Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Libmonster ID: RU-16374

Share this article with friends

В современном отечественном обществознании идет дискуссия об особенностях российской цивилизации, факторах ее развития, отношениях с другими культурно-историческими мирами. На симпозиумах и конференциях, в печатных текстах поднимаются многие вопросы, которые обсуждались западниками и славянофилами в 40-е гг. XIX века. Большинство исследователей решают проблему цивилизационной ориентации России и особенностей ее исторического пути с позиции признания необходимости кросскультурной коммуникации, отмечая, что Европа обладает серьезными материальными и духовно-культурными ресурсами. Некоторые ученые, как и ранние славянофилы, возлагают надежды на духовные силы русского народа.

Вызывает удивление продолжающееся искажение идей западников 1840-х годов. Нередки утверждения, что современные западники, воспроизводя их ошибки, склонны отрешиться от органической русской культуры и целиком ориентируются на европейские образцы, которые им представляются общечеловеческими. По-прежнему западникам приписывается пренебрежительное отношение ко всему русскому: "Все органически русское для западнического сознания имеет только отрицательное значение"1. Современные почвенники повторяют мысли славянофилов 1840-х годов, считавших гибельным искусственное заимствование утопических идей. Но если для 40-х годов XIX в. проблема насильственного заимствования элементов других цивилизаций была актуальной и требовала осмысления причин и последствий этого, то в последующее время восприятие чужого опыта далеко не всегда носило насильственный характер и потеряло свою остроту. Сторонники национальной исключительности взяли на вооружение идею Н. Я. Данилевского о неповторимости национальных организмов. В современной науке, в общественных и политических кругах продолжается обсуждение вопроса о последствиях заимствования опыта других народов. Ученые по-разному отвечают на вопрос, меняется ли цивилизационная принадлежность страны в ходе усвоения мирового культурного наследия.

Является ли Россия европеизированной страной, должна ли она стремиться стать частью Запада или ей следует противопоставить трансформацию русских начал жизни - эта проблема была актуальной в первой половине


Сараева Елена Леонидовна - кандидат исторических наук, доцент кафедры отечественной истории Ярославского государственного университета.

стр. 50


XIX в., когда формировалось национальное самосознание. По мнению Н. И. Цимбаева, примерный ход рассуждений западников можно выразить следующими словами: "Россия - не Европа, но она должна стремиться ей стать"2. Поставленный западниками вопрос о том, следует ли России перейти на европейский путь развития или надо только усвоить отдельные элементы культуры Запада, широко обсуждается в литературе3. В. Г. Щукин отмечает, что во многих современных работах можно встретить утверждение, что в России "петербургского" периода ее истории противостояли русские и общеевропейские начала. Он считает ложным противопоставление "русского" и "не совсем русского", доказывая, что русский европеизм, западничество и либерализм столь же необходимы для понимания специфически русского стиля мышления, как и православное богословие, славянофильство4.

Ряд исследователей трактует западничество как один из типов подхода к проблеме "внутреннего смысла русской истории". В. С. Соловьев утверждал, что западничество не исключало национальной самобытности, отстаивая идею необходимости межнационального взаимодействия, реально воплощавшуюся в истории и дававшую положительные результаты: без Петра I в России не было бы ни Пушкина, ни Толстого, ни Тургенева5. Эти идеи В. С. Соловьева согласуются со взглядами западников на роль европейской культуры в развитии русского общества. Выделяя основные идеи западничества, А. И. Володин назвал первой базовой мыслью этого мировоззрения признание включенности России в контекст европейской истории, что не означает оценки западного пути развития как общеобязательной нормы6.

В учении западников 40-х гг. XIX в. историки выделяют проблему достижения Россией европейского уровня цивилизованности. Западническая идея "цивилизации общества" в научной литературе интерпретируется как его "очеловечивание", переход от традиционных действий к сознательному, рационально организованному творческому труду, формирование цивилизованного человека - свободного в духовном, нравственном и политическом отношении, деятельного, одухотворенного7. Анализ идей западников о прогрессе, фазах развития личности, народов и человечества необходимо дополнить изучением взглядов западников 30 - 40-х гг. XIX в. на цивилизационную принадлежность России. Именно они впервые предприняли попытку охарактеризовать цивилизационное развитие России с учетом исторических отношений России с мировыми цивилизациями и особенностей влияния Европы и Азии на формирование российского государственного и общественного устройства. Тексты классических западников 40-х гг. XIX в. не содержат развернутой характеристики российской цивилизации, однако их анализ исторического пути России позволяет выявить элементы цивилизационного подхода, который был известен русским интеллектуалам.

В первой половине XIX в. в западной науке понятие цивилизации еще только обретало свое значение и признание. В исследовании Л. Февра доказывается, что в первые десятилетия XIX в. стало утверждаться представление о цивилизациях как этнических и исторических обществах, имеющих свои особенности8. Французский историк утверждал, что употребление термина цивилизации означало, что исследователи признают множественность путей развития народов.

Сопоставляя варианты подхода к концепту цивилизации в работах "русских европейцев" 40-х гг. XIX в., мы обнаруживаем общность его понимания западниками. Мыслители, признававшие необходимость европеизации страны, исходили из идеи многовариантности развития народов, возможности их взаимодействия. Цивилизация рассматривалась ими и как форма жизни народа, и как показатель его культурного развития, и как процесс гуманизации общества - "очеловечивания" человека.

Одним из стимулов обращения западников к проблеме факторов и условий развития российской цивилизации стали воззрения славянофилов на исторические судьбы русского народа. В научной литературе существует мнение, что основоположниками теории локальных цивилизаций в России яви-

стр. 51


лись славянофилы9. Утверждение славянофилов о значительных религиозно-культурных особенностях российской истории, вызывало у западников стремление по-своему оценить специфику исторического развития страны. Нет оснований упрекать западников в пренебрежительном отношении к национальным особенностям русской истории. Они были убеждены, что существует национальная индивидуальность народа10. Обращают на себя внимание различия в использовании западниками понятий "национальное" и "самобытное". "Самобытность", с их точки зрения, проявлялась во многих чертах политического, социального и культурного развития страны, ее выражением являлись традиции, обычаи во всех сферах жизни народа. Национальное же начало западники связывали с духовным миром народа, его мировосприятием, психологическими особенностями его реакции на события и явления. По мысли Белинского, национальность обнаруживает себя в мироощущении, "манере понимать и действовать", которые отражаются в искусстве, литературе. Национальность западники определяли как духовные силы народа. Не вызывает сомнений их вера в эти силы. "Умы светлые и крепкие понимают, что национальный дух совсем не одно и то же, что национальные обычаи и предания старины..."11.

Белинский писал, что "русский народ - один из способнейших и "даровитейших" народов в мире". На этом основании он делал вывод, что русскому народу суждено не растительное, а историческое существование, великое будущее. В годы испытаний русский народ обнаруживал свой великий характер, но сам не смог цивилизовать себя12.

Под цивилизацией западники понимали просвещенность народа, развитие чувство собственного достоинства. В учении западников важнейшим системообразующим фактором в развитии общества выступает способность народов развиваться, воспринимать новые явления во всем мире. На культурно-цивилизационное развитие России, как считали западники, влияло ее геополитическое положение. К данной проблеме они проявили больший интерес, чем славянофилы, это было связано с их оценкой значения взаимодействия народов в историческом процессе. Мысль П. Я. Чаадаева о самобытности российской цивилизации не вызывала возражений у классических западников.

По мнению западников, до установления зависимости Руси от Орды в жизни русского народа преобладал "характер европейский"13. Европейское начало в судьбе русского народа в домонгольский период западники находили в относительно большей свободе народа в условиях зарождения феодализма, принадлежности славянского языка к индоевропейской группе языков, христианстве. Западники, хотя и признавали азиатские черты в образе жизни русского народа и государственном устройстве России, никогда не относили ее к Востоку. "Россия не принадлежала и не могла, по основным элементам своей жизни, принадлежать к Азии...", - писал В. Г. Белинский. Геополитические обстоятельства - близость Азии и татарское иго - могли увлечь Россию на восточный путь развития, но этого не произошло, потому что духовная культура, эмоционально-психологический склад русских отличались от духовно-нравственной жизни азиатских народов. Развитию России по восточному типу препятствовала, по мнению Белинского, духовная культура русского народа.

А. И. Герцен, как и Белинский, видел отличия русского народа от азиатских народов в психологии, поведении, формах общественной жизни. Для социальной жизни на Востоке было характерно равнодушие людей к общественной жизни, а славяне этим не отличались. Длительное влияние Орды на жизнь русского народа задержало развитие чувства личной независимости, что сближало сознание русских с восточными обществами. Однако Герцен видел различия в положении человека в России и на Востоке: если в России он был членом общины, то на Востоке личность поглощалась государством. Герцен определял степень цивилизованности общества соответствием социальных отношений требованию свободы личности. Оценка России, как страны, в которой не было развито представление о независимости личности, давалась Герценом в контексте суждений о цивилизационной при-

стр. 52


надлежности отечества. Разделяя получившую признание в прозападных интеллектуальных кругах мысль, идущую от Чаадаева, что Россия не входила ни в европейский, ни в азиатский мир, Герцен развивал эту идею, используя общие для западников аргументы и подходы. Он отмечал двойственность характера русского народа и его судьбы, поскольку исторические обстоятельства обусловили воздействие и западной, и восточной культуры на судьбу России. Герцен явно воспринимал идею Чаадаева, что России отведена роль обеспечения культурного взаимодействия цивилизаций Европы и Азии. По его словам, судьба России, помимо всего прочего, заключается в том, чтобы "стать великим караваном цивилизации между Европой и Азией"14.

Хотя Россия расположена между Европой и Азией, это не означает, что "она и в нравственном отношении занимает... середину", писал Белинский15. Контакты Московского государства с Европой и Азией были ограничены. Русское государство, по мнению западников, создавалось преимущественно за счет собственных внутренних резервов. Нельзя рассматривать Россию как несамостоятельную цивилизацию, возникшую лишь на основе заимствования духовного опыта Азии и Европы. Влияние соседних цивилизаций, порой насильственное, не было доминирующим фактором развития нашей страны, обладающей самобытными чертами. Большинство западников воспринимали допетровскую Россию как отдельный исторический мир. Формирование России как самобытного социокультурного организма в значительной степени было обусловлено ее длительной изоляцией от Европы.

Западники рассматривали это историческое обстоятельство как условие консервации традиционного образа жизни народа, как фактор торможения преобразований, осложнявший восприятие инноваций; отсутствие влияния извне формировало убеждение, что сложившиеся общественные устои - единственно возможные. В закрытом сообществе новые начала развития вызревают медленно. Изоляция страны ограничивает выбор пути движения. Белинский, размышляя о многовековом изолированном положении России, считал одним из его следствий односторонность жизни народа16. Западники справедливо считали, что ориентация страны только на внутренние силы сужает вариативность развития, неизменное сочетание определенных факторов и форм движения обусловливает поддержание сложившихся традиций. Изоляция страны определяла особенности исторического пути: изолированность - односторонность - однообразность - неподвижность. Из этой логики следовал вывод о неизбежности консервации форм политической и социальной организации. О застое, как следствии односторонности, исключительности одного направления и удаления от европейской цивилизации писали К. Д. Кавелин и С. М. Соловьев17.

Славянофилы же видели в изолированном положении России условие ее самобытности. Православное воспитание русского народа сосредоточивало его душевные силы на вечных истинах, длительная изоляция России, с точки зрения славянофилов, не могла иметь отрицательных последствий для страны. Россия шла путем внутреннего, нравственного возрождения, русскому народу не требовались внешние гарантии добра18. Славянофильская оценка последствий изоляции страны от Запада сочеталась с признанием самодостаточности духовных начал русского народа, самоценности его культурной и общественной жизни.

Западники, давая историософскую оценку последствий изоляции России от европейского мира, доказывали, что преодоление замкнутости и приобщение к культуре Запада расширяют выбор пути развития России. Заинтересованные в формировании гражданско-правовых отношений в интересах личности, они критически относились к формам европеизации России в "петербургский" период, но однозначно положительно характеризовали усилия Петра I по выводу страны из состояния изоляции. В понимании "русских европейцев" 40-х гг. судьба России зависит отдуха русского народа, развития его интеллектуально-нравственных сил, его образованности и цивилизованности. Западники высказали оригинальную идею, объясняющую причины ослабления

стр. 53


внутренних факторов развития страны: силы народа ослабило монгольское иго, а уменьшение влияния социального фактора на судьбу страны обусловило возрастание роли государства в развитии российской цивилизации.

Политика объединения русских земель, проводимая московскими князьями, по мнению Герцена, отвечала потребности централизации, которая стала средством спасения для России19. Но если другие западники рассматривали создание Московского государства как явление позитивное, то Герцен, соглашаясь, что без централизации не удалось бы ни свергнуть монгольское иго, ни спасти единство государства, отмечал, что московский абсолютизм задушил свободу в русской жизни. Как и все западники, признавая значимость общегосударственных интересов, Герцен не считал для себя возможным при оценке исторических явлений предавать забвению значение свободы личности и общества.

Положительной славянофильской оценке самобытности России в "московский" период западники противопоставляли свою характеристику русского образа народной жизни, называя его патриархальным, грустным, далеким от цивилизованного существования, народ еще не был пробужден к самосознанию. Западники резко критиковали жестокость нравов в допетровской России; русский народ задержался в состоянии бессознательной естественности. Народ, стоявший в стороне от политической и общественной жизни, занятый только проблемой физического выживания, не мог понять необходимости нововведений, и это подтверждается ходом истории России. Западники не видели сильных и плодотворных начал в народной и политической жизни XVII в., способных вывести страну на путь просвещения, цивилизации, свободы. "Непосредственных основ быта недостаточно", - обобщил Герцен в "Былом и думах" мнение своих единомышленников20.

Западники не ограничивались констатацией отставания России от Запада, а проясняли противоречия, присущие жизни народа того времени. Главным из них был контраст между потенциальными возможностями народа и обстоятельствами его жизни. Рассматривая Россию как живой организм, Белинский сравнил его с колоссальным, но поверженным в смертную дремоту телом. В представлении Белинского, русский народ обладал большой силой, но не мог проявить себя в традиционном обществе. Белинского поражало противоречие между способностями русского народа и унизительными условиями его существования в "московский" период: сильный, умный народ был обречен на бедность и бессилие, унижение. Белинский отметил парадоксальность положения народа: исповедуя христианство, открывающее души людей для любви, народ терпел оскорбления. По мысли Белинского, неблагоприятные исторические условия лишили великий народ сферы жизни, соответствующей необъятной силе его духа и приличных условий существования. Жизнь народа была естественной, непосредственной, полупатриархальной. "Русь до Петра кипела дикими и нестройными силами..."21.

Западники 40-х гг. не видели в народе русском конца XVII в. инстинктов, ведущих к созданию нового социального организма. Проблему смены форм политической и общественной жизни в России на рубеже XVII - XVIII вв. они решали с позиций гегелевской диалектики содержания и формы развития. По К. Д. Кавелину, переход к новой стадии эволюции происходил в силу исчерпания возможностей самовыражения государства и общества в предшествующий период. "Древняя русская жизнь исчерпала себя вполне. Она развила все начала, которые в ней скрывались, все типы, в которых непосредственно воплощались эти начала... Она сделала все, что могла, и, окончивши свое призвание, прекратилась". Как и другие западники, Кавелин доказывал, что в конце XVII в. возникла объективная необходимость изменения содержания и форм развития России. Полемизируя со славянофилами, он решительно выступил против их фантазий на тему, что еще могла дать Древняя Русь. Сама история лучший критик и судья, исторический процесс зависит от возможностей о нем заложенных. "Нам остается только вглядеться в этот суд, в эту критику, понять ее. Иначе непременно впадем в односторон-

стр. 54


ность"22. Реформы начала XVIII века, по мнению Кавелина, лучшее доказательство того, что Россия смогла перейти на путь "цивилизации общества" путем заимствования западного опыта.

Следующим этапом в развитии народа, считали западники, должен был стать период гражданственности, основанной на разумном осознании своей жизни. Отсутствие внутренних сил для формирования гражданского общества, по убеждению западников, делало обращение к европейскому опыту неизбежным. Со времени Петра I развитие России определялось и традиционными и новыми факторами, в том числе влиянием европейской цивилизации, что имело различные следствия. Наиболее важным из них в "петербургский" период истории России (XVIII - первая половина XIX вв.) была активизация внутреннего потенциала страны и восприятие идей и ценностей европейской цивилизации.

Оценка западниками европеизации России с начала XVIII в. определялась их взглядами на идеологию этого процесса. Нередко в учебной и научной литературе встречается утверждение, выдаваемое за главную идею западников, что они де были сторонниками развития России по пути Европы. Но тексты западников позволяют с уверенностью говорить, что под европеизацией России они понимали не уподобление страны Европе, а усвоение общечеловеческого содержания европейской культуры. Целью исторического процесса является человек, и положительные результаты европеизация могла дать только в том случае, если в центр движения будет поставлена личность. Герцен емко выразил эту мысль: "...цель природы и истории - мы с вами". Белинский, определяя направление совершенствования человечества, писал, что развитие общества идет через его цивилизацию23. Сущность процесса европеизации классические западники определяли как цивилизацию, очеловечивание человека, усвоение гуманистических ценностей. Они настаивали на том, что необходимо воспринимать из зарубежных культур гуманистические идеи, способствующие формированию независимой, просвещенной, нравственной личности. Важным условием этого процесса они считали свободное и сознательное изучение мирового идейного наследия.

Обращение к европейскому опыту, отмечали западники, сначала носило характер подражания, "абстрактного заимствования чужого". Они не просто констатировали этот факт, но стремились его объяснить. С их точки зрения, Россия могла преодолеть отсталость только путем быстрого усвоения элементов европейской жизни. "Тогда спасение наше зависело не от народности, а от европеизма...". На время необходимо было "задержать" нашу народность, но не душить24. Классические западники хорошо сознавали, что восприятие элементов чужой цивилизации зависит от культуры и содержания общественной жизни в данное время. В России в начале XVIII в. не было общественной жизни, что накладывало существенный отпечаток на отношение к европейским образцам жизни, являлось одной из причин усвоения их посредством подражания. В XVIII в. заимствованные аристократией внешние формы "европеизма" заполнялись традиционными, доморощенными понятиями о содержании жизни, завещанными предками. Важным фактором европеизации была правительственная установка на изменение "фасада" страны. Это длительное время предопределяло "спрос" общества на "импортируемые" элементы европейской культуры: манеры, стиль жизни европейской аристократии, языки, литература и другие компоненты внешней культуры.

Проследив духовные процессы в русском обществе в XVIII - первой половине XIX вв., западники отметили признаки формирования новой национальной культуры, вбирающей в себя элементы и русской, и западной культуры. Подражательное отношение к европейскому образу жизни с конца XVIII в. сосуществовало с творческой деятельностью образованного русского общества.

Во взглядах западников очень важна была мысль, что процесс европеизации порождает внутренние источники движения, включающие механизм и условия духовного саморазвития: формирование слоя просвещенных людей, культурного пространства, системы учебных и культурных учреждений, раз-

стр. 55


нообразные типы интеллектуальной деятельности, совокупности идей и понятий. Общество в конце XVIII - первой половине XIX вв. обрело стимулы к самодеятельности, самосознанию. Значимым проявлением создания новой России в процессе европеизации стало формирование прозападной интеллигенции, новой культуры, различных течений в русской мысли, рост духовных запросов образованного общества, расширение автономии индивидуума. Современная историческая литература признает модернизацию и вестернизацию как системообразующие характеристики российской цивилизации с XVIII в., ориентирующиеся на усвоение западноевропейского материала25. В работах западников содержится многосторонняя характеристика цивилизации как формирование новой культурной среды.

Идея западников, призывавших к усвоению культуры более развитых народов, как способствующей раскрытию внутренних сил народа-рецепиента, была актуальной и плодотворной в то время. Духовная жизнь европейских народов содействовала оживлению интеллектуальной деятельности в русском обществе. Русская нация духовно становилась сильнее: ее культурное пространство включало в себя разнообразные идейно-нравственные элементы.

Заимствование достижений Европы, утверждали западники, должно быть использовано как средство решения русским народом своих национальных задач. Оно обогащает жизнь общества, расширяет сферу его деятельности и жизни, не изменяя национальный дух русских людей. Нельзя убить в народе его духовную силу, утверждал Белинский: "...национальный дух так же не может исчезнуть или переродиться через сношения с иностранцами и вторжение новых идей и новых обычаев, как не могут исчезнуть или переродиться физиономия и натура человека через науку и общение с людьми"26. Западники приложили немало усилий для доказательства того, что каждая культура сохраняет свое национальное своеобразие при заимствовании элементов более развитых цивилизаций. Открытость западников к восприятию мирового культурного наследия свидетельствует об их толерантном отношении к другим культурам, и тем более западнической, которая была диалогичной. В учении западников, да и в современных концепциях присутствует важная мысль о некоторой общей культурной основе человеческих сообществ, открывающей возможность для их общения. Западники видели это общее начало всех культур в гуманных ценностях и идеях свободы и достоинства личности.

Нельзя не отметить элементы идеализации Белинским процесса европеизации: его веру в слияние лучших элементов европейской и русской жизни. Здесь сказывалось представление об общественном прогрессе, происходящем под влиянием образования и культуры, упрощенное понимание Белинским тенденций взаимопроникновения культур. Их взаимодействие, по его мысли, сдерживают огромные просторы страны, замедляющие распространение новых форм жизни. Он возлагал надежду на железные дороги, которые, по его мнению, ускорят изменение облика страны, откроют провинциалам возможность усваивать формы и содержание столичной жизни.

А. И. Герцен, говоря об отличиях России от европейского мира, писал в дневнике за 1843 г.: "Расстояние наше с Европой во всем неизмеримо". Говоря о "расстоянии" между Россией и Европой, Герцен очевидно имел в виду разные уровни цивилизационного развития. Тогда же он называл наиболее значимым результатом деятельности Петра Великого приобщение России к семье европейских народов27. При этом западники не отождествляли процесс приобщения России к Европе с превращением нашего отечества в европейскую страну, копирующую все формы жизни на Западе. Сравнивая стиль жизни людей и их быт в Петербурге, Москве и провинции, Герцен видел "всякие противоположности и противоречия" в социальных отношениях "петровского" периода: "...весь период нашей истории от Петра I - загадка, наш настоящий быт - загадка...этот разноначальный хаос взаимогложущих сил, противоположных направлений, где иной раз всплывает что-то европейское, прорезывается что-то широкое и человеческое и потом тонет или в болоте косно-страдальческого славянского характера, все принимающего с апатией

стр. 56


- кнут и книги, права и лишение их, татар и Петра - и потому, в сущности, ничего не принимающего..."28. Герцен чутко улавливал противоречия между традициями и новациями, полагая, что в характере и ментальное™ русских людей заключена загадка постоянной приверженности к традициям. Подчеркивание им отсутствия гармонии между европейскими и русскими началами, их "разноначальности", тенденции к вытеснению противоположных элементов из русского быта позволяет оценивать герценовское восприятие проникновения европейского опыта в российскую цивилизацию как неоднозначность, сложность процесса взаимодействия культур. Герцену удалось выделить важную черту российской цивилизации - традиции воспроизводились даже тогда, когда насаждались новые культурные формы.

А. П. Логунов видит своеобразие нашей цивилизации в "удивительной устойчивости традиционных оснований, которые не преодолеваются в процессе исторического движения (социальной динамики), а, напротив, демонстрируют удивительную способность адаптироваться к тем новым элементам исторического развития"29. С его точки зрения, процесс самоидентификации России осложняется ее "явной неспособностью" решить окончательно хотя бы одну из "великих проблем", с которыми она вступила в новое время. Выделение исследователями разных времен общей константы российской цивилизации можно воспринимать как свидетельство адекватного осмысления ими особенностей российского исторического процесса.

А. И. Герцен видел существенные отличия России от Европы. Размышляя над проблемой цивилизационной ориентации России, Герцен подчеркивал, что Россия свободна в выборе своего пути. Эта идея имела у него свое историко-философское обоснование. Он отклонял рассуждения об одновариантном развитии мира, запрограммированном Западной Европой. "Мы ничего не пророчим; но мы не думаем также, что судьбы человечества пригвождены к Западной Европе"30. По его мысли, отказ от подражательности, готовность к новому движению зависит от внутреннего потенциала России.

Западники желали видеть Россию цивилизованной страной, что в их понимании означало уважение прав человека. Сближение обществ должно происходить на основе гуманных идей. Поскольку духовная общность может возникнуть только в процессе сознательной умственной деятельности, то сначала происходит единение просвещенных людей, затем расширяется круг лиц, находящих взаимопонимание.

Западники иначе, чем славянофилы, подходили к вопросу влияния народа на судьбу страны в период европеизации. Причину медленных изменений в социокультурной жизни крестьян западники видели не только в том, что реформы государства касались преимущественно высших слоев общества, но и в косности народа, который противится всяким нововведениям: "Своею инстинктивною преданностию преданию, обычаю, привычке он противится всякому движению вперед, всякому успеху и медленно, с упорством поддается натиску врывающихся к нему сверху нововведений", - писал Белинский о народе, называя его силой "охранительной, консервативной"31. Мысль западников о консерватизме мышления и образа жизни народа верно отразила особенности жизненных установок. Герцен характеризовал русский народ не только в допетровский, но и петровский период как социально угнетенную, культурно неразвитую массу: "...бедный, неразвитый народ, одичалый, отсталый, голодный, в безвыходной борьбе с нуждой, в изнуряющей работе, которая не может его пропитать..."32. Если западники подчеркивали бесправное положение крестьян, то славянофилы, хотя и были убеждены в необходимости отмены крепостного права, сосредоточивали внимание на духовном призвании народа. Проблема участия народа в историческом процессе освещалась мыслителями 40-х гг. XIX века в разных контекстах. Западники были убеждены в необходимости включить народ в цивилизационный процесс, приобщить крестьян к новой культуре, просвещению. В противном случае все реформы будут носить незавершенный характер, а нововведения могут приспособиться к старой системе. Белинский писал: "...во всякой ко-

стр. 57


ренной реформе, касающейся всего государства, только то действительно, что проникнет и в народ"33.

Основными факторами, сдерживающими развитие народа в "петербургский период", западники считали деспотизм власти и крепостное право. Герцен утверждал, что нельзя игнорировать длительную жизнь народа в условиях рабства, которое отразилось на национальном характере, покорном восприятии обстоятельств, диктуемых властью. "Возможно ли вообразить, чтобы способности, которые находят у русского народа, могли развиться в обстановке рабства, безропотной покорности и петербургского деспотизма? Долгое рабство - факт не случайный, оно, конечно, отвечает какой-то особенности национального характера". Герцен видел различные альтернативы развития, а характер народа определял как одно из условий, его развития. Герцен не считал, что европеизация страны полностью искоренит прежние московские традиции. Будущее развитие реально как на основе московских традиций, так и в петербургском направлении. Цивилизация России под влиянием европеизации рассматривалась как одна из альтернатив жизни нации. Успех движения зависит от того, удастся ли образованным людям помочь народу прийти к осознанию своего положения. "Не нужно ли было бы постараться всеми средствами призвать русский народ к сознанию своего гибельного положения, - пусть даже в виде опыта, - чтобы убедиться в невозможности этого? И кто же иной должен был это сделать, как не те, кто представляли собой разум страны, мозг народа, - те, с чьей помощью он старался понять свое собственное положение?"34. Эта мысль Герцена была присуща всем западникам. Цивилизующее влияние образованных людей на массы необходимо для развития самосознания.

Западники верили, что русский народ обладает огромным духовным потенциалом, что он умен, сметлив. Они не разделяли мысль славянофилов, что только крестьяне гарантируют сохранение национальной самобытности. Реалистически звучит призыв не только предоставить крестьянам права свободных граждан, но и приобщить их к просвещению, культурной жизни. Западники считали, что традиционный образ жизни крестьянства искусственно консервируется государственной политикой, социальными отношениями. Народ, не могущий самостоятельно определять свою судьбу, не может быть и движущей силой нации. Классические западники не идеализировали естественное состояние народа: они понимали, что предоставленный одной природе, он будет "прозябать растительно"35, доказывали необходимость просвещения народа; развитие индивидуального сознания, утверждали они, - основной путь формирования самостоятельно мыслящего человека. Диалог цивилизаций, полагали "русские европейцы" 40-х гг., не может разрушить духовный мир народа. Они ожидали благотворных последствий от восприятия народом элементов европейских культур.

Фактором, препятствующим восприятию русским обществом инноваций, западники считали предрассудки, привычки, принимаемые за истину в последней инстанции. Проблема перехода к новым формам жизни получила разработку у Герцена, отметившего, что старое живет до последней возможности и предупреждал, что консерватизм обладает огромной силой. "Природа дозволяет жить старому и ненужному, пока можно...". По мнению Герцена, важнейшая особенность процесса европеизации в том, что он идет не столько путем согласования старого и нового, сколько через конфликт исторических традиций с мало понятными обществу новшествами, воспринимаемыми многими как чужие. Природа безжалостно отрекается от отживших форм, открывая простор для утверждения новых форм. "Для природы гибель частного - исполнение той же необходимости, той же игры жизни, как возникновение его; она не жалеет об этом потому, что из ее широких объятий ничего не может утратиться, как ни изменяйся"36. Теоретически доказывая неизбежность перехода истории России в новое русло, западники включали его в процесс модернизации общества.

стр. 58


Западники считали, что Россия и в середине XIX в. не являлась европеизированной страной: большая часть населения - крестьянство - была замкнута в традиционном культурном мире.

К. Д. Кавелин, изложивший свое воззрение на "смысл и значение нашего исторического существования" позже главных идеологов классического западничества, продолжал и в 1860 - 1870-е гг. размышлять над вопросами, составившими содержание "великого спора" сороковых годов, изложил квинтэссенцию мнений своих единомышленников по проблеме цивилизационной принадлежности России. Общей для западников того времени была мысль, что основной целью взаимодействия России с Европой является усвоение общечеловеческих ценностей и идей. Решение остальных задач, думали западники, должно осуществляться самим русским обществом. "Примкнув к семье романских и германских народов, мы твердо уверились, что нам предстоит и двигаться в круге идей и направлений, выработанных их жизнью и трудами; а на поверку оказывается, что общего у нас с этими народами одни только свойственные всем людям стремления и задачи, все же остальное - вовсе не похоже на европейское, и мы, может быть, более чем когда-либо предоставлены собственным средствам и усилиям"37.

Таким образом, осознание западниками роли Европы в судьбе России с годами уточнялось. Идеализированный образ Запада, сложившийся у "русских европейцев" 40-х гг. на основе литературы, постепенно приобретал конкретные черты, и приходило понимание, что преобразовать Россию, убедить общество в высокой ценности универсальных идей, необходимо путем развития самосознания и самодеятельности соотечественников. В 1850 - 1860-е гг. Кавелин высказал общее мнение западников более позднего поколения - Европа перестала для них быть "наглядным образцом". Им была очевидна истина, что решение общественных проблем должно заключаться не в воплощении некоего идеала, а в осмыслении реальных форм российского развития.

Необходимость включения в русскую культуру и менталитет общечеловеческих идей и норм общежития Кавелин считал неизбежным, так как в русском быте отсутствовало личное начало, уважение достоинства личности. Идею развития этого начала, был убежден Кавелин, Россия заимствовала с Запада в XVIII веке. "В сложившемся... быту личное начало могло быть вызвано, пробуждено к нравственному, духовному развитию только извне и только начиная с высших слоев, потому что внутри, в частной и гражданской жизни, не было для этого элементов". Признавая свободу личности высшей ценностью, западники воспринимали как благо цивилизации постепенное утверждение этой идеи в сознании общества с XVIII века, пусть даже привнесенными в европейской форме. "Если мы - европейский народ и способны к развитию, то и у нас должно было обнаружиться стремление индивидуальности высвободиться из-под давящего его гнета; индивидуальность есть почва всякой свободы и всякого развития...."38. Классические западники не были заинтересованы в культивировании всех европейских форм и идей, воплощении в России всех европейских моделей развития. К восприятию элементов европейской культуры они подходили, ориентируясь на идеал: свобода самодеятельной личности.

Для классических западников была настолько значима проблема соотношения идеала и действительности, что они стремились избежать фантазий о будущем России, полагая, что нельзя загонять цивилизацию в прокрустово ложе теории. Уверенные в непредсказуемости исторического процесса, они не считали возможным прогнозировать будущее России. Герцен доказывал, что развитие общества многовариантно, в любое время, в зависимости от обстоятельств, оно может повернуть на другую дорогу. История "пользуется всякой нечаянностью, стучится разом в тысячу ворот... которые отопрутся.., кто знает?"39. Философия истории, по мнению Герцена, отрицала существование предопределенной свыше модели развития. Герцен настаивал на разумном осмыслении реальных проблем развития конкретного общества, не увлекаясь абстрактными схемами. Он позитивно воспринимал взаимообога-

стр. 59


щение культур, если оно приближало к решению задачи сделать жизнь человеческой. Восприятие универсальных ценностей, идей, элементов опыта общественного и технического развития, по Герцену, могло стать одним из необходимых условий жизни человека, стремящегося к самопознанию, и, следовательно, заинтересованного в независимости мышления, "самозаконности личности", "сознательном деянии", достойном уровне жизни. Мысль Герцена, что жизнь народа не является продуманной реализацией чьих-то идей и программ, объясняла и его отношение к взаимодействию народов как к процессу многофакторному, могущему иметь различные последствия.

Относя историю России с реформ Петра I к новому времени, западники констатировали, что за полтора столетия включенности страны в процесс преобразований с использованием западного опыта общество подошло к пониманию задач формирования гражданских отношений, необходимости отмены крепостного права, освобождения личности от всех форм произвола, установления разумного правопорядка. В новое время различные нации решают схожие задачи, обусловленные утверждением общечеловеческих начал в их жизни, но западники были уверены в альтернативности путей их решения.

Вопрос о цивилизационных особенностях России классические западники решали с диалектических позиций: русский народ обладает богатыми духовными силами, но он не смог стать творцом нового общества, основанного на идеях достоинства человека и правопорядка; многовековая жизнь народа на основе традиций, его зависимость от государства и дворянства ограничивали участие народа в выработке новых форм общежития; длительная самоизоляция России обусловила особенности в мировосприятии и характере народа; гуманистические общечеловеческие идеи личности русскому обществу приходилось заимствовать с Запада в процессе усвоения европейской культуры; взаимодействие культур и народов - закономерная форма их существования, обогащающая содержание жизни; восприятие опыта других народов происходит на основе собственных традиций и особенностей ментальности; в русской истории было как отталкивание элементов западной культуры, так и их глубокое осмысление и создание новой культуры; европейская культура в нашей стране содействовала формированию новых сил, способных самостоятельно осознать национальные вопросы развития России; внешние обстоятельства, под которым необходимо понимать обращение к опыту других цивилизаций, могут лишь содействовать пробуждению общества к самосознанию, но цивилизация страны возможна только в условиях создания своего социокультурного потенциала и раскрепощения людей. Уверенные в сохранении русским народом своих духовных сил, западники не ориентировали Россию исключительно на европейский путь развития, полагая, что важным является не столько, в какой исторический ареал она может войти, а каково будет ценностное содержание духовной жизни общества. Россия, сохраняя национальные черты, может и в дальнейшем расширять свое культурное пространство. Значимым для западников был вопрос и о цивилизационной принадлежности страны, и о гуманизации, очеловечивании культурного мира и образа жизни людей.

Западникам не была свойственна идентификация России с Европой. Они не считали, что вестернизация России приведет к изжитию национальных элементов и насаждению европейских традиций. В работах западников мы не находим оценки европейской цивилизации как универсальной, ведущей к унификации культуры на всем пространстве, оказавшемся в сфере ее влияния. Социально-нравственный ориентир западников на формирование творчески мыслящей личности придавал высокую ценность свободе жизненного выбора, которую должны иметь как отдельный человек, так и общество. Духовная зрелость социума, выражающаяся в значительности культурной миссии интеллектуальной элиты и признании обществом достоинства личности и ее прав, создавала, по мысли классических западников, достаточный идейно-нравственный потенциал для самостоятельного определения исторического пути страны.

стр. 60



Примечания

1 АКСЮЧИЦ В. Западники и почвенники сегодня. - Россия и Европа: опыт соборного анализа. М. 1992, с. 533 - 544.

2 ЦИМБАЕВ Н. И. Московские споры либерального времени. - Русское общество 40 - 50-х годов XIX в. Часть 1. Записки А. И. Кошелева. М. 1991, с. 10.

3 АРСЛАНОВ Р. А. К. Д. Кавелин: человек и мыслитель. М. 2000; ВОЛОДИН А. И. Проблема "западничества" как она видится нам сегодня. - Свободная мысль. 1994. N 7 - 8, с. 19 - 31; его же. "Что вы Европой нам колете глаз?" (штрихи к портрету российского "западничества". - В раздумьях о России (XIX век). М. 1996, с. 189 - 213; ПОРОХ И. В. Герцен о России. - Там же, с. 230 - 242; КИТАЕВ В. А. К. Д. Кавелин: между славянофильством и западничеством. - Там же, с. 243 - 271; ЛЕВАНДОВСКИЙ А. А. Т. Н. Грановский в русском общественном движении. М. 1989; ОЛЕЙНИКОВ Д. И. Классическое русское западничество. М. 1996; ТИХОНОВА Е. Ю. В. Г. Белинский в споре со славянофилами. М. 1999; ЩУКИН В. Г. Русское западничество: генезис - сущность - историческая роль. Lodz. 2001.

4 ЩУКИН В. Г. Ук. соч., с. 8, 9.

5 СОЛОВЬЕВ В. С. Мнимая борьба с Западом. - Россия и Европа: опыт соборного анализа. М. 1992, с. 180 - 188.

6 ВОЛОДИН А. И. Ук. соч., с. 24.

7 ОЛЕЙНИКОВ Д. И. Ук. соч., с. 81; ЩУКИН В. Г. Ук. соч., с. 136 - 149.

8 ФЕВР Л. Цивилизация: эволюция слова и группы идей. - ФЕВР Л. Бои за историю. М. 1991, с. 239 - 281.

9 ХАЧАТУРЯН В. М. Истоки и рождение евразийской идеи. - Цивилизации. Вып. 6. Россия в цивилизационной структуре Евразийского континента. М. 2004, с. 188.

10 БЕЛИНСКИЙ В. Г. Собр. соч. в 9 т. М. 1976 - 1982. Т. 2, с. 96.

11 Там же, с. 96 - 97. Т. 5, с. 224.

12 Там же, т. 5, с. 605. Т. 4, с. 48.

13 ГЕРЦЕН А. И. О развитии революционных идей в России. - ГЕРЦЕН А. И. Собр. соч. в 30 т. М. 1954 - 1966. Т. 7, с. 156.

14 ГЕРЦЕН А. И.. Собр. соч. Т. 7, с. 156.

15 БЕЛИНСКИЙ В. Г. Собр. соч. Т. 4, с. 45.

16 Там же. Литературные мечтания, т. 1, с. 63 - 65.

17 КАВЕЛИН К. Д. Наш умственный строй. М. 1989, с. 11; СОЛОВЬЕВ С. М. Сочинения. В 18 кн. Кн. VII. Т. 13 - 14. М. 1991, с. 426 - 427.

18 АКСАКОВ К. С. Полное собрание сочинений. Т. 1. Сочинения исторические. М. 1889, с. 11 - 15.

19 ГЕРЦЕН А. И. Собр. соч. Т. 7, с. 160.

20 Там же, т. 9, с. 149.

21 БЕЛИНСКИЙ В. Г. Собр. соч. Т. 4, с. 9, 48; т. 5, с. 82.

22 КАВЕЛИН К. Д. Ук. соч., с. 58.

23 ГЕРЦЕН А. И. Собр. соч. Т. 6, с. 33; БЕЛИНСКИЙ В. Г. Собр. соч. Т. 6, с. 334.

24 БЕЛИНСКИЙ В. Г. Собр. соч. Т. 8, с. 188, 189.

25 Россия и Запад. Формирование внешнеполитических стереотипов в сознании российского общества первой половины XX века. М. 1998, с. 30.

26 БЕЛИНСКИЙ В. Г. Собр. соч. Т. 5, с. 224.

27 ГЕРЦЕН А. И. Собр. соч. Т. 2, с. 292, 300.

28 ГЕРЦЕН А. И. Собр. соч. Т. 2, с. 34 - 35.

29 ЛОГУНОВ А. П. Национальная самоидентификация в исторической традиции России. - Россия в новое время. Историческая традиция и проблемы самоидентификации. М. 1996, с. 5.

30 ГЕРЦЕН А. И. Собр. соч. Т. 7, с. 148.

31 БЕЛИНСКИЙ В. Г. Собр. соч. Т. 8, с. 602.

32 ГЕРЦЕН А. И. Собр. соч. Т. 6, с. 25.

33 БЕЛИНСКИЙ В. Г. Собр. соч. Т. 8, с. 602.

34 ГЕРЦЕН А. И. Собр. соч. Т. 7, с. 243.

35 БЕЛИНСКИЙ В. Г. Собр. соч. Т. 8, с. 605.

36 ГЕРЦЕН А. И. Собр. соч. Т. 6, с. 60, 61.

37 КАВЕЛИН К. Д. Ук. соч., с. 172 - 173.

38 КАВЕЛИН К. Д. Краткий взгляд на русскую историю, с. 162, 163.

39 ГЕРЦЕН А. И. Собр. соч. Т. 6, с. 32.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЕ-ОСОБЕННОСТИ-РОССИИ-В-ОЦЕНКАХ-ЗАПАДНИКОВ-1840-Х-ГГ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Е. Л. САРАЕВА, ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЕ ОСОБЕННОСТИ РОССИИ В ОЦЕНКАХ ЗАПАДНИКОВ 1840-Х ГГ. // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 14.01.2021. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЕ-ОСОБЕННОСТИ-РОССИИ-В-ОЦЕНКАХ-ЗАПАДНИКОВ-1840-Х-ГГ (date of access: 16.01.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Е. Л. САРАЕВА:

Е. Л. САРАЕВА → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes
Related Articles
Из личных наблюдений автора. Эффектные переживания, травматические события, неисполненные желания и т.п., не исчезают из психики, а подвергаются вытеснению в «бессознательное» пространство, где они продолжают активно воздействовать на психическую жизнь, проявляясь часто в замаскированной, зашифрованной форме, в виде невротических симптомов. Привожу несколько примеров .
Французская оккупационная политика в Германии. 1945 - 1949 гг.
2 days ago · From Россия Онлайн
Диктатура М. К. Дитерихса и крах дальневосточной контрреволюции
2 days ago · From Россия Онлайн
Борис Зуль. Письмо Сталину
2 days ago · From Россия Онлайн
Идеология правых партий и организаций Поволжья начала XX в. (региональный аспект)
2 days ago · From Россия Онлайн
Государственная дума России как историографическая проблема
2 days ago · From Россия Онлайн
Все массы Вселенной создают Градиент Потенциала Взаимодействия всех масс Вселенной, далее ГПВ. Каждая масса создаёт потенциал взаимодействия со всеми массами Вселенной. Потенциалы взаимодействия, скалярные величины и просто суммируются. Сумма этих потенциалов взаимодействия есть ГПВ.
Catalog: Физика 
2 days ago · From Владимир Груздов
Заем Свободы" Временного правительства
Catalog: Экономика 
2 days ago · From Россия Онлайн
Развитие взглядов высшего руководства Советской России на военное строительство в ноябре 1917 - марте 1918 г.
2 days ago · From Россия Онлайн
Константин Леонтьев о социализме в России
Catalog: Философия 
2 days ago · From Россия Онлайн


Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЕ ОСОБЕННОСТИ РОССИИ В ОЦЕНКАХ ЗАПАДНИКОВ 1840-Х ГГ.
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones