Петербург. Однако старая мечта об университете взяла верх, и он зачислился на историко-филологический факультет Петербургского университета. В университете Успенский был окружён выдающимися студентами, из которых многие впоследствии прославились в различных областях русской науки и культуры. Наиболее близкими его друзьями были И. Жданов, Д. Беляев, П. Анненков и П. Аландский, а из старших студентов - В. Срезневский, А. Будилович, И. Помяловский и Ф. Фортинский.

Из числа преподавателей Ф. И. Успенский всегда особенно тепло вспоминал о читавшем курс греческого языка К. Люгебиле, слависте В. Ламенском и К. Бестужеве-Рюмине. О последнем Успенский писал впоследствии, что никто из его профессоров не имел более высокой идеи о значении византийских исследований для русской исторической науки, как Бестужев-Рюмин1 .

Как мы уже видели, начало научной деятельности Ф. И. Успенского относится ещё к его студенческим годам. Работа, за которую он получил первую премию, представляла собой книгу в 266 страниц. Это было глубокое исследование, основанное на изучении большого количества первоисточников - летописей, хроник, грамот.

В 1874 г. Успенский успешно сдал магистерские экзамены и в том же году издал свою работу "Византийский писатель Никита Акоминат из Хон". 2 сентября 1874 г. за эту работу он получил учёную степень магистра всеобщей истории. Осенью он был назначен доцентом в Новороссийский университет в Одессе, где проработал 20 лет. Его товарищами по научной работе были Н. Кондаков, Н. Красносельцев, А. Кирпичников, Ф. Брун и др. Команди-


1 Успенский Ф. Воспоминания. "Дела и дни". Т. I, стр. 168. 1920.

стр. 44

ровка на Запад и работа в библиотеках и архивах Западной Европы дали возможность Ф. И. Успенскому собрать материал для работы "Образование второго болгарского царства". 23 апреля 1879 г. Успенский защищал эту работу в качестве диссертации и получил учёную степень доктора всеобщей история. Одесский период деятельности его сопровождался большой организационной работой и участием во многих археологических съездах - в Одессе (1884), в Москве (1890), в Вильне (1893), в Риге (1896). В 1886 г. Успенский был в заграничной командировке, собрал много неизданных материалов, на основе которых написал ряд блестящих очерков по истории византийской культуры.

В 1894 г. был основан Русский археологический институт в Константинополе, и Ф. И. Успенский был назначен на пост директора этого Института. Основывая этот Институт, царское правительство видело в нём орудие своей политики на Ближнем Востоке, что отмечалось в речи "почётного председателя" Института, русского посла в Константинополе Нелидова. Однако в своей речи при открытии Института Ф. И. Успенский оказал, что он видит свою задачу в том, чтобы освободить византиноведение от его служебного положения я в руководстве Институтом следовать только чисто научным интересам. За выполнение этой задачи Успенский боролся на протяжении 20 лет, в течение которых он находился на посту директора Института. Под его руководством Институт превратился в первоклассное научное учреждение, успешно соперничавшее с аналогичными органами других стран и внесшее большой вклад в мировое византиноведение. Богатым наследием Института будут ещё долго пользоваться учёные-византинисты всех стран, изучая 16 томов "Известий Русского археологического института в Константинополе", в которых печатались результаты исследований Ф. И. Успенского и виднейших специалистов. С 1893 г. Успенский состоял членом-корреспондентом Академии наук, а в 1900 г. был избран действительным членом Академии наук.

Разрыв дипломатических отношений между Россией и Турцией в октябре 1914 г. положил конец существованию Русского археологического института в Константинополе. Но война не прервала научной деятельности Успенского. Воспользовавшись оккупацией Трапезунта русскими войсками, Ф. И. Успенский выезжал туда во главе археологических экспедиций (в 1916 и 1917 гг.). Собранные при этом материалы легли в основу его работы по истории Трапезунтской империи. Работа эта стала лебединой песнью великого русского византиниста.

Ф. И. Успенский при жизни получил признание в мировой науке. Он был членом 6 иностранных академий и 40 научных обществ. Он создал школу выдающихся представителей русского византиноведения. Его труды ещё долго будут изучать все византинисты, и в первую очередь советские византинисты, его ученики и продолжатели его научной деятельности. Основные итоги научного творчества Ф. И. Успенского можно свести к трём большим разделам: исследования в области социально-экономической истории Византии; работы по вопросу о взаимоотношениях Византии и славян; труды по истории общественно-патетической идеологии в Византии. Вне этих разделов остаются работы Ф. И. Успенского, относящиеся к археологии Византии я славянских стран Балканского полуострова, к византийскому искусству, палеографии, и публикация впервые им обнаруженных первоисточников, а также ряд ценных исследований о взаимоотношениях Византии и Киевской Руси, Византии и монголов. Само собой разумеется, в небольшой статье нельзя осветить всё научное творчество Ф. И. Успенского. Мы остановимся лишь на основных итогах его исследований, относящихся к указанным плавным направлениям его научной работы.

II

Исследования в области социально-экономической истории Византии занимают первое место в научном творчестве Ф. И. Успенского. Своими исследованиями он охватил всё многообразие форм византийского общественного строя. Он сам говорил: "Наше внимание, нас, русских византинистов, было особенно направлено на выяснение проблем экономических, административных, социальных и других, относящихся к внутренней история Византии. Крестьянский класс я земельная собственность с париками, подчинёнными владельцу и сидящими на его земле, и в то же время следы общинной собственности, - вот вопросы, которые у нас никогда не переставали и не перестанут быть в порядке дня"1 . Ф. И. Успенский доказывал необходимость параллельного, сравнительного изучения процессов социально-экономической истории Византии и средневекового Запада впротивовес тем, кто отстаивал теорию особого, самобытного развития Византии, не имеющего будто бы аналогии во всемирной истории.

Своими работами о взаимоотношениях Византии и славян, о влиянии общественного строя славян на развитие процесса феодализации Византии Ф. И. Успенский положил прочное начало исследованию вопросов о генезисе и о дальнейшем развитии византийского феодализма. Важным этапом на этом пути является его работа "К истории крестьянского землевладения в Византии"2 , в которой он придавал особое значение анализу сведений, сообщае-


1 Uspensky F. Notes sur l'histoire des etudes, byzantines en Russie. "Byzantion". T. II, p. 20. 1925.

2 "Журнал министерства народного просвещения" ("ЖМНП") за январь 1883 г., стр. 30 - 87; за февраль 1883 г., стр. 301 - 360.

стр. 45

мых Михаилом Акоминатом. Центр тяжести этого раздела исследования Ф. И. Успенского - в толковании термина "друнга". Анализируя письма и другие материалы Михаила Акомината, он пришёл к выводу, что около Афин жили славянские друнги. Оперируя этими материалами, Ф. И. Успенский установил, что социальное движение конца XII в. было славянским движением1 . Важным результатом исследования Ф. И. Успенского нужно считать установленное им положение, что славянская община и свободное крестьянское землевладение не только продолжали существовать в XII, XIII и XIV вв.2 , но и пережили Византийскую империю. Этот вывод менял установившиеся взгляды на историю Византии, а вместе с тем и на Историю южных славян.

В этой работе дан глубокий анализ термина "эпики". Это название, как установил впервые Ф. И. Успенский, было дано славянам с самого начала их поселения на землях империи и сделалось впоследствии синонимом свободного крестьянина в противоположность зависимому3 . В подтверждение своего взгляда Ф. И. Успенский подверг глубокому анализу ряд документов, как опубликованных в известном собрании греческих средневековых актов Миклошича и Миллера, так и впервые им привлечённых к исследованию. На основе этого анализа он ярко показал движущие силы, на которых держалась община на всём протяжении истории Византии. Вместе с тем он не отрицал того факта, что чем ближе история Византин подходила к XV в., тем более сильные удары испытывала община со стороны крупного феодального землевладения. Как установил Ф. И. Успенский, латинское господство (1204 - 1261) для восстановленной империи Палеологов послужило наглядным уроком того, что свободное крестьянство является единственной надёжной опорой империи. Династия Палеологов снова была вынуждена вернуться к политике поддержки крестьянской общины, получившей новые гарантии и обеспечения.

С XII в. община начала испытывать сильное ущемление в результате установившейся системы проний. Ф. И. Успенский считал необходимым вести изучение Пронин параллельно с изучением судеб общины в XII и следующих веках и посвятил ей другую свою важную работу - "Значение византийской и южнославянской пронии"4 . В этой работе он проследил постепенное развитие форм византийской пронии, установив, что время правления Мануила I Комнина (1143 - 1180) должна считаться вполне законченным периодом построения земельных отношений в Византии, основывавшихся на ирония и зависимости земледельческого класса. Как и в других работах, Ф. И. Успенский применил здесь свой основной метод исследования, изучая процесс развития проник сравнительно с развитием бенефиция и ища аналогий между западноевропейским и византийским феодализмом.

Ф. И. Успенский установил, что термин "прония" получает специальное значение тогда, когда он соединяется со словами "дар" или "пожалование". Наделение в качестве пронии землями может быть установлено, как показал Ф. И. Успенский, в документах уже начиная с конца XI века. В период династии Комнинов (конец XI и XII вв.) наделение служилых людей землями в виде пронии было уже обычным явлением. Ко времени четвёртого крестового похода процесс образования пронии зашёл так далеко, что появились тяготение отдельных провинций к местным: центрам, выделение крупных землевладельцев-архонтов, что ослабляло центральное правительство Византии. В XIV в. Ф. И. Успенский обнаружил и исследовал оформление нового этапа в развитии пронии, когда уже появлялась склонность, отожествлять пронию с леном. Он установил также, что позднее эти понятия совсем сливаются. Наконец, в XIV - XV вв. процесс развития пронии зашёл ещё дальше, он выразился в стремлении обратить условное, личное и временное пожалование в наследственную собственность (вотчину). Как показал Ф. И. Успенский, население земель, поступавших в иронию, попадало в прямую зависимость от прониаров.

В тесной связи с работами по вопросам византийского землевладения находится работа Ф. И. Успенского "Военное устройство Византийской империи"5 . Анализ фемного устройства здесь тесно связан с изучением мер византийского правительства в области земельного устройства крестьян. В результате своего исследования Ф. И. Успенский пришёл к выводу, что военно-податная система в Византии основывалась на организации военно-податных земельных участков. Это исследование показало, что фема представляла собой такую организацию сельского населения, которая втягивала его в военное устройство империи и заставляла его успешнее отбывать воинскую повинность. Ф. И. Успенский убедительно показал, что византийское правительство поставило военную службу в зависимость от землевладения, чем и объясняется живучесть фемного устройства.

Всесторонне изучая вопросы внутренней истории Византии, Ф. И. Успенский не мог пройти мимо монастырского землевладения, без анализа которого Нельзя понять всю сложность процесса развития византийского феодализма. В этом отношении особое значение имеет монография Ф. И. Успенского о Вазелонских актах, изданных


1 "ЖМНП" за январь 1883 г., стр. 86.

2 "ЖМНП" за февраль 1883 г., стр. 334.

3 Там же, стр. 309.

4 Сборник статей по славяноведению, составленный и изданный учениками В. Ламанского к 25-летию его учёной деятельности, стр. 1 - 32. СПБ. 1883.

5 "Известия Русского археологического института в Константинополе". Т. VI за 1900 г., стр. 154 - 204.

стр. 46

им совместно с В. Бенешевичем1 . Хотя содержащиеся в этой работе материалы относятся к Трапезунтской империи, тем не менее они имеют первостепенное значение для изучения истории монастырского землевладения в Византии в XIII - XV веках. Монастырское землевладение неоднократно привлекало внимание иностранных и русских исследователей. Работа Ф. И. Успенского над Вазелонскими актами ценна тем, что она дала науке новые материалы, характеризующие положение крестьян, прикреплённых к монастырской земле. В труде Ф. И. Успенского показано тяжёлое положение этих крестьян, изнывавших под тяжёлым бременем двойных податей и повинностей - монастырю и государству. Многие парики бежали с монастырских земель и уходили в поместья крупных светских землевладельцев. Ф. И. Успенский проследил многообразные формы использования византийскими монастырями своего земельного фонда. Церкви и монастыри могли сдавать крестьянам земли в аренду на различных условиях. Одной из самых распространённых форм была сдача земли в долгосрочную аренду. Другой формой была аренда по найму; кроме того сдача в аренду могла производиться на основе господствовавшего в Византия паричского, или присельнического, права. Парики, жившие на монастырских землях, не имели права ни на отчуждение, ни на передачу своих участков, ни на самовольный уход с тех участков, на которых они были поселены. Как установил Ф. И. Успенский, те явления, которые характеризовали борьбу крупного землевладения с мелким крестьянским, имели место и на землях церквей и монастырей Церкви и монастыри являлись самыми крупными феодалами-землевладельцами, они поглощали мелкую земельную собственность, обращали целые деревни в свои усадьбы, разоряли крестьянские общины2 .

Помимо общих работ, давших возможность Ф. И. Успенскому установить основные этапы в процессе развития византийского землевладения, его перу принадлежит большое количество исследований, в которых он осветил конкретные вопросы, относящиеся к повседневной жизни византийской деревни. Они показывают нам технику измерения земли в Византии, содержание и приёмы составления византийских писцовых книг, практику византийских землемеров и т. д. Из этих работ особое значение имеют "Наблюдения по сельскохозяйственной истории в Византии"3 и "Следы писцовых книг в Византии"4 . В первой работе Ф. И. Успенский отметил, что наука крайне заинтересована в установлении сходства в хозяйственной системе на востоке и западе Европы. Как и в других работах, Ф. И. Успенский приближался здесь к материалистическому пониманию истории, говоря, что причины различия в общественном и политическом устройстве Запада и Востока следует искать в различиях форм землевладения. Для уяснения византийской податной системы чрезвычайно важной является установленная Ф. И. Успенским зависимость сё от количества модиев. Ф. И. Успенский привёл в ясную систему также и зависимость величины наделов от качества земли и порядок учёта качества земельных участков при их обложении. Результаты исследования Ф. И. Успенского отражены в составленных им таблицах, показывающих, какое количество модиев земли разного качества приходилось при обложении на одну денежную единицу.

Большую ценность имеет извлеченный впервые Ф. И. Успенским из Палатинского кодекса и изученный им хозяйственный расчёт, составленный византийским помещиком5 , или, вернее, инструкция о переписи небольших подчинённых помещику владений, населённых зависимыми крестьянами с различной хозяйственной мощностью. Как показал Ф. И. Успенский, с усилением системы проний ухудшается положение крестьянского землевладения. Если прежде, владея подзорными участками, крестьяне, кроме того, имели право распоряжаться общинной землёй и общинными выгонами, то на помещичьей земле они теряли право распоряжаться общинными землями, которые оказывались захваченными помещиком6 .

Наконец, в этой работе приводятся интересные данные по исчислению казённых податей с земли, а также арендной платы за землю. Много ценного материала, показывающего подробно систему податного обложения, собрал Ф. И. Успенский на основе изучения византийских писцовых книг. Эта работа представляет особый интерес потому, что в ней содержатся данные по вопросу об обложении городского населения на основе анализа окладного листа города Ламжак. Среди огромного литературного наследства Ф. И. Успенского много и других работ по отдельным вопросам византийского землевладения. Однако и приведённых основных его трудов достаточно, чтобы показать, что он глубоко проник в природу земельных отношений в Византии, показал их в повседневных формах. Его работы в этом направлении явятся ценным вкладом в мировое византиноведение.

Не остались вне поля зрения Ф. И. Успенского и другие стороны социально-


1 "Вазелонские акты. Материалы для истории крестьянского и монастырского землевладения в Византии XIII - XV вв.". Л. 1926.

2 Там же, стр. XIX.

3 "ЖМНП" за октябрь 1888 г., стр. 229 - 259.

4 "ЖМНП" за январь 1884 г., стр. 1 - 43; за февраль 1884 г., стр. 289 - 335; за июль 1893 г., стр. 1 - 52.

5 "ЖМНП" за октябрь 1888 г., стр. 255 - 256.

6 Там же, стр. 257.

стр. 47

экономической жизни Византийской империи. Широко известны такие его работы, как "Партии цирка и димы в Константинополе"1 , "Константинопольский эпарх"2 , где он коснулся тем, которые в то время не были ещё исследованы, и направил научную мысль на дальнейшие изыскания в этой области.

Особняком стоит работа Ф. И. Успенского по истории Трапезунтской империи, вышедшая в свет через год после его смерти. Этой работе он придавал большое значение. "Эта империя, - говорил он, - в своём происхождении и существовании опиралась как да грузинскую народность, так и на весьма мало ещё выясненные связи - экономические и торгово-промышленные - с Крымом и Кавказом. Эти последние соображения легко приводят нас к заключению, что история Трапезунтской империи входит некоторой частью в задачи, принадлежащие истории России"3 . Разработка материалов археологических экспедиций, выезжавших в Трапезунт в 1916 - 1917 гг. под руководством Ф. И. Успенского, послужила основой для ряда предварительных отчётов и очерков и привела к созданию монографии, однако увидеть её выход в свет Ф. И. Успенскому не было суждено. Давая изложение истории Трапезунтской империи, а также материалы по топографии Трапезунта, его археологическим памятникам, архитектуре и живописи, эта монография представляет особый интерес тем, что излагает внутреннюю историю империи, историю её учреждений и армии.

Труды Ф. И. Успенского по социально-экономической истории Византии поставили русское византиноведение на большую высоту, обеспечили ему почётное место в мировом византиноведении. Неутомимый исследователь социально-экономического быта Византии, Ф. И. Успенский открыл для науки многие явления, остававшиеся до него в тени. Ф. И. Успенский не был марксистом. Но научная добросовестность и широта кругозора позволили ему близко подойти к материалистическому пониманию истории. Труды Ф. И. Успенского в области социально-экономической истории Византии ещё долго будут служить источником, которым пользуются и будут пользоваться советские учёные, работающие над развитием советского марксистского византиноведения.

III

Большой заслугой Ф. И. Успенского является то, что он в своих трудах впервые поставил на почву научного исследования и обосновал положение о влиянии славян на все стороны жизни византийского государства. Эта идея проходила красной нитью через всю его многолетнюю работу исследователя. Уже в 1875 г., начиная свой курс по всеобщей истории в Новороссийском университете в Одессе, Ф. И. Успенский указывал, что западная, и особенно немецкая, историческая наука "предвосхищает первичную культурную роль в средней и новой истерии почти исключительно в пользу немецкого племени... Между тем соседний с ним (германо-романский мир. - Б. Г .) восточноевропейский или греко-славянский мир не только в силу давности на европейском материке, но и по своеобразной культуре, историческому назначению, важной роли во всех европейских событиях заслуживает по меньшей мере столь же усердного изучения, как и романо-германский мир, без тщательного изучения этого мира событиям средневековой истории по необходимости придаётся ложный свет и неверное толкование"4 . Много подобных высказываний о роли славян в истории Византии в произведениях Ф. И. Успенского. Укажем ещё на одно из них. В большом синтетическом труде "История Византийской империи" Ф. И. Успенский, как бы подводя итоги своей научной деятельности по этому вопросу, писал: "И по своему безотносительному значению и по продолжительности воздействия на все стороны жизни Византийского государства и, наконец, по взаимодействию государственных, правовых и культурных начал славяне занимали большое место в истории Византии"5 .

Уже в первом своём научном труде - "Первые славянские монархии на северо-западе", - вышедшем в 1872 г., Ф. И. Успенский наметил в общих чертах решение вопроса о расселении славян на Балканском полуострове и их иммиграции в пределы Византийской империи. Высоко оценил Ф. И. Успенский сообщения Приска Панийского, участвовавшего в посольстве императора Феодосия II в лагерь Аттилы, которое ставило своей целью собрать необходимые сведения о передвижениях варварских племён. "В описании Приска, - говорил Успенский, - некоторые черты заслуживают особенного внимания. Прежде всего следует вспомнить, что занятая гуннами земля, по которой держало путь византийское посольство, вскоре затем становится славянским достоянием. Но весьма может быть, что гунны нашли уже здесь славян и покорили их своей власти"6 . Большое значение придавал Ф. И. Успенский восстанию Виталиана; он расценивал его как факт, свидетельствующий о возникновении в начале VI в. некоторой организации среди федератов в придунайских областях. Как показывают источники, Виталиан поддерживал связи с


1 "Византийский временник", Т. I за 1894 год.

2 "Известия Русского археологического института в Константинополе". Т. IV за 1899 год. Вып. 2-й, стр. 79 - 104.

3 Успенский Ф. Очерки из истории Трапезунтской империи, стр. 2. Л. 1929.

4 Успенский Ф. Значение византийских занятий в изучении средневековой истории (вступительная лекция по всеобщей истории). "Записки Новороссийского университета". Т. XVI за 1875 г., стр. 2 - 3. Одесса.

5 Успенский Ф. История Византийской империи. Т. I, стр. 386. СПБ. 1913.

6 Там же, стр. 80.

стр. 48

различными варварскими народами, в том числе и со славянами, которые, учитывая успехи восстания на отдельных его этапах, изменили своё прежнее представление об империи, поняли, что она вовсе не является несокрушимым по своей военной силе государством.

Совершенно справедливо опровергал Ф. И. Успенский имевшую место в науке точку зрения, будто славяне мирным путём захватили Балканский полуостров и будто византийское правительство по собственной воле, без военного давления со стороны славят, уступило им свои слабо населённые провинции для колонизации. Исследования Ф. И. Успенского привели его к выводу, что с первого момента вторжения славян Византия прекрасно поняла военную силу славян и почувствовала себя бессильной перед этим (новым врагом, появившимся на северных границах империи. Таким начальным периодом истории южных славян Ф. И. Успенский считал правление Юстина (518 - 527), когда произошло первое организованное нападение на Византию славян под их собственным именем1 . Ф. И. Успенский шаг за шагом прослеживал постепенное укрепление политической и военной организации славян. Для изучения хода славянской иммиграции он привлёк большое количество новых источников, в частности деяния св. Димитрия, произведения Иоанна Эфесского, летописи Иоанна Никлусского, хронику Михаила Сирийца и др. В результате изучения этих источников Ф. И. Успенский пришёл к выводу, что целью похода славян было завладеть Балканским полуостровам и завоевать господство на Эгейском море и что в конце VI в. эта цель была достигнута. В этот период, как показал Успенский, славяне уже имели свой флот, делали многочисленные набеги на острова и приморские города, мешали торговым связям столицы на Мраморном море, прочно осели в Фессалии и Греции и неоднократно пытались овладеть Фессалоникой. В половине VII в. на Балканском полуострове было почти однородное население с преобладанием славянских элементов. Только в этот период, как показал Ф. И. Успенский, Византия пошла на предоставление славянам роли колонистов, назначая их для несения пограничной военной службы2 .

Ф. И. Успенский считает иконоборческое движение этапом, имеющим большое значение в развитии взаимоотношений Византии и славян. В этом направлении он анализирует деятельность иконоборческих императоров. Реформы иконоборческого периода были внешним выражением того факта, что византийское правительство вынуждено было в своей законодательной деятельности считаться с обычным правом славян. Именно в результате трудов Ф. И. Успенского наукой прочно был усвоен вывод о влиянии славянской иммиграции, общественного устройства и общинного землевладения славян на социально-экономическое развитие Византийской империи.

В другой своей работе - "Древнейший памятник славянского права" - Ф. И. Успенский пошёл ещё дальше: он считал, что (В земледельческом законе византийских императоров следует видеть не памятник византийского права в славянской оболочке, а памятник славянского права на греческом языке3 . Он утверждал, далее, что и земледельческий закон и эклога составляют древнейшую редакцию обычного права тех славян, которые жили в пределах империи4 . По его мнению, греческий текст отражает эпоху, когда славянская община в Византии имела автономию и когда правительство не нарушало ещё её прав назначением прониаров, что началось в XII веке.

Ф. И. Успенский показал, что складывавшееся на славянской основе болгарское государство уже в начале IX в. было значительной величиной. На основе материалов больших раскопок, которыми он в своё время руководил, Ф. И. Успенский убедительно показал, что военные сооружения в первой болгарской столице Абобе, а также дворцовые постройки, обнаруженные в этом месте, относятся ко времени Крума (802 - 815) или его сына Омортага (819 - 829). Законодательная деятельность Крума должна была положить прочные основания болгарского государства, населённого в основном славянскими элементами. При хане Омортаге, как показал Ф. И. Успенский, произошло завершение слияния болгар со славянскими племенами.

Подробно изучая внешние отношения Византии и славянских государств Балканского полуострова, Ф. И. Успенский особо остановился на исследовании характера пропаганды христианства, которую проводила Византия в славянских странах. Целью христианизации славян Ф. И. Успенский считал стремление Византийской империи остановить продвижение на восток Каролингской империи и латинской церкви. Рассматривая взаимоотношения славянских государств, он придавал особое значение деятельности моравского князя Ростислава, который вступил в союзные отношения с соседними славянскими странами - Болгарией и Чехией, - создав этим преграду для немецкого движения на восток. Деятельность Кирилла и Мефодия в тех районах Европы, где было сильно влияние латинской церкви, была большой победой Византии.

Для изучения истории дальнейших взаимоотношений Византии и славян большое значение имеет более ранняя работа Ф. И. Успенского - его докторская диссертация "Образование второго болгарского царства". Это исследование состоит из двух


1 Успенский Ф. История Византийской империи. Т. I, стр. 464.

2 Там же, стр. 620 и сл.

3 Успенский Ф. Древнейший памятник славянского права. "Юридический вестник" N 4 за 1886 г., стр. 703 - 704.

4 Там же, стр. 705.

стр. 49

частей: состояние Болгарии в период византийского господства и борьба Болгарин за независимость. В основу доследования Ф. И. Успенского положены материалы, никем до него не привлекавшиеся, в том числе письма Феофилакта Болгарского. Изучая новые источники, Ф. И. Успенский отмечал беспощадную критику византийской системы управления подвластным и народами, особенно У Феофилакта Болгарского и Михаила Акомината. Тщательно изучая источники, он пришёл к выводу, что состав населения Болгарии значительно изменился в период византийского господства. Византия уже в XI в. начала проводить решительную политику вытеснения славянского элемента из областей, имевших однородное славянское население, и в XII в. достигла значительных результатов.

Во втором разделе своего труда Успенский излагая этапы борьбы болгар за свою независимость. В результате своего исследования он сделал важный вывод, что в борьбе болгар против Византии принимали участие русские, населявшие Трансильванию. Ф. И. Успенский приводит убедительные данные, которые позволяют уже в те отдалённые времена искать корни исторической дружбы болгарского и русского народов. Эти данные свидетельствуют о распространении в древности русских поселений на Нижний Дунай и за Карпаты. Это же подтверждает найденное Ф. И. Успенским в слове Михаила Акомината известие об участии русских в борьбе болгар за свою независимость. Следует отметить, что с точкой зрения Ф. И. Успенского на роль богомилов в борьбе болгар за свою независимость нельзя согласиться: именно нельзя согласиться с отрицанием им национально-освободительного характера богомильского движения в Болгарии.

В результате большой исследовательской работы Ф. И. Успенский ввёл в научный оборот теорию о большом значении славянского элемента на протяжении всей истории Византии. Ослабление империи он ставил в связь с постепенным падением крестьянской общины, которая начиная с XII в. хирела под воздействием системы проний. "Славянская община, - говорил Успенский, - пала тогда, когда правительство окончательно лишило её обычных гарантий, коренящихся в отношениях VII - VIII веков. Но ослабление общины идёт параллельно с ослаблением самой Ромейской империи"1 .

IV

Ф. И. Успенский внёс много нового также и в литературу по истории общественно-политической идеологии и философско-религиозной борьбы в Византии. Первый труд, в котором он приступил к исследованиям по византийской истории, был посвящен истории византийской образованности, анализу творчества византийского писателя Никиты Акомината. Эту работу Ф. И. Успенский представил к защите в качестве магистерской диссертации. Как отмечал Ф. И. Успенский, Никита Акоминат заслуживает особого внимания, потому что он "в своей истории занимается важнейшей эпохой средних веков, когда враждебные отношения Запада к Востоку достигли самой высокой степени напряжения, разразившись крестовым походом и основанием Латинской империи"2 . Ф. И. Успенский рисует нам Никиту Акомината как автора, отличавшегося глубокой правдой и большим искусством исторического анализа. Как говорил Ф. И. Успенский, Никита Акоминат понимал, что не в религиозных спорах заключалась противоположность византинизма и латинизма, а во всём строе исторической жизни в общественно-политических воззрениях той и другой стороны. "Такого глубокого взгляда, - отмечал Успенский, - напрасно стали бы мы искать во всей тогдашней литераторе"3 . Никита глубоко пожимал причины ослабления империи. Он видел их в усилении процесса феодализация империи, в том, что знатные рады крупных землевладельцев стремились к независимости в провинциях, для подкрепления своих позиций заключая иногда даже союзы с соседями - врагами империи.

В течение долгого времени Ф. И. Успенский вёл подготовительную работу, собирая материалы для большого исследования, посвященного истории развития византийской общественной мысли, анализу философско-религиозной и общественно-политической борьбы в византийском обществе. В 1891 г. в "Журнале министерства народного просвещения" появился ряд очерков Ф. И. Успенского, в том числе "Константинопольский собор 842 г. и утверждение православия"4 , а также "Синодик в неделю православия"5 . В этой работе дан глубокий анализ состава синодика, происхождения его частей, исследованы синодик греческой редакции, русский переводный синодик и оригинальный русский синодик. Далее была опубликована статья "Богословское и философское движение в Византии XI и XII веков"6 , а вслед за ней - "Философское и богословское движение в XIV веке"7 . В 1892 г. все эти очерки были объединены и изданы ввиде большого исследования "Очерки по истории византийской образованности".

За основу исследования здесь взяты синодики, оглашавшиеся в неделю православия и по мере надобности пополнявшиеся новыми статьями, в которых провозглашалась "анафема" противникам православия. Этот сухой материал вышел из-


1 "ЖМНП" за февраль 1883 г., стр. 359 - 360.

2 Успенский Ф. Византийский писатель Никита Акоминат из Хон, стр. 3. СПБ. 1874.

3 Там же, стр. 63.

4 "ЖМНП" за январь 1891 г., стр. 73 - 158.

5 "ЖМНП" за апрель 1891 г., стр. 257 - 323.

6 "ЖМНП" за сентябрь 1891 г., стр. 102 - 159; за октябрь 1891 г., стр. 283 - 427.

7 "ЖМНП" за январь 1892 г., стр. 1 - 64; за февраль 1892 г., стр. 318 - 427.

стр. 50

под пера Ф. И. Успенского ввиде яркой картины не только богословской, но и общественно-политической и философской борьбы в Византии. Ф. И. Успенский показал, что материал синодиков распространяется на широкую область философского мышления, общественной морали, политических идеалов, т. е. захватывает вопросы, "которыми занималось всё общество, о которых велись беседы на площадях и в частных собраниях"1 . Как отмечал Ф. И. Успенский, периоды пополнения синодика новыми статьями совпадали с периодами особенно астрой идеологической борьбы в Византии. В своём исследовании Ф. И. Успенский подкрепил один из своих основных выводов о том, что "византийская история имела свои стадии развития, представляющие параллелизм с западноевропейским развитием", что в византийском обществе наблюдалось поступательное движение в развитии общественно-политической и философской мысли, что выводы об эволюции византийского общества можно "поставить в связь и по ним проверить параллельное развитие западноевропейских народов"2 . В своём исследовании Ф. И. Успенский анализировал творчество Иоанна Итала как представителя философской мысли в конце XI века. Борьбу номинализма и реализма в конце XII в., по мнению Ф. И. Успенского, представляют Сотирих и его приверженцы, с одной стороны, Николай Мефонский и его сторонники, защитники официального церковного учения, - с другой.

В своём исследовании Ф. И. Успенский рассматривал другой важный этап религиозно-философской борьбы в Византии, которая развернулась в первой половине XIV века. Центральное место в этой борьбе занимала дискуссия Варлаама и Григория Паламы, а также их сторонников по вопросу об их отношении к движению исихастов. Ф. И. Успенский впервые подошёл к исследованию корней идеологической борьбы варлаамистов и паламитов, посвятив ей значительное место в своей работе. Как показал он, борьба между Варлаамом и Паламой всколыхнула всё византийское общество. Изучал это движение, Ф. И. Успенский значительно расширил рамки своего исследования, предпослав анализу статей синодика, осуждающих Варлаама, историко-литературный очерк, посвящённый общей характеристике Варлаама как философа и политического деятеля. Выступления Варлаама и его последователей против мистического учения исихастов означали переход в наступление передовых слоев византийского общества, которые стоячи за свободу критики, даже если она была направлена против установленных официальной церковью традиционных взглядов.

В своём исследовании Ф. И. Успенский установил преемственность между идеологическими учениями византийского Востока и Западной Европы. Он показал, что Западная Европа знакомилась с философией классической Предай посредством византийских философских сочинений. Ф. И. Успенский присоединился к точке зрения тех историков философии, которые отмечали значительное влияние Варлаама из представителей итальянского Возрождения. Ф. И. Успенский выдвинул основное положение, что варлаамисты смыкались с рационалистами, впротивовес церковной схоластике утверждавшими, что человеческому разуму свойственно постигать истинную природу вещей, что представления, которые добываются в результате работы разума, правильно отражают соотношение и природу реальных вещей. Ф. И. Успенский тщательно изучил также и литературное наследство вождя исихастов - Григория Паламы. Значение творчества Паламы, как отмечал Ф. И. Успенский, состоит в том, что Палама придал мистическому учению исихастов теоретические формы, облёк их в ярко очерченную, стройную систему взглядов византийской мистической реакционной схоластики. Ф. И. Успенский показал, что в синодике последовательно проходит одна черта: борьба аристотелизма и платонизма. Церковь усвоила себе аристотелевское направление и с конца XI до конца XIV в. поражала анафемой тех, кто осмеливался стоять за Платона3 . Наконец, в своём исследовании Ф. И. Успенский пришёл к очень интересному выводу о влиянии византийской идеологической борьбы на южных и северовосточных славян; так, в ереси стригольников он видел "богомильскую секту, перенесённую в Россию при посредстве южных славян"4 .

Необходимо отметить, что если до Ф. И. Успенского развитие научной мысли в Византии привыкли видеть лишь в скучных, бесконечных, топтавшихся на одном месте богословских спорах, то со страниц его исследования встала живая византийская действительность, полная ожесточённой борьбы вокруг крупнейших явлений византийской идеологии. Ф. И. Успенский убедил последующих исследователей в том, что за борьбой богословских групп стояли политические группировки. Вскрыть классовое содержание идеологической борьбы, потрясавшей византийское общество и достигшей особенной остроты в первой половине XIV в., является задачей советского марксистского византиноведения, хотя основные линии решения этой задачи были правильно намечены уже Ф. И. Успенским.

Работа в Константинополе дала возможность Ф. И. Успенскому как руководителю Русского археологического института широко развернуть поиски памятников византийской археологии и византийского искусства. И неслучайно после смерти Ф. И. Успенского французский историк Милле


1 Успенский Ф. "Очерки по истории византийской образованности", стр. 4. СПБ. 1892.

2 Там же, стр. 5 - 6.

3 Там же, стр. 364.

4 Там же, стр. 888.

стр. 51

говорил о нём, как о крупнейшем учёном, который "изучил с такою проникновенностью и эрудицией то, что византийская цивилизация нам оставила наиболее привлекательного, - доктрины и памятники искусства".

Под руководством Ф. И. Успенского были проведены многочисленные археологические экспедиции в Сирии, на Афоне, в Македонии, Болгарии, Палестине, Греции, Малой Азии. Результаты этих экспедиций поистине колоссальны. За время пребывания в Константинополе Ф. И. Успенский обнаружил ряд неизданных первоисточников. Он издал их, снабдив переводом и комментариями, и тем самым ввёл их в научный оборот. Из его исследований этого периода отметим "Константинопольский серальский кодекс Восьмикнижия"1 , "О вновь открытых мозаиках в церкви Димитрия в Солуни"2 , "Материалы для изучения болгарских древностей"3 и многие другие. В немногих словах трудно осветить всю работу, которую провёл Институт под руководством Ф. И. Успенского. В изданиях Института содержится громадное количество публикаций новых памятников, большое число исследований по различным вопросам византийской археологии, истории и литературы, причём большая часть этих материалов обработана самим Ф. И. Успенским либо под его непосредственным руководством.

В связи с событиями 1914 г. Ф. И. Успенский переехал в Петроград, где продолжал многостороннюю научную и преподавательскую деятельность. После Октябрьской социалистической резолюции он 10 апреля 1918 г. обратился в отделение истории и философии Академии наук с рядом предложений по дальнейшему развитию советского византиноведения. Под председательством Ф. И, Успенского была создана комиссия для изучения трудов Константина Порфирородного, преобразованная в 1923 г. в русско-византийскую историко-словарную комиссию для переработки и дополнения словаря Дюканжа. Ф. И. Успенский восстановил и редактировал "Византийский временник", написал свыше 40 новых исследований, читал лекции в университете, руководил работой кружка друзей греческого языка, работал в Академии истории материальной культуры и в Русском палестинском обществе, председателем которого он был.

Ф. И. Успенский скончался в Ленинграде 10 сентября 1928 года. Его заслуги перед русской наукой неоценимы. Своими трудами он поставил русское византиноведение на такую высоту, на какой вряд ли стояла какая-нибудь другая отрасль русской исторической науки. Лучшим памятником Ф. И. Успенскому было бы полное издание его трёхтомной "Истории Византийской империи", а также и других его трудов, особенно по социально-экономической истории Византии, имеющих первостепенное значение, но разбросанных по страницам старых журналов и поэтому мало доступных для исследователей.

Традиции русского византиноведения живы в советской исторической науке, получившей богатейшее и прекрасное наследство в трудах Ф. И. Успенского.


1 "Известия Русского археологического института в Константинополе". Т. XII за 1907 г., стр. 1 - 255.

2 Там же. Т. XIV за 1909 г., стр. 1 - 61.

3 Там же. Т. X за 1905 год.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/Ф-И-УСПЕНСКИЙ-И-РУССКОЕ-ВИЗАНТИНОВЕДЕНИЕ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Valentin GryaznoffContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Gryaznoff

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Б. ГОРЯНОВ, Ф. И. УСПЕНСКИЙ И РУССКОЕ ВИЗАНТИНОВЕДЕНИЕ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 11.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/Ф-И-УСПЕНСКИЙ-И-РУССКОЕ-ВИЗАНТИНОВЕДЕНИЕ (date of access: 07.07.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Б. ГОРЯНОВ:

Б. ГОРЯНОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Valentin Gryaznoff
Ufa, Russia
1675 views rating
11.09.2015 (1761 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Русские офицеры военного времени. 1914-1917 гг.
3 hours ago · From Россия Онлайн
Л. Д. Троцкий и военное строительство. 1920-1924 гг.
3 hours ago · From Россия Онлайн
И. В. КУЗЬМИНА, А. В. ЛУБКОВ. Князь Шаховской: путь русского либерала
3 hours ago · From Россия Онлайн
"Хмурый" полицейский. Карьера С. В. Зубатова
Catalog: История 
3 hours ago · From Россия Онлайн
Тверской поход Дмитрия Ивановича 1375 года
Catalog: История 
3 hours ago · From Россия Онлайн
Топливная трудовая повинность в Среднем Поволжье в 1918-1921 гг.
Catalog: Экономика 
3 hours ago · From Россия Онлайн
Япония: демографические вызовы страны пожилых людей и «единичных паразитов»
15 hours ago · From Россия Онлайн
Потенциалы взаимодействия всех масс Вселенной, образуют энергетическую структуру Вселенной во всей сфере Вселенной однородным физическим потенциалом взаимодействия всех масс Вселенной \Phi_{UV}. Каждая единичная масса создаёт потенциал взаимодействия. Все массы Вселенной создали потенциал взаимодействия всех масс, величиной: \Phi_{UV}\simeq9*10^{16}\frac{m^{2}}{s^{2}}. Любая масса имеет структуру потенциала взаимодействия в любой точке Вселенной. Масса нейтрона в любой точке Вселенной имеет энергию взаимодействия массы нейтрона с потенциалом взаимодействия Вселенной.
Catalog: Физика 
2 days ago · From Владимир Груздов
Наровчат - город, ставший селом
Catalog: География 
2 days ago · From Россия Онлайн
Опыт единоличной власти в России в XVI-XX вв.
2 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 
Наталья Свиридова·jpg·25.22 Kb·54 days ago

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Ф. И. УСПЕНСКИЙ И РУССКОЕ ВИЗАНТИНОВЕДЕНИЕ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones