Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-7767

Share with friends in SM

Во время первой мировой империалистической войны чехи и словаки, мобилизованные австрийским правительством на восточный фронт против русских войск, не хотели сражаться за чуждые им интересы австрийской монархии и целыми частями сдавались в плен. После февральской буржуазной революции в Россию приехал один из лидеров чехословацкого буржуазно - националистического движения - проф. Т. Г. Массарик. Он начал переговоры с Временным правительством о формировании регулярных воинских частей из военнопленных чехов и словаков, которых к этому времени насчитывалось в России около 50 тысяч человек. Массарик рассчитывал создать в глубине России армию будущей Чехословацкой республики, а участием этой армии в войне на стороне Антанты купить самостоятельность Чехословакии.

Временное правительство приняло предложение Массарика. К концу мая 1917 года в районе Киева была сформирована 1-я чехословацкая бригада, развернувшаяся скоро в 1-ю пехотную дивизию. В этот же период в Киеве было основано отделение чехословацкого Национального совета, ставшее штабом чехословацких войск.

Позднее была сформирована 2-я чехословацкая дивизия. К концу 1917 года дивизии были сведены в корпус, представлявший внушительную военную силу.

Представители Франции (Альбер Тома) и чехословацкого Национального совета (Массарик) договорились с Временным правительством о переброске корпуса в Западную Европу, где союзники рассчитывали использовать его против Германии. Однако мероприятие это не было осуществлено до Октябрьской социалистической революции, а после того как в России установилась диктатура пролетариата, союзники изменили первоначальный план и предназначили чехословацкому корпусу роль передового отряда в военной интервенции против Советской республики.

По свидетельству чехословацкого офицера Черенского, уже в конце ноября 1917 года на совещании в Яссах (Румыния) представители Антанты ставили вопрос об использовании корпуса для "выступления против большевиков"1 .

Одновременно аналогичные переговоры велись в Киеве с русским отделением чехословацкого Национального совета. Англо-французы не останавливались даже перед обещанием предоставить чехословацкому народу "независимость". Буржуазный Национальный совет тем охотнее шел на союз с интервентами, что Антанта обещала признать его полноправным правительством будущей Чехословацкой республики. Англия и Франция щедро оплачивали услуги своих наемников. В течение 3 месяцев Национальный совет получил от английского и французского правительств около 15 миллионов рублей.

Чехословацкое командование занималось контрреволюционной обработкой солдат, прививало им ненависть к советской власти. Оно ежедневно по всякому поводу внедряло им в голову мысль о том, что советское правительство намерено выдать корпус немцам. Заключение брестского мира между Советской республикой и Германией командование корпуса использовало для того, чтобы запугать и озлобить легионеров. Чехословацкие солдаты, зная, что в Австро-Венгрии их ожидает военно-полевой суд, серьезно тревожились за свою судьбу. Поддерживая эту тревогу распространением провокационных слухов, контрреволюционное офицерство отравляло сознание солдат и подготовляло почву для мятежа.

Солдатам было заявлено, что в случае вооруженного выступления против Советов им будет немедленно повышено жалованье с 5 до 200 рублей в месяц на всем готовом. Им сулили поживу от грабежа советских городов. Эти обещания соблазняли морально неустойчивые, деклассированные элементы среди чехословацких солдат.

Но одни эти меры не могли еще толкнуть чехословацкий корпус на выступление против советской власти. Революционные события в России не могли не действовать на сознание чехословацких солдат. Наиболее передовые из них вступали в коммунистическую партию и вели рево-


1 Б. Шмераль "Чехо-словаки и эсеры", стр. 9. М. 1922.

стр. 47

люционную работу в чехословацких отрядах. Готовясь к мятежу, командование корпуса всеми мерами старалось "изолировать" солдат от большевистского влияния. "Национальный совет, - пишет одни из чехословацких коммунистов, - ввел в армии суровую дисциплину, запретил всякую литературу, кроме своей, и стал воспитывать солдат в духе национально-шовинистическом"1.

Все заподозренные в большевизме изгонялись из корпуса. Около 4 тысяч бывших военнопленных, исключенных из чехословацких частей за "неблагонадежность", вступили добровольцами в Красную Армию и сражались за советскую власть. Вернувшись впоследствии на родину, они заложили там основу Чехословацкой коммунистической партии.

Изгоняя из рядов корпуса чехословаков-коммунистов, Национальный совет в то же время с распростертыми об'ятиями принимал к себе русских белых офицеров. В результате в корпусе оказался очень высокий процент командного состава: на каждые 16 солдат приходился 1 офицер. 3125 офицеров держали солдатскую массу в ежовых рукавицах.

По замыслам империалистов, контрреволюционное выступление чехословаков должно было быть тесно связано с интервенцией. По свидетельству Ллойд-Джорджа, первоначальный план использования чехословаков союзниками заключался в переброске их корпуса в район Мурманска2 . К этому времени Мурманск был фактически оккупирован англичанами и французами.

9 марта 1918 года при преступном попустительстве председателя Мурманского совета Юрьева (Алексеева), действовавшего по указке изменника Троцкого, англичане беспрепятственно высадили в Мурманске с крейсера "Глори" десант в составе 200 солдат с 2 орудиями. Через пять дней в Мурманск прибыл второй английский крейсер "Кокрейн", а еще через три дня - французский крейсер "Адмирал Об".

Узнав о высадке десанта, товарищ Сталин от имени Ленина и от своего сообщил по прямому проводу: "Наличие своих войск в Мурманском районе и оказанную Мурману фактическую поддержку англичане могут использовать при дальнейшем осложнении международной кон'юнктуры, как основание для оккупации"3 .

Несмотря на прямые и неоднократные, предупреждения Ленина и Сталина, Юрьев продолжал выполнять предательские задания Троцкого. Фактическими хозяевами Мурманска стали англо-французские интервенты. В связи с этими событиями стало ясно, что эвакуация чехословацкого корпуса через Мурманск грозит величайшей опасностью для советской власти. В случае соединения чехословаков с интервентами на Севере под удар ставились жизненные центры Советской республики. Поэтому, когда представители чехословацкого Национального совета обратились 13 марта 1918 года к советскому правительству с просьбой разрешить чехословакам выехать во Францию через Мурманск, им был предложен путь через Дальний Восток.

Вместе с этим Совет народных комиссаров непременным условием передвижения корпуса ставил частичное разоружение чехословацких солдат. По договору от 26 марта 1918 года чехословакам оставлялось 168 винтовок и 1 пулемет на каждый эшелон. На винтовку полагалось иметь 300 патронов, на пулемет - 1200.

26 марта товарищ Сталин по прямому проводу сообщил представителям чехословацкого корпуса:

"Совет народных комиссаров считает предложение чехословацкого корпуса справедливым и вполне приемлемым при непременном условии немедленного продвижения эшелонов по направлению к Владивостоку и немедленного устранения контр-революционного командного состава.

Чехословаки продвигаются не как боевые единицы, а как группа свободных граждан, берущих с собою известное количество оружия для своей самозащиты от покушений со стороны контр-революционеров. Совет народных комиссаров поручает Пензенскому совету... сменить всех старых комиссаров и назначить новых надежных для сопровождения до Владивостока с тем, чтобы комиссары эти охраняли целость чехословаков как организованного целого и систематически осведомляли Совет народных комиссаров обо всех происшествиях с продвижением чехословаков.

Соответственная телеграмма будет разослана Советом народных комиссаров всем заинтересованным Совдепам.

Передайте чехословакам, что Совет народных комиссаров готов оказать им всякое содействие на территории России при


1 Газета "Вперед", орган Уфимского губкома РКП(б). NN 105 и 106 за 1913 год.

2 Давид Ллойд-Джордж "Военные мемуары". Т. VI, стр. 83. Соцэкгиз. М. 1937.

3 К. Е. Ворошилов "Сталин и Красная Армия", стр. 166. 2-е изд. Партиздат. 1937.

стр. 48

условии их честной и искренней лояльности.

По поручению Совета народ[ных] комис[саров] Сталин".

Чехословацкое командование приняли условия советского правительства, и чехословаки двинулись с Украины на Дальний Восток.

Украина, Крым, почти весь юг республики были оккупированы кайзеровскими войсками; Мурманск занят англичанами и французами. Оставались свободными Архангельск и Дальний Восток. Переброска корпуса через Архангельск способствовала бы осуществлению тайных планов англо-французских империалистов. Союзники не думали увозить чехословаков во Францию. "Для меня совершенно ясно, - пишет в своих мемуарах американский генерал Грэвс, - что до 28 мая 1918 г. не существовало планов переброски чехов на Западный фронт"1 . Тем более не могло быть речи о таких планах после 28 мая, когда контрреволюционный мятеж чехословацких войск уже начался.

О том, как англо-французы хотели использовать чехословацкий корпус, Ллойд-Джордж сообщает следующее:

"В то время (в начале мая. - П. С.) чехословацкие войска в Сибири насчитывали около семидесяти тысяч человек (цифра несколько преувеличена. - П. С); из них двадцать тысяч двинулись к Владивостоку, а остальные пятьдесят тысяч находились в Западной Сибири. Союзники считали, что если мы поможем им пробиться в Северную Россию, они смогут присоединиться к нашим силам и помогут нам воссоздать антигерманский фронт на востоке"2 .

Ллойд-Джордж откровенно признает, что "план о соединении с чехо-словаками в Северной России требовал оккупации Архангельска"3 .

Из этих слов Ллойд-Джорджа можно заключить, что союзники под предлогом защиты русской территории от германского вторжения намеревались захватать Архангельск и совместно с чехословацкими войсками выступить против Советской России.

Таким образом, англо-французский десант в Архангельске и чехословацкий мятеж являлись неразрывными частями одного и того же плана военного нападения на Советскую республику.

В исторической литературе, как советской, так и зарубежной, широко распространено мнение о том, что в начале мая советское правительство по собственной инициативе предложило союзникам изменить маршрут движения чехословацкого корпуса (вместо Владивостока на Архангельск).

Обычно ссылаются при этом на телеграмму народного комиссара иностранных дел, посланную в начале мая 1918 года омскому отделению чехословацкого Национального совета, (см. В. Голечек "Чехословацкие войска в России", стр. 29 - 30; Ф. Попов "Чехословацкий мятеж и Самарская учредилка". Куйбышев. 1939; БСЭ. Т. 61, статья "Чехо-словацкий мятеж")4 .

Нам кажется, что это мнение недостаточно обосновано.

После того как чехословацкие эшелоны двинулись на Дальний Восток, именно агенты англо-французских империалистов всячески старались изменить их маршрут и двинуть их на Север. С этой целью союзники с помощью Троцкого добились посылки указанной выше телеграммы Наркоминдела. О том, что инициатива в этом деле исходила от дипломатических миссий союзников, свидетельствует письмо представителя чехословацкого Национального совета в Вологде Старка от 9 мая 1918 года омскому отделению Национального совета. В письме сообщалось: "...не только телеграмма народного комиссара по иностранным делам Чичерина, на основании которой наши эшелоны, находящиеся пока на западе от Омска, направляются на Архангельск и Мурман... но и посещение генерала Огород и помощника председателя Чермака5 возникли благодаря влиянию союзников... Намерение союзников - направить нас на Запад - неизвестно посольствам, находящимся в Иркутске. Это известно лишь 4 - 5 лицам и непременно должно оставаться тайной: этого требует интерес самого вопроса, и от этого может зависеть успех"6 .

Проводя эту иезуитскую политику, англо-французские империалисты хотели, во-первых, добиться путем негласного нажима изменения маршрута движения корпуса в выгодном для них направления, т. е. на Архангельск, и, во-вторых, использовать изменение маршрута эшелонов для того,


1 Грэвс "Американская авантюра в Сибири", стр. 34. Военгиз. 1932.

2 Давид Ллойд-Джордж "Военные мемуары". Т. VI, стр. 83.

3 Давид Ллойд-Джордж "Военные мемуары". Т. II, стр. 84.

4 Такой же точки зрения придерживается В. Гармиза в статье "Из истории Самарской учредилки". См. "Исторический журнал" N 8 за 1910 год, стр. 34.

5 Речь идет о посещении Троцкого представителем чехословацкого Национального совета.

6 В. Владимирова "Год службы "социалистов" капиталистам", стр. 224. Гиз. 1927.

стр. 49

чтобы спровоцировать чехословацких солдат на антисоветское выступление.

Как видно из ряда документов Старка, в лице предателя Троцкого интервенты нашли себе ревностного помощника. В начале мая 1918 года Троцкий принял представителя чехословацкого корпуса Вячеслава Нейберта, которому сообщил, что он, Троцкий, обратился через представителя Национального совета Макса и Чермака к союзникам с предложением перебросить чехов через Архангельск и Мурманск.

В этой же беседе Троцкий вопреки указанию Совета народных комиссаров о том, что чехословацкие войска должны продвигаться не как боевые единицы, а как группа свободных граждан, обещал Нейберту, что все чехословацкие части, "которые пожелают уехать, выедут в том виде, в каком они находятся сейчас, т. е. как сформированные боевые единицы". Этим самым Троцкий услужливо давал интервентам лишний повод для провокации, так как всякое противоречие в директивах из Москвы использовалось командованием корпуса для возбуждения солдат. Стремление же Троцкого направить чехословацкие эшелоны в Архангельск совпадало с планами интервентов.

"Неофициальный" представитель английского правительства, известный шпион Локкарт, с удовлетворением писал представителю США полковнику Робинсу о том, что Троцкий "согласился послать чешский корпус в Мурманск и Архангельск".

Если учесть, что англо-французские империалисты приурочивали к мятежу чехословацкого корпуса контрреволюционные выступления эсеров, "левых коммунистов" и белогвардейцев в Москве, Ярославле, Вологде и целом ряде поволжских городов, то станет ясно, что готовил Троцкий Советской республике своими преступными директивами о посылке чехословаков на Север. Мятеж чехословацкого корпуса неминуемо слился бы с эсеровско-белогвардейскими мятежами в Поволжье, что, в свою очередь, облегчило бы об'единение мятежников с интервентами на Севере. Фронт протянулся бы от Архангельска до Царицына, отрезая Урал, Поволжье, Сибирь и угрожая сердцу Советской республики - Москве.

Именно о создании такого фронта и мечтали интервенты. Не случайно поэтому, что после мятежа чехословацкие эшелоны немедленно повернули на запад, причем одна колонна наступала в направлении Екатеринбург - Пермь - Вятка, а другая - к Волге и дальше на север, к Симбирску и Казани.

Представители Антанты всячески торопили чехословаков с захватом Волги. Французский представитель при чехословацком военном совете Гинэ на общем собрании военных руководителей заявил, что, "согласно союзному плану, нам необходимо продолжать наши завоевания на Волге, для создания и удержания в своих руках волжского фронта до той поры, пока не придут союзники, а союзники, по его словам, должны были подойти очень скоро. Это вполне отвечало тому плану, который был выработан союзными и русскими организациями в Москве... В целях союзников и России нам необходимо торопиться с взятием города Симбирска, Казани, а также и Саратова".

Целый ряд фактов, связанных с подготовкой интервенции, не был тогда еще известен советскому правительству. Это, однако, не помешало Ленину и Сталину, исходя из анализа международной и внутренней обстановки, наметить единственно правильные для того момента мероприятия. В начале апреля товарищ Сталин по поручению Совета народных комиссаров вторично раз'яснил работникам Центросибири1 , что в Архангельск пускать чехословаков нельзя. Единственным путем для переброски чехословаков оставался Дальний Восток. В конце марта 1918 года там еще не были высажены иностранные десанты, а внутренняя контрреволюция, по выражению товарища Сталина, была пришиблена. Однако положение вскоре резко изменилось. 4 апреля 1918 года во Владивостоке был высажен японский десант. В связи с этим 7 апреля Ленин при непосредственном участии Сталина дал следующую директиву Владивостокскому совету:

"Мы считаем положение весьма серьезным и самым категорическим образом предупреждаем товарищей. Не делайте себе иллюзий: японцы, наверное, будут наступать. Это неизбежно. Им помогут все без из'ятия союзники. Поэтому надо начинать готовиться без малейшего промедления и готовиться серьезно, готовиться изо всех сил. Больше всего внимания надо уделить правильному отходу, отступлению, увозу запасов и жел. -дор. материалов"2 .

Одновременно советское правительство разработало ряд мер для предотвращения чехословацкого мятежа, но маршрут движения корпуса оставался прежним. Меры, которые необходимо было применить к че-


1 Центросибирь - Центральный исполнительный комитет Советов Сибири, избранный на I общесибирском с'езде Советов в апреле 1917 года. В начале 1918 года власть во всех крупных сибирских городах находилась в руках Центросибири, являвшейся высшим органом советской власти в Сибири.

2 В. И. Ленин "Из эпохи гражданской войны", стр. 32. Партиздат, 1934.

стр. 50

хословакам, были указаны в телеграмме товарища Сталина, посланной в Красноярск 9 апреля 1918 года на имя Вейнбаума1 . Товарищ Сталин телеграфировал: "Распоряжение о пропуске чехословацких эшелонов при условии оставления при них минимального количества оружия было дано от имени Совнаркома при иных условиях, когда не было японского десанта, а контрреволюция в Сибири была пришиблена. Теперь после десанта положение изменилось. Теперь необходимо полное разоружение эшелонов и отпуск их на восток только маленькими частями и с перерывами, ни в коем случае не вместе. Все дело в том, что чехословаки рассматривают себя как французскую армию, а союзники смотрят на них как на немецких военнопленных, ища в них повода к вмешательству. В Архангельск их нельзя. Раз'ясните все это чехословакам и неуклонно проводите эту линию. Другого пути нет. В Пензу передадим ваше требование. Сталин"2 .

На запрос Центросибири о том, как должны относиться местные Советы к отдельным вооруженным чехословацким отрядам, "тов. Сталин от имени Совнаркома ответил, что в Российской республике не может быть вооруженных отрядов кроме советских и рекомендовал предложить местным Совдепам разоружить их"3 .

Выполнение мероприятий, намеченных директивой товарища Сталина, требовало от местных советских и партийных организаций напряжения всех сил и ресурсов, энергичных и решительных действий.

Однако часть местных организаций не проявила должной оперативности, понадеявшись на помощь центра, а некоторые Советы (Пензенский и в особенности Сызранский) допустили грубейшие извращения директивы товарища Сталина.

Между тем англо-французы и командование чехословацкого корпуса лихорадочно готовились к выступлению. Ни одно из условий договора с советским правительством не было выполнено. Контрреволюционный командный состав оставался на своих местах. Оружие сдавалось в минимальном количестве. В вагонах прятались не только винтовки, но и пулеметы и даже пушки в разобранном виде. В результате этих действий чехословаки к началу мятежа имели в своем распоряжении достаточно оружия и боеприпасов.

Вопреки условиям договора с советским правительством чехословаки сохранили свою военную организацию и продвигались ввиде регулярных воинских частей. Больше того: командование корпуса пыталось заняться формированием новых отрядов из тех военнопленных, которые не вошли в ранее сформированные дивизии и жили в советских городах. С этой целью Национальным советом были посланы в различные пункты "агитаторы", якобы с санкции товарища Сталина. Когда эти агитаторы явились в Екатеринбург, там усомнились в их праве выступать от имени товарища Сталина. На имя товарища Сталина была послана следующая телеграмма: "Приказом войскам Уралобласти воспрещено формирование отрядов по национальным признакам. Ныне явились Екатеринбург завербованные чешско-словацким революционным советом пленные и агитатор от Омского запасного батальона чешско-словацких войск для вербовки добровольцев отправки французский фронт со ссылкой на телеграмму наркома Сталина 26 марта. Просим дать разрешение. Военком Урала Уфимцев"4 .

Товарищ Сталин 23 мая телеграфировал Екатеринбургскому совету: "Никаких мандатов представителям национального чехословацкого совета на предмет формирования каких-то отрядов я не давал, и дать не мог. По поручению Совнаркома я дал соответствующим местным Совдепам распоряжение о разоружении чехословацких полков... Пред'являемые вам мандаты с правом формирования чехословацких отрядов очевидно являются подложными. Нарком Сталин"5 .

Приведенные документы являются убедительной иллюстрацией того, как готовились чехословаки к мятежу против советской власти.

В апреле 1918 года в Москве состоялось совещание английской и французской военных миссий, посвященное организации интервенции. На совещании присутствовали представитель французского генерального штаба полковник Корбейль, начальник французской военной миссии генерал Лаверне, представитель английского правительства Локкарт и русские белогвардейцы: полковник Сыромятников, генерал Иностранцев и капитан Коншин. Последний являлся представителем Центрального военного штаба, созданного в Сибири для свержения советской власти. На этом совещании был разработан общий план интервенции и, в частности, план выступления чехословацкого корпуса. Было решено занять чехословацкими войсками важнейшие пункты Уральской, Сибирской и Уссурийской железных дорог. Основной упор делался на захват Урала и Поволжья.


1 Вейнбаум - большевик, наркоминдел Советской Сибири, расстрелян колчаковцами.

2 ЦГАОР, ф. 130, оп. 12, д. 36, л. 21-а.

3 Там же. Из телеграммы Центросибири.

4 ЦГАОР, ф. 130, д. 36, лл. 29 - 30.

5 Там же, л. 31.

стр. 51

стр. 52

Чехословацкий бронепоезд на Урале. Июнь 1918 года.

Центральный музей Краевой Армян.

Месяц спустя, 23 мая, в Челябинске было созвано совещание командиров чехословацких частей с участием англо-французских представителей и наиболее контрреволюционно настроенных чехословацких солдат. Совещание разработало детальный план выступления, постановило не сдавать оружия и подчиняться только временному исполнительному комитету, избранному на этом же совещании1 .

Для непосредственного руководства и координации движений частей исполнительный комитет назначил особую тройку в составе командира 4-го полка поручика Чечека, командира 7-го полка капитана Гайда и командира 3-го полка русского подполковника Войцеховского. Поручик Чечек был назначен командиром 1-й чехословацкой дивизии.

К моменту выступления чехословацкие части были расположены следующим образом: в районе Владивостока - около 14 тысяч человек, в районе Нижнеудинск - Канск - около 1 1/2 тысячи, в районе Мариинска - около тысячи, в районе Новониколаевск (Новосибирск) - Чулымная - около 2 тысяч, в районе Мариановка - Петропавловск - около 2 тысяч, в Челябинске - около 6 тысяч, в районе Средней Волги (Сызрань - Пенза - Самара) - около 10 тысяч. Таким образом, общая численность чехословацких войск доходила до 35 тысяч человек.

25 мая по приказу штаба чехословацкого корпуса начался контрреволюционный мятеж, поддержанный эсеровскими и белогвардейскими организациями. В этот день чехословаки захватили станцию и город Мариинск.

В дальнейшем мятеж развивался следующим образом: 26 мая чехи заняли Новониколаевск (нынешний Новосибирск), 27 мая - Челябинск, 28 мая - Нижнеудинск, 29 мая - Канск и Пензу, 30 мая - Сызрань и Кузнецк, 31 мая - Петропавловск, станцию Тайга и Томск, 2 июня - Миасс и Курган, 7 июня - Омск, 8 июня - Самару.

В захваченных городах чехословаки немедленно ликвидировали Советы и установили эсеровско-белогвардейские "правительства".

Челябинская группа чехословаков с помощью белогвардейцев и эсеров наступала из Челябинска на Омск, Златоуст - Бердяуш, Курган - Шадринск. Главное операционное направление было Екатеринбург- Пермь - Вятка.

Первой дивизии Чечека (пензенская группа) ставилась задача - овладеть Средней Волгой. Однако до тех пор, пока пензенская группа была отрезана от основных сил мятежников, она не могла приступить к исполнению этой задачи, и старалась прорваться на Волгу, но вовсе не для того, чтобы двигаться к Владивостоку, а для того, чтобы, укрепившись, на левом берегу Волги, начать планомерное наступление на запад. Этим и обменяется ее "мирное" настроение, обманувшее некоторых пензенских и сызранских советских работников.

В этот период советская власть в Пензенской губернии только еще создавалась. К маю в ряде уездов еще не были ликвидированы кулако-эсеровские волостные


1 ЦГАОР, ф. 130, д. 36, лл. 37 - 39 и 48.

стр. 53

земства. Такое важнейшее мероприятие, как организация военных комиссариатов, затянулось не только в уездах, но и в губернском центре. Губернский военный комиссариат был создан только в конце мая, за три дня до чехословацкого мятежа в Пензе, Отношение к эсерам и меньшевикам со стороны губисполкома было явно либеральным. Особенно сильны были примиренчество и политическая близорукость по отношению к чехословакам.

Пока сибирская группа чехословаков захватывала советские города и расстреливала советских работников, пензенская группа вела себя еще мирно. Ожидая подхода от станции, Ртищево 4-го полка, командир пензенской группы Чечек отсрочил выступление и даже вступил в переговоры с представителями губисполкома о разоружении чехословацких солдат. Несомненно, что Чечек начал переговоры только с целью выиграть время до прибытия, отставшего 4-го полка. Руководители губисполкома не сумели, однако, разгадать эту лицемерную тактику. Кровавые события в Мариинске, Новониколаевске и Челябинске ничему их не научили. Председатель губисполкома Кураев даже после падения Пензы был уверен, что чехословаки не выступают против Советов. В телеграмме по прямому проводу он уверял Совет народных комиссаров, что, чехи настроены весьма мирно, и убеждал "сговориться с чехами на том компромиссе, который был принят раньше"1 , т. е. пропустить чехов за Волгу, не отбирая у них оружия. По свидетельству самого Кураева, товарищ Сталин ответил ему, что "переговоры кончены, надо действовать"2 . Это было единственно правильное решение после того, как чехо-словаки начали вооруженную борьбу с Советами.

В телеграммах на имя Совета народных комиссаров Кураев ссылался на слабость местных военных сил. Действительно, по приблизительным подсчетам, в Пензе в это время насчитывалось около 1500 бойцов при 50 пулеметах и 6 орудиях. Естественно, что при таких силах нельзя было рассчитывать на сколько-нибудь успешную оборону города от противника, который насчитывал более 6 тысяч хорошо вооруженных и дисциплинированных солдат. Но задача местных красных войск заключалась не столько в обороне города, (чехи не собирались в нем задерживаться), сколько в том, чтобы затруднять продвижение чехословацких войск по направлению к Волге. Этого больше всего боялась пензенская группа. "Даже в случае неуспехов большевистских гарнизонов, - писал чехословацкий капитан В. Голечек, - пензенская группа могла быть задержана техническими препятствиями, которые могли в "самых широких размерах производиться на полотне железных дорог и дать большевикам возможность собрать в тылу превосходные силы дли уничтожения группы".

До 28 мая чехословаки не проявляли особой агрессивности. Но с утра 28 мая, когда был, подтянут 4-й полк, они начали военные действия. Красногвардейские отряды удерживали город в течение целых суток. Утром следующего дня под давлением превосходящих сил противника красногвардейцы оставили Пензу.

Чехословаки торопились к Волге. Захватив награбленные оружие и имущество, они спешно погрузились в эшелоны и в ночь с 30 на 31 мая двинулись на Сызрань. Эвакуировавшись на станцию, Рузаевка, пензенские губернские организации не предприняли никаких мер для того, чтобы задержать или хотя бы затруднить движение чехословаков.

Тем временем чехословацкие эшелоны приблизились к Сызрани. Стратегическое значение Сызрани было очень велико. Белогвардеец, скрывшийся под псевдонимом NN, отмечал в своих записках: "Сызрань, как охранявшая подступы к Александровскому железнодорожному мосту через Волгу, имела большое значение, так как с отдачей его невозможно было бы удержать Самары и вообще всего левого берега"3 .

Чехословаки прекрасно учитывали стратегическое значение Сызрани. Капитал В. Голечек писал, что после оставления Пензы "в первую очередь является необходимым обеспечить группе переход через Волгу". Поэтому, заключал он, "удар должен быть нанесен со всею стремительностью, дабы вовремя захватить сызранский мост". С этой целью "эшелон за эшелоном быстро под'езжает к Волге: ее линия является необходимой стратегической базой для предстоящих решительных сражений, а нападение врага ни в каком случае не должно иметь место раньше, чем Волга будет в руках группы".

Сызрань была плохо подготовлена к обороне. В сызранском исполкоме было засилие эсеров и меньшевиков. Тов. Мясников4 телеграфировал Совету народных комиссаров: "Должен отметить, что на самом деле в Сызрани никогда не было настоящей советской власти, для характеристики которой достаточно, кажется, того факта, что председателем совета состоял больше-


1 ЦГАОР, ф. 130, д. 36, л. 79.

2 Там же.

3 "Начало гражданской войны. Мемуары", стр. 356. Гиз. 1926.

4 Мясников А. Ф. - старый большевик, участник гражданской войны. В конце мая 1918 года был назначен командующим поволжским фронтом. Погиб при воздушной катастрофе в 1925 году.

стр. 54

вик, а товарищем его, секретарем совета и редактором советского органа были меньшевики"1 .

Разумеется, подобный состав исполкома был только наруку чехословакам. Не доезжая до Сызрани, Чечек выслал вперед вагон с делегатами "довольно левого направления" для переговоров с Сызранским советом. "Посылая делегацию, - вспоминал Чечек, - я рассчитывал на то, что нашим левым скорее удастся сговориться с Сызранским Советом".

И действительно, как только делегация чехов прибыла в Сызрань, исполком заключил с ней капитулянтский договор, по которому чехословаки беспрепятственно завладели городом и мостом через Волгу. Этим была, по существу, решена судьба Самары.

От Пензы чехословацкие эшелоны сопровождал самарский эсер Брушвит, выехавший заранее к ним навстречу. Он вручил Чечеку план города Самары и его укреплений, составленный полковником Галкиным, и заверил, что наступление чехов на город будет поддержано изнутри эсеровско-меньшевистским восстанием.

Обороной Самары руководил военно-революционный комитет во главе с В. В. Куйбышевым. Самарские большевики, учитывая значение Александровского моста, решили удержать его за собой. Однако после пензенских и сызранских событий сделать это было нелегко. Чехословаки под прикрытием бронепоездов перебрасывали эшелоны через Волгу. 31 мая 4-й полк 1-й чехословацкой дивизии уже был на левом берегу реки. Немедленно началось наступление чехов на Самару. Немногочисленные советские отряды с боем отступали от Волги по линии железной дороги. 2 июня была оставлена станция Иващенково (ныне город Чапаевск), а 4 июня после жестокого боя у станции Липяги, где красные отряды потерпели поражение, чехословакам была открыта дорога на Самару. Утром 8 июня при активной помощи эсеров и меньшевиков чехи вступили в Самару. Группе руководящих партийных и советских работников во главе с В. В. Куйбишевым удалось вырваться из города и добраться до пристани.

С приходом чехов гражданская власть в Самаре перешла в руки Комитета членов Учредительного собрания (Комуч). Новое "правительство" прибыло к зданию городской думы на чешском автомобиле и под охраной чешских штыков2 .

Чехословацкий мятеж и организация Комуча активизировали кулаков, контрреволюционное казачество и прочих белогвардейцев, способствовали слиянию отдельных местных бунтов в организованное контрреволюционное движение.

Новая война, в которую империалисты втянули Советскую Россию, принесла советскому народу огромные тяготы и лишения. Чехословацкий мятеж вспыхнул весной 1918 года, когда хлебные запасы республики были исчерпаны, и необходимо было начать заготовку и вывоз хлеба, чтобы снасти население страны от голодной смерти.

Основными поставщиками хлеба обычно являлись Украина, Северный Кавказ, Поволжье и Сибирь. В связи с чехословацким мятежом Сибирь и часть Поволжья попали в руки интервентов; на Северном Кавказе хозяйничали белогвардейские банды Краснова; Украина была оккупирована германскими войсками. Голод и контрреволюция шли рука об руку. Чехословацкий мятеж, говорил Ленин, "усиливается, естественно, голодом"3 .

Перед советским правительством стояли трудные задачи - разгромить чехословацких мятежников и спасти страну от голода. Обе эти задачи были тесно связаны, и их необходимо было решать одновременно.

В конце мая 1918 года "в связи с чехо-словацким мятежом и казацким бунтом"4 Совет народных комиссаров решил послать на места целый ряд ответственных партийных и советских работников для организации отпора врагу. Товарищ Сталин был направлен в Царицын.

Прибыв в Царицын 6 июня, товарищ Сталин развернул энергичную деятельность по снабжению пролетарских центров хлебом и организации отпора южной и восточной контрреволюции. 10 июня в воззвании ко всем трудящимся по поводу, чехословацкого мятежа Совет народных комиссаров писал: "...взять измором революцию русским, французским и чехословацким империалистам не удастся. На помощь голодающему Северу идет Юго-восток, Народный комиссар Сталин, находящийся в Царицыне и руководящий оттуда продовольственной работой на Дону и в Кубари, телеграфирует нам об огромных запасах хлеба, которые он надеется в ближайшие недели переправить на Север... Как ни тяжко положение страны, но уморить себя голодом Советская Россия не даст.

А тем временем будет очищен от мятежников Сибирский путь"5 .

Таким образом, Ленин видел прямую и непосредственную связь между работой то-


1 ЦГАОР, ф. 130, д. 36. л. 152.

2 О самарской учредилке см. статью В. Гармизы в "Историческом журнале" N 8 за 1940 год.

3 Ленин, Т. XXIII, стр. 82.

4 ЦГАОР, ф. 1235, д. 28/84. Ч. 3-я, лл. 326 - 387.

5 "Правда" N 116 от 11 июня 1918 года.

стр. 55

варища Сталина в Царицыне и разгромом чехословацкого мятежа. От успеха этой работы зависело положение на восточном фронте. И товарищ Сталин блестяще выполнил возложенную на него задачу.

Совет народных комиссаров принял ряд мер для укрепления красных войск в Поволжье, Прикамье и на Урале.

К этому времени в огромном районе Пенза - Симбирск - Казань - Сарапул - Пермь - Верхотурье - Екатеринбург - Челябинск - Оренбург - Уральск - Самара против контрреволюционных сил действовали отряды красногвардейцев, сформированные местными военкоматами из добровольцев, и присланные из центра отдельные красноармейские части. Армий тогда еще не было, не было и фронтового командования. Отдельные отряды сражались на свой страх и риск, не имея общего руководства. Это, между прочим, в огромной степени облегчило победу чехословацким мятежникам.

В конце мая 1918 года советское командование создало в районе Средней Волги западный чехословацкий фронт, а на Урале в начале июня - северо-урало-сибирский фронт. Но это существенных изменений в обстановку не внесло. Единого командования попрежнему не было, разрозненные отряды не были сведены в армии.

Расширение масштаба военных действий выдвинуло новые задачи в области военного строительства. Практика показала, что принцип добровольности в новых условиях оказывался уже недостаточным. Необходимо было перейти от добровольчества к всеобщей воинской повинности рабочих и беднейших крестьян, необходимо было отказаться от выборности командного состава, от системы мелких, разнородных отрядов и создать боеспособные армии, спаянные сознательной и железной воинской дисциплиной.

29 мая ВЦИК принял исключительно важный декрет - о переходе от добровольческой армии ко всеобщей мобилизации рабочих и беднейших крестьян. Этот переход, говорилось в декрете, "повелительно диктуется всем положением страны как для борьбы за хлеб, так и для отражения обнаглевшей на почве голода контрреволюции как внутренней, так и внешней"1 . Спустя две недели после опубликования декрета, 12 июля, был об'явлен первый призыв в Красную Армию пяти возрастов (1893 - 1897 годов) в 51 уезде Приволжского, Уральского и Западносибирского округов.

13 июня Совет народных комиссаров постановил организовать Реввоенсовет восточного фронта. В этот же период началось систематическое укрепление восточного фронта надежными красноармейскими частями. 10 июня в помощь симбирской группе советских войск были направлены 2 отряда: Козловский отряд в составе 30 штыков при 10 пулеметах и 4 орудиях и Нижегородский отряд в составе 100 штыков при 4 пулеметах и 2 орудиях. В начале июня пермский губисполком послал на Екатеринбургский участок отряд в 2500 штыков. 11 июня туда же был направлен из Петрограда батальон в 600 человек при 12 пулеметах и 4 орудиях. 15 июня военный совет Западной завесы перебросил на восточный фронт 1-й Курский отряд. Из Нижнего Новгорода 20 июня отправился на фронт батальон пехоты в составе 550 штыков при 2 легких орудиях.

К июню 1918 года и восточном фронте было сосредоточено (по приблизительным подсчетам) 35550 штыков, 2318 сабель, 224 пулемета и 38 орудий. Это дало возможность приступить к созданию армий. Постановлением Реввоенсовета восточного фронта от 26 июня отряды и отдельные части, действовавшие против чехов в районе Уфа - Самара и Уфа - Челябинск, были об'единены во II армию восточного фронта.

Отряды, действовавшие против чехов в направлениях Пермь - Екатеринбург - Челябинск и Пермь - Екатеринбург - Ишим, об'единялись в III армию.

В течение июня в Среднем Поволжье (район Бугульма - Ставрополь - Сепгилей - Сызрань) была создана I армия восточного фронта, в которой политическим комиссаром работал В. В. Куйбышев. В Туркестане, в районе Актюбинска, в начале июля была образована Туркестанская армия.

Силы Красной Армии восточного фронта постепенно росли и крепли. Но пока происходила эта военно-организационная работа, чехословаки и белогвардейцы добились значительных успехов.

Во Владивостокском направлении чехословаки и белогвардейцы захватили 18 июня Ачинск и Красноярск и продвигались к Владивостоку. Группа Литерихса с помощью японцев 29 июня произвела во Владивостоке переворот, арестовала членов Совета и установила белогвардейскую власть.

В Екатеринбургском направлении чехи превосходящими силами начали теснить советские войска урало-сибирского фронта.

Активную помощь чехам и белогвардейцам оказывали уральское кулачество и эсеры, провоцировавшие отсталую часть рабочих на мятежи против советской власти. 20 июля чехи заняли Тюмень, а 25 июля - Екатеринбург. Советская власть на Урале была свергнута и заменена


1 "Правда" от 30 мая 1918 года.

стр. 56

Наступление частей Красной Армии на Казань под огнем чехословацкой артиллерии. Сентябрь 1918 года.

Центральный музей Красной Армии.

контрреволюционным "Областным правительством Урала".

Одновременно с наступлением на Урал чехословаки совместно с белой армией Комуча достигли больших успехов на Волге. Немедленно после захвата Самары чехи повернули на запад и заняли линию Волги. 18 июня чехословаки захватили Сызрань. 6 июля в результате предательства эсеровского агента, бывшего офицера Махина, назначенного Троцким начальником штаба уфимских красных войск, пала Уфа. Сибирская контрреволюция сомкнулась с поволжской, и это дало возможность Комучу и чехам, не беспокоясь о своем тыле, проводить операции на Волге.

План этих операций, составленный Комучем, заключался в том, чтобы движением на югозапад захватить район Саратов - Царицын и об'единиться с южной контрреволюцией. "С захватом Саратова, - писал член Комуча эсер Климушкин, - мы протягивали одновременно руку Астраханскому казачеству, Уральскому и Алексееву. Захвативши Саратов, мы овладеваем лилией железной дороги Саратов - Уральск и тем самым освобождаем все силы уральского войска, в коих мы так все время нуждались. Одним ударом мы освобождаем огромную территорию с населением, несомненно, настроенным антибольшевистски, составлявшую географически вполне законченное целое, отделенное от остальной России Волгой и Каспием с одной стороны и Уралом - с другой. Это положение значительно облегчало борьбу с Москвой".

Товарищ Сталин гениально разгадал планы противника. В разгар борьбы за Царицын он говорил, что "...взятие Царицына и перерыв сообщения с югом обеспечило бы достижение всех задач противников: оно соединило бы донских контрреволюционеров с казацкими верхами Астраханского войска и Уральского, создав единый фронт контрреволюции от Дона до чехо-словаков, оно закрепило бы за контрреволюционерами, внутренними и внешними, юг и Каспий, оно оставило бы в беспомощном состоянии советские войска Северного Кавказа..."1 .

Таковы были планы об'единенных сил контрреволюции. Но события развивались далеко не так, как предполагали самарские учредиловцы. План Комуча остался невыполненным.

Основная причина краха белогвардейских планов заключалась в том, что волею партии Царицынский участок был превращен в могучую крепость, о которую разбились все атаки контрреволюционеров.

Товарищ Сталин, как руководитель продовольственного дела всего юга России, разрешил в Царицыне две крупнейшие задачи: он снабдил Советскую республику хлебом и организовал отпор донской контрреволюции, которая стремилась прорваться к Волге на соединение с чехами и армией Комуча. Только в течение одного июня 1918 года товарищ Сталин отправил из Царицына в различные пункты страны 2379 вагонов продовольствия. Это была


1 К. Е. Ворошилов "Сталин и Красная Армия", стр. 51 - 52.

стр. 57

Эвакуация чешских войск в 1920 году и посадка их на пароход в бухте Золотой Рог.

Центральный музей Красной Армии.

огромная помощь голодавшему населению советских городов. Из Царицына товарищ Сталин посылал продовольственные экспедиции в Саратовскую и Самарскую губернии. Эти экспедиции не только выполняли свою прямую задачу - заготовку хлеба, - но и содействовали укреплению советской власти на местах. Можно с уверенностью сказать, что без той работы, которую провел товарищ Сталин в Царицыне, об'единение восточной и южной контрреволюции было бы неизбежным. Отсюда ясно, какое исключительно важное значение для разгрома чехословаков и Комуча имела деятельность товарища Сталина на юговостоке России.

Другая причина неудач восточной контрреволюции заключалась в разногласиях между Комучем и его англо-французскими хозяевами относительно направления главного удара. Тогда как Комуч рассчитывал наступать на юг, на соединение с донскими, астраханскими и уральскими белоказаками, англо-французские интервенты предпочитали движение на север, для соединения с десантом, который предполагалось высадить в Архангельске. По свидетельству белогвардейца В. Лебедева, французский капитан Кандо от имени военного атташе в России генерала Лаверне передал русским эсерам и белогвардейцам мнение союзников о том, что "необходимо как можно скорее взять Казань для того, чтобы через Вятку соединиться с союзными войсками".

Французский военный агент при чешском Национальном совете Альфонс Гинэ также настаивал на движении в сторону Симбирска - Казани после того, как, чехословаки заняли Сызрань.

Поэтому основные силы самарской группы чехов были двинуты именно в этом направлении.

Интервенты не отказались от захвата Саратова и Царицына, но в связи с укреплением Царицынского участка и растянутостью фронта белых им не удалось добиться в этом направлении каких-либо успехов. Зато в северном направлении чехословаки и белая армия Комуча имели ряд успехов. 22 июля они захватили Симбирск, а 6 августа - Казань.

Большую роль в падении Симбирска и Казани сыграла измена Муравьева, назначенного по настоянию Троцкого, вопреки предостережениям Ленина и Свердлова, командующим восточным фронтом. Выдвижение Муравьева на пост главкома и мятеж его против советской власти были не случайными. В этот период "левые" эсеры и "левые коммунисты", подстрекаемые Троцким и Бухариным, составили чудовищный заговор, направленный на свержение советского правительства, убийство вождей революции: Ленина, Сталина, Свердлова - и втягивание России в новую войну с Германией. В то время как "левые" эсеры готовились к мятежу в Москве, Муравьев должен был подготовить мятеж на фронте и повернуть войска против советского правительства.

6 июля 1918 года, в день своего мятежа в Москве, "левые" эсеры хвастались,

стр. 58

что "Муравьев идет к ним на помощь"1 . То, что "левые" эсеры ссылались на помощь Муравьева за четыре дня до начала его выступления, доказывает, что Муравьев и "левые" эсеры действовали по одному плану.

Получив известие о выступлении "левых" эсеров в Москву, Муравьев покинул Казань, где находился штаб фронта, и 10 июля прибыл в Симбирск. В тот же день он поднял мятеж и разослал во все концы страны телеграммы о прекращении борьбы с чехословаками и начале войны с Германией.

Мятеж Муравьева был прямо направлен на свержение советского правительства. В одной из своих "программных" речей Муравьев открыто заявил, что в новое правительство войдут, помимо "левых" эсеров, и "левые коммунисты", в том числе и Бухарин, который "борется против Брестского мира и политики Ленина"2 .

Симбирские большевики не растерялись в этот критический момент: благодаря их энергичным мероприятиям муравьевская авантюра была быстро ликвидирована, а сам Муравьев убит.

Все же мятеж Муравьева внес известное замешательство в ряды Красных армий восточного фронта и тем самым облегчил чехословакам захват Симбирска и Казани. Впоследствии Ленин отмечал, что "...измена левого эсера Муравьева... на Восточном фронте стоила жизни десяткам тысяч рабочих и крестьян в войне с белогвардейцами..."3 .

Захват Казани был последним крупным успехом чехословаков и учредиловцев на Волге.

11 июля 1918 года Ленин телеграфировал комиссару Воронежа: "Лево-эс-эровский мятеж и измена Муравьева вполне ликвидированы. Необходима усиленная помощь на чехо-словацкий фронт"4 . Партия посылала на восточный фронт новых военных и политических работников, усиленно укрепляла Красные армии. 9 июля из Орла и Курска в Пензу были направлены 2 пехотных полка, 1 отдельный батальон и батарея - всего 2200 штыков. В течение июля и первой половины августа Курск направил против чехов еще 2 бригады собственного формирования.

Уверенный в безопасности Царицына, поскольку там находился товарищ Сталин, Ленин уделял исключительное внимание разгрому чехословацких мятежников. 1 августа в письме к работникам восточного фронта он рекомендовал комиссарам более тщательно контролировать деятельность главкома Вацетиса и других военных руководителей. "Сейчас, - предупреждал Ленин, - вся судьба революции стоит на одной карте: быстрая победа над чехословаками на фронте Казань - Урал - Самара.

Все зависит от этого"5 .

10 августа Ленин послал предписание Высшему военному совету о необходимости всяческого усиления восточного фронта. Наряду с этим Ленин принял меры к усилению созданной по инициативе товарища Сталина Волжской военной флотилии. Из Балтийского флота по Мариинской системе на Волгу было переправлено 3 эсминца. В результате всех этих мероприятий на восточном фронте произошел резкий перелом.

В середине августа IV Красная армия, занимавшая правый фланг восточного фронта и имевшая в тылу укрепленный товарищем Сталиным Царицынский участок, перешла в наступление. 15 августа чехам было нанесено поражение на реке Белой, а вскоре после этого Николаевская дивизия В. И. Чапаева заняла Николаевск (ныне Пугачев).

Активизировались действия советских войск и в Казанском направлении. К Казани были стянуты части I и II армий, сюда же прибыл Вятский отряд под командованием тов. Азина6 . В Казани 3 сентября вспыхнуло восстание рабочих порохового завода против чехословаков и учредиловцев. С помощью эсеров и меньшевиков чехи жестоко расправились с повстанцами, но это не спасло белых от разгрома. В ночь с 9 на 10 сентября красные войска перешли в наступление и с помощью Волжской военной флотилии выбили белогвардейцев из Казани. Чехи бежали, захватив с собой золотой запас страны - 651,5 миллиона рублей, - эвакуированный в Казань во время мировой войны.

Вслед за Казанью советские войска заняли Вольск и Симбирск, В ответ на приветствие бойцов I армии и пожелание скорейшего выздоровления после предательского покушения на него Ленин телеграфировал комиссару I армии В. В. Куйбышеву: "Взятие Симбирска - моего родного города - есть самая целебная, самая лучшая повязка на мои раны. Я чув-


1 "Правда" N 139 от 8 июля 1918 тола. Доклад тов. Дзержинского Совету народных комиссаров о восстании "левых" эсеров.

2 Сб. "Поезд смерти", стр. 19. Куйбышев. 1940.

3 Ленин. Т. XXIV, стр. 73.

4 В. И. Ленин "Из эпохи гражданской войны", стр. 34.

5 Там же, стр. 37.

6 В. М. Азин - герой гражданской войны; при взятии Казани командовал правым флангом красных войск; в начале сентября 1918 года начальник 2-й сводной, а потом 28-й дивизии II армии; погиб в 1919 году на Дону.

стр. 59

ствую небывалый прилив бодрости и силы. Поздравляю красноармейцев и от имени всех трудящихся благодарю за все жертвы"1 .

В стане контрреволюции в это время происходила организационно-политическая перестройка. Интервентов не удовлетворяло существование многочисленных местных и областных, независимых друг от друга правительств. Для успешной борьбы с советской властью империалисты нуждались в едином правительстве, которое бы об'единило всю внутреннюю контрреволюцию. С этой целью 23 августа в Челябинске было созвано совещание представителей омского, екатеринбургского и самарского правительств, белого казачества, "Союза возрождения", ПК эсеров и меньшевиков, чехословаков и наличных членов учредительного собрания. Челябинское совещание не привело ни к чему, так как каждое областное правительство хотело стать центральным.

Между тем белые армии на восточном фронте стали терпеть поражения. Среди чехословаков и "народной" армии Комуча началось разложение. Все это вынудило союзников созвать вторичное совещание в Уфе. Под давлением интервентов уфимское государственное совещание сформировало, наконец, "единое" правительство - директорию. В директорию вошли 2 эсера (Авксентьев и Зензинов), 2 кадета (Виноградов и Володарский) и царский генерал Болдырев, который был назначен верховным главнокомандующим белыми армиями на Востоке.

Но пока разрешался вопрос о "единой центральной власти", Красные армии подошли к Самаре, и директории ничего не оставалось делать, как перенести свою резиденцию в Омск.

Вечером 7 октября советские войска заняли Самару и тем самым очистили Волгу от чехословацких мятежников и белогвардейцев. В начале октября, писал В. Голечек, "приходят самые ужасные дни. Народная армия, сорганизованная самарским правительством, совершенно распадается". В то же время разложение в чехословацких полках усиливалось. "Отступлением от Волги, - писал в своих воспоминаниях генерал Сахаров, - и кончилась боевая деятельность чехословацкого корпуса. Некоторое время они стояли еще на фронте, правильнее сказать, обозначали там свое место, каждый раз только до первого появления красных сил, затем сматывались и уходили на Восток"2 .

Успехи Красных армий на восточном фронте сорвали план соединения чехословаков с англо-французским десантом в Архангельске. Ллойд-Джордж отмечает в своих мемуарах, что уже в августе - сентябре "...стало ясно, что нет никакой надежды на соединение с чехословацкими войсками из Западной Сибири"3 .

Так был ликвидирован чехословацкий мятеж, организованный англо-французами с помощью эсеров и меньшевиков. Впоследствии чехи сражались против советской власти в белой армии Колчака, но это был уже новый этап контрреволюционного движения.

Чехословацкие мятежники добились на первых порах успехов, потому что они совместно с эсерами обмалывали трудящихся, обещая им свободу и демократию. Но как только крестьянство испытало на себе все прелести эсеровско-чехословацкой "свободы", оно повернуло в сторону советской власти, "...бесчинства офицеров чехословацкой армии, жестокости над населением, стремление восстановить во всей полноте царские и помещичьи порядки, - все это научило крестьян"4 .

Поворот крестьянства в сторону советской власти, энергичные меры, принятые партией для укрепления Царицынского участка и восточного фронта, обеспечили разгром контрреволюционного чехословацкого мятежа и самарской авантюры.


1 "Правда" от 25 января 1940 года.

2 "Начало гражданской войны". Воспоминания Сахарова, стр. 328.

3 Давид Ллойд-Джордж "Военные мемуары". Т. VI. стр. 84.

4 Ленин. Т. XXIV, стр. 46.

 

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ЧЕХОСЛОВАЦКИЙ-МЯТЕЖ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Lidia BasmanovaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Basmanova

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

П. СОФИНОВ, ЧЕХОСЛОВАЦКИЙ МЯТЕЖ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 25.08.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ЧЕХОСЛОВАЦКИЙ-МЯТЕЖ (date of access: 22.09.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - П. СОФИНОВ:

П. СОФИНОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Lidia Basmanova
Vladivostok, Russia
2323 views rating
25.08.2015 (1488 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Преграды к созданью Единой Теории Поля и путь одоления их. Barriers to the creation of the Unified Field Theory and the path of overcoming them.
Catalog: Философия 
3 days ago · From Олег Ермаков
ЯНТАРНЫЙ ПУТЬ
Catalog: География 
4 days ago · From Россия Онлайн
ПЕРВАЯ В РОССИИ КНИГА О ФРАНЦУЗСКОЙ БУРЖУАЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ КОНЦА XVIII ВЕКА
4 days ago · From Россия Онлайн
АЛЕКСЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ БРУСИЛОВ
4 days ago · From Россия Онлайн
ЕГИПЕТ: ЭВОЛЮЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ
4 days ago · From Россия Онлайн
А. Т. БОЛОТОВ - УЧЕНЫЙ, ПИСАТЕЛЬ ЭНЦИКЛОПЕДИСТ
4 days ago · From Россия Онлайн
Несмотря на недолгое существование казино Crystal Casino на онлайн-рынке, сейчас оно является одним из самых развитых и уважаемых онлайн-казино. Это российское онлайн-казино предлагает несколько сотен различных игр, доступных на настольных компьютерах, а также на смартфонах и планшетах.
Catalog: Лайфстайл 
4 days ago · From Россия Онлайн
МОСКОВСКИЕ ОХОТНИКИ ПРЕДПОЧИТАЮТ ЯСТРЕБОВ И СЕТТЕРОВ
Catalog: Лайфстайл 
10 days ago · From Россия Онлайн
НЕНУЖНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ
Catalog: Лайфстайл 
10 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ЧЕХОСЛОВАЦКИЙ МЯТЕЖ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones