Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-15675

Share with friends in SM

Как только "бархатная революция" 1989 г. открыла двери архивов для исследователей, чешские историки подхватили эстафету публикаторской деятельности, начатой еще в период "пражской оттепели" 60-х годов. Первостепенное внимание по-прежнему уделялось новейшей истории Чехословакии: периоду второй мировой войны и послевоенному времени. Что касается первого, то акцентировалось внимание на чехословацко-советских отношениях той поры. Сначала появилась серия журнальных публикаций, касающаяся подписания чехословацко-советского договора в декабре 1943 г., признания чехословацким эмигрантским правительством Временного польского правительства в январе 1945 г., деятельности чехословацкого посольства в Москве в 1939 г. (1) Затем последовало издание документальных сборников, посвященных переговорам о создании чехословацко-польской конфедерации (1939-1944 гг.), решению судето-немецкого вопроса (и в первом, и во втором освещалась и позиция СССР), посланиям Президента Чехословацкой республики (ЧСР) Э. Бенеша на родину (1939- 1944 гг.), начальному этапу деятельности чехословацкой эмиграции на Западе (1939-1940 гг.) (2).

В 1998-1999 гг. вышел в свет двухтомник о дипломатических переговорах, касающихся чехословацко-советских отношений в годы второй мировой войны (3). Эта публикация представляет особый интерес для российских исследователей, зани-


Марьина Валентина Владимировна - доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института славяноведения РАН.

(1) Jandcek F., Michalkovd М. Nezname dokumenty z Benesovy cesty do Moskvy v roce 1943. - Historic a vojenstvi (Praha), 1992, N 5, s. 145-167; St'ovicek 1. Diplomaticke pozadf uznam polske lublinske vlady. Dokumenty. -Sbomik archivnich praci". (Praha). 1993, N 1, s. 3-64; Nemecek J. Ceskoslovenska diplomaticka' mise v Moskve (brezen-prosinec 1939). - Modernr dejiny, N 4. (Praha). 1996, s. 221-277; Novackova Н.. St'ovicek I. Edvard BeneS о jednanf v Moskve v prosinci 1943.-Soudobe dejiny (Praha), 1996, N2-3,8. 321-349.

(2) Ceskoslovensko-polska jednanr о konfederaci. 1939-1944. Dfl 1-4, Edit. St'ovicek I., ValentaJ. Praha. 1994; см. доработанное издание: Czechoslovak-Polish Negotiations of the Establishment of Confederation and Alliance. 1939-1944. Praha. 1995; Vondrovd J. Cesi a sudetonemecka otazka. Dokumenty. Praha. 1994; Sole J. Е. Benes: vzkazy do vlasti. Smemice a pokyny ceskoslovenskemu domacimu odboji za druhe svetove valky. Praha. 1996; Dokumenty ceskoslovenske zahranicnf politiky. Od rozpadu Cesko-Slovenska do uznani Ceskoslovenske' prozatimni vlady. 1939-1940. Edit. Kuklik J., Nemecek J., Novackova Н., St'ovicek I. Praha, 1999.

(3) Ceskoslovensko-sovetske vztahy v diplomatickych jednan'ich. 1939-1945. Dokumenty, Dil I (brezen 1939 -cerven 1943), Praha, 1998; Dil 2 (cervenec 1943 - bfezen 1945), Praha, 1999. Edit. Nemecek J., Novackova Н., St'ovicek I., Tejchman М. В издание включены и некоторые ранее опубликованные документы. См.: Ceskoslovensko-sovetske vztahy v dobe Veike vlasteneckd valky 1941-1945. Dokumenty a materialy. Praha. 1960; Советско- чехословацкие отношения во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Документы и материалы. М. 1960; Slovenske narodne povstanie. Dokumenty. Bratislava, 1965; Dokumenty z historic ceskoslovenske politiky. 1939-1943, Dil 1, Praha, 1966; Dokumenty a materialy k dejinam ceskoslovensko- sovetskych vztahu, Dfl 4/1 (brezen 1939-prosinec 1943), Praha, 1982; Dil 4/2 (prosinec 1943-kveten 1945), Praha, 1984; Документы и материалы по истории советско-чехословацких отношений, т. 4, кн. 1. М., 1981: т. 4, кн. 2. М. 1983.

стр. 144


мающихся не только историей взаимоотношений СССР и Чехословакии, но и историей международных отношений той поры. По техническим соображениям (большой объем документов) публикация разделена на две части, каждая из которых оформлена как самостоятельное издание.

Первый том охватывает период с марта 1939 г. - времени расчленения Чехословакии гитлеровской Германией - по июнь 1943 г. Он включает 265 документов. Второй том - с июля 1943 г. по март 1945 г., до переезда Бенеша и чехословацкого правительства на освобожденную территорию, включает 264 источника. Документы о чехословацко-советских отношениях в апреле-мае 1945 г. публикуются в сборнике "ЧСР и СССР. 1945-1948. Документы межправительственных переговоров" (4). Каждый из томов включает небольшой очерк о чехословацко-советских отношениях соответствующего периода, краткий обзор основных публикаций источников по теме и литературы, а также характеристику использованных архивных фондов. В конце томов даны именные указатели и аннотации каждого документа на английском языке. В публикацию включены материалы, выявленные в 7 крупнейших чешских архивах, а также в Словацком национальном архиве (Братислава) и в Архиве Гуверовского института при Стенфордском университете (США). Примерно две трети материалов впервые введены в научный оборот. Часть не вошедших в издание документов использована в комментариях Я. Немечеком, X. Новачковой, И. Штевичеком и М. Тейхманом.

Что представляют собой опубликованные документы? В большинстве - это записи бесед чехословацких политиков (Э. Бенеша, Я. Масарика, Г. Рипки, 3. Фирлингера и др.) с советскими (И.В. Сталиным, В.М. Молотовым, А.Я. Вышинским, В.П. Потемкиным, И.М. Майским, А.Е. Богомоловым, В.З. Лебедевым, И.А. Чичаевым, В.А. Зориным и др), английскими (У. Черчиллем, А. Иденом, Ф. Николсом, сотрудниками Форин Оффис), американскими (Ф. Рузвельтом, А. Биддлом, Г. Гопкинсом и др.) государственными деятелями и дипломатами, шифропереписка Бенеша, Масарика, Рипки с чехословацким послом в СССР 3. Фирлингером и главой чехословацкой военной миссии Г. Пикой, дневниковые записи начальника канцелярии президента ЧСР Я. Смутного, а в комментариях - секретаря Бенеша Э. Таборского, подготовительные материалы к чехословацко-советскому договору 1943 г., к поездке Бенеша в Москву (март 1945 г.) и т.д. Многие из этих материалов касаются не только обозначенной в названии публикации проблемы, но и позиций ведущих переговоры сторон по вопросам международного положения, послевоенного мирного урегулирования, политики в отношении других стран.

Вводя в научный оборот новый корпус документов в основном чешского происхождения, публикаторы полагают, что полное освещение темы советско-чехословацких отношений требует более тщательного выявления материалов, хранящихся прежде всего в российских, а также в британских, американских, польских, французских и других архивах.

Треть документов первого тома (84 из 265) относятся к марту 1939 г. - июню 1941 г., т.е. к периоду, который ранее мало привлекал внимание исследователей из-за его кажущейся "незначимости" в советско-чехословацких отношениях. А между тем это не так. Вплоть до декабря 1939 г. продолжало функционировать чехословацкое посольство в Москве. Его деятельность, которая после признания Советским Союзом Словакии в сентябре 1939 г. имела все более формальный характер, отражена в публикации довольно полно. В посланиях Фирлингера Бенешу дается характеристика советской внешней политики (в частности, оценка под углом зрения советско-чехословацких отношений: отставки с поста наркома иностранных дел М.М. Литвинова, хода англо- франко-советских переговоров, заключения советско- германского пакта о ненападении 23 августа 1939 г., установления дипломатических отношений СССР со Словакией), деятельности Коминтерна. Так, 27 июля 1939 г. Фирлингер сообщал, что


(4) CSR a SSSR. 1945-1948. Dokumenty mezivladnich jednam. Edit. Kaplan K., SpiritovaA., Praha, 1997.

стр. 145


Коминтерн "становится скорее органом координации мирового рабочего движения и менее органом прямой интервенции. Однако в случае нового мирового конфликта Советский Союз использовал бы Коминтерн для прямой акции против агрессора" (5).

Опубликованы документы, связанные с переговорами о судьбах чехословацкого легиона под командованием Л. Свободы. Этот легион был интернирован в СССР в сентябре 1939 г. Отметим, что уже в 1940 г. возникла мысль, которая постепенно обретала все более конкретные формы, о создании чехословацкой воинской части на территории СССР на случай возможной войны против гитлеровской Германии (6).

Очень важны записи бесед Бенеша и Майского 23 августа и 22 октября 1939 г. Вторая из них в записи Майского ныне также опубликована (7). Сравнение этих записей свидетельствует, во-первых, о субъективном восприятии слов собеседника, во- вторых, о возможности неточного воспроизведения сказанного, в-третьих, о различиях в акцентировании тех или иных сюжетов беседы. Например, вот как фиксирует Майский позицию Бенеша в отношении будущего Подкарпатской Руси, т.е. Закарпатской Украины ("Рутении"): "Она, по мнению Бенеша, непременно должна войти в состав УССР. Еще в бытность свою президентом Чехословакии Бенеш мысленно всегда считал "Рутению" будущей частью СССР" (8). В записи Бенеша это место беседы выглядит иначе. Сначала речь шла о наступлении Красной Армии в направлении Львова и Майский сказал: "Это означает, что сегодня, когда у нас есть такая возможность покончить раз и навсегда с вопросом [объединения] Украины, мы это не оставим. Все эти области заберем мы. Поляки должны заплатить за все, что сделали". На вопрос Бенеша о Подкарпатской Руси Майский "усмехнулся. Я (Бенеш. - В.М.) сказал, что эта земля наша, что мы имеем на это право... Для нас решение может быть только двояким: или она останется у нас, или, в случае, если они (СССР - В.М.) будут нашими соседями и потребуют этого, то мы против этого не возражали бы. Ни поляки, ни венгры, а они особенно, не должны ее иметь" (9). В записи Бенеша нет ничего, что касается его оценки вступления Красной Армии на территорию Польши. В дневнике же Майского значится, что Бенеш относится к этому "с полным одобрением. Он понимает и целиком сочувствует нашей политике. СССР иначе не мог поступить. Он просит только об одном: устроить так, чтобы СССР имел общую границу со Словакией. Это очень важно.

- Я не знаю, каково будет правительство в будущей свободной Чехословакии, - воскликнул Бенеш, - но это для меня и безразлично. Я не имею возражений против советского правительства. Лишь бы Чехословакия была свободна и независима. Лишь бы она избавилась от германского ига" (10). У Бенеша же все это выражено в одной короткой фразе: "Я снова просил его, чтобы нам помогли, чтобы нас не оставляли, [сказал - В.М.], что мы рассчитываем на них, что рассчитываем на их соседство" (11). Сопоставление этих двух записей свидетельствует, насколько ограничена их достоверность как исторического источника, и как осторожно надо ими пользоваться, делая выводы о позиции той или другой стороны. Как правило, записи делались по памяти и подчас желаемое выдавалось за действительное, а иногда записывающий уточнял или подправлял свою высказанную устно позицию.

После ликвидации в Москве чехословацкого посольства и до июля 1941 г. Бенеш с Майским не встречался, но Фирлингер беседовал с ним неоднократно, сообщая разные, интересующие СССР сведения, полученные широко разветвленной и эффективно функционирующей чехословацкой разведслужбой. Последняя до войны


(5) Ceskoslovensko-sovetske vztahy, di'l 1, s. 65.

(6) Ibid., s. 143.

(7) Документы внешней политики, т. XXII, кн. 2. М. 1992, с. 121- 122.

(8) Там же, с. 122.

(9) Ceskoslovensko-sovetske vztahy, di'l 1, s. 87.

(10) Документы внешней политики, т. XXII, кн. 2, с. 122.

(11) Ceskoslovensko-sovetske vztahy, dil 1, s. 87.

стр. 146


слыла одной из лучших в Европе, и соответствующие советские органы установили с ней контакты. По инициативе советской стороны их решено было восстановить. Москву особенно интересовали сведения о дислокации германской армии у советских границ, в Польше, Финляндии, Норвегии и особенно в Румынии, о техническом оснащении вермахта, главным образом - о танках, артиллерии и авиации (12). Согласно сообщению начальника чехословацкой разведслужбы полковника Ф. Моравеца Бенешу о встрече с представителем советской разведки в январе 1941 г., заявления последнего "создавали ясное впечатление, что в отношении советской стороны к Германии речь идет о мероприятиях чисто оборонительного плана и что война между обоими государствами могла бы начаться лишь в случае нападения Германии на Россию" (13). Чехословацкая сторона пыталась использовать контакты по линии разведки и для решения политических вопросов, что сыграло важную роль в скором после нападения Германии на СССР восстановлении дипломатических отношений между Советским Союзом и Чехословакией 18 июля 1941 г.

Из документов о встречах чехословацких представителей с английскими политическими деятелями интересны, в частности, заметки Бенеша о его разговоре с Черчиллем 18 апреля 1941 г. Подчеркнув, что английский премьер, как и прежде, полон предубеждений против России, Бенеш зафиксировал его мнение о том, что в течение 2-3 месяцев немцы нападут на Россию и придут на Украину. При этом Черчилль заявил: "Увидите, как я буду с ними (русскими - В.М.) учтив, и определенно мы будем друзьями, когда они вступят в войну" (14). В разговоре с начальником своей канцелярии Смутным Бенеш отметил, что англичане "не знают психологии русских, а еще менее, русских - коммунистов, и могут все испортить" (15).

Нападение Германии на СССР открыло новую страницу в советско-чехословацких отношениях. Бенеша порадовала реакция Черчилля на вступление в войну Советского Союза: "он очень ясно сформулировал позицию Англии, и заткнул рот всем, кто хотел бы говорить о сепаратном мире или о предоставлении России ее судьбе. Сказал об этом очень хорошо"(16). Уже 24 июня 1941 г. начальник чехословацкой военной миссии в СССР (она размещалась под Москвой с конца апреля 1941 г.) полковник Пика направил советскому правительству через НКВД СССР письмо по вопросам чехословацко-советского сотрудничества, подчеркнув необходимость и целесообразность "быстрых, ясных и открытых переговоров". Москва, согласно его предложениям, должна была официально заявить о том, что она одобряет борьбу за восстановление независимой Чехословакии, признает находящееся в Лондоне чехословацкое правительство единственным представителем чехословацкого народа и Бенеша его руководителем в борьбе против нацизма и фашизма, признает чехословацкую армию за границей в качестве союзнической армии самостоятельного и участвующего в войне государства, разрешит организовать чехословацкие воинские части на территории СССР для борьбы с агрессором, позволит чехословацкому народу после поражения Германии свободно решать вопросы своего политического устройства по принципу самоопределения народов (17). Предложенный алгоритм, как свидетельствуют документы, был реализован немедленно: подписано вышеупомянутое советско-чехословацкое соглашение от 18 июля 1941 г., вернулся в Москву в качестве посла 3. Фирлингер, начались переговоры о создании чехословацкой воинской части на территории СССР, получены заверения Москвы о невмешательстве во внутренние чехословацкие дела. Письмо Пики ставит под сомнение утвердившийся в литературе стереотип о том, что инициатива в восстановлении советско-чехословацких диплома-


(12) Ibid., s. 170.

(13) Ibid., s. 172.

(14) Ibid. s. 186-187.

(15) Ibid., s. 197.

(16) Ibidem.

(17) Ibid., s. 196-197.

стр. 147


тических отношений исходила якобы от СССР. Ведь переговоры между чехословацкой и советской разведывательными службами, которые проходили тайно от Лондона и Берлина ранее и активизировались весной 1941 г., касались не только сотрудничества в разведывательной области, но и политических вопросов. В письме Пики по существу были более четко и конкретно сформулированы те предложения советскому правительству, которые ставились им по поручению Бенеша по прибытии в Москву, но время их реализации тогда еще не настало.

Солидный блок документов 1941-1943 гг. относится к переговорам относительно создания чехословацко-польской конфедерации, которые начались еще в 1940 г., и позиции СССР в отношении этих переговоров. Эта позиция, сдержанно индифферентная вначале, постепенно ужесточалась и к лету 1943 г. трансформировалась в решительно негативную. Москва усматривала в намечаемой конфедерации антисоветскую направленность, несмотря на многочисленные заверения чехословацкой стороны и лично Бенеша в обратном. Необходимость разрешения возникших противоречий привела сначала к идее чехословацко-польско- советского договора, а затем из-за несогласия Москвы и с этим решением к мысли о советско-чехословацком договоре с возможностью в будущем присоединения к нему Польши. Серия документов касается этих сюжетов, а также перипетий, связанных с поездкой Бенеша в СССР для заключения договора, что вызывало недовольство Англии. Представлены записи бесед Бенеша, Рипки с Черчиллем, Иденом, Николсом и другими английскими дипломатами, бесед Фирлингера с Молотовым, Калининым, Лозовским, Деканозовым, Соболевым и другими деятелями, выступления чехословацких деятелей по вопросам внешней политики, информация о поездке Бенеша в США и его встречах с Рузвельтом и другими американскими политиками.

Интересна запись беседы Бенеша с Черчиллем 3 апреля 1943 г., во время которой английский премьер излагал свои взгляды на Россию: "Россия вопреки всем потерям выйдет из войны сильной, мощной, и ее сила возрастет. Когда покончим с Гитлером, надеюсь, Россия пойдет с нами против Японии - она не упустит такой возможности реализовать свое влияние на Дальнем Востоке. Балтийские государства отойдут окончательно к России. Как ив 1914 году Россия идет вместе с нами против общего врага, и мы будем последними из тех, кто захочет забрать у нее территории, которые ей исторически и стратегически принадлежат. Это относится также и к восточным границам Польши... Но именно потому, что Россия будет так сильна, было бы ошибкой иметь на Запад от нее ряд слабых, неорганизованных государств и государствочек. Поэтому мы говорим о Совете Европы. С Россией должны договориться и мы, и американцы, это будет нелегко, но иначе не будет прочного мира. Трансфер населения будет необходим. Те, кто захочет уйти из Балтийских государств, пусть уйдут. Также и из Восточной Пруссии, если она отойдет к Польше, и из Судет. Им (переселенцам. - В. М.) будет дан короткий срок, пусть возьмут с собой самое необходимое и уходят; надеюсь, согласия русских мы добьемся" (18).

Большой блок документов в конце первой - начале второй книги связан с подготовкой поездки Бенеша в СССР для заключения чехословацко-советского договора (беседы Бенеша, Масарика, Рипки с советским послом при союзных правительствах в Лондоне А.Е. Богомоловым), а также пребывания чехословацкого президента в Москве в декабре 1943 г. Во время многочисленных переговоров о заключении упомянутого договора, в которых участвовали политические деятели СССР, Чехословакии, Англии, США, затрагивались и вопросы послевоенного мирного урегулирования. Например, Масарик, встречавшийся с А. Иденом 1 сентября 1943 г., зафиксировал позицию последнего следующим образом: "могу с большим удовольствием констатировать, что русские полностью согласны с нашим тезисом о том, что (вопросы, касающиеся - В.М.) всей Европы мы должны решать все вместе, втроем, и не говорить о сферах влияния отдельных держав. Так, договорено с Майским, что,


(18) Ibid., s. 454.

стр. 148


например, о Балканах мы будем держать совет вместе с русскими (19) и нашим стремлением должно быть объединять, а не разделять. С этим полностью согласен Сталин, с которым Рузвельт и Черчилль поддерживают постоянную связь по телеграфу" (20).

Фиксируя 10 ноября 1943 г. разговор с Литвиновым о результатах конференции министров иностранных дел трех великих держав, Фирлингер сообщал в Лондон: "Было констатировано, что великие державы берут на себя совместную ответственность за всю Европу и что таким образом не может быть речи о какой-либо региональной ответственности. Литвинов использовал сначала [выражение. - В.М.] "сферы интересов", но затем поправился и говорил о региональной ответственности" (21) . В информации о разговорах Майского с венгерским политическим деятелем М. Каройи, подготовленной для чехословацкого министерства иностранных дел 2 октября 1943 г., говорилось, что "СССР твердо намерен создать после войны на своих западных границах систему соседних государств, внешняя политика которых будет полностью приспособлена ко внешней политике СССР. К числу этих государств относятся якобы кроме Болгарии, Румынии, Чехословакии и Польша, а также Венгрия" (22).

Наряду с главной целью поездки в Москву - заключение договора и обсуждение конкретных вопросов чехословацко- советских отношений во время и после войны - Бенеш намеревался содействовать улучшению отношений СССР с польским эмигрантским правительством. Об этом его просили как англичане, так и польский премьер С. Миколайчик, с которым Бенеш встречался накануне своего отъезда в Москву. "Они (поляки - В.М.) вообще не знают, что Советы замышляют относительно них, - записал Бенеш. - Они (Советы - В.М.) хотят советскую Польшу?". Бенеш зафиксировал и свою позицию, состоявшую в том, что и Польша, и Чехословакия в будущем могут сохранить свое существование лишь при условии сотрудничества с Советами, но только как самостоятельные государства: "В конце концов, [попытка - В.М.] советизировать нас или осуществить давление с тем, чтобы мы провозгласили себя советскими республиками, по моему мнению, совершенно определенно в скором времени или после войны сделала бы невозможной нынешнюю советскую политику в отношении Англии и Америки, а она (политика - В.М.) для Советов гораздо важнее, чем желание иметь подле себя советские Польшу и Чехословакию, и это, по-моему, естественно" (23).

В этой связи интересен разговор Бенеша со Сталиным 12 декабря 1943 г. в Большом театре. Беседа велась без протокола за сервированным в помещении перед ложей Сталина столом. "Мы хотим договориться с поляками, - обратился "хозяин" стола к гостю, - скажите, как это сделать и возможно ли это? Вы ведь с ними в Лондоне встречаетесь и знаете их". Далее речь шла о том, как складывались чехословацко-польские отношения, и Бенеш заявил: "Я убежден и надеюсь, что после войны поляки могут стать разумными и что с ними можно будет сотрудничать.

Сталин: но аж после третьей войны.

Бенеш: Дело до нее не дойдет, я верю, что это будет после этой войны.

Ворошилов: Новая война опять будет.

Сталин: Немцев не изменить, они снова начнут готовиться к новой войне, и через некоторое время дело опять дойдет до новой войны". Бенеш горячо уверял собеседников, что поляки, когда Красная Армия приближается к польским границам, все


(19) Примечание публикаторов: в мае 1944 г. англичане предложили советскому правительству фактически разделить сферы влияния на Балканах. Последующие переговоры привели к так называемому процентному соглашению Черчилля и Сталина в Москве в октябре 1944 г.

(20) Ibid., dil 2. s. 55.

(21) Ibid., s. 98.

(22) Ibid, s. 67.

(23) Ibid., s. 106-111.

стр. 149


сильнее хотят договориться с Москвой и восстановить дипломатические отношения. "Сталин (с иронией): Кто такой этот Миколайчик, что за человек?

Бенеш: Это - лидер крестьянской партии, и я считаю его искренним. Это - не политическая фигура первого класса, он не имеет характера национального лидера, но хороший партийный политик, за спиной которого - сильная партия".

В ходе разговора, записанного Смутным, Сталин проявлял все больший интерес к личности Миколайчика. Бенеш сообщил об опасениях поляков относительно того, что Польша может оказаться частью России.

"Сталин: Дураки (ходит по комнате). У нас столько своих (!) собственных забот, а мы будем еще прихватывать польские". Сталин поинтересовался, знают ли поляки о советско- чехословацком договоре, и после утвердительного ответа Бенеша провозгласил тост: "Так выпьем за Миколайчика (с иронией, но достаточно добродушной и с явной заинтересованностью)". Затем Сталин интересовался другими польскими деятелями, их политическим весом и теми, с кем можно еще вести переговоры. В конце документа Смутны записал: "Президент, говоря о Польше, прибег к антитезе: политики в Лондоне - народ дома. Народ хороший, договор возможен. На это отреагировал Ворошилов: народ совершенно ничего не значит. Народ должен иметь вождей, и если их не имеет, не значит ничего" (24).

18 декабря состоялась продолжавшаяся почти три часа встреча Бенеша со Сталиным в Кремле. Запись беседы, сделанная Фирлингером, свидетельствует о чрезвычайно широком круге затронутых вопросов: политика Англии и США, будущее Германии и Японии, а также Венгрии и Румынии, положение в Чешских землях и Словакии, улучшение взаимодействия советской и чехословацкой разведслужб, содержание чехословацких меморандумов по военным и экономическим вопросам, переданных советскому правительству, различие во взглядах на будущую роль Франции, советские планы относительно послевоенных границ Польши и др. (25)

В публикации представлены также записи бесед Бенеша с Молотовым 14 и 16 декабря 1943 г., касающиеся главным образом послевоенного мирного урегулирования, советско- чехословацких отношений во время и после войны, трансфера немецкого населения, чехословацко-польских отношений, наказания военных преступников, судеб Франции, Италии, Австрии, Югославии. Опубликованы и переданные советскому правительству меморандумы чехословацкого правительства, дающие представление о том, каким последнему виделось конкретное сотрудничество с Москвой в политической, экономической, военной, культурной областях. Хранящиеся в Архиве внешней политики РФ записи бесед Молотова с Бенешем позволяют сопоставить эти документы и уточнить позиции сторон. По записям, сделанным Смутным и Таборским, можно восстановить обстановку, в которой проходили чехословацко-советские переговоры в Москве.

Закрепленные в договоре 1943 г. принципы взаимоотношений СССР и ЧСР предстояло реализовать уже в 1944 г., когда Красная Армия приближалась к границам домюнхенской Чехословакии, и готова была вступить на ее территорию. По инициативе чехословацкой стороны было подготовлено и 8 мая 1944 г. подписано "Соглашение об отношениях между Чехословацкой администрацией и Советским Главнокомандующим после вступления советских войск на территорию Чехословакии". Серия документов касается подготовки этого соглашения.

О развитии чехословацко-советских отношений Бенеш, Масарик, Рипка во избежание политических недоразумений и конфликтов информировали западных политиков - Черчилля, Идена, Рузвельта, о чем свидетельствует ряд документов. Вопросы, касающиеся подготовки Словацкого национального восстания 29 августа -28 октября 1944 г. и помощи ему со стороны СССР, представлены в основном материалами, опубликованными ранее в сборнике, подготовленном В. Пречаном (26).


(24) Ibid., s. 121-126.

(25) Ibid., s. 177-182.

(26) Slovenske narodne povstanie. Dokumenty. Bratislava. 1965.

стр. 150


В конце 1944 г. в центре внимания советских и чехословацких дипломатов оказались события на Подкарпатской Руси (Закарпатской Украине). Именно из-за нее обозначилась явная после заключения Договора и подписания Соглашения напряженность в чехословацко-советских отношениях. Как уже говорилось, Бенеш считал эту территорию неотъемлемой частью Чехословакии, восстановления которой в домюнхенских границах он добивался. В то же время он готов был, если этого пожелает Москва, передать СССР Подкарпатскую Русь, но только после войны и на законных основаниях. В соответствии с подписанным соглашением на освобожденную Красной Армией территорию Подкарпатской Руси прибыл чехословацкий правительственный делегат Я. Немец, который и попытался утвердить здесь власть чехословацкого правительства. Однако эти попытки натолкнулись на развернувшееся в Закарпатье широкое движение за присоединение к Советской Украине, которое было организовано местными и прибывшими из Советского Союза коммунистами и поддержано советскими военными властями. Пока не российские, не чехословацкие опубликованные документы не дают ответа на вопрос, была ли эта акция спланирована в Москве и кем именно? Конфликт был налицо, что и нашло отражение в документах: сообщения Немеца в Лондон и Фирлингеру в Москву о ситуации, устные демарши Бенеша и Рипки советскому послу при союзных правительствах в Лондоне В.З. Лебедеву, сообщения Фирлингера в Лондон об обсуждении вопроса с В.А. Зориным, А.Я. Вышинским, В.М. Молотовым, инструкции Бенеша, Масарика, Рипки Фирлингеру и Немецу о том, как следует разрешить возникший конфликт (27), наконец, в январе 1945 г. обмен письмами по этому поводу между Сталиным и Бенешем (28).

В начале 1945 г. обозначился и другой вопрос, по которому позиции чехословацкого и советского правительств расходились: признание Временного, так называемого Люблинского, польского правительства. Москва настаивала на безусловном и немедленном его признании, а Бенеш ставил условие: осуждение поляками отторжения Тешинской области в 1938 г. и официальное заявление о возврате ее Чехословакии. В конце концов, советскому правительству, считавшему, что решение этой проблемы можно отложить, удалось накануне открытия Тегеранской конференции руководителей трех великих держав (28 ноября - 1 декабря 1943 г.) "продавить свою позицию" (29).

Получил конкретное развитие и поставленный ранее вопрос о возвращении Бенеша на освобожденную Красной Армией территорию Чехословакии через Москву. Подробно обсуждались также дипломатами темы перемирия с Венгрией и чехословацких претензий к ней, организации хозяйственной жизни на освобожденной территории, трофейного имущества, строительства новой чехословацкой армии.

Завершающий публикацию блок документов связан с приездом Бенеша в Москву в марте 1945 г. и переговорами о создании правительства Национального фронта чехов и словаков. Это записи бесед Бенеша, Масарика, Фирлингера с Молотовым, Вышинским, Зориным; встречи Масарика с Готвальдом; обмен письмами между Сталиным и Бенешем о предоставлении советского вооружения для строительства чехословацкой армии. По многим из этих вопросов российскими исследователями в последние годы найдены и обнародованы документы, хранящиеся в фондах Архива внешней политики РФ (30). Параллельная, хотя, к сожалению, и не совместная, работа чешских и российских исследователей по истории второй мировой войны, и, в частности, советско-чехословацких отношений того времени, полезна, поскольку дает возможность высветить проблемы с разных сторон, а также выявить важные детали.


(27) Ceskoslovensko-sovetske vztahy, dil 2, s. 334-38.

(28) Ibid., s. 470,482.

(29) Ibid., s. 42879.

(30) См.: Марьина В.В. Э. Бенеш: последний визит в Москву (март 1945 г.). Документальный очерк. -Славяноведение, 1996, N 6; Восточная Европа в документах российских архивов. 1944-1953 гг. Т. 1. 1944-1948 гг. Москва-Новосибирск, 1997, с. 114-116, 133-134, 152-153, 159-161, 174-182, 183-186; Советский фактор в Восточной Европе. 1944-1953 гг. Т. 1. 1944-1948 гг. Документы. М., 1999, с. 175-177.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ЧЕХОСЛОВАЦКО-СОВЕТСКИЕ-ОТНОШЕНИЯ-В-ДИПЛОМАТИЧЕСКИХ-ПЕРЕГОВОРАХ-1939-1945-гг

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

МАРЬИНА В.В., ЧЕХОСЛОВАЦКО-СОВЕТСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В ДИПЛОМАТИЧЕСКИХ ПЕРЕГОВОРАХ 1939-1945 гг. // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 17.01.2020. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ЧЕХОСЛОВАЦКО-СОВЕТСКИЕ-ОТНОШЕНИЯ-В-ДИПЛОМАТИЧЕСКИХ-ПЕРЕГОВОРАХ-1939-1945-гг (date of access: 28.02.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - МАРЬИНА В.В.:

МАРЬИНА В.В. → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes

Related Articles
Разделение энергии в замкнутом мире имеет не однозначные определения. Энергия излучения, энергия связи в ядрах атомов, энергия связи нейтронов в нейтронных ядрах астрономических объектов. Энергия излучения Вселенной в целом. Структурная энергия частицы. Один из законов расширения Вселенной. Вселенная расширяется по вполне определённым законам и имеет цель расширения. Установление цели расширения Вселенной и законов расширения, есть задача астрофизической науки.
Catalog: Физика 
3 hours ago · From Владимир Груздов
У армад НЛО на Луне, зримых нами, причина одна лишь: Луна, дверь в Иное, отколе они как посланцы его. The reason for the UFO armadas on the Moon, visible to us, is only one: the Moon, the door to the Other, where they come from as messengers of it.
Catalog: Философия 
2 days ago · From Олег Ермаков
Тевтонский Орден в войне 1240-1242 гг.
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
Маскат (Маскут) - политическое образование Восточного Кавказа
2 days ago · From Россия Онлайн
Разгром православных храмов в Петрограде во время февральских событий 1917 г.
2 days ago · From Россия Онлайн
Финансовая политика советских властей Баварии в 1919 г.
Catalog: Экономика 
2 days ago · From Россия Онлайн
Англо-русская конвенция 1907 г. и ее влияние на политические отношения с Афганистаном
2 days ago · From Россия Онлайн
"Записка, поданная духоборцами Екатеринославской губернии в 1791 году губернатору Каховскому": история создания
2 days ago · From Россия Онлайн
С. О. ШАЛЯПИН. Церковно-пенитенциарная система в России XV-XVIII веков
2 days ago · From Россия Онлайн
Финансовая политика советских властей Баварии в 1919 г.
Catalog: Экономика 
2 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ЧЕХОСЛОВАЦКО-СОВЕТСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В ДИПЛОМАТИЧЕСКИХ ПЕРЕГОВОРАХ 1939-1945 гг.
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones