Libmonster ID: RU-10371

Советские историки достигли в изучении Коммуны значительных результатов. В самом начале Великой Октябрьской социалистической революции советская историография выдвинула группу партийных литераторов, осветивших по-ленински борьбу Парижской коммуны. Здесь прежде всего следует упомянуть имена И. И. Скворцова-Степанова 1 и В. А. Быстрянского 2 , которые дали в своих работах марксистски выдержанное и притом популярное изложение истории Коммуны.

В 20-х годах были изданы переводные работы, главным образом французские, довольно точно отразившие основные положения буржуазной историографии в трактовке Коммуны. Книга либерально настроенного профессора Ж. Буржена 3 отличается фактической достоверностью, но обходит основные социально-экономические проблемы истории Коммуны. И это - лучшее, на что способен буржуазный историк Коммуны. Другой автор, социал-соглашатель Л. Дюбрейль 4 , игнорируя новейший документальный материал, пытается представить сильные стороны Коммуны (слом буржуазной государственной машины и др.) источником ее слабости, причиной поражения коммунаров. Наконец, плохо замаскированным пасквилем является книжка К. Талеса, договорившегося до клеветнического заявления о том, что в дни Коммуны "революционеры выбивались из сил, чтобы заставить правильно функционировать... старую машину, завещанную империей" 5 . Работа Талеса показательна для буржуазной исторической литературы, стремящейся к фальсификации "величайшего пролетарского движения XIX века" 6 . Лишь несколько переводных книг, главным образом мемуары революционных деятелей 7 , отличаются исторической достоверностью.

За последние два десятилетия на европейском книжном рынке появилось всего лишь несколько книг о коммунарах. Разработка истории Коммуны заняла видное место лишь в советской историографии.

Помимо трудов вышеназванных авторов, а также многочисленных статей по различным вопросам истории Коммуны и отдельных публикаций документов 8 наша историография дала о Коммуне несколько сводных работ 9 .

Задачей советских историков было на основе гениальных указаний классиков марксизма-ленинизма, пользуясь обширной документацией и последними исследовательскими выводами, создать научную, всесторонне разработанную историю Коммуны. Вместе с тем необходимо было дать живое изложение событий, показать облик героев-коммунаров. Книга покойного П. М. Керженцева показывает, что искания советской историографии на пути к решению этой ответственной задачи увенчались значительным успехом.

* * *

Несколько слов о структуре рецензируемой работы. Ее девятнадцать глав можно разбить на три раздела. Первые шесть глав, несколько более трети книги, посвя-


* П. М. Керженцев "История Парижской Коммуны 1871 года". Соцэкгиз. 1940. 552 стр. ,10 000 экз. 10 руб. 25 коп.

1 И. И. Скворцов-Степанов "Парижская Коммуна и вопросы тактики пролетарской революции". Последнее издание 1938 года.

2 В. А. Быстрянский "Очерки по истории Парижской Коммуны". П. 1921.

3 Ж. Буржен "История Коммуны". Л. 1926.

4 Л. Дюбрейль "Коммуна 1871 года". П. 1922.

5 К. Талес "Коммуна 1871 года", Стр. 96. Л. 1925.

6 Ленин. Т. XII, стр. 163.

7 Луиза Мишель "Коммуна". Л. 1926;. Арну А. "Народная история Парижской Коммуны". СПБ. 1906; Либкнехт В. "48 год и Коммуна". СПБ. 1906.

8 А. Молок "Парижская Коммуна 1871 года; в документах и материалах". Л. 1925; "Протоколы Парижской Коммуны 28 марта - 30 апреля 1871 года"; "Письма рабкоров Парижской Коммуны". Партиздат. М. 1937; "Письма деятелей I Интернационала в дни Коммуны 1871 года". М. 1933.

9 Основные: А. Молок - "Парижская Коммуна 1871 года". Л. 1927; О. Вайнштейн "История Парижской Коммуны". М. 1932.

стр. 114

щены кризису Второй империи, движению парижских масс, кануну Коммуны.

В главах VII - XVII - основной части работы - исследованы деятельность Коммуны, ее состав, организация власти и роль рабочего класса. В X, XIII и XVII главах автор очень подробно излагает военную борьбу парижского пролетариата против версальцев. Остальные главы этого же раздела посвящены социально-экономическим: и культурным мероприятиям Коммуны, показывают организацию масс, сломавших старую государственную машину, борьбу за, создание новой власти, взаимоотношения Парижа с остальной Францией. Освещены также разногласия внутри Коммуны, шпионаж ее врагов, германская интервенция.

Глава XVIII дает яркое описание кровавой майской недели и последовавшего за ней контрреволюционного террора.

В XIX (заключительной) главе говорится об активной помощи словом и делом, которую оказывал, Маркс Коммуне, о причинах поражения Коммуны и о ее мировом историческом значении.

Приложения к книге содержат краткий очерк историографии Парижской коммуны, библиографию и отдельно карту Парижа и схему военных действий.

* * *

Значительное место, отведенное в книге кануну Коммуны, позволило автору подробно обрисовать историю ее возникновения.

С помощью обширного документального материала, используя удачно подобранные цифры, автор создает картину маразма Второй империи, показывает рост рабочего движения, влияние на него мелкобуржуазного прудоновского "мютюэлизма", ошибочных идей Бланки и Бакунина. При этом П. М. Керженцев не ограничился общим изложением всех этих доктрин: он охарактеризовал партийную прессу, работы прудонистов Вермореля, Мильера, бланкиста Тридова, что весьма ценно для советского читателя.

Затем показаны условия создания, первые годы борьбы и роста парижской секции Интернационала. Автор приводит читателя на улицу Гравилье, 44:

"Бюро Интернационала помещалось в маленьком флигеле во дворе, - это была комната 4 метра на 3. Здесь стояли простой стол, две табуретки, четыре стула и чугунная поломанная печка" (стр. 26).

Из "гравильеров" наибольший авторитет среди трудящихся приобрели левые прудонисты Варлен, Малон, Бурдон. Политические процессы и преследования еще более усиливали их влияние, рождали в среде революционной части секции Интернационала мысль о близости революции.

В октябре 1869 года Бастелика (организатор социалистического движения в Марселе) писал из Марселя в Париж Ришару (делегату Интернационала от лионских рабочих): "Накануне социальной революции и тем более накануне политической революции нужно установить лойяльный союз (особенно в области практических мероприятий) между социалистами Лиона, Парижа, Руана и Марселя, чтобы не вверяться наобум происходящим событиям: нам нужно возможно скорее выработать и установить план действия для французской революции" (стр. 31). В таком же духе писал Варлен (левый прудонист, видный деятель Интернационала) к Обри (руанский делегат Интернационала).

Близость решительных перемен стала особенно ощутимой в 1870 году. Дело Виктора Нуара 1 было лишь поводом для взрыва революционной ненависти трудящихся. Авантюристически начатая Наполеоном III война с Пруссией показала внутреннюю гнилость бонапартистского режима. "Императорская Франция, - отмечает автор, - пошла на войну не готовой ни дипломатически, ни политически, ни в чисто военном отношении" (стр. 37). К сожалению, автор не развивает это правильное положение, а приводит лишь отрывок из статьи Энгельса о дипломатической слабости французской позиции.

4 сентября империя рухнула. Было создано "правительство национальной обороны", которое Маркс заклеймил как "правительство национальной измены" 2 . В книге даны яркие характеристики членов правительства Трошю, Фавра, Пикара, Симона, Ферри, показан их предательский план удушения республики.

Автор говорит, далее, о миссии Серрайе, направленного в сентябре 1870 года в Париж в качестве полномочного представителя Генерального совета Интернационала, излагает тактику Маркса и Энгельса в первые дни республики. Маркс осудил манифест парижских секций Интернационала, предложивших пруссакам организовать "мировую республику", и дал развернутые директивы секциям во втором воззвании Генерального совета от 9 сентября. Через три дня Энгельс в письме к Марксу дал замечательное предостережение: "...следовало бы помешать выступлению рабочих до заключения мира... Стоит им теперь победить - служа делу нацио-


1 Дело об убийстве родственником Наполеона III, принцем Пьером Бонапартом, журналиста Виктора Нуара.

2 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XIII. Ч. 2-я, стр. 293.

стр. 115

нальной обороны, - как им придется взять на себя наследство Бонапарта и нынешней паршивой республики; они будут бесполезно раздавлены немецкими армиями и снова отброшены на двадцать лет назад" 1 .

Заключение мира, использование трудящимися республиканских свобод для своей организации и создания массовой пролетарской партии - в этом заключались первоочередные задачи дня, без разрешения которых массы не могли быть готовы к борьбе за власть. "Эта правильная оценка положения и продуманная программа действий Маркса и Энгельса, - говорит автор, - к сожалению, имели мало сторонников среди руководителей пролетариата Парижа" (стр. 51).

В книге показаны образование Центрального комитета 20 округов и его ошибки. В первые дни республики в ее оценке ошиблись все революционные деятели французского пролетариата.

Большим достоинством рецензируемой работы является то, что она впервые в нашей историографии детально разбирает организацию и функции "комитетов бдительности", которые были "центрами революционной деятельности парижских масс" (стр. 59). Так же обстоятельно показаны борьба масс за вооружение, структура и диференциация национальной гвардии, попытки Гамбетты ограничить создание рабочих батальонов; показана деятельность масс в клубах; виднейшим политическим деятелям пролетариата: Варлену, Серрайе, Франкелю, Бланки, Тридону, Флураису, Делеклюзу - даны запоминающиеся характеристики.

Сентябрь и октябрь были для парижских масс временем вооружения, периодом формулирования народных требований, а затем и прямой борьбы за провозглашение Коммуны. Эти революционные тенденции показаны автором главным образом на интересном материале газет "La Patrie en danger" (издавалась Бланки), "Le Combat" (редактировалась Ф. Пиа), "Le Reveil" (редактировалась Делеклюзом). Наиболее решительную позицию занимали Бланки и его сторонники.

"30 и 31 октября сообщения о падении Меца, о перемирии, о поражении при Бурже обрушились на голову населения" (стр. 118). "Используя всеобщее негодование, Центральный комитет 20 округов и бланкисты 31 октября пытались провозгласить Коммуну. В книге подробно освещены события 31 октября и дан анализ причин поражения масс. Несколько скупо описано движение на периферии, за исключением Алжира.

Предательская политика правительства во время осады вызвала 22 января 1871 года новое стихийное выступление масс, также неудачное. Автор показывает, как перед альтернативой - революционные массы или прусские штыки - Фавр и компания предпочли последнее. "Трусливые вожди из "национальной обороны" до такой степени спешили разоружиться, что передали пруссакам больше оружия, чем полагалось по перемирию..." (стр. 153).

На февральских выборах в Национальное собрание монархисты и другие реакционеры получили 2 /3 мест. 17 февраля правительство возглавил Тьер, сказавший, что "для монархии еще не пришло удобное время" (стр. 158). Наступала реакция.

Но уже 19 февраля последовало грозное предостережение из революционного лагеря: Центральный комитет 20 округов призывал в декларации признавать лишь власть революционной Коммуны. В эти же дни состоялось первое заседание делегатов национальной гвардии. В книге рассказано, как образовался ЦК национальной гвардии, как создавалась "противовес ему офицерская организация, позднее, под давлением масс, влившаяся в Центральный комитет.

Освещая деятельность парижских секций Интернационала, автор показывает их ошибки. Лишь 1 марта по требованию Варлена секции послали в ЦК национальной гвардии комиссию, да и то с оговоркой, что члены ее "будут действовать в индивидуальном порядке" (стр. 175).

Автор показывает, как с середины февраля до середины марта под влиянием массовых демонстраций на площади Бастилии, братания народа с солдатами, захвата пушек национальной гвардией, под тяжелым впечатлением вступления пруссаков в Париж происходила революционная консолидация пролетарских и мелкобуржуазных масс. В эти дни неизмеримо высоко поднялся авторитет ЦК национальной гвардии. "В марте все ждали взрыва, ждали восстания" (стр. 187). Оно последовало 18 марта 1871 года.

* * *

Ленин подчеркивал, что "Коммуна возникла стихийно, ее никто сознательно и планомерно не подготовлял" 2 . П. Керженцев, исходя из высказывания Ленина, дает картину событий 18 марта, правильно анализирует ошибки Центрального комитета, национальной гвардии, который не организовал немедленного наступления на Версаль и поспешил заявить о своей готовности передать власть свободно избран-


1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXIV, стр. 399.

2 Ленин. Т. XV, стр. 157.

стр. 116

ной Коммуне. Однако исторический смысл всего совершившегося был ясен парижанам. Орган Коммуны "Journal officiel" писал 21 марта: "Пролетариат... понял, что на него возложен повелительный долг и неоспоримое право стать господином собственной судьбы и взять в свои руки правительственную власть" (стр. 214).

К власти пришли люди из гущи народа. "Имена членов нового правительства столь неизвестны, - ужасался реакционно настроенный писатель Эдмонд Гонкур, - что это кажется просто мистификацией" (стр. 216). Читатель знакомится с деятельностью рабочих Асси, Ранвье, Бержер и многих других членов Центрального комитета национальной гвардии. Трудящиеся "ощупью, инстинктивно искали путей для организации своей государственной власти" (стр. 220).

Крупнейшая ошибка, как указывал Маркс, была допущена Коммуной по отношению к Французскому банку, у которого коммунары сначала потребовали лишь 1 миллион франков для пособия наиболее нуждающимся семьям. "Журд и Варлен, узнав о согласии де Плека (директор банка. - Н, П.), были очень обрадованы и закричали: "Дело идет!" ("Са va!"). Они даже не представляли себе, что могли бы потребовать от банка передачи всех ценностей" (стр. 222).

Интересные материалы приведены автором о попытках контрреволюции 21 - 24 марта дезорганизовать революционные силы столицы. Борьбу с агентами Тьера Центральный комитет национальной гвардии начал, по существу, только с 24 марта, причем "еще до 31 марта некоторые ворота к Версалю были фактически в руках отрядов национальной гвардии, поддерживавших правительство" (то есть Тьера. - Н. П.) (стр. 227). Центральный комитет национальной гвардий не проявил достаточной твердости, вступил в сношения с "законной" властью, вел восьмидневную полемику с мэрами округов Парижа. В этом сказалось вреднейшее влияние прудонистов, жаждавших мирного соглашения с Версалем. Автор правильно заключает, что "провозглашение немедленных выборов в Коммуну и переговоры с мэрами о порядке проведения выборов были выгодны только правительству Тьера, а вовсе не восставшему народу Парижа" (стр. 232).

Малоизвестные материалы (французские работы, изданные в 1871 году) 1 привлечены в книге для характеристики предвыборной кампании. Даны также детальное описание партийного состава избранной Коммуны и характеристики ее выдающихся членов. Автор рассказывает о первых шагах Коммуны в области организации власти и законодательной работы. Коммуне пришлось сломать старую государственную машину, подавить контрреволюционный саботаж, выдвинуть новые кадры и, опираясь на массы, создавать органы пролетарской государственности. При этом Коммуна руководствовалась принципом коллегиальности.

Для управления Парижем было создано 10 комиссий: исполнительная, военная, продовольственная, финансовая, судебная, общей безопасности, труда и обмена, общественных служб, внешних сношений, по просвещению. Характерно, что бланкисты преобладали в комиссиях исполнительной, военной и общей безопасности, в то время как прудонисты ведали всей экономической работой.

Разбирая деятельность комиссий, автор не всегда достаточно точен в своих утверждениях. Например в существенной поправке нуждается следующее заявление: "Финансовое хозяйство Коммуны действовало прекрасно" (стр. 256). Известно, что коммунары почтительно остановились перед сейфами Французского банка. Большинство в Коммуне принадлежало бланкистам, которые "были тогда социалистами большей частью лишь по революционному пролетарскому инстинкту..." 2 . "Отсюда становится понятным, - писал Энгельс, - почему Коммуна в экономической области упустила кое-что такое, что, по нашим нынешним представлениям, сделать ей было необходимо" 3 .

2 апреля начались военные столкновения коммунаров с версальцами. Подробно описывая апрельские бои, автор сравнивает военные силы обеих сторон, характеризует военных руководителей Коммуны, особенно ее героев - Ярослава Домбровского и Валерия Врублевского.

В книге исследован вопрос о взаимоотношениях Центрального комитета, национальной гвардии и Коммуны. Буржуазная историография, чтобы преуменьшить значение Коммуны, пыталась доказать приоритет Центрального комитета национальной гвардии над нею. Автор разрушает эту вражескую концепцию и убедительно доказывает, что "не может быть речи о влиянии Центрального комитета национальной гвардии на какие-либо решения Коммуны, кроме чисто военных" (стр. 291).

В апреле коммунары укрепили муниципалитеты, начали коренное переустройство


1 В. Маlоn "La troisieme défaite du prolétariat francais". Neuch. 1871; P. Maillard "Affiches, professions de foi, documents officiels". P. 1871.

2 K. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XVI. Ч. 2-я, стр. 91.

3 Там же.

стр. 117

суда. "На заседании 22 апреля был обсужден и принят общий закон, который провозглашал равный для всех суд, выборность судей и свободу защиты" (стр. 314).

В ответ на версальский террор был принят закон о заложниках, производились аресты. В проведении этой меры члены Коммуны не выказали единодушия. "Парижские коммунары были слишком мягки в отношении версальцев, за что их с полным основанием ругал в свое время Маркс" 1 .

Коммуна проявила медлительность в борьбе с реакционной печатью. "На заседании 1 апреля Верморель, Лефрансэ, Урбен и др. требовали "безусловного уважения к свободе печати"... Только в середине мая Коммуна начала более активно прекращать издание враждебных газет" (стр. 319). С опозданием (15 апреля) был принят декрет о конфискации имущества врагов народа. Автор показывает, что и борьба за централизацию власти проводилась в Париже недостаточно решительно, главным: образом из-за пагубного влияния прудонистов.

В апреле Коммуна провела свои основные социально-экономические мероприятия: "знаменитый декрет" 2 о передаче рабочим артелям мастерских, брошенных их хозяевами, декреты об отмене ночной работы в булочных, о запрещении штрафов и вычетов, о максимуме заработной платы и повышении ее низкооплачиваемым категориям рабочих и служащих. В рецензируемой работе дается подробное освещение и других постановлений Коммуны: о реквизиции пустующих квартир, об отсрочке платежей, о ломбарде. В § 5 главы XI изложена финансовая политика Коммуны. Автор не только анализирует значение перечисленных декретов: он излагает историю возникновения каждого законопроекта, разбирает отношение к каждому закону отдельных группировок Коммуны.

Обстоятельно охарактеризована в книге печать, которая "несмотря на всю ее неорганизованность, обилие газет-однодневок, выпускавших лишь по нескольку номеров, была величайшим рычагом Парижской Коммуны в ее борьбе за новое государство и новый строй" (стр. 353).

Коммуна пыталась привлечь на свою сторону крестьянство. Социалистка Андре Лео написала листовку за подписью '"Парижские рабочие", которая стотысячным тиражом рассылалась по провинции. Но многие газеты Коммуны недооценивали роль крестьянства. Колебавшаяся между бланкизмом и прудонизмом газета "Cri du peuple" писала 3 мая, обращаясь к крестьянам: "Вы - источник наших бедствий, и вы даже не краснеете. Вы только думаете о своих виноградниках, нивах, своем скоте и пр." (стр. 366 - 367). Подобные обвинения выставлялись и прудонистской "La Commune" ("Коммуна"). Лишь некоторые газеты, в том числе прудонистская "La Sodale", правильно оценили роль трудового крестьянства Франции.

Осажденная Коммуна не сумела связаться с крестьянством. "Парижская Коммуна пала потому, между прочим, что наткнулась на противодействие средних слоев, и прежде всего крестьянства" 3 .

Отсутствие широких революционных резервов коммунары остро почувствовали в мае, когда для Коммуны начались особенно тяжелые дни. 8 мая был покинут форт Исси. 9 мая, опубликовав предательское письмо, ушел в отставку военный делегат Россель. В эти же дни назревал раскол руководства Коммуны на бланкистско-якобинское "большинство" и прудонистское "меньшинство". Прудонисты выступили 15 мая с манифестом, обвинявшим Коммуну в там, что она "отреклась от своей власти в пользу диктатуры, которая названа Комитетом общественного спасения" (стр. 385). Последовавшая страстная полемика в печати показала всем врагам Коммуны ее ослабление и дала новые материалы шпионам, особенно активизировавшимся в мае.

В специальном разделе (§4 главы XIII) книги автор показывает опутавшую Коммуну сеть шпионажа, заговоров и предательства.

Версальское правительство рано утром получало все парижские газеты. Оно поддерживало регулярную связь с Французским банком, откуда шли к Тьеру деньги и шпионские сведения. Армию шпионов составляли сотни враждебных Коммуне репортеров, военных в отставке и бывших полицейских империи.

"Другим очагом шпионажа были заграничные миссии. Правда, основной персонал их перебрался в Версаль, но всюду были оставлены "для охраны" люди, которые несли шпионскую службу и сносились с Версалем...

Тьер стал применять самую широкую систему подкупа. Клюзере сообщал, что ему предлагали большие суммы за предательство Коммуны. К Домбровскому тоже был подослан агент Тьера с предложением предать дело Коммуны" (стр. 397). "Кроме подкупов Тьер организовывал и ряд диверсий. Одной из наиболее крупных был взрыв


1 И. Сталин "Вопросы ленинизма", стр. 313. 9-е изд.

2 Ленин Т. XV, стр. 159.

3 И. Сталин "Марксизм и национально-колониальный вопрос", стр. 180. Госполитиздат. 1939.

стр. 118

пороховой фабрики на улице Рапи 17 мая" (стр 398).

Несмотря на требования масс "Коммуна мало обращала внимания на шпионскую и диверсионную "работу своих врагов" (стр. 401), "значительная часть членов Коммуны возражала против широкого применения террора и карательных мер" (стр. 402). Мало того: только в середине мая было введено в Париже обязательное удостоверение личности.

В дни тяжелых испытаний парижские массы проявили героизм и большую творческую инициативу. Усилилась работа, секций Интернационала. Число рабочих синдикатов (профессиональных союзов) выросло до 34, рабочих производственных кооперативов - до 43. Продолжали действовать "комитеты бдительности". Газеты публиковали письма трудящихся, которые "вносили разные предложения Коммуне, давали оценку ее декретов, иногда критиковали Коммуну за неактивность или нерешительность, сигнализировали о контрреволюционной деятельности агентов Тьера и т. д." (стр. 419) 1 .

Интересные сведения дает автор о клубах, функционировавших по вечерам, часто в церквах, где днем совершались богослужения. Всего в Париже было до 40 клубов. Автор опровергает мнение некоторых исследователей, не придававших особого значения этой форме массовых организаций: "Наряду с печатью Коммуны клубы и народные собрания были могучим средством активизации пролетарских масс. Клубы и народные собрания цементировали пролетарскую диктатуру и энергично помогали в борьбе" (стр. 436).

Невиданный героизм был проявлен трудящимися женщинами, которые в середине апреля организовали "Союз женщин" с Центральным и окружными комитетами. Эти комитеты создавали санитарные отряды, обеспечивали питание бойцов. Женщины сражались на аванпостах и баррикадах. Автор дает яркие характеристики Луизы Мишель, Е. Дмитриевой-Тумановской, А. Корвия-Круковской, показывает, как "сотни женщин нашли себя в революционной борьбе Коммуны и стали крупными организаторами, ораторами, бойцами" (стр. 423).

В мае, когда враг тесно сжал кольцо вокруг города, Коммуна продолжала свою социально-экономическую деятельность. Она утвердила устав луврских оружейных мастерских, положивший начало новой системе организации труда, предложила при распределении заказов на военное обмундирование оказывать предпочтение рабочим кооперациям, установила таксу на хлеб, повысила оклады учителей, приступила к организации профессиональных школ, передала театры ассоциациям артистов, вела борьбу с церковью.

Автор обобщает анализ всех этих мероприятий в главе XVI - "Коммуна - государство нового типа".

21 мая версальцы захватили ворота Сен-Клу. 8 дней продолжалась агония Коммуны. "Даже враги признавали, что коммунары геройски боролись на баррикадах и мужественно умирали, если попадали в плен" (стр. 502). В книге собраны исчерпывающие сведения о расправе версальцев с Коммуной. "30 тысяч коммунаров-мужчин, женщин, детей - было убито версальцами. Число арестованных коммунаров достигало 50 тыс. Таким образом, "вместе со скрывшимися из Парижа участниками Коммуны 90 - 100 тыс. жителей Парижа (главным образом рабочих) выбыло из столицы. Целые кварталы и улицы опустели. Ряд категорий рабочих профессий на долгие годы совершенно исчез из Парижа" (стр. 504). Месть озлобленной буржуазии не знала предела. "И для пролетариата эта расправа 1871 г. была кровавым рубежом, знаменовавшим новый этап истории - гибель первой диктатуры пролетариата..." (стр. 512).

Маркс и Энгельс признали Коммуну "славнейшим: подвигом нашей партии со времени парижского Июньского восстания" 2 .

Основываясь на фактическом материале, автор пишет: "Маркс действительно был подлинным и активным участником Парижской Коммуны, вдохновителем великой пролетарской борьбы, гениальным ее историком и непревзойденным теоретиком" (стр. 517).

"...при всех ошибках, - писал Ленин, - Коммуна есть величайший образец величайшего пролетарского движения XIX века... Как ни велики жертвы Коммуны, они искупаются значением ее для общепролетарской борьбы: она всколыхнула по Европе социалистическое движение, она показала силу гражданской войны, она рассеяла патриотические иллюзии и разбила наивную веру в общенациональные стремления буржуазии. Коммуна научила европейский пролетариат конкретно ставить задачи социалистической революции" 3 .

Коммуна обогатила опыт международного революционного движения, показала, что победивший рабочий класс должен сломать старую, буржуазную государственную ма-


1 См. "Письма рабкоров Парижской Коммуны". Партиздат. 1933.

2 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXVI, стр. 106.

3 Ленин. Т. XII, стр. 163.

стр. 119

шину и заменить ее новым типом государства.

"Республика Советов, - писал товарищ Сталин, - является... той искомой и найденной, наконец, политической формой, в рамках которой должно быть совершено экономическое освобождение пролетариата, полная победа социализма.

Парижская коммуна была зародышем этой формы. Советская власть является ее развитием и завершением" 1 .

* * *

Книга П. М. Керженцева, являясь ценным вкладом в марксистскую историографию Парижской коммуны, заинтересует не только специалистов, но и широкие читательские массы. Она написана просто и понятно. Автору удалось сделать изложение живым и образным. Вот, например, сцена в Законодательном корпусе в день провозглашения республики 4 сентября:

"Депутаты растерянно прячутся в соседние комнаты. В дверях слышен стук прикладов. Председатель палаты, известный промышленник Шнейдер (владелец заводов Крезо), сходит с места председателя. Его хватают за шиворот, выталкивают вон. Ему кричат вдогонку: "Долой! Вот убийца наших братьев в Крезо" (стр. 40).

П. М. Керженцев по-новому излагает некоторые вопросы, например о политике Коммуны в области заработной платы, о соотношении партийных группировок в руководящих органах Коммуны. Он подробно характеризует массовые организации, клубы и печать Коммуны. Автор очень широко использовал источники, в том числе некоторые новые материалы.

К числу немногих недостатков работы можно отнести отдельные неточности и противоречия. На стр. 249 мы читаем: "Первый, мирный период Коммуны продолжался только шесть дней (28 марта - 2 апреля)". Через несколько страниц автор дает иную периодизацию: "Первый, мирный период Коммуны продолжался 16 дней (18 марта - 2 апреля) или, точнее, 15 дней, потому что уже 2 апреля произошли первые столкновения с версальцами" (стр. 261). Вообще трудно говорить о мирных днях Коммуны. Если в указанные автором сроки не было активных военных операций, то уже 20 марта подняла голову внутри столицы агентура Тьера. 21 и 22 марта она организовала контрреволюционные уличные демонстрации. Был ранен член Центрального комитета Мальжурналь. Буржуа пытались разоружить национальных гвардейцев, стреляли в них, убили двух человек и восьмерых ранили.

В книге отмечено международное значение Коммуны, но необходимо было также показать и отклики международного пролетариата на деятельность Коммуны, влияние её на рабочее движение в других странах.

Есть в книге и отдельные нечеткие формулировки. В начале книги автор так охарактеризовал сущность бонапартизма:

"Политическая система, получившая название бонапартизма по имени обоих Наполеонов - первого и третьего, характеризуется, как указывали Маркс и Ленин, тем, что правительство использует разногласия между существующими классами, более или менее уравновешивающими друг друга" (стр. 9). На самом деле Ленин указывал, что бонапартизм "...старается казаться непартийным, используя крайне острую борьбу партий капиталистов и рабочих друг с другом" 2 . Значит, дело не просто в "разногласиях между существующими классами", как сказано у Керженцева, а в крайнем обострении борьбы между двумя основными классами капиталистического общества, "...империя была единственно возможной формой правления в такое время, "...когда буржуазия уже потеряла способность управлять нацией, а рабочий класс еще не приобрел этой способности" 3 . Автор не подчеркнул этой классовой сущности бонапартизма, не отметил, что такая политическая система весьма непрочна и уже в момент своего вырождения подтачивается внутренними противоречиями.

Книга Л. М. Керженцева является ценнейшим пособием для изучения истории Парижской коммуны.


1 И. Сталин "Вопросы ленинизма", стр. 35. 11-е изд.

2 Ленин. Т. XXI, стр. 75.

3 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XIII. Ч. 2-я, стр. 312.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ЦЕННЫЙ-ТРУД-ПО-ИСТОРИИ-ПАРИЖСКОЙ-КОММУНЫ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Svetlana GarikContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Garik

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Н. ПЕВЗНЕР, ЦЕННЫЙ ТРУД ПО ИСТОРИИ ПАРИЖСКОЙ КОММУНЫ* // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 05.11.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ЦЕННЫЙ-ТРУД-ПО-ИСТОРИИ-ПАРИЖСКОЙ-КОММУНЫ (date of access: 03.08.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Н. ПЕВЗНЕР:

Н. ПЕВЗНЕР → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Svetlana Garik
Москва, Russia
1134 views rating
05.11.2015 (2098 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
КРУГЛЫЙ СТОЛ" НА ИСТОРИЧЕСКОМ ФАКУЛЬТЕТЕ МГУ
Catalog: История 
23 hours ago · From Россия Онлайн
Р. В. Долгилевич. СОВЕТСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ И ЗАПАДНЫЙ БЕРЛИН (1963-1964 гг.)
Catalog: Право 
23 hours ago · From Россия Онлайн
Анонс Изучение новой теории электричества, пожалуй, нужно начинать с анекдота, который актуален до сих пор. Профессор задаёт вопрос студенту: что такое электрический ток. Студент, я знал, но забыл. Профессор, какая потеря для человечества, никто не знает что такое электрический ток, один человек знал, и тот забыл. А ларчик просто открывался. Загадка электрического тока разгадывается, во-первых, тем что, свободные электроны проводника не способны
Catalog: Физика 
Как нам без всякой мистики побеседовать с человеческой душой и узнать у нее тайны Мира.
Catalog: Философия 
5 days ago · From Олег Ермаков
АВГУСТ ФОН КОЦЕБУ: ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО УБИЙСТВА
5 days ago · From Россия Онлайн
ОТТО-МАГНУС ШТАКЕЛЬБЕРГ - ДИПЛОМАТ ЕКАТЕРИНИНСКОЙ ЭПОХИ
Catalog: Право 
5 days ago · From Россия Онлайн
ПРОТИВОБОРСТВО СТРАТЕГИЙ: КРАСНАЯ АРМИЯ И ВЕРМАХТ В 1942 году
5 days ago · From Россия Онлайн
ИСТОРИЯ ДВУСТОРОННИХ ОТНОШЕНИИ РОССИИ И БОЛГАРИИ В XVIII-XXI веках
Catalog: История 
5 days ago · From Россия Онлайн
Г. С. Остапенко, А. Ю. Прокопов. НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ ВЕЛИКОБРИТАНИИ XX - начала XXI века.
Catalog: История 
6 days ago · From Россия Онлайн
ЭУДЖЕНИО КОЛОРНИ: АНТИФАШИЗМ, ЕДИНАЯ ЕВРОПА, СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ИДЕЯ И ФЕДЕРАЛИЗМ
Catalog: История 
6 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ЦЕННЫЙ ТРУД ПО ИСТОРИИ ПАРИЖСКОЙ КОММУНЫ*
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones